ЭЛЛИНИ́ЗМ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 35. Москва, 2017, стр. 353-357

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: И. А. Ладынин, И. А. Ладынин, Н. А. Налимова

ЭЛЛИНИ́ЗМ (греч. ‘Ελληνισμός – под­ра­жа­ние гре­кам), тер­мин, обо­зна­чаю­щий эпо­ху в ис­то­рии ан­тич­но­го ми­ра по­сле цар­ст­во­ва­ния Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го. Вве­дён нем. ис­то­ри­ком И. Г. Дрой­зе­ном. Ос­нов­ны­ми чер­та­ми эпо­хи Э. счи­та­ют­ся: воз­ник­но­ве­ние круп­ных мо­нар­хич. го­су­дарств под вла­стью ма­ке­дон­ских или, ре­же, греч. ди­на­стий на Ближ­нем и Сред­нем Вос­то­ке; ши­ро­кое рас­се­ле­ние на этих тер­ри­то­ри­ях гре­ков и ма­ке­до­нян; из­ме­не­ние от­но­ше­ния гре­ков к мо­нар­хии, ко­то­рая ста­ла вос­при­ни­мать­ся как при­ем­ле­мая фор­ма гос. строя; ста­нов­ле­ние но­во­го ти­па греч. куль­ту­ры, в мень­шей сте­пе­ни свя­зан­но­го с тра­ди­ци­ей по­ли­са; ши­ро­кое взаи­мо­дей­ст­вие и син­тез греч. и вост. на­чал. Ус­лов­ной да­той кон­ца эл­ли­ни­стич. вре­ме­ни мн. ис­то­ри­ки на­зы­ва­ют 30 до н. э., ко­гда Рим при­сое­ди­нил к сво­им вла­де­ни­ям Еги­пет Древ­ний – мет­ро­по­лию гос-ва Пто­ле­ме­ев, по­след­не­го со­хра­нив­ше­го­ся из чис­ла ос­но­ван­ных пре­ем­ни­ка­ми Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го.

Становление эллинистического мира

Вре­мя ка­ну­на Э. (4 в.) ряд ис­сле­до­ва­те­лей обо­зна­ча­ют тер­ми­ном «пре­дэл­ли­низм». На Ближ­нем и Сред­нем Вос­то­ке его про­яв­ле­ния­ми счи­та­ют проч­ную ин­те­гра­цию ре­гио­нов в со­ста­ве Ахе­ме­ни­дов го­су­дар­ст­ва и вы­со­кую мо­биль­ность на­се­ле­ния внут­ри неё, сти­му­ли­руе­мую ак­тив­ны­ми тор­го­вы­ми свя­зя­ми; в греч. ми­ре – кри­зис клас­сич. греч. по­ли­са и воз­ро­ж­де­ние ти­ра­нич. ре­жи­мов («млад­шая ти­ра­ния», см. в ст. Ти­ра­ния), на­зре­ва­ние ин­те­гра­ци­он­ных тен­ден­ций, воз­ник­но­ве­ние над­по­лис­ных струк­тур во гла­ве с еди­но­лич­ны­ми ли­де­ра­ми (дер­жа­вы Ясо­на в Фес­са­лии и Дио­ни­сия на Си­цилии и в Юж. Ита­лии). В это вре­мя воз­ник­ла идея об­ще­гре­че­ско­го по­хо­да про­тив Ахе­ме­нид­ской дер­жа­вы, це­лью ко­то­ро­го бы­ло не толь­ко при­об­ре­те­ние вы­год от её раз­гро­ма, но и спло­че­ние греч. по­ли­сов в об­щем де­ле и пре­одо­ле­ние про­ти­во­ре­чий ме­ж­ду ни­ми (идеи афин­ско­го ора­то­ра Исо­кра­та). В 340-е – нач. 330-х гг. в греч. ми­ре ус­та­но­ви­лась ге­ге­мо­ния Ма­ке­до­нии Древ­ней во гла­ве с Фи­лип­пом II и на­ча­лась прак­тич. под­го­тов­ка Вост. по­хо­да, ко­то­рый осу­ще­ст­вил его сын Алек­сандр (III; по счё­ту ца­рей в ма­кед. ди­на­стии Ар­геа­дов, из­вест­ный как Алек­сандр Ма­ке­дон­ский).

Алек­сандр Ма­ке­дон­ский в 334–330 на­нёс по­ра­же­ние перс. ца­рю Да­рию III и под­чи­нил се­бе его дер­жа­ву. В хо­де даль­ней­ших за­вое­ва­ний он про­дви­нул­ся вплоть до об­лас­тей ме­ж­ду Аму­дарь­ёй и Сыр­дарь­ёй и до Зап. Ин­дии. Он ос­но­вал ряд го­ро­дов на Вос­то­ке (в осо­бен­но­сти в рай­онах, где бы­ло не­об­хо­ди­мо соз­да­ние опор­ных пунк­тов) – Алек­сан­д­рию Еги­пет­скую и др. го­ро­да, в т. ч. с назв. «Алек­сан­д­рия». Од­на­ко цель Алек­сан­д­ра со­стоя­ла не в осу­ще­ст­в­ле­нии гос­под­ства гре­ко-ма­кед. эли­ты над стра­на­ми Вос­то­ка, а в соз­да­нии го­су­дар­ст­ва, в ко­то­ром пред­ста­ви­те­ли всех его на­ро­дов бы­ли бы объ­е­ди­не­ны в слу­же­нии ца­рю. С 330 Алек­сандр тре­бо­вал от ма­ке­до­нян и гре­ков при­зна­ния сво­ей аб­со­лют­ной вла­сти и бо­же­ст­вен­но­сти. Го­ро­да, ос­но­ван­ные им, по-ви­ди­мо­му, не име­ли по­лис­но­го ста­ту­са, и в них жи­ли как гре­ки и ма­ке­до­ня­не, так и пред­ста­ви­те­ли вост. на­ро­дов. Центр его дер­жа­вы с 324 – об­лас­ти Зап. Ира­на и Ме­со­по­та­мии. Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го не пер­вым эл­ли­ни­стич. пра­ви­те­лем, а ско­рее «по­след­ним Ахе­ме­ни­дом» (П. Бри­ан).

Фор­маль­ны­ми пре­ем­ни­ка­ми Алек­сан­д­ра как ца­ря меж­ре­гио­наль­ной дер­жа­вы ста­ли его брат Фи­липп III Ар­ри­дей (убит в 317) и ма­ло­лет­ний сын Алек­сандр IV (от бра­ка с до­че­рью бак­трий­ско­го пра­ви­те­ля Рок­са­ной; убит ок. 309), но фак­тич. власть пе­ре­шла к его вое­на­чаль­никам (диа­до­хам); ре­ген­том дер­жа­вы при ца­рях стал Пер­дик­ка. При его ре­гент­ст­ве (323–320) центр дер­жа­вы ос­та­вал­ся на Ближ­нем Вос­то­ке, что по­зво­ля­ло эф­фек­тив­но кон­тро­ли­ро­вать всю её тер­ри­то­рию и под­дер­жи­вать це­ло­ст­ность. По­сле ги­бе­ли Пер­дик­ки в кон­флик­те с сат­ра­пом Егип­та Пто­ле­ме­ем (ок. 320) на со­ве­ща­нии диа­до­хов в Три­па­ра­дей­се (Си­рия) ре­зи­ден­ция ца­рей и но­во­го ре­ген­та Ан­ти­пат­ра бы­ла пе­ре­не­се­на в Ма­ке­до­нию, что пре­до­пре­де­ли­ло рас­пад еди­ной дер­жа­вы Алек­сан­д­ра. В 310–300-е гг. со­хра­нить её един­ст­во, по­ми­мо ре­ген­тов Ан­ти­пат­ра и По­ли­пер­хо­на, стре­ми­лись стра­тег Азии Ан­ти­гон и его сын Де­мет­рий. Про­тив это­го фак­ти­че­ски вы­сту­пил ряд вое­на­чаль­ни­ков, вла­дев­ших отд. об­лас­тя­ми дер­жа­вы (Пто­ле­мей – Егип­том, Се­левк – Ва­ви­ло­ни­ей, Кас­сандр – Ма­ке­до­ни­ей, Ли­си­мах – Фра­ки­ей). В ре­зуль­та­те ря­да войн сна­ча­ла в 311 бы­ла при­зна­на власть этих вое­на­чаль­ни­ков над их зем­ля­ми при фор­маль­ной цар­ской вла­сти Алек­сан­д­ра IV. За­тем в 306 Ан­ти­гон про­воз­гла­сил се­бя и Де­мет­рия ца­ря­ми, и да­лее в те­че­ние при­мер­но го­да (до 304 – «го­да ца­рей») это сде­ла­ли и его про­тив­ни­ки. Рас­пад дер­жа­вы стал окон­ча­тель­ным по­сле ги­бе­ли Ан­ти­го­на в бит­ве при Ип­се (301; вла­де­ния Ан­ти­го­на в Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рье и Ма­лой Азии бы­ли раз­де­ле­ны ме­ж­ду Пто­ле­ме­ем, Се­лев­ком и Ли­си­ма­хом). В 281 в бит­ве при Ко­ру­пе­дио­не по­гиб Ли­си­мах, и к сер. 270-х гг. офор­ми­лась сис­те­ма трёх ве­ли­ких дер­жав эл­ли­ни­стич. ми­ра (Пто­ле­ме­ев – с цен­тром в Егип­те, Се­лев­ки­дов – с цен­тром в Си­рии и об­шир­ны­ми вла­де­ния­ми в Ме­со­по­та­мии, Ира­не и Ср. Азии, Ан­ти­го­ни­дов – в Ма­ке­до­нии).

Общество, экономика и межгосударственные отношения эпохи «высокого эллинизма»

С 270-х гг. до кон. 3 в. эл­ли­ни­стич. мир пе­ре­жи­вал рас­цвет («вы­со­кий Э.»). Уже диа­до­хи от­ка­за­лись от по­ли­ти­ки Алек­сан­д­ра по соз­да­нию сме­шан­ной пра­вя­щей эли­ты эл­ли­ни­стич. ой­ку­ме­ны, вклю­чав­шей как ма­ке­до­нян и гре­ков, так и пред­ста­ви­те­лей вост. на­ро­дов. В эл­ли­ни­стич. го­су­дар­ст­вах Вос­то­ка власть на­хо­ди­лась в ру­ках ди­на­стий ма­кед. про­ис­хо­ж­де­ния, а ре­аль­ное управ­ле­ние осу­ще­ст­в­ля­ли пре­им. ма­ке­до­ня­не и гре­ки (не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­тели на­зы­ва­ют их «пра­вя­щим эт­но­клас­сом» эл­ли­ни­стич. ми­ра). В кон. 4 в. ос­но­ван­ные Алек­сан­дром го­ро­да ста­ли по­ли­са­ми, а эл­ли­ни­стич. ца­ри на­ча­ли на Ближ­нем и Сред­нем Вос­то­ке ак­тив­ное гра­до­строи­тель­ст­во. Осо­бен­но ин­тен­сив­но оно шло в го­су­дар­ст­ве Се­лев­ки­дов (напр., в Си­рии ос­но­ва­ны та­кие круп­ные го­ро­да, как Ан­ти­охия-на-Орон­те, Се­лев­кия-в-Пи­е­рии, Лао­ди­кия и Апа­мея), наи­ме­нее ак­тив­но – в Егип­те, мет­ро­по­лии го­су­дар­ст­ва Пто­ле­ме­ев (по­ми­мо трёх по­ли­сов – Алек­сан­д­рии, Пто­ле­маи­ды и Нав­кра­ти­са, ос­но­ван­но­го ещё в 7 в., там рас­про­стра­ни­лись по­се­ле­ния не­по­лис­но­го ста­ту­са, напр. кле­ру­хии, в ко­то­рых жи­ли вои­ны пто­ле­ме­ев­ской ар­мии). Мо­нар­хия как фор­ма го­су­дарст­вен­но­сти по­лу­чи­ла по­все­ме­ст­ное при­зна­ние в греч. ми­ре. В эл­ли­ни­стич. го­су­дар­ст­вах Вос­то­ка по­ли­сы (как ста­рые, воз­ник­шие ещё до эл­ли­ни­стич. вре­ме­ни, так и вновь ос­но­ван­ные) не бы­ли не­за­ви­си­мы­ми го­су­дар­ст­ва­ми, а лишь поль­зо­ва­лись внутр. ав­то­но­ми­ей под вла­стью ца­рей. В Бал­кан­ской Гре­ции они час­то со­хра­ня­ли фор­маль­ную не­за­ви­си­мость, но при этом ока­зы­ва­лись в сфе­ре влия­ния эл­ли­ни­стич. царств (пре­ж­де все­го, со­сед­ней Ма­ке­до­нии) и во­вле­ка­лись во все­воз­мож­ные свя­зи с их пра­ви­те­ля­ми (напр., по­кро­ви­тель­ст­во ди­на­стии Пто­ле­ме­ев «сою­зу ост­ро­ви­тян» в юж. час­ти бас­сей­на Эгей­ско­го м., без­воз­мезд­ные по­став­ки хле­ба круп­ным по­ли­сам ца­ря­ми, за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми в их под­держ­ке, и т. п.). Важ­ной фор­мой свя­зи гре­ков и ма­ке­донян с эл­ли­ни­стич. ца­ря­ми ста­ла при­ча­ст­ность к их куль­ту (так, культ ца­рей до­ма Пто­ле­ме­ев су­ще­ст­во­вал не толь­ко в пре­де­лах их вла­де­ний, но и, напр., в свя­зан­ных с ни­ми по­ли­сах «сою­за ост­ро­ви­тян»).

В эко­но­ми­ке про­дол­жи­лась на­ме­тив­шая­ся ещё до эпо­хи Э. тен­ден­ция к ин­тен­сив­но­му раз­ви­тию тор­го­вых свя­зей по все­му Сре­ди­зем­но­мо­рью и Ближ­не­во­сточ­но­му ре­гио­ну. Важ­ней­шую роль в них иг­ра­ли та­кие го­ро­да, как Алек­сан­д­рия Еги­пет­ская, го­ро­да Си­рии и Зап. Ма­лой Азии, ост­ров­ные по­ли­сы Эгей­ско­го бас­сей­на – Ро­дос и Де­лос. Бла­го­да­ря ос­но­ва­нию пор­тов и опор­ных пунк­тов на по­бе­ре­жье Крас­но­го м. и ос­вое­нию тор­го­вых пу­тей че­рез Ин­дий­ский ок. воз­ник­ли по­сто­ян­ные тор­го­вые свя­зи с Ин­ди­ей. В ос­но­ве эко­но­ми­ки эл­ли­ни­стич. царств Вос­то­ка ле­жа­ла экс­плуа­та­ция гре­ко-ма­кед. эли­той (пред­став­лен­ной как по­ли­са­ми, так и не­по­сред­ст­вен­но гос. струк­ту­ра­ми) ме­ст­но­го на­се­ле­ния, ко­то­рое об­ра­ба­ты­ва­ло зем­лю, на­хо­див­шую­ся в гос. соб­ст­вен­но­сти («хо­ра»), и пла­ти­ло го­су­дар­ст­ву рен­ту. Им­пуль­сом к по­сту­пат. раз­ви­тию эко­но­ми­ки стран Вос­то­ка ста­ла обес­пе­чен­ная эл­ли­ни­стич. пра­ви­те­ля­ми ста­биль­ность и хо­зяйств. цен­тра­ли­за­ция (в Егип­те бла­го­да­ря это­му на про­тя­же­нии кон. 4–3 вв. до н. э., ви­ди­мо, зна­чи­тель­но вы­рос­ло на­се­ле­ние).

Эко­но­ми­ка эл­ли­ни­стич. Егип­та изу­че­на осо­бен­но под­роб­но бла­го­да­ря оби­лию и хо­ро­шей со­хран­но­сти до­ку­мен­таль­но­го ма­те­риа­ла на па­пи­ру­се (изу­ча­ет­ся с ру­бе­жа 19 и 20 вв.). Цар­ская соб­ст­вен­ность на об­ра­ба­ты­вае­мую зем­лю тео­ре­ти­че­ски рас­про­стра­ня­лась на все па­хот­ные пло­ща­ди стра­ны. На прак­ти­ке зем­ля де­ли­лась на «цар­скую» и «ус­ту­п­лен­ную», на­хо­див­шую­ся во вла­де­нии вель­мож («да­ры» – напр., по­ме­стье зна­ме­ни­то­го сво­им хо­зяйств. ар­хи­вом ди­ой­ке­та Апол­ло­ния) и кле­ру­хов (во­ен. по­се­лен­цев); в осо­бую ка­те­го­рию вы­де­ля­лась хра­мо­вая («свя­щен­ная») зем­ля, так­же кон­тро­ли­ро­вав­шая­ся го­су­дар­ст­вом. Ис­точ­ни­ком до­хо­да для го­су­дар­ст­ва бы­ла так­же мо­но­по­лия на про­из­вод­ст­во и сбыт мас­ла, для осу­ще­ст­в­ле­ния ко­то­рой весь уро­жай мас­лич­ных куль­тур сбы­вал­ся каз­не по фик­си­ров. це­нам. По­лу­че­ние до­хо­дов от зем­ли, тор­гов­ли и гос. на­ло­гов и мо­но­по­лий де­ла­ло Еги­пет ис­точ­ни­ком бо­гат­ст­ва для пред­ста­ви­те­лей гре­ко-ма­кед. эли­ты. В ис­сле­до­ва­ни­ях 1-й пол. 20 в. бы­ло по­пу­ляр­но вос­при­ятие его эко­но­ми­ки (и в це­лом эко­но­ми­ки Э.) как «пред­при­ни­ма­тель­ской», «ка­пи­та­ли­сти­че­ской» по ана­ло­гии с об­ще­ст­вом ран­не­го Но­во­го вре­ме­ни и в от­ли­чие от бо­лее за­стой­ной эко­но­ми­ки Гре­ции ар­ха­ич. и клас­сич. пе­рио­дов (М. И. Рос­тов­цев, на ос­но­ве ис­то­рич. кон­цеп­ции Э. Мей­е­ра). По­доб­ные ана­ло­гии не учи­ты­ва­ют мн. фак­то­ров, ко­то­рых в Но­вое вре­мя не бы­ло (так, напр., хлеб в эл­ли­ни­стич. вре­мя не толь­ко про­да­вал­ся в хо­де ме­ж­ду­нар. тор­гов­ли, но и по­став­лял­ся ца­ря­ми со­вер­шен­но без­воз­мезд­но по­ли­сам, в со­дей­ст­вии ко­то­рых они бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны). В эл­ли­ни­стич. Егип­те поя­ви­лись при­выч­ные для гре­ков и но­вые для егип­тян с.-х. куль­ту­ры (оли­ва, не­ко­то­рые сор­та ви­но­гра­да, твёр­дая пше­ни­ца) и по­ро­ды жи­вот­ных (овец и сви­ней), во­до­подъ­ём­ные ме­ха­низ­мы, об­лег­чив­шие воз­де­лы­ва­ние воз­вы­шен­ных уча­ст­ков. Од­на­ко в це­лом тех­ни­ка с. х-ва (об­ра­бот­ка зем­ли и сбор уро­жая, се­во­обо­рот и т. п.) ос­та­ва­лась той же, что до Э. В ча­ст­но­сти, гре­ки и ма­ке­до­ня­не не вне­сли ни­ка­ких из­ме­не­ний в приё­мы ир­ри­га­ции, столь важ­ной для эко­но­ми­ки Егип­та.

Для меж­го­су­дарств. от­но­ше­ний эпо­хи Э. ха­рак­тер­ны час­тые, вед­шие к рез­ким тер­ри­то­ри­аль­ным из­ме­не­ни­ям, вой­ны ме­ж­ду ве­ду­щи­ми дер­жа­ва­ми. По мне­нию ря­да ис­сле­до­ва­те­лей, тер­ри­то­ри­аль­ные при­тя­за­ния эл­ли­ни­стич. ца­рей ос­но­вы­ва­лись на об­ще­при­знан­ном пра­ве по­бе­ди­те­ля на «зем­лю, за­воё­ван­ную копь­ём» («хо­ра до­рик­те­тос»). Это не впол­не вер­но, т. к. за глав­ны­ми цар­ски­ми ди­на­стия­ми, по-ви­ди­мо­му, при­зна­ва­лось бес­спор­ное пра­во на ос­нов­ной для них со вре­ме­ни диа­до­хов тер­ри­то­ри­аль­ный до­мен (за Пто­ле­мея­ми – на Еги­пет, за Се­лев­ки­да­ми – на Си­рию и Ме­со­по­та­мию, за Ан­ти­го­ни­да­ми – на Ма­ке­до­нию). Це­лью войн бы­ло при­об­ре­те­ние наи­бо­лее вы­год­ных эко­но­мич. и во­ен. по­зи­ций. Пто­ле­меи и Се­лев­ки­ды вое­ва­ли за пре­об­ла­да­ние в Вост. Сре­ди­зем­но­морье и на юж. и зап. по­бе­режь­ях Ма­лой Азии (Си­рий­ские вой­ны 3–2 вв. до н. э.); Пто­ле­мей II и ма­кед. царь Ан­ти­гон Го­нат ве­ли Хре­мо­ни­до­ву вой­ну за уси­ле­ние сво­его влия­ния в Бал­кан­ской Гре­ции и в бас­сей­не Эгей­ско­го мо­ря.

По­ми­мо ве­ду­щих дер­жав, в эл­ли­ни­стич. мир вхо­ди­ли ма­лые го­су­дар­ст­ва. С кон. 4 в. в Ма­лой Азии су­ще­ст­во­ва­ло Пон­тий­ское цар­ст­во (с иран. ди­на­стией). На про­тя­же­нии 3 в. на её тер­рито­рии по­яв­ля­лись не­за­ви­си­мые Пер­гам­ское цар­ст­во (с греч. ди­на­сти­ей), Ви­фи­ния (с ди­на­сти­ей ме­ст­но­го про­ис­хо­ж­де­ния), Кап­па­до­кия (с иран. ди­насти­ей). В Бал­кан­ской Гре­ции при­об­ре­та­ли при­зна­ки тер­ри­то­ри­аль­ных го­су­дарств Ахей­ский со­юз и Это­лий­ский со­юз по­ли­сов. Уже в на­ча­ле пе­рио­да «вы­со­ко­го Э.» ос­лаб кон­троль дер­жа­вы Се­лев­ки­дов над её вост. вла­де­ния­ми. С од­ной сто­ро­ны, это бы­ло не­из­беж­ным след­ст­ви­ем раз­ме­ще­ния её мет­ро­по­лии в Си­рии, вбли­зи от важ­ней­ших в эко­но­мич. и во­ен. от­но­ше­нии ре­гио­нов Сре­ди­зем­но­мо­рья. С др. сто­ро­ны, ряд об­лас­тей и на­ро­дов Ира­на и Ср. Азии со­хра­ня­ли под вла­стью Се­лев­ки­дов ав­то­но­мию и собств. по­ли­тич. тра­ди­цию (напр., ди­на­стия т. н. фра­та­ра­ков в Пер­си­де, см. Пар­са). На юге Ср. Азии и сев.-вост. Ира­на воз­ник­ло (по­сле 247) не­за­ви­си­мое от Се­лев­ки­дов Пар­фян­ское цар­ст­во под вла­стью иран. ди­на­стии Ар­ша­ки­дов. В сер. – 3-й четв. 3 в. из-под вла­сти Се­лев­ки­дов вы­шла так­же Бак­трия, где сло­жи­лось Гре­ко-Бак­трий­ское цар­ст­во с эли­той, со­сто­яв­шей из гре­ков и ма­ке­до­нян. Ве­ро­ят­но, де­зин­те­гра­ции вост. вла­де­ний Се­лев­ки­дов спо­соб­ст­во­ва­ли тя­жё­лая для них 3-я Си­рий­ская вой­на (246–241) и ди­на­стич. кри­зис 240-х – нач. 220-х гг. В даль­ней­шем эти тер­ри­то­рии по­пы­тал­ся вер­нуть Ан­ти­ох III (Вост. по­ход 212–205), од­на­ко не дос­тиг пол­но­го ус­пе­ха.

Становление постэллинистических государств и поглощение государств «высокого эллинизма» Римом

Но­вым фак­то­ром, воз­дей­ст­во­вав­шим на си­туа­цию в эл­ли­ни­стич. ми­ре с нач. 2 в. до н. э., ста­ло вме­ша­тель­ст­во Рим. гос-ва. В хо­де 2-й Ма­кед. вой­ны (200–197) Рим ли­к­ви­ди­ро­вал влия­ние Ма­ке­до­нии в Гре­ции, его со­юз­ни­ка­ми (фак­ти­че­ски – за­ви­си­мы­ми от не­го го­су­дар­ст­ва­ми) ста­ли по­ли­сы Бал­кан­ской Гре­ции и Пер­гам. По­сле по­бе­ды над Ан­ти­охом III (192–188) Рим вы­ну­дил го­су­дар­ст­во Се­лев­ки­дов от­ка­зать­ся от вла­де­ний в Ма­лой Азии (Апа­мей­ский мир 188), позд­нее за­ста­вив Ан­ти­оха IV вы­вес­ти вой­ска из Егип­та в кон­це 6-й Си­рий­ской вой­ны (168). На про­тя­же­нии 2 – нач. 1 вв. в фак­тич. за­ви­си­мость от Ри­ма по­па­ли го­су­дар­ст­во Пто­ле­ме­ев, Пер­гам и Ви­фи­ния. Тер­ри­то­рии эл­ли­ни­стич. го­су­дарств ста­ли пре­вра­щать­ся в про­вин­ции Ри­ма в ре­зуль­та­те войн (Ма­ке­до­ния по­сле 148) и по за­ве­ща­ни­ям ца­рей (Пер­гам в 133, Ви­фи­ния в 74). Имен­но на­тиск Ри­ма при­вёл к кри­зи­су го­су­дарств «вы­со­ко­го Э.»; при этом в Егип­те с 210-х гг. на­чал­ся глу­бо­кий внутр. кри­зис, вы­зван­ный, ви­ди­мо, аг­рар­ным пе­ре­на­се­ле­ни­ем и хо­зяйств. упад­ком. Бла­го­да­ря это­му воз­вы­си­лись пе­ри­фе­рий­ные го­су­дар­ст­ва эл­ли­ни­стич. ми­ра, ца­ри и эли­та ко­то­рых при­над­ле­жа­ли к вост. на­ро­дам (ино­гда они на­зы­ва­ют­ся по­стэл­ли­ни­стич. го­су­дар­ст­ва­ми). Во 2 в. ак­тив­ную по­ли­ти­ку ве­ли Понт и Ар­ме­ния. Пар­фия к 120-м гг. ус­та­но­ви­ла кон­троль над Ира­ном и Ме­со­по­та­ми­ей. В 1 в. Рим на­нёс по­ра­же­ние Пон­ту, царь ко­то­ро­го Мит­ри­дат VI Ев­патор стре­мил­ся к ге­ге­мо­нии в Ма­лой Азии, Бал­кан­ской Гре­ции и При­чер­но­мо­рье (1-я, 2-я и 3-я Мит­ри­да­то­вы вой­ны 80–60-х гг.) и в 60-е гг. всту­пил так­же в про­ти­во­стоя­ние с Ар­ме­ни­ей (вла­дев­шей в это вре­мя тер­ри­то­рия­ми от Кас­пий­ско­го до Сре­ди­зем­но­го м.). По­сле это­го един­ст­вен­ным про­ти­во­ве­сом Ри­му на тер­ри­то­рии преж­не­го эл­ли­ни­стич. ми­ра ос­та­лось Пар­фян­ское цар­ст­во. В нём, не­смот­ря на со­хра­не­ние мн. эл­лин­ских черт в оби­хо­де эли­ты, гре­ко-ма­кед. на­се­ле­ние по­те­ря­ло свои ли­ди­рую­щие по­зи­ции и воз­ро­ди­лась вост. идео­ло­гич. и куль­тур­ная тра­ди­ция.

На про­тя­же­нии 1 в. до н. э. рим. про­вин­ция­ми ста­ли тер­ри­то­рии Пон­та, Си­рии (ос­тат­ки го­су­дар­ст­ва Се­лев­ки­дов), Па­ле­сти­ны, вла­де­ния Пто­ле­ме­ев на Ки­пре и в Ли­вии (Ки­ре­наи­ка). В 30, по­сле по­бе­ды над Мар­ком Ан­то­ни­ем и его со­юз­ни­цей Кле­о­пат­рой VII, Ок­та­ви­ан Ав­густ при­сое­ди­нил к рим. вла­де­ни­ям Еги­пет. Да­лее, на про­тя­же­нии кон. 1 в. до н. э. – 2 в. н. э., си­туа­ция на Ближ­нем Вос­то­ке оп­ре­де­ля­лась про­ти­во­стоя­ни­ем двух ве­ли­ких дер­жав – Ри­ма и Пар­фии. Цар­ст­ва, воз­ник­шие в эпо­ху Э., про­дол­жа­ли су­ще­ст­во­вать как млад­шие вас­са­лы и со­юз­ни­ки Ри­ма (Кап­па­до­кия, Ком­ма­ге­на) в те­че­ние 1 в. н. э. Ар­мян­ское цар­ст­во, за вер­хо­вен­ст­во над ко­то­рым бо­ро­лись Рим и Пар­фия, су­ще­ст­во­ва­ло вплоть до позд­ней ан­тич­но­сти. Кро­ме то­го, по мне­нию не­ко­то­рых ис­сле­до­ва­те­лей, лишь в пер­вые ве­ка н. э. ха­рак­тер­ные для Э. эко­но­мич. и по­ли­тич. струк­ту­ры воз­ник­ли в го­су­дар­ст­вах При­чер­но­мор­ско­го ре­гио­на (Фра­кия, Бос­пор­ское го­су­дар­ст­во; С. Ю. Сап­ры­кин).

На вос­то­ке эл­ли­ни­стич. ми­ра Гре­ко-Бак­трий­ское цар­ст­во су­ще­ст­во­ва­ло до 2-й пол. 2 в. до н. э.; в сер. – 3-й четв. 2 в. Ме­нандр (гре­ко-бак­трий­ский вое­на­чаль­ник или пред­ста­ви­тель цар­ско­го ро­да) ус­та­но­вил свою власть над Вост. Ира­ном и Сев.-Зап. Ин­ди­ей. По­сле не­го на этих тер­ри­то­ри­ях пра­вил ряд ца­рей с греч. име­на­ми. В пос­лед­ние де­ся­ти­ле­тия 2 в. до н. э. Бак­трия бы­ла за­воё­ва­на то­ха­ра­ми (ин­до­ев­ро­пей­ский на­род Центр. Азии, юэч­жи в кит. ис­точ­ни­ках), а в 1 в. н. э. на ба­зе её тер­ри­то­рии воз­ник­ла т. н. Ку­шан­ская дер­жа­ва (по назв. од­но­го из пле­мён то­хар), объ­е­ди­няв­шая до 3 в. тер­ри­то­рии от Центр. Ин­дии до юга Сред­ней Азии. В гре­ко-инд. го­су­дар­ст­вах и Ку­шан­ской дер­жа­ве шёл ак­тив­ный куль­тур­ный син­тез, вклю­чав­ший рас­про­стра­не­ние буд­диз­ма. В це­лом куль­тур­ные про­цес­сы в этих го­су­дар­ст­вах мож­но срав­нить с си­туа­ци­ей в по­стэл­ли­ни­стич. го­су­дар­ст­вах Ближ­не­го и Сред­не­го Вос­то­ка.

Изучение истории эллинизма

В ис­то­рио­гра­фии ан­тич­но­сти по­ня­тие Э. со вре­ме­ни его вве­де­ния ис­поль­зо­ва­лось пре­ж­де все­го как обо­зна­че­ние пе­рио­да от за­вое­ва­ний Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го и до окон­чат. кру­ше­ния го­су­дарств, воз­ник­ших по­сле рас­па­да его дер­жа­вы. Об­щая тен­ден­ция в изу­че­нии Э. в ми­ро­вой нау­ке на про­тя­же­нии 20 – нач. 21 вв. со­стоя­ла в по­сте­пен­ном рос­те вни­ма­ния не толь­ко к ан­тич­ным (гре­ко­языч­ным и ла­тин­ским), но и к вос­точ­ным (пре­ж­де все­го др.-егип. и ме­со­по­там­ским) ис­точ­ни­кам и в кон­кре­ти­за­ции по­ня­тия эл­ли­ни­стич. син­те­за (пе­ре­хо­ду от его вос­при­ятия как ши­ро­ко­го взаи­мо­дей­ст­вия греч. и вост. куль­тур к пред­став­ле­нию ско­рее об их со­су­ще­ст­во­ва­нии в го­су­дар­ст­вах эл­ли­ни­стич. Вос­то­ка). Оп­ре­де­ле­ние Э. как осо­бо­го ис­то­рич. яв­ле­ния в за­ру­беж­ной нау­ке до­воль­но не­кон­крет­но; по­сле от­ка­за от его ха­рак­те­ри­сти­ки как «ка­пи­та­ли­стич.» пе­рио­да в эко­но­мич. ис­то­рии ан­тич­но­сти ис­сле­до­ва­те­ли обыч­но ог­ра­ни­чи­ва­ют­ся пе­ре­чис­ле­ни­ем раз­но­род­ных тен­ден­ций, свой­ст­вен­ных это­му вре­ме­ни. В отеч. ис­то­рио­гра­фии сов. вре­ме­ни в 1930–50-е гг. бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка мак­си­маль­но кон­кре­ти­зи­ро­вать по­ня­тие Э., пред­ста­вив его осо­бым эта­пом в раз­ви­тии ра­бо­вла­дельч. спо­со­ба про­из­вод­ст­ва (А. Б. Ра­но­вич). В хо­де дис­кус­сии по этой про­бле­ме в нач. 1950-х гг. бы­ла по­ка­за­на уяз­ви­мость дан­но­го оп­ре­де­ле­ния и во­зоб­ла­да­ло мне­ние об Э. как о кон­крет­но-ис­то­рич. яв­ле­нии, со­стоя­щем во взаи­мо­дей­ст­вии греч. и вост. на­чал в эпо­ху по­сле за­вое­ва­ний Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го в раз­ных сфе­рах жиз­ни (в эко­но­ми­ке, в по­ли­тич. строе и идео­ло­гии, в куль­ту­ре и ре­ли­гии; К. К. Зель­ин). В свою оче­редь это мне­ние в его точ­ной фор­му­ли­ров­ке не­пра­во­мер­но ис­клю­ча­ет из эл­ли­ни­стич. ми­ра те ре­гио­ны, где гре­ко-вост. взаи­мо­дей­ст­вие бы­ло ми­ни­маль­но (напр., Ма­ке­до­нию – од­но из важ­ней­ших го­су­дарств «вы­со­ко­го Э.»). В 1960–80-е гг. вни­ма­ние отеч. ис­то­ри­ков древ­но­сти сме­сти­лось с форм экс­плуа­та­ции на эво­лю­цию об­щи­ны, в т. ч. др.-греч. по­ли­са. Был сде­лан вы­вод о том, что кри­зис клас­сич. по­ли­са в 4 в. до н. э. при­вёл к его со­хра­не­нию как фор­мы са­мо­ор­га­ни­за­ции лю­дей, но ут­ра­те им ка­че­ст­ва не­за­ви­си­мо­го су­ве­рен­но­го го­су­дар­ст­ва (Л. П. Ма­ри­но­вич). Та­кой вы­вод точ­но оп­ре­де­ля­ет зна­че­ние эпо­хи Э. в ис­то­рии др.-греч. об­ще­ст­ва, по­сколь­ку имен­но с дан­ной транс­фор­ма­ци­ей по­ли­са свя­за­ны мн. яв­ле­ния, на­блю­дае­мые уже в её на­ча­ле (на Вос­то­ке – встраи­ва­ние по­ли­сов в струк­ту­ру эл­ли­ни­стич. мо­нар­хий, в Бал­кан­ской Гре­ции – ка­че­ст­вен­но но­вая роль над­по­лис­ных объ­е­ди­не­ний, свя­зи по­ли­сов с круп­ны­ми дер­жа­ва­ми, от­каз от тра­ди­ци­он­но­го для клас­сич. по­ли­са не­га­тив­но­го от­но­ше­ния к мо­нар­хии). Не­за­ви­си­мо от это­го по­ня­тие «эл­ли­ни­стич. мир» слу­жит об­ще­при­ня­тым оп­реде­ле­ни­ем всей сис­те­мы го­су­дарств, воз­ник­ших вслед­ст­вие рас­па­да дер­жа­вы Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го к 280-м гг., а по­ня­тие «по­стэл­ли­низм» мо­жет оп­ре­де­лять то со­от­но­ше­ние греч. и вост. на­чал (с оп­ре­де­лён­ным пре­об­ла­да­ни­ем по­след­них) в го­су­дар­ст­вах Ближ­не­го и Сред­не­го Вос­то­ка и от­час­ти Юж. Азии, ко­то­рое ста­ло скла­ды­вать­ся к сер. 2 в. до н. э.

Эллинистическая культура

Пред­став­ля­ла со­бой куль­ту­ру гре­ков, ма­ке­до­нян и от­час­ти на­ро­дов Ближ­не­го и Сред­не­го Вос­то­ка вре­ме­ни эпо­хи Э. Ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие эл­ли­ни­стич. куль­ту­ры про­ис­хо­ди­ло в ус­ло­ви­ях ши­ро­кой экс­пан­сии гре­ков и ма­ке­до­нян на Вос­то­ке (в хо­де за­вое­ва­ний Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го), транс­фор­ма­ции клас­сич. греч. по­ли­са (ут­ра­ты им ка­че­ст­ва не­за­ви­си­мо­го го­су­дар­ст­ва) и ста­нов­ле­ния эл­ли­ни­стич. мо­нар­хии. Об­щие чер­ты эл­ли­ни­стич. куль­ту­ры – бо­лее ши­ро­кое и ин­тен­сив­ное, чем ра­нее, взаи­мо­дей­ствие эл­лин­ской и вос­точ­ной куль­тур, ос­во­бо­ж­де­ние эл­лин­ской куль­ту­ры от воз­дей­ст­вия по­лис­ной идео­ло­гии и по­па­да­ние её под влия­ние мо­нар­хов (их по­кро­ви­тель­ст­во и ис­хо­дя­щий от них идео­ло­гич. за­каз), из­ме­не­ние ус­ло­вий раз­ви­тия куль­ту­ры стран Вос­то­ка вви­ду ус­та­нов­ле­ния над ни­ми чу­же­зем­ной вла­сти.

Важ­ней­шее яв­ле­ние эл­ли­ни­стич. куль­ту­ры – воз­ник­но­ве­ние но­вых цен­тров греч. куль­ту­ры в сто­ли­цах эл­ли­ни­стич. царств Вос­то­ка (Му­сей­он в сто­ли­це Пто­ле­ме­ев Алек­сан­д­рии Еги­пет­ской, биб­лио­те­ки ди­на­стии Се­лев­ки­дов в Ан­ти­охии-на-Орон­те и ди­на­стии Ат­та­ли­дов в Пер­га­ме). Они соз­да­ва­лись по ини­циа­ти­ве ца­рей го­су­дарств, их воз­глав­ля­ли круп­ней­шие пи­са­те­ли и учё­ные (Му­сей­он и биб­лио­те­ку в Алек­сан­д­рии в 3 в. воз­глав­ля­ли Де­мет­рий Фа­лер­ский, Кал­ли­мах Ки­рен­ский, Апол­ло­ний Ро­дос­ский, Эра­тос­фен Ки­рен­ский и др.). Их важ­ней­шей за­да­чей ста­ло со­би­ра­ние, пе­ре­пи­сы­ва­ние и клас­си­фи­ка­ция книг (пре­ж­де все­го греч. ав­то­ров, од­на­ко в Алек­сан­д­рии бы­ла пе­ре­ве­де­на на др.-греч. язык евр. Биб­лия – т. н. Сеп­туа­гин­та). На но­вый уро­вень вы­шла греч. нау­ка. На ос­но­ве пред­став­ле­ния о ша­рооб­раз­но­сти зем­ли бы­ла из­ме­ре­на дли­на зем­но­го ме­ри­диа­на и соз­да­на тео­рия кли­ма­тич. поя­сов (Эра­тос­фен Ки­рен­ский), под­роб­но опи­са­ны стра­ны к югу от Древ­не­го Егип­та и на по­бе­ре­жье Крас­но­го м. и Ин­дий­ско­го ок. (Ага­фар­хид Книд­ский), сис­те­ма­ти­зи­ро­ва­ны све­де­ния по ес­те­ст­во­зна­нию и аг­ро­но­мии (Фео­фраст), по гео­мет­рии (Эвк­лид, или Евк­лид), раз­ра­бо­та­ны ме­то­ды вы­чис­ле­ния пло­ща­ди и объ­ё­ма, сде­ла­ны от­кры­тия в об­лас­ти ме­ха­ни­ки (Ар­хи­мед Си­ра­куз­ский) и пр. В ис­то­рио­гра­фии пред­ло­же­на еди­ная для все­го эл­лин­ско­го ми­ра хро­но­ло­гия по счё­ту Олим­пи­ад (Ти­мей из Тав­ро­ме­ния), на­пи­са­ны тру­ды по ис­то­рии цар­ст­во­ва­ния Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го (царь Пто­ле­мей I, Кли­тарх Алек­сан­д­рий­ский и др.) и диа­до­хов (Ду­рис Са­мос­ский, Гие­ро­ним из Кар­дии), ко­то­рые, од­на­ко, поч­ти все со­хра­ни­лись лишь в ци­ти­ро­ва­нии бо­лее позд­них ав­то­ров (ис­клю­че­ние – пол­но­стью со­хра­нив­шие­ся кни­ги «Все­об­щей ис­то­рии» По­ли­бия). Поя­ви­лись свод­ные ис­то­рии стран Вос­то­ка, на­пи­сан­ные на др.-греч. яз. их уро­жен­ца­ми (Егип­та – Ма­не­фо­ном, Ме­со­по­та­мии – Бе­рос­сом).

В греч. ре­ли­гии эпо­хи Э. со­вме­ща­лись про­ти­во­ре­чи­вые тен­ден­ции. Бла­го­да­ря ис­поль­зо­ва­нию не­ко­то­рых пред­по­сы­лок в до­эл­ли­ни­стич. идео­ло­гии (куль­то­вые по­чес­ти Ли­сан­д­ру, Фи­лип­пу II и т. п.) и ус­вое­нию эле­мен­тов вост. (пре­ж­де все­го егип.) тра­ди­ции в цар­ст­во­ва­ние Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го сло­жил­ся его культ, став­ший ос­но­вой для куль­тов эл­ли­ни­стич. ца­рей; при­ча­ст­ность к не­му объ­е­ди­ня­ла их под­дан­ных, как ра­нее куль­ты по­ли­сов – их гра­ж­дан. Од­на­ко зна­че­ние са­мих куль­тов по­ли­сов со­кра­ща­лось по ме­ре ос­лаб­ле­ния свя­зей с ни­ми гре­ков, жив­ших в го­раз­до бо­лее об­шир­ной и взаи­мо­свя­зан­ной эл­ли­ни­стич. ой­ку­ме­не. На­ча­лась ре­цеп­ция в греч. сре­де вост. куль­тов (напр., егип. бо­гов Са­ра­пи­са и Иси­ды, во­пло­щав­ших бла­гие си­лы ми­ро­зда­ния). В то же вре­мя воз­рос­ло кри­тич. от­но­ше­ние к ре­лиг. ис­ти­нам: Эв­ге­мер Мес­сен­ский соз­дал тео­рию про­ис­хо­ж­де­ния куль­тов бо­гов от по­чес­тей ве­ли­ким лю­дям – куль­тур­ным ге­ро­ям да­лё­ко­го про­шло­го; в фи­ло­со­фии стои­циз­ма сло­жи­лось пред­став­ле­ние о при­сут­ст­вую­щем в ми­ре и на­прав­ляю­щем его Бо­жест­вен­ном за­ко­не (Ло­го­се), от­лич­ном от ми­фо­ло­гич. бо­гов; Эпи­кур от­ри­цал вме­ша­тель­ст­во бо­гов в жизнь лю­дей, а так­же по­смерт­ное су­ще­ст­во­ва­ние.

Греч. ли­те­ра­ту­ра эпо­хи Э. пе­ре­ста­ла ори­ен­ти­ро­вать­ся на тре­бо­ва­ния по­лис­ной идео­ло­гии к пи­са­те­лям и дра­ма­тур­гам. Ав­то­ры (по­эты Апол­ло­ний Ро­дос­ский, Кал­ли­мах, Фео­крит, Арат, ко­ме­дио­граф Ме­нандр и др.) ру­ко­во­дство­ва­лись чис­то эс­те­тич. мо­ти­ва­ми, не­за­ви­си­мы­ми от по­лис­ной тра­ди­ции мо­раль­ны­ми су­ж­де­ния­ми, стрем­ле­ни­ем раз­влечь чи­та­те­ля или зри­те­ля те­ат­ра и идео­ло­гич. за­ка­зом ца­рей.

Сло­жен во­прос о су­ще­ст­во­ва­нии осо­бой эл­ли­ни­стич. куль­ту­ры у на­ро­дов Вос­то­ка. Ни в од­ном из его ре­гио­нов не воз­ник­ло еди­ной как для его ме­ст­ных жи­те­лей, так и для гре­ков и ма­ке­до­нян куль­ту­ры. За­им­ст­во­ва­ния из вост. куль­ту­ры в гре­че­скую не но­си­ли все­объ­ем­лю­ще­го ха­рак­те­ра и, как пра­ви­ло, име­ли оп­ре­де­лён­ную мо­ти­ва­цию (за­им­ст­во­ва­ние эле­мен­тов куль­та пра­ви­те­лей бы­ло свя­за­но с по­треб­но­стя­ми эл­ли­ни­стич. мо­нар­хов, куль­тов вост. бо­гов – с упад­ком греч. по­лис­ной ре­ли­гии). Ещё бо­лее ред­ки­ми бы­ли за­им­ст­во­ва­ния и влия­ния в об­рат­ном на­прав­ле­нии – от греч. куль­ту­ры в вос­точ­ную. Ре­ли­гии стран Вос­то­ка в це­лом раз­ви­ва­лись в рус­ле ещё до­эл­ли­ни­стич. тен­ден­ций, од­на­ко там, где царь счи­тал­ся ис­пол­ни­те­лем ри­туа­ла (напр., в Егип­те), ре­аль­ная зна­чи­мость этой его функ­ции, вви­ду чу­же­род­но­сти пра­вя­щих ма­кед. ди­на­стий, зна­чи­тель­но сни­зи­лась. Ма­ке­до­ня­не и гре­ки, со­ста­вив­шие пра­вя­щую эли­ту эл­ли­ни­стич. царств Вос­то­ка, не бы­ли но­си­те­ля­ми их ис­кон­ной куль­тур­ной тра­ди­ции. Её под­дер­жа­ние ста­ло осу­ще­ст­в­лять­ся на бо­лее низ­ком уров­не не имев­ше­го вла­сти ме­ст­но­го жре­че­ст­ва и в це­лом об­ра­зо­ван­но­го клас­са. Вме­сте с тем на Ближ­нем и Сред­нем Вос­то­ке ещё до Э., в рам­ках го­су­дар­ст­ва Ахе­ме­ни­дов, дос­тиг­ли вы­со­ко­го уров­ня мо­биль­ность на­се­ле­ния и куль­тур­но-язы­ко­вая ин­те­гра­ция (на ос­но­ве ши­ро­ко рас­про­стра­нён­но­го ара­мей­ско­го яз.). В эпо­ху Э. эта тен­ден­ция про­дол­жи­лась, спо­соб­ст­вуя час­то­му от­ры­ву лю­дей Вос­то­ка (осо­бен­но на уров­не эли­ты и сред­них сло­ёв) от их ис­кон­ной куль­тур­ной тра­ди­ции (в ка­кой-то ме­ре по ана­ло­гии с от­ры­вом мно­гих гре­ков от их по­ли­сов).

Архитектура и изобразительное искусство

Иск-во Э. – за­вер­шаю­щая ста­дия раз­ви­тия др.-греч. иск-ва, при­чём для не­го хро­но­ло­гич. гра­ни­цы «от Алек­сан­д­ра до Ав­гу­ста» не все­гда кор­рект­ны, по­сколь­ку не­ко­то­рые ху­дож. про­цес­сы не пре­ры­ва­лись и по­сле ус­та­нов­ле­ния гос­под­ства Ри­ма.

По­сле по­хо­дов Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го, по­ми­мо ста­рых ху­дож. цен­тров, ог­ром­ную роль ста­ли иг­рать дво­ры – Ан­ти­гони­дов в Пел­ле, Се­лев­ки­дов в Ан­ти­охии, Пто­ле­ме­ев в Алек­сан­д­рии, Ат­та­ли­дов в Пер­га­ме. Воз­ни­ка­ет фе­но­мен при­двор­но­го иск-ва.

Гра­до­строи­тель­ст­во в пе­ри­од Э. при­об­ре­та­ет осо­бен­ный раз­мах из-за ос­но­ва­ния Алек­сан­дром и его пре­ем­ни­ка­ми мно­го­числ. но­вых и пе­ре­строй­ки ста­рых го­ро­дов, а так­же спе­ци­фич. «ан­самб­ле­вость» зву­ча­ния (чер­та, унас­ле­до­ван­ная Ри­мом). На­хо­дят мас­штаб­ное при­ме­не­ние гра­до­стро­ит. прин­ци­пы, раз­ра­бо­тан­ные ещё в клас­си­ке (ор­то­го­наль­ный план и мо­дуль­ная сет­ка, по­пу­ля­ри­зи­ро­ван­ные Гип­по­да­мом из Ми­ле­та). По­яв­ля­ют­ся гор. ком­плек­сы, вклю­чаю­щие за­лы для со­б­ра­ний (экк­ле­сиа­сте­рии, бу­лев­те­рии), те­ат­ры, двор­цы, хра­мы, гим­на­сии, биб­лио­те­ки, мо­ну­мен­таль­ные пор­ти­ки-стои (Пер­гам, Прие­на). За­да­чам ви­зу­аль­но­го объ­е­ди­не­ния по­стро­ек внут­ри ан­самб­лей слу­жит но­вая в сво­ём зву­ча­нии «об­рам­ляю­щая» ар­хи­тек­ту­ра: про­тя­жён­ные ко­лон­на­ды пло­ща­дей и улиц; рас­про­стра­не­на 2-ярус­ная на­руж­ная ко­лон­на­да (пор­ти­ки свя­ти­ли­ща Афи­ны Ни­ке­фо­ры в Пер­га­ме и др.), пре­ж­де ис­поль­зо­вав­шая­ся лишь в ин­терь­е­рах. Клас­сич. сис­те­ма ор­де­ра ар­хи­тек­тур­но­го при­ме­ня­ет­ся бо­лее сво­бод­но, за­час­тую в де­ко­ра­тив­ном клю­че: эле­мен­ты разл. ор­де­ров ком­би­ни­ру­ют­ся внут­ри од­ной по­строй­ки, ак­тив­нее ис­поль­зу­ют­ся свя­зан­ные ко­лон­ны, пи­ля­ст­ры. Ам­би­ци­оз­ность за­каз­чи­ков во­пло­ща­ет­ся в воз­ве­де­нии слож­ных инж. со­ору­же­ний и ста­туй-ко­лос­сов (Алек­сан­д­рий­ский ма­як, Ко­лосс Ро­дос­ский) и др.

Изо­бра­зит. иск-во Э. от­ме­че­но рас­ши­ре­ни­ем жан­ро­во­го ре­пер­туа­ра (пей­заж, порт­рет, на­тюр­морт, ис­то­ри­че­ская, ба­таль­ная и ми­фо­ло­гич. кар­ти­на). В скульп­ту­ре, по­ми­мо тра­диц. изо­бра­же­ний бо­гов, ге­ро­ев, ат­ле­тов, соз­да­ют­ся мно­го­фи­гур­ные ми­фо­ло­гич. ком­по­зи­ции, раз­ви­ва­ют­ся спе­ци­фич. фор­мы де­ко­ра­тив­ной скульп­ту­ры. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­ча­ют «бы­то­вые» сце­ны, для ко­то­рых ха­рак­тер­на реа­ли­стич. (а по­рой за­ост­рён­но-гро­те­ск­ная) пе­ре­да­ча на­тур­ных под­роб­но­стей («Пья­ная ста­ру­ха», 200–180 гг. до н. э., Глип­то­те­ка, Мюн­хен). Ин­те­рес мас­те­ров к ост­ро­эмо­цио­наль­но­му, дра­ма­ти­че­ско­му про­явил­ся и в порт­ре­те, ко­то­рый в эпо­ху Э. ста­но­вит­ся од­ним из ве­ду­щих жан­ров. Порт­ре­ты эл­ли­ни­стич. пра­ви­те­лей (Ат­та­ла I, Се­лев­ка I Ни­ка­то­ра, Ан­ти­оха III, Мит­ри­да­та VI и др.) из­вест­ны в ори­ги­на­лах и ко­пи­ях; осо­бую груп­пу со­став­ля­ют порт­ре­ты дея­те­лей куль­ту­ры – фи­ло­со­фов, ора­то­ров, по­этов. Эти дос­ти­же­ния иск-ва Э. во мно­гом бы­ли вос­при­ня­ты рес­пуб­ли­кан­ским Ри­мом и в даль­ней­шем раз­ви­ты в пе­ри­од Рим. им­пе­рии.

Для Э. ха­рак­тер­но мно­го­об­ра­зие ло­каль­ных ху­дож. школ (пер­гам­ская, ро­дос­ская, ан­ти­охей­ская, не­оат­тич­е­ская), свя­зан­ное с раз­ны­ми ва­ри­ан­та­ми взаи­мо­дей­ст­вия ме­ст­ной и греч. тра­ди­ции. Так, иск-во Э. на тер­ри­то­рии Ма­ке­до­нии в це­лом раз­ви­ва­лось в рус­ле позд­не­клас­сич. ли­нии, од­на­ко наи­бо­лее важ­ные па­мят­ни­ки (ма­кед. мо­ну­мен­таль­ные гроб­ни­цы) со­че­та­ют спе­ци­фи­ку ме­ст­ных форм (свод­ча­тая по­гре­баль­ная ка­ме­ра под кур­га­ном) с греч. ор­дер­ным по­лихром­ным фа­са­дом («Гроб­ни­ца Фи­лип­па» в Вер­ги­не, «Гроб­ни­ца Су­да» и «Гроб­ни­ца Паль­метт» в Мие­зе и др.). На­ря­ду с жи­во­пи­сью, так­же со­хра­нив­шей­ся поч­ти ис­клю­чи­тель­но в по­гре­баль­ном кон­тек­сте, бле­стя­щий рас­цвет впер­вые пе­ре­жи­ва­ет мо­заи­ка («Дом Дио­ни­са», «Дом По­хи­ще­ния Еле­ны» в Пел­ле).

В Ма­лой Азии круп­ней­шим ху­дож. цен­тром стал Пер­гам. В 1-й пол. 2 в. до н. э. там воз­ве­дён ан­самбль ак­ро­по­ля с ал­та­рём Зев­са (т. н. Пер­гам­ский ал­тарь), от­ра­жаю­щим ори­ги­наль­ный син­тез ана­то­лий­ских и греч. тра­ди­ций. Сме­лое со­че­та­ние ар­хит. и пла­стич. форм, ди­на­ми­ка и зре­лищ­ность скульп­тур­но­го де­ко­ра (осо­бен­но «Бит­вы бо­гов с ги­ган­та­ми», см. илл. к ст. Ги­ган­ты) по­зво­ля­ют учё­ным ха­рак­те­ри­зо­вать по­доб­ное иск-во тер­ми­ном «эл­ли­ни­стич. ба­рок­ко». Мо­ну­мен­таль­ность, па­те­ти­ка, эмо­цио­наль­ное на­пря­же­ние свой­ст­вен­ны и др. ше­дев­рам скульп­ту­ры Э. – свя­зан­ным с ро­дос­ской шко­лой ста­туе «Ни­ка Са­моф­ра­кий­ская» (ок. 190 до н. э., Лувр, Па­риж, см. илл. к ст. Гре­ция Древ­няя) и со­хра­нив­шим­ся в рим. ко­пи­ях скульп­тур­ным груп­пам «Лао­ко­он» (40–30 гг. до н. э., Му­зеи Ва­ти­ка­на, см. илл. к ст. Лао­ко­он) и «Ос­ле­п­ле­ние По­ли­фе­ма» (1 в. н. э., Нац. ар­хео­ло­гич. му­зей, Спер­лон­га).

В пто­ле­ме­ев­ском Егип­те тра­диц. и эл­лин­ский «сти­ли», как пра­ви­ло, су­ще­ст­ву­ют па­рал­лель­но. Так, в Алек­сан­д­рии зод­че­ст­во сле­ду­ет гре­ко-ма­кед. тра­ди­ции, так­же боль­шо­го рас­цве­та дос­тиг­ла жи­во­пись в ду­хе греч. ил­лю­зио­низ­ма (рос­пи­си гроб­ниц), скульп­ту­ра, мо­за­ич­ное иск-во. В рус­ле егип. об­раз­цов Но­во­го цар­ст­ва вы­дер­жа­ны хра­мо­вые ком­плек­сы Хо­ра в Эд­фу, Хат­хор в Ден­де­ре, Иси­ды на о. Фи­ле: оче­вид­ны нов­ше­ст­ва в трак­тов­ке тра­диц. форм (напр., ва­ри­ан­ты егип. «рас­ти­тель­ных» опор), од­на­ко греч. чер­ты про­яв­ле­ны срав­ни­тель­но сла­бо, как и в скульп­ту­ре, соз­дан­ной в рус­ле тра­диц. егип. «ма­не­ры».

Лит.: Дрой­зен И. Г. Ис­то­рия эл­ли­низ­ма. М., 1890–1893. Т. 1–3; Rostovtzeff M. I. The social and economic history of the Hellenistic world. Oxf.; N. Y., 1941. Vol. 1–3; Тарн В. Эл­ли­ни­сти­че­ская ци­ви­ли­за­ция. М., 1949; Ра­но­вич А. Б. Эл­ли­низм и его ис­то­ри­че­ская роль. М.; Л., 1950; Зель­ин К. К. Ос­нов­ные чер­ты эл­ли­низ­ма // Вест­ник древ­ней ис­то­рии. 1953. № 4; он же. Не­ко­то­рые ос­нов­ные про­бле­мы ис­то­рии эл­ли­низ­ма // Со­вет­ская ар­хео­ло­гия. 1955. Т. 22; Will É. Histoire politique du monde hellénistique (323–30 av. J.-C.). Nancy, 1966–1967. Vol. 1–2; Préaux Cl. Le monde hellénistique. P., 1978. Vol. 1–2; The Cambridge ancient history. 2nd ed. Camb., 1984. Vol. 7. Pt. 1: The Hellenistic world; Ле­век П. Эл­ли­ни­сти­че­ский мир. М., 1989; Эл­ли­низм: Эко­но­ми­ка, по­ли­ти­ка, куль­ту­ра / Отв. ред. Е. С. Го­луб­цо­ва. М., 1990; Эл­ли­низм: Вос­ток и за­пад / Отв. ред. Е. С. Го­луб­цо­ва. М., 1992; Ма­ри­но­вич Л. П. Гре­ки и Алек­сандр Ма­ке­дон­ский: К про­бле­ме кри­зи­са по­ли­са. М., 1993; A companion to the Hellenistic world / Ed. A. Erskine. Oxf.; Malden, 2003; Сап­ры­кин С. Ю. О хро­но­ло­ги­че­ских гра­ни­цах эпо­хи эл­ли­низ­ма // Ис­то­рия: Мир про­шло­го в со­вре­мен­ном ос­ве­ще­нии. Сбор­ник на­уч­ных ста­тей к 75-ле­тию со дня ро­ж­де­ния проф. Э. Д. Фро­ло­ва / Под ред. А. Ю. Двор­ни­чен­ко. СПб., 2008.

Лит.: Зе­лин­ский Ф. Ф. Ре­ли­гия эл­ли­низ­ма. П., 1922; Эл­ли­ни­сти­че­ская тех­ни­ка / Под ред. И. И. Тол­сто­го. М.; Л., 1948; Parsons E. A. The Alexandrian library, glory of the Hellenic world: Its rise, antiquities, and destructions. N. Y., 1967; Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние древ­ней Гре­ции. Эпо­ха эл­ли­низ­ма / Под ред. В. И. Ку­зи­щи­на. М., 1982; Бла­ват­ская Т. В. Из ис­то­рии гре­че­ской ин­тел­ли­ген­ции эл­ли­ни­сти­че­ско­го вре­ме­ни. М., 1983; Ро­жан­ский И. Д. Ис­то­рия ес­те­ст­во­зна­ния в эпо­ху эл­ли­низ­ма и Рим­ской им­пе­рии. М., 1988; Чис­тя­ко­ва Н. А. Эл­ли­ни­сти­че­ская по­эзия. Ли­те­ра­ту­ра, тра­ди­ции и фольк­лор. Л., 1988; Эл­ли­низм: Вос­ток и за­пад / Отв. ред. Е. С. Го­луб­цо­ва. М., 1992; The Cambridge history of Hellenistic philosophy. Camb., 2008; A companion to Hellenistic literature / Ed. J. J. Clauss, M. Cuypers. Chichester; Malden, 2010; Ste­wart A. Art in the Hellenistic world: An introduction. N. Y., 2014; «Бо­ги сре­ди лю­дей»: Культ пра­ви­те­лей в эл­ли­ни­сти­че­ском, пост­эл­ли­ни­сти­че­ском и рим­ском ми­ре / Под ред. С. Ю. Сап­ры­ки­на, И. А. Ла­ды­ни­на. М.; СПб., 2016.

Лит.: Havelock Ch. M. Hellenistic art. 2nd ed. N. Y.; L., 1981; Charbonneaux J., Martin R., Villard F. Hellenistic art, 330–50 B. C. L., 1986; Pollitt Jerome J. Art in the Hellenistic age. Camb., 1986; Burn L. Hellenistic art: From Alexander The Great to Augustus. Los Ang., 2004; Ste­wart A. Art in the Hellenistic world: An introduction. Camb.; N. Y., 2014.

Вернуться к началу