Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

КИТА́ЙСКИЕ РЕЛИ́ГИЯ И МИФОЛО́ГИЯ ДРЕ́ВНИЕ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 14. Москва, 2009, стр. 172

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. И. Кобзев

КИТА́ЙСКИЕ РЕЛИ́ГИЯ И МИФОЛО́ГИЯ ДРЕ́ВНИЕ, мно­го­со­став­ный ком­плекс идей, об­ра­зов, ве­ро­ва­ний и об­ря­дов, раз­ви­тый в «трёх уче­ни­ях» (сань цзяо) – кон­фу­ци­ан­ст­ве, дао­сиз­ме, буд­диз­ме, пре­об­ра­зо­ван­ный в син­кре­тиз­ме нар. куль­тов и сект, ху­до­же­ст­вен­но пе­ре­ос­мыс­лен­ный в тра­диц. фор­мах иск-ва и лит-ры. Это от­ра­же­но в пер­во­на­чаль­ной се­ман­ти­ке тер­ми­нов, во­шед­ших в совр. по­ня­тия цзун-цзяо («ре­ли­гия»), шэнь-хуа («ми­фо­ло­гия»), чу­ань-шо («ле­ген­ды, пре­да­ния, ми­фы»): цзун – «жерт­во­при­но­ше­ние пред­кам», цзяо – «(ве­ро)­уче­ние»; шэнь – «дух, бо­же­ст­во, свя­тость», хуа – «речь»; чу­ань/чжу­ань – «пре­да­ние, апо­к­риф», шо – «тол­ко­ва­ние».

О древ­ней­ших ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ни­ях в Ки­тае до по­яв­ле­ния в сер. 2-го тыс. до н. э. са­мой ран­ней эпи­гра­фи­ки – над­пи­сей на га­да­тель­ных кос­тях (цзя гу вэнь) – мож­но су­дить толь­ко по вы­яв­лен­ным ар­хео­ло­га­ми куль­то­вым, ри­ту­аль­ным и бы­то­вым пред­ме­там в со­пос­тав­ле­нии с бо­лее позд­ней уст­ной и письм. тра­ди­ци­ей. Эту ре­кон­ст­рук­цию в 1920-х гг. на­чал пер­во­от­кры­ва­тель нео­ли­тич. куль­ту­ры Ян­шао швед. ар­хео­лог и гео­лог Ю. Г. Ан­дер­сон, а в Рос­сии осу­ще­ст­вил В. В. Ев­сю­ков, про­де­мон­стри­ро­вав­ший на ма­те­риа­лах рас­пис­ной ке­ра­ми­ки Ян­шао ис­то­ки кос­мо­го­нич. ми­фа об от­де­ле­нии не­ба от зем­ли, о де­ле­нии про­стран­ст­ва по че­ты­рём стра­нам све­та, о дво­ич­ном строе­нии ду­ши (хунь, по), лу­нар­но­го ми­фа и лун­но­го ка­лен­да­ря и фор­ми­ро­ва­ние об­раза ми­ро­во­го дре­ва. Бла­го­да­ря ар­хео­ло­гич. от­кры­ти­ям в КНР во 2-й пол. 20 в. ус­та­нов­лен факт ок­ра­ши­ва­ния (в эпо­ху па­лео­ли­та) тру­пов в крас­ный цвет, сим­во­ли­зи­ро­вав­ший ве­ру в воз­ро­ж­де­ние и вос­кре­ше­ние, ко­то­рый раз­вил­ся за­тем в ал­хи­мич. культ ки­но­ва­ри (дань) как «фи­ло­соф­ско­го кам­ня», да­рую­ще­го дол­го­ле­тие и бес­смер­тие. Бы­ли так­же уточ­не­ны да­ты кит. не­оли­та (с 11-го тыс. до н. э.) и вы­яв­ле­ны ис­ход­ные фор­мы ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ний (по­ли­те­изм, по­ли­де­мо­низм), свя­зан­ных с по­гре­баль­ной об­ряд­но­стью, куль­том мёрт­вых и куль­том пло­до­ро­дия, то­те­миз­мом и ани­миз­мом, са­кра­ли­за­ци­ей жи­вот­ных («че­ты­ре бо­же­ст­вен­ных ду­хов­ных [су­ще­ст­ва]»: еди­но­рог, фе­никс, че­ре­па­ха, дра­кон) и при­род­ных объ­ек­тов (зап. рай – го­ра Кунь­лунь, вос­точ­ный – о. Пэн­лай), обо­же­ст­в­ле­ни­ем солн­ца, не­ба и зем­ли.

Со­глас­но Вэнь Идо (1899–1946), дра­кон (лун), в об­ра­зе ко­то­ро­го за­пе­чат­ле­ны чер­ты са­мо­го древ­не­го и рас­про­ст­ра­нён­но­го до­маш­не­го жи­вот­но­го – сви­ньи, стал гл. зоо­морф­ным сим­во­лом пе­рио­да за­рож­де­ния кит. куль­ту­ры (6–4-е тыс. до н. э.) и ос­та­вал­ся та­ко­вым вплоть до кон­ца имп. прав­ле­ния в нач. 20 в. То­гда же уни­вер­саль­ный об­раз дра­ко­на при­об­рёл и свою кос­мич. ипо­стась.

Ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. ве­ро­ва­ния эпо­хи Инь (Шан), от­ра­жён­ные в ман­ти­че­ской эпи­гра­фи­ке, скон­цен­три­ро­ва­ны во­круг обо­же­ст­в­ле­ния усоп­ших пра­ви­те­лей-пер­во­пред­ков (ди) во гла­ве с ура­ни­че­ским Шан-ди. По­след­ний на­де­лён ан­тро­по­зо­оморф­ны­ми чер­та­ми и иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся как с центр. об­ра­зом ар­ха­ич. ри­ту­аль­но­го иск-ва – мас­кой тао-те («по­жи­раю­щее чу­ди­ще»), так и с изо­бра­же­ни­ем во­ж­дя в го­лов­ном убо­ре из перь­ев на неф­ри­то­вых из­де­ли­ях не­оли­тич. куль­ту­ры Лян­чжу. Из обо­же­ст­вле­ния усоп­ших пра­ви­те­лей вы­рос ха­рак­тер­ный для кит. ци­ви­ли­за­ции культ пред­ков, ос­вя­щён­ный кон­фу­ци­ан­ст­вом и свя­зан­ный со слож­ной диф­фе­рен­циа­ци­ей ду­хов и душ (ци, цзин, шэнь, гуй, хунь, по, лин).

В эпо­ху Чжоу вер­хов­ной бо­же­ст­вен­ной си­лой при­зна­ва­лось без­лич­ное и пан­теи­стич­ное Не­бо (тянь), дав­шее на­ча­ло все­му су­ще­му, соз­дав­шее лю­дей с их нрав­ст­вен­ны­ми цен­но­стя­ми и с на­се­ляе­мым ими про­стран­ст­вом – Под­не­бес­ной (тянь ся). Счи­та­лось, что Не­бо на­прав­ля­ет ход ис­то­рии по­сред­ст­вом доб­ро­де­тель­ных го­су­да­рей – «сы­но­вей Не­ба» (тянь цзы), за чьи­ми дей­ст­вия­ми оно на­блю­да­ет гла­за­ми на­ро­да. Ес­ли власть ста­но­вит­ся амо­раль­ной, Не­бо вос­ста­нав­ли­ва­ет все­лен­ский по­ря­док, сме­няя пра­ви­те­ля. По­кло­не­ние Не­бу в даль­ней­шем ста­ло гл. гос. куль­том, осу­ще­ст­в­ляв­шим­ся пре­ж­де все­го в ви­де имп. жерт­во­прино­ше­ния на круг­лом, по­доб­ном Не­бу (в от­ли­чие от квад­рат­ной Зем­ли), ал­та­ре, рас­по­ло­жен­ном в спец. ри­ту­аль­ном мес­те – на юге сто­ли­цы (совр. Храм Не­ба – Тянь­тань в Пе­ки­не). Культ Не­ба, в свою оче­редь, по­слу­жил ос­но­вой для фор­ми­ро­ва­ния Куль­та им­пе­ра­то­ра – по­сред­ни­ка ме­ж­ду Не­бом и Зем­лёй, на­де­лён­но­го при Цинь Шиху­ан­ди ти­ту­лом «бо­же­ст­вен­ный пра­ви­тель-пер­во­пре­док» (ху­ан-ди).

С соз­да­ни­ем письм. па­мят­ни­ков сер. 1-го тыс. до н. э. ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. воз­зре­ния на­шли от­ра­же­ние в кон­фу­циа­ни­зи­ро­ван­ных ка­но­нах «Шу цзин», «Ши цзин», «И цзин», клас­сич. да­ос­ских трак­та­тах «Чжу­ан-цзы», «Ле-цзы», фи­лос.-эн­цик­ло­пе­дич. сво­дах «Люй-ши чунь цю», «Ху­ай­нань-цзы», «Лунь хэн» Ван Чу­на, сти­хах Цюй Юа­ня и по­этич. ан­то­ло­гии «Чу цы», но осо­бен­но в ми­фо­ло­гич. эн­цик­ло­пе­дии «Шань хай цзин». Для всех этих тек­стов ха­рак­тер­ны про­ти­во­ре­чи­вые транс­фор­ма­ции (да­же в рам­ках од­но­го и то­го же про­из­ве­де­ния) ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. об­ра­зов в ли­те­ра­тур­но-ху­до­же­ст­вен­ные, по­эти­че­ские, ис­то­ри­че­ские (эв­ге­ме­ри­за­ция) и фи­ло­соф­ские. Напр., Хунь-дунь/тунь об­оз­на­ча­ет и пер­во­здан­ный (вод­ный) ха­ос, на­по­ми­наю­щий взбол­тан­ное ку­ри­ное яй­цо, и ли­шён­ное се­ми от­вер­стий че­ло­ве­че­ской го­ло­вы бо­же­ст­во цен­тра, и со­ба­ко­об­раз­ное с мед­вежь­и­ми ла­па­ми жи­вот­ное или 4-кры­лый крас­ный ме­шок с ше­стью но­га­ми, и мя­теж­но­го и зло­го ца­ре­ви­ча ми­фич. древ­но­сти. Столь же из­мен­чив об­раз Пань-гу/ху (Свер­нув­шая­ся [в коль­цо] древ­ность/Ты­к­ва под плош­кой). Это и чу­ди­ще с «го­ло­вой дра­ко­на и те­лом змеи», и круг­лый червь, пре­вра­тив­ший­ся в 5-цвет­но­го пса, и дей­ст­вую­щий в ми­фич. вре­ме­на вар­вар, став­ший куль­тур­ным ге­ро­ем, изо­бре­та­те­лем плу­га и ткац­ко­го стан­ка.

Наи­бо­лее ау­тен­тич­ные ис­точ­ни­ки из­ла­га­ют др.-кит. ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ния край­не фраг­мен­тар­но, без к.-л. по­до­бия це­ло­ст­но­го эпо­са или связ­но­го ве­ро­уче­ния. Ха­рак­те­ри­зуя мас­штаб­ность и ис­то­рич. глу­би­ну ми­фов, Б. Кар­лг­рен раз­ли­ча­ет «сво­бод­ные» (дос­то­вер­ные) тек­сты эпо­хи Чжоу и «сис­те­ма­ти­зи­рую­щие» (идео­ло­ги­че­ски де­фор­ми­ро­ван­ные) тек­сты кон­ца эпо­хи Чжоу и эпо­хи Хань. Про­ти­во­ре­чия в ми­фо­ло­гич. об­ра­зах мо­гут объ­яс­нять­ся про­ис­хо­ж­де­ни­ем из разл. ре­гио­нов и позд­ней­шей уни­фи­ка­ци­ей кон­фу­ци­ан­ца­ми и дао­са­ми. С до­бав­ле­ни­ем буд­дий­ско­го ком­по­нен­та этот конг­ло­ме­рат стал так­же объ­ек­том свя­зан­ной с нар. ве­ро­ва­ния­ми бел­лет­ри­за­ции, на­ча­ло че­му по­ло­жил Гань Бао в «Соу шэнь цзи» («За­пис­ки о по­ис­ках ду­хов»), за ко­то­рым по­сле­до­ва­ли «Сюй Соу шэнь цзи» («Про­дол­же­ние За­пи­сок о по­ис­ках ду­хов»), при­пи­сы­вае­мое Тао Юань­ми­ну, и др. вплоть до «Фэн шэнь янь-и» («По­ве­ст­во­ва­ние о воз­ве­де­нии в ду­хи») Сюй Чжун­ли­ня (16–17 вв.), «Ляо Чжай чжи и» («Стран­ные ис­то­рии из Ка­би­не­та Не­удач­ни­ка», рус. пер. 2000) Пу Сун­ли­на, «Синь Ци Се» («Но­вые [за­пи­си] Ци Се», рус. пер. 1977) Юань Мэя и «Юэвэй цао-тан биц­зи» («За­мет­ки из хи­жи­ны "Ве­ли­кое в ма­лом"», рус. пер. 1974) Цзи Юня (1724–1805).

Пер­вую в ми­ре кни­гу о др.-кит. ми­фах (1892) под­го­то­вил в Рос­сии С. М. Ге­ор­ги­ев­ский. В Ки­тае их на­ча­ли изу­чать пи­са­те­ли Лу Синь и Мао Дунь и ис­то­рик Гу Цзе­ган (1893–1980), а Юань Кэ про­вёл ито­го­вую сис­те­ма­ти­за­цию в по­пу­ляр­ном из­ло­же­нии (рус. пер. 1965) и спец. сло­ва­ре (1985). На За­па­де по­доб­ный сло­варь вы­пус­тил Э. Т. Вер­нер (1932), а в Рос­сии вы­шел обоб­щаю­щий ми­ро­вые дос­ти­же­ния том «Ми­фо­ло­гия. Ре­ли­гия» эн­цик­ло­пе­дии «Ду­хов­ная куль­ту­ра Ки­тая» (т. 2, 2007). Изо­бра­зит. ас­пек­ты др.-кит. ми­фо­ло­гии по­лу­чи­ли ос­ве­ще­ние в ра­бо­тах А. До­ре, К. Фин­стер­буш, Б. Л. Риф­ти­на и А. П. Те­рен­ть­е­ва-Ка­тан­ско­го.

Лит.: Бод­де Д. Ми­фы древ­не­го Ки­тая // Ми­фо­ло­гии древ­не­го ми­ра. М., 1977; Риф­тин Б. Л. От ми­фа к ро­ма­ну. М., 1979; Ян­ши­на Э. М. Фор­ми­ро­ва­ние и раз­ви­тие древ­не­ки­тай­ской ми­фо­ло­гии. М., 1984; Юань Кэ. Ми­фы древ­не­го Ки­тая. 2-е изд. М., 1987; Ев­сю­ков В. В. Ми­фо­ло­гия ки­тай­ско­го не­оли­та. Но­во­сиб., 1988; Гань Бао. За­пис­ки о по­ис­ках ду­хов (Соу шэнь цзи) / Пер. Л. Н. Мень­ши­ко­ва. СПб., 1994; Ба­ра­нов И. Г. Ве­ро­ва­ния, обы­чаи ки­тай­цев. М., 1999; Де Грот Я. Я. М. Де­мо­но­ло­гия древ­не­го Ки­тая. СПб., 2000; он же. Вой­на с де­мо­на­ми и об­ря­ды эк­зор­циз­ма в древ­нем Ки­тае. СПб., 2001; Ва­силь­ев Л. С. Куль­ты, ре­ли­гии, тра­ди­ции в Ки­тае. М., 2001; Все о Ки­тае / Сост. Г. И. Ца­ре­ва. М., 2001–2002. Т. 1–2; Ка­та­лог гор и мо­рей (Шань хай цзин) / Пер. Э. М. Ян­ши­ной. М., 2004; Те­рен­ть­ев-Ка­тан­ский А. П. Ил­лю­ст­ра­ции к ки­тай­ско­му бес­тиа­рию: Ми­фо­ло­ги­че­ские жи­вот­ные древ­не­го Ки­тая. СПб., 2004; Мас­пе­ро А. Ре­ли­гии Ки­тая. СПб., 2004; Бир­рел А. Ки­тай­ские ми­фы. М., 2005; Вер­нер Э. Т. Ми­фы и ле­ген­ды Ки­тая. М., 2007.

Вернуться к началу