Философские школы, направления, движения

Дазайн-анализ

Даза́йн-ана́лиз (Daseinsanalyse), направление в медицине и практической психологии, концептуальную основу которого составляет философия .

Термин «дазайн-анализ» (Daseinsanalyse) восходит к понятию «аналитики дазайн» (Daseinsahalytik), используемому М. Хайдеггером в работе для характеристики пути исследования, предпринимаемого им в этом труде. Основу термина составляет понятие «дазайн» (), используемое М. Хайдеггером для обозначения человека как «кто» во всей конкретности его существования, – понятие, наследуемое им у , придавшего аналогичное понятийное звучание датскому слову Tilværelse. В допонятийном употреблении немецкое слово Dasein и датское слово Tilværelse означают «существование».

В качестве наименования особого методологического подхода в психиатрии термин «дазайн-анализ» впервые был употреблён , который в 1942 г. выпустил фундаментальный труд «Основные формы и познание человеческого существования». В данной работе Бинсвангер предлагает рассматривать структуру Dasein, как она раскрывается Хайдеггером в «Бытии и времени», в качестве медицинской нормы. При этом он определённым образом конкретизирует эту структуру сообразно целям описания психиатрических феноменов, а также на место заботы как бытия Dasein подставляет любовь.

Рассматривая вслед за Хайдеггером индивидуальное человеческое существование как , Бинсвангер прибегает к заимствованному у Хайдеггера и существенно переосмысленному им понятию «наброска мира». Согласно Бинсвангеру, набросок мира – это общая схема, сообразно которой данный конкретный человек воспринимает встречаемое в мире. Психиатр, по мысли Бинсвангера, должен идти от наблюдаемых симптомов болезни к реконструкции наброска мира пациента, на почве которого стало возможным данное нарушение психики.

Если бинсвангеровский дазайн-анализ (критически воспринятый М. Хайдеггером) – по преимуществу направление методологической рефлексии в области психиатрии, то версия дазайн-анализа, которую начиная со второй половины 1940-х гг. разрабатывает в непосредственном сотрудничестве с М. Хайдеггером , претендует быть новым направлением в медицине и практической психологии.

Согласно М. Боссу, задача дазайн-аналитической терапии – движение к открытости тому, что есть. В открытом обращении к сущему человек полно и свободно исполняет свои возможности. Свободное исполнение человеком своих возможностей несёт на себе печать индивидуального своеобразия, которое понимается Боссом как своеобразие «конститутивных» для данного человека врождённых возможностей быть открытым встречающемуся. «Люди отличаются друг от друга тем, что они по-разному затрагиваются вещами» ( С. 59). С таким пониманием индивидуальности сообразуется и боссовское понимание нормы как полного и свободного осуществления человеком своих возможностей внимать и ответствовать. Человек отклоняется от нормы, либо «не исполняя свои возможности», либо «несвободно подчиняясь [verfallen] своим возможностям, вместо того, чтобы их "свободно" исполнять» ( С. 61).  

Так понимаемое отклонение от нормы даёт себя видеть как привация жизненных возможностей конкретного человека, т. е. такая утрата или нераскрытие возможностей, при которой возможность, не способная быть осуществлённой, тем или иным образом заявляет о себе – будь то в переживании больного или в психосоматических нарушениях. С этих позиций возможно рассматривать и соматические заболевания, и те случаи, которые имеют выраженный психосоматический компонент, и заболевания и «проблемы», затрагивающие по преимуществу сферу психического. Во всех трёх случаях дазайн-аналитический подход позволяет врачу или психологу ориентироваться во взаимодействии с больным на личностно-конкретный контекст его жизни и разворачивать терапевтические действия в этом контексте.

В то же время Босс рассматривает свой подход и как открывающий возможность «сообразующейся с дазайн» (Daseinsgemässe) социальной «психогигиены», направленной на профилактику и терапию расстройств, возникающих в современном обществе в связи с его «технизацией», при которой человек оказывается склонен понимать себя как своего рода техническое средство, включённое в систему «производства». Подвергающиеся при этом тяжёлой редукции возможности человеческой «субъективности» могут заявлять о себе в форме различного рода «расстройств» и «проблем». С другой стороны, в обществе существуют и внесистемные элементы – бунтари, революционеры, анархисты, – стремящиеся противостоять «поглощению» человека системой техники. Действуя как разрушители, они одновременно несут для общества потенциал возможного изменения. Однако нередко они связывают свой протест с концепциями (например, ), в основе которых лежит то же «картезианское» понимание человеческой субъективности (предполагающее субъект-объектное отношение к «внешним» вещам), что и в основе процесса технизации жизни. Это, как считает Босс, лишает их протест силы изменить ситуацию, а самих этих бунтарей заводит в жизненные тупики. Основывающийся на философии Хайдеггера дазайн-анализ может, по мысли Босса, помочь найти этим людям плодотворные пути осуществления их недовольства подчинением человека логике технического прогресса. ( P. 571–591)

Альтернативу разработанному Боссом варианту дазайн-анализа составляет подход, разрабатываемый современным швейцарским дазайн-аналитиком А. Хольцхей-Кунц.

Если Босс видит движение к открытости бытию как основополагающую задачу дазайн-анализа, то Хольцхей-Кунц, напротив, рассматривает собственное бытие человека как тяготу, от которой человек желает освободиться. Раскрывая свою позицию, Хольцхей-Кунц напоминает, что, согласно «Бытию и времени», человек открывает собственное бытие в таком «основорасположении» как тревога (Angst). В тревоге человек открывает свою выставленность в мир как «тревожную неприютность [Unheimlichkeit]». Он «бездомен» в этом мире; он «брошен» в него без всякого смысла и находит себя конечным, ничтожным и уязвимым. Таково, согласно Хольцхей-Кунц, бытие каждого из нас. От этого тяжкого и тяготящего бытия человек бежит в «повседневность», отдаваясь господству царящего в ней анонимно-публичного истолкования мира. В таком бегстве от собственного бытия Хольцхей-Кунц видит проявление желания обретения дома. Это желание никогда не реализуется целиком и полностью: никто не способен совершенно отвернуться от собственного бытия. Самообман, к которому прибегает человек в желании чувствовать себя дома в этом мире, никогда не может достичь полного успеха.

Когда человек оказывается неспособен защититься от осознания своего бытия, возникает душевное страдание, подобное страданию открывающего тяготу бытия философа. Но в отличие от философа, идущего этим путём по собственной воле, такой страдающий оказывается «философом поневоле». При этом на событие, в котором для него приоткрывается тягота его бытия, человек отвечает «двойственным нет»: «нет» самому событию в его конкретной («онтической») данности и одновременно «нет» его онтологическим (бытийным) предпосылкам. Задача терапии, согласно Хольцхей-Кунц, состоит в том, чтобы помочь человеку перестать упорствовать против собственной бытийной ситуации и, признав эту ситуацию как она есть, научиться жить в повседневном забвении её.

  • Философские термины и понятия
  • Философские концепции