Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КАТЫ́НЬ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2015 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. С. Христофоров

КАТЫ́НЬ (Ка­тын­ский лес), уро­чи­ще в 14 км к за­па­ду от г. Смо­ленск, в рай­оне железнодорожной станции Гнёз­до­во, ме­сто мас­со­во­го за­хо­ро­не­ния во­ен­но­слу­жа­щих польской ар­мии, ин­тер­ни­ро­ван­ных на тер­ри­то­рии СССР в ре­зуль­та­те гер­ма­но-поль­ской вой­ны 1939 и со­дер­жав­ших­ся пре­имущественно в Ко­зель­ском ла­ге­ре, а так­же советских гра­ж­дан.

Первая ритуальная площадка Мемориального комплекса «Катынь».

За­хо­ро­не­ние польских во­ен­но­слу­жа­щих бы­ло об­на­ру­же­но в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны 1941–45 в ус­ло­ви­ях ок­ку­па­ции германскими вой­ска­ми Смо­лен­ской области. Его на­шли, по со­об­ще­нию пра­ви­тель­ст­ва гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии, по­ля­ки из ра­бо­чих ко­манд, по­лу­чив­шие све­де­ния о за­хо­ро­не­нии от ме­ст­ных жи­те­лей. С 29.3.1943 по 7.6.1943 по рас­по­ря­же­нию германских вла­стей, ор­га­ни­зо­вав­ших мощ­ную про­па­ган­ди­ст­скую кам­па­нию (бы­ло объ­яв­ле­но, что в К. по­ко­ят­ся 12 тыс. тел «поль­ских офи­це­ров, уби­тых ГПУ»), про­из­во­ди­лись вскры­тие мо­гил (из 8 об­на­ру­жен­ных 7 бы­ли вскры­ты пол­но­стью, од­на час­тич­но), иден­ти­фи­ка­ция ос­тан­ков и их пе­ре­за­хо­ро­не­ние. Все­го, по германским дан­ным, бы­ло экс­гу­ми­ро­ва­но 4143, иден­ти­фи­ци­ро­ва­но 2815 тру­пов. Ра­бо­ты по иден­ти­фи­ка­ции осу­ще­ст­в­ля­ла Тех­ническая ко­мис­сия Польского Крас­но­го Кре­ста (9 человек во гла­ве с профессором М. Во­дзин­ским) под на­блю­де­ни­ем германских вла­стей, от ко­то­рых ко­мис­сия по­лу­ча­ла для оз­на­ком­ле­ния ве­щи и до­ку­мен­ты, из­вле­чён­ные из за­хо­ро­не­ния (даль­ней­шая судь­ба этих ве­щест­вен­ных до­ка­за­тельств не­из­вест­на). 28–30.4.1943 в К. ра­бо­та­ла ме­ж­ду­народная ко­мис­сия, в со­став ко­то­рой по при­гла­ше­нию германского пра­ви­тель­ст­ва вош­ли 12 су­деб­ных ме­ди­ков из ок­ку­пи­ро­ван­ных или со­юз­ных Гер­ма­нии стран (Бель­гия, Ни­дер­лан­ды, Бол­га­рия, Да­ния, Фин­лян­дия, Венг­рия, Ита­лия, Фран­ция, Че­хия, Хор­ва­тия, Сло­ва­кия), а так­же Швей­ца­рии. Главной за­да­чей ко­мис­сии бы­ло ус­та­нов­ле­ние вре­ме­ни воз­ник­но­ве­ния за­хо­ро­не­ния. Ко­мис­сия под­твер­ди­ла вер­сию германского пра­ви­тель­ст­ва, от­ме­тив в сво­ём за­клю­че­нии: «Из по­ка­за­ний сви­де­те­лей и су­дя по пись­мам, днев­ни­кам, га­зе­там и т. д., най­ден­ным на тру­пах, сле­ду­ет, что рас­стре­лы про­ис­хо­ди­ли в мар­те и ап­ре­ле 1940 го­да». Ис­поль­зо­ва­ние при про­ве­де­нии рас­стре­лов бо­е­при­па­сов германского про­изводства вла­сти на­ци­ст­ской Гер­ма­нии объ­яс­ни­ли тем, что дан­ный тип бо­е­при­па­сов в 1920-х гг. по­став­лял­ся так­же в СССР и при­бал­тий­ские го­су­дар­ст­ва. В про­цес­се ус­та­нов­ле­ния гра­ни­цы польского за­хо­ро­не­ния, по со­об­ще­ни­ям германских официальных лиц, в К. бы­ли об­на­ру­же­ны так­же бо­лее ран­ние по­гре­бе­ния советских гра­ж­дан, в т. ч. в во­енной фор­ме.

Ин­фор­ма­ция германских вла­стей о рас­стре­ле в К. ор­га­на­ми НКВД СССР польских офи­це­ров бы­ла вос­при­ня­та польским эмиг­рант­ским пра­ви­тель­ст­вом в Лон­до­не как дос­то­вер­ная, что по­бу­ди­ло советское пра­ви­тель­ст­во 25.4.1943 по­рвать с ним от­но­ше­ния.

По за­вер­ше­нии ра­бот по экс­гу­ма­ции (пре­кра­ще­ны, со­глас­но со­об­ще­нию германских вла­стей, в свя­зи с ус­та­нов­ле­ни­ем жар­кой по­го­ды) ос­тан­ки польских во­ен­но­слу­жа­щих бы­ли по­гре­бе­ны в 6 но­вых, а те­ла двух ге­не­ра­лов – в оди­ноч­ных мо­ги­лах. Ре­зуль­та­ты об­сле­до­ва­ния ка­тын­ско­го за­хо­ро­не­ния германское пра­ви­тель­ст­во из­ло­жи­ло в опуб­ли­ко­ван­ной в 1943 «бе­лой кни­ге» «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn». В ней был опуб­ли­ко­ван так­же спи­сок лиц, иден­ти­фи­ци­ро­ван­ных в за­хо­ро­не­нии. (Со­глас­но ма­те­риа­лу, пе­ре­дан­но­му в мае 1988 польскими ис­то­ри­ка­ми советской час­ти Ко­мис­сии ис­то­ри­ков Поль­ши и СССР, спи­сок со­дер­жит «ошиб­ки или фаль­си­фи­ка­ции», по­сколь­ку в не­го вклю­че­ны не­ко­то­рые ны­не здрав­ст­вую­щие лю­ди и несколько че­ло­век, уби­тых нем­ца­ми позд­нее на тер­ри­то­рии ок­ку­пи­рованной Поль­ши.)

Памятный знак, установленный в 1983 в Катынском лесу на месте расстрела гитлеровцами около 500 советских военнопленных. Мемориальный комплекс «Катынь»

По­сле ос­во­бо­ж­де­ния Смо­лен­ска от германских ок­ку­пан­тов в сентябре 1943 советское пра­ви­тель­ст­во на­ча­ло рас­сле­до­ва­ние зверств, со­вер­шён­ных нем­ца­ми в Смо­лен­ске и Смо­лен­ской области. 16–23.1.1944 в К. ра­бо­та­ла специальная ко­мис­сия под руководством академика Н. Н. Бур­ден­ко. Со­глас­но её за­клю­че­нию, сде­лан­но­му на ос­но­ве су­деб­но-медицинской экс­пер­ти­зы 925 тру­пов, изу­че­ния из­вле­чён­ных из за­хо­ро­не­ния ве­щест­вен­ных до­ка­за­тельств, а так­же оп­ро­са около 100 сви­де­те­лей, вклю­чая не­ко­то­рых из тех, кто ра­нее дал по­ка­за­ния нем­цам, в К. бы­ли за­хо­ро­не­ны тру­пы польских во­ен­но­слу­жа­щих, со­дер­жав­ших­ся в трёх советских ла­ге­рях для во­ен­но­плен­ных под Смо­лен­ском и ис­поль­зо­вав­ших­ся до ле­та 1941 на до­рож­но-стро­ительных ра­бо­тах. В свя­зи с бы­ст­рым про­дви­же­ни­ем германских войск и дез­ор­га­ни­за­ци­ей ра­бо­ты транс­пор­та ла­ге­ря эва­куи­ро­вать не уда­лось, в ию­ле 1941 они бы­ли за­хва­че­ны нем­ца­ми. В сентябре – декабре 1941 польские во­ен­но­слу­жа­щие бы­ли рас­стре­ля­ны и за­хо­ро­не­ны в К. Их пла­но­мер­ным унич­то­же­ни­ем за­ни­ма­лось специальное под­раз­де­ле­ние, ус­лов­но име­но­вав­шее­ся «шта­бом 537-го стро­ительного ба­таль­о­на». Рас­стре­лы про­из­во­ди­лись пис­то­лет­ным вы­стре­лом в за­ты­лок – спо­со­бом, ко­то­рый при­ме­нял­ся нем­ца­ми так­же при мас­со­вых убий­ст­вах советских гра­ж­дан, в ча­ст­но­сти в Ор­ле, Во­ро­не­же, Крас­но­да­ре, Смо­лен­ске. В свя­зи с ухуд­ше­ни­ем для Гер­ма­нии об­щей во­енно-по­ли­тической об­ста­нов­ки к началу 1943 и учи­ты­вая воз­ник­шие к это­му вре­ме­ни раз­но­гла­сия на пе­ре­го­во­рах ме­ж­ду польским и советским пра­ви­тель­ст­ва­ми по во­про­су о бу­ду­щем тер­ри­то­ри­аль­ном со­ста­ве Поль­ши, германские вла­сти, по за­клю­че­нию ко­мис­сии Н. Н. Бур­ден­ко, ре­ши­ли ор­га­ни­зо­вать про­во­ка­цию, при­зван­ную вне­сти рас­кол в ан­ти­гит­ле­ров­скую коа­ли­цию. Го­то­вя её, нем­цы вес­ной 1943 про­из­ве­ли вскры­тие мо­гил в К. с це­лью из­вле­че­ния изо­бли­чаю­щих их ве­щест­вен­ных до­ка­за­тельств и вло­же­ния до­ку­мен­тов и ма­те­риа­лов, под­твер­ждаю­щих нуж­ную им вер­сию. В К. бы­ли дос­тав­ле­ны и за­хо­ро­не­ны так­же ос­тан­ки польских во­ен­но­слу­жа­щих, унич­то­жен­ных нем­ца­ми в др. мес­тах. На ра­бо­тах в К. германские вла­сти ис­поль­зо­ва­ли до 500 советских во­ен­но­плен­ных, ко­то­рые в мае 1943 так­же бы­ли рас­стре­ля­ны и за­хо­ро­не­ны в Ка­тын­ском ле­су.

По за­вер­ше­нии вой­ны советское пра­ви­тель­ст­во пред­ста­ви­ло свои ма­те­риа­лы по «ка­тын­ско­му де­лу» в Ме­ж­ду­народный во­енный три­бу­нал, за­се­дав­ший в Нюрн­бер­ге, для вклю­че­ния их в при­го­вор, ко­то­рый дол­жен был быть вы­не­сен Г. Ге­рин­гу. Од­на­ко по­сле оп­ро­са ря­да сви­де­те­лей три­бу­нал не на­шёл убе­дительных ос­но­ва­ний для вне­се­ния пред­став­лен­ных советской сто­ро­ной до­ка­за­тельств в об­ви­нительное за­клю­че­ние.

В ус­ло­ви­ях «хо­лод­ной вой­ны» рас­сле­до­ва­ни­ем «ка­тын­ско­го де­ла» ак­тив­но за­ни­ма­лась специальная ко­мис­сия Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей Кон­грес­са США, ко­то­рая в сво­ём за­клю­че­нии, при­ня­том в 1952, воз­ло­жи­ла ви­ну за рас­стрел польских во­ен­но­слу­жа­щих в К. на пра­ви­тель­ст­во СССР.

В 1950–80-е гг. про­бле­ма К. иг­ра­ла важ­ную роль в ме­ж­ду­народных от­но­ше­ни­ях и об­щественно-по­ли­тической жиз­ни Поль­ши. В 1978 в К. был со­ору­жён ме­мо­ри­ал над брат­ской мо­ги­лой по­ля­ков, в 1983, в 40-ле­тие рас­стре­ла гит­ле­ров­ца­ми в Ка­тын­ском ле­су советских во­ен­но­плен­ных, на мес­те их за­хо­ро­не­ния ус­та­нов­лен специальный па­мят­ный знак.

С на­ча­лом пе­ре­строй­ки, в ус­ло­ви­ях по­ли­тических дис­кус­сий, раз­вер­нув­ших­ся в СССР, те­ма К. при­об­ре­ла пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние. В апреле 1989 про­ку­ра­ту­ре СССР бы­ло по­ру­че­но про­вес­ти про­вер­ку всех об­стоя­тельств «ка­тын­ско­го де­ла». Советское ру­ко­во­дство во гла­ве с М. С. Гор­ба­чё­вым при­зна­ло от­вет­ст­вен­ность СССР за рас­стрел польских во­ен­но­слу­жа­щих в К. и в за­яв­ле­нии ТАСС от 13.4.1990 ква­ли­фи­ци­ро­ва­ло его как «од­но из тяж­ких пре­сту­п­ле­ний ста­ли­низ­ма», воз­ло­жив ви­ну за «зло­дея­ние в ка­тын­ском ле­су» на «Бе­рию, Мер­ку­ло­ва и их под­руч­ных». Польской сто­ро­не бы­ли пе­ре­да­ны спи­ски польских во­ен­но­слу­жа­щих, со­дер­жав­ших­ся в Ко­зель­ском и других ла­ге­рях НКВД СССР, и другие до­ку­мен­ты. По­сле рас­па­да СССР про­бле­ма К. в 1992 бы­ла вновь под­ня­та в хо­де рас­смот­ре­ния «де­ла КПСС», од­на­ко не по­лу­чи­ла раз­ви­тия, по­сколь­ку за­щи­те уда­лось ос­по­рить ау­тен­тич­ность пред­став­лен­ных об­ви­не­ни­ем до­ку­мен­тов, под­твер­ждав­ших факт рас­стре­ла по­ля­ков ор­га­на­ми НКВД СССР в 1940. По по­ру­че­нию пре­зи­ден­та РФ Б. Н. Ель­ци­на ко­пии этих до­ку­мен­тов 14.10.1992 бы­ли вру­че­ны пре­зи­ден­ту Рес­пуб­ли­ки Поль­ша Л. Ва­лен­се; Б. Н. Ель­цин при­нёс официальные из­ви­не­ния польскому на­ро­ду.

С 1990 рас­сле­до­ва­ни­ем «ка­тын­ско­го де­ла» за­ни­ма­лась Главная во­енная про­ку­ра­ту­ра СССР (с 1992 – РФ; ГВП РФ). Ею бы­ло ус­та­нов­ле­но, что по­сле всту­п­ле­ния Крас­ной Ар­мии на тер­ри­то­рию западных об­лас­тей Ук­раи­ны, Бе­ло­рус­сии и в При­бал­ти­ку, в со­от­вет­ст­вии с по­ста­нов­ле­ния­ми СНК СССР от 5.12.1939 и 2.3.1940, ор­га­на­ми НКВД СССР, по дан­ным на август 1941, бы­ли аре­сто­ва­ны ли­бо ин­тер­ни­ро­ва­ны около 390 тыс. во­ен­но­слу­жа­щих польской ар­мии, со­труд­ни­ков спец­служб, чле­нов по­ли­тических пар­тий и организаций; боль­шин­ст­во из них по­сле про­вер­ки лич­но­сти от­пу­ще­ны. В ла­ге­рях НКВД СССР ос­та­ва­лись толь­ко те польские гра­ж­да­не, в от­но­ше­нии ко­то­рых в ус­та­нов­лен­ном УПК РСФСР (1923) по­ряд­ке рас­сле­до­ва­лись уго­лов­ные де­ла по об­ви­не­нию в со­вер­ше­нии государственных пре­сту­п­ле­ний. Опи­ра­ясь на до­ку­мен­ты, фи­гу­ри­ро­вав­шие при рас­смот­ре­нии «де­ла КПСС», ГВП РФ за­клю­чи­ла, что в начале мар­та 1940 уго­лов­ные де­ла на 14 542 польских гра­ж­дан (на тер­ри­то­рии РСФСР – 10 710 чел., на тер­ри­то­рии УССР – 3832 чел.) бы­ли пе­ре­да­ны на рас­смот­ре­ние вне­су­деб­но­го ор­га­на – «трой­ки», ко­то­рая при­зна­ла эти ли­ца ви­нов­ны­ми в со­вер­ше­нии государственных пре­сту­п­ле­ний и при­ня­ла ре­ше­ние об их рас­стре­ле. В то же вре­мя след­ст­ви­ем бы­ла дос­то­вер­но ус­та­нов­ле­на ги­бель в ре­зуль­та­те ис­пол­не­ния ре­ше­ний «трой­ки» 1803 польских во­ен­но­плен­ных и ус­та­нов­ле­на лич­ность 22 из них. ГВП РФ ква­ли­фи­ци­ро­ва­ла дей­ст­вия ря­да кон­крет­ных вы­со­ко­по­став­лен­ных долж­но­ст­ных лиц СССР вес­ной 1940 по пунк­ту «б» ст. 193-17 УК РСФСР (1926) – как пре­вы­ше­ние вла­сти, имев­шее тя­жё­лые по­след­ст­вия при на­ли­чии осо­бо отяг­чаю­щих об­стоя­тельств. 21.9.2004 уго­лов­ное де­ло в их от­но­ше­нии ГВП РФ пре­кра­ти­ла на ос­но­ва­нии пунк­та 4 ча­сти 1 ст. 24 УПК РФ – за смер­тью ви­нов­ных. В хо­де рас­сле­до­ва­ния «ка­тын­ско­го де­ла» по ини­циа­ти­ве польской сто­ро­ны тща­тель­но ис­сле­до­ва­лась вер­сия о ге­но­ци­де польского на­ро­да, од­на­ко она не под­твер­ди­лась. С учё­том это­го уго­лов­ное де­ло по при­зна­кам ге­но­ци­да бы­ло пре­кра­ще­но на ос­но­ва­нии пунк­та 1 ча­сти 1 ст. 24 УПК РФ – за от­сут­ст­ви­ем со­бы­тия пре­сту­п­ле­ния, и под­чёрк­ну­то, что дей­ст­вия долж­но­ст­ных лиц НКВД СССР в от­но­ше­нии польских гра­ж­дан ос­но­вы­ва­лись на уго­лов­но-пра­во­вом мо­ти­ве и не име­ли це­лью унич­то­жить какую-либо де­мо­гра­фическую груп­пу.

За­вер­ше­ние рас­сле­до­ва­ния ГВП РФ не по­ло­жи­ло ко­нец ост­рым дис­кус­си­ям по «ка­тын­ско­му де­лу». Их уча­ст­ни­ки от­ме­ча­ют, что вне по­ля зре­ния след­ст­вия ос­та­лись мно­го­численные фак­ты, ко­то­рые мо­гут про­лить но­вый свет на эту слож­ную про­бле­му.

Мемориальный комплекс «Катынь» Торжественное открытие Мемориального комплекса «Катынь» 28.7.2000. Представители общественности у польского захоронения.

В це­лях уве­ко­ве­че­ния па­мя­ти польских во­ен­но­слу­жа­щих, по­коя­щих­ся в К., в 1994 в Кра­ко­ве бы­ло под­пи­са­но со­гла­ше­ние ме­ж­ду пра­ви­тель­ст­ва­ми РФ и Поль­ши о за­хо­ро­не­ни­ях и мес­тах па­мя­ти жертв войн и то­та­ли­тар­ных ре­прес­сий. 4.6.1995 в К. со­стоя­лась це­ре­мо­ния за­клад­ки польского во­ин­ско­го клад­би­ща. 19.10.1996 Пра­ви­тель­ст­во РФ при­ня­ло по­ста­нов­ле­ние «О соз­да­нии ме­мо­ри­аль­ных ком­плек­сов в мес­тах за­хо­ро­не­ний со­вет­ских и поль­ских гра­ж­дан – жертв то­та­ли­тар­ных ре­прес­сий в Ка­ты­ни и Мед­ном (Твер­ская об­ласть)». 28.7.2000 в К. был от­крыт российско-польский ме­мо­ри­ал.

В то же время «катынский вопрос» продолжает постоянно подниматься польской стороной. Более того, особую роль он приобретает в польской политической жизни. Вопрос об отношении к катынскому расстрелу регулярно поднимается на щит в том числе и консервативной польской партией «Право и справедливость», которая опирается на то, что в среде польского истеблишмента имеются родственники расстрелянных в Катынском лесу, а также общим настроем польского общества, вынужденного в течение долгого времени существования коммунистического режима в Польше довольствоваться заведомо ложной информацией о судьбе соотечественников. В 2008 Хамовнический суд Москвы отклонил жалобу членов семей расстрелянных польских военнослужащих на Главную военную прокуратуру, которая отказалась рассматривать вопрос о политической реабилитации польских офицеров. В 2009 Верховный суд РФ подтвердил решение Хамовнического суда. С точки зрения суда, не имеется документальных доказательств, что к польским офицерам применялись репрессии. При этом сам факт расстрелов не оспаривается, но отмечается, что поскольку идентификация трупов произведена не была, то и реабилитировать некого. Будучи недовольными таким решением российского суда, родственники жертв подали иск в Европейский суд по правам человека, который встал на их сторону и объявил катынский расстрел военным преступлением, обязав выплатить российскую сторону штраф и покрыть судебные издержки. В 2010 президент России Дмитрий Медведев в очередной раз признал вину России в этом преступлении и поручил официально опубликовать ключевые документы, связанные с «катынским делом». В апреле года в К. произошла очередная трагедия. Самолёт польского президента Леха Качиньского, который направлялся в Смоленск вместе с польской делегацией, планировавшей отдать дань памяти жертвам катынского расстрела, упал недалеко от города. Погибли все члены польской делегации, в том числе супруга президента, а также практически всё военное руководство Республики Польша. Эта катастрофа тяжёлым грузом легла на всё польское общество, а отголоски новой трагедии практически заслонили горечь старой. Некоторые консервативные польские политики даже пытались возложить вину за авиакатастрофу на Россию. В то же время стоит отметить, что российская сторона сотрудничала с польской на всём протяжении времени работы комиссии по установлению причины падения самолёта, хотя обвинения в намеренном затягивании дела постоянно звучали со стороны части польского общества. За три дня до авиакатастрофы премьер-министр России Владимир Путин встречался в К. с премьер-министром Польши Дональдом Туском. В своей речи премьер-министр России заявил, что в России дана ясная политическая, правовая и нравственная оценка произошедшим событиям. Также им была высказана версия о том, что одной из причин расстрела поляков могла послужить личная месть И. В. Сталина за поражение в советско-польской войне 1920, участником которой он был, и пленение большого количества советских солдат. Однако весь российский народ, по мнению премьера, отвественности за это злодеяние нести не может. В то же время в российских исторических и общественных кругах, несмотря на ту позицию, которую заняли официальные российские власти, сохраняется некоторое число сторонников «советской» версии событий, в которой вина за расстрел возлагается на немецкую сторону, которая потом просто сфальсифицировала результаты экспертизы для очернения Советского Союза. А те документы, что представлены общественности в 1992, в свою очередь, объявляются фальшивкой.  В ноябре 2010 Госдума России приняла постановление «О Катынской трагедии и её жертвах», в котором возложила вину за происшедшее на И. В. Сталина и высшее советское руководство. В октябре 2011 Министерство иностранных дел России объявило о готовности рассмотрения вопроса о реабилитации жертв катынского расстрела. Стоит отметить, что часть документов по-прежнему остаются засекреченными, а польским исследователям довольно трудно получить доступ к ним, поскольку во многие архивы РФ требуется специальный допуск.

Ис­точн.: Ка­тынь. Плен­ни­ки не­объ­яв­лен­ной вой­ны: До­ку­мен­ты и ма­те­риа­лы. М., 1997; Ка­тынь. Март 1940 – сен­тябрь 2000. Рас­стрел. Судь­бы жи­вых. Эхо Ка­ты­ни: До­ку­мен­ты. М., 2001; Ка­тынь. Сви­де­тель­ст­ва, вос­по­ми­на­ния, пуб­ли­ци­сти­ка. М., 2001.

Лит.: Ка­тын­ская дра­ма / Под ред. О. В. Яс­но­ва. М., 1990; Ле­бе­де­ва НС. Ка­тынь: пре­сту­п­ле­ние про­тив че­ло­ве­че­ст­ва. М., 1994; она же. Чет­вер­тый раз­дел Поль­ши и ка­тын­ская тра­ге­дия // Дру­гая вой­на. 1939–1945. М., 1996; Яж­бо­ров­ская ИС., Яб­ло­ков АЮ., Пар­са­да­но­ва В. С. Ка­тын­ский син­дром в со­вет­ско-поль­ских и рос­сий­ских от­но­ше­ни­ях. М., 2001; Швед В., Стры­гин С. Тай­ны Ка­ты­ни // Наш со­вре­мен­ник. 2007. № 2, 4; Швед В. Тай­на Ка­ты­ни. М., 2007.

  • КАТЫ́НЬ урочище в 14 км к западу от г. Смоленск, в районе ж.-д. ст. Гнёздово, место массового захоронения военнослужащих польск. армии, интернированных на территории СССР в результате германо-польской войны 1939 и содержавшихся преим. в Козельском лагере, а также сов. граждан (2009)
Вернуться к началу