Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

МОСКО́ВСКИЕ ПЕРЕГОВО́РЫ 1939

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 21. Москва, 2012, стр. 276-277

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




МОСКО́ВСКИЕ ПЕРЕГОВО́РЫ 1939, ме­ж­ду СССР, Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и Фран­ци­ей о за­клю­че­нии до­го­во­ра о взаи­мо­по­мо­щи. Пред­по­сыл­кой для на­ча­ла М. п. ста­ло обо­ст­ре­ние во­ен.-по­ли­тич. си­туа­ции в Ев­ро­пе по­сле за­хва­та герм. вой­ска­ми Че­хо­сло­ва­кии (март 1939). В об­ста­нов­ке на­рас­та­ния аг­рес­сив­ных уст­рем­ле­ний Гер­ма­нии сов. ру­ко­во­дство 18.3.1939 об­ра­ти­лось к пра­ви­тель­ст­вам Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции, Поль­ши, Ру­мы­нии и Тур­ции с пред­ло­же­ни­ем о со­зы­ве спец. со­ве­ща­ния. Брит. пра­ви­тель­ст­во от­кло­ни­ло сов. пред­ло­же­ние, объ­я­вив про­ве­де­ние та­ко­го со­ве­ща­ния «преж­де­вре­мен­ным». Пре­дос­та­вив в мар­те – апр. 1939 га­ран­тии Поль­ше, а за­тем (вме­сте с Фран­ци­ей) – Гре­ции и Ру­мы­нии, брит. пра­ви­тель­ст­во в се­ре­ди­не ап­ре­ля пред­ло­жи­ло СССР пре­дос­та­вить ана­ло­гич­ные га­ран­тии со­пре­дель­ным с ним ев­роп. го­су­дар­ст­вам. Сов. ру­ко­во­дство не при­ня­ло брит. пред­ло­же­ние, ука­зав на то, что эти го­су­дар­ст­ва не об­ра­ща­лись к СССР с та­кой прось­бой, а Ве­ли­ко­бри­та­ния и Фран­ция не за­яв­ля­ют о го­тов­но­сти при­нять на се­бя обя­за­тель­ст­ва по ока­за­нию по­мо­щи СССР в слу­чае его всту­п­ле­ния в вой­ну. 14 апр. к СССР об­ра­ти­лось франц. пра­ви­тель­ст­во с пред­ло­же­ни­ем до­пол­нить текст сов.-франц. пак­та 1935 (см. Со­вет­ско-фран­цуз­ские до­го­во­ры и со­гла­ше­ния) обя­за­тель­ст­вом о взаи­мо­по­мо­щи в слу­чае на­па­де­ния Гер­ма­нии на Поль­шу или Ру­мы­нию. В от­вет на брит. и франц. ини­циа­ти­вы пра­ви­тель­ст­во СССР 17 апр. пред­ло­жило за­клю­чить трёх­сто­рон­ний до­го­вор о взаи­мо­по­мо­щи (сро­ком на 5–10 лет) и во­ен. кон­вен­цию. Сов. пред­ло­же­ние бы­ло при­ня­то, по­сле че­го на­ча­лось об­су­ж­де­ние про­ек­тов до­го­во­ра. Клю­че­вое зна­че­ние име­ла по­зи­ция брит. пра­ви­тель­ст­ва. Пред­ло­жен­ный им 8 мая про­ект дек­ла­ра­ции пре­ду­смат­ри­вал обя­за­тель­ст­ва СССР ока­зать по­мощь Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции в слу­чае на­па­де­ния Гер­ма­нии на Поль­шу или Ру­мы­нию. В про­ек­те не ука­зы­ва­лись брит. и франц. обя­за­тель­ст­ва по ока­за­нию по­мо­щи СССР в слу­чае герм. на­па­де­ния на не­го са­мо­го ли­бо на при­бал­тий­ские го­су­дар­ст­ва. В мае – ию­не чёт­ко обо­зна­чил­ся осн. пункт про­ти­во­ре­чий на пе­ре­го­во­рах: во­прос о га­ран­ти­ро­ва­нии безо­пас­но­сти Лат­вии, Эс­то­нии и Фин­лян­дии тре­мя дер­жа­ва­ми. Во­прос обес­пе­че­ния безо­пас­но­сти при­бал­тий­ских го­су­дарств имел для СССР прин­ци­пи­аль­ное зна­че­ние, по­сколь­ку аг­рес­сия гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии про­тив Сов. Сою­за мог­ла раз­ви­вать­ся на при­бал­тий­ском на­прав­ле­нии. По про­бле­ме пре­дос­тав­ле­ния ука­зан­ных га­ран­тий Ве­ли­ко­бри­та­ния и Фран­ция за­ни­ма­ли ук­лон­чи­вую по­зи­цию. В хо­де пе­ре­гово­ров в Мо­ск­ве (15 ию­ня – 23 ию­ля) ме­ж­ду В. М. Мо­ло­то­вым, брит. по­слом У. Сид­сом, франц. по­слом П. Над­жиа­ром и ру­ко­во­ди­те­лем центр.-ев­роп. деп-та брит. Фо­рин оф­фи­са У. Стрэн­гом был дос­тиг­нут ком­про­мисс: трёх­сто­рон­ние га­ран­тии безо­пас­но­сти при­бал­тий­ским го­су­дар­ст­вам (а так­же Поль­ше, Ру­мы­нии, Тур­ции, Гре­ции, Бель­гии) бы­ло ре­ше­но не упо­ми­нать в осн. тек­сте до­го­во­ра, а ого­во­рить их в сек­рет­ном до­пол­нит. про­то­ко­ле. Не до кон­ца ре­шён­ны­ми ос­та­лись 2 во­про­са: что счи­тать «кос­вен­ной аг­рес­си­ей» и ка­ко­вы долж­ны быть дей­ст­вия сто­рон в слу­чае на­па­де­ния Гер­ма­нии на ев­роп. го­су­дар­ст­во, не упо­мя­ну­тое в про­то­ко­ле. Од­на­ко эти раз­но­гла­сия бы­ли при­зна­ны вто­ро­сте­пен­ны­ми, что по­зво­ли­ло Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции при­нять сов. пред­ло­же­ние о на­ча­ле во­ен. пе­ре­го­во­ров. Де­ле­га­ции Ве­ли­ко­бри­та­нии во гла­ве с адъ­ю­тан­том ко­ро­ля адм. Р. Драк­сом и Фран­ции во гла­ве с чле­ном Выс­ше­го во­ен. со­ве­та ге­не­ра­лом ар­мии Ж. Ду­мен­ком при­бы­ли в Мо­ск­ву толь­ко 12 авг. Не­спеш­ность дей­ст­вий брит. и франц. пра­ви­тельств, не­вы­со­кий уро­вень пред­ста­ви­те­лей, на­прав­лен­ных ими на пе­ре­го­во­ры, бы­ли вос­при­ня­ты сов. ру­ко­во­дством как знак не­го­тов­но­сти офиц. кру­гов Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции за­клю­чить с СССР со­гла­ше­ние. Кро­ме то­го, на пер­вом же за­се­да­нии вы­яс­ни­лось, что Дракс и Ду­менк име­ют пол­но­мо­чия лишь вес­ти пе­ре­го­во­ры, но не под­пи­сы­вать во­ен. кон­вен­цию (Ду­менк по­лу­чил та­кие пол­но­мо­чия лишь 22 авг.). По пред­ло­же­нию гла­вы сов. де­ле­га­ции, нар­ко­ма обо­ро­ны СССР, мар­ша­ла СССР К. Е. Во­ро­ши­ло­ва сто­ро­ны сде­ла­ли со­об­ще­ния о со­стоя­нии сво­их воо­руж. сил и во­ен. пла­нах. Сов. во­ен. пла­ны, пред­став­лен­ные на­чаль­ни­ком Ге­не­раль­но­го шта­ба Крас­ной Ар­мии Б. М. Ша­пош­ни­ко­вым, пре­ду­смат­ри­ва­ли, что в слу­чае вой­ны в Ев­ро­пе СССР го­тов вы­ста­вить 120 пех. и 16 кав. ди­ви­зий, 5 тыс. тя­жё­лых ору­дий, 9–10 тыс. тан­ков, 5–5,5 тыс. бое­вых са­мо­лё­тов. Сов. сто­ро­на пред­ло­жи­ла так­же 3 ва­ри­ан­та воз­мож­ных со­вме­ст­ных дей­ст­вий сов., франц. и брит. воо­руж. сил. В док­ла­дах франц. и брит. де­ле­га­ций кон­крет­ных дан­ных об ар­ми­ях Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции и их опе­ра­тив­ных пла­нах на слу­чай вой­ны пред­став­ле­но не бы­ло. Серь­ёз­ные раз­но­гла­сия на пе­ре­го­во­рах вы­звал во­прос о про­хо­де сов. войск че­рез тер­ри­то­рию Поль­ши и Ру­мы­нии, без че­го они не мог­ли на­чать бое­вые дей­ст­вия про­тив герм. ар­мии. Про­тив про­хо­да сов. войск ка­те­го­ри­че­ски воз­ра­жа­ло польск. пра­ви­тель­ст­во. По­пыт­ки Фран­ции убе­дить польск. ру­ко­во­дство дать со­гла­сие на про­ход сов. войск не при­нес­ли ре­зуль­та­та. Лишь 23 авг., уз­нав о при­бы­тии мин. ин. дел Гер­ма­нии И. фон Риб­бен­тро­па в Мо­ск­ву, мин. ин. дел Поль­ши Ю. Бек при­знал воз­мож­ность со­вме­ст­ных сов.-польск. дей­ст­вий про­тив Гер­ма­нии. При от­сут­ст­вии яс­ных пер­спек­тив за­клю­че­ния тре­мя дер­жа­ва­ми во­ен. кон­вен­ции о со­вме­ст­ном про­ти­во­дей­ст­вии герм. аг­рес­сии сов. пра­ви­тель­ст­во, вед­шее, как и брит. ру­ко­вод­ст­во, па­рал­лель­ные пе­ре­го­во­ры с Бер­ли­ном, при­ня­ло пред­ло­же­ние Гер­ма­нии за­клю­чить до­го­вор о не­на­па­де­нии, а Гер­ма­ния в свою оче­редь со­гла­си­лась раз­гра­ни­чить гео­гра­фич. «сфе­ры ин­те­ре­сов» с СССР в Вост. Ев­ро­пе (см. Со­вет­ско-гер­ман­ские до­го­во­ры 1939). По­сле под­пи­са­ния сов.-герм. до­го­во­ра о не­на­па­де­нии М. п. бы­ли пре­кра­ще­ны.

Ис­точн.: Documents on British foreign policy 1919–1939. Ser. 3. L., 1953. Vol. 7; Пе­ре­го­во­ры во­ен­ных мис­сий СССР, Анг­лии и Фран­ции в Мо­ск­ве в ав­гу­сте 1939 // Ме­ж­ду­на­род­ная жизнь. 1959. № 2–3; СССР в борь­бе за мир на­ка­ну­не вто­рой ми­ро­вой вой­ны (сент. 1938 – авг. 1939 г.): До­ку­мен­ты и ма­те­риа­лы. М., 1971; До­ку­мен­ты и ма­те­риа­лы ка­ну­на вто­рой ми­ро­вой вой­ны, 1937–1939. М., 1981. Т. 2; Documents diplomatiques français 1932–1939. 2 série. P., 1984–1985. Vol. 17–18; По­ли­ти­че­ские пе­ре­го­во­ры СССР, Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции 1939 г. в све­те фран­цуз­ских ди­пло­ма­ти­че­ских до­ку­мен­тов // Но­вая и но­вей­шая ис­то­рия. 1989. № 6; Год кри­зи­са. 1938–1939: До­ку­мен­ты и ма­те­риа­лы. М., 1990. Т. 1–2; До­ку­мен­ты внеш­ней по­ли­ти­ки СССР. М., 1992. Т. 22. Кн. 1.

Лит.: Пан­кра­шо­ва М., Си­полс В. По­че­му не уда­лось пре­дот­вра­тить вой­ну: Мо­с­ков­ские пе­ре­го­во­ры СССР, Анг­лии и Фран­ции 1939 г.: До­ку­мен­таль­ный об­зор. М., 1973; Read A., Fisher D. The deadly embrase: Hitler, Stalin and the Nazi-Soviet Pact, 1939–1941. L., 1988; Си­полс В. Я. Ди­пло­ма­ти­че­ская борь­ба на­ка­ну­не вто­рой ми­ро­вой вой­ны. 2-е изд. М., 1989; 1939 год: Уро­ки ис­то­рии / Под ред. О. А. Рже­шев­ско­го. М., 1990; Roberts G. The Soviet Uni­on and the origins of the Second World War: Russo-German relations and the road to war, 1933–1941. Basingstoke, 1995; Carley M. J. 1939: l’alliance de la dernière chance. Une réin­terprétation des origines de la Seconde Guerre mondiale. Montréal, 2006; Мяг­ков МЮ., Рже­шев­ский О. А. Упу­щен­ный шанс: анг­ло-фран­ко-со­вет­ские пе­ре­го­во­ры ле­том 1939 г. и со­вет­ско-гер­ман­ский пакт от 23 ав­гу­ста 1939 г. // Вест­ник МГИМО-Уни­вер­си­те­та. 2009. Ав­густ. Спец. вы­пуск.

Вернуться к началу