Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КУПЕ́ЧЕСТВО

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 16. Москва, 2010, стр. 359

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. Б. Перхавко, И. В. Беспалов

КУПЕ́ЧЕСТВО (англ. merchants, франц. les marchands, нем. Kaufmannschaft), в ши­ро­ком смыс­ле – тор­гов­цы, в уз­ком – ис­то­ри­че­ски сфор­ми­ро­вав­шая­ся со­ци­аль­ная общ­ность лю­дей, за­ня­тых тор­гов­лей или свя­зан­ной с ней иной пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­стью. Об­ра­зу­ет со­сло­вия, кор­по­ра­ции, зем­ля­че­ст­ва и др. со­ци­аль­ные и проф. груп­пы. Хо­тя об­мен ве­ща­ми прак­ти­ко­вал­ся ещё при гос­под­стве ро­до-п­ле­мен­ных от­но­ше­ний, тор­гов­ля, как ку­п­ля-про­да­жа то­ва­ров, по­яви­лась в эпо­ху не­оли­ти­че­ской ре­во­лю­ции, ко­гда воз­ник­ла про­из­во­дя­щая эко­но­ми­ка, обес­пе­чи­ва­ющая соз­да­ние ус­той­чи­во­го при­ба­воч­но­го про­дук­та. Про­цесс стра­ти­фи­ка­ции древ­не­го об­ще­ст­ва и по­яв­ле­ние гор. по­се­ле­ний со­про­во­ж­да­лись фор­ми­ро­ва­ни­ем К., так же, как кре­стьян и ре­мес­лен­ни­ков, вла­сти с её бю­ро­кра­ти­ей, во­ин­ст­ва и жре­цов. Тор­гов­ля вы­сту­пи­ла эко­но­мич. аль­тер­на­ти­вой не­эко­но­мич. (во­ен­но­му) спо­со­бу ов­ла­де­ния при­ба­воч­ным про­дук­том, про­из­ве­дён­ным в дру­гом об­ще­ст­ве, при этом на за­ре ци­ви­ли­за­ции и в отд. ис­то­рич. эпо­хи, напр. в ран­нем Сред­не­ве­ко­вье, оба спо­со­ба мог­ли осу­ще­ст­в­лять­ся од­ни­ми и те­ми же людь­ми.

Купечество в Древнем мире

Эко­но­ми­ка ран­не­клас­со­во­го об­ще­ст­ва ма­ло за­ви­се­ла от тор­гов­ли: пра­ви­те­ли и их ок­ру­же­ние, поль­зу­ясь вла­стью и воен. си­лой, от­би­ра­ли у за­ви­си­мых групп на­се­ле­ния, ко­то­рые ве­ли на­ту­раль­ное хо­зяй­ст­во, зна­чит. часть при­ба­воч­но­го про­дук­та. Од­на­ко по ме­ре раз­ви­тия го­су­дар­ст­вен­но­сти и фор­ми­ро­ва­ния элит, от­ли­чав­ших­ся об­ра­зом жиз­ни от осн. на­се­ле­ния, рос­ло зна­че­ние об­ме­на с от­да­лён­ны­ми зем­ля­ми, про­из­во­див­ши­ми не­зна­ко­мые или ма­ло­зна­ко­мые пред­ме­ты, об­ла­да­ние ко­то­ры­ми под­чёр­ки­ва­ло вы­со­кий со­ци­аль­ный ста­тус их хо­зяи­на. Т. о., внеш­няя тор­гов­ля дли­тель­ное вре­мя име­ла боль­шее зна­че­ние, чем внут­рен­няя. И впо­след­ст­вии, с по­яв­ле­ни­ем круп­ных го­ро­дов и раз­ви­ти­ем об­ме­на ме­ж­ду ни­ми и де­рев­ней, со­ци­аль­ный ста­тус куп­цов, тор­го­вав­ших «за­мор­ски­ми» то­ва­ра­ми, ос­та­вал­ся вы­ше, чем у тор­гов­цев, по­лу­чав­ших до­ход от внутр. тор­гов­ли. Скла­ды­вав­шее­ся в об­ще­ст­ве от­но­ше­ние к К. за­ви­се­ло не толь­ко от его ро­ли в хо­зяй­ств. жиз­ни, но и от ис­то­рич. осо­бен­но­стей про­цес­са со­ци­аль­ной стра­ти­фи­ка­ции, ре­ли­ги­оз­но-эти­че­ских уче­ний, рас­про­стра­нив­ших­ся в ка­ж­дом кон­крет­ном ре­гио­не. В гре­ко-ро­ман­ском ми­ре, где вы­ше все­го ста­ви­лись зе­мель­ная соб­ст­вен­ность, во­ин­ская доб­лесть и при­над­леж­ность к чис­лу гра­ж­дан, куп­цы не поль­зо­ва­лись боль­шим ав­то­ри­те­том. В Древ­ней Ин­дии с её жё­ст­кой кас­то­вой сис­те­мой пред­ста­ви­те­ли К. не при­над­ле­жа­ли к брах­ма­нам и кшат­ри­ям и дол­гое вре­мя со­став­ля­ли часть низ­шей вар­ны шудр, а впо­след­ст­вии рас­пре­де­ли­лись в вар­не вай­шью. На­про­тив, у се­мит­ских на­ро­дов, осо­бен­но у фи­ни­кий­цев, за­ня­тие тор­гов­лей счи­та­лось не­об­хо­ди­мым и по­чёт­ным де­лом. Фи­ни­кий­цы ве­ли про­ду­ман­ную тор­гов­лю с за­пи­ся­ми и ис­поль­зо­ва­ни­ем точ­ных мер ве­са. И имен­но фи­ни­кий­цы, ос­во­ив Сре­ди­зем­но­мо­рье, ста­ли про­дви­гать­ся со свои­ми то­ва­ра­ми вдоль оке­ан­ско­го по­бе­ре­жья. Но не толь­ко фи­ни­кий­цы за­ни­ма­лись в древ­но­сти тор­гов­лей на боль­шие рас­стоя­ния. Вслед за ни­ми сре­ди­зем­но­мор­ское про­стран­ст­во ста­ли ос­ваи­вать куп­цы Кри­та, Египта и др. стран. С кон. 3-го тыс. до н. э. на­чал фор­ми­ро­вать­ся Ве­ли­кий шёл­ко­вый путь, впол­не сло­жив­ший­ся во 2 в. до н. э. Этот путь про­тя­нул­ся от Ки­тая до Ри­ма и был раз­бит на неск. эта­пов, на ка­ж­дом из ко­то­рых ка­ра­ва­ны с то­ва­ра­ми фор­ми­ро­ва­ли куп­цы-по­сред­ни­ки из раз­ных на­ро­дов. Па­рал­лель­но су­щест­во­ва­ла и мор­ская меж­ду­нар. тор­гов­ля, свя­зы­вав­шая Ки­тай с по­бе­режь­ем Ин­дий­ско­го ок. Ещё до по­яв­ле­ния де­нег К. Древ­не­го ми­ра ста­ло ис­поль­зо­вать в сво­их рас­чё­тах слит­ки се­реб­ра (см. так­же в ст. День­ги). 

Купечество в средние века

В ср.-век. пе­ри­од К. на­ра­щи­ва­ло свою эко­но­мич. и по­ли­тич. мощь. Не­ред­ко функ­ции куп­ца и вои­на-за­вое­ва­те­ля бы­ли ма­ло раз­ли­чи­мы (от лат. hostis – враг во мно­гих ев­роп. язы­ках про­ис­хо­дят сло­ва, обо­зна­чаю­щие куп­цов, в т. ч. рус. – «гость»). Са­ра­ци­ны и ви­кин­ги в Ев­ро­пе не толь­ко тор­го­ва­ли, но и за­ни­ма­лись гра­бе­жом. Гл. зо­ной кон­так­тов ме­ж­ду ни­ми яви­лось Сре­ди­зем­но­мо­рье, на­сы­щав­шее Вос­ток за­хва­чен­ны­ми нор­ман­на­ми ев­роп. то­ва­ра­ми, в т. ч. ра­ба­ми, и За­пад – араб­ским се­реб­ром. Но­вый этап в раз­ви­тии К. свя­зан с ин­тен­сив­ным рос­том го­ро­дов в Ев­ро­пе в 11–12 вв., ко­то­рый со­про­во­ж­дал­ся пре­вра­ще­ни­ем К. в важ­ней­ший эле­мент ср.-век. об­ще­ст­ва. Оно ста­ло гл. фак­то­ром в об­ра­зо­ва­нии т. н. сво­бод­ных го­ро­дов. Са­мо же К. фор­ми­ро­ва­ло кор­по­ра­ции – гиль­дии. В 12–13 вв. нем. куп­цы су­ме­ли создать круп­ные объединения (напр., Ган­за), что­бы про­ти­во­сто­ять мор­ским и су­хо­пут­ным раз­бой­ни­кам. В сво­бод­ных го­ро­дах ган­зей­цы за­да­ва­ли тон в гор. со­ве­тах, в сто­ли­цах – соз­да­ва­ли собств. квар­та­лы, где был ог­ра­ни­чен кня­же­ский или ко­ро­лев­ский про­из­вол (при­ме­ром та­ко­го райо­на, соз­дан­но­го ган­зей­ски­ми куп­ца­ми, мо­жет слу­жить «Сталь­ной двор» в Лон­до­не). Мощь го­ро­да оп­ре­де­ля­лась бо­гат­ст­вом его куп­цов. Тор­гуя с Ближ­ним Вос­то­ком, нем. куп­цы ста­ли соз­да­вать в безо­пас­ных мес­тах боль­шие скла­ды то­ва­ров (напр., в Ве­не­ции). На Вос­то­ке свои­ми опе­ра­ция­ми сла­ви­лись хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ные сир. куп­цы, свя­зы­вав­шие Сре­ди­зем­но­мо­рье с Ира­ном и др. стра­на­ми Азии. Араб. тор­гов­цы, пер­вен­ст­во­вав­шие в меж­ду­нар. тор­гов­ле с 7 в., спо­соб­ст­во­ва­ли рас­про­стра­не­нию ис­ла­ма. При­об­ще­ние на­ро­дов Вост. Аф­ри­ки к ис­ла­му – ре­зуль­тат дея­тель­но­сти араб. К. По­боч­ным, но весь­ма важ­ным ре­зуль­та­том тор­го­вых опе­ра­ций куп­цов стало рас­про­стра­не­ние ин­фор­ма­ции о при­ро­де, обы­ча­ях, ве­ро­ва­ни­ях др. ре­гио­нов. Свои­ми рас­ска­за­ми о даль­них зем­лях лю­бо­зна­тель­ные куп­цы, по­доб­ные Мар­ко По­ло или Афа­на­сию Ни­ки­ти­ну, раз­веи­ва­ли пред­рас­суд­ки и ми­фы об ан­ти­по­дах, на­во­ди­ли, как и мо­на­хи-мис­сио­не­ры, мос­ты ме­ж­ду куль­ту­ра­ми раз­ных на­ро­дов. В то же вре­мя ре­зуль­та­том «хо­ж­де­ний» куп­цов на Вос­ток ста­ла «Чёр­ная смерть», за­не­сён­ная в сер. 14 в. из Азии в Ев­ро­пу.

К. стал­ки­ва­лось в сред­ние ве­ка с не­ма­лы­ми труд­но­стя­ми. Ин­тер­на­цио­на­ли­за­ции тор­гов­ли ме­ша­ло слож­ное адм.-терр. уст­рой­ст­во ср.-век. ми­ра, раз­дроб­лен­но­го на мно­гие сот­ни го­су­дарств. За­труд­не­ния для К. соз­да­ва­ло не толь­ко су­ще­ст­во­ва­ние мно­го­числ. мыт­ных дво­ров, но и разл. ме­ры ве­са, дли­ны, объ­ё­ма, а глав­ное – мно­го­об­ра­зие де­неж­ных сис­тем, с ко­то­ры­ми куп­цам при­хо­ди­лось иметь де­ло. Им при­шлось уст­раи­вать по­всю­ду ме­няль­ные кон­то­ры или спо­соб­ст­во­вать их уч­ре­ж­де­нию. Так ку­печ. ка­пи­тал сти­му­ли­ро­вал раз­ви­тие осо­бой сфе­ры пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, став­шей за­тем од­ним из эле­мен­тов кре­дит­но-фи­нан­со­вой сис­те­мы ев­роп. стран. Это­му же спо­соб­ст­во­ва­ло и изо­бре­те­ние куп­ца­ми пе­ре­вод­ных век­се­лей (см. в ст. Век­сель), из­ба­вив­ших ком­мер­сан­тов от рис­ко­ван­ной не­об­хо­ди­мо­сти во­зить с со­бой на боль­шие рас­стоя­ния зна­чит. сум­мы де­нег. Ис­поль­зо­ва­ние пе­ре­вод­ных век­се­лей от­кры­ва­ло куп­цам про­стор для ма­нёв­ра: за­труд­не­ния с обыч­ным то­ва­ром пре­одо­ле­ва­лись вло­же­ни­ем средств в иные тор­го­вые опе­ра­ции и да­же в др. об­лас­ти при­ме­не­ния ка­пи­та­ла (кре­дит, ор­га­ни­за­ция гос­ти­нич­но­го де­ла, при­об­ре­те­ние не­дви­жи­мо­сти и т. д.). На­ко­п­лен­ный в тор­го­вых опе­ра­ци­ях ка­пи­тал стал ис­точ­ни­ком для соз­да­ния бан­ков­ской сис­те­мы. Так, ку­печ. се­мья Фуг­ге­ров из Аугс­бур­га в кон. 15 в. глав­ные свои до­хо­ды по­лу­ча­ла уже за счёт рос­тов­щи­че­ско­го про­цен­та, а за­тем и ор­га­ни­за­ции мед­ных и се­реб­ря­ных руд­ни­ков в Центр. Ев­ро­пе. Прав­да, та­ко­го ро­да пре­вра­ще­ния тор­го­во­го ка­пи­та­ла стал­ки­ва­лись с ещё од­ним пре­пят­ст­ви­ем – осу­ж­де­ни­ем Рим­ско-ка­то­лич. цер­ко­вью рос­тов­щи­че­ст­ва: им за­ни­ма­лись ев­реи, ко­то­рым был за­крыт путь в ку­печ. гиль­дии.

В сред­ние ве­ка куп­цы ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ли яр­мар­ки, про­хо­див­шие неск. не­дель, чаще все­го в при­гра­нич­ных го­ро­дах. В яр­ма­роч­ной тор­гов­ле бы­ли осо­бен­но за­ин­те­ре­со­ва­ны куп­цы сред­не­го дос­тат­ка, у ко­то­рых не бы­ло боль­ших ка­пи­та­лов и на­вы­ков для тор­гов­ли с даль­ни­ми стра­на­ми. Яр­мар­ки слу­жи­ли ме­стом не толь­ко то­ва­ро­об­ме­на, но и ис­точ­ни­ком ком­мерч. ин­фор­ма­ции об из­ме­не­нии цен на то­ва­ры, ди­на­ми­ке спро­са и пред­ло­же­ния и яв­ля­ли тем са­мым про­об­раз тор­го­вых бирж.

С рос­том бо­гат­ст­ва ме­нял­ся ук­лад жиз­ни К., рос его пре­стиж. В позд­нем Сред­не­ве­ко­вье са­мые бо­га­тые куп­цы, со­став­ляв­шие гор. пат­ри­ци­ат, об­ра­зом жиз­ни, рос­ко­шью двор­цов, изы­скан­но­стью кух­ни, мно­го­чис­лен­но­стью че­ля­ди не от­ли­ча­лись от ари­сто­кра­тов, ко­то­рых да­же пре­вос­хо­ди­ли в сфе­ре ме­це­нат­ст­ва и по­жерт­во­ва­ний в поль­зу Церк­ви.

Купечество в Новое время

 В ран­нее Но­вое вре­мя для ев­роп. К. ха­рак­тер­ны те же про­ти­во­ре­чия, ко­то­рые бы­ли свой­ст­вен­ны са­мой эпо­хе, ког­да со­хра­ня­лись ро­до­вые чер­ты Сред­не­ве­ко­вья и в то же вре­мя не­умо­ли­мо про­би­ва­лись к жиз­ни но­вые фор­мы со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния, свя­зан­ные с воз­ник­но­ве­ни­ем и ста­нов­ле­ни­ем ка­пи­та­лиз­ма. С нач. 16 в. на­хо­дят своё вы­ра­же­ние и по­ли­тич. ам­би­ции К. Их по­яв­ле­нию спо­соб­ст­во­ва­ла Ре­фор­ма­ция, но про­яв­ля­ли они се­бя по-раз­но­му. В од­них стра­нах (Ни­дер­лан­ды, Сев. Ев­ро­па, часть герм. кня­жеств) К. уви­де­ло в лю­те­ран­ст­ве, осо­бен­но в каль­ви­низ­ме, идео­ло­гию, наи­луч­шим об­ра­зом от­ве­чав­шую его по­ли­тич. и идео­ло­гич. за­про­сам, в дру­гих (Фран­ция) – оно под­дер­жа­ло ос­тав­шую­ся вер­ной ка­то­ли­циз­му ко­ро­лев­скую власть в её борь­бе с той ча­стью ари­сто­кра­тии, ко­то­рая ре­ши­ла от­стаи­вать свои древ­ние при­ви­ле­гии под фла­гом про­тес­тан­тиз­ма.

В ран­нее Но­вое вре­мя (кон. 15 – сер. 17 вв.) слож­но скла­ды­ва­лись от­но­ше­ния К. с ко­ро­лев­ско-кня­же­ской вла­стью, ко­то­рая про­во­ди­ла в от­но­ше­нии это­го со­сло­вия по­ли­ти­ку про­тек­цио­низ­ма и мер­кан­ти­лиз­ма. Куп­цов, вы­во­зив­ших свои то­ва­ры за ру­беж и воз­вра­щав­ших­ся с зо­ло­том и се­реб­ром, по­ощ­ря­ли (это бы­ло осо­бен­но ха­рак­тер­но для стран, где не до­бы­ва­лись бла­го­род­ные ме­тал­лы), а тех, кто тра­тил зо­ло­тые и се­реб­ря­ные мо­не­ты на иностр. то­ва­ры, пре­сле­до­ва­ли. С по­яв­ле­ни­ем ко­ло­ний рас­ши­рил­ся ас­сор­ти­мент то­ва­ров, но ко­ло­ни­аль­ная тор­гов­ля на­хо­ди­лась под осо­бым кон­тро­лем вла­сти. Ко­ро­лев­ская власть от­да­ва­ла се­бе от­чёт, что К., пла­тив­шее не­ма­лые на­ло­ги в каз­ну и пре­дос­тав­ляв­шее зай­мы пра­ви­те­лям, фак­ти­че­ски вкла­ды­ва­ло ин­ве­сти­ции в го­су­дар­ст­во. Имен­но со­юз мо­нар­хии и К. стал важ­ней­шим фак­то­ром воз­ник­но­ве­ния и ук­ре­п­ле­ния на­цио­наль­ных го­су­дарств. В под­чи­нён­ном по­ло­же­нии в от­но­ше­нии гос. вла­сти на­хо­ди­лось и К. в вост. стра­нах, напр. в Ки­тае 16–17 вв., где гос. ка­зён­ное про­из­вод­ст­во в зна­чит. сте­пе­ни пи­та­лось де­неж­ны­ми сред­ст­ва­ми от при­бы­лей куп­цов.

К. луч­ше, чем ос­таль­ные слои ср.-век. об­ще­ст­ва, спра­ви­лось с по­след­ст­вия­ми из­ме­не­ния эко­но­мич. си­туа­ции, по­ро­ж­дён­но­го от­кры­ти­ем Аме­ри­ки и при­то­ком в Ста­рый Свет ог­ром­но­го ко­ли­че­ст­ва дра­го­цен­ных ме­тал­лов. Ре­во­лю­ция цен боль­но уда­ри­ла по дво­рян­ст­ву и кре­сть­ян­ст­ву, свет­ской и ду­хов­ной вла­сти, но при­нес­ла оп­ре­де­лён­ные вы­го­ды К., нау­чив­ше­му­ся соз­да­вать то­вар­ные за­па­сы, что по­зво­ля­ло вы­бра­сы­вать их на ры­нок по бо­лее вы­со­ким це­нам. Са­ма тор­гов­ля пре­вра­ти­лась в за­ня­тие, тре­бо­вав­шее об­ра­зо­ва­ния и спец. зна­ний. Это ста­ло осо­бен­но оче­вид­ным по­сле то­го, как итал. ма­те­ма­тик, мо­нах-фран­ци­ска­нец Лу­ка Па­чо­ли за­ло­жил ещё на ру­бе­же 15–16 вв. ос­но­вы совр. бух­гал­тер­ско­го учё­та. С вы­го­дой для се­бя К. на­хо­ди­ло и но­вые фор­мы ор­га­ни­за­ции тор­гов­ли. Уси­ле­ние по­зи­ций голл. К. в 17 в. в зна­чит. сте­пе­ни свя­за­но с раз­ви­ти­ем ак­цио­нер­ных об­ществ. Гол­ланд­цы ото­шли от прак­ти­ки ор­га­ни­за­ции тор­го­вых рей­дов отд. куп­ца­ми и ста­ли фор­ми­ро­вать на ба­зе ак­цио­нер­но­го ка­пи­та­ла це­лые тор­го­вые фло­ти­лии, по­дав­ляв­шие в кон­ку­рент­ной борь­бе за ази­ат. рын­ки раз­роз­нен­ные си­лы куп­цов из др. ев­роп. стран.

Раз­ви­тие ка­пи­та­ли­стич. от­но­ше­ний не мог­ло про­ис­хо­дить без ак­тив­но­го уча­стия К. Осо­бен­ную роль оно сыг­ра­ло в раз­ви­тии пром-сти. Эта функ­ция К. реа­ли­зо­вы­ва­лась двоя­ко. Во-пер­вых, куп­цы са­ми на­чи­на­ли за­ни­мать­ся про­из-вом то­ва­ров. Са­мым на­гляд­ным об­ра­зом это про­яви­лось в Анг­лии, где они ор­га­ни­зо­ва­ли рас­се­ян­ную ма­ну­фак­ту­ру, и с раз­ви­ти­ем сук­но­де­лия сель­ское на­се­ле­ние вклю­чи­лось в сфе­ру то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний (впо­след­ст­вии куп­цы ста­ли уст­раи­вать ма­ну­фак­ту­ры и в го­ро­дах). Во-вто­рых, К. спо­соб­ст­во­ва­ло фор­ми­ро­ва­нию ме­ха­низ­ма пер­во­на­чаль­но­го на­ко­п­ле­ния ка­пи­та­ла, вкла­ды­вая сред­ст­ва в лю­бые опе­ра­ции, при­но­сив­шие боль­шие ба­ры­ши. Имен­но ев­роп. К. ми­ро­вая ис­то­рия обя­за­на ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию с 16 в. ра­бо­тор­гов­ли, став­шей од­ним из эле­мен­тов пер­во­на­чаль­но­го на­ко­п­ле­ния. Соз­да­вая собств. от­ря­ды «лов­цов жи­во­го то­ва­ра» или под­ку­пом во­вле­кая во­ж­дей афр. пле­мён в этот про­мы­сел, ев­роп. куп­цы ра­зо­ря­ли ог­ром­ные тер­ри­то­рии оке­ан­ско­го по­бе­ре­жья Аф­ри­ки и ска­зоч­но обо­га­ща­лись (Бри­столь и Ли­вер­пуль вы­би­лись в чис­ло гл. го­ро­дов Анг­лии имен­но бла­го­да­ря ра­бо­тор­гов­ле).

Ев­роп. К. яв­ля­лось но­си­те­лем двух ис­то­рич. тен­ден­ций. 1-я из них вы­рас­та­ла из норм и уза­ко­не­ний Сред­не­ве­ко­вья, ог­ра­ни­чи­вав­ших сво­бо­ду пред­при­ни­ма­тель­ст­ва. Она осо­бен­но оче­вид­но про­яв­ля­ла се­бя в тор­го­вых мо­но­по­ли­ях и па­тен­тах, вы­да­вае­мых ко­ро­ля­ми при­ви­ле­ги­ров. ку­печ. кор­по­ра­ци­ям на тор­гов­лю отд. ви­да­ми то­ва­ров или на тор­гов­лю в оп­ре­де­лён­ных стра­нах. Эта сис­те­ма по­ро­ж­да­ла не­до­воль­ст­во куп­цов, не до­пу­щен­ных к при­быль­ной тор­гов­ле, и кор­руп­цию в сре­де чи­нов­ни­ков, вы­сту­пав­ших по­сред­ни­ка­ми ме­ж­ду вер­хов­ной вла­стью и куп­ца­ми. 2-я тен­ден­ция за­клю­ча­лась в стрем­ле­нии к макс. вы­сво­бо­ж­де­нию тор­гов­ли и ре­мес­ла от те­нёт ср.-век. уза­ко­не­ний. Наи­бо­лее пол­ное раз­ви­тие этих двух тен­ден­ций про­явилось в Анг­лии. С од­ной сто­ро­ны, в ней про­цве­та­ла очень при­быль­ная за­мор­ская тор­гов­ля, где мо­но­поль­но гос­под­ство­ва­ли опе­кае­мые ко­ро­лев­ской вла­стью тор­го­вые ком­па­нии. С дру­гой сто­ро­ны, к тем куп­цам, ко­то­рые за­ни­ма­лись ме­ст­ной тор­гов­лей, двор с пре­зре­ни­ем от­но­сил­ся лишь как к по­дат­ным лю­дям. К то­му же эли­та и тор­го­вый люд при­над­ле­жа­ли к раз­ным ре­лиг. те­че­ни­ям (двор на­са­ж­дал анг­ли­кан­ст­во, тор­гов­цы гл. то­ва­ром – сук­ном в мас­се сво­ей бы­ли пу­ри­та­на­ми). Анг­лий­ская ре­во­лю­ция 17 в. вы­све­ти­ла это про­ти­во­ре­чие: двор на­шёл под­держ­ку тор­гов­цев-мо­но­по­ли­стов, на­жи­вав­ших­ся на опе­ра­ци­ях с Вос­то­ком и Рус. гос-вом, пар­ла­мент же, всту­пив­ший в борь­бу с ко­ро­лев­ским аб­со­лю­тиз­мом, опи­рал­ся на со­юз джен­три и тор­гов­цев-ма­ну­фак­ту­ри­стов, из сре­ды ко­то­рых в пер­вую оче­редь и стал уве­рен­но фор­ми­ро­вать­ся класс бур­жуа­зии. В от­ли­чие от Анг­лии и Гол­лан­дии, где фео­даль­но-аб­со­лю­ти­ст­ские по­ряд­ки по­дор­ва­ла ре­во­лю­ция, весь ук­лад об­ществ. жиз­ни в Ев­ро­пе сдер­жи­вал про­цесс ук­ре­п­ле­ния ку­печ. со­сло­вия. Стре­мясь влить­ся в дво­рян­ское со­сло­вие, са­мые бо­га­тые куп­цы (Фуг­ге­ры и др.) при­об­ре­та­ли зе­мель­ную соб­ст­вен­ность, строи­ли ве­ли­че­ст­вен­ные зам­ки, за­клю­ча­ли брач­ные сою­зы с пред­ста­ви­те­ля­ми ари­сто­кра­тии, ис­ка­ли спо­со­бы ока­зать­ся при дво­ре, в ко­неч­ном счё­те их ка­пи­та­лы омерт­в­ля­лись, а са­ми куп­цы при­чис­ля­лись к ари­сто­кра­тии. Сред­ние и мел­кие тор­гов­цы бы­ли не­до­воль­ны ог­ра­ни­че­ния­ми и при­тес­не­ния­ми, но бу­ду­чи ещё не в со­стоя­нии вы­ра­бо­тать собств. по­ли­тич. идеи, как пра­ви­ло, ос­па­ри­ва­ли не са­му сис­те­му вла­сти, а толь­ко те её про­яв­ле­ния, ко­то­рые ущем­ля­ли их ко­ры­ст­ные ин­те­ре­сы (напр., Фрон­да во Фран­ции).

На фо­не при­ни­жен­но­го по­ло­же­ния К. в фео­даль­но-аб­со­лю­ти­ст­ских го­су­дар­ст­вах по­зи­ции в по­ли­ти­ке англ. и голл. куп­цов бы­ли хо­ро­шо обес­пе­че­ны: власть ру­ко­во­дство­ва­лась в пер­вую оче­редь их ин­те­ре­са­ми. В 17 в. гол­ланд­цы и анг­ли­ча­не ве­ли ме­ж­ду со­бой мор. вой­ны, вы­зван­ные ком­мерч. про­ти­во­ре­чия­ми, а в 1739 Ве­ли­ко­бри­та­ния объ­я­ви­ла Ис­па­нии «вой­ну из-за уха Джен­кин­са», ис­тин­ной при­чи­ной ко­то­рой бы­ла не месть за ос­корб­ле­ние анг­ли­ча­ни­на, а же­ла­ние брит. куп­цов по­тес­нить ис­пан­цев в тор­гов­ле с Но­вым Све­том.

К. яви­лось и од­ной из дви­жу­щих сил бур­жу­аз­ных ре­во­лю­ций 18 в. Тор­гов­цы Фран­ции, вы­сту­пая вме­сте со всем на­ро­дом, вне­сли не­ма­лую леп­ту в со­кру­ше­ние аб­со­лю­тиз­ма. Ещё бо­лее важ­ную роль сыграло амер. К. в Вой­не за не­за­ви­си­мость анг­лий­ских ко­ло­ний в Аме­ри­ке.

В 18 в. вы­рос­ло са­мо­соз­на­ние К., пи­тав­ше­го­ся идея­ми Про­све­ще­ния. Осо­бен­но вос­при­им­чи­вым оно ока­за­лось к те­зи­су о ес­те­ст­вен­ном пра­ве, несо­вмес­ти­мо­му с прак­ти­кой тор­го­вых мо­но­по­лий и втор­же­ни­ем вла­сти в де­ла пред­при­ни­ма­те­лей и в кон­це кон­цов став­ше­му ис­ход­ным мо­мен­том для борь­бы за пре­вра­ще­ние ср.-век. со­слов­но­го об­ще­ст­ва в об­ще­ст­во пол­но­прав­ных гра­ж­дан. То­гда же К. и др. эле­мен­ты бур­жуа­зии об­ре­ли и на­уч. фун­да­мент обес­пе­че­ния сво­их ин­те­ре­сов – тео­рию А. Сми­та, ко­то­рый уви­дел в ры­ноч­ной кон­ку­рен­ции уни­вер­саль­ный ре­гу­ля­тор сти­хии эко­но­мич. жиз­ни.

Про­мыш­лен­ная ре­во­лю­ция ини­ции­ро­ва­ла про­цесс подчинения тор­го­во­го пром. ка­пи­та­лу (см. Тор­го­вый ка­пи­тал, Про­мыш­лен­ный ка­пи­тал). Од­но­вре­мен­но вос­тор­же­ст­во­ва­ли прин­ци­пы сво­бо­ды тор­гов­ли. К ру­бе­жу 19–20 вв. круп­ней­шие ком­па­нии за­ни­ма­лись в рав­ной сте­пе­ни и про­из-вом, и реа­ли­за­ци­ей про­из­ве­дён­ной про­дук­ции на рын­ке, а по­ня­тия «фаб­ри­кант» и «ку­пец», при­об­ре­тав­шие по­сте­пен­но ис­то­рич. зву­ча­ние, за­ме­ща­лись в эко­но­мич. и юри­дич. лит-ре по­ня­ти­ем «вла­де­лец тор­го­во-про­мыш­лен­ных пред­при­ятий», хо­тя по­ня­тие «тор­го­вец» про­дол­жа­ло упо­треб­ля­ться в от­но­ше­нии ча­ст­ных лиц, за­ня­тых тор­гов­лей со сред­ни­ми и не­боль­ши­ми обо­ро­та­ми. Круп­ные тор­го­вые ком­па­нии ста­ли сфе­рой при­ло­же­ния ка­пи­та­лов для тех же лиц, что и пром. ком­па­нии и бан­ки.

Купечество в России

Петербургский купец и фабрикант И. В. Кусов. Портрет работы неизвестного художника. 1772. Исторический музей (Москва).
Торговый гость Гаврила Фетиев. Портрет работы неизвестного художника. Кон. 17 – нач. 18 вв. Исторический музей (Москва).
«Приезд в Москву гостей-сурожан». Миниатюра Лицевого летописного свода. 2-я пол. 16 в.

Про­цесс за­рож­де­ния К. в Др.-рус. гос-ве на­чал­ся в 9–10 вв. в во­ен­но-дру­жин­ной сре­де: вои­ны-куп­цы за­ни­ма­лись сбо­ром да­ни с под­вла­ст­ных ки­ев­ско­му кня­зю вост.-слав. пле­мён и сбы­том её из­лиш­ков (пуш­ни­ны, ко­жи, мё­да, вос­ка), а так­же про­да­жей ра­бов на внеш­них рын­ках, но поч­ти не уча­ст­во­ва­ли в сла­бо раз­ви­той то­гда внутр. тор­гов­ле. Са­мым даль­ним пунк­том на юге, ку­да куп­цы-ру­сы до­бира­лись по Вол­ге, Кас­пий­ско­му м., че­рез Пер­сию, со­глас­но ин­фор­ма­ции перс. гео­гра­фа Ибн Хор­дад­бе­ха (сер. 9 в.), был Ба­гдад, от­ку­да они при­во­зи­ли разл. вост. то­ва­ры. Наи­бо­лее ак­тив­ная тор­гов­ля с кон. 9 в. ве­лась др.-рус. куп­ца­ми с Ви­зан­ти­ей (их по­ло­же­ние там осо­бо ого­ва­ри­ва­лось в рус­ско-ви­зан­тий­ских до­го­во­рах 10 в.), ис­поль­зо­вал­ся путь «из ва­ряг в гре­ки». С 10 в. для обо­зна­че­ния др.-рус. куп­цов, за­ни­мав­ших­ся ме­ж­ду­нар. тор­гов­лей, на­ря­ду с на­име­но­ва­ни­ем «ку­пец» ста­ло ис­поль­зо­вать­ся сло­во «гость» (с нач. 13 в. в нов­го­род­ских ле­то­пи­сях – ино­гда «гос­теб­ник»). К нач. 10 в. др.-рус. куп­цы ос­вои­ли тор­го­вый мар­шрут из Юж. Ру­си на Верх­ний Ду­най, в Ба­ва­рию, что под­твер­жда­ет­ся их упо­ми­на­ни­ем в Раф­фель­штет­тен­ском та­мо­жен­ном ус­та­ве. К сер. 11 в. К. окон­ча­тель­но вы­де­ли­лось в са­мо­сто­ят. со­ци­аль­ную груп­пу др.-рус. об­ще­ст­ва. В до­мон­голь­ское вре­мя сре­ди юж­но­рус­ских (пре­им. ки­ев­ских) гос­тей раз­ли­ча­лись ез­див­шие ре­гу­ляр­но из Кие­ва в Ви­зан­тию «греч­ни­ки» (от назв. тор­го­во­го пу­ти – Греч­ник) и со­вер­шав­шие по­езд­ки на Кав­каз «за­лоз­ни­ки» (от назв. За­лоз­но­го тор­го­во­го пу­ти). Во 2-й пол. 14 в. в Моск. вел. кн-ве вы­де­ли­лись гос­ти-су­ро­жа­не, ез­див­шие в Крым (Су­рож и др. цен­тры), Ви­зан­тию, Ос­ман­скую им­пе­рию и др., а так­же су­кон­ни­ки, тор­го­вав­шие с Нов­го­ро­дом, Пско­вом, При­бал­ти­кой, Вел. кн-вом Ли­тов­ским (ВКЛ), Поль­шей. Ус­ло­вия дея­тель­но­сти куп­цов за гра­ни­цей ого­ва­ри­ва­лись в меж­го­су­дарств. до­го­во­рах: в до­го­во­ре смо­лен­ско­го кн. Мсти­сла­ва Да­ви­до­ви­ча с Ри­гой 1229, в до­го­во­рах Рус. гос-ва с Ли­вон­ским ор­де­ном 1481, 1509 и др., Ган­зой 1487, 1514 и др.; на рус.-ли­тов. пе­ре­го­во­рах по­сто­ян­но под­ни­ма­лись про­бле­мы, свя­зан­ные с пре­бы­ва­ни­ем рус. куп­цов в ВКЛ.

Московский купец 1-й гильдии Д. А. Мухманов. Портрет работы М. Хельда. 1830. Третьяковская галерея (Москва).

Внутр. тор­гов­лей куп­цы ста­ли за­ни­мать­ся с 11 в. По­сле об­ра­зо­ва­ния Рус. гос-ва она ста­ла важ­ным, а за­тем гл. фак­то­ром фор­ми­ро­ва­ния К. С 15 в. моск. гос­ти-су­ро­жа­не вы­сту­па­ли так­же в ро­ли стро­ит. под­ряд­чи­ков, пер­во­на­чаль­но в Мо­ск­ве (В. Д. Ер­мо­лин, Хов­ри­ны, Бо­бы­ни­ны), а с 16 в. – и в Нов­го­ро­де (Сыр­ко­вы, Та­ра­ка­но­вы и др.). Уже с 16 в. пред­ста­ви­те­ли за­жи­точ­но­го К. (напр., «име­ни­тые лю­ди» со­ле­про­мыш­лен­ни­ки Стро­га­но­вы на­ча­ли вкла­ды­вать ка­пи­та­лы в раз­ви­тие про­мы­слов, пре­ж­де все­го со­ля­но­го, ко­же­вен­но­го, ры­бо­лов­но­го). В 17 в. уси­ли­лась связь ку­печ. ка­пи­та­ла с пром. и с.-х. про­из-вом (од­на­ко за­мет­ную роль в соз­да­нии ма­ну­фак­тур рус. К. ста­ло иг­рать в 18 в.). С по­яв­ле­ни­ем пром. пред­при­ни­ма­тель­ст­ва круп­ное К. со­еди­ня­ло тор­го­вые и кре­дит­но-ссуд­ные опе­ра­ции.

«Купец» («Старик с деньгами»). Художник Б. М. Кустодиев. 1918. Музей-квартира И. И. Бродского (С.-Петербург).

В до­мон­голь­ский пе­ри­од К. по­пол­ня­лось за счёт вы­ход­цев из сре­ды ре­мес­лен­ни­ков, кре­сть­ян-тор­гов­цев и др. групп на­се­ле­ния (в т. ч. и хо­ло­пов). С сер. 16 в. в тор­го­вых опе­ра­ци­ях ак­тив­но уча­ст­во­ва­ло иностр. К. (напр., чле­ны Мо­с­ков­ской ком­па­нии). Ука­зом Бо­ри­са Фё­до­ро­ви­ча Го­ду­но­ва от 25.1(4.2).1599 сфор­ми­ро­ва­на осо­бая груп­па иностр. К., со вре­ме­нем по­лу­чив­шая ус­то­яв­шее­ся назв. «мо­с­ков­ские тор­го­вые нем­цы» (ино­зем­цы). Не­ко­то­рые куп­цы-ино­зем­цы во­шли в со­став рус. при­ви­ле­ги­ров. ку­печ. кор­по­ра­ций, дру­гие по­лу­ча­ли цар­ские гра­мо­ты с отд. при­ви­ле­гия­ми на ве­де­ние тор­гов­ли на тер­ри­то­рии Рус. гос-ва. Рус. К. стре­ми­лось ог­ра­дить се­бя от кон­ку­рен­ции с иностр. ком­мер­сан­та­ми на тер­ри­то­рии Рус. гос-ва и не­од­но­крат­но об­ра­ща­лось к ца­рям с че­ло­бит­ны­ми, со­дер­жа­ние ко­то­рых бы­ло уч­те­но пра­ви­тель­ст­вом при под­го­тов­ке Тор­го­во­го ус­та­ва 1653 и Но­во­тор­го­во­го ус­та­ва 1667. Раз­ви­тие тор­гов­ли вне го­ро­да при­ве­ло к по­яв­ле­нию слоя «тор­гую­щих кре­сть­ян», хо­тя пра­во на тор­го­вые за­ня­тия в сер. 17 в. за­ко­но­да­тель­но бы­ло за­кре­п­ле­но за по­сад­ским на­се­ле­ни­ем. К. по­пол­ня­лось вы­ход­ца­ми как из «тор­гую­щих кре­сть­ян», так и из сре­ды гор. ре­мес­лен­ни­ков-тор­гов­цев, тор­гов­цев из чис­ла слу­жи­лых лю­дей «по при­бо­ру» (стрель­цов, пуш­ка­рей). В со­став рос. К. в 17 в. во­шли укр. куп­цы, в 1-й четв. 18 в. – нем. куп­цы При­бал­ти­ки.

«Купцы, играющие в шашки». Художник В. Е. Астрахов. 1857. Центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина (Москва).  

Куп­цы соз­да­ва­ли свои объ­е­ди­не­ния; од­но из пер­вых – «Иван­ское сто» – воз­ник­ло в Нов­го­ро­де (ве­ро­ят­но, в 12 в.) по при­ме­ру объ­е­ди­не­ний зап.-ев­роп. К. Со вре­ме­нем сло­жи­лись при­ви­ле­ги­ров. со­слов­ные ку­печ. кор­по­ра­ции – гос­ти (во 2-й пол. 15 в.; на­ча­ло фор­ми­ро­ва­ния их осо­бо­го ста­ту­са от­ра­зи­лось в Су­деб­ни­ке 1550: штраф за ос­корб­ле­ние гос­тя в 10 раз пре­вы­шал штраф за ос­корб­ле­ние ря­до­во­го по­сад­ско­го че­ло­ве­ка), гос­ти­ная сот­ня (в по­след­ней тре­ти 16 в.), су­кон­ная сот­ня (кон. 16 в.). К при­ви­ле­ги­ров. К. от­но­си­лись так­же тор­го­вые лю­ди «бе­лых сло­бод», а к не­при­виле­ги­ров. К. – по­сад­ские тор­гов­цы из «чёр­ных со­тен». С кон. 14 в. из­вест­ны сель­ские зе­мель­ные вла­де­ния бо­га­тых куп­цов под Мо­ск­вой, Ниж­ним Нов­го­ро­дом, с 15 в. – в Нов­го­род­ской зем­ле. Бо­гатым гос­тям 17 в. (Гав­ри­ло­вым, Пан­крать­е­вым, Ре­вя­ки­ным, Стоя­но­вым, Хар­ла­мо­вым, Шо­ри­ным и др.) при­над­ле­жа­ли де­рев­ни с кре­сть­я­на­ми, со­ля­ные вар­ни­цы, по­ко­сы, па­ст­би­ща, мес­та рыб­ной лов­ли. У них име­лись и за­ви­си­мые лю­ди, и кре­по­ст­ные кре­сть­я­не.

«Приезд гувернантки в купеческий дом». Художник В. Г. Перов. 1866. Третьяковская галерея (Москва).

В 13–15 вв. К. при­об­ре­ло об­ществ.-по­ли­тич. вес в Нов­го­ро­де, Мо­ск­ве, Пско­ве, Тве­ри, др. круп­ных тор­го­вых цен­трах. Не­ко­то­рые его пред­ста­ви­те­ли уча­ст­во­ва­ли в по­ли­тич. борь­бе, в ча­ст­но­сти в Мо­с­ков­ской усо­би­це 1425–53. В кон. 15 – нач. 16 вв., опа­са­ясь оп­по­зиц. на­строе­ний при­ви­ле­ги­ров. К., ве­ли­кие кня­зья мо­с­ков­ские не­од­но­крат­но «вы­во­ди­ли» бо­га­тых куп­цов из Нов­го­ро­да (1487, зи­ма 1489), Вят­ской зем­ли (1489), Пско­ва (1510), Смо­лен­ска (1514) в Мо­ск­ву и др. го­ро­да Сев.-Вост. Ру­си. На их ме­сто пе­ре­се­ля­ли моск. гос­тей-су­ро­жан, по­лу­чав­ших в Нов­го­ро­де оп­ре­де­лён­ные при­ви­ле­гии, в ча­ст­но­сти ос­во­бо­ж­де­ние от уп­ла­ты та­мо­жен­ных сбо­ров. С 1566 пред­ста­ви­те­ли К. уча­ст­во­ва­ли в зем­ских со­бо­рах, в т. ч. в со­бо­рах, из­брав­ших ца­рём Бо­ри­са Фё­до­ро­ви­ча Го­ду­но­ва (1598) и позд­нее – Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча (Ро­ма­но­ва) (1613). Боль­шой ущерб К. был на­не­сён в го­ды оп­рич­ни­ны (осо­бен­но по­стра­да­ло нов­го­род­ское К.), а так­же в Смут­ное вре­мя.

Нижегородский государственный художественный музей «Купец-сундучник». Художник Б. М. Кустодиев. 1923. Нижегородский государственный художественный музей.

К. – од­на из наи­бо­лее гра­мот­ных групп на­се­ле­ния Рус. гос-ва (уже куп­цы-вои­ны бы­ли зна­ко­мы с ки­рил­лич. пись­мен­но­стью), что, в ча­ст­но­сти, от­чёт­ли­во вид­но из бе­ре­стя­ных гра­мот тор­го­во­го со­дер­жа­ния. Пред­ста­ви­те­ли др.-рус. К. в чис­ле пер­вых при­ня­ли хри­сти­ан­ст­во. Они на свои сред­ст­ва строи­ли как хра­мы сво­их кор­по­ра­ций в Нов­го­ро­де, Мо­ск­ве, Пско­ве, Ру­се (ны­не Ста­рая Рус­са), Но­вом Тор­ге (Торж­ке) (14–15 вв.), так и церк­ви для всех гор. при­хо­жан (напр., Трои­цы в Ни­кит­ни­ках цер­ковь в Мо­ск­ве, храм Ильи Про­ро­ка в Яро­слав­ле). Куп­цы вы­сту­па­ли ав­то­ра­ми хо­ж­де­ний, ко­то­рые с 15 в. ста­ли не­отъ­ем­ле­мой ча­стью др.-рус. лит-ры. Им при­над­ле­жат, напр., «Хо­же­ние Ва­си­лия-гос­тя в Ма­лую Азию, Еги­пет и Па­ле­сти­ну» (1465–66), «Хо­же­ние за три мо­ря» твер­ско­го куп­ца А. Ни­ки­ти­на (ок. 1474–75), «Хо­же­ние Ва­си­лия По­зня­ко­ва» (1560-е гг.), «Хо­же­ние куп­ца Фе­до­та Ко­то­ва в Пер­сию» (1623–24), «Жи­тие и хо­же­ние в Ие­ру­са­лим и Еги­пет ка­зан­ца Ва­си­лия Яков­ле­ва Га­га­ры» (1634–37). С име­нем Стро­га­но­вых свя­за­но су­ще­ст­во­ва­ние стро­га­нов­ской шко­лы в рус. иск-ве. Из сре­ды К. вы­шел ряд вид­ных пред­ста­ви­те­лей рус. при­каз­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции 17 в. – дья­ки М. Смы­ва­лов, Н. И. Чис­той, А. И. Ива­нов, А. С. Ки­рил­лов.

В бы­ту за­жи­точ­ное К. под­ра­жа­ло дво­рян­ст­ву, при­об­ре­тая до­ро­гую оде­ж­ду и пред­ме­ты рос­ко­ши, в кон. 17 в. гос­ти Пан­крать­е­вы да­же по­лу­чи­ли фа­миль­ный герб. Куп­цы воз­во­ди­ли ка­мен­ные па­ла­ты (со­хра­ни­лись в Го­ро­хов­це, Пско­ве, Ка­лу­ге, Ниж­нем Нов­го­ро­де и др.). Уни­каль­ным яв­ле­ни­ем ста­ла по­строй­ка кре­по­сти в 1640 в устье р. Яик (Урал) куп­цом-ры­бо­про­мыш­лен­ни­ком М. Гурь­е­вым на свои сред­ст­ва (в его честь в 1734 воз­ник­ший здесь на­се­лён­ный пункт на­зван Гурь­ев, ны­не г. Аты­рау в Ка­зах­ста­не).

С 1724 «куп­ца­ми» офи­ци­аль­но име­но­ва­лись по­сад­ские лю­ди. К ним от­но­си­лись как соб­ст­вен­ни­ки тор­го­во-про­мыш­лен­но­го, ку­печ. и ссуд­но­го ка­пи­та­ла, так и ре­мес­лен­ни­ки и мел­кие то­ва­ро­про­из­во­ди­те­ли, на­ём­ные ра­бо­чие и да­же ни­щие, во мно­гих мел­ких го­ро­дах – зем­ле­дель­цы. По­сле не­удач­ных по­пы­ток со­сре­до­то­чить тор­гов­лю в го­ро­дах пра­витель­ст­во в 1745 ле­га­ли­зо­ва­ло сель­скую кре­сть­ян­скую тор­гов­лю, а в 1760–70-х гг. рас­ши­ри­ло пра­ва кре­сть­ян­ст­ва на за­ня­тия про­мыс­ла­ми и тор­гов­лей.

Как со­сло­вие К. за­ко­но­да­тель­но оформ­ле­но при имп. Ека­те­ри­не II. Ма­ни­фе­стом от 17(28).3.1775 оно вы­де­ле­но из гор. на­се­ле­ния и объ­е­ди­не­но в гиль­дии ку­пе­че­ские (в 1799 пра­во на за­пись в К. при­над­ле­жа­ло 31% го­ро­жан), а ли­ца, не во­шед­шие в со­став К., от­не­се­ны к ме­ща­нам. Пра­ва гиль­дей­ско­го К. окон­ча­тель­но ус­та­нов­ле­ны Жа­ло­ван­ной гра­мо­той го­ро­дам 1785. Од­но­вре­мен­но скла­ды­ва­лась сис­те­ма ку­пе­че­ско­го са­мо­управ­ле­ния. В даль­ней­шем пра­во­вой ста­тус К. уточ­нён ма­ни­фе­стом имп. Алек­сан­д­ра I от 1(13).1.1807, гиль­дей­ской ре­фор­мой 1824, а так­же по­ло­же­ни­ем «О то­ва­ри­ще­ст­вах по уча­ст­кам или ком­па­ни­ях на ак­ци­ях» [6(18).12.1836]. Кри­те­ри­ем при­над­леж­но­сти к К. с 1775 яв­ля­лось вхо­ж­де­ние в од­ну из трёх гиль­дий в со­от­вет­ст­вии с еже­год­но объ­яв­ляе­мым ка­пи­та­лом. В 1786 за­пи­сы­вать­ся в гиль­дии за­пре­ще­но дво­рянам, в 1807 им раз­ре­ше­но вы­ку­пать сви­де­тель­ст­ва 1-й и 2-й (с 1824 толь­ко 1-й) гиль­дий, с рас­про­стра­не­ни­ем на них прав и обя­зан­но­стей куп­цов этих гиль­дий (при со­хра­не­нии дво­рян­ских пре­иму­ществ). Вы­ход­цы из ду­хо­вен­ст­ва мог­ли всту­пать в гиль­дию в слу­чае сня­тия са­на. Кре­по­ст­ные кре­сть­я­не и (до 1863) гос. слу­жа­щие не мог­ли вы­ку­пать гиль­дей­ские сви­де­тель­ст­ва и всту­пать в ку­печ. гиль­дии, од­на­ко кре­сть­я­не с 1812 поль­зо­ва­лись пра­вом вес­ти круп­ную, в т. ч. внеш­нюю, тор­гов­лю пу­тём по­куп­ки тор­го­вых сви­де­тельств. В слу­чае не­во­зоб­нов­ле­ния куп­цом гиль­дей­ско­го сви­де­тель­ст­ва в срок, объ­яв­ле­ния его не­со­стоя­тель­ным долж­ни­ком или при­зна­ния по су­ду ви­нов­ным в со­вер­ше­нии пре­сту­п­ле­ния ку­пец те­рял пра­ва со­стоя­ния и пе­ре­хо­дил в ме­щан­ское со­сло­вие; с 1807 ку­печ. об­ще­ст­во мог­ло, не до­жи­да­ясь ре­ше­ния су­да, об­щим при­го­во­ром ис­клю­чить куп­ца из гиль­дии. В 1863 уп­разд­не­на 3-я ку­печ. гиль­дия, а ли­ца не­ку­пе­че­ских со­сло­вий по­лу­чи­ли пра­во вы­ку­пать гиль­дей­ское сви­де­тель­ст­во с со­хра­не­ни­ем сво­ей преж­ней со­слов­ной при­над­леж­но­сти (за исклю­че­ни­ем дво­рян).

Чис­лен­ность гиль­дей­ско­го К. в Ев­роп. Рос­сии со­став­ля­ла 68,9 тыс. чел. в 1827 и 176,5 тыс. чел. в 1854; в це­лом по Рос. им­пе­рии в 1897 (с семь­я­ми) – св. 281,2 тыс. чел., или ок. 2% все­го на­се­ле­ния. Осн. часть К. кон­цен­три­ро­ва­лась в Моск. губ. (св. 23,4 тыс. чел. в 1897), Мо­ск­ве (ок. 19,5 тыс. чел.), С.-Пе­терб. губ. (ок. 20 тыс. чел.), С.-Пе­тер­бур­ге (св. 17,4 тыс. чел.), Хер­сон­ской (св. 12,3 тыс. чел.) и Ки­ев­ской (ок. 12 тыс. чел.) гу­бер­ни­ях, Одес­се (ок. 5 тыс. чел.).

В 19 – нач. 20 вв. К. ста­ло вто­рым по чис­лен­но­сти по­сле кре­сть­ян­ст­ва ис­точ­ни­ком фор­ми­ро­ва­ния бур­жуа­зии. С при­ня­ти­ем По­ло­же­ния «О пош­ли­нах на пра­во тор­гов­ли и иных про­мыс­лов» [1(13).1.1863, с из­ме­не­ния­ми от 9(21).2.1865] пред­ста­ви­те­ли всех со­сло­вий по­лу­чи­ли воз­мож­ность за­ни­мать­ся тор­го­вым или пром. пред­при­ни­ма­тель­ст­вом, пла­тя осо­бые сбо­ры и не пе­ре­чи­сля­ясь в К. Связь меж­ду по­лу­че­ни­ем ку­печ. гиль­дей­ско­го сви­де­тель­ст­ва и за­ня­ти­ем пред­при­ни­ма­тель­ст­вом окон­ча­тель­но пре­кра­ти­лась пос­ле из­да­ния По­ло­же­ния «О го­су­дарст­вен­ном про­мы­сло­вом на­ло­ге» [8(20).6.1898], со­глас­но ко­то­ро­му пра­во на ве­де­ние собств. де­ла ста­ли да­вать про­мы­сло­вые сви­де­тель­ст­ва 3 тор­го­вых и 8 пром. раз­ря­дов в за­ви­си­мо­сти от до­ход­но­сти, рас­по­ло­же­ния, сте­пе­ни ме­ха­ни­за­ции пред­при­ятия, чис­ла ра­бо­чих. Их еже­год­но вы­ку­па­ли пред­при­ни­ма­те­ли всех со­сло­вий. С др. сто­ро­ны, К. по­лу­чи­ло пра­во, со­хра­няя свою со­слов­ную при­над­леж­ность, пре­кра­тить тор­го­во-пром. дея­тель­ность. Гиль­дей­ские сви­де­тель­ст­ва ста­ли вы­ку­пать­ся людь­ми, же­лав­ши­ми по­лу­чить ку­печ. пра­ва, но не за­ни­мав­шие­ся пред­при­ни­ма­тель­ст­вом («не­тор­гую­щие куп­цы»). Чис­лен­ность гиль­дей­ско­го К. уже в 1899 со­кра­ти­лась поч­ти в 2 раза, в даль­ней­шем этот про­цесс про­дол­жал­ся; напр., в Мо­ск­ве в 1899 она со­ста­ви­ла ок. 2,5 тыс. чел., в 1912 – ок. 2 тыс. чел., в 1914 – св. 1,7 тыс. чел. Един­ст­вен­ным ис­клю­че­ни­ем яв­лял­ся С.-Пе­тер­бург, где по­сле 1899 чис­лен­ность гиль­дей­ско­го К. воз­рос­ла с 2 тыс. до 6 тыс. чел. в 1914. Не­ко­то­рые куп­цы про­дол­жа­ли вы­ку­пать со­слов­ные сви­де­тель­ст­ва из со­об­ра­же­ний пре­сти­жа и со­хра­не­ния тра­ди­ций; осо­бое зна­че­ние при­над­леж­ность к гиль­ди­ям име­ла для ев­рей­ско­го К., по­сколь­ку это по­зво­ля­ло про­жи­вать вне чер­ты осед­ло­сти. Пра­во на всту­п­ле­ние в 1-ю гиль­дию (с вы­ку­пом ку­печ. со­слов­но­го сви­де­тель­ст­ва стои­мо­стью 50 руб.) да­ва­ли тор­говые про­мы­сло­вые сви­де­тель­ст­ва 1-го раз­ря­да и пром. сви­де­тель­ст­ва 1–3-го раз­ря­дов, пра­во на всту­п­ле­ние во 2-ю гиль­дию (с уп­ла­той 20 руб.) – тор­го­вые сви­де­тель­ст­ва 2-го раз­ря­да и пром. сви­де­тель­ст­ва 4–5-го раз­ря­дов.

По­ми­мо осо­бых тор­го­во-пром. прав, К. име­ло ряд др. при­ви­ле­гий. Оно ос­во­бо­ж­да­лось от по­душ­ной по­да­ти (с 1775), от рек­рут­ской по­вин­но­сти (1-я и 2-я гиль­дии) с уп­ла­той де­неж­но­го взно­са в каз­ну (1776), а так­же от те­лес­ных на­ка­заний (1785). Во 2-й пол. 18 – 1-й пол. 19 вв. рав­ные с рос. куп­ца­ми пра­ва по­лу­чи­ли куп­цы Бе­ло­рус­сии (ис­клю­чая лиц иу­дей­ско­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния) и др. тер­ри­то­рий, во­шед­ших в со­став Рос. им­пе­рии. В При­бал­ти­ке, Цар­ст­ве Поль­ском, Вел. кн-ве Фин­лянд­ском К. со­хра­ня­ло часть осо­бых прав до 20 в. Куп­цы име­ли пра­во пред­став­ле­ния лич­но и че­рез ку­печ. об­ще­ст­ва со­об­ра­же­ний по де­лам тор­гов­ли и пром-сти в Мин-во фи­нан­сов (с 1807). Ука­зом имп. Алек­сан­д­ра I от 12(24).12.1801 К. по­лу­чи­ло пра­во при­об­ре­тать не­на­се­лён­ные зем­ли; в ре­зуль­та­те сло­жи­лось ку­пе­че­ское зем­ле­вла­де­ние. С 1807 за осо­бо важ­ные за­слу­ги куп­цы на­гра­ж­да­лись ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми, поль­зо­ва­лись пре­иму­ще­ст­ва­ми, свя­зан­ны­ми с эти­ми от­ли­чия­ми, до 1892 мог­ли по­лу­чать гражд. чи­ны. На К. рас­про­стра­ня­лась пас­порт­ная льго­та, из­бав­ляв­шая от не­об­хо­ди­мо­сти при­пис­ки и по­лу­че­ния уволь­ни­тель­ной от сво­его об­ще­ст­ва, что бы­ло обя­за­тель­но для кре­сть­ян и ме­щан. Куп­цы 1-й гиль­дии име­ли осо­бые пре­иму­ще­ст­ва: пра­во при­ез­да к имп. дво­ру (с 1785), но­ше­ния шпа­ги (при рус. оде­ж­де – саб­ли) и гу­берн­ско­го мун­ди­ра той гу­бер­нии, где ку­пец был при­пи­сан, а так­же за­пи­си в «Бар­хат­ную кни­гу» знат­ных ку­пе­че­ских ро­дов (с 1807). Они мог­ли по­лу­чать зва­ния име­ни­тых гра­ж­дан (в 1785–1807), пер­во­ста­тей­ных куп­цов (в 1807–24), не­го­ци­ан­тов или бан­ки­ров (с 1824), с 1832 мог­ли быть при­чис­ле­ны к по­чёт­ным гра­ж­да­нам (по­том­ст­вен­ным и лич­ным). С 1800 за ус­пе­хи в тор­го­вой и пром. дея­тель­но­сти куп­цам при­сваи­ва­ли зва­ние ком­мер­ции со­вет­ни­ка, с 1807 – и ма­ну­фак­тур-со­вет­ни­ка (оба зва­ния да­ва­ли пра­во на чин 8-го клас­са гражд. служ­бы). С 1804 куп­цы 1-й гиль­дии в слу­чае 100-ле­тия су­ще­ст­во­ва­ния фир­мы или лич­ных за­слуг пе­ред им­пе­ра­то­ром мог­ли воз­во­дить­ся в лич­ные и по­том­ст­вен­ные дво­ря­не. С 1859 ев­ре­ям – куп­цам 1-й гиль­дии раз­ре­ша­лось жить по­все­ме­ст­но. По­сле ре­форм 1860–70-х гг., дав­ших лич­ную сво­бо­ду боль­шин­ст­ву на­се­ле­ния стра­ны, со­слов­ные пра­ва и при­ви­ле­гии К. иг­ра­ли всё ме­нее су­ще­ст­вен­ную роль. К кон. 19 в. (по­сле вве­де­ния все­об­щей во­ин­ской по­вин­но­сти и от­ме­ны по­душ­ной по­да­ти) со­слов­ные пра­ва и льго­ты К. но­си­ли гл. обр. де­ко­ра­тив­ный ха­рак­тер.

К. на­де­ля­лось и ря­дом по­вин­но­стей, ос­нов­ной из ко­то­рых бы­ла не­об­хо­ди­мость пла­тить гиль­дей­скую по­дать (про­цент с объ­яв­лен­но­го ка­пи­та­ла) и не­сти гор. служ­бу. В си­лу цен­зо­вых ог­ра­ни­че­ний, вве­дён­ных Жа­ло­ван­ной гра­мо­той го­ро­дам 1785, ор­га­ны гор. са­мо­управ­ле­ния – «со­б­ра­ния Град­ско­го об­ще­ст­ва» – яв­ля­лись по со­ста­ву не все­со­слов­ны­ми, а ку­печ. уч­ре­ж­де­ния­ми, со­сто­яв­ши­ми из куп­цов 1-й и 2-й гиль­дий. К. долж­но бы­ло из сво­ей сре­ды из­би­рать ка­ж­дые 3 го­да кан­ди­да­тов в ор­га­ны гор. са­мо­управ­ле­ния, при­чём из куп­цов 1-й гиль­дии из­би­ра­лись гор. го­ло­вы, за­се­да­те­ли со­ве­ст­ных су­дов и при­ка­зов об­ществ. при­зре­ния, тор­го­вые де­пу­та­ты, цер­ков­ные ста­рос­ты, из куп­цов 2-й гиль­дии – бур­го­ми­ст­ры и рат­ма­ны, 3-й гиль­дии – град­ские ста­рос­ты, чле­ны Шес­ти­глас­ной ду­мы и т. д. По­сле вве­де­ния Го­ро­до­во­го по­ло­же­ния 1870 К. ут­ра­ти­ло оп­ре­де­ляю­щее влия­ние в ор­га­нах гор. са­мо­управ­ле­ния.

В кон. 18 – нач. 19 вв. сложились мн. ку­печ. ди­на­стии (Аб­ри­ко­со­вы, Бах­ру­ши­ны, Ели­сее­вы, Кар­зин­ки­ны, Ка­рет­ни­ко­вы, Кре­стов­ни­ко­вы, Мо­ро­зо­вы, Ря­бу­шин­ские и др.). Не­ко­то­рые пред­ста­ви­те­ли К. из­вест­ны сво­ей ак­тив­ной об­ществ. дея­тель­но­стью (П. А. Бу­рыш­кин, А. С. Виш­ня­ков, А. И. Ко­но­ва­лов, Н. А. Най­дё­нов и др.), дея­тель­но­стью в из­да­тель­ско-про­све­ти­тель­ной об­лас­ти (М. П. Бе­ля­ев, бра­тья Гра­нат, Н. П. По­ля­ков, М. В. и С. В. Са­баш­ни­ко­вы, К. Т. Сол­да­тён­ков, И. Д. Сы­тин и др.), в де­ле бла­го­тво­ри­тель­но­сти и ме­це­нат­ст­ва (Бах­ру­ши­ны, Бот­ки­ны, Ф. Я. Ер­ма­ков, Ку­ма­ни­ны, Ле­пёш­ки­ны, С. И. Ма­мон­тов, С. Т. Мо­ро­зов, П. М. Треть­я­ков и С. М. Треть­я­ков, Щу­ки­ны, Хлу­до­вы и др.). Из ку­печ. сре­ды вы­шли мн. дея­те­ли отеч. куль­ту­ры и нау­ки: ис­то­ри­ки И. И. Го­ли­ков, В. В. Кре­сти­нин, Н. А. По­ле­вой, М. Д. Чул­ков, фи­зи­ки С. И. Ва­ви­лов, А. Ф. Иоф­фе, П. Н. Ле­бе­дев, хи­мик А. М. Зай­цев, аг­ро­хи­мик Д. Н. Пря­ниш­ни­ков, био­лог Н. И. Ва­ви­лов, кли­ни­цист С. П. Бот­кин и мн. др., ли­те­ра­то­ры В. Я. Брю­сов, Г. П. Ка­ме­нев, А. В. Коль­цов, И. С. Шме­лёв, те­ат­раль­ные дея­те­ли Ф. Г. Вол­ков, К. С. Ста­ни­слав­ский, му­зы­кан­ты А. Г. Ру­бин­штейн и Н. Г. Ру­бин­штейн и др.

Дек­ре­том ВЦИК и СНК «Об унич­то­же­нии со­сло­вий и гра­ж­дан­ских чи­нов» от 10(23).11.1917 ку­печ. со­сло­вие на­ря­ду с др. со­сло­вия­ми уп­разд­не­но.

Лит.: Ки­зе­вет­тер А. А. По­сад­ская об­щи­на в Рос­сии XVIII сто­ле­тия. М., 1903; Ис­то­рия Мо­с­ков­ско­го ку­пе­че­ско­го об­ще­ст­ва, 1863–1913: В 5 т. М., 1908–1914; Сы­ро­еч­ков­ский В. Е. Гос­ти-су­ро­жа­не. М.; Л., 1935; Яков­цев­ский В. Н. Ку­пе­че­ский ка­пи­тал в фео­даль­но-кре­по­ст­ни­че­ской Рос­сии. М., 1953; Рынд­зюн­ский П. Г. Го­род­ское гра­ж­дан­ст­во до­ре­фор­мен­ной Рос­сии. М., 1958; Мас­сон В. М. Эко­но­ми­ка и со­ци­аль­ный строй древ­них об­ществ. Л., 1976; Бо­ха­нов А. Н. Рос­сий­ское ку­пе­че­ст­во в кон­це XIX – на­ча­ле XX в. // Ис­то­рия СССР. 1985. № 4; Ва­рен­цов В. А. При­ви­ле­ги­ро­ван­ное ку­пе­че­ст­во Нов­го­ро­да XVI–XVII вв. Во­ло­гда, 1989; Бу­рыш­кин П. А. Мо­ск­ва ку­пе­че­ская. М., 1990; Гу­ре­вич А. Я. Сред­не­ве­ко­вый ку­пец // Одис­сей – 1990. М., 1990; Ле Гофф Ж. Ци­ви­ли­за­ция сред­не­ве­ко­во­го За­па­да. М., 1992; Рос­сий­ское ку­пе­че­ст­во от сред­них ве­ков к но­во­му вре­ме­ни. М., 1993; Мен­та­ли­тет и куль­ту­ра пред­при­ни­ма­те­лей Рос­сии XVII–XIX вв. М., 1996; Ку­пе­че­ст­во в Рос­сии. XV – 1-я пол. XIX в. М., 1997; Пре­об­ра­жен­ский А. А., Пер­хав­ко В. Б. Ку­пе­че­ст­во Ру­си. IX–XVII вв. Ека­те­рин­бург, 1997; Го­ли­кова Н. Б. При­ви­ле­ги­ро­ван­ные ку­пе­че­ские кор­по­ра­ции Рос­сии XVI – пер­вой чет­вер­ти XVIII в. М., 1998. Т. 1; Ва­рен­цов Н. А. Слы­шан­ное. Ви­ден­ное. Пе­ре­ду­ман­ное. Пе­ре­жи­тое. М., 1999; Дем­кин А. В. Ку­пе­че­ст­во и го­род­ской ры­нок в Рос­сии во вто­рой чет­вер­ти XVIII в. М., 1999; он же. Го­род­ское пред­при­ни­ма­тель­ст­во в Рос­сии на ру­бе­же XVII– XVIII вв. М., 2001; Коз­ло­ва Н. В. Рос­сий­ский аб­со­лю­тизм и ку­пе­че­ст­во в XVIII в. (20-е – на­ча­ло 60-х гг.). М., 1999; Ку­ла­ев И. В. Под сча­ст­ли­вой звез­дой: Вос­по­ми­на­ния. М., 1999; Раз­гон В. Н. Си­бир­ское ку­пе­че­ст­во в XVIII – пер­вой по­ло­ви­не XIX в. Бар­на­ул, 1999; Уль­я­но­ва Г. Н. Бла­го­тво­ри­тель­ность мо­с­ков­ских пред­при­ни­ма­те­лей, 1860–1914. М., 1999; Ис­то­рия пред­при­ни­ма­тель­ст­ва в Рос­сии: В 2 кн. М., 2000; Тор­гов­ля, ку­пе­че­ст­во и та­мо­жен­ное де­ло в Рос­сии в XVI–XVIII вв. СПб., 2001; Ни­ло­ва О. Е. Мо­с­ков­ское ку­пе­че­ст­во кон­ца XVIII – пер­вой чет­вер­ти XIX в. М., 2002; Пе­тер­бург­ское ку­пе­че­ст­во в XIX в. СПб., 2003; За­ха­ров В. Н. Западноевропейские купцы в россий­ской торговле XVIII века. М., 2005; Пер­хав­ко В. Б. Тор­го­вый мир сред­не­ве­ко­вой Ру­си. М., 2006; он же. Ис­то­рия рус­ско­го ку­пе­че­ст­ва. М., 2008; Бой­ко В. П. Ку­пе­че­ст­во За­пад­ной Си­би­ри в кон­це XVIII – XIX в. Томск, 2007; Бро­дель Ф. Ма­те­ри­аль­ная ци­ви­ли­за­ция, эко­но­ми­ка и ка­пи­та­лизм. М., 2007. Т. 1–3; Най­де­нов Н. А. Вос­по­ми­на­ния о ви­ден­ном, слы­шан­ном и ис­пы­тан­ном. М., 2007.

Вернуться к началу