Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ГО́РОД

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 7. Москва, 2007, стр. 457-471

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. Г. Махрова (экономико-географический очерк); В. И. Фадеев (городское управление); исторический очерк: зарубежный город – А. А. Вигасин (Древний Восток); >>

ГО́РОД, на­се­лён­ный пункт, имею­щий со­от­вет­ст­вую­щий ста­тус с учё­том чис­лен­нос­ти на­се­ле­ния, ха­рак­те­ра за­ня­тий боль­шин­ст­ва его жи­те­лей, гео­гра­фич., эко­но­мич., ис­то­рич. и куль­тур­но­го зна­че­ния; по­ря­док от­не­се­ния к ка­те­го­рии Г. ус­та­нов­лен, как правило, за­ко­но­да­тель­но в каж­дом конк­рет­ном го­су­дар­ст­ве. В ряде стран различают гор. поселения, зани­маю­щие промежуточное положение меж­ду Г. и сел. поселениями (в России – это посёлки гор. типа). Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ным кри­те­ри­ем вы­де­ле­ния Г. яв­ля­ет­ся чис­ло жи­те­лей (обыч­но ми­ним. по­рог люд­но­сти от 1 до 2,5 тыс. чел.). В ря­де сев. стран и тер­ри­то­рий, имею­щих низ­кую плот­ность на­се­ле­ния (Грен­лан­дия, Ис­лан­дия, Нор­в­е­гия, Шве­ция), Г. счи­та­ют­ся все по­се­ле­ния с чис­лом жи­те­лей св. 200 чел., а в Япо­нии, напр., – та­кие, где чис­лен­ность на­се­ле­ния пре­вы­ша­ет 50 тыс. чел., при этом не ме­нее 60% его тру­до­спо­соб­ных жи­те­лей (вклю­чая чле­нов их до­мо­хо­зяйств) за­ня­ты вне с.-х. про­из-ва (в пром-сти, тор­гов­ле и др.), св. 60% до­мов рас­по­ла­га­ют­ся на за­стро­ен­ных уча­ст­ках. В Пе­ру и Уган­де к Г. от­но­сят по­се­ле­ния с на­се­ле­ни­ем св. 100 чел.; до­пол­нит. кри­те­ри­ем в Пе­ру яв­ля­ет­ся ком­пакт­ное про­жи­ва­ние жи­те­лей, в Уган­де Г. дол­жен быть адм. или тор­го­вым цен­тром.

В ря­де стран, в т. ч. в Рос­сии, Г. – это по­се­ле­ние, имею­щее офиц. ста­тус, при­сваи­вае­мый в ус­та­нов­лен­ном за­ко­ном по­ряд­ке с оп­ре­де­ле­ни­ем гор. гра­ниц. На прак­ти­ке чис­лен­ность на­се­ле­ния мн. ма­лых Г. Рос­сии ни­же, чем у ря­да по­сёл­ков гор. ти­па и сель­ских по­се­ле­ний. Са­мый ма­лень­кий рос. Г. – Че­ка­лин в Су­во­ров­ском р-не Туль­ской обл. с на­се­ле­ни­ем 1096 чел. (2005; до 1944 Лих­вин, из­вес­тен с 1565). Са­мый боль­шой Г. в Рос­сии – Мо­ск­ва, вхо­дит в чис­ло круп­ней­ших Г. (ме­га­по­ли­сов) ми­ра.

По чис­лен­но­сти на­се­ле­ния вы­де­ля­ют боль­шие Г. (как пра­ви­ло, по­ли­функ­цио­наль­ные цен­тры) с на­се­ле­ни­ем св. 100 тыс. чел., а сре­ди них го­ро­да-«мил­лио­не­ры». В отеч. гео­ур­ба­ни­сти­ке обыч­но ис­поль­зу­ет­ся сле­дую­щая клас­си­фи­ка­ция: ма­лые Г. – до 50 тыс. жит., сред­ние – от 50 до 100 тыс., боль­шие – от 100 до 250 тыс., круп­ные – от 250 до 500 тыс., круп­ней­шие – св. 500 тыс. жит. С раз­ви­ти­ем про­цес­са ур­ба­ни­за­ции в боль­шин­ст­ве стран ми­ра на­блю­да­ет­ся рост чис­ла Г. и чис­лен­но­сти гор. на­се­ле­ния. Осо­бен­но бы­ст­ро рас­тут круп­ные Г., слу­жа­щие яд­ра­ми слож­ных груп­по­вых форм гор. рас­се­ле­ния – го­род­ских аг­ло­ме­ра­ций (табл. 1).

Таблица 1. Динамика численности населения крупнейших городов мира
с пригородами, млн. чел.
НазваниеСтрана197520032015*
ТокиоЯпония26,63536,2
МехикоМексика10,718,720,6
Нью-ЙоркСША15,918,319,7
Сан-ПаулуБразилия9,617,920
Мумбаи(Бомбей)Индия7,317,422,6
ДелиИндия4,414,120,9
КалькуттаИндия7,913,816,8
Буэнос-АйресАргентина9,11314,6
Нижнерейнско-Рурская конурбация (Рейн - Рур)Германия11,712,913
ШанхайКитай11,412,812,7
ДжакартаИндонезия4,812,317,5
Лос-АнджелесСША8,91212,9
ДаккаБангладеш2,211,617,9
Осака-КобеЯпония9,811,211,4
Рио-де-ЖанейроБразилия7,611,212,4
КарачиПакистан411,116,2
ПекинКитай8,510,811,1
КаирЕгипет6,410,813,1
Москва**Россия7,610,510,9
МанилаФилиппины510,412,6
ЛагосНигерия1,910,117
ПарижФранция8,69,810
СтамбулТурция3,69,411,3
ТяньцзиньКитай6,29,39,9
ЧикагоСША7,28,69,4
ЛимаПеру3,77,99,4
ЛондонВеликобритания7,57,67,6
Санта-Фе-де-БоготаКолумбия3,17,38,9
ТегеранИран4,37,28,5
ГонконгКитай3,977,9
Санкт-ПетербургРоссия4,35,35,2
ФиладельфияСША4,55,35,7
* Оценка.
** Без пригородов.
Источник: United Nations Department of Economic and Social Affairs. Population Division. N. Y., 2005.

Чис­лен­ность гор. на­се­ле­ния ми­ра св. 3 млрд. чел. (2003), или 48,3% все­го на­се­ле­ния пла­не­ты. В 2006 в Рос­сии на­счи­ты­ва­лось 1095 Г. и 1359 по­сё­лков гор. ти­па, в ко­то­рых про­жи­ва­ло 104,1 млн. чел., или 72,9% на­се­ле­ния стра­ны. Пре­об­ла­да­ют ма­лые Г. (ок. 70% от об­ще­го чис­ла Г.), од­на­ко зна­чит. часть гор. на­се­ле­ния скон­цен­три­ро­ва­на в круп­нейших Г. (св. 42%), сре­ди ко­то­рых вы­де­ля­ют­ся Г. с на­се­ле­ни­ем св. 1 млн. чел.

Г. (осо­бен­но совр. боль­шой) вы­сту­па­ет в жиз­ни об­ще­ст­ва как чрез­вы­чай­но слож­ный со­ци­аль­ный ор­га­низм, хо­зяйств., ар­хит. и инж.-стро­ит., а так­же куль­тур­ный ком­плекс. Г. яв­ля­ют­ся мес­та­ми сре­до­то­чия раз­но­об­раз­ных хо­зяйств. функ­ций. Раз­ли­ча­ют гра­до­об­ра­зую­щие функ­ции, пред­став­лен­ные в го­ро­де (гор. по­се­ле­нии) от­рас­ля­ми хо­зяй­ст­ва (ви­да­ми хо­зяйств. дея­тель­но­сти), ори­ен­ти­ро­ван­ны­ми на реа­ли­за­цию сво­ей про­дук­ции или ус­луг гл. обр. за пре­де­ла­ми дан­но­го Г. (гра­до­об­ра­зую­щие от­рас­ли). В их чис­ло мо­гут вхо­дить раз­но­об­раз­ные от­рас­ли, не­по­сред­ст­вен­но не уча­ст­вую­щие в удов­ле­тво­ре­нии по­треб­но­стей Г., его на­се­ле­ния и хо­зяй­ст­ва; они со­став­ля­ют ос­но­ву функ­цио­наль­ной струк­ту­ры Г., оп­ре­де­ля­ют его хо­зяйств. про­филь (спе­циа­ли­за­цию) и функ­цио­наль­ный тип (адм.-по­ли­тич., транс­порт­ный, тор­го­вый, пром., на­уч., рек­реа­ци­он­ный, ор­га­ни­за­ци­он­но-хо­зяйств. и др., или по­ли­функ­цио­наль­ный центр). Боль­шин­ст­во Г. (час­то на­ря­ду с вы­пол­не­ни­ем др. функ­ций) яв­ля­ют­ся адм., тор­го­во-рас­пре­де­лит. и об­слу­жи­ваю­щи­ми цен­тра­ми ок­ру­жаю­щей тер­ри­то­рии (в мас­шта­бе с.-х. рай­она, ре­гио­на, стра­ны). Гра­до­об­слу­жи­ваю­щие функ­ции пред­став­ле­ны от­рас­ля­ми хо­зяй­ст­ва, ори­ен­ти­ро­ван­ны­ми на удов­ле­тво­ре­ние нужд дан­но­го Г., его на­се­ле­ния и рас­по­ло­жен­ных в нём гра­до­об­ра­зую­щих объ­ек­тов. Как пра­ви­ло, это от­рас­ли пи­ще­вой пром-сти, гор. и при­го­род­ный транс­порт, жи­лищ­но-ком­му­наль­ное хо­зяй­ст­во, строи­тель­ст­во (вклю­чая про­из-во стро­ит. ма­те­риа­лов для ме­ст­ных нужд), а так­же уч­ре­ж­де­ния тор­гов­ли, об­ра­зо­ва­ния (на­чаль­но­го и об­ще­го сред­не­го), до­шко­ль­но­го вос­пи­та­ния, здра­во­охра­не­ния, куль­ту­ры, спор­та, ме­ст­ных адм. и пра­во­ох­ра­нит. ор­га­нов и др. Де­ле­ние от­рас­лей и ви­дов хо­зяйств. дея­тель­но­сти на гра­до­об­ра­зую­щие и гра­до­об­слу­жи­ваю­щие до­воль­но ус­лов­но и из­мен­чи­во. Не­ко­то­рые ви­ды дея­тель­но­сти, пред­став­лен­ные в го­ро­де, мо­гут час­тич­но быть гра­до­об­ра­зую­щи­ми и од­но­вре­мен­но – гра­до­об­слу­жи­ваю­щи­ми. Для их раз­де­ле­ния важ­на ори­ен­та­ция сбы­та про­дук­ции и ус­луг.

См. так­же Го­род­ская эко­ло­гия, Го­род­ской кли­мат, Го­род­ской транс­порт, Го­род-спут­ник, Гра­до­строи­тель­ст­во, Сто­ли­ца.

Городское управление 

Совр. Г., как пра­ви­ло, об­ла­да­ют пра­ва­ми са­мо­управ­ляю­щей­ся об­щи­ны, яв­ля­ют­ся кор­по­ра­ция­ми пуб­лич­но­го пра­ва. Струк­ту­ра гор. са­мо­управ­ле­ния со­сто­ит из вы­бор­ных пред­ста­вит. ор­га­нов (со­ве­тов, со­б­ра­ний и т. п.) и ис­пол­нит. ор­га­нов как об­щей ком­пе­тен­ции (мэ­ры, уп­рав­ляю­щие, гор. упра­вы и т. п.), так и от­рас­ле­вой (функ­цио­наль­ной) ком­пе­тен­ции (ко­ми­те­ты, ко­мис­сии, от­де­лы и т. п.). Мэр (бур­го­мистр и т. п.) из­би­ра­ет­ся ли­бо не­по­сред­ст­вен­но на­се­ле­ни­ем (как пра­ви­ло, это «силь­ный мэр», об­ла­даю­щий боль­шим объ­ё­мом рас­по­ря­дит. пол­но­мо­чий), ли­бо со­ве­том из сво­его со­ста­ва (ча­ще – это «сла­бый мэр», осу­ще­ст­в­ляю­щий в осн. пред­ста­ви­тель­ские функ­ции). Кол­ле­ги­аль­ный ор­ган управ­ле­ния (гор. упра­ва и т. п.) воз­глав­ля­ет ли­бо мэр (бур­го­мистр и т. п.), ли­бо на­ни­мае­мый проф. чи­нов­ник (управ­ляю­щий и т. п.). Объ­ём функ­ций и пол­но­мо­чий, ко­то­рые осу­ще­ст­в­ля­ют ор­га­ны гор. са­мо­управ­ле­ния совр. го­су­дарств, до­воль­но ши­рок и раз­но­об­ра­зен, хо­тя и раз­лича­ет­ся с учё­том ста­ту­са Г., его мес­та в сис­те­ме ме­ст­но­го и му­ни­ци­паль­но­го управ­ле­ния. В ком­пе­тен­цию ор­га­нов гор. са­мо­управ­ле­ния вхо­дят во­про­сы, свя­зан­ные с ру­ко­во­дством и раз­ви­ти­ем ком­муналь­но­го хо­зяй­ст­ва, ох­ра­ной ок­ру­жаю­щей сре­ды, об­щим над­зо­ром за гра­до­строи­тель­ст­вом, раз­ви­ти­ем ме­ст­но­го транс­пор­та, ме­ст­ным до­рож­ным строи­тель­ст­вом, очи­ст­кой улиц, борь­бой с за­гряз­не­ни­ем во­до­ёмов и т. д. Осу­ще­ст­в­ля­ют ор­га­ны гор. са­мо­управ­ле­ния и де­ле­ги­ро­ван­ные им отд. гос. пол­но­мо­чия. В ос­но­ве пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ком­пе­тен­ции ор­га­нов гор. са­мо­управ­ле­ния либо лежит прин­цип, со­глас­но ко­то­ро­му им раз­ре­ше­ны все дей­ст­вия, ко­то­рые пря­мо не за­пре­ще­ны за­ко­ном и не от­но­сят­ся к ком­пе­тен­ции др. ор­га­нов пуб­лич­ной вла­сти (Фран­ция и др.), ли­бо они мо­гут де­лать лишь то, что им пря­мо раз­ре­ше­но за­ко­ном (Ве­ли­ко­бри­та­ния и др.).

В Рос­сии для ор­га­ни­за­ции гор. са­моуправ­ле­ния ха­рак­тер­но сле­дую­щее: пред­ста­вит. ор­ган (Гор. ду­ма, Со­вет де­пу­та­тов и т. п.) из­би­ра­ет­ся не­по­сред­ст­вен­но на­се­ле­ни­ем на срок, ус­та­нов­лен­ный ус­та­вом гор. по­се­ле­ния (как пра­ви­ло, на 4 или 5 лет). Пред­ста­вит. ор­ган ут­вер­жда­ет бюд­жет Г., ус­та­нав­ли­ва­ет ме­ст­ные на­ло­ги и сбо­ры, оп­ре­де­ля­ет по­ря­док управ­ле­ния и рас­по­ря­же­ния му­ни­ци­паль­ным иму­ще­ст­вом, ус­та­нав­ли­ва­ет ме­ст­ные об­ще­обя­за­тель­ные пра­ви­ла и т. д. Гла­ва му­ни­ци­паль­но­го гор. об­ра­зо­ва­ния (мэр, гла­ва Г. и т. п.) – выс­шее долж­но­ст­ное ли­цо гор. са­мо­управ­ле­ния – из­би­ра­ет­ся ли­бо не­по­сред­ст­вен­но на­се­ле­ни­ем, ли­бо пред­ста­вит. ор­га­ном из сво­его со­ста­ва. Ис­пол­ни­тель­но-рас­по­ря­дит. ор­га­ном гор. са­мо­управ­ле­ния яв­ля­ет­ся ме­ст­ная ад­ми­ни­ст­ра­ция, ко­то­рую воз­глав­ля­ет, со­глас­но ус­та­ву гор. по­се­ле­ния, ли­бо гла­ва му­ни­ци­паль­но­го об­ра­зо­ва­ния, ли­бо иное ли­цо, на­зна­чае­мое на эту долж­ность по кон­трак­ту, за­клю­чае­мо­му по ре­зуль­та­там кон­кур­са. Гла­ва ме­ст­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции ру­ко­во­дит ею на прин­ци­пе еди­но­на­ча­лия. Струк­ту­ра ад­ми­ни­ст­ра­ции Г. (её функ­цио­наль­ные, от­рас­ле­вые, тер­ри­то­ри­аль­ные под­раз­де­ле­ния) ут­верж­да­ет­ся пред­ста­вит. ор­га­ном. Круг во­про­сов, от­не­сён­ных к ком­пе­тен­ции внут­ри­го­род­ских му­ни­ци­паль­ных об­ра­зо­ва­ний го­ро­дов Мо­ск­ва и С.-Пе­тер­бург, оп­ре­де­ля­ет­ся за­ко­на­ми этих Г. Осо­бен­но­сти ор­га­ни­за­ции ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния нау­ко­гра­дов, за­кры­тых адм.-терр. об­ра­зо­ва­ний оп­ре­де­ля­ются со­от­вет­ст­вую­щи­ми фе­де­раль­ны­ми за­ко­на­ми. Ор­га­ны мест­но­го са­мо­управ­ле­ния гор. ок­ру­га мо­гут на­де­лять­ся отд. гос. пол­но­мо­чия­ми. Гор. му­ни­ци­паль­ные об­ра­зо­ва­ния мо­гут соз­да­вать свои сою­зы и ас­со­циа­ции: в РФ дей­ст­ву­ют Со­юз рос. го­ро­дов, Со­юз ма­лых го­ро­дов и др. Они так­же впра­ве осу­ще­ст­в­лять меж­му­ни­ци­паль­ное эко­но­мич. со­труд­ни­че­ст­во, раз­ви­вать внеш­не­эко­но­мич. свя­зи.

Исторический очерк 

Зарубежный город

Современный вид раскопок древнего Ура.

Древ­ний Вос­ток. Пер­вым Г. пред­ше­ст­во­ва­ли круп­ные зем­ле­дельч. по­се­ле­ния не­оли­та и эне­о­ли­та (7–4-е тыс. до н. э.: Ие­ри­хон в Па­ле­сти­не, Ча­тал-Хю­юк в Ма­лой Азии и др.). По­яв­ле­ние Г. свя­за­но со ста­нов­ле­ни­ем го­су­дар­ст­вен­но­сти и уг­луб­ле­ни­ем со­ци­аль­но­го не­ра­вен­ст­ва. Пе­ре­ход от пер­вобыт­но­сти к ци­ви­ли­за­ции ра­нее все­го про­ис­хо­дил в ал­лю­ви­аль­ных до­ли­нах круп­ных рек (Ни­ла, Ев­фра­та и Ти­гра, Ин­да), где бы­ло воз­мож­но вы­со­ко­уро­жай­ное ир­ри­га­ци­он­ное зем­ле­де­лие. Та­кие шу­мер­ские цен­тры 3-го тыс. до н. э., как Нип­пур, Ур, Ла­гаш, при­ня­то счи­тать Г. То­гда же или не­сколь­ко позд­нее Г. поя­ви­лись в Егип­те (Мем­фис, Фи­вы), в бас­сей­не р. Инд (Мо­хенд­жо-Да­ро, Ха­рап­па), в Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рье (Эб­ла, Библ, Тир). Го­су­дар­ст­ва скла­ды­ва­лись во­круг од­но­го или не­сколь­ких та­ких цен­тров, гос­под­ство­вав­ших над с.-х. ок­ру­гой. В кли­но­пис­ных до­ку­мен­тах из Пе­ред­ней Азии (шу­мер­ских, ак­кад­ских, хетт­ских и др.) го­су­дар­ст­во обыч­но оп­ре­де­ля­лось как «стра­на та­ко­го-то го­ро­да». Г. слу­жил ме­сто­пре­бы­ва­ни­ем по­ли­тич. эли­ты и час­то яв­лял­ся куль­то­вым цен­тром. Зна­чит. ма­те­ри­аль­ные ре­сур­сы в стра­нах древ­ней Пе­ред­ней Азии со­сре­до­то­чи­ва­лись в хра­мах то­го или ино­го гор. бо­же­ст­ва. Ре­мес­лен­ни­ки и тор­гов­цы, жив­шие в Г., ра­бо­та­ли гл. обр. в хра­мо­вом и гос. хо­зяй­ст­ве, об­слу­жи­ва­ли ну­ж­ды пра­ви­те­ля и его ок­ру­же­ния. На ру­бе­же 2-го тыс. до н. э. в свя­зи с раз­ви­ти­ем ча­ст­ной ком­мерч. дея­тель­но­сти поя­ви­лись тор­го­во-рос­тов­щич. объ­е­ди­не­ния, ак­тив­но участ­во­вав­шие в уп­рав­ле­нии Г. (напр., Ка­ниш в Ма­лой Азии). В эпо­ху брон­зо­во­го ве­ка (до нач. 1-го тыс. до н. э.) зна­чит. часть на­се­ле­ния Г. про­дол­жа­ла за­ни­мать­ся с.-х. тру­дом. Ха­рак­тер­но, что вся кли­но­пис­ная тра­ди­ция Пе­ред­ней Азии не раз­ли­ча­ет тер­ми­но­ло­ги­че­ски по­ня­тия «Г.» и «де­рев­ня».

Кар­ди­наль­ные пе­ре­ме­ны в эко­но­ми­ке, со­ци­аль­ной и по­ли­тич. струк­ту­ре стран Древ­не­го Вос­то­ка в 1-м тыс. до н. э. бы­ли свя­за­ны пре­ж­де все­го с рас­про­стра­не­ни­ем же­ле­за. В этот пе­ри­од го­су­дар­ст­вен­ность и Г. поя­ви­лись в пе­ри­фе­рий­ных об­лас­тях Древ­не­го ми­ра. След­ст­ви­ем хо­зяйств. ос­вое­ния но­вых тер­ри­то­рий ста­ли де­мо­гра­фич. сдви­ги. Бур­ный про­цесс ур­ба­ни­за­ции про­явил­ся как в ук­руп­не­нии ста­рых Г. (та­ких как Ва­ви­лон – важ­ней­ший гор. центр Ближ­не­го Вос­то­ка), так и в уве­ли­че­нии чис­ла гор. по­се­ле­ний. Во 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. Г. поя­ви­лись в Ки­тае (пре­ж­де все­го сто­лич­ные цен­тры – Ло­ян и Чанъ­ань) и в Ин­дии [Так­си­ла (ны­не на тер­ри­то­рии совр. Па­ки­ста­на), Па­та­ли­пут­ра, Удд­жаи­ни]. Раз­ви­тие гор. ре­мё­сел и тор­гов­ли при­ве­ло к то­му, что в со­ста­ве на­се­ле­ния Г. уве­ли­чи­лось ко­ли­че­ст­во се­мей, не­по­сред­ст­вен­но не свя­зан­ных с с.-х. про­из-вом. Ти­пич­ным яв­ле­ни­ем ста­ло при­об­ре­те­ние бо­га­ты­ми го­ро­жа­на­ми об­шир­ных зе­мельных вла­де­ний, ко­то­рые об­ра­ба­ты­ва­ли бат­ра­ки или за­ви­си­мые ра­бот­ни­ки. По­сте­пен­ное ухуд­ше­ние по­ло­же­ния тру­до­во­го на­се­ле­ния сель­ской ме­ст­но­сти не­ред­ко со­про­во­ж­да­лось подъ­ё­мом гор. цен­тров, жи­те­ли ко­то­рых об­ла­да­ли оп­ре­де­лён­ны­ми при­ви­ле­гия­ми (ав­то­но­мия, ме­ст­ное са­мо­управ­ле­ние и т. п.). Не толь­ко за­ня­тия, но и быт го­ро­жан в ту эпо­ху су­ще­ст­вен­но от­ли­ча­лись от де­ре­вен­ских. В лит-ре позд­ней древ­но­сти (кон. 1-го тыс. до н. э. – нач. 1-го тыс. н. э.) встре­ча­ют­ся не­га­тив­ные оцен­ки де­ре­вен­ских по­ряд­ков и куль­ту­ры. В др.-инд. яз. это­го вре­ме­ни, напр., сло­во «го­ро­жа­нин» упот­реб­ля­ет­ся для обо­зна­че­ния лю­бо­го пред­ста­ви­те­ля утон­чён­ной куль­ту­ры, а сло­во «де­ре­вен­ский» оз­на­ча­ет «гру­бый, не­отё­сан­ный» (де­ре­вен­щи­на). Од­но­вре­мен­но в письм. ис­точ­ни­ках мож­но встре­тить и про­ти­во­по­лож­ную тен­ден­цию: рез­кое осу­ж­де­ние гор. раз­вра­щён­но­сти и на­ру­ше­ния тра­ди­ций, идеа­ли­за­цию де­ре­вен­ской про­сто­ты и бли­зо­сти к при­ро­де. Идео­ло­гия и пси­хо­ло­гия ур­ба­низ­ма (или, на­про­тив, пас­то­ра­лиз­ма) от­чёт­ли­во про­яв­ля­ют­ся в па­мят­ни­ках пер­вых ве­ков на­шей эры.

Ан­тич­ный мир. С нач. 2-го тыс. до н. э. ран­ние Г. по­яв­ля­ют­ся и в ко­лы­бе­ли ев­роп. ци­ви­ли­за­ции – в Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рье, на Кри­те (Кносс) и в Бал­кан­ской Гре­ции (Ми­ке­ны, Ти­ринф, Пи­лос). Это бы­ли ук­ре­п­лён­ные цент­ры, слу­жив­шие для жи­те­лей ок­ру­ги убе­жи­ща­ми в слу­чае во­ен. опас­но­сти. Од­но­вре­мен­но они ста­но­ви­лись и ре­лиг., и адм. цен­тра­ми, по­сколь­ку в них воз­во­ди­лись свя­ти­ли­ща ме­ст­ных бо­гов и они бы­ли ре­зи­ден­ция­ми но­си­те­лей вла­сти – ва­си­лев­сов (ца­рей) с их род­ст­вен­ни­ка­ми, слу­жи­те­ля­ми и дру­жи­ной. Од­на­ко в си­лу не­раз­ви­то­сти эко­но­мич. жиз­ни мно­гим из них ещё не хва­та­ло важ­ней­шей функ­ции Г. – быть сре­до­то­чи­ем ре­мес­лен­ной и ком­мерч. дея­тель­но­сти. Та­кие Г. по­яв­ля­ют­ся в 1-й пол. 1-го тыс. до н. э. в Эгеи­де, в Древ­ней Гре­ции.

Коринф. Вид античного города.
Рим. Форум.

Фор­ми­ро­ва­ние Г. в Древ­ней Гре­ции бы­ло обу­слов­ле­но об­щи­ми ра­ди­каль­ны­ми сдви­га­ми в со­ци­аль­ной жиз­ни, ре­зуль­та­том ко­то­рых ста­ло ро­ж­де­ние но­вой ци­ви­ли­за­ции – ан­тич­но­го ра­бо­вла­дельч. об­ще­ст­ва, гл. струк­ту­ро­об­ра­зую­щей ячей­кой ко­то­рой и стал по­лис. Гл. фак­то­ра­ми греч. ур­ба­ни­за­ции бы­ли ус­ко­рен­ное эко­но­мич. раз­ви­тие, обу­слов­лен­ное рас­про­стра­не­ни­ем же­ле­за, вы­де­ле­ние ре­мес­ла и тор­гов­ли в са­мо­сто­ят. и зна­чи­мые эко­но­мич. от­рас­ли, воз­ник­но­ве­ние под за­щи­той древ­них или вновь воз­ве­дён­ных ци­та­де­лей ком­пакт­ных тор­го­во-ре­мес­лен­ных по­са­дов и со­от­вет­ст­вен­ное фор­ми­ро­ва­ние гор. со­сло­вий ре­мес­лен­ни­ков и куп­цов, ра­бо­чих и мат­ро­сов. При­ме­ра­ми ран­ней греч. ур­ба­ни­за­ции мо­гут слу­жить ска­зоч­ный го­род феа­ков в «Одис­сее» Го­ме­ра, ар­хео­ло­ги­че­ски об­сле­до­ван­ные древ­ние по­се­ле­ния в Смир­не и на Хио­се, а так­же Афи­ны, чьё станов­ле­ние как Г. про­сле­жи­ва­ет­ся на ма­те­риа­ле рас­ко­пок древ­ней­ших гор. квар­та­лов к се­ве­ро-за­па­ду от афин­ско­го Ак­ро­по­ля, в рай­оне Ке­ра­мик, и од­но­вре­мен­но на ос­но­ве лит. тра­ди­ции, пре­да­ния об об­ра­зо­ва­нии боль­шо­го го­ро­да Афи­ны по­сред­ст­вом си­ной­киз­ма – ссе­ле­ния час­ти ат­тич. на­се­ле­ния из древ­них по­сёл­ков в еди­ный гор. центр. К ру­бе­жу 8–7 вв. до н. э. фор­ми­ро­ва­ние Г. в ши­ро­кой зо­не рас­се­ле­ния гре­ков – на юге Бал­кан­ско­го п-ова, на ост­ро­вах Эгей­ско­го ар­хи­пе­ла­га и на зап. по­бе­ре­жье Ма­лой Азии – ста­ло оче­вид­ным фак­том; в ча­ст­но­сти, об этом сви­де­тель­ст­ву­ет встре­чаю­щая­ся в па­мят­никах ран­ней греч. лит-ры (у Го­ме­ра в «Илиа­де» и у Ге­сио­да) от­чёт­ли­вая оп­по­зи­ция «го­род – де­рев­ня». Бла­го­да­ря греч. ко­ло­ни­за­ции и в бо­лее от­да­лён­ных пе­ри­ферий­ных рай­онах Сре­ди­зем­но­мо­рья и При­чер­но­мо­рья по­се­ле­ния греч. ко­ло­ни­стов оформ­ля­лись как гор. цен­тры (Ку­мы, Ре­гий и Та­рент в Юж. Ита­лии; Си­ра­ку­зы, Ге­ла и Ак­ра­гант в Си­ци­лии; Мас­са­лия в Юж. Гал­лии; Ки­ре­на в Сев. Аф­ри­ке; Хал­ке­дон и Ви­зан­тий в зо­не про­ли­вов; Си­но­па и Ге­рак­лея в Юж. При­чер­но­мо­рье; Оль­вия, Хер­со­нес и Пан­ти­ка­пей в Сев. При­чер­но­мо­рье).

К кон­цу ар­ха­ич. вре­ме­ни (6 в. до н. э.) сло­жил­ся в осн. чер­тах об­щий об­лик др.-греч. Г. Цен­тром Г. не­ред­ко был унас­ле­до­ван­ный от древ­ней­шей по­ры ак­ро­поль – ук­ре­п­лён­ная ци­та­дель, где на­хо­ди­лись гл. ре­лиг. свя­ты­ни и хра­ни­лась каз­на. Во­круг рас­по­ла­га­лись гус­то­на­се­лён­ные гор. квар­та­лы с ре­мес­лен­ны­ми мас­тер­ски­ми, лав­ка­ми тор­гов­цев и ме­нял, жи­ли­ща­ми го­ро­жан. Да­лее, по пе­ри­мет­ру по­се­ле­ния, шла мощ­ная об­вод­ная сте­на. Важ­ны­ми эле­мен­та­ми гор. за­строй­ки бы­ли центр. пло­щадь (аго­ра), слу­жив­шая ме­стом тор­го­вых опе­ра­ций и нар. со­б­ра­ний, окайм­ляв­шие её об­ществ. зда­ния (по­ме­ще­ния для за­се­да­ний гор. со­ве­та, для ар­хи­ва и пр.), от­кры­тый, рас­счи­тан­ный на ты­ся­чи зри­те­лей те­атр, рас­по­ло­жен­ные по отд. рай­онам хра­мы и гим­на­сии. В це­лях без­опас­но­сти древ­ние Г. не­ред­ко рас­по­ла­га­лись на не­ко­то­ром рас­стоя­нии от мо­ря и до­пол­не­ни­ем к Г. слу­жил порт (Пи­рей для Афин, Ни­сея для Ме­гар, Ле­хей для Ко­рин­фа) с тор­го­вой и во­ен. га­ва­ня­ми.

Г. был не толь­ко сре­до­то­чи­ем эко­но­мич. дея­тель­но­сти, ре­лиг. и иной куль­тур­ной жиз­ни, но и управ­ленч. цен­т­ром. Он яв­лял­ся ос­но­вой гражд. об­щи­ны, пред­став­ляв­шей со­бой со­об­ще­ст­во сво­бод­ных гра­ж­дан – уро­жен­цев дан­ной об­лас­ти, бо́льшая и, ве­ро­ят­но, наи­бо­лее зна­чи­мая часть ко­торых про­жи­ва­ла в Г. По­сколь­ку ка­ж­дая гражд. об­щи­на в ан­тич­ном ми­ре яв­ля­лась су­ве­рен­ным це­лым, то Г. был так­же и ос­но­вой го­су­дар­ст­ва. По су­ще­ст­ву, греч. мир пред­став­лял со­бой мик­ро­косм су­ве­рен­ных гражд. гор. об­щин, вслед­ст­вие че­го за­кре­пи­лось пред­став­ле­ние о нём как о ми­ре горо­дов-го­су­дарств. Для са­мих гре­ков то­ж­де­ст­во Г., гражд. об­щи­ны и го­су­дар­ст­ва бы­ло оче­вид­ным, что на­хо­дит под­твер­жде­ние в упот­реб­ле­нии сло­ва «по­лис», ко­то­рое рав­но обо­зна­ча­ло и Г., и гражд. со­об­ще­ст­во, и го­су­дар­ст­во. Об­ществ. мысль древ­них – как по­ли­тич. тео­рия, так и со­ци­аль­ная уто­пия – трак­то­ва­ла по­ня­тие «по­лис» имен­но в та­ком не­рас­тор­жи­мом един­ст­ве (Пла­тон, Ари­сто­тель, Гип­по­дам из Ми­ле­та, ко­то­рый был ав­то­ром кон­цеп­ции иде­аль­но­го об­ще­ст­ва и го­су­дар­ст­ва и од­но­вре­мен­но твор­цом иде­аль­ной гор. за­строй­ки, во­пло­щён­ной им, в ча­ст­но­сти, в гран­ди­оз­ной ре­кон­ст­рук­ции Пи­рея).

В эл­ли­ни­стич. эпо­ху (2-я пол. 4 – 1-я пол. 1 вв. до н. э.) греч. ур­ба­ни­стич. прак­ти­ка по­лу­чи­ла но­вое раз­ви­тие. При Алек­сан­д­ре Ма­ке­дон­ском и диадохах ос­но­вы­ва­лись но­вые греч. Г., по­лу­чав­шие стан­дарт­ное на­зва­ние по име­ни их ос­но­ва­те­ля, на всём пу­ти от по­бе­ре­жья Сре­ди­зем­но­го м. до Ср. Азии и Ин­дии – от Алек­сан­д­рии в Егип­те до Алек­сан­д­рии Край­ней (ныне Ход­жент) на бе­ре­гу Сыр­да­рьи (все­го ок. 70 Г. с та­ким на­зва­ни­ем). При­ме­ру Алек­сан­д­ра сле­до­ва­ли и эл­ли­ни­стич. пра­ви­те­ли, осо­бен­но Се­лев­ки­ды. Так, Се­лев­ком I Ни­ка­то­ром бы­ло ос­но­ва­но св. 30 Г., в т. ч. та­кие зна­чи­тель­ные, как Се­лев­кия Пие­рия и Ан­ти­охия-на-Орон­те в Сев. Си­рии. По­ло­же­ние этих Г. от­ли­ча­лось от клас­сич. го­ро­дов-го­су­дарств, по­сколь­ку они не бы­ли не­за­ви­си­мы­ми го­су­дар­ст­ва­ми, а под­чи­ня­лись ца­рям. Тем не ме­нее в из­вест­ных пре­де­лах они ос­та­ва­лись но­си­те­ля­ми ур­ба­ни­стич. и по­лис­ных тра­ди­ций, вы­ра­бо­тан­ных гре­ка­ми к ис­хо­ду клас­сич. эпо­хи. К ним от­но­сят­ся ра­цио­наль­ная пла­ни­ров­ка и за­строй­ка, рав­но как и внеш­ний об­лик Г., на­ли­чие гражд. ста­ту­са для жи­те­лей из чис­ла гре­ко­ма­ке­до­нян, эле­мен­ты са­мо­управ­ле­ния и со­от­вет­ст­вен­ные ин­сти­ту­ты (нар. со­б­ра­ние, гор. со­вет, вы­бор­ные ма­ги­ст­ра­ты).

Помпеи. Городская улица после раскопок.

Ро­ж­де­ние и раз­ви­тие Г. в Древ­нем Ри­ме бы­ло обу­слов­ле­но, в це­лом, те­ми же фак­то­ра­ми, что и в Гре­ции. Соб­ст­вен­но Рим как гор. центр воз­ник из слия­ния не­сколь­ких по­сёл­ков. Наи­бо­лее зна­чит. бы­ли по­се­ле­ния ла­ти­нов на Па­ла­ти­не и са­би­нов – на Эс­к­ви­ли­не. В сер. 8 в. до н. э. эти по­сёл­ки сли­лись в один Г., за ко­то­рым за­кре­пи­лось назв. Рим. Древ­ний Рим на­чал раз­ви­вать­ся под силь­ным влия­ни­ем сво­их со­се­дей – эт­ру­сков и гре­ков. Ис­то­рич. цен­тром Ри­ма бы­ли рас­по­ло­жен­ные ря­дом два хол­ма – Ка­пи­то­лий и Па­ла­тин, из ко­то­рых пер­вый, с воз­ве­дён­ным на нём хра­мом Юпи­те­ра, стал гор. ци­та­де­лью, а вто­рой сна­ча­ла так­же был за­стро­ен зда­ния­ми об­ществ. на­зна­че­ния, но в позд­ней­шую эпо­ху стал сре­до­то­чи­ем имп. двор­цов. Всё по­се­ле­ние в це­лом бы­ло об­не­се­но боль­шой сте­ной, пер­во­на­чаль­ное воз­ве­де­ние ко­то­рой тра­ди­ция при­пи­сы­ва­ла рим. ца­рю Сер­вию Тул­лию (сер. 6 в. до н. э.). Как в Гре­ции, так и в Ри­ме вла­сти за­бо­ти­лись о бла­го­ус­т­рой­ст­ве Г.: в Ри­ме ещё в ар­ха­ич. эпо­ху был про­ве­дён ка­нал для сто­ка не­чис­тот (клоа­ка), а поз­же и во­до­про­вод. Рим. гор. куль­ту­ра, в об­щих чер­тах сход­ная с гре­че­ской, име­ла и свои осо­бен­но­сти. В Риме, где про­цве­та­ли кон­ные рис­та­ния и гла­диа­тор­ские бои, были со­ору­же­ны ог­ром­ный ип­по­дром – Боль­шой цирк и ам­фи­те­атр Фла­ви­ев, или Ко­ли­зей. Осо­бен­но­стью рим. Г. ста­ли об­шир­ные об­ществ. ба­ни – тер­мы (в имп. вре­мя – Тер­мы Ка­ра­кал­лы, Тер­мы Ди­ок­ле­тиа­на и др.), ко­то­рые слу­жи­ли не толь­ко для эле­мен­тар­но­го омо­ве­ния, но и для куль­тур­ных це­лей (там на­хо­ди­лись спор­тив­ные за­лы, биб­лио­те­ки и пр.).

Как и греч. Г., Рим был ма­те­ри­аль­ным ос­но­ва­ни­ем рим. гражд. об­щи­ны и го­су­дар­ст­ва. По­сте­пен­но он стал цен­тром об­шир­но­го по­ли­тич. един­ст­ва – сна­ча­ла Рим­ско-ита­лий­ской фе­де­ра­ции, а за­тем и еди­ной сре­ди­зем­но­мор­ской дер­жа­вы – Рим. им­пе­рии. Про­чие ита­лий­ские Г., по­доб­но Г. в эл­ли­ни­стич. го­су­дар­ст­вах, ста­ли эле­мен­та­ми это­го един­ст­ва. Они ут­ра­ти­ли свою по­ли­тич. не­за­ви­си­мость и пре­вра­ти­лись в му­ни­ци­пии – гор. ячей­ки боль­шо­го гос. ор­га­низ­ма. Ста­тус му­ни­ци­пи­ев был окон­ча­тель­но оп­ре­де­лён за­ко­ном Юлия Це­за­ря, и по та­ко­му об­раз­цу бы­ло мо­ди­фи­ци­ро­ва­но так­же и по­ло­же­ние Г. за пре­де­ла­ми Ита­лии, в про­вин­ци­ях Си­ци­лии, Гал­лии, Ис­па­нии и др. Му­ни­ци­пии, со­хра­няя свою гор. жизнь, во мно­гом ко­пи­ро­ва­ли ве­ли­кий об­ра­зец Г. – Ри­м, соз­да­вая ре­аль­ное ос­но­ва­ние для дер­жав­но­го един­ст­ва (ил­лю­ст­ра­ци­ей му­ни­ци­паль­ной жиз­ни мо­гут слу­жить рас­ко­пан­ные в Но­вое вре­мя Пом­пеи в Кам­па­нии).

Пре­кра­ще­ние за­вое­ва­тель­ных войн и со­кра­ще­ние при­то­ка ра­бов, раз­ви­тие ко­ло­на­та, на­ту­ра­ли­за­ция эко­но­мич. от­но­ше­ний и раз­рыв свя­зей ме­ж­ду Г., от­ток на­се­ле­ния из Г. в де­рев­ни и рост круп­но­го маг­нат­ско­го хо­зяй­ст­ва – всё это при­ве­ло к ос­лаб­ле­нию Г. в Рим. им­пе­рии. Внутр. упа­док до­пол­ни­ло на­ше­ст­вие вар­ва­ров в 4–5 вв., при­вед­шее к ги­бе­ли ан­тич­ных Г. Од­на­ко мн. ста­рые Г. пе­ре­жи­ли по­ло­су бед­ст­вий и вме­сте с но­вы­ми гор. по­се­ле­ния­ми, вы­рос­ши­ми на мес­те рим. во­ен. ла­ге­рей, ста­ли ос­но­вой гор. куль­ту­ры Сред­не­ве­ко­вья.

Го­род в сред­ние ве­ка. От­ли­чит. чер­та за­пад­но­ев­ро­пей­ско­го ср.-век. Г. в его раз­ви­той фор­ме – пра­во­вая и со­ци­аль­ная обо­соб­лен­ность от ок­ру­жаю­щей тер­ри­то­рии. В Зап. Ев­ро­пе Г. об­ла­да­ли собств. пра­вом, рас­про­стра­няв­шим­ся на гор. ок­ру­гу; име­ли са­мо­управ­ляю­щуюся струк­ту­ру, об­ра­зо­ван­ную со­во­куп­но­стью са­мо­управ­ляю­щих­ся кор­по­ра­тив­ных струк­тур (квар­та­лов, при­хо­дов, ре­мес­лен­ных и тор­го­вых объ­е­ди­не­ний, братств и пр.). Ср.-век. Г. был фео­даль­ным, т. е. вклю­чал­ся в сис­те­му феод. свя­зей, как пра­ви­ло, имел сень­о­ра и сам вы­сту­пал в ка­че­ст­ве са­мо­сто­ят. кол­лек­тив­но­го сень­о­ра во внеш­них свя­зях, мог иметь собств. вас­са­лов.

Су­ще­ст­ву­ют разл. тео­рии воз­ник­но­ве­ния и ге­не­зи­са ср.-век. Г.: ро­ма­ни­стиче­ская, учи­ты­вав­шая не­пре­рыв­ность раз­ви­тия час­ти Г. с ан­тич­ных вре­мён; вот­чин­ная, воз­во­дя­щая Г. к хо­зяйств. и пра­во­вой ор­га­ни­за­ции ран­не­сред­не­ве­ко­вой вот­чи­ны; гиль­дей­ская, со­глас­но ко­то­рой ге­не­зис Г. был свя­зан с объ­е­ди­не­ни­ем гиль­дий; им­му­ни­тет­ная, по ко­то­рой об­ра­зо­ва­ние Г. про­ис­хо­ди­ло с об­ре­те­ни­ем осо­бо­го пра­во­во­го ста­ту­са дан­ной тер­ри­то­рии; мар­ко­вая, вы­во­дя­щая фор­ми­ро­ва­ние гор. ин­сти­ту­тов из тра­ди­ций об­щин­но-тер­ри­то­ри­аль­но­го уст­рой­ст­ва герм. мар­ки. Ры­ноч­ная тео­рия свя­зы­ва­ла по­яв­ле­ние Г. с тра­диц. пунк­та­ми осу­ще­ст­в­ле­ния тор­гов­ли; со­глас­но гар­ни­зон­ной тео­рии, Г. вы­рас­тал во­круг мест дол­го­вре­мен­но­го пре­бы­ва­ния вой­ско­вых со­еди­не­ний и ук­ре­п­лён­ных пунк­тов. Су­ще­ст­ву­ет не­ма­ло раз­но­вид­но­стей внут­ри ка­ж­дой из этих тео­рий. В нач. 21 в. в ис­то­рио­гра­фии пре­об­ла­да­ет ком­плекс­ный под­ход к оцен­ке ге­не­зи­са ср.-век. го­ро­да.

Не­смот­ря на то что да­же ран­не­сред­не­ве­ко­вое об­ще­ст­во ни­ко­гда не бы­ло без­го­род­ским, Г. это­го пе­рио­да бы­ли от­но­си­тель­но ма­ло­за­мет­ны­ми в по­ли­тич. и эко­но­мич. от­но­ше­нии. Они за­ни­ма­ли важ­ное ме­сто как опор­ные пунк­ты цер­ков­но-гос. ор­га­ни­за­ции; вы­сту­па­ли как адм. цен­тры, как ме­сто пре­бы­ва­ния цер­ков­ной и свет­ской эли­ты, как пунк­ты пе­ре­рас­пре­де­ле­ния при­ба­воч­но­го про­дук­та. Скла­ды­ва­ние сис­те­мы Г. за­вер­ши­лось в 12–13 вв. Так, напр., сеть Г., сло­жив­шая­ся во Фран­ции к 13 в., без су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний со­хра­ни­лась до 2-й пол. 19 в. Воз­ник­ли зо­ны по­вы­шен­ной ур­ба­ни­за­ции – Флан­д­рия, Тос­ка­на, сред­не­ур­ба­ни­зир. зо­ны – Фран­ция, Сев. Ита­лия, зап.-герм. зем­ли, мень­шей бы­ла ур­ба­ни­за­ция Бри­тан­ских о-вов, Центр. Ев­ро­пы, ещё мень­шей – Скан­ди­на­вии.

Прага.

На­ря­ду с рель­е­фом важ­ней­ши­ми фак­то­ра­ми, оп­ре­де­ляв­ши­ми то­по­гра­фию ср.-век. Г., бы­ли ук­ре­п­ле­ния (бург), со­бор и ры­нок, со­став­ляв­шие гор. яд­ро. Во­круг ук­ре­п­ле­ний скла­ды­ва­лись пред­ме­стья; по ме­ре рос­та аг­ло­ме­ра­ции всё но­вые по­се­ле­ния ока­зы­ва­лись внут­ри гор. стен. Сте­ны вы­пол­ня­ли не толь­ко прак­тич. функ­цию за­щи­ты, но оли­це­тво­ря­ли сам ста­тус Г. На гор. гер­бах сте­ны обо­зна­ча­ли на­ли­чие гор. ста­ту­са и гор. сво­бод, тя­же­лей­шим на­ка­за­ни­ем для Г. бы­ло раз­ру­ше­ние его стен, имев­шее сим­во­лич. ха­рак­тер. В ря­де язы­ков имен­но гор. ук­ре­п­ле­ния слу­жи­ли се­ман­тич. ос­но­вой для тер­ми­на, обо­зна­чаю­ще­го Г. (оppi­dum, град), а от­сут­ст­вие стен ука­зы­вало на сель­ский ста­тус – «пло­ская стра­на» (plat pays). Сте­ны дик­то­ва­ли осо­бен­но­сти гор. за­строй­ки – стоя­щие вплот­ную до­ма, от­но­си­тель­но вы­со­кая этаж­ность, уз­кие ули­цы.

Ино­гда сис­те­мы ук­ре­п­ле­ний скла­ды­ва­лись в верх­ний (ста­рый) Г. и ниж­ний (но­вый) Г. (клас­сич. при­мер – Пра­га), ино­гда бург ока­зы­вал­ся в цен­тре Г. (Трир, Вормс, Бре­мен). В но­вых Г. бург ино­гда за­ни­мал мар­ги­наль­ное по­ло­же­ние (Тал­лин, Гент), и его оби­та­те­ли мог­ли за­щи­щать­ся от ос­таль­ных го­ро­жан. Роль бур­га в епи­скоп­ских Г. мог иг­рать со­бор, ко­то­рый вклю­чал под­час ук­ре­п­лён­ную епи­скоп­скую ре­зи­ден­цию (со­бор Св. Сте­фа­на в Ве­не) или клу­атр ка­но­ни­ков. Со­бор во всех Г. был ре­аль­ным цен­тром ср.-век. гор. уни­вер­су­ма. Го­ро­жа­не воз­во­ди­ли его на свои сред­ст­ва и ча­ще все­го сво­им кол­лек­тив­ным тру­дом. В со­бо­ре хра­ни­лись ре­ли­к­вии, свя­зан­ные со свя­тым по­кро­ви­те­лем (по­кро­ви­те­ля­ми) Г., чьё за­ступ­ни­че­ст­во, как счи­та­лось, обес­пе­чи­ва­ло су­ще­ст­во­ва­ние Г. и слу­жи­ло га­ран­ти­ей при­зна­ния его при­ви­ле­гий. В ка­ж­дом Г. имел­ся ры­нок, ино­гда имен­но он за­ни­мал центр. ме­сто и был сре­до­то­чи­ем пуб­лич­ной жиз­ни – здесь заключались сдел­ки, на­ка­зы­ва­ли пре­ступ­ни­ков, ог­ла­ша­лась ин­фор­ма­ция об­ще­го­род­ско­го зна­че­ния.

Гор. за­строй­ка не пре­ду­смат­ри­ва­ла раз­де­ле­ния Г. на жи­лую и пром. зо­ны, но оп­ре­де­ля­лась проф. ак­тив­но­стью на­се­ле­ния. Так, кра­силь­щи­ки, ко­жев­ни­ки, тка­чи, мяс­ни­ки, мель­ни­ки рас­по­ла­га­лись вдоль рек, да­же ес­ли они про­те­ка­ли в са­мом цен­тре гор. за­строй­ки. Г. де­лил­ся на квар­та­лы, за­се­лён­ные разл. со­ци­аль­но-проф. груп­па­ми (уни­вер­си­тет­ский квар­тал в Па­ри­же объ­е­ди­нял сту­ден­тов, пре­по­да­ва­те­лей, пе­ре­пис­чи­ков, кни­го­тор­гов­цев и иных лиц, свя­зан­ных с об­слу­жи­ва­ни­ем ун-та). В не­ко­то­рых итал. Г. дол­гое вре­мя со­хра­нялись сле­ды рас­се­ле­ния по кла­нам (се­мей­ные баш­ни).

План Венеции. Издание Г. Брауна и Ф. Хогенберга «Города Круга Земного». 1572.

В 14–15 вв. в Ев­ро­пе боль­ши­ми счи­та­лись Г. с на­се­ле­ни­ем в 10–30 тыс. чел.; та­ких в Зап. Ев­ро­пе бы­ли сот­ни, сверх­круп­ных – неск. де­сят­ков: Па­риж (св. 200 тыс. чел. в 1328), Фло­рен­ция, Кор­до­ва, Рим, Ве­не­ция. На се­ве­ре круп­ны­ми счи­та­лись Г. с на­се­ле­ни­ем 9–10 тыс. чел. (Ко­пен­га­ген, Сток­гольм). Сред­ний ев­роп. Г. на­счи­ты­вал 3–5 тыс. жит., а по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во Г. – от 0,5 до 1,5 тыс. чел. Счи­та­ет­ся, что боль­шин­ст­во ср.-век. го­ро­жан про­жи­ва­ло имен­но в та­ких мел­ких и ср. цен­трах. Пло­щадь Г. бы­ла не­ве­ли­ка; да­же пло­щадь круп­ней­ших из них в пе­ри­од рас­цве­та не пре­вы­ша­ла 300–500 га, а для по­дав­ляю­ще­го чис­ла Г. со­став­ля­ла не бо­лее не­сколь­ких де­сят­ков гек­та­ров.

Ср.-век. Г. ра­зи­тель­но от­ли­ча­лись друг от дру­га по чи­слен­но­сти на­се­ле­ния, до­ми­ни­рую­ще­му ти­пу дея­тель­но­сти: цен­тры экс­порт­но­го ре­мес­ла (Гент, Брюг­ге, То­ле­до, Ми­лан), цен­тры даль­ней тор­гов­ли (ган­зей­ские Г., Ве­не­ция, Бор­до), ре­лиг. цен­тры (Реймс, Льеж, Рим, Кен­тер­бе­ри), ре­зи­ден­ции пра­ви­те­лей. Но, не­смот­ря на эти и др. раз­ли­чия, об­щей чер­той был кор­по­ра­тив­ный строй: со­ци­аль­ное су­ще­ст­во­ва­ние ср.-век. го­ро­жа­ни­на бы­ло впи­са­но в ряд струк­тур от се­мей­но­го до об­ще­го­род­ско­го уров­ня: брат­ст­ва, гиль­дии, це­хи, при­ход­ское объ­е­ди­не­ние, во­ен. со­юз и т. д. Глав­ное, на что об­ра­ща­ли вни­ма­ние со­вре­мен­ни­ки, – то, что в пра­во­вом от­но­ше­нии Г. фор­маль­но яв­лял­ся «сою­зом рав­ных», при­нёс­ших друг дру­гу вза­им­ную клят­ву, ко­то­рая и ле­жа­ла в ос­но­ве ле­ги­тим­но­сти гор. вла­сти. Борь­ба за гор. адм., пра­во­вую и куль­тур­ную иден­ти­фи­ка­цию об­ле­ка­лась в фор­му ком­му­наль­но­го дви­же­ния. Го­ро­жа­не ча­ще все­го вы­ку­па­ли у сво­его сень­о­ра те или иные «сво­бо­ды» – по­ли­тич. са­мо­управ­ле­ние, пра­во­вую ав­то­но­мию, пра­во са­мо­об­ло­же­ния и рас­по­ря­же­ния ча­стью со­б­ран­ных на­ло­гов, ры­ноч­ное пра­во и пр. Ино­гда борь­ба при­об­ре­та­ла воо­руж. фор­мы, не­ред­ко со­пря­га­ясь с ины­ми кон­флик­та­ми как ме­ст­но­го, так и об­ще­го­су­дар­ст­вен­но­го ха­рак­те­ра. Вме­сте с тем борь­ба го­ро­жан ве­лась не про­тив прин­ци­пов сень­о­раль­но­го ре­жи­ма, а за дос­ти­же­ние наи­бо­лее удоб­но­го по­ло­же­ния внут­ри сень­о­ри­аль­ных струк­тур. В ре­зуль­та­те отд. Г. пре­вра­ща­лись в сво­его ро­да кол­лек­тив­ных сень­о­ров (франц. и итал. ком­му­ны, нем. им­пер­ские го­ро­да). Да­ле­ко не всем Г. уда­лось окон­ча­тель­но ос­во­бо­дить­ся от вла­сти сень­о­ров, но в це­лом ком­му­наль­ное дви­же­ние 14–15 вв. за­вер­ши­ло оформ­ле­ние гор. строя и при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию но­вого со­ци­аль­но­го об­ли­ка го­ро­да.

Г. стал цен­тром мел­ко­то­вар­но­го ук­ла­да, ут­вер­дил бы­тие и зна­че­ние соб­ст­вен­но­сти, ос­но­ван­ной не на об­ла­да­нии зем­лёй. Кро­ме то­го, Г. стал сре­до­то­чи­ем на­ём­но­го тру­да и но­вых ви­дов труда – ин­тел­лек­ту­аль­но­го, адм., об­слу­жи­ваю­ще­го; но­си­те­лем прин­ци­пов де­мо­кра­тич. прав­ле­ния в мо­нар­хич. ср.-век. об­ще­ст­ве. На про­тя­же­нии 14–15 вв. но­вые Г. на За­па­де прак­ти­че­ски не воз­ни­ка­ют, и в хо­де де­мо­гра­фич. кол­лап­са, по­стиг­ше­го Зап. Ев­ро­пу, чис­лен­ность на­се­ле­ния Г. со­кра­ща­ет­ся или стаг­ни­ру­ет. Но в этот пе­ри­од Г. уда­ёт­ся за­нять бо­лее проч­ное ме­сто в сис­те­ме скла­ды­ваю­щих­ся нац. го­су­дарств, стать важ­ным эле­мен­том сис­те­мы со­слов­но­го пред­ста­ви­тель­ст­ва. Скла­ды­ва­ют­ся бо­лее или ме­нее ус­той­чи­вые объ­е­ди­не­ния Г., напр. Ган­за, объ­е­ди­няв­шая 160 го­ро­дов.

Г. про­дол­жа­ли бо­роть­ся за свои пра­ва и при­ви­ле­гии, но, на­ря­ду с ан­ти­сень­о­ри­аль­ной борь­бой, став­шей уже тра­ди­ци­он­ной, всё боль­шее зна­че­ние при­об­ре­та­ли внут­ри­го­род­ские кон­флик­ты: борь­ба це­хов и ср. сло­ёв Г. про­тив тра­диц. оли­гар­хич. вер­хуш­ки (пат­ри­циа­та), борь­ба т. н. млад­ших це­хов про­тив при­ви­ле­ги­ров. стар­ших це­хов, а так­же борь­ба под­мас­терь­ев про­тив це­хо­вых мас­те­ров.

Толедо. Вид на центр города.

Ес­ли из­на­чаль­но тер­мин «бюр­гер» (см. Бюр­гер­ст­во) или его ва­ри­ан­ты обо­зна­ча­ли всю со­во­куп­ность го­ро­жан, то с 13 в. так ста­ли име­но­вать­ся лишь пол­но­прав­ные го­ро­жа­не; а в 14–15 вв. этим тер­ми­ном уже обо­зна­ча­ли наи­бо­лее за­жи­точ­ные слои го­ро­жан. Внутр. жизнь Г. пре­тер­пе­ла су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния. По­сте­пен­но це­хи и гиль­дии пре­вра­ща­ют­ся в за­кры­тые мо­но­поль­ные кор­по­ра­ции, дос­туп в эти объ­е­ди­не­ния всё бо­лее за­труд­нял­ся для вы­ход­цев из гор. ни­зов. По­яв­ля­ет­ся со­ци­аль­ная ка­те­го­рия «веч­ных под­мас­терь­ев», прак­ти­че­ски не имев­ших шан­сов из­ме­нить свой со­ци­аль­ный ста­тус и стать пол­но­прав­ны­ми це­хо­вы­ми мас­те­ра­ми. Од­на­ко по ме­ре за­мы­ка­ния це­ха под­мас­те­рья, вос­про­из­во­дя кор­по­ра­тив­ный прин­цип ср.-век. Г., ста­ли соз­да­вать свои брат­ст­ва, ко­торые за­щи­ща­ли свои при­ви­ле­гии, не до­пус­кая к ре­мес­лу лиц, не имев­ших ста­ту­са под­мас­те­рья. Гор. со­ци­аль­ная сре­да от­ли­ча­лась вы­со­кой сте­пе­нью кон­фликт­но­сти: к борь­бе ме­ж­ду разл. про­слой­ка­ми го­ро­жан до­бав­ля­лись со­пер­ни­че­ст­во ме­ж­ду кла­на­ми пат­ри­циа­та, кров­ная вра­ж­да, кон­флик­ты на по­ли­тич. поч­ве (борь­ба гвель­фов и ги­бел­ли­нов в Ита­лии, ар­мань­я­ков и бур­гинь­о­нов во Фран­ции и пр.), на­си­лие, по­ро­ж­дён­ное пре­ступ­но­стью, в т. ч. и про­фес­сио­наль­ной. Всё же гор. со­циаль­ная сис­те­ма в це­лом об­ла­да­ла вы­со­кой ус­той­чи­во­стью.

Эта ус­той­чи­вость обес­пе­чи­ва­лась мн. фак­то­ра­ми, в т. ч. и гор. пра­вом. Соб­ствен­но са­мо ком­му­наль­ное дви­же­ние пред­став­ля­ло со­бой про­цесс его фор­ми­ро­ва­ния. Ком­му­наль­ная клят­ва да­ва­лась с це­лью под­дер­жа­ния ми­ра и спра­вед­ли­во­сти ме­ж­ду со­гра­ж­да­на­ми. Гор. пра­во пред­став­ля­ет со­бой со­во­куп­ность юри­ди­ческих до­ку­мен­тов, фик­си­ро­вав­ших при­ви­ле­гии, сво­бо­ды, пра­ва и обя­зан­но­сти Г. и го­ро­жан. Оно вос­ходит к нор­мам обыч­но­го пра­ва, за­пи­сан­но­го ли­бо са­ми­ми го­ро­жа­на­ми, ли­бо сю­зе­ре­ном. Час­то пра­во од­но­го Г. бра­лось в ка­че­ст­ве об­раз­ца для дру­гих Г. (наи­бо­лее из­вест­на сис­те­ма ма­где­бург­ско­го пра­ва, воз­ник­ше­го в 12 в., за­пи­сан­но­го в 13 в., рас­про­стра­нён­но­го на Г. Центр. и Вост. Ев­ро­пы, Скан­ди­на­вии). В сев.-франц. зем­лях та­кой мо­делью бы­ла хар­тия Бо­мо­на (1182), в Ис­па­нии – хар­тия Ку­эн­ки (1189). Гор. пра­во опи­ра­ет­ся на ав­то­ри­тет тра­ди­ции, на пре­це­ден­ты, а так­же на ре­ше­ния об­ще­го­род­ских вла­стей, час­то при­ни­мав­ших разл. ро­да «ус­та­нов­ле­ния» и «кон­сти­ту­ции». Гор. пра­во ре­гу­ли­ро­ва­ло от­но­ше­ния с сень­о­ром, за­щи­ща­ло пра­ва и жизнь го­ро­жан, оп­ре­де­ля­ло во­про­сы на­ло­го­об­ло­же­ния, рег­ла­мен­ти­ро­ва­ло гор. тор­гов­лю и не­ко­то­рые ви­ды ре­мес­ла, пред­став­ляв­шие осо­бую зна­чи­мость, иг­ра­ло ак­тив­ную роль в ор­га­ни­за­ции гор. про­стран­ст­ва (кон­троль над об­ществ. ком­му­ни­ка­ция­ми, над ши­ри­ной улиц и т. д.). На­ря­ду с этим в гор. пра­во бы­ли ин­кор­по­ри­ро­ва­ны ос­но­вы ре­мес­лен­но­го и тор­го­во­го пра­ва. Для бюр­герства бы­ло ха­рак­тер­но раз­ви­тое пра­во­соз­на­ние. Да­же во вре­мя мя­те­жей вос­став­шие ос­та­ва­лись «в пра­во­вом по­ле», стре­мясь от­сто­ять от по­ся­га­тельств свои «за­кон­ные пра­ва» или же из­ме­нить гор. пра­во в сто­ро­ну уве­ли­че­ния объ­ё­ма воль­но­стей и при­ви­ле­гий.

Функ­цио­ни­ро­ва­ние норм и обы­ча­ев гор. жиз­ни обес­пе­чи­ва­лось дея­тель­но­стью вы­бор­ных долж­но­ст­ных лиц Г. (мэ­ры, эше­ве­ны, ол­дер­ме­ны, кон­су­лы, приоры, рат­ма­ны). В боль­шин­ст­ве слу­ча­ев на эти долж­но­сти из­би­ра­лись пред­ста­ви­те­ли уз­ко­го кру­га лиц – гор. пат­ри­циа­та или же при­ви­ле­ги­ров. бюр­гер­ских кор­по­ра­ций. Од­на­ко это не оз­на­ча­ет от­чу­ж­дён­но­сти го­ро­жан от про­блем гор. управ­ле­ния. Уча­стие го­ро­жан в управ­ле­нии Г. обес­пе­чи­ва­лось мно­го­сту­пен­ча­той сис­те­мой их пред­ста­ви­тель­ст­ва в со­ве­тах (квар­таль­ных, при­ход­ских и др.). Дея­тель­ность гор. ма­ги­ст­ра­тов на­хо­ди­лась под не­усып­ным кон­тро­лем го­ро­жан, все­гда го­то­вых об­ви­нить сво­их из­бран­ных ру­ко­во­ди­те­лей в разл. ро­да на­ру­ше­ни­ях (ча­ще все­го фис­каль­но­го ха­рак­те­ра). Го­ро­жа­нин рас­по­ла­гал сво­бо­дой по пра­ву со­уча­стия – при­над­лежно­сти к гор. общ­но­сти. Эта сво­бо­да бы­ла сво­бо­дой в рам­ках кор­по­ра­ции, гиль­дии или Г. в це­лом.

Германский город Любек в 16 в.

За­пад­но­ев­ро­пей­ский ср.-век. Г. был ор­га­нич­ным эле­мен­том ср.-век. ци­ви­ли­за­ции, на всех эта­пах сво­его раз­ви­тия ока­зы­вав­шей су­ще­ст­вен­ное влия­ние на все сто­ро­ны гор. жиз­ни. В пер­вую оче­редь с гор. ре­мес­лом был свя­зан про­гресс тех­ни­ки, в Г. скла­ды­ва­ют­ся но­вые, бо­лее раз­ви­тые фор­мы тор­гов­ли, де­неж­но­го об­ра­ще­ния, в сфе­ре гор. управ­ле­ния вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся бо­лее ра­цио­наль­ные при­ё­мы ад­ми­ни­ст­ра­ции и на­ло­го­во­го об­ложе­ния, про­ис­хо­дят ко­рен­ные сдви­ги в об­лас­ти куль­ту­ры, в кон. 15–16 вв. (в Ита­лии с 14 в.) раз­ви­ва­ет­ся гор. куль­ту­ра Воз­ро­ж­де­ния. В 16–17 вв. гор. пром-сть и тор­гов­ля на­чи­на­ют пе­ре­рас­тать рам­ки сло­жив­ших­ся в сред­ние ве­ка в Г. форм хо­зяй­ст­ва и гор. строя. Наи­бо­лее зна­чит. Г., эко­но­ми­ка ко­то­рых ба­зи­ро­ва­лась во мно­гом на но­вой, ка­пи­та­ли­стич. ор­га­ни­за­ции про­из-ва и тор­гов­ли, раз­ви­ва­ют­ся в это вре­мя в Ни­дер­лан­дах (Ан­твер­пен до кон. 16 в., за­тем Ам­стер­дам), Анг­лии, Фран­ции.

В стра­нах Азии и Сев. Аф­ри­ки в пе­ри­од ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья су­ще­ст­во­ва­ли крупные города, мно­гие из ко­то­рых воз­ник­ли ещё в древ­но­сти. Круп­ней­шие ср.-век. вос­точ­ные Г.: Да­маск, Ба­гдад, Ка­ир в Араб­ском ха­ли­фа­те; Ис­фа­хан и Ши­раз в Ира­не; Де­ли в Ин­дии; ки­тай­ские Г. – Чанъ­ань, Ло­ян, Гу­ан­чжоу (Кан­тон), Пе­кин. Круп­ные Г. су­ще­ст­во­ва­ли в это вре­мя так­же в Ср. Азии. Вост. Г., дли­тель­ное вре­мя (по край­ней ме­ре, до 12–13 вв.) по чис­лен­но­сти на­се­ле­ния и бо­гат­ст­ву зна­чи­тель­но пре­вос­хо­див­шие зап.-ев­роп. Г., не об­ла­да­ли те­ми пра­ва­ми и при­ви­ле­гия­ми, ко­то­рых до­би­лись по­след­ние. Их тор­го­во-ре­мес­лен­ное на­се­ле­ние не бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но в са­мо­управ­ляю­щие­ся об­щи­ны, не об­ла­да­ло осо­бы­ми гор. воль­но­стя­ми и бы­ло пол­но­стью под­чи­не­но го­су­дар­ству (час­тич­ных прав са­мо­управ­ле­ния до­би­лись лишь не­ко­то­рые Г. ср.-век. Япо­нии). Пол­ное гос­под­ство фео­да­лов и феод. го­су­дар­ст­ва в Г. не­ев­ро­пей­ских стран тор­мо­зи­ло са­мо­сто­ят. раз­ви­тие гор. ре­мес­ла и то­вар­но­го про­из-ва и за­ро­ж­де­ние в них эле­мен­тов ка­пи­та­ли­стич. от­но­ше­ний.

Дубровник. Вид на Старый город. Фото В. Б. Лушпая
Париж. Елисейские Поля.

Го­род в Но­вое и Но­вей­шее вре­мя. По ме­ре из­ме­не­ния по­ли­тич. струк­тур в пе­ри­од позд­не­го Сред­не­ве­ко­вья и ран­не­го Но­во­го вре­ме­ни судь­ба Г. в Зап. Ев­ро­пе скла­ды­ва­лась по-раз­но­му. В Анг­лии, Фран­ции и в стра­нах Пи­реней­ско­го п-ова Г. бы­ли вклю­че­ны в сис­те­му по­яв­ляю­щих­ся нац. мо­нар­хий. Власть, опи­ра­ясь на бюр­гер­ст­во, по­сте­пен­но ук­ре­п­ля­ла сис­те­му об­ще­го­су­дар­ст­вен­но­го пра­ва, гор. со­сло­вие про­дол­жа­ло уча­ст­во­вать в пред­ста­вит. ор­га­нах вла­сти, и для гор. вер­хуш­ки от­кры­лись боль­шие воз­мож­но­сти со­ци­аль­но­го воз­вы­ше­ния на ко­ро­лев­ской служ­бе, а так­же пу­тём уча­стия в фи­нан­со­вых опе­ра­ци­ях – от­ку­пах на­ло­гов, кре­ди­то­ва­нии гос. вла­сти, ис­поль­зо­ва­нии ко­ро­лев­ских при­ви­ле­гий. С дру­гой сто­ро­ны, Г. при­шлось по­сту­пить­ся сво­ей бы­лой ав­то­но­ми­ей и ча­стью сво­бод. Из­ме­ни­лась сис­те­ма ле­ги­ти­ма­ции: в сред­ние ве­ка гор. сво­бо­ды га­ран­ти­ро­ва­лись не­за­па­мят­но­стью обы­чая дан­ной ме­ст­но­сти (как пра­ви­ло, га­ран­ти­ро­вав­шей­ся ещё и свя­тым пок­ро­ви­те­лем) и ко­ро­лев­ской вла­стью, санк­цио­ни­ро­вав­шей эти сво­бо­ды; в Ев­ро­пе 16–18 вв. гор. сво­бо­ды рас­це­ни­вались как ми­ло­сти­вый дар со сто­ро­ны ко­ро­лев­ской вла­сти. В Сев. и Центр. Ита­лии, Гер­ма­нии, Ни­дер­лан­дах Г. ока­за­лись слиш­ком силь­ны­ми, что­бы на­селяв­шие их бюр­ге­ры или по­по­ла­ны кон­со­ли­ди­ро­ва­лись в со­сло­вие на «на­цио­наль­ном» уров­не. Г. пре­ус­пе­ли в со­хра­не­нии сво­их сво­бод и пре­ум­но­же­нии при­ви­ле­гий, ино­гда им уда­ва­лось ук­ре­пить свой ста­тус не­за­ви­си­мой рес­пуб­ли­ки (Ве­не­ция) или транс­фор­ми­ро­вать­ся в ре­гио­наль­ное го­су­дар­ст­во (Ве­ли­кое гер­цог­ст­во Тос­кан­ское), или же встать во гла­ве тер­ри­то­рий, об­ра­зо­вав­ших еди­ное го­су­дар­ст­во (Рес­пуб­ли­ка Со­еди­нён­ных про­вин­ций), но в це­лом скла­ды­ва­ния еди­но­го гор. со­сло­вия не про­изош­ло, ча­ще все­го Г. бра­лись под кон­троль при со­хра­не­нии гор. при­ви­ле­гий в рам­ках т. н. кня­же­ско­го аб­со­лю­тиз­ма. В Поль­ше, Че­хии, Венг­рии, от­час­ти в Скан­ди­на­вии Г. в ука­зан­ный пе­ри­од со­хра­ня­ли свои при­ви­ле­гии, но их раз­ви­тие за­час­тую оп­ре­де­ля­лось гос­под­ствую­щим по­ло­же­ни­ем в них нем. бюр­гер­ст­ва, что слу­жи­ло фо­ном со­ци­аль­но-по­ли­тич. кон­флик­тов. Сте­пень ур­ба­ни­за­ции этих ре­гио­нов бы­ла мень­шей, и ни Г., ни бюр­гер­ст­во не иг­ра­ли в них ро­ли, со­пос­та­ви­мой с ро­лью Г. в зап. об­лас­тях Ев­ро­пы.

Вид Нью-Йорка с гавани.

Г., в боль­шей сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ван­ные на даль­нюю тор­гов­лю, доль­ше со­хра­ня­ли свою ав­то­но­мию в пол­ном объ­ё­ме. Од­на­ко в со­ци­аль­ном пла­не эво­лю­ция зап.-ев­роп. Г. бы­ла схо­жей – един­ст­во (пусть да­же толь­ко дек­ла­ри­ро­ван­ное) гор. об­щи­ны ухо­ди­ло в про­шлое. При­ви­ле­ги­ров. на­се­ле­ние всё чёт­че от­де­ля­ло се­бя от ос­таль­ных жи­те­лей – про­сто­лю­ди­нов, не об­ла­дав­ших пра­ва­ми бюр­гер­ст­ва или об­ла­дав­ших ими в не­пол­ной ме­ре. С дру­гой сто­ро­ны, Г. об­ра­зо­вы­ва­ли еди­ную сис­те­му, и упа­док од­но­го ста­ро­го гор. цен­тра, как пра­ви­ло, со­про­во­ж­дал­ся воз­вы­ше­ни­ем но­вых, ча­ще все­го мел­ких и сред­них Г. Но при этом Г. пред­став­ля­ли со­бой гроз­ную си­лу, спо­соб­ную встать на за­щи­ту сво­их сво­бод и по­вес­ти за со­бой всё об­ще­ст­во. Не­слу­чай­но все ре­во­лю­ции ран­не­го Но­во­го вре­ме­ни на­чи­на­лись имен­но как гор. вол­не­ния.

Мельбурн.

С раз­ви­ти­ем ка­пи­та­лиз­ма Г. на­ча­ли за­ни­мать но­вое по­ло­же­ние в об­ществ. про­из-ве и во всей об­ществ. жиз­ни. В них со­сре­до­то­чи­лись важ­ней­шие сред­ст­ва про­из-ва, ха­рак­тер­ные для ка­пи­та­лиз­ма. В Но­вое вре­мя Г. по­лу­ча­ют но­вый им­пульс раз­ви­тия; по­яв­ля­ют­ся це­ле­на­прав­лен­ные про­ек­ты фор­ми­ро­ва­ния Г. с точ­ки зре­ния ор­га­ни­за­ции гор. про­стран­ст­ва, под­чи­нён­ные ин­те­ре­сам про­из-ва и со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки. За­строй­ка Г. пе­ре­ста­ёт быть чис­то ути­ли­тар­ной и хао­тич­ной, осу­ще­ст­в­ля­ют­ся ар­хит. про­ек­ты ре­кон­ст­рук­ции Г. (дея­тель­ность Ж. Ос­ма­на в Па­ри­же и др.). По­ми­мо чис­то гра­до­стро­ит. за­дач, про­ек­ты та­кого ро­да пре­сле­до­ва­ли осо­бые це­ли: об­лег­чить дей­ст­вия вла­стей по кон­тро­лю над цен­тром Г. на слу­чай мас­со­вых вы­сту­пле­ний.

Бур­ный рост Г., свя­зан­ный с об­щим про­цес­сом кон­цен­тра­ции про­из-ва, с воз­ник­но­ве­ни­ем ка­пи­та­ли­стич. пром-сти, но­вых ви­дов транс­пор­та (же­лез­но­до­рож­но­го), на­чал­ся с про­мыш­лен­но­го пе­ре­во­ро­та и стал не­отъ­ем­ле­мой со­став­ной ча­стью ин­ду­ст­риа­ли­за­ции. На ру­бе­же 19–20 вв. в ря­де раз­ви­тых ев­роп. стран и в США до­ля гор. на­се­ле­ния стре­ми­тель­но вы­рос­ла, а до­ля сель­ско­го столь же стре­ми­тель­но со­кра­ти­лась. Кон­цен­тра­ция на­се­ле­ния в этих ин­ду­ст­ри­аль­ных цен­трах обо­ст­ри­ла со­ци­аль­ные про­ти­во­ре­чия, сти­му­ли­руя по­ли­тич. и со­ци­аль­ные дви­же­ния. В эту эпо­ху бы­ла за­ло­же­на со­ци­аль­ная ди­хо­то­мия цен­тра и ок­ра­ин Г., сме­нив­шая проф. и кон­фес­сио­наль­но-эт­нич. сег­мен­ты струк­ту­ры преж­не­го го­ро­да.

Город в России и СССР

 Воз­ник­но­ве­ние Г. на тер­ри­то­рии рас­се­ле­ния вост. сла­вян про­изош­ло в кон. 9 – нач. 10 вв. и бы­ло не­по­сред­ст­вен­но свя­за­но с пе­ре­хо­дом от об­щин­ных от­но­ше­ний к фео­даль­ным. Пер­во­на­чаль­но Г. на Ру­си на­зы­ва­лось лю­бое ог­ра­ж­дён­ное по­се­ле­ние (от­сю­да са­мо сло­во «Г.»), в их чис­ле бы­ли круп­ные пле­мен­ные по­се­ле­ния, не­боль­шие об­щин­ные ук­ре­п­ле­ния и вла­дельч. мес­та. Слово «Г.» упо­треб­ля­лось в этом зна­че­нии и позд­нее, что за­труд­ня­ет вы­де­ле­ние соб­ст­вен­но гор. цен­тров из мас­сы ук­ре­п­лён­ных по­се­ле­ний. Мн. Г. воз­ни­ка­ли на ба­зе ук­ре­п­лён­ных во­ен. и адм. по­се­ле­ний, ос­но­ван­ных князь­я­ми. По ме­ре рас­ши­ре­ния адм. функ­ций и хо­зяйств. дея­тель­но­сти эти «кня­же­ские строе­ния» пре­вра­ща­лись в цен­тры эко­но­мич. жиз­ни ок­ру­ги, ста­но­ви­лись го­ро­да­ми.

Изборск.Вид крепости. Фото А. П. Пятнова

Ши­ро­ко­мас­штаб­ные рас­коп­ки др.-рус. по­се­ле­ний по­зво­ли­ли оп­ре­де­лить ар­хео­ло­гич. при­зна­ки Г. и вы­явить под­лин­ные гор. цен­тры. Г. счи­та­ют­ся по­се­ле­ния зна­чит. пло­ща­ди (не ме­нее 3 га) с обо­ро­нит. сис­те­ма­ми как внут­рен­ней (кремль, де­ти­нец, град), так и жи­лой тер­ри­то­рии (околь­ный Г., ост­рог, пред­гра­дие), мно­го­функ­цио­наль­ные по сво­ему на­зна­че­нию цен­тры – адм., эко­но­мич., идео­ло­гич., куль­тур­ные, имев­шие ха­рак­тер­ную пла­не­гра­фию (по­сто­ян­ную улич­но-уса­деб­ную сис­те­му) и эле­мен­ты бы­то­вой куль­ту­ры (сис­те­ма­ти­че­ски об­нов­ляе­мые улич­ные на­сти­лы, уст­рой­ст­во дре­наж­ных сис­тем, на­ве­де­ние мос­тов и др.), от­ме­чен­ные со­ци­аль­ной диф­фе­рен­циа­ци­ей жи­те­лей, ко­то­рая про­яв­ля­лась, в ча­ст­но­сти, в раз­ме­рах уса­деб­ной тер­ри­то­рии (до 1,5 тыс. м2 и бо­лее – у бо­яр, 600–400 м2 – у за­жи­точ­ных го­ро­жан, 200 м2 и ме­нее – у «чёр­ных» го­ро­жан). Дан­ные ар­хео­ло­гич. рас­ко­пок и письм. ис­точ­ни­ков о чис­ле др.-рус. Г. в ря­де слу­ча­ев рас­хо­дят­ся: со­от­вет­ст­вен­но 20–25 и ок. 25 Г. в кон. 10 в., 70 и ок. 90 в 1-й пол. 12 в., 150 и ок. 270 к 1240-м гг. Тем­пы про­цес­са гра­до­об­ра­зо­ва­ния от­ра­жа­ют его без­ус­лов­ную связь с ин­тенсив­но­стью фео­да­ли­за­ции об­ще­ст­ва, по­ли­тич., со­ци­аль­ны­ми и хо­зяйств. из­ме­не­ния­ми.

Др.-рус. Г. име­ли свою ие­рар­хию: столь­ные цен­тры круп­ных кня­жеств и зе­мель; кня­же­ские сто­ли­цы бо­лее мел­ких (удель­ных) кня­жеств; во­ло­ст­ные цен­тры. Г. яв­ля­лись слож­ны­ми со­ци­аль­ны­ми ор­га­низ­ма­ми, внут­ри ко­то­рых кон­цен­три­ро­ва­лись во­ен­но-слу­жи­лая феод. знать, кня­же­ская ад­ми­ни­ст­ра­ция, фео­даль­но-за­ви­си­мая че­лядь, вот­чин­ные и сво­бод­ные ре­мес­лен­ни­ки, мел­кие тор­гов­цы и круп­ное ку­пе­че­ст­во. Не­од­но­род­ный со­ци­аль­ный со­став пре­д­о­пре­де­лил со­су­ще­ст­во­ва­ние в ря­де круп­ных Г. (Нов­го­род, Ки­ев, Псков, По­лоцк, Смо­ленск и др.) двух сис­тем управ­ления: цен­тра­ли­зо­ван­ной – кня­же­ской, и ве­че­вой – са­мо­управ­ле­ния го­ро­жан. В Сев.-Зап. Ру­си (Нов­го­род, Псков) в 12–14 вв. ве­че­вая сис­те­ма до­ми­ни­рова­ла и по­сте­пен­но эво­лю­цио­ни­ро­ва­ла в кол­лек­тив­ное управ­ле­ние ари­сто­кра­тич. се­мейств (бо­яр).

Ха­рак­тер­ная чер­та Г. – на­ли­чие мно­го­числ. тор­го­во-ре­мес­лен­но­го на­се­ле­ния, что со­от­вет­ст­во­ва­ло до­ста­точ­но вы­со­ко­му уров­ню эко­но­мич. раз­ви­тия Г. Гор. ре­мес­лен­ников от­ли­ча­ли про­фес­сио­на­лизм (мн. ре­мёс­ла дос­ти­га­ли вы­со­ко­го тех­нич., тех­но­ло­гич. и худож. уров­ня) и по­сто­ян­но рас­ши­ряв­шая­ся спе­циа­ли­за­ция (не ме­нее 64 спе­ци­аль­но­стей), ха­рак­тер­ная для про­цес­са пе­ре­хо­да от вот­чин­но­го ре­мес­ла к ры­ноч­но­му, ко­то­рый ак­ти­ви­зи­ро­вал­ся на ру­бе­же 12–13 вв. В сер. 13 в. гор. ре­мес­ло на­хо­ди­лось на по­ро­ге соз­да­ния це­хо­вых ре­мес­лен­ных ор­га­ни­за­ций, но это­му пре­пят­ст­во­ва­ла юри­дич. не­од­но­род­ность ре­мес­лен­ни­ков, сре­ди ко­то­рых, по­ми­мо сво­бод­ных, бы­ли вот­чин­ные ре­мес­лен­ни­ки и ра­бот­ни­ки гос. (кня­же­ских) мас­тер­ских. В ус­ло­ви­ях гос­под­ства на­ту­раль­но­го хо­зяй­ст­ва внутр. тор­го­вые свя­зи в рус. зем­лях и кня­же­ст­вах бы­ли не­дос­та­точ­но раз­ви­ты, хо­тя на­блю­да­лась оп­ре­де­лён­ная ре­гио­наль­ная спе­циа­ли­за­ция. Круп­ная тор­гов­ля в зна­чит. сте­пе­ни бы­ла ори­ен­ти­ро­ва­на на внеш­ний ры­нок («гос­тьба»). Это­му спо­соб­ст­во­ва­ло тран­зит­ное по­ло­же­ние Ру­си на ме­ж­ду­нар. тор­го­вых ма­ги­ст­ра­лях (путь «из ва­ряг в гре­ки», волж­ский путь, свя­зы­вав­ший стра­ны Вос­то­ка с Зап. Ев­ро­пой). Рус. кня­же­ст­ва и зем­ли яв­ля­лись круп­ны­ми по­став­щи­ка­ми сы­рья (мех, мёд, воск) и ре­мес­лен­ной про­дук­ции на ме­ж­ду­нар. ры­нок. Су­ще­ст­во­ва­ла тор­го­вая фак­то­рия рус. куп­цов на о. Гот­ланд. В Нов­го­ро­де рас­по­ла­гал­ся Гот­ский двор, позд­нее – Не­мец­кий двор. По­доб­ные фак­то­рии иностр. ку­пе­че­ст­ва су­ще­ст­во­ва­ли и в др. круп­ных рус. тор­го­вых цен­трах. Юри­ди­че­ски сво­бод­ное круп­ное ку­пе­че­ст­во объ­еди­ня­лось в проф. ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ли оп­то­вую тор­гов­лю и осу­ще­ст­в­ля­ли кон­троль над тор­гов­лей (напр., «Иван­ское сто» в Нов­го­ро­де). Ку­пе­че­ст­во не толь­ко вы­пол­ня­ло проф. функ­ции, но и спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию куль­тур­ных кон­так­тов Ру­си.

При­ня­тие Ру­сью хри­сти­ан­ст­ва в ка­чест­ве гос. ре­ли­гии при­ве­ло к ук­ре­пле­нию куль­тур­ных свя­зей с Ви­зан­ти­ей и во мно­гом оп­ре­де­ли­ло раз­ви­тие куль­ту­ры др.-рус. Г. В них воз­дви­га­лись двор­цо­вые ком­плек­сы и мо­ну­мен­таль­ные хра­мы, ин­терь­е­ры ко­то­рых оформ­ля­лись фре­ска­ми, мо­заи­ка­ми (Нов­го­род, Ки­ев, Чер­ни­гов, По­лоцк и др.), в Сев.-Вост. Ру­си фа­са­ды церк­вей ук­ра­ша­лись бе­ло­ка­мен­ной резь­бой (Вла­ди­мир, Юрь­ев-Поль­ский). В Г. бы­ло со­сре­до­то­че­но ка­мен­ное строи­тель­ст­во. В сто­ли­цах кня­жеств и зе­мель ве­лось ле­то­пи­са­ние, со­би­ра­лись и соз­да­ва­лись но­вые про­из­ве­де­ния пись­мен­но­сти. На­ход­ки бе­ре­стя­ных гра­мот, мно­го­числ. граф­фи­ти в хра­мах, над­пи­си на бы­то­вых пред­ме­тах сви­де­тель­ст­ву­ют о ши­ро­ком рас­про­стра­не­нии гра­мот­но­сти сре­ди го­ро­жан. Со­хра­нив­шие­ся па­мят­ни­ки де­мон­ст­ри­ру­ют вы­со­кий уро­вень куль­ту­ры др.-рус. Г., впол­не со­пос­та­ви­мый с куль­ту­рой др. ев­роп. го­ро­дов.

Мон­го­ло-та­тар­ское на­ше­ст­вие яви­лось пе­ре­лом­ным ру­бе­жом в ис­то­рии рус. Г. Ге­ро­ич. обо­ро­на Ря­за­ни, Вла­ди­ми­ра, Мо­ск­вы, Ко­зель­ска, Торж­ка, Кие­ва и др. Г. сыг­ра­ла боль­шую роль в со­про­тив­ле­нии за­хват­чи­кам, од­на­ко боль­шин­ст­во Г. бы­ли раз­ру­ше­ны, не­ко­то­рые тех­нич. приё­мы ре­мес­ла ока­за­лись ут­ра­чен­ны­ми, часть из них – без­воз­врат­но. На­чав­ший­ся про­цесс раз­ви­тия то­вар­но­го про­из-ва был по­дор­ван в сво­ей ос­но­ве. Су­ще­ст­вен­но умень­ши­лись объ­ё­мы тор­гов­ли в рус. Г. Тя­жё­лая дань, пла­тив­шая­ся Зо­ло­той Ор­де, тор­мо­зи­ла на­ко­п­ле­ние де­нег у го­ро­жан. Час­тые ор­дын­ские на­бе­ги 13–15 вв., опус­то­шав­шие Г., от­рыв рус. кня­жеств и зе­мель от ми­ро­вых тор­го­вых пу­тей, уси­ле­ние кня­же­ской вла­сти, опи­рав­шей­ся на свет­ских и цер­ков­ных фео­да­лов, по­сте­пен­ное ук­реп­ле­ние кре­по­ст­ных от­но­ше­ний тор­мо­зи­ли раз­ви­тие Г., хо­тя оно про­дол­жа­лось в том же на­прав­ле­нии, ко­то­рое бы­ло ха­рак­тер­но для фео­даль­ных Г. др. стран. Куль­ту­ра Г. так­же по­нес­ла ко­лос­саль­ный урон в ре­зуль­та­те мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия. По­все­ме­ст­но, от Кие­ва до Вла­ди­ми­ра, пол­но­стью ос­та­но­ви­лось ка­мен­ное хра­мо­вое строи­тель­ст­во, пре­кра­ти­лось раз­ви­тие мн. ви­дов мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ратив­но­го ис­кус­ст­ва.

По­след­ст­вия мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия из­жи­ва­лись мед­лен­но. Лишь в кон. 13 в. в Га­лиц­ко-Во­лын­ском кня­же­ст­ве и в Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке, а в нач. 14 в. – в Пско­ве и в Г. Сев.-Вост. Ру­си ка­мен­ное цер­ков­ное строи­тель­ст­во во­зоб­но­ви­лось; по ме­ре вос­ста­нов­ле­ния эко­но­мич. по­тен­циа­ла это про­ис­хо­ди­ло и в др. го­ро­дах. Нов­го­род и Псков, из­бе­жав­шие на­ше­ст­вия и пре­одо­лев­шие оп­ре­де­лён­ный эко­но­мич. спад во 2-й пол. 14 в., в 14–15 вв. пе­ре­жи­ли пе­ри­од наи­выс­ше­го эко­но­мич. и куль­тур­но­го рас­цве­та. В Сев.-Вост. Ру­си про­цесс вос­ста­нов­ле­ния хо­зяйств. по­тен­циа­ла ока­зал­ся бо­лее дли­тель­ным, во 2-й пол. 14 в. толь­ко на­чал­ся но­вый подъ­ём Г. Наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­но и ин­тен­сив­но раз­ви­ва­лись ук­ре­п­лён­ные Г., сто­яв­шие на важ­ных су­хо­пут­ных и вод­ных пу­тях и иг­рав­шие зна­чит. роль в борь­бе про­тив ор­дын­ских на­бе­гов (Мо­ск­ва, Тверь, Ниж­ний Нов­го­род, Пе­рея­славль-Ря­зан­ский). Они пе­ре­ня­ли по­ли­тич. роль преж­них гор. цен­тров (Вла­ди­ми­ра, Суз­да­ля, Рос­то­ва, Ря­за­ни). Воз­ник­ли но­вые Г. пре­им. в са­мом на­се­лён­ном Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве, ку­да сте­ка­лись вы­ход­цы из юж. ре­гио­нов, по­сто­ян­но под­вер­гав­ших­ся ор­дын­ским на­бе­гам. Боль­шин­ст­во но­вых Г. Сев.-Вост. Ру­си бы­ли фео­даль­ны­ми ук­ре­п­лён­ны­ми по­се­ле­ния­ми с не­зна­чит. раз­ви­ти­ем ре­мес­ла (пре­им. вот­чин­но­го) и тор­гов­ли. В 14–16 вв. воз­ник­ли и раз­ви­ва­лись Г. – цен­тры до­бы­ваю­щей пром-сти: Усолье на Кам­ском (ны­не г. Со­ли­камск), Соль Вы­че­год­ская (ны­не г. Соль­вы­че­годск) и др.

Гор. ре­мес­лен­ни­ки к кон. 14 в. по­сте­пен­но вос­ста­но­ви­ли и усо­вер­шен­ст­во­ва­ли тех­нич. куль­ту­ру про­из-ва. Спе­циа­ли­за­ция ре­мес­ла уг­лу­би­лась: из куз­неч­но­го про­из-ва вы­де­ли­лись гвоз­доч­ни­ки, но­жев­ни­ки, за­моч­ни­ки, брон­ни­ки и др. Ана­ло­гич­ный про­цесс про­ис­хо­дил и в др. ба­зо­вых от­рас­лях: де­ре­во­об­ра­бот­ке, ко­же­вен­ном и юве­лир­ном про­из-ве, тка­че­ст­ве. В осо­бое про­из-во вы­де­ли­лось ли­тей­ное де­ло (напр., из­го­тав­ли­ва­лась ме­тал­лич. хра­мо­вая ут­варь – па­ни­ка­ди­ла, ко­ло­кола). С по­след­ней четв. 14 в. рас­про­стра­ня­лось ог­не­стрель­ное ору­жие. Пер­во­на­чаль­но пи­ща­ли и пуш­ки гор. куз­нецы ко­ва­ли из же­ле­за (в 15 в. пуш­ки ста­ли от­ли­вать из брон­зы). Мно­го­об­раз­ным и вы­со­ко­раз­ви­тым бы­ло ре­мес­ло Нов­го­ро­да, Пско­ва, Мо­ск­вы, Тве­ри. Тор­гов­ля опи­ра­лась гл. обр. на про­дук­ты зем­ле­де­лия и про­мы­слов, за­ни­мав­ших ве­ду­щее ме­сто на внутр. рын­ке. В оп­товой тор­гов­ле 14–15 вв. важ­ную роль иг­ра­ли свет­ские и цер­ков­ные фео­да­лы, на­де­ляв­шие­ся боль­ши­ми льго­та­ми. При этом су­ще­ст­во­ва­ло круп­ное ку­пе­че­ст­во, за­ня­тое во внеш­ней тор­гов­ле, про­дол­жа­ло свою дея­тель­ность «Иван­ское сто» в Нов­го­ро­де, в Мо­ск­ве из­вест­ны гос­ти-су­ро­жа­не, ко­то­рые ве­ли тор­гов­лю с Кры­мом, и су­кон­ни­ки, тор­го­вав­шие, ве­ро­ят­но, с зап.-ев­роп. го­ро­да­ми. Нов­город и Псков ак­тив­но кон­так­ти­ро­ва­ли с Ган­зой. Раз­ви­тию то­вар­ных от­но­ше­ний в Г. спо­соб­ст­во­ва­ла на­чав­шая­ся в 1380-х гг. рус. мо­нет­ная че­кан­ка, пер­во­на­чаль­но в Мо­ск­ве и Ниж­нем Нов­го­ро­де, а за­тем в др. круп­ных Г. (Тверь, Яро­славль, Нов­го­род, Псков) и удель­ных сто­ли­цах (Мо­жайск, Ко­лом­на, Зве­ни­го­род и др.). Со­ци­аль­ный со­став го­ро­жан, ха­рак­тер­ный для др.-рус. Г., в по­сле­мон­голь­ское вре­мя до­пол­нил­ся на­се­ле­ни­ем мно­го­числ. «бе­лых сло­бод» свет­ских и ду­хов­ных фео­да­лов, ко­то­рое ос­во­бо­ж­да­лось от гор. «тяг­ла», це­ли­ком ло­жив­ше­го­ся на пле­чи сво­бод­но­го на­се­ле­ния «чёр­ных сло­бод».

Схематичное изображение Пскова. Псково-Покровская икона Богородицы. Кон. 16 в.

В мо­мен­ты круп­ных со­ци­аль­ных вы­сту­п­ле­ний го­ро­жан ино­гда со­зы­ва­лось ве­че (в Мо­ск­ве в 1382 и 1445, в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Ко­ст­ро­ме в 1304–05, в Тве­ри, Пе­ре­яслав­ле и др. – в раз­ное вре­мя). Г. при­над­ле­жа­ла вид­ная роль в борь­бе про­тив мон­го­ло-та­тар­ско­го ига (вос­ста­ния в Рос­то­ве и Яро­слав­ле в 1262; в Тве­ри – в 1293, Твер­ское вос­ста­ние 1327; вы­сту­п­ле­ния 1382 и 1445 в Мо­ск­ве и др.). В ус­ло­ви­ях узур­па­ции боя­ра­ми гор. управ­ле­ния рез­ко обо­ст­ри­лись со­ци­аль­ные вы­сту­п­ле­ния в Нов­го­ро­де, вы­ли­ва­ясь в круп­ные вос­ста­ния (Нов­го­род­ское вос­ста­ние 1418 и др.). С воз­вы­ше­ни­ем и уси­ле­ни­ем ро­ли и влия­ния моск. кня­зей го­ро­жа­не под­дер­жа­ли их курс на объ­е­ди­не­ние рус. зе­мель, ви­дя в силь­ной кня­же­ской вла­сти га­ран­тию безо­пас­но­сти от ра­зо­ри­тель­ных меж­до­усо­биц и внеш­них втор­же­ний. Од­на­ко соз­да­ние Рус. гос-ва при­ве­ло к ре­ши­тель­ной ли­к­ви­да­ции со­хра­няв­ших­ся эле­мен­тов гор. ве­че­вых по­ряд­ков в Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке (1478) и Псков­ской рес­пуб­ли­ке (1510) по­сле их окон­чат. вхо­ж­де­ния в его со­став.

Боль­шин­ст­во за­пад­ных и юго-за­пад­ных др.-рус. Г. ока­за­лись во 2-й пол. 13–15 вв. в со­ста­ве Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го, что при­ве­ло к рас­про­стра­не­нию на них не­ко­то­рых ев­роп. тра­ди­ций, в ча­ст­но­сти ма­где­бург­ско­го пра­ва.

В 16–17 вв. в Рус. гос-ве про­дол­жался рост чис­ла Г.: 160 в сер. 16 в., 226 к кон. 17 в. (без Си­би­ри, где бы­ло при­мер­но 20 Г., и Ле­во­бе­реж­ной Ук­раи­ны, где на­счи­ты­ва­лось 89 Г., из них бо­лее 10 круп­ных). Мн. Г. строи­лись на юж. и юго-вост. ок­раи­нах стра­ны как ук­ре­п­лён­ные во­ен. по­се­ле­ния (Ва­силь­сурск, Орёл, Ца­ри­цын и др.). Си­бир­ские Г. (То­больск, Тю­мень, Томск, Ени­сейск, Ир­кутск) воз­ни­ка­ли пре­ж­де все­го как цен­тры управ­ле­ния при­сое­ди­нён­ны­ми тер­ри­то­рия­ми. В 16–17 вв., по ме­ре раз­ви­тия и рас­ши­ре­ния тер­ри­то­рии Рус. гос-ва, гл. обр. на ок­раи­нах воз­ник­ла но­вая фор­ма рус. Г. – «слу­жи­лый Г.», где всё – зем­ля, хо­зяй­ст­во и са­мо на­се­ле­ние – бы­ло обя­за­но служ­бой вел. кня­зю мо­с­ков­ско­му, а позд­нее ца­рю.

Ос­но­вы юри­дич. по­ло­же­ния го­ро­жан Рус. гос-ва бы­ли за­кре­п­ле­ны в Со­бор­ном уло­же­нии 1649 и ука­зах 1660-х гг. В 1649 в Г. бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны ча­ст­но­вла­дель­че­ские «бе­лые сло­бо­ды», и все го­ро­жа­не ока­за­лись под пол­ной вла­стью го­су­дар­ст­ва. Во мно­гом кон­со­ли­да­ции на­се­ле­ния Г. спо­соб­ст­во­ва­ли от­стаи­ва­ние го­ро­жа­на­ми сво­их тор­го­вых ин­те­ре­сов и по­ли­ти­ка пра­ви­тель­ст­ва. Тор­го­вым ус­та­вом 1653 бы­ло уни­фи­ци­ро­ва­но та­мо­жен­ное об­ло­же­ние; Но­во­тор­го­вый ус­тав 1667 за­пре­тил ино­стран­цам тор­гов­лю во внутр. Г. Рус. го­су­дар­ст­ва.

В 16–17 вв. в Г. ак­тив­но дей­ст­во­ва­ли ку­печ. кор­по­ра­ции – гос­ти, гос­ти­ная сот­ня, су­кон­ная сот­ня. В 17 в. тор­ги в круп­ней­ших Г. (Мо­ск­ва, Яро­славль и др.) при­об­ре­та­ют об­ще­русское зна­че­ние. Важ­ную роль в раз­ви­тии то­ва­ро­об­ме­на с Ук­раи­ной ста­ла иг­рать Свен­ская яр­мар­ка (близ Брян­ска), с По­донь­ем – Ле­бе­дян­ская, с Си­би­рью – Ир­бит­ская яр­мар­ка. Внутр. тор­гов­ля (хле­бом, со­лью, ме­ха­ми, ко­жа­ми и т. п.) ста­ла од­ним из осн. ис­точ­ни­ков фор­ми­ро­ва­ния круп­ных ку­печ. ка­пи­та­лов. В Ар­хан­гельск, Ас­т­ра­хань, Нов­го­род, Псков и др. пунк­ты тор­гов­ли с ино­стран­ца­ми рус. куп­цы по­став­ля­ли отеч. то­ва­ры (пень­ку, лён, юфть, са­ло, холст, пуш­ни­ну), а внут­ри стра­ны про­да­ва­ли зап.-ев­роп. (сук­но, ви­но­град­ное ви­но, медь, оло­во, бу­ма­гу) и вост. (шёл­ко­вые и бу­маж­ные тка­ни) то­ва­ры.

Албазинский острог. 1682–85. Реконструкция А. Р. Артемьева.

Г. про­дол­жа­ли ос­та­вать­ся ве­ду­щи­ми куль­тур­ны­ми цен­тра­ми как в свет­ской, так и в ду­хов­ной сфе­ре. В 17 в. зна­чи­тель­но воз­рос­ло влия­ние письм. куль­ту­ры и уве­ли­чи­лось чис­ло гра­мот­ных лю­дей в Г. Со 2-й пол. 17 в. сре­ди эли­ты рус. об­ще­ст­ва по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние ру­ко­пис­ные сбор­ни­ки те­ку­щих но­во­стей – «Ку­ран­ты», ко­то­рые при­ня­то счи­тать пер­вой рус. га­зе­той. Ши­ро­кий сбыт в Г. на­хо­ди­ла про­дук­ция рус. и ли­тов. пе­чат­ных дво­ров, пре­ж­де все­го ду­хов­ная лит-ра. Раз­ви­ва­лось об­ра­зо­ва­ние: в 1687 в Мо­ск­ве ос­но­ва­на Сла­вя­но-гре­ко-ла­тин­ская ака­де­мия.

Фото А. П. Пятнова Смоленск. Стена Смоленского кремля. Архитектор Ф. С. Конь. 1595–1602.

В 18 в. ср. рас­стоя­ние ме­ж­ду рос. Г. бы­ло зна­чи­тель­но боль­шим (ок. 100 км в Ев­роп. час­ти Рос­сии), чем в Зап. Ев­ро­пе (не пре­вы­ша­ло 30 км). Рос. Г. по пло­ща­ди на­мно­го пре­вы­ша­ли зап.-ев­ро­пейские. Гор. усадь­бы за­ни­ма­ли боль­шое про­стран­ст­во, вклю­ча­ли са­ды, ого­ро­ды, по­строй­ки для со­дер­жа­ния ско­та и до­маш­ней пти­цы. В не­по­сред­ст­вен­ной бли­зо­сти от Г. рас­по­ла­га­лись па­ст­би­ща, по­ко­сы и др. с.-х. уго­дья. Это бы­ло свя­за­но с аг­рар­ным ха­рак­те­ром за­ня­тий ча­сти жи­те­лей мн. Г. До 1720-х гг. го­ро­жа­не де­ли­лись на дво­рян и по­сад­ских лю­дей. Гор. жи­те­ли со­став­ля­ли осо­бые кор­по­ра­ции, ка­ж­дая из ко­то­рых име­ла свой зе­мель­ный фонд, са­мо­управ­ле­ние, пра­ва, при­ви­ле­гии и обя­зан­но­сти, под­чи­ня­лась оп­ре­де­лён­но­му центр. уч­ре­ж­де­нию: пуш­ка­ри – Пуш­кар­ско­му при­казу (с 1701 Ар­тил­ле­рий­ский при­каз), стрель­цы – Стре­лец­ко­му при­ка­зу (с 1701 Во­ен. при­каз), ка­мен­щи­ки – при­ка­зу Ка­мен­ных дел, и т. д. Чле­ны гл. гор. са­мо­управ­ляв­шей­ся кор­по­ра­ции – по­сад­ской об­щи­ны – под­чи­ня­лись по сбо­ру та­мо­жен­ных и ка­бац­ких де­нег Боль­шой каз­ны при­ка­зу, по сбо­ру ям­ских де­нег – Ям­ско­му при­ка­зу и т. д. С вве­де­ни­ем го­ро­до­вых ма­ги­ст­ра­тов (1720-е гг.) Г. в адм. от­но­ше­нии бы­ли от­де­ле­ны от ок­ру­жаю­щей сель­ской ме­ст­но­сти и под­чи­не­ны Глав­но­му ма­ги­ст­ра­ту.

С.-Петербург. «Вид вверх по Неве от Академии наук и Адмиралтейства». Неизвестный художник (по рисунку М. И. Махаева). 1749. Русский музей (С.-Петербург).

На про­тя­же­нии 18 в. чис­ло Г. уве­ли­чи­лось: с 339 в 1708 до 673 в кон. 1790-х гг. Но­вые Г. воз­ни­ка­ли вдоль гра­ниц и тор­го­вых трак­тов (Орен­бург, Омск и др.); важ­ной осо­бен­но­стью си­бир­ских Г. яв­ля­лось пре­об­ла­да­ние в них слу­жи­лых лю­дей, ак­тив­но за­ни­мав­ших­ся мел­кой тор­гов­лей и ре­мёс­ла­ми, а так­же ссыль­ных и пе­ре­се­лен­цев. По­сле окон­ча­ния Се­вер­ной вой­ны 1700–21 в со­став рос. Г. во­шли при­бал­тий­ские (Вы­борг, Ри­га, Ре­вель и др.). На при­сое­ди­нён­ных в 18 в. тер­ри­то­ри­ях воз­ни­ка­ли но­вые Г., напр. С.-Пе­тер­бург на по­бе­ре­жье Фин­ско­го зал., став­ший сто­ли­цей Рос. им­пе­рии, Ни­ко­ла­ев, Одес­са, Хер­сон и др. – в Сев. При­чер­но­мо­рье. На Юге Рос­сии го­ро­жа­на­ми ста­но­ви­лись пе­ре­се­лен­цы, бег­лые кре­сть­я­не, вы­ход­цы из др. стран, иностр. куп­цы, ка­за­ки и др. В центр. и сев.-зап. ре­гио­нах в со­от­вет­ст­вии с гу­берн­ской ре­фор­мой 1775 в Г. пре­об­ра­зо­ва­но ок. 200 наи­бо­лее раз­ви­тых в тор­го­во-пром. от­но­ше­нии сель­ских по­се­ле­ний, в т. ч. ча­ст­но­вла­дель­че­ских и мо­на­стыр­ских сёл и сло­бод (Выш­ний Во­ло­чёк, Ры­бинск, Брон­ни­цы и др.). Наи­бо­лее бы­ст­ро раз­ви­ва­лись ста­рин­ные Г., в транс­порт­ном от­но­ше­нии удоб­но рас­по­ло­жен­ные по те­че­ни­ям рек, что сви­де­тель­ст­ву­ет о важ­ной ро­ли тор­го­во-ре­мес­лен­ных за­ня­тий на­се­ле­ния и зна­че­нии Г. как тор­го­вых цен­тров и транс­порт­ных уз­лов.

Всё боль­шее чис­ло Г. с про­ве­де­ни­ем ре­форм адм.-терр. де­ле­ния при­об­ре­та­ло зна­че­ние адм. цен­тров, где рас­по­ла­га­лись ор­га­ны управ­ле­ния, су­деб­ные, но­та­ри­аль­ные, об­ра­зо­ват. и со­ци­аль­ные уч­ре­ж­де­ния. В 18 в. рос­ло чис­ло Г. – цен­тров гу­бер­ний (8 по гу­берн­ской ре­фор­ме 1708 ца­ря Пет­ра I, 40 по гу­берн­ской ре­фор­ме 1775), про­вин­ций, уез­дов. К сер. 1790-х гг. в Рос. им­пе­рии на­считы­ва­лось св. 50 гу­берн­ских и 500 уезд­ных Г. Со 2-й пол. 18 в. поя­вил­ся но­вый тип про­винц. Г. – за­штат­ный (без­уезд­ный).

Чис­лен­ность го­ро­жан на про­тя­же­нии 18 в. так­же уве­ли­чи­ва­лась (1363 тыс. чел. в 1742, 2243 тыс. чел. в 1800), в осн. за счёт вы­со­кой ро­ж­дае­мо­сти в про­вин­ции, но при этом их до­ля по от­но­ше­нию к об­щей чис­лен­но­сти на­се­ле­ния стра­ны со­кра­ща­лась (при­мер­но 11% в 1742 и 8,4% в 1800). Впол­не вы­ра­жен­ной бы­ла тен­ден­ция уве­ли­че­ния до­ли сред­них Г. с чис­лен­но­стью нас. 5–10 тыс. чел.; чис­ло Г. с нас. ме­нее 5 тыс. чел. до кон. 1770-х гг. со­кра­ща­лось за счёт пе­ре­ве­де­ния их в ста­тус сель­ских по­селе­ний. Плот­ность на­се­ле­ния в центр. и сев.-зап. ре­гио­нах Ев­роп. Рос­сии бы­ла зна­чи­тель­но вы­ше, чем в др. мес­тах.

В те­че­ние 18 в. ок. 40% на­се­ле­ния Г. со­став­ля­ло гор. со­сло­вие – по­дат­ное на­се­ле­ние, вне­сён­ное в ре­виз­ские сказ­ки по дан­но­му Г. По­ми­мо не­го, в Г. про­жива­ли дво­ря­не, чи­нов­ни­ки, во­ен­ные и кре­сть­я­не. Од­но­вре­мен­но с соз­да­ни­ем ма­ги­ст­ра­тов в 1720-х гг. вво­ди­лось де­ле­ние гор. со­сло­вия на 2 гиль­дии ку­пе­че­ские и це­хи, ко­то­рые ста­ли объ­е­ди­нять пред­ста­ви­те­лей раз­ных гор. об­щин. Вве­де­ние еди­но­го для боль­шей час­ти го­рожан по­душ­но­го на­ло­га (в т. ч. и для тех, кто не за­ни­мал­ся тор­го­во-ре­мес­лен­ной дея­тель­но­стью) спо­соб­ст­во­ва­ло их кон­со­ли­да­ции. К кон. 18 в. в ка­ж­дом Г. сло­жи­лось еди­ное об­ще­ст­во «гра­ж­дан» (куп­цов, ме­щан и ре­мес­лен­ни­ков), пла­тив­ших по­душ­ную по­дать по дан­но­му Г. и имев­ших свои ор­га­ны са­мо­управ­ле­ния – го­род­ские со­б­ра­ния (на них вы­би­ра­ли гор. ста­рос­ту, его по­мощ­ни­ков, чле­нов ма­ги­ст­ра­та, су­дей сло­вес­но­го су­да; ре­ша­ли во­про­сы о рас­клад­ке на­ло­гов и по­вин­но­стей, при­об­ре­те­нии, ре­мон­те, сда­че в арен­ду гор. иму­ще­ст­ва и др.).

Николаев. «Вид на город с реки Ингул». 1790-е гг. Художник Ф. Я. Алексеев. Русский музей (С.-Петербург).

По Жа­ло­ван­ной гра­мо­те го­ро­дам 1785 все жи­те­ли Г. по­лу­чи­ли на­име­но­ва­ние «гор. обы­ва­те­лей» (на прак­ти­ке в боль­шин­ст­ве Г. все­со­слов­ные об­ще­ст­ва сло­жи­лись в 19 в.), од­но­вре­мен­но в ка­ж­дом Г. объ­е­ди­не­ние «гра­ж­дан» бы­ло зако­но­да­тель­но пре­об­ра­зо­ва­но в кор­по­ра­цию ме­щан (бы­ли сфор­му­ли­ро­ва­ны их пра­ва и обя­зан­но­сти). На­ря­ду с ни­ми в Г. жи­ли пред­ста­ви­те­ли др. со­сло­вий (в 1737–96 до­ля дво­рян и чи­нов­ни­ков уве­ли­чи­лась с 2,6 до 3,1%, кре­сть­ян – с 45,3 до 45,7%, во­ен­ных – с 9,9 до 13,1%). В свя­зи с этим Жа­ло­ван­ная гра­мо­та Г. уч­ре­ж­да­ла все­со­слов­ные го­род­ские ду­мы (об­щие) как рас­по­ря­дит. ор­га­ны гор. са­мо­управ­ле­ния.

К кон. 18 в. в Г. бы­ли об­ра­зо­ва­ны еди­ные зе­мель­ные гор. фон­ды, уча­ст­ки зем­ли под за­строй­ку ста­ли вы­де­лять­ся го­род­ни­чим, а не со­б­ра­ни­ем «гра­ж­дан», как рань­ше. Пра­во на гор. зем­лю по­лу­чи­ли не толь­ко ме­ща­не, но и дво­ря­не, чи­нов­ни­ки, от­став­ные сол­да­ты и др. – при ус­ло­вии за­строй­ки уча­ст­ка в от­ве­дён­ные за­ко­ном сро­ки.

Пермь. Офорт А. Е. Мартынова (с раскрашенной акварели). 1819.

С нач. 18 в. про­во­ди­лась пла­но­мер­ная за­строй­ка Г. в со­от­вет­ст­вии с за­ра­нее раз­ра­бо­тан­ны­ми и ут­вер­ждён­ны­ми пла­на­ми. На­чал­ся пе­ри­од стан­дар­ти­за­ции гор. про­стран­ст­ва: тре­бо­ва­лось про­во­дить за­строй­ку так, что­бы ули­цы бы­ли пря­мые и пе­ре­се­ка­лись под пря­мы­ми уг­ла­ми. Спе­ци­аль­но ого­ва­ри­ва­лись раз­ме­ры зда­ний, ко­ли­че­ст­во окон в них, ис­поль­зуе­мые стро­ит. ма­те­риа­лы и др. Ос­но­ва ста­рой, лу­че­вой, пла­ни­ров­ки в древ­них Г. час­то со­хра­ня­лась, од­на­ко и са­ми ули­цы (лу­чи), и пе­ре­ул­ки ме­ж­ду ни­ми тре­бо­ва­лось вы­прям­лять и рас­ши­рять, что при­ве­ло к сно­су час­ти ста­рой за­строй­ки. Внеш­ний вид зда­ний так­же оп­ре­де­лял­ся за­ко­на­ми. Ук­ре­п­ле­ния в цен­тре ста­рых Г. при­хо­ди­ли в вет­хость и по­сте­пен­но ис­че­за­ли. Чис­ло ка­мен­ных строе­ний уве­ли­чи­ва­лось, од­на­ко и в кон. 18 в. в Г. пре­об­ла­да­ли де­рев. од­но­этаж­ные по­строй­ки. При­сут­ст­вен­ные мес­та на­хо­ди­лись, как пра­ви­ло, воз­ле гл. пло­ща­ди, здесь же бы­ли гос­ти­ные дво­ры. В Г. ста­ли воз­во­дить мо­ну­мен­ты, па­мят­ни­ки (пер­вый свет­ский па­мят­ник – «Мед­ный всад­ник», па­мят­ник Пет­ру I скульп­то­ра Э. М. Фаль­ко­не – поя­вил­ся в 1782 в С.-Пе­тер­бур­ге), три­ум­фаль­ные ар­ки. На­ча­лось мо­ще­ние гор. до­рог бу­лыж­ни­ком, но ча­ще на­сти­ла­лись де­рев. мос­то­вые. Не­ко­то­рые ви­ды пром. пред­при­ятий и клад­би­ща ста­ли рас­по­ла­гать­ся на гор. ок­раи­нах. На пус­ты­рях соз­да­ва­лись спец. мес­та для про­гу­лок го­ро­жан и мас­со­вых нар. гу­ля­ний, не свя­зан­ных с от­прав­ле­ни­ем ре­лиг. об­ря­дов. В Г. соз­да­ва­лись шко­лы, до­ма для не­за­кон­но­ро­ж­дён­ных и бро­шен­ных де­тей, бо­га­дель­ни. Всё ча­ще уст­раи­ва­лись улич­ные про­цес­сии, пред­став­ле­ния, фей­ер­вер­ки, в ко­то­рых уча­ст­во­ва­ли пред­ста­ви­те­ли всех со­сло­вий, что так­же спо­соб­ст­во­ва­ло кон­со­ли­да­ции гор. на­се­ле­ния.

В 19 – нач. 20 вв. Г. яв­лял­ся пре­ж­де все­го цен­тром гос. вла­сти. Вме­сте с тем пре­об­ла­даю­щи­ми ти­па­ми Г. ос­та­ва­лись тор­го­во-про­мы­сло­вый Г. (гл. обр. в не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях и на юге Ев­роп. Рос­сии) и т. н. аг­рар­ный Г. с ши­ро­ким раз­ви­ти­ем тор­го­во­го ого­род­ни­че­ст­ва и са­до­вод­ст­ва (гл. обр. в чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях). Эко­но­ми­че­ски и со­ци­аль­но эти Г. бы­ли свя­за­ны с при­ле­гав­шей к ним сель­ской ок­ру­гой. Эко­но­мич. функ­ции Г. вы­пол­ня­ли и «фаб­рич­ные» сё­ла – срав­ни­тель­но круп­ные ин­ду­ст­ри­аль­ные цен­тры (ста­тус Г. по­лу­чи­ли лишь не­ко­то­рые из них, напр. из Воз­не­сен­ско­го по­са­да и с. Ива­но­во об­ра­зо­ван г. Ива­но­во-Воз­не­сенск в 1871). В кон. 19 в. из 103 фаб­рич­но-за­во­дских цен­тров толь­ко 40 (38,8%) име­ли гор. ста­тус.

Осн. мас­са Г. (в кон. 19 в. – до 70%) на­хо­ди­лась в Центральноев­ропейском и По­волж­ском ре­гио­нах.

Рост на­се­ле­ния Г. про­ис­хо­дил гл. обр. за счёт ми­гра­ции кре­сть­ян, при­ез­жав­ших в Г. на за­ра­бот­ки; в 19 – нач. 20 вв. гор. на­се­ле­ние вы­рос­ло бо­лее чем в 6 раз (2,9 млн. чел. в 1811; 18,5 млн. чел. в 1914). При этом рост ко­ли­че­ст­ва Г. (табл. 2) и на­се­ле­ния стра­ны в це­лом был бо­лее мед­лен­ным (в 1867–1916 на­се­ле­ние Ев­роп. Рос­сии уве­ли­чи­лось на 89%, а чис­ло горо­жан – на 288%). До­ля жи­те­лей Г. в 1897 со­ста­ви­ла 13,4%, в 1914 – 15,3% (в кон. 1890-х гг. в Ве­ли­ко­бри­та­нии – 72%, в Гер­ма­нии – 48,5%, во Фран­ции – 37,4%); наи­боль­шей она бы­ла в С.-Пе­терб. и Моск. гу­бер­ни­ях (в 1897 – 67,3% и 46,7% со­от­вет­ст­вен­но). При­зна­ки ур­ба­ни­за­ции, ко­то­рая ме­ня­ла проф. струк­ту­ру на­се­ле­ния, фор­ми­ро­ва­ла спе­ци­фи­че­ский гор. об­раз жиз­ни и по­вы­ша­ла со­ци­аль­ную мо­биль­ность, про­яв­ля­лись в сто­лич­ных Г. и как тен­ден­ция – в не­ко­то­рых гу­берн­ских цен­трах.

Таблица 2. Количество городов и численность городского населения
в России в 19 в.
ГодКоличество городовКоличество жителей в городах (тыс. чел.)Доля от всего городского населения (%)
МалыеСредниеКрупныеМалыеСредниеКрупныеМалыеСредниеКрупные
1811593307163446783855,615,928,5
18475338363204143512905424,221,8
18624741131015341917186728,836,135,1
18859812573636205149498826,337,436,3
18975872915528685812817517,134,548,4

В 19 в. про­изош­ло умень­ше­ние до­ли на­се­ле­ния ма­лых Г., гл. обр. уезд­ных цен­тров (до 10 тыс. чел.), за счёт уве­ли­че­ния до­ли сред­них (10–50 тыс. чел.) и круп­ных (св. 50 тыс. чел.) Г.; в сред­них и круп­ных Г. к кон. 19 в. ока­за­лось со­сре­до­то­чен­ным св. 80% гор. на­се­ле­ния.

В кон. 1860-х гг. на­счи­ты­ва­лось 5 Г. с на­се­ле­ни­ем св. 100 тыс. чел. (Мо­ск­ва, С.-Пе­тер­бург, Одес­са, Ки­ши­нёв, Ри­га), в кон. 1890-х гг. их бы­ло 14 (Ас­т­ра­хань, Ки­ев, Ниж­ний Нов­го­род, Са­ра­тов, Ту­ла, Харь­ков и др.), а в 1913 – 29. В них про­жи­ва­ло ок. 1/3 все­го гор. на­се­ле­ния (1913).

По со­слов­ной при­над­леж­но­сти осн. часть го­ро­жан от­но­си­лась к ме­щан­ст­ву и кре­сть­ян­ст­ву. По дан­ным Все­рос­сий­ской пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1897, сре­ди гор. жи­те­лей Ев­роп. Рос­сии ме­щан бы­ло 43,4% (в не­ко­то­рых уезд­ных Г. 60–90%), кре­сть­ян – 43,0%, дво­рян – 6,6%, куп­цов и по­чёт­ных гра­ж­дан – 3,0%, ду­хо­вен­ст­ва – 1,2%.

«Московский дворик». Фрагмент. Художник В. Д. Поленов. 1878. Третьяковская галерея (Москва).

Бу­ду­чи адм. цен­тра­ми, Г. со­дер­жа­ли ад­ми­ни­ст­ра­цию, по­ли­цию, во­ен. гар­ни­зо­ны, бы­ли об­ре­ме­не­ны рас­хо­да­ми, не имев­ши­ми пря­мо­го от­но­ше­ния к гор. хо­зяй­ст­ву и бла­го­ус­т­рой­ст­ву. Со­глас­но Го­ро­до­во­му по­ло­же­нию 1870, Г. впер­вые по­лу­чили оп­ре­де­лён­ную фи­нан­со­вую са­мо­стоя­тель­ность и воз­мож­ность уве­ли­че­ния рас­хо­дов на собств. ну­ж­ды. В 1913 пра­ви­тель­ст­во при­ня­ло на се­бя по­ло­ви­ну рас­хо­дов на гор. по­ли­цию.

Центральная электрическая станция в Москве. Фото. 1911.

Ка­мен­ное строи­тель­ст­во расширилось в круп­ных Г. в хо­де ре­форм 1860–70-х гг. в свя­зи с воз­ве­де­ни­ем зда­ний во­кза­лов, разл. тех­нич. со­ору­же­ний и до­ход­ных до­мов. С рос­том стои­мо­сти зем­ли по­вы­ша­лась этаж­ность гор. строе­ний (в нач. 20 в. – до 9 эта­жей; то­гда на­зы­ва­лись «не­бо­скрё­ба­ми»; в 1912–14 в Мо­ск­ве по­ст­рое­но 10-этаж­ное зда­ние). Од­на­ко де­ре­вян­ные од­но- и двух­этаж­ные по­строй­ки по-преж­не­му пре­об­ла­да­ли: в кон. 19 в. они со­став­ля­ли св. 60% за­строй­ки в С.-Пе­тербур­ге и Мо­ск­ве и св. 80% в дру­гих Г. В 19 в. про­ло­же­ны пер­вые гор. об­ществ. во­до­про­во­ды: в Мо­ск­ве (1804), Ка­лу­ге (1807), Ниж­нем Нов­го­ро­де (1847), С.-Пе­тер­бур­ге (1863–64). К 1880 во­до­про­во­ды дей­ст­во­ва­ли в 36 Г., в 1904 – в 88 (гл. обр. в гу­берн­ских Г.), в 1910 – в 168. В кон. 19 в. во­до­снаб­же­ние с про­ве­де­ни­ем во­ды в до­ма су­щест­во­ва­ло в ка­ж­дом вось­мом Г. (в Мо­ск­ве та­ким во­до­про­во­дом бы­ли снаб­же­ны 20% зда­ний). В 19 в. по­яви­лись пер­вые му­ни­ци­паль­ные ка­на­ли­за­ци­он­ные се­ти, в нач. 20 в. ка­на­ли­за­ция име­лась в 8 Г. (ок. 2% от всех Г.), в 1910 – в 40 (5%).

До­ре­фор­мен­ный Г., гл. обр. его центр. часть, ос­ве­щал­ся мас­ля­ны­ми и спир­то­вы­ми фо­на­ря­ми. В 1860-е гг. поя­ви­лись ке­ро­си­но­вые фо­на­ри. Элек­трич. ос­ве­ще­ние впер­вые в ви­де опы­та поя­ви­лось в С.-Пе­тер­бур­ге в 1879, в Мо­ск­ве – в 1880. В 1910-х гг. улич­ное элек­трич. ос­ве­ще­ние (на­ря­ду с ке­ро­си­но­вым) бы­ло в 34, а га­зо­вое – в 88 го­ро­дах.

Пе­ре­ход от ин­ди­ви­ду­аль­ных средств пе­ре­дви­же­ния (собств. вы­ез­ды на кон­ных эки­па­жах и из­воз­чи­ки) к об­ществ. транс­пор­ту (ом­ни­бу­сам и ли­ней­кам) на­чал­ся в 1820–40-е гг.: впер­вые – в С.-Пе­тер­бур­ге и Мо­ск­ве, поз­же – в Ри­ге, Вар­ша­ве, Одес­се, Рос­то­ве-на-До­ну и др. Г. В 1863 в С.-Пе­тер­бур­ге поя­ви­лась пер­вая пас­са­жир­ская кон­но-же­лез­ная до­ро­га, в 1872 она воз­ник­ла в Мо­ск­ве. Пер­вые трам­вай­ные ли­нии соз­да­ны в Кие­ве (1892) и Ниж­нем Нов­го­ро­де (1896); к 1908 трам­ваи хо­ди­ли в 32 Г. Од­на­ко вплоть до 1-й ми­ро­вой вой­ны ин­ди­ви­ду­аль­ные сред­ст­ва пе­ре­дви­же­ния ос­та­ва­лись осн. ви­дом гор. транс­пор­та.

В 19 в. поя­ви­лись спе­циа­ли­зир. ма­га­зи­ны, ко­фей­ни, кон­ди­тер­ские, раз­ви­вал­ся рес­то­ран­ный и гос­ти­нич­ный биз­нес. Од­на­ко осн. фор­мой роз­нич­ной тор­гов­ли ос­та­ва­лись лав­ки (их чис­ло в не­ко­то­рых Г. до­хо­ди­ло до 500–800), а об­ществ. пи­та­ния – трак­ти­ры и хар­чев­ни; осн. ме­стом ос­та­нов­ки че­ло­ве­ка, при­ез­жав­ше­го в Г., по-преж­не­му был по­стоя­лый двор. В 1860-е гг. боль­ни­цы и ап­те­ки поя­ви­лись во всех Г. В кон. 19 – нач. 20 вв. в боль­шин­ст­ве Г. 1 ме­сто в боль­ни­це при­хо­ди­лось на 400–500 го­ро­жан.

В 19 в. про­ис­хо­ди­ло бур­ное раз­ви­тие сис­тем свя­зи ме­ж­ду Г. и внут­ри них. В 1850-е гг. ме­ж­ду Мо­ск­вой и С.-Пе­тер­бур­гом на­ча­ла дей­ст­во­вать пер­вая ли­ния элек­трич. те­ле­гра­фа об­ще­го поль­зо­ва­ния. К кон. 19 в. те­ле­граф со­еди­нял все гу­берн­ские и об­ла­ст­ные Г., св. 90 уезд­ных Г., 517 по­сёл­ков (вклю­чая на­хо­див­шие­ся в Си­би­ри). В 1881 в Ниж­нем Нов­го­ро­де со­ору­же­на пер­вая те­ле­фон­ная ли­ния (про­тя­жён­но­стью ок. 1,1 км). В 1882 те­ле­фон­ная связь на­ча­ла дей­ст­во­вать в Одес­се, Ри­ге, Мо­ск­ве и С.-Пе­тер­бур­ге, в 1898 она со­еди­ни­ла два по­след­них Г. К 1886 те­ле­фон­ные ли­нии про­веде­ны в 11 Г. (ок. 4 тыс. або­нен­тов), к 1906 – в 95 (ок. 26 тыс. або­нен­тов), в 1910 – в 120. Пер­вые улич­ные те­ле­фо­ны-ав­то­ма­ты ус­та­нов­ле­ны в Мо­ск­ве в 1909.

Во 2-й пол. 19 в. в Г., пре­ж­де все­го гу­берн­ских, ста­ли дей­ст­во­вать раз­лич­ные ви­ды биб­лио­тек, му­зеи, про­све­ти­тель­ские об­ще­ст­ва, зна­чи­тель­но ус­лож­ни­лась сеть учеб­ных за­ве­де­ний. В нач. 1850-х гг. сре­ди го­ро­жан бы­ло ок. 4% гра­мот­ных (при ср. уров­не гра­мот­но­сти ок. 1%). К кон. 19 в. гра­мот­ны­ми бы­ли 48,9% гор. жи­те­лей Ев­роп. Рос­сии (в це­лом по ре­гио­ну 22,9%) и 45,3% всех гор. жи­те­лей им­пе­рии (в це­лом в Рос­сии 21,1%), ср. об­ра­зо­ва­ние име­ли 2,5% гор. на­се­ле­ния стра­ны.

К кон. 19 в. мно­гие гу­берн­ские и об­ла­ст­ные Г. пре­вра­ти­лись в раз­ви­тые цент­ры куль­тур­ной жиз­ни. В Г. из­да­ва­лись га­зе­ты, в не­ко­то­рых – жур­на­лы (Во­ро­неж, Ко­ст­ро­ма, Курск, Ниж­ний Нов­го­род, Смо­ленск, Яро­славль и др. Г.). Пуб­лич­ные те­ат­ры ра­бо­та­ли поч­ти в 100 Г. Во мно­гих гу­берн­ских Г. со­ору­жа­лись ме­мо­риа­лы (напр., в 1818 в Мо­ск­ве – па­мят­ник К. Ми­ни­ну и Д. М. По­жар­ско­му скульп­то­ра И. П. Мар­то­са, в 1862 в Нов­го­ро­де – па­мят­ник «Ты­ся­че­ле­тию Рос­сии» скульп­то­ра М. О. Ми­ке­ши­на).

Проект Дворца Советов. 1930-е гг. Архитектор Б. М. Иофан и др.

По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 власть в Г., а так­же гор. зем­ли, не­дви­жи­мость и пред­при­ятия гор. хо­зяй­ст­ва пе­ре­шли к гор. со­ве­там (Дек­рет Пре­зи­диу­ма ВЦИК от 20.8.1918). В 1918–24 мил­лио­ны вы­ход­цев из ра­бо­чих и кре­сть­ян, сов. чи­нов­ни­ки бы­ли пе­ре­се­ле­ны в до­ма и квар­ти­ры быв. ча­ст­ных вла­дель­цев (в Мо­ск­ве пе­ре­се­ли­ли 500 тыс. жи­те­лей из 1700 тыс.), что по­ло­жи­ло на­ча­ло та­ко­му яв­ле­нию, как «ком­му­нал­ка». Ре­ше­ни­ем но­вой вла­сти уп­разд­не­ны со­сло­вия, жи­те­ли Г. пе­ре­ста­ли де­лить­ся на ме­щан, кре­сть­ян, дво­рян, куп­цов и пр. Пре­об­ла­даю­щей ка­те­го­ри­ей гор. на­се­ле­ния, осо­бен­но в круп­ных пром. цен­трах, ос­та­ва­лись ра­бо­чие, ак­тив­ную роль в по­ли­тич. со­бы­ти­ях в ря­де Г., осо­бен­но в Пет­ро­гра­де, по-преж­не­му иг­ра­ли сол­даты. В пе­ри­од «во­ен­но­го ком­му­низ­ма» чис­лен­ность гор. на­се­ле­ния со­кра­ти­лась на 1/3 за счёт его от­то­ка в де­рев­ню за про­пи­та­ни­ем. В пе­ри­од НЭПа, с вос­ста­нов­ле­ни­ем эко­но­ми­ки и уве­ли­че­ни­ем ко­ли­че­ст­ва ра­бо­чих мест, ми­гри­ро­вав­шие в сель­скую ме­ст­ность жи­те­ли ста­ли воз­вра­ща­ть­ся в Г. В кон. 1920–30-х гг. чис­лен­ность гор. на­се­ле­ния, не­смот­ря на ме­ры, при­ня­тые по за­кре­п­ле­нию кре­сть­ян за де­рев­ня­ми, рез­ко вы­рос­ла (к 1939 она уд­вои­лась по срав­не­нию с 1926 и со­стави­ла 1/3 всех жи­те­лей стра­ны). Раз­ви­тие Г. с кон. 1920-х гг. оп­ре­де­ля­лось по­ли­ти­кой фор­си­ро­ван­ной со­циа­ли­стич. ин­ду­ст­риа­ли­за­ции. Но­вые Г. воз­ни­ка­ли при стро­ив­ших­ся пред­при­яти­ях, ко­то­рые ста­но­ви­лись гра­до­об­ра­зую­щи­ми. Близ сырь­е­вых баз поя­ви­лись Маг­ни­то­горск, Ста­линск (с 1961 Но­во­куз­нецк), Про­копь­евск, Бе­рез­ни­ки, Ка­ра­ган­да, Крас­но­уральск, Боб­ри­ки (с 1934 Ста­ли­но­горск, с 1961 Но­во­мо­с­ковск), Хи­би­но­горск (с 1934 Ки­ровск), Ке­ме­ро­во, Игар­ка, Дзер­жинск, Ас­бест и др.

Фото И. В. Зубкова
◀ «Новая Москва». Художник Ю. И. Пименов. 1937. Третьяковская галерея (Москва). Москва. ▶ Международный деловой центр. Фото. 2006.

Тем­пы жи­лищ­но­го строи­тель­ст­ва су­ще­ст­вен­но от­ста­ва­ли от тем­пов при­рос­та гор. на­се­ле­ния. Ми­ни­ми­за­ция за­трат на куль­тур­ные и бы­то­вые нуж­ды при­во­ди­ла к то­му, что ка­че­ст­во жиз­ни в Г., как пра­ви­ло, ос­та­ва­лось низ­ким. Вме­сто рын­ка, то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний гл. субъ­ек­том фор­ми­ро­ва­ния Г. ста­ло го­су­дар­ст­во, в сфе­ре со­ци­аль­но-тер­ри­то­ри­аль­ной ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­ва во­зоб­ла­да­ли эта­тист­ские тен­ден­ции. Это ве­ло к уни­фи­ка­ции об­ли­ка Г. В 1920-е гг. ве­ду­щим на­прав­ле­ни­ем был кон­ст­рук­ти­визм; во­зник­ший на его ос­но­ве функ­цио­на­лизм ввёл жё­ст­кие нор­ма­ти­вы, на­це­лен­ные на пре­дель­ную эко­но­мию, ос­во­бо­ж­де­ние от ар­хит. «из­ли­шеств», что ста­ло при­чи­ной «без­ли­ко­сти» боль­шин­ст­ва но­вых сов. Г. или но­вых районов в ста­рых Г. В 1930-е гг. в ар­хи­тек­ту­ре Г. про­изо­шёл по­во­рот к клас­си­ке. Ар­хит. ан­самб­ли и па­мят­ни­ки наи­бо­лее круп­ных Г. долж­ны бы­ли в об­раз­ной фор­ме про­па­ган­ди­ро­вать пре­иму­ще­ст­ва и тор­же­ст­во сов. идео­ло­гии и об­ществ.-по­ли­тич. строя. При­ме­ра­ми па­рад­но­го со­вет­ско­го нео­клас­си­циз­ма слу­жат: про­ект гран­ди­оз­но­го зда­ния – Двор­ца Со­ве­тов (выс. 415 м), увен­чан­но­го па­мят­ни­ком В. И. Ле­ни­на (выс. 80 м; арх. Б. М. Ио­фан и др., строи­тель­ст­во на­ча­лось в 1937, в 1941 пре­кра­ще­но), ар­хит. ан­самб­ли Моск. мет­ро­по­ли­те­на, стро­ив­ше­го­ся с 1935, и ВДНХ (ны­не Все­рос­сий­ский выста­воч­ный центр­). Вве­де­ние в 1932 про­пис­ки и пас­порт­ной сис­те­мы в це­лях «луч­ше­го учё­та на­се­ле­ния Г., ра­бо­чих по­сёл­ков и но­во­стро­ек и раз­груз­ки этих на­се­лён­ных мест от лиц, не свя­зан­ных с про­из­вод­ст­вом и ра­бо­той в уч­ре­ж­де­ни­ях или шко­лах», при­вело к за­кре­п­ле­нию ра­бо­чей си­лы за ме­стом про­жи­ва­ния.

В пе­ри­од Вел. Отеч. вой­ны рост Г. при­ос­та­новился, во­ен. по­тря­се­ния обу­сло­ви­ли сдвиг гра­до­об­ра­зую­щей пром. ба­зы на вос­ток. В Г., под­верг­ших­ся ок­ку­па­ции, бы­ло раз­ру­ше­но 1209 тыс. жи­лых до­мов (из 2567 тыс.), ок. 32 тыс. круп­ных и ср. пром. пред­при­ятий, 82 тыс. школ, де­сят­ки ты­сяч боль­ниц, му­зе­ев, ма­га­зи­нов. По­сле­во­ен­ное вос­ста­нов­ле­ние и ко­рен­ная ре­кон­ст­рук­ция круп­ных Г. осу­ще­ст­в­ля­лись под рук. ве­ду­щих ар­хи­тек­то­ров – А. В. Щу­се­ва (Нов­го­род, Ис­т­ра), К. С. Ала­бя­на (Ста­лин­град), Б. М. Ио­фа­на (Но­во­рос­сийск), Г. Б. Бар­хи­на (Се­ва­сто­поль), Г. П. Голь­ца (Смо­ленск) и др., од­ной из гл. за­дач ко­то­рых бы­ло стрем­ле­ние под­черк­нуть мо­гу­ще­ст­во по­ли­тич. строя, обес­пе­чив­ше­го по­бе­ду в вой­не. В хо­де этих ра­бот сло­жил­ся ар­хит. «стиль три­умф», про­ник­ну­тый по­бед­ным пат­рио­тиз­мом и по­лу­чив­ший наи­бо­лее яр­кое во­пло­ще­ние в моск. вы­сот­ных до­мах, в т. ч. в наи­бо­лее впе­чат­ляю­щем зда­нии МГУ (1949–1953, арх. Л. В. Руд­нев). Уве­ко­ве­че­нию па­мя­ти о ге­ро­ич. под­ви­ге сов. на­ро­да и Крас­ной Ар­мии слу­жи­ло при­свое­ние Г. зва­ния «го­род-ге­рой» (Керчь, Ки­ев, Ле­нин­град, Минск, Мо­ск­ва, Мур­манск, Но­во­рос­сийск, Одес­са, Се­ва­сто­поль, Ста­лин­град, Смо­ленск, Ту­ла), Бре­ст­ской кре­по­сти – зва­ния «кре­пость-ге­рой». В Г. воз­во­ди­лись мо­ну­мен­ты в па­мять пав­ших за­щит­ни­ков Оте­че­ст­ва.

В 1960–80-е гг. в СССР за­вер­ши­лась экс­тен­сив­ная ста­дия раз­ви­тия Г., гл. чер­та­ми ко­то­рой яв­ля­лись ми­гра­ция сель­ско­го на­се­ле­ния в Г. и пре­об­ра­зо­ва­ние сель­ских на­се­лён­ных пунк­тов в Г. Чис­лен­ность гор. жи­те­лей в 1960 пре­вы­сила чис­лен­ность сель­ско­го на­се­ле­ния, в 1980 до­ля гор. на­се­ле­ния со­ста­ви­ла 63% об­щей чис­лен­но­сти на­се­ле­ния (в 1920 – 18%). Су­ще­ст­вен­но из­ме­ни­лось со­от­но­ше­ние Г. раз­ной ве­ли­чи­ны (табл. 3).

Таблица 3. Количество городских поселений в СССР
 192619391959197019791989
Все городские поселения192527624619550559146216
Города70911941679193520622190
Из них с числом жителей:
до 50 тыс. чел.61810071375152515681611
от 50 тыс. до 99,9 тыс. чел.6098156189221283
от 100 тыс. до 499,9 тыс. чел.2878123188228339
от 500 тыс. до 999,9 тыс. чел.3922232734
1 млн. чел. и более-23101823
Посёлки городского типа121615682940357038524026

В свя­зи с бур­ным рос­том гор. на­се­ления, а так­же с раз­ви­ти­ем стро­ит. тех­но­ло­гий с 1954 на­ча­то ин­ду­ст­ри­аль­ное круп­но­па­нель­ное строи­тель­ст­во ти­по­вых, пре­им. 5-этаж­ных жи­лых до­мов (до­ма се­рий 1950–60-х гг. по­лу­чи­ли назв. «хру­щё­вок»). Оно по­зво­ли­ло в 1958 на­чать пе­ре­се­ле­ние лю­дей из ком­му­наль­ных в отд. квар­ти­ры. В 1956–60 в них пе­ре­се­ле­но ок. 54 млн. чел. (1/4 часть жи­те­лей стра­ны). В то же вре­мя строи­тель­ст­во но­вых зда­ний под­час со­про­во­ж­да­лось раз­ру­ше­ни­ем ис­то­рич. па­мят­ни­ков.

В 1979–88 стал пре­об­ла­дать про­цесс са­мо­вос­про­из­вод­ст­ва городского на­се­ле­ния (табл. 4).

Таблица 4. Источники роста городского населения СССР по периодам между Всесоюзными переписями населения (% к общему приросту)
 1927–381939–581959–691970–781979–88
Естественный прирост17,820,240,643,557,5
Преобразование сельских пунктов в городские поселения и переезд сельских жителей в города82,279,859,456,542,5

В кон. 20 – нач. 21 вв. в Рос­сии в свя­зи с об­щим умень­ше­ни­ем чис­лен­но­сти на­се­ле­ния сни­зи­лась чис­лен­ность на­се­ле­ния боль­шин­ст­ва Г., в т. ч. и круп­ных (табл. 5).

Таблица 5. Динамика численности населения крупнейших городов России, тыс. чел.
 1979*1989*2002*2006**
Москва813789671012610425
Санкт-Петербург4588502046614581
Новосибирск1312143614251397
Екатеринбург1211136712941308
Нижний Новгород1344143813111284
Самара1206125711581143
Омск1014114811341139
Казань993109411051113
Челябинск1030114310771093
Ростов-на-Дону934102010681055
Уфа978108310421030
Пермь99910911002993
Волгоград9299991011992
* Данные переписей населения.
** Данные текущей статистики Росстата.

Лит.: Го­род­ское управ­ле­ние. Ве­ли­хов Л. А. Ос­но­вы го­род­ско­го хо­зяй­ст­ва. Об­щее уче­ние о го­ро­де, его управ­ле­нии, фи­нан­сах и ме­то­дах хо­зяй­ст­ва. 2-е изд. М., 1996; Со­вре­мен­ный го­род: ин­ве­сти­ции, ин­фра­струк­ту­ра, ус­лу­ги. М., 1999; Ве­бер М. Ис­то­рия хо­зяй­ст­ва. Го­род. М., 2001; Ев­до­ки­мов В. Б., Стар­цев Я. Ю. Мест­ные ор­га­ны вла­сти за­ру­беж­ных стран: Пра­во­вые ас­пек­ты. М., 2001; Джи­ве­ле­гов А. К. Сред­неве­ко­вые го­ро­да в За­пад­ной Ев­ро­пе. М., 2002; Ку­та­фин О. Е., Фа­де­ев В. И. Му­ници­паль­ное пра­во Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. 3-е изд. М., 2006.

За­ру­беж­ный го­род. Сер­ге­ен­ко М. Е. Пом­пеи. М.; Л., 1949; Grimal P. Les villes ro­maines. P., 1954; Martin R. L’urbanisme dans la Grèce antique. P., 1956; Ко­ло­бо­ва КМ. Древ­ний го­род Афи­ны и его па­мят­ни­ки. Л., 1961; Barel Y. La ville médiévale: système so­cial, système urbain. Gre­noble, 1972; Rey­nolds S. An introduction to the history of Eng­lish medieval towns. Oxf., 1977; Про­бле­мы ме­то­до­ло­гии ис­то­рии сред­них ве­ков: Ев­ро­пей­ский го­род в сис­те­ме фео­да­лиз­ма. М., 1979. Ч. 1–2; Kolb F. Die Stadt im Altertum. Münch., 1984; Ан­д­ре­ев ЮВ. Ран­ние фор­мы ур­ба­низа­ции // Вест­ник древ­ней ис­то­рии. 1987. № 1; Ennen E. Die euro­päische Stadt des Mittelalters. 4. Aufl. Gött., 1987; Heers J. La ville au Moyen âge en Oc­cident, paysages, pouvoirs et conflits. P., 1990; Owens E. J. The city in the Greek and Roman world. L., 1991; Hilton R. H. English and French towns in feu­dal society: a comparative study. Camb., 1992; Го­род как со­цио­куль­тур­ное яв­ле­ние ис­то­риче­ско­го про­цес­са / Отв. ред. Э. В. Сай­ко. М., 1995; Roux S. Le Monde des villes au Moyen âge, Xe–XVe siècle. P., 1996; Го­род в сред­не­ве­ковой ци­ви­ли­за­ции За­пад­ной Ев­ро­пы / Отв. ред. А. А. Сва­нид­зе. М., 1999–2000. Т. 1–4; The Cambridge urban history of Bri­tain / Ed. by D. Palliser. Camb.; N. Y., 2000. Vol. 1.

Го­род в Рос­сии и СССР. Эко­но­ми­че­ское со­стоя­ние го­род­ских по­се­ле­ний Ев­ро­пей­ской Рос­сии в 1861–1862 гг. СПб., 1863. Ч. 1–2; Ди­тя­тин И. И. Уст­рой­ст­во и управ­ле­ние го­ро­дов Рос­сии. СПб.; Яро­славль, 1875–1877. Т. 1–2; Спи­сок го­род­ских по­се­ле­ний Рос­сий­ской им­пе­рии. СПб., 1901; Об­щий свод по им­пе­рии резуль­та­тов раз­ра­бот­ки дан­ных Пер­вой все­об­щей пе­ре­пи­си на­се­ле­ния, про­из­ве­ден­ной 28 янв. 1897 г. СПб., 1905. Т. 1–2; Го­ро­да Рос­сии в 1904 г. СПб., 1906; Се­ме­нов-Тянь-Шан­ский Н. Н. Го­род и де­рев­ня в Ев­ро­пей­ской Рос­сии. Очерк по эко­но­ми­че­ской гео­гра­фии. СПб., 1910; Го­ро­да Рос­сии в 1910 г. СПб., 1914; Че­чу­лин Н. Д. Не­сколь­ко слов о «ста­рых слу­жеб слу­жи­лых лю­дях» в XVIII в. // Сбор­ник в честь М. К. Лю­бав­ско­го. П., 1917; Смир­нов П. П. Го­ро­да Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­ва в пер­вой по­ло­ви­не XVII в. К., 1917–1919. Т. 1. Вып. 1–2; он же. По­сад­ские лю­ди и их клас­со­вая борь­ба до се­ре­ди­ны XVII в. М.; Л., 1947–1948. Т. 1–2; Ры­ба­ков Б. А. Ре­мес­ло Древ­ней Ру­си. М., 1948; Ис­то­рия куль­ту­ры Древ­ней Ру­си. М.; Л., 1951. Т. 1–2; Сер­би­на К. Н. Очер­ки из со­ци­аль­но-эко­но­ми­ческой ис­то­рии рус­ско­го го­ро­да. Тих­вин­ский По­сад в XVI–XVIII вв. М.; Л., 1951; Са­ко­вич С. И. Из ис­то­рии тор­гов­ли и про­мыш­лен­но­сти Рос­сии кон­ца XVII в. // Тру­ды Го­су­дар­ст­вен­но­го ис­то­ри­че­ско­го му­зея. 1956. Вып. 30; Ти­хо­ми­ров М. Н. Древ­не­рус­ские го­ро­да. 2-е изд. М., 1956; Очер­ки рус­ской куль­ту­ры XIII–XV вв. М., 1969–1970. Ч. 1–2; Хо­рев Б. С. Про­бле­мы го­ро­дов. 2-е изд. М., 1975; Рус­ский го­род. М., 1976–1990. Вып. 1–9; Во­дар­ский Я. Е. На­се­ле­ние Рос­сии в кон­це XVII – на­ча­ле XVIII в. М., 1977; Шты­хов Г. В. Го­ро­да По­лоц­кой зем­ли (IX– XIII вв.). Минск, 1978; Го­ли­ко­ва Н. Б. Очер­ки по ис­то­рии го­ро­дов Рос­сии кон­ца XVII – на­ча­ла XVIII вв. М., 1982; Ре­зун Д. Я. Очер­ки ис­то­рии изу­че­ния си­бир­ско­го го­ро­да кон­ца XVI – пер­вой по­ло­ви­ны XVIII в. Но­во­сиб., 1982; он же. Со­вре­мен­ная ур­ба­ни­сти­ка и си­бир­ское го­ро­до­ве­де­ние. XVIII – пер­вая по­ло­ви­на XIX в. // Ис­точ­ни­ко­ве­де­ние и ис­то­рио­гра­фия го­ро­дов Си­би­ри кон­ца XVI – пер­вой по­ло­ви­ны XIX в. Но­во­сиб., 1987; он же. Ле­то­пись си­бир­ских го­ро­дов. Но­во­сиб., 1989; Древ­няя Русь: Го­род, за­мок, се­ло. М., 1985; Ур­ба­ни­за­ция и раз­ви­тие го­ро­дов в СССР. Л., 1985; Ра­би­но­вич М. Г. Очер­ки ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры рус­ско­го фео­даль­но­го го­ро­да. М., 1988; он же. Го­ро­да и го­род­ской об­раз жиз­ни // Очер­ки рус­ской куль­ту­ры XVIII в. М., 1990. Ч. 4; Фроя­нов ИЯ., Двор­ни­чен­ко А. Ю. Го­ро­да-го­су­дар­ст­ва Древ­ней Ру­си. Л., 1988; Ку­за А. В. Ма­лые го­ро­да Древ­ней Ру­си. М., 1989; То­лоч­ко П. П. Древ­не­рус­ский фео­даль­ный го­род. К., 1989; Ми­ро­нов Б. Н. Рус­ский го­род в 1740–1860-е гг. Л., 1990; он же. Со­ци­аль­ная ис­то­рия Рос­сии пе­рио­да им­пе­рии (XVIII – на­ча­ло XX в.). СПб., 2003. Т. 1–2; Эко­но­ми­че­ские ме­то­ды ре­гу­ли­ро­ва­ния раз­ви­тия круп­ных го­ро­дов. Л., 1990; Древ­не­рус­ское гра­до­строи­тель­ст­во X–XV вв. М., 1993; Гра­до­строи­тель­ст­во Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­ва XVI– XVII вв. М., 1994; Го­род как со­цио­куль­тур­ное яв­ле­ние ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са / Отв. ред. Э. В. Сай­ко. М., 1995; Пе­тер­бург и дру­гие но­вые рос­сий­ские го­ро­да XVIII – пер­вой по­ло­ви­ны XIX вв. М., 1995; Се­няв­ский А. С. Рос­сий­ский го­род в 1960-е – 80-е го­ды. М., 1995; он же. Ур­ба­ни­за­ция в Рос­сии в XX в. М., 2003; Ти­мо­щук Б. А. Вос­точ­ные сла­вя­не: от об­щи­ны к го­ро­дам. М., 1995; Пан­чен­ко А. М. Рус­ская куль­ту­ра в ка­нун пет­ров­ских ре­форм // Из ис­то­рии рус­ской куль­ту­ры. М., 1996. Т. 3; Древ­няя Русь. Быт и куль­ту­ра. М., 1997; Мо­ск­ва и сло­жив­шие­ся рус­ские го­ро­да XVIII – пер­вой по­ло­ви­ны XIX вв. М., 1998; Очер­ки рус­ской куль­ту­ры XIX в. М., 1998. Т. 1; Го­род в про­цес­сах ис­то­ри­че­ских пе­ре­хо­дов. М., 2001; По­кров­ский Н. Н. Рос­сий­ская власть и об­ще­ст­во. XVII–XVIII вв. Но­во­сиб., 2005; Алек­се­ев Л. В. За­пад­ные зем­ли до­мон­голь­ской Ру­си: В 2 кн. М., 2006.

Вернуться к началу