Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ТИБЕ́Т

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 32. Москва, 2016, стр. 116-119

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. В. Дмитриев (История), С. А. Комиссаров (История: археология); П. Л. Гроховский, А. Д. Цендина (Литература); С. А. Комиссаров (Архитектура и изобразительное искусство: древнее искусство); >>

ТИБЕ́Т, ис­то­рич. об­ласть, за­ни­маю­щая зем­ли совр. Ти­бет­ско­го ав­то­ном­но­го р-на (ТАР), б. ч. пров. Цин­хай, час­тич­но про­вин­ции Гань­су, Сы­чу­ань и Юнь­нань КНР, а так­же часть инд. шта­та Джам­му и Каш­мир и тер­ри­то­рии Гил­гит-Бал­ти­стан, под­кон­т­роль­ной Па­ки­ста­ну.

История

Древ­ней­шие сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти в ре­гио­не от­но­сят­ся к позд­нему па­лео­ли­ту (в т. ч. на не­оби­тае­мой ны­не выс. 4300–5100 м). Сле­дую­щий пе­ри­од пред­став­лен тра­ди­ци­ей «не­гео­мет­рич. мик­ро­ли­тов»; па­мят­ни­ки в у. На­гчу близ­ки ти­пу Ши­юй (Сев. Ки­тай). Не позд­нее 5–4-го тыс. до н. э. поя­ви­лась ке­ра­ми­ка. На вос­то­ке ре­гио­на сфор­ми­ро­ва­лась не­оли­тич. куль­ту­ра Ка­жо (Ка­руй; по но­вым дан­ным, 3 эта­па: от 3-й тре­ти 4-го до сер. 3-го тыс. до н. э.).

Куль­ту­ры па­лео­ме­тал­ла (Циц­зя, Цзун­жи, Ма­чан, Бань­шань, Ка­яо, Сы­ба, Синь­дянь, Сы­ва и др.) в вер­ховь­ях р. Ху­ан­хэ со­от­но­сят с ця­на­ми (жу­на­ми), пред­ка­ми ти­бет. на­ро­дов. В хо­де войн др.-кит. го­су­дар­ст­ва вы­тес­ни­ли жу­нов на Ти­бет­ское на­го­рье, где те в 1-й пол. 1-го тыс. до н. э. всту­пи­ли в кон­такт с ме­ст­ным на­се­ле­ни­ем (куль­ту­ра Цюй­гун и др.), за­ло­жив ос­но­ву про­то­ти­бет­ских куль­тур. В юж. и вост. час­ти ТАР встре­ча­ют­ся мо­ги­лы с ка­мен­ны­ми ящи­ка­ми (от кон­ца нео­лита до 7–9 вв. н. э.), свя­зан­ные с Центр. Ази­ей и Юж. Си­би­рью. Сме­ше­ние этих тра­ди­ций с ме­ст­ны­ми про­сле­жи­ва­ет­ся в цян­ских куль­ту­рах Гань­су и Цин­хая, а так­же на Ти­бет­ском на­го­рье. На этой ос­но­ве фор­ми­ру­ют­ся ту­фа­ни (ту­бод), соз­дав­шие од­но­им. го­су­дар­ст­во. Пет­рог­ли­фы (бо­лее 60 мест) близ­ки центр.-ази­ат. и юж­но­си­бир­ским, на­скаль­ные ри­сун­ки – юж.-кит. тра­ди­ци­ям.

В 1-й пол. 7 в. царь Сронц­зан­гам­по соз­дал мо­гу­ще­ст­вен­ную Ти­бет. им­пе­рию, объ­е­ди­нив­шую весь Т. Во 2-й пол. 7 в. ти­бет­цы со­пер­ни­ча­ли с кит. имп. Тан за кон­троль над Зап. кра­ем, в 1-й пол. 8 в. ак­тив­но уча­ст­во­ва­ли в борь­бе тюр­ков и ки­тай­цев с араб. экс­пан­си­ей в Центр. Азии. В прав­ле­ние Ти­сонг Де­цэ­на (755–797) бла­го­да­ря ос­лаб­ле­нию Ки­тая Т. рас­ши­рил свои гра­ни­цы; в 763 ти­бет вой­ска за­ня­ли сто­ли­цу Тан Чанъань, Т. уда­лось на вре­мя взять под ко­нт­роль юж. ма­рш­рут Ве­ли­ко­го шёл­ко­во­го пу­ти. Бла­го­да­ря инд. учи­те­лям Пад­ма­са­мб­ха­ве и Шан­та­ра­кши­те ук­ре­пи­лись по­зи­ции буд­диз­ма; их уче­ни­ки ос­но­ва­ли древ­ней­шую шко­лу ти­бет. буд­диз­ма ньи­нг­ма, в кон. 770-х гг. был от­крыт пер­вый мо­на­стырь – Са­мье. Нач. 9 в. Т. про­вёл в вой­нах с Ха­ли­фа­том и Уй­гур­ским ка­га­на­том. В 842 Т. рас­пал­ся на мно­же­ст­во кня­жеств, управ­ляв­ших­ся собств. ди­на­стия­ми, внеш­ние за­вое­ва­ния бы­ли ут­ра­че­ны. В 11 в. воз­ник­ли три клю­че­вые шко­лы ти­бет. буд­диз­ма: ка­дам-па, са­кья-па и ка­гью-па. С рас­про­стра­не­ни­ем буд­диз­ма свя­зан ряд на­скаль­ных изо­бра­же­ний; пе­щер­ные хра­мы и мо­на­сты­ри (в осн. в окр. Али) со скульп­ту­ра­ми, фре­ска­ми, в т. ч. сю­жет­ны­ми. Не­эф­фек­тив­ность свет­ской по­ли­тич. вла­сти при­ве­ла к бы­ст­ро­му рос­ту ро­ли мо­на­сты­рей, став­ших цент­ра­ми не толь­ко об­ра­зо­ва­ния и нау­ки, но так­же управ­ле­ния при­ле­гаю­щи­ми к ним тер­ри­то­рия­ми. Власть на­стоя­те­лей мо­на­сты­рей час­то пре­вы­ша­ла власть свет­ских вла­де­те­лей. В нач. 13 в. наи­боль­шим влия­ни­ем об­ла­да­ла шко­ла са­кья-па.

Фото Paul Farrelly / flickr.com Руины города Цапаранг, столицы государства Гуге в Западном Тибете.

В 1252–53 монг. вой­ска дош­ли до Лха­сы; гла­ва шко­лы са­кья-па Паг­ба-ла­ма стал на­став­ни­ком Ху­би­лая, в 1260 по­жа­ло­вав­ше­го ему ти­тул гос. на­став­ни­ка (го-ши) и сде­лав­ше­го его пра­ви­те­лем Т. Спе­ци­фи­ка это­го вас­са­ли­те­та оп­ре­де­ля­лась тем, что управ­ляв­ший Т. гос. на­став­ник в свет­ских де­лах под­чи­нял­ся ве­ли­ко­му ха­ну, но в ду­хов­ных счи­тал­ся его учи­те­лем. Ге­ге­мо­ния шко­лы са­кья-па со­хра­ня­лась поч­ти до са­мо­го кон­ца су­ще­ст­во­ва­ния им­пе­рии Юань. В 1354 мон. Са­кья был взят вой­ска­ми Джан­чуб Гьял­це­на из ди­на­стии Паг­мо­ду-па, пра­вив­шей в обл. Уй и свя­зан­ной со шко­лой ка­гью-па. Эта ди­на­стия пра­ви­ла Т. до 1435. Бы­ла ос­но­ва­на шко­ла ге­луг-па (Шко­ла доб­ро­де­те­ли), чьи мо­на­сты­ри от­ли­ча­лись стро­го­стью пра­вил. В 1435–1565 власть в Т. пе­ре­шла в ру­ки ди­на­стии Рин­пунг-па, а за­тем ока­за­лась у ди­на­стии Цанг-па. Власть этих ди­на­стий рас­про­стра­ня­лась лишь в зем­ле­дельч. об­лас­ти до­ли­ны Яр­лунг-Дзан­гбо (Цан­гпо), зем­ли ко­чев­ни­ков под­чи­ня­лись ге­ге­мо­нам но­ми­наль­но.

Даль­ней­шая ис­то­рия Т. свя­за­на с рас­ту­щей по­пу­ляр­но­стью шко­лы ге­луг-па. В 1578 на встре­че од­но­го из пер­во­ие­рар­хов ге­луг-па Со­нам Гья­цо и ту­мэт­ско­го Ал­тан-ха­на по­след­ний при­нял буд­дизм и да­ро­вал Со­на­му Гья­цо ти­тул да­лай-ла­мы. Впо­след­ст­вии этот ти­тул был рет­ро­спек­тив­но рас­про­стра­нён на пре­ды­ду­щие пе­ре­ро­ж­де­ния Со­на­ма Гья­цо, а сам он стал име­но­вать­ся Да­лай-ла­мой III. В 1642 Да­лай-ла­ма V об­ра­тил­ся к ой­рат­ско­му (хо­шут­ско­му) пра­ви­телю Гу­ши-хану за по­мо­щью про­тив при­тес­не­ний со сто­ро­ны др. школ и пра­ви­те­лей Цанг-па. Гу­ши-хан низ­верг Цанг-па и пе­ре­дал Т. в ру­ки далай-ла­мы, во­ен. власть ока­за­лась в ру­ках по­кро­ви­те­лей да­лай-ла­мы – хо­шут­ских ха­нов. В 1717 хо­шут­ский Лхав­зан-хан был убит джун­га­ра­ми, ра­зо­рив­ши­ми Лха­су. В 1720 джун­га­ров из­гна­ли из Т. монг. вой­ска, на­прав­лен­ные маньч. имп. Сю­а­нье. Сю­анье уч­ре­дил при да­лай-ла­ме пра­ви­тель­ст­во – ка­шаг и по­са­дил двух пред­ста­ви­те­лей дво­ра – ам­ба­ней. В 1788–92 Т. вёл тя­жё­лую вой­ну с гурк­ха­ми, Лха­са об­ра­ти­лась за по­мо­щью к Пе­ки­ну. В ито­ге Т. ли­шил­ся пра­ва сво­бод­но вес­ти внеш­нюю по­ли­ти­ку, власть ам­ба­ней уси­ли­лась: толь­ко че­рез них да­лай-ла­ма и вто­рой ие­рарх шко­лы ге­лук – пан­чен-ла­ма от­ны­не мог­ли об­ра­щать­ся к им­пе­ра­то­ру. Вы­бор их но­вых пе­ре­ро­ж­де­ний стал ут­вер­ждать­ся им­пе­ра­то­ром. Ко 2-й пол. 19 в. кри­зис Цин­ской им­пе­рии при­вёл к то­му, что власть ам­ба­ней в Лха­се ста­ла фор­маль­ной. В нач. 20 в. за влия­ние в Т. бо­ро­лись Ве­ли­ко­бри­та­ния и Рос­сия. Ок. 1900 А. Дор­жи­ев, один из учи­те­лей Да­лай-ла­мы XIII, на­чал тай­ные пе­ре­го­во­ры с С.-Пе­тер­бур­гом о приё­ме Т. под про­тек­то­рат Рос­сии. В дек. 1903 брит. вой­ска вторг­лись в Т. (не на­чи­на­ли ак­тив­ные во­ен. дей­ст­вия до мар­та 1904). Ве­ли­ко­бри­та­ния на­вя­зала Т. со­гла­ше­ние о про­тек­то­ра­те, но реа­ли­зо­вать его не уда­лось; в 1906 бри­тан­цы при­зна­ли сю­зе­ре­ни­тет Ки­тая в Т.; в 1907 в рам­ках анг­ло-рос. со­гла­ше­ния обе дер­жа­вы от­ка­зы­ва­лись от по­пы­ток про­ник­но­ве­ния в Ти­бет.

С 1906 ам­бань Лянь Юй на­чал реа­ли­за­цию по­ли­ти­ки ки­таи­за­ции Т. В февр. 1910 да­лай-ла­ма был ли­шён всех сво­их по­стов и вы­ну­ж­ден бе­жать в Дард­жи­линг под за­щи­ту Ве­ли­ко­бри­та­нии. Ус­пе­ху Лянь Юя по­ме­шал рас­пад Цин­ской им­пе­рии. В но­яб. 1911 кит. гар­ни­зон Лха­сы вос­стал и на­чал гра­бить мир­ное на­се­ле­ние, но по­лу­чил от­пор; в кон. 1912 по­след­ние кит. сол­да­ты по­ки­ну­ли Т. В янв. 1913 да­лай-ла­ма вер­нул­ся в Лха­су и объ­явил о не­за­ви­си­мо­сти Т. Осе­нью 1913 Ве­ли­ко­бри­та­ния со­бра­ла в г. Сим­ла в Ин­дии ан­гло-кит.-ти­бет. кон­фе­рен­цию (см. Симл­ское со­гла­ше­ние 1914) с це­лью фор­ма­ли­зо­вать осо­бый ста­тус Т. в со­ста­ве Ки­тая. Кит. де­ле­га­ция от­ка­за­лась под­пи­сать со­гла­ше­ние, ре­аль­ная власть в Т. ос­та­лась в ру­ках да­лай-ла­мы. Пос­ле по­бе­ды над ар­ми­ей Кит. Рес­пуб­ли­ки На­род­но-ос­во­бо­ди­тель­ная ар­мия Ки­тая на­ча­ла втор­же­ние в Т. В окт. 1950 ти­бет. ар­мия бы­ла раз­би­та, 23.5.1951 ти­бет. де­ле­га­ция под­пи­са­ла в Пе­ки­не т. н. Со­гла­ше­ние из 17 ста­тей, со­глас­но ко­то­ро­му да­лай-ла­ма при­зна­вал Т. ча­стью КНР, от­ка­зы­вал­ся от са­мо­сто­ят. внеш­ней по­ли­ти­ки, но со­хра­нял власть в центр. час­ти Т. (кро­ме Ам­до и Ка­ма). Ки­тай обя­зы­вал­ся не фор­си­ро­вать ре­фор­мы в Т. и по­зво­лить Лха­се со­хра­нить там при­выч­ный ук­лад. Кит. вла­сти в це­лом ис­пол­ня­ли обя­за­тель­ст­ва в центр. Т., но на­ча­ли жё­ст­кие ре­фор­мы в Ам­до и Ка­ме. 10.3.1959 на­се­ле­ние Лха­сы под­ня­ло вос­ста­ние. Да­лай-ла­ма XIV с при­бли­жён­ны­ми бе­жал в Ин­дию (в ап­ре­ле то­го же го­да в Дха­рам­са­ле бы­ло уч­ре­ж­де­но ти­бет. пра­ви­тель­ст­во в из­гна­нии – Центр. ад­ми­ни­ст­ра­ция Т. – во гла­ве с Да­лай-ла­мой XIV). Пос­ле вос­ста­ния по­ли­ти­ка Ки­тая в Т. рез­ко из­ме­ни­лась. В 1959–61 бы­ли за­кры­ты поч­ти все из 6 тыс. ти­бет. мо­на­сты­рей (в пе­ри­од «Куль­тур­ной ре­во­лю­ции» 1966–76 боль­шин­ст­во их бы­ло раз­ру­ше­но от­ря­да­ми хун­вей­би­нов). Пе­кин про­вёл зе­мель­ную ре­фор­му, со­про­вож­дав­шую­ся ин­сце­ни­ро­ван­ны­ми су­да­ми над по­ме­щи­ка­ми, офи­це­ра­ми и чи­нов­ни­ка­ми, пред­ста­ви­те­ля­ми зна­ти и це­рк­ви. Чис­ло по­гиб­ших ти­бет­цев оце­ни­ва­ет­ся в 400–1200 тыс. чел.; мно­гие ти­бет­цы бы­ли уби­ты, от­прав­ле­ны в ла­ге­ря, по­гиб­ли на строи­тель­ст­ве до­рог, во­ен. объ­ек­тов. В 1965 ти­бет. зем­ли, до 1959 на­хо­див­шие­ся под управ­ле­ни­ем Лха­сы, бы­ли пре­об­ра­зо­ва­ны в Ти­бет­ский ав­то­ном­ный рай­он. На се­год­няш­ний день кит. по­ли­ти­ка по-преж­не­му вы­зы­ва­ет про­тест зна­чит. час­ти ти­бет­цев. В 2008 мно­гие об­ла­сти Т. бы­ли ох­ва­че­ны вол­не­ния­ми, по­дав­лен­ны­ми кит. ар­ми­ей. С 2011 Да­лай-ла­ма XIV от­ка­зал­ся от по­ста гла­вы ти­бет. пра­ви­тель­ст­ва, пред­се­да­тель пра­ви­тель­ст­ва вы­би­ра­ет­ся пу­тём го­ло­со­ва­ния сре­ди ти­бет. эмиг­ран­тов. Гл. тре­бо­ва­ни­ем яв­ля­ет­ся пре­до­став­ле­ние Т. ре­аль­ной ав­то­но­мии.

Литература

Лит-ра ти­бет­цев раз­ви­ва­ет­ся на ти­бет­ском язы­ке. Пер­вые письм. па­мят­ни­ки от­но­сят­ся к 7 в.: с сан­ск­ри­та пе­ре­ве­де­ны «Ка­ран­давь­ю­ха-сут­ра» и эпич. по­эма «Жизнь Буд­ды» Аш­ваг­хо­ши. В 8 в. круп­ным цен­тром пе­ре­во­да буд­дий­ских тек­стов был мон. Са­мье. В 9–10 вв. поя­ви­лись пер­вые хро­ни­ки («Дуньху­ан­ские хро­ни­ки», «Ба­шэд»).

По­сле рас­па­да Ти­бет­ской им­пе­рии и фор­ми­ро­ва­ния ло­каль­ных буд­дий­ских школ (11–14 вв.) вплоть до нач. 20 в. лит. твор­че­ст­во эво­лю­цио­ни­ро­ва­ло в рус­ле ин­до-ти­бет. клас­сич. ка­но­на при ре­шаю­щем влия­нии буд­диз­ма. Адеп­та­ми шко­лы ньин­гма соз­да­ва­лись апок­ри­фич. тек­сты («Ма­ни­кам­бум», «Ска­за­ния Пад­мы»). Раз­ви­тие по­лу­чи­ла по­эзия ре­ли­ги­оз­но­го (Ми­ла­ре­па) и ди­дак­ти­че­ско­го (Са­кья-пан­ди­та) со­дер­жа­ния. Рас­про­стра­нил­ся жанр про­по­ве­ди с ис­поль­зо­ва­ни­ем сю­жет­ных по­ве­ст­во­ва­ний: «Кни­га при­ме­ров» По­то­бы (11 в.). В 14 в. ко­ди­фи­ци­ро­ван ти­бет. буд­дий­ский ка­нон Ганд­жур и Данд­жур; по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись агио­гра­фич. со­чи­не­ния: «Жиз­не­опи­са­ние Мар­пы», «Жиз­не­опи­са­ние Ми­ла­ре­пы» Ре­чун­га (12 в.), «Жиз­не­опи­са­ние Ати­ши» (15 в.), мно­го­числ. жиз­не­опи­са­ния Цзон­ха­вы (Цзон­ка­бы) (14–15 вв.), «Жиз­не­опи­са­ния ин­дий­ских сидд­хи» Та­ра­нат­хи (1600). Сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных па­мят­ни­ков – ти­бет. вер­сии инд. «об­рам­лён­ных по­вес­тей» («Вол­шеб­ный мерт­вец», «Сказ­ки по­пу­гая»), сб-ков джа­так («Сут­ра о муд­ро­сти и глу­по­сти»), ком­мен­та­рии к ди­дак­тич. трак­та­там, со­дер­жа­щие прит­чи и сказ­ки, ли­рич. сти­хо­тво­ре­ния (Цанъ­ян Гья­цо, 17 в.), по­вес­ти на вол­шеб­но-ска­зоч­ные сю­же­ты [«Ска­за­ние о пра­вед­ном ца­ре­ви­че Нор­са­не» До­хар-шав­ру­на Цэ­рэн Ванд­жи­ла, «По­весть о Лун­ной ку­куш­ке» Даг­пу Лоб­сан Дан­би Джал­ца­на (оба 18 в.)], письм. из­ло­же­ния эпо­са о Гэ­сэ­ре, вер­сии «Ра­маяны», дра­ма­тич. про­из­ве­де­ния на ле­ген­дар­ные сю­же­ты («По­весть о ца­ре­ви­че Дэ­мид Гун­дэ­не», «По­весть о Нан­сал»).

В нач. 20 в. поя­ви­лись пи­са­те­ли, от­сту­паю­щие в сво­ём твор­че­ст­ве от норм клас­сич. ин­до-ти­бет. по­эти­ки: Ге­дун Чо­пел, Ги­тенг-рин­по­че Ло­занг Пел­ден, Шел­кар Лин­гпа; на­ча­лась мо­дер­ни­за­ция ти­бет. лит. язы­ка (ор­га­ни­за­ция ра­бо­ты пе­ре­во­дче­ских кит.-ти­бет. групп, из­да­тельств, пе­рио­дич. из­да­ний и др. СМИ, а так­же об­ра­зо­ва­тель­ных уч­ре­ж­де­ний). В 1980-е гг. на­ча­ли вы­хо­дить лит. жур­на­лы «Ти­бет­ская ли­те­ра­ту­ра и ис­кус­ст­во» (Лха­са, 1980), «Лёг­кий дождь» (Си­нин, 1981). Од­ним из за­чи­на­те­лей со­вр. ти­бет. лит-ры стал Дон­дуб Гьел, ав­тор сб-ка по­эзии и про­зы «Рас­свет яс­но­го и про­сто­го пись­ма» (1981) и др. В сер. 1980-х гг. за­ро­дил­ся ти­бет. ро­ман, об­ра­щён­ный к со­ци­аль­ной и ис­то­рич. про­бле­ма­ти­ке: «Би­рю­зо­вая диа­де­ма» Лан­гдун Пелд­жо­ра (1985), «Ра­до­сти и пе­ча­ли обыч­ной се­мьи» Та­ши Пел­де­на (1991), «Пре­да­ние о ски­та­ни­ях су­мы по све­ту» Реб­гонг Дорд­же Ка­ра (1996), «По­сла­ние в Ти­бет, Стра­ну сне­гов» Дон­гбу Дорд­же Рин­че­на (1999), «Рёв крас­но­го вих­ря» Це­ринг Дон­ду­ба (2006); боль­шой ре­зо­нанс по­лу­чил фан­та­стич. ро­ман «Го­ды бес­по­кой­ных снов» Ху­ра Джа­пе (2009). Сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных по­этов кон. 20 – нач. 21 вв.: Джан­гбу, Джу Кел­занг, Сен­гдор.

Со 2-й пол. 20 в. в Ти­бет. ав­то­ном­ном р-не раз­ви­ва­ет­ся лит-ра на кит. яз.: по­эты Йи­дам Це­ринг, Кел­занг Дорд­же, Аван Сы­дань­чжэн; про­заи­ки Еше Тенд­зин (ро­ман «Ос­тав­шие­ся в жи­вых», 1981), Та­ши Да­ва (ро­ман «Ду­ша, при­вя­зан­ная на ко­жа­ном шнур­ке», кон. 1980-х гг.), Сэ­бо (ро­ман «Круг­лые дни», 1991), Алай (ро­ма­ны «Осев­шая пыль», 2000, «Царь Ге­сар», 2009).

Архитектура и изобразительное искусство

Танка «Бодхисаттва Манджушри». Гуашь. 13 в. Частное собрание (Нью-Йорк).

К древ­ней­шим па­мят­ни­кам иск-ва Т. от­но­сит­ся рас­пис­ная ке­ра­ми­ка. Так, на со­су­дах куль­ту­ры Цзун­жи (26–21 вв. до н. э.) изо­бра­же­ны хо­ро­воды, пти­це­вид­ные су­ще­ст­ва, сва­сти­ки, ана­ло­гии ко­то­рым об­на­ру­же­ны в пет­рог­ли­фах Зап. Т. На по­се­ле­нии Но­му­хун (ок. 10 в. до н. э.) най­де­ны ке­ра­мич. фи­гур­ки до­маш­них яков. В осн. в сев. и зап. рай­онах, в го­рах (ино­гда в пе­ще­рах) от­кры­то ок. 300 групп изо­бра­же­ний. На пет­рог­ли­фах пред­став­ле­ны оле­ни, гор­ные ба­ра­ны, ло­ша­ди, яки, ор­лы, со­ба­ки, пре­сле­дую­щие тра­во­яд­ных, лю­ди, в т. ч. луч­ни­ки, тан­цо­ры, воз­мож­но в ри­ту­аль­ных мас­ках, всад­ни­ки с го­ло­ва­ми ба­ра­нов, сце­ны охо­ты и др. Ран­ние на­скаль­ные ри­сун­ки крас­ной крас­кой (не­бес­ные све­ти­ла, до­ма-«ре­шёт­ки») сход­ны с пи­са­ни­ца­ми Юж. Ки­тая; к 7–9 вв. от­но­сят­ся сце­ны, свя­зан­ные с жи­вот­но­вод­ст­вом и охо­той, изо­бра­же­ния ри­ту­аль­ных тан­цев, по­един­ков; не ред­ка и буд­дий­ская ат­ри­бу­ти­ка (сва­сти­ки, сту­пы).

Осн. чер­та ар­хи­тек­ту­ры Т. – су­ро­вая мо­ну­мен­таль­ность: мо­на­сты­ри, ок­ру­жён­ные коль­ца­ми стен, с гл. хра­мом, об­ра­щён­ным на се­вер; чор­те­ны – ка­мен­ные или кир­пич­ные сту­пы, об­ли­цо­ван­ные зо­ло­том или ме­дью [«Бе­лый чор­тен» в Гьян­гд­зе (Гьян­тзе, Джан­гд­зе)]. Ха­рак­тер­ный тип жи­ло­го до­ма – ка­мен­ное белё­ное из­ве­стью 4-уголь­ное со­ору­же­ние с су­жи­ваю­щи­ми­ся квер­ху сте­на­ми и пло­ской кры­шей и с внутр. дво­ром. Осн. чер­ты ср.-век. ар­хи­тек­ту­ры во­пло­ти­лись в ком­плек­се двор­ца-кре­по­сти По­та­ла в Лха­се (вклю­чён в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия). Изо­бра­зит. иск-во Т. об­ус­лов­ле­но тре­бо­ва­ни­ями ла­ма­из­ма и буд­диз­ма и раз­ви­ва­лось гл. обр. в мо­на­сты­рях: на­стен­ные рос­пи­си и тан­ка. С 7 в. в ря­де рос­пи­сей (в мон. Джо­канг в Лха­се и др.) про­яв­ля­ет­ся влия­ние кит. жи­во­пи­си эпо­хи Тан; в тан­ках 11–13 вв. – чер­ты, близ­кие инд. жи­во­пи­си. С 17 в. по­яв­ля­ют­ся жи­во­пис­ные пей­за­жи, на­по­ми­наю­щие кит. об­раз­цы, но бо­лее пло­ские, яр­кие и чёт­кие по си­лу­эту. Скульп­ту­ра так­же сле­ду­ет ка­но­нам буд­диз­ма: вы­се­чен­ные в ска­лах по­ли­хром­ные рель­е­фы, ста­туи из де­ре­ва, гли­ны и ме­тал­ла. Порт­рет­ной ин­ди­ви­дуа­ли­за­ци­ей об­ра­зов от­ме­че­на гли­ня­ная по­ли­хром­ная скульп­ту­ра 8–9 вв. – фи­гу­ры ца­ря Сронц­зан­гам­по и его жён в хра­ме двор­ца По­та­ла, ста­туи ар­ха­тов в мон. Цзянц­зы­бань­гэн. Ста­ту­эт­ки бо­гов, де­мо­нов и ду­хов (брон­за, медь, ре­же де­ре­во) ино­гда ин­кру­сти­ро­ва­лись дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми. Раз­ви­ва­лись юве­лир­ное иск-во, из­го­тов­ле­ние брон­зо­вых и мед­ных со­су­дов, под­свеч­ни­ков, шка­ту­лок, та­нок и т. п., а так­же ков­ро­де­лие и резь­ба по кам­ню.

Музыка

Ти­бет. му­зы­ка рас­про­стра­не­на в Ки­тае (Ти­бет. ав­то­ном­ный р-н, про­вин­ции Сы­чу­ань, Цин­хай, Гань­су), Бу­та­не, Не­па­ле, Ин­дии (штат Сик­ким, Ла­дакх). Све­де­ния о му­зы­ке и муз. ин­ст­ру­мен­тах Т. со­дер­жат­ся в сан­ск­рит­ско-ти­бет. сло­ва­ре «Ма­хавь­ют­пат­ти» (9 в.), «Трак­та­те о му­зы­ке» Са­кья Пан­ди­та (1182–1251), трак­та­те «Ра­до­ст­ное празд­не­ст­во» (1688) Сан­гье Гья­цо и др. В Ев­ро­пе о ней ста­ло из­вест­но бла­го­да­ря итал. мис­сио­не­ру-ав­гу­стин­цу А. А. Джорд­жи («Alphabetum Tibeta­num», 1762). Буд­дий­скую муз. тра­ди­цию Т. вос­при­ня­ли Мон­го­лия, Кал­мы­кия, Бу­ря­тия, Ты­ва, она про­ник­ла на Ал­тай и в За­бай­каль­ский край Ир­кут­ской об­лас­ти.

Осн. жан­ром при­двор­ной му­зы­ки Центр. Т. с 17 в. был тан­це­валь­ный жанр гар (ис­пол­нял­ся юно­ша­ми). Клас­сич. му­зы­ка Лха­сы, нан­гма, – пес­ни, ис­пол­няе­мые жен­щи­на­ми в со­про­во­ж­де­нии ин­ст­ру­мен­таль­но­го ан­самб­ля (ос­но­ва – мо­но­дия с эле­мен­та­ми ге­те­ро­фо­нии, ха­рак­тер­ны 7-сту­пен­ные зву­ко­ря­ды; за­пи­сы­ва­лась кит. флей­то­вой сло­го­вой но­та­ци­ей в ти­бет. транс­ли­те­ра­ции, позд­нее – циф­ро­вой но­та­ци­ей, при­ня­той в Ки­тае и Япо­нии).

Гл. ме­сто в муз. куль­ту­ре Т. за­ни­ма­ет куль­то­вая му­зы­ка вад­жрая­ны, свя­щен­ные тек­сты на ти­бет. яз. и сан­ск­ри­те рас­пе­ва­ет муж­ской хор, как пра­ви­ло, в уни­сон в очень низ­ком ре­ги­ст­ре. Раз­ли­ча­ют­ся сил­ла­би­че­ское и ме­лиз­ма­ти­че­ское пе­ние, ис­поль­зу­ет­ся так­же спе­ци­фич. «соль­ное мно­го­го­ло­сие», род­ст­вен­ное сти­лю кар­гы­раа гор­ло­во­го пе­ния. Спо­соб обу­че­ния все­гда был уст­ным, од­на­ко су­ще­ст­ву­ют раз­но­вид­но­сти тра­диц. но­та­ции. К 12 в. в буд­дий­ской служ­бе сло­жил­ся ан­самбль удар­ных и ду­хо­вых ин­ст­ру­мен­тов: руч­ной ко­ло­коль­чик диль­бу и ба­ра­бан-по­гре­муш­ка в фор­ме пе­соч­ных ча­сов да­ма­ру (ин­ст­ру­мен­ты гл. свя­щен­но­слу­жи­те­лей), рам­ный 2-сто­рон­ний ба­ра­бан на длин­ной руч­ке лаг-нга, боль­шой ба­ра­бан а’нга-бом, ра­ко­ви­на-тру­ба дун­гкар, длин­ные ме­тал­лич. тру­бы дунг­чен (до 7 м дли­ной), ко­рот­кие тру­бы кан­дун, кан­линг (из бер­цо­вой кос­ти чело­ве­ка), языч­ко­вые ин­ст­ру­мен­ты гья­линг, разл. та­рел­ки, связ­ка бу­бен­цов; ду­хо­вые все­гда ис­поль­зу­ют­ся пар­но. Сиг­наль­ные ин­ст­ру­мен­ты (для при­зы­ва к бо­го­слу­же­нию и др.): ко­ло­кол сред­не­го раз­ме­ра с язы­ком, де­рев. руч­ное би­ло, ра­ко­ви­на-тру­ба. Тра­диц. ат­ри­бут стран­ст­вую­щих мо­на­хов и буд­дий­ских учи­те­лей – по­сох со зве­ня­щи­ми под­вес­ка­ми. Ин­ст­ру­мен­таль­ное зву­ча­ние (сан­скр. «шаб­да») рас­смат­ри­ва­ет­ся как од­но из вось­ми «внеш­них» под­но­ше­ний Буд­де или бо­же­ст­вам буд­дий­ско­го пан­те­о­на (на­ря­ду с во­дой, цве­та­ми, аро­ма­тич. ку­ре­ния­ми и др.). Муз. ин­ст­ру­мен­ты час­то встре­ча­ют­ся в ико­но­гра­фии Т.; «изо­бра­жён­ная» му­зы­ка рас­смат­ри­ва­ет­ся как «внут­рен­нее» под­но­ше­ние Буд­де, адеп­ты стре­мят­ся ус­лы­шать её внут­рен­ним слу­хом по­сред­ст­вом ме­ди­та­тив­ной прак­ти­ки. В ико­но­гра­фии встре­ча­ют­ся так­же вы­шед­шие из куль­то­вой прак­ти­ки лют­ня пи­ванг, по­пе­реч­ная флей­та лин­гбу.

В куль­те ре­ли­гии бон ис­поль­зу­ют­ся бу­бен или ба­ра­бан на длин­ной руч­ке, руч­ной та­рел­ко­об­раз­ный ко­ло­кол с язы­ком, тру­бы кан­линг и ряд др. ин­ст­ру­мен­тов буд­дий­ской служ­бы. Мо­на­стыр­ские му­зы­каль­но-тан­це­валь­ные пред­став­ле­ния чам (в мас­ках) свя­за­ны с уче­ни­ем тан­триз­ма и яв­ля­ют­ся «тай­ным» под­но­ше­ни­ем 16 жен­ским бо­же­ст­вам низ­ше­го по­ряд­ка. В ри­туа­ле чод ис­пол­ня­ет­ся та­нец с со­про­во­ж­де­ни­ем пе­ния и ак­ком­па­не­мен­том ба­ра­ба­на да­ма­ру с кор­пу­сом из сре­зов че­ло­ве­че­ских че­ре­пов (муж­ско­го и жен­ско­го) и труб из бер­цо­вой кос­ти че­ло­ве­ка.

В 1950 Трид­жанг Рин­по­че соз­дал Нац. гимн Т. «Гьял­лу», ко­то­рый стал так­же гим­ном всей ти­бет. ди­ас­по­ры. В Дарм­са­ле (штат Хи­ма­чал-Пра­деш, Ин­дия) соз­дан Ти­бет. ин-т ис­пол­ни­тель­ских ис­кусств. За­вое­ва­ли по­пу­ляр­ность ти­бет. пе­сен­но-тан­це­валь­ные груп­пы, соз­дан­ные в Ин­дии, в их чис­ле – «Ган­гд­жонг До­гар» (га­ст­ро­ли­ро­ва­ла в ря­де стран Ев­ро­пы, в 2004 впер­вые в Рос­сии). С 1980-х гг. раз­ви­ва­ет­ся ти­бет. поп-му­зы­ка.

История. Лит.: La civilisation tibétaine / Éd. R. A. Stein. P., 1981; Сиц­зан као­гу да­ган / Ред. Хоу Шич­жу. Лха­са, 1991; Бу­ра­ев Д. И. Ре­ли­гия Бон: Проб­ле­мы про­ис­хож­де­ния и ро­ли в ста­но­в­ле­нии ти­бет­ско­го го­су­дар­ст­ва VII – IX ве­ков. Улан-Удэ, 1998; Сиц­зан тун­ши / Ред. Чэнь Цинъ­ин, Гао Шу­фэнь. Чжэн­чжоу, 2003; Кы­ча­нов Е.И., Мель­ни­чен­ко Б. И. Ис­то­рия Ти­бе­та с древ­ней­ших вре­мен до на­ших дней. М., 2005; Ко­мис­са­ров С. А. Ос­нов­ные про­бле­мы ар­хео­ло­гии Ти­бе­та (эпо­хи кам­ня – па­лео­ме­тал­ла) // Со­вре­мен­ные про­бле­мы ар­хео­ло­гии Рос­сии. Но­во­сиб., 2006. Т. 1; Гэ­лэ. Цзанц­зу цзао­ци ли­ши юй вэньхуа. Пе­кин, 2006; Shakabpa T. W. D. One hundred thou­sand moons: An advanced political history of Tibet. Leiden, 2010. Vol. 1–2.

Ли­те­ра­ту­ра. Изд.: Tales of Tibet: Sky burials, prayer wheels, and wind horses. Lanham; L., 2001; [В кн.:] Со­вре­мен­ная ки­тай­ская про­за. Жизнь как на­тя­ну­тая стру­на. М.; СПб., 2007.

Лит.: Ды­лы­ко­ва В. С. Ти­бет­ская ли­те­ра­ту­ра. 2-е изд. М., 1990; Вос­три­ков А. И. Ти­бет­ская ис­то­ри­че­ская ли­те­ра­ту­ра. СПб., 2007; Contemporary Tibetan literary studies. Leiden; Boston, 2007; Modern Tibetan literature and social change. Durham, 2008; Ти­бет­ская ли­те­ра­ту­ра в со­вре­мен­ном ли­те­ра­тур­ном про­цес­се Ки­тай­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки. СПб., 2014.

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Лит.: Olschak B. Mystic art of ancient Tibet. Boston, 1987; Jackson D. A history of Tibetan painting. W., 1996; Fisher R. E. Art of Tibet. L.; N. Y., 1997; Schroeder U. von. Buddhist sculptures in Tibet. Hong Kong, 2001. Vol. 1–2; idem. Empowered masters: Tibetan wall pain­tings... Chi., 2006.

Му­зы­ка. Лит.: Kaufmann W. Tibetan Buddhist chant. Bloomington, 1975; Crossley-Holland P. Musical instruments in Tibetan legend and folklore. Los Ang., 1982; Ricard M. Moines dan­seurs du Tibet. P., 1999; Еси­по­ва М. Куль­то­вые му­зы­каль­ные ин­ст­ру­мен­ты буд­диз­ма вад­жрая­ны // Тру­ды ГЦММК им. М. И. Глин­ки. Аль­ма­нах. М., 2007. Вып. 3; она же. Буд­дий­ская му­зы­каль­ная ико­но­гра­фия // На­учный вест­ник Мо­с­ков­ской кон­сер­ва­то­рии. 2013. № 4.

Вернуться к началу