Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ТЮРКОЛО́ГИЯ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 32. Москва, 2016, стр. 622-623

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. Н. Кононов, Т. К. Кораев

ТЮРКОЛО́ГИЯ, ком­плекс на­ук, изу­чаю­щих язы­ки, ис­то­рию, ли­те­ра­ту­ру, фольк­лор и куль­ту­ру тю­рок.

Сна­ча­ла Т. фор­ми­ро­ва­лась гл. обр. как фи­ло­ло­гич. дис­ци­п­ли­на. Важ­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми для изу­че­ния ис­то­рии тюрк­ских язы­ков, соз­да­ния их клас­си­фи­ка­ции ста­ли дан­ные ор­хо­но-ени­сей­ских и др.-уй­гур­ских над­пи­сей (7–13 вв.; см. Ор­хо­но-ени­сей­ские над­пи­си, Уй­гур­ское пись­мо) и трак­та­ты ара­бо-, пер­со- и тюр­коя­зыч­ных ав­то­ров (9–15 вв.). Сре­ди них осо­бое зна­че­ние име­ет со­став­лен­ный Мах­му­дом Каш­га­ри «Сло­варь тюрк­ских на­ре­чий» («Ди­ван лу­гат ат-турк», 1072–74).

Ев­ро­па уз­на­ла о тюр­ках не позд­нее 5 в. (см. Тюр­ки во 2-м зна­че­нии). Ин­те­рес к тюр­кам воз­рос в 11–13 вв., во вре­мя борь­бы Ви­зан­тии и Кре­сто­нос­цев ор­де­на про­тив сель­джу­ков. Со вре­ме­ни мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия (13 в.) он под­дер­жи­вал­ся (осо­бен­но сре­ди вост. сла­вян) не­об­хо­ди­мо­стью сно­ше­ний с Зо­ло­той Ор­дой, воз­рос с уг­ро­зой ос­ман­ско­го втор­же­ния в Ев­ро­пу по­сле за­хва­та Кон­стан­ти­но­по­ля (1453). Всё это обу­сло­ви­ло ин­те­рес ев­ро­пей­цев к ис­то­рии, эт­но­гра­фии, язы­кам тю­рок, в т. ч. прак­тич. зна­ние тюрк. язы­ков; го­то­ви­лись офиц. пе­ре­во­дчи­ки-тол­ма­чи, поя­ви­лись ис­то­рио­гра­фы. Од­ним из пер­вых объ­ек­тов на­уч. ин­те­ре­са ев­роп. ис­сле­до­ва­те­лей стал ту­рец­кий язык (ос­ман­ский; в 1533 фло­рен­тин­цем Фи­лип­по Ард­жен­ти соз­да­но пер­вое ру­ко­пис­ное по­со­бие, в 1612 вы­шла пер­вая пе­чат­ная грам­ма­ти­ка Иеро­ни­ма Ме­ги­зе­ра, во 2-й пол. 17 в. – пер­вый ака­де­мич. сло­варь), на ос­но­ве ко­то­ро­го изу­ча­лись и др. тюрк. язы­ки. В 17–18 вв. ев­роп. ис­сле­до­ва­те­ли ос­ма­нов пре­сле­до­ва­ли гл. обр. прак­тич. це­ли: по­иск ис­то­ков их во­ен.-по­ли­тич. мо­гу­ще­ст­ва [Л. Ф. Мар­си­льи, Ш.(С.) Ста­ро­воль­ский, И. Му­рад­жа д’Оссон]. На­ча­ло на­уч. изу­че­нию тур. ис­то­рии по­ло­жил Й. фон Хам­мер-Пур­гш­таль, де­ло ко­то­ро­го во 2-й пол. 19 – 1-й пол. 20 вв. про­дол­жи­ли П. Вит­тек, Ф. Теш­нер, Ф. Ба­бин­гер. Во 2-й пол. 20 в. зап.-ев­роп. учё­ные об­ра­ти­лись к изу­че­нию др. тюрк. язы­ков (чу­ваш., тат., ку­мык­ско­го, уй­гур­ско­го). Про­бле­мы Т. в свя­зи с ура­ло-алт. язы­ко­зна­ни­ем раз­ра­ба­ты­ва­ли М. А. Ка­ст­рен, Г. Й. Рам­стедт, М. Ря­ся­нен (Фин­лян­дия). В. Том­сен на­шёл ключ к чте­нию па­мят­ни­ков древ­не­тюрк­ско­го ру­ни­че­ско­го пись­ма.

Ев­роп. Т. раз­ви­ва­лась в об­лас­ти ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний: в Гер­ма­нии (А. фон Га­бен, Б. Флем­минг, Г. Дёр­фер), Фран­ции (Л. Ба­зен, Р. Ман­тран, И. Ме­ли­ко­ва), Ита­лии (А. Бом­ба­чи). В стра­нах, на­хо­див­ших­ся под ос­ман­ским вла­ды­че­ст­вом, изу­ча­лись тур. письм. ис­точ­ни­ки и ар­хив­ные до­ку­мен­ты, а так­же ме­ст­ные тюрк. диа­лек­ты [Б. Цвет­ко­ва, В. Му­таф­чие­ва (Бол­га­рия); Х. Хад­жи­бе­гич (Юго­сла­вия)]. В США и Ка­на­де ос­но­вы Т. бы­ли за­ложе­ны в кон. 1930-х гг., она бы­ст­ро раз­ви­ва­лась в 1950–60-х гг., гл. обр. тюр­ко­ло­га­ми из Ев­ро­пы (Т. Ха­ла­ши-Кун, Д. Си­нор, К. Г. Мен­гес) и Тур­ции (Ш. Мар­дин, Н. Бер­кес). В Тур­ции ака­де­мич. Т. (ме­дие­ви­сти­ка, тек­сто­ло­гия) за­ро­ди­лась в нач. 20 в. (уси­лия­ми гл. обр. А. Р. Ал­ты­ная, Н. А. Язык­сы­за, М. Ф. Кёп­рю­лю) на ба­зе Стам­буль­ско­го ун-та и в рам­ках Об-ва ос­ман­ской ис­то­рии (с 1910).

Тюркология в России

Ос­но­вы отеч. Т. за­ло­же­ны во 2-й пол. 18 в. До это­го тюрк. пле­ме­на час­то упо­ми­на­лись и опи­сы­ва­лись как в ле­то­пи­сях («По­весть вре­мен­ных лет»), так и в отд. со­чи­не­ни­ях (Афа­на­сий Ни­ки­тин, И. С. Пе­ре­све­тов и др.); го­то­ви­лись пе­ре­во­дчи­ки с тюрк. язы­ков, тюрк. сло­ва тол­ко­ва­лись в аз­бу­ков­ни­ках. При Пет­ре I на­ча­лось пла­но­мер­ное изу­че­ние тюрк. на­ро­дов Си­би­ри. По­сле соз­да­ния в 1725 Пе­терб. АН оно ста­ло сис­те­ма­ти­че­ским, и во 2-й пол. 18 – 1-й пол. 19 вв. Т. в Рос­сии ох­ва­ты­ва­ла как жи­вые язы­ки, так и письм. па­мят­ни­ки, а так­же эт­но­гра­фию, фольк­лор тюр­коя­зыч­ных на­ро­дов (О. И. Сен­ков­ский, М. Ка­зем-Бек, А. О. Мух­лин­ский). Из­дан­ный в 1790–91 4-том­ный «Срав­ни­тель­ный сло­варь всех язы­ков и на­ре­чий…» вклю­чал сло­ва 279 язы­ков, в т. ч. 19 тюрк. идио­мов; в не­го во­шли ма­те­риа­лы из мно­го­числ. ру­ко­пис­ных сло­ва­рей [в т. ч. «Рус­ско-та­тар­ско­го сло­ва­ря» С. Халь­фи­на (1785), «Сло­ва­ря Да­ма­ски­на» (1785), ано­ним­но­го «Сло­ва­ря язы­ка чу­ваш­ско­го» (1785)]. Со 2-й пол. 18 в. на­ча­ли по­яв­лять­ся учеб­ные за­ве­де­ния, в ко­то­рых пре­по­да­вал­ся тат. яз. (в Ка­за­ни, Ас­т­ра­ха­ни, Мо­ск­ве, Ом­ске, То­боль­ске), пер­вые учеб­ные по­со­бия по тат. яз. (И. Халь­фи­на, И. И. Ги­га­но­ва).

В круг ис­сле­до­ва­ния во­вле­ка­лось всё боль­ше тюрк. язы­ков, и в те­че­ние 19 в. бы­ли опи­са­ны грам­ма­тич. строй мно­гих из них, язык ря­да тюрк. па­мят­ни­ков. Зна­чит. яв­ле­ни­ем ста­ли ра­бо­та О. Бёт­лин­гка «О язы­ке яку­тов» («Über die Sprache der Jakuten», 1851), «Грам­ма­тика ал­тай­ско­го язы­ка», со­став­лен­ная чле­на­ми алт. мис­сии (Н. И. Иль­мин­ским и др., 1869).

Прин­ци­пи­аль­но но­вый этап в раз­ви­тии не толь­ко отеч., но и в це­лом ми­ро­вой Т. на­чал­ся со 2-й пол. 19 в., ко­гда бы­ли за­ло­же­ны ос­но­вы срав­нит.-ис­то­рич. изу­че­ния тюрк. язы­ков (В. В. Рад­лов и др.). С это­го вре­ме­ни на­ча­лось пла­но­мер­ное срав­нит. изу­че­ние прак­ти­че­ски всех жи­вых и мёрт­вых тюрк. язы­ков, фольк­ло­ра, эт­но­гра­фии, ар­хео­ло­гии тюрк. на­ро­дов Ал­тая и Зап. Си­би­ри. Раз­вер­ну­лась дея­тель­ность Н. И. Иль­мин­ско­го и П. М. Ме­лио­ран­ско­го (др.- и ср.-тюрк. эпи­гра­фи­ка и тек­сто­ло­гия, со­став­ле­ние об­ще­тюрк­ско­го сло­ва­ря и др.). Бла­го­да­ря уси­ли­ям В. В. Гри­горь­е­ва и И. Н. Бе­ре­зи­на ста­ло ши­ро­ко изу­чать­ся про­шлое тю­рок на ка­фед­ре ис­то­рии Вос­то­ка ф-та вост. язы­ков С.-Пе­терб. ун-та (В. В. Вель­я­ми­нов-Зер­нов, В. Д. Смир­нов, Н. И. Ве­се­лов­ский). В. В. Бар­тольд, про­ана­ли­зи­ро­вав и вве­дя в на­уч. обо­рот де­сят­ки тюр­ко-перс. ис­точ­ни­ков, на де­ся­ти­ле­тия оп­ре­де­лил век­тор в раз­ви­тии ис­то­рио­гра­фии Центр. Азии. В 19 – нач. 20 вв. в раз­ви­тии Т. на­чи­на­ют уча­ст­во­вать отд. учё­ные – пред­ста­ви­те­ли тюр­коя­зыч­ных на­ро­дов (Ч. Ч. Ва­ли­ха­нов, К. На­сы­ри, М. Ф. Ахун­дов, И. Ал­тын­са­рин, Н. Ф. Ка­та­нов).

Сов. Т., от­ли­ча­ясь по ме­то­до­ло­гич. ос­но­ве и за­да­чам от до­ре­во­люц. тра­ди­ции, про­дол­жи­ла её бла­го­да­ря тру­дам С. Е. Ма­ло­ва, А. Е. Крым­ско­го, В. А. Горд­лев­ско­го, В. А. Бо­го­ро­диц­ко­го, А. Н. Са­мой­ло­ви­ча, Н. И. Аш­ма­ри­на и др. На Все­со­юз­ном тюр­ко­ло­гич. съез­де (Ба­ку; 1926) бы­ли оп­ре­де­ле­ны за­да­чи сов. Т. и прин­ци­пы её раз­ви­тия. С 1920-х гг. на­ча­лось ин­тен­сив­ное язы­ко­вое строи­тель­ст­во: раз­ра­бо­та­ны на­уч. ос­но­вы но­вых ал­фа­ви­тов и ор­фо­гра­фий для тюрк. язы­ков СССР, тер­ми­но­ло­гия (см. «Но­вый ал­фа­вит»), го­то­ви­лись ме­ст­ные язы­ко­ведч. кад­ры, соз­да­ва­лись учеб­ные по­со­бия для тюр­коя­зыч­ных школ. Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось изу­че­нию фо­не­ти­ки, грам­ма­ти­ки, лек­си­ки ма­ло изу­чен­ных или со­всем не изу­чен­ных тюрк. язы­ков и их диа­лек­тов (Б. В. Чо­бан-за­де, Н. К. Дмит­ри­ев, А. П. По­це­лу­ев­ский, И. А. Бат­ма­нов, К. К. Юда­хин, А. К. Бо­ров­ков, А. П. Дуль­зон, В. В. Ре­ше­тов, Е. И. Уб­ря­то­ва, Э. Р. Те­ни­шев, А. М. Щер­бак, Н. А. Бас­ка­ков, А. Н. Ко­но­нов и др.). С 1940–50-х гг. уси­лия­ми Ма­ло­ва, Бас­ка­ко­ва, Дмит­рие­ва, Э. В. Се­вор­тя­на, Э. Н. Над­жи­па и др. на­ча­лось изу­че­ние ис­то­рич. и срав­нит.-ис­то­рич. фо­не­ти­ки, грам­ма­ти­ки тюрк. язы­ков, раз­ви­ва­лись тюрк. лек­си­ко­ло­гия, лек­си­ко­гра­фия (эти­мо­ло­гич., ис­то­ри­ко-срав­нит. сло­ва­ри тюрк. язы­ков, др.-тюрк. сло­варь, тол­ко­вые сло­ва­ри отд. тюрк. язы­ков, язы­ка про­из­ве­де­ний Али­ше­ра На­вои), диа­лек­то­гра­фия и диа­лек­то­ло­гия, лин­гвис­тич. изу­че­ние па­мят­ни­ков тюрк. пись­мен­но­сти. В 20 – нач. 21 вв. из­дан ряд важ­ных обоб­щаю­щих тру­дов по Т., в т. ч. кн. «Тюрк­ские язы­ки» (вы­шед­шая в 1997 в се­рии «Язы­ки ми­ра»), в ко­то­рой пол­ное опи­са­ние тюрк. язы­ков вы­пол­не­но по еди­но­му ти­по­ло­гич. пла­ну. Вы­даю­щих­ся ус­пе­хов до­би­лась сов. Т. в об­лас­ти ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния (Е. Э. Бер­тельс, В. М. Жир­мун­ский, Г. Арас­лы), ис­то­рии, эт­но­гра­фии и ар­хео­ло­гии (А. Ю. Яку­бов­ский, А. Н. Берн­ш­там, Л. Р. Кыз­ла­сов). Ис­сле­до­ва­лись и ко­рен­ные со­ци­аль­но-эко­но­мич. про­бле­мы ос­ман­ско­го об­ще­ст­ва (А. Ф. Мил­лер, А. Д. Но­ви­чев, А. С. Тве­ри­ти­но­ва).

Т. в совр. Рос­сии кон­цен­три­ру­ет­ся в РАН, а так­же в н.-и. ин-тах Ты­вы, Чу­ва­шии, Ал­тая, Ха­ка­сии. Для ко­ор­ди­на­ции на­уч. ис­сле­до­ва­ний и уси­ле­ния ме­ж­ду­нар. со­труд­ни­че­ст­ва при От­де­ле­нии ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­гич. на­ук РАН функ­цио­ни­ру­ет Рос. к-т тюр­ко­ло­гов.

Лит.: Лу­нин Б. В. Сред­няя Азия в до­ре­во­лю­ци­он­ном и со­вет­ском вос­то­ко­ве­де­нии. Таш., 1965; он же. Ис­то­рио­гра­фия об­ще­ст­вен­ных на­ук в Уз­бе­ки­ста­не: Био­биб­лио­гра­фи­че­ские очер­ки. Таш., 1974; Ко­но­нов А. Н. Тюрк­ская фи­ло­ло­гия в СССР. 1917–1967. М., 1968; он же. Ис­то­рия изу­че­ния тюрк­ских язы­ков в Рос­сии. 2-е изд. Л., 1982; Ми­ли­банд С. Д. Био­биб­лио­гра­фи­че­ский сло­варь со­вет­ских вос­то­ко­ве­дов. 2-е изд. М., 1977; она же. Вос­то­ко­ве­ды Рос­сии, XX – на­ча­ло XXI ве­ка: Био­биб­лио­гра­фи­че­ский сло­варь. М., 2008. Кн. 1–2; Био­биб­лио­гра­фи­че­ский сло­варь оте­че­ст­вен­ных тюр­ко­ло­гов. 2-е изд. М., 1989; Аш­нин Ф. Д., Ал­па­тов В. М., На­си­лов Д. М. Ре­прес­си­ро­ван­ная тюр­ко­ло­гия. М., 2002.

Вернуться к началу