Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

«КАРОЛИ́НГСКОЕ ВОЗРОЖДЕ́НИЕ»

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 13. Москва, 2009, стр. 196

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. И. Сидоров, С. Н. Лебедев (музыка)

«КАРОЛИ́НГСКОЕ ВОЗРОЖДЕ́НИЕ», куль­тур­ный подъ­ём в им­пе­рии Кар­ла I Ве­ли­ко­го и ко­ро­лев­ст­вах ди­на­стии Ка­ро­лин­гов в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 8–9 вв.

Тер­мин «К. в.» был впер­вые вве­дён в на­уч. обо­рот в 1-й пол. 19 в. фи­ло­ло­га­ми-клас­си­ка­ми (франц. учё­ный Ж. Ж. Ам­пер и др.), ко­то­рые рас­смат­ри­ва­ли это куль­тур­ное яв­ле­ние ис­клю­чи­тель­но как лит. фе­но­мен. Ис­то­ри­ки об­ра­ти­лись к изу­че­нию «К. в.» сто­ле­тие спус­тя, и в его оцен­ке нет еди­но­го мне­ния. Од­ни ис­сле­до­ва­те­ли [П. Ри­ше (Фран­ция), Г. Фих­те­нау, П. Шрамм (Гер­ма­ния) и др.] счи­та­ют, что подъ­ём 9 в. явил­ся ло­гич. след­ст­ви­ем по­сту­па­тель­но­го куль­тур­но­го раз­ви­тия пред­ше­ст­вую­щих сто­ле­тий. Дру­гие [У. Уль­ман (Ве­ли­ко­бри­та­ния), К. Мор­рис­сон (США), Й. Фле­кен­штайн (Гер­ма­ния) и др.] пре­ж­де все­го под­чёр­ки­ва­ют ре­лиг. ха­рак­тер ка­ро­линг­ских ре­форм, на­прав­лен­ных на ук­ре­п­ле­ние хри­сти­ан­ской ве­ры сре­ди всех сло­ёв на­се­ле­ния, не­до­оце­ни­вая их куль­тур­ную роль и ори­ги­наль­ность идей. Тре­тьи [Дж. Кон­тре­ни (США), Р. Мак-Кит­те­рик (Ве­ли­ко­бри­та­ния)] от­ме­ча­ют не­од­но­знач­ность и да­же про­ти­во­ре­чи­вость куль­тур­ных про­цес­сов 9 в., под­чёр­ки­вая, что, хо­тя не­по­сред­ст­вен­ной це­лью пре­об­ра­зо­ва­ний франк­ских пра­ви­те­лей яв­ля­лось ук­ре­п­ле­ние хри­сти­ан­ст­ва, ка­ро­линг­ские ре­фор­мы ока­за­ли мощ­ное сти­му­ли­рую­щее воз­дей­ст­вие на раз­ви­тие куль­ту­ры.

«К. в.» яви­лось след­ст­ви­ем со­ци­аль­но-по­ли­тич. про­цес­сов во Франк­ском го­су­дар­ст­ве при Кар­ле I. В со­от­вет­ст­вии с по­ли­тич. док­три­ной, раз­ра­бо­тан­ной Ал­куи­ном и др. ка­ро­линг­ски­ми идео­ло­га­ми, ко­ро­лев­ст­во фран­ков вы­сту­па­ло на­след­ни­ком Зап. Рим. хри­сти­ан­ской им­пе­рии. Франк­ский ко­роль, рас­про­стра­нив­ший свою власть на зна­чит. часть Ев­ро­пы, рас­смат­ри­вал­ся в ка­че­ст­ве гла­вы все­го зап. хри­сти­ан­ско­го ми­ра. Его важ­ней­шей за­да­чей ста­но­ви­лось по­все­ме­ст­ное рас­про­стра­не­ние и ут­вер­жде­ние хри­сти­ан­ской ве­ры сре­ди мно­го­пле­мён­но­го кель­то-ро­ма­но-герм. на­се­ле­ния им­пе­рии. При­няв ла­тынь как офиц. язык церк­ви и гос. вла­сти, Карл I пре­ж­де все­го за­нял­ся ре­фор­мой об­ра­зо­ва­ния, что­бы под­го­то­вить гра­мот­ных свя­щен­ни­ков, спо­соб­ных на­став­лять па­ст­ву и слу­жить ли­тур­гию по рим. ка­но­ну.

Трон Карла I Великого. Кафедральный собор. Ахен (Германия). Фото Л. А. Голофаст

Цен­тром но­вой куль­ту­ры стал ко­ро­лев­ский двор. Знать от­прав­ля­ла сю­да сво­их де­тей, что­бы дать им не­об­хо­ди­мое об­ра­зо­ва­ние и под­го­то­вить к бу­ду­щей карь­е­ре. Ко­ро­лев­ская кан­це­ля­рия, в ко­то­рой с нач. 8 в. слу­жи­ли толь­ко кли­ри­ки, по­став­ля­ла кад­ры для цер­ков­ных ин­сти­ту­тов и гос. ап­па­ра­та ко­ро­лев­ст­ва. Карл I и его по­мощ­ни­ки ак­тив­но ра­зы­ски­ва­ли по всей Ев­ро­пе и при­гла­ша­ли ко дво­ру ин­тел­лек­туа­лов. Это­му спо­соб­ст­во­ва­ло куль­тур­ное ожив­ле­ние в Бри­та­нии, Ис­па­нии и Ита­лии, на­ме­тив­шее­ся уже к сер. 8 в. Здесь ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась дея­тель­ность скрип­то­ри­ев, соз­да­ва­лись об­шир­ные биб­лио­те­ки, вклю­чав­шие не толь­ко бо­го­слов­скую, но и про­фан­ную язы­че­скую лит-ру. Пер­вые учи­те­ля при­бы­ли в нач. 780-х гг. из Ита­лии (грам­ма­тик Пётр Пи­зан­ский, бо­го­слов Пау­лин Ак­ви­лей­ский, по­эт и ис­то­рик Па­вел Диа­кон).

К нач. 790-х гг. при дво­ре важ­ное ме­сто за­ня­ло ирл. и англ. ду­хо­вен­ст­во, бо­лее про­све­щён­ное и гра­мот­ное, чем мо­на­хи кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы. Анг­ло­сакс Ал­ку­ин соз­дал при дво­ре об­раз­цо­вую шко­лу, позд­нее пе­ре­име­но­ван­ную в Ака­де­мию, че­рез ко­то­рую про­шли сот­ни уче­ни­ков, вклю­чая пред­ста­ви­те­лей ко­ро­лев­ской фа­ми­лии. Да­же уда­лив­шись от дво­ра и став в 796 аб­ба­том мон. Св. Мар­ти­на в Ту­ре, Ал­ку­ин про­дол­жал под­дер­жи­вать связь со шко­лой и ис­пол­нять обя­зан­но­сти на­став­ни­ка. Вы­ход­цы с Бри­тан­ских о-вов ока­за­ли зна­чит. влия­ние на куль­тур­ное раз­ви­тие Франк­ско­го ко­ро­лев­ст­ва (грам­ма­тик Кле­мент, тео­ло­ги Фри­ду­гиз и Мар­тин Скотт, по­эт Се­ду­лий Скотт и фи­ло­соф-бо­го­слов, пе­ре­во­дчик и ком­мен­та­тор Псев­до-Дио­ни­сия Аре­о­па­ги­та Ио­анн Скот Эриу­ге­на). Ещё од­ним ре­гио­ном куль­тур­ных за­им­ст­во­ва­ний ста­ла вест­гот­ская Ис­па­ния. Спа­са­ясь от араб. аг­рес­сии, от­ту­да в им­пе­рию пе­ре­се­ли­лись мн. по­эты, бо­го­сло­вы, пра­во­ве­ды, фи­ло­со­фы, учи­те­ля (Лейд­рад, Аго­бард, Клав­дий, Пру­ден­ций, Бе­не­дикт Ани­ан­ский и Тео­дульф).

Евангелист Иоанн. Миниатюра из «Евангелия из Фульды». 2-я четв. 9 в. Университетская библиотека. Эрланген (Германия).

К нач. 9 в. сфор­ми­ро­ва­лось вто­рое, уже соб­ст­вен­но франк­ское по­ко­ле­ние пред­ста­ви­те­лей «К. в.»: бо­го­слов Ама­ла­рий Трир­ский, впер­вые за­няв­ший­ся ал­ле­го­рич. тол­ко­ва­ни­ем ли­тур­гич. об­ря­дов; ком­мен­та­тор грам­ма­ти­ки До­на­та и ав­тор зна­ме­ни­то­го зер­ца­ла «Via regia» Сма­рагд Сен-Ми­шель­ский; по­эты Ан­гиль­берт, Эр­мольд Ни­гелл и Му­ад­вин, под­ра­жав­шие Вер­ги­лию, Го­ра­цию, Ови­дию и др. рим. по­этам; Эйн­гард – ар­хи­тек­тор и ис­то­рик, ав­тор «Жиз­не­опи­са­ния Кар­ла Ве­ли­ко­го»; бо­го­слов, ди­дакт и по­эт Хра­бан Мавр. Их уче­ни­ки про­дол­жа­ли раз­ви­вать тра­ди­ции «К. в.»: по­эт Ва­лаф­рид Стра­бон; со­би­ра­тель ру­ко­пи­сей, круп­ней­ший зна­ток ма­ло­из­ве­ст­ных ан­тич­ных ав­то­ров Луп Ферь­ер­ский; со­би­ра­тель со­чи­не­ний ан­тич­ных и ран­не­сред­не­ве­ко­вых ав­то­ров и со­ста­ви­тель об­шир­ных ком­мен­та­ри­ев к ним Ре­ми­гий Ок­сер­ский; бо­го­слов, грам­ма­тик и по­эт, ав­тор уни­каль­ных рит­мич. сти­хов и уче­ния о двой­ном пре­до­пре­де­ле­нии Гот­шальк.

В эпо­ху «К. в.» в сре­де свет­ской ари­сто­кра­тии поя­ви­лось не­ма­ло об­ра­зо­ван­ных лю­дей, об­ла­дав­ших об­шир­ны­ми биб­лио­те­ка­ми. Гра­фи­ня Дуо­да со­ста­ви­ла «На­став­ле­ние сы­ну» в про­зе и сти­хах, рит­ми­че­ская ос­но­ва ко­то­рых не име­ла ана­ло­гий в лат. по­эзии то­го вре­ме­ни и вос­хо­ди­ла, ве­ро­ят­но, к тра­ди­ци­ям гот­ско­го сти­хо­сло­же­ния. Граф Нит­хард, при­двор­ный ко­ро­ля Кар­ла II Лы­со­го, соз­дал «Ис­то­рию в че­ты­рёх кни­гах» – об­ра­зец свет­ско­го ис­то­рио­пи­са­ния.

Ещё од­ним про­яв­ле­ни­ем куль­тур­но­го подъ­ё­ма ста­ло ос­вое­ние ка­ро­линг­ски­ми ин­тел­лек­туа­ла­ми герм. фольк­лор­ной тра­ди­ции. Ано­ним­ный ав­тор (воз­мож­но, мо­нах Эк­ке­хард из Санкт-Гал­ле­на) по­эмы «Валь­та­рий» пе­ре­ло­жил др.-герм. эпич. ска­за­ния в фор­му вер­ги­ли­ан­ско­го эпо­са. По­след­ний круп­ный пред­ста­ви­тель «К. в.» бо­го­слов, агио­граф и ком­по­зи­тор Нот­кер Заи­ка со­ста­вил «Дея­ния им­пе­ра­то­ра Кар­ла Ве­ли­ко­го», опи­ра­ясь на мно­го­числ. нар. пре­да­ния фран­ков.

Евангелисты. Миниатюра из «Ахенского Евангелия». Ок. 820. Сокровищница кафедрального собора. Ахен (Германия).

Мно­гие пред­ста­ви­те­ли «К. в.» ак­тив­но уча­ст­во­ва­ли в по­ли­тич. жиз­ни в ка­че­ст­ве ко­ро­лев­ских со­вет­ни­ков и ди­пло­ма­тов, за­ни­ма­ли вы­со­кие по­сты в цер­ков­ной и свет­ской ад­ми­ни­ст­ра­ции. Ал­ку­ин, Ан­гиль­берт, Хра­бан Мавр, Эйн­гард, Фри­ду­гиз, Фар­дульф, Ва­лаф­рид Стра­бон, Луп Ферь­ер­ский яв­ля­лись аб­ба­тами круп­ных им­пер­ских мо­на­сты­рей Сен-Мар­тен-де-Тур, Сен-Ри­кье, Фуль­да, Сен-Де­ни, Рай­хе­нау, Ферь­ер и др. Тео­дульф, Ама­ла­рий, Пру­ден­ций, Аго­бард, Се­ду­лий Скотт за­ни­ма­ли епи­скоп­ские ка­фед­ры в Ор­леа­не, Три­ре, Труа, Лио­не, Лют­ти­хе. Фри­ду­гиз, Хра­бан Мавр, Ва­лаф­рид Стра­бон воз­глав­ля­ли ко­ро­лев­скую кан­це­ля­рию, Эйн­гар­ду по­ру­ча­лись слож­ней­шие ди­пло­ма­тич. мис­сии. Они рас­про­стра­ня­ли при­двор­ную куль­ту­ру за пре­де­лы дво­ра и раз­ви­ва­ли её в мо­на­сты­рях и епи­скоп­ских го­ро­дах (civi­ta­tes). Бла­го­да­ря их уси­ли­ям в 9 в. там ве­лось ак­тив­ное строи­тель­ст­во, воз­ник­ли об­шир­ные книж­ные со­б­ра­ния, не­ма­лую до­лю ко­то­рых со­став­ля­ли ан­тич­ные ав­то­ры, раз­ви­ва­лись скрип­то­рии, под­го­то­вив­шие ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во ве­ли­ко­леп­но из­готов­лен­ных ру­ко­пи­сей (по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во са­мых древ­них из со­хра­нив­ших­ся ма­ну­ск­рип­тов с тру­да­ми рим. пи­са­те­лей да­ти­ро­ва­ны кон. 8–9 вв.).

По­тре­бность в про­све­щён­ных пас­ты­рях обу­сло­ви­ла вни­ма­ние ко­ро­лев­ской вла­сти к про­бле­ме на­чаль­но­го школь­но­го об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рое к сер. 8 в. на­хо­ди­лось в глу­бо­ком упад­ке. Ка­пи­ту­ля­рий Кар­ла I «Admoni­tio generalis» (789), за соз­да­ни­ем ко­то­ро­го, ви­ди­мо, сто­ял Ал­ку­ин, пред­пи­сы­вал епи­ско­пам и аб­ба­там по­все­ме­ст­но от­кры­вать шко­лы при мо­на­сты­рях и ка­фед­раль­ных со­бо­рах, где мог­ли бы учить­ся не толь­ко бу­ду­щие свя­щен­ни­ки, но и все же­лаю­щие. В них долж­ны бы­ли изу­чать псал­мы, цер­ков­ное пес­но­пе­ние, а так­же азы счёта и лат. грам­ма­ти­ки. Ка­ж­до­му при­хо­жа­ни­ну пред­пи­сы­ва­лось знать наи­зусть мо­лит­вы Credo и Pater noster, а так­же уметь петь во вре­мя бо­го­слу­же­ния мо­лит­вы Sanctus и Gloria Patri. На цер­ков­ных си­но­дах в обя­зан­но­сти епи­ско­пам вме­ня­лось ре­гу­ляр­ное про­ве­де­ние за­ня­тий по ла­ты­ни и ли­тур­ги­ке для кли­ри­ков их дио­це­зов.

С при­хо­дом к вла­сти (814) Лю­до­ви­ка Бла­го­чес­ти­во­го по­ли­ти­ка ко­ро­лев­ской вла­сти в об­лас­ти об­ра­зо­ва­ния из­ме­ни­лась. Им­пе­ра­тор и его бли­жай­шее ок­ру­же­ние из цер­ков­ных ре­фор­ма­то­ров стре­ми­лись ог­ра­ни­чить ми­ря­нам дос­туп к об­ра­зо­ва­нию, что бы­ло свя­за­но с из­ме­не­ни­ем об­щих пред­став­ле­ний о ро­ли гла­вы го­су­дар­ст­ва. Ес­ли во вре­ме­на Кар­ла I ко­роль (но­вый царь Да­вид) пред­став­лял­ся со­вре­мен­ни­кам за­щит­ни­ком сла­бых, гла­вой Церк­ви, ве­ду­щим хри­сти­ан­ский на­род к спа­се­нию, то те­перь на­ря­ду с ко­ро­лём Лю­до­ви­ком Бла­го­чес­ти­вым (но­вый имп. Фео­до­сий) в осу­ще­ст­в­ле­нии его вла­ст­ных функ­ций ак­тив­ную роль на­чи­нал иг­рать епи­ско­пат. Од­на­ко куль­тур­ный подъ­ём, ос­но­вы ко­то­ро­го бы­ли за­ло­же­ны в пред­ше­ст­вую­щее цар­ст­во­ва­ние, об­рёл уже из­вест­ную са­мо­стоя­тель­ность. До­воль­но боль­шое ко­ли­че­ст­во хо­ро­шо об­ра­зо­ван­ных лю­дей бы­ли в со­стоя­нии под­дер­жи­вать вы­со­кий уро­вень куль­ту­ры не­за­ви­си­мо от конъ­юнк­тур­ных из­ме­не­ний в по­ли­ти­ке центр. вла­сти. Де­ти и вну­ки Лю­до­ви­ка Бла­го­чес­ти­во­го про­дол­жа­ли раз­ви­вать школь­ное об­ра­зо­ва­ние, по­пол­ня­ли биб­лио­те­ки, под­дер­жи­ва­ли тес­ные от­но­ше­ния с ин­тел­лек­туа­ла­ми. С 820-х гг. двор пе­ре­стал быть до­ми­ни­рую­щим оча­гом куль­ту­ры, ко­то­рая всё боль­ше пе­ре­ме­ща­лась в мо­на­сты­ри и епи­скоп­ские civitates. Они кон­цен­три­ро­ва­лись в центр. про­вин­ци­ях Франк­ско­го ко­ро­лев­ст­ва, в са­мых бо­га­тых и раз­ви­тых ре­гио­нах и на тер­ри­то­ри­ях наи­боль­ше­го влия­ния ко­ро­лев­ской вла­сти – цер­ков­ных про­вин­ци­ях Рейм­са, Лио­на, Сан­са, Бе­зан­со­на, Кёль­на и Три­ра. Осо­бен­но вы­де­ля­лись мо­на­сты­ри Сен-Де­ни, Сен-Ри­кье, Сен-Ван­д­рий, Кор­би, Сен-Мар­тен-де-Тур, Сент-Аман, Ферь­ер, Ок­сер, Лорш, Фуль­да, Рай­хенау, Санкт-Гал­лен, а так­же епи­скоп­ские шко­лы Ор­леа­на, Ме­ца, Рейм­са, Лао­на, Лье­жа и Ут­рех­та. За пре­де­ла­ми этих зе­мель куль­тур­ная жизнь ед­ва те­п­ли­лась (не­зна­чи­тель­ные её сле­ды об­на­ру­жи­ва­ют­ся в Юж. Фран­ции, Бре­та­ни и герм. зем­лях). Не­ко­то­рый подъ­ём (не ра­нее 9 в.) на­блю­дал­ся в Ита­лии, оча­га­ми куль­ту­ры ста­но­вят­ся Па­вия, Ве­ро­на, Ми­лан, Фье­зо­ле и Рим.

К нач. 10 в. ка­ро­линг­ская куль­ту­ра по­сте­пен­но при­шла в упа­док. Это про­ис­хо­ди­ло од­но­вре­мен­но с рез­ким ос­лаб­ле­ни­ем ка­ро­линг­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти, раз­ру­ше­ни­ем вер­ти­ка­ли пуб­лич­ной вла­сти, раз­ви­ти­ем по­ли­тич. се­па­ра­тиз­ма и уси­ле­ни­ем маг­на­тов в ус­ло­ви­ях не­од­но­крат­ных нор­манн­ских, араб. и венг. втор­же­ний.

Архитектура и изобразительное искусство

Стрем­ле­ние к под­ра­жа­нию ан­тич­ным па­мят­ни­кам в ар­хи­тек­ту­ре и изо­бра­зит. иск-ве «К. в.» на прак­ти­ке ог­ра­ни­чи­лось фраг­мен­тар­ным ци­ти­ро­ва­ни­ем ран­не­хри­сти­ан­ских и ви­зант. про­из­ве­де­ний. Ка­ж­дая из этих тра­ди­ций во­шла в ка­че­ст­ве со­став­ляю­щей в иск-во зап. Сред­не­ве­ко­вья, в ста­нов­ле­нии ко­то­ро­го «К. в.» ста­ло од­ним из важ­ней­ших эта­пов. 

Ворота в Лорше. Ок. 767.

«К. в.» оз­на­ме­но­ва­лось мас­штаб­ным строи­тель­ст­вом (бы­ло воз­ве­де­но 232 мо­на­сты­ря, 65 двор­цов, 16 со­бо­ров), от ко­то­ро­го со­хра­ни­лись лишь еди­нич­ные по­строй­ки. В ка­ро­линг­ских ба­зи­ли­ках соз­на­тель­но вос­про­из­во­ди­лись отд. чер­ты со­бо­ра Св. Пет­ра в Ри­ме (ори­ен­та­ция на за­пад, ат­ри­ум), ко­то­рые со­че­та­лись с баш­ня­ми на фа­са­де, при­над­ле­жав­ши­ми к собств. тра­ди­ции фран­ков. В то же вре­мя из­ме­не­ния в ли­тур­гии вы­зва­ли к жиз­ни по­яв­ле­ние но­вых эле­мен­тов в цер­ков­ной ар­хи­тек­ту­ре (дву­сто­рон­няя ори­ен­та­ция ап­сид, до­пол­нит. ал­та­ри, крип­та, вест­верк, де­ам­бу­ла­то­рий, баш­ни над сре­док­ре­сти­ем и клу­атр), на­все­гда из­ме­нив­ших об­лик хри­сти­ан­ской ба­зи­ли­ки и раз­ви­тых впо­след­ст­вии ар­хи­тек­ту­рой ро­ман­ско­го сти­ля. О них мож­но су­дить по со­хра­нив­шим­ся фраг­мен­там по­стро­ек (цер­ковь аб­бат­ст­ва Ко­вее, 873–885), иде­аль­но­му пла­ну для мон. Санкт-Гал­лен (829), дан­ным ар­хео­ло­гич. рас­ко­пок пе­ре­стро­ен­ных позд­нее ба­зи­лик аб­батств Сен-Де­ни и Фуль­да (ок. 790–819), а так­же по гра­вю­ре, вос­про­из­во­дя­щей об­лик церк­ви мон. Сен-Ри­кье в Цен­ту­ле. Трёх­про­лёт­ные во­ро­та в Лор­ше (ок. 767), очер­та­ния ко­то­рых на­по­ми­на­ют ар­ку Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го в Ри­ме, так­же до­пол­ня­ют позд­не­ан­тич­ную ос­но­ву и ор­дер­ные эле­мен­ты ор­на­мен­таль­ны­ми мо­ти­ва­ми по­ли­хром­но­го де­ко­ра.

Глав­ной по­строй­кой «К. в.» ста­ла двор­цо­вая Па­ла­тин­ская ка­пел­ла в Ахе­не (786–798, арх. Одо из Ме­ца; см. илл. к ст. Ахен). По­стро­ен­ная по об­раз­цу ран­не­ви­зан­тий­ской ц. Сан-Ви­та­ле в Ра­вен­не, цер­ковь име­ет план ок­та­го­на, впи­сан­но­го в 16-гран­ник. Но пер­во­на­чаль­ная цен­трич. схе­ма обо­га­ща­ет­ся до­пол­нит. эле­мен­та­ми: с се­ве­ра и юга к ка­пел­ле при­мы­ка­ли оди­на­ко­вые по­ме­ще­ния биб­лио­те­ки и риз­ни­цы (не сохр.), а со сто­ро­ны гл. фа­са­да – вест­верк, нар­текс и ат­ри­ум. Та­ким об­ра­зом, ка­пел­ла ока­зы­ва­лась в цен­тре ком­плек­са, все час­ти ко­то­ро­го об­ра­зо­вы­ва­ли в пла­не ла­тин­ский крест. Др. цен­трич. по­строй­ка ка­ро­линг­ско­го вре­ме­ни, ора­то­рий в Жер­ми­ньи-де-Пре (до 806), бы­ла ча­стью двор­цо­во­го ком­плек­са Тео­дуль­фа.

Евангелист Лука. Миниатюра из «Евангелия аббатисы Ады». Ок. 800. Городская библиотека (Трир).

Со­хра­нив­шие­ся фраг­мен­ты мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си «К. в.» край­не не­мно­го­чис­лен­ны (фре­ски в ц. Св. Ио­ан­на в Мюс­таи­ре, ок. 800; мо­заи­ка «По­кло­не­ние Ков­че­гу За­ве­та» в ап­си­де ора­то­рия Жер­ми­ньи-де-Пре, до 806), но о су­ще­ст­во­ва­нии как цер­ков­ных, так и свет­ских рос­пи­сей во двор­цах Кар­ла I Ве­ли­ко­го, Лю­до­ви­ка Бла­го­чес­ти­во­го, еп. Тео­дуль­фа из­вест­но из лит. ис­точ­ни­ков. Осн. ви­дом жи­во­пи­си «К. в.» яв­ля­ет­ся книж­ная ми­ниа­тю­ра. Вслед­ст­вие цен­тра­ли­за­ции и уни­фи­ка­ции цер­ков­ной жиз­ни, а так­же ис­прав­ле­ния Ал­куи­ном тек­ста Вуль­га­ты воз­ник­ла ост­рая по­треб­ность в но­вых бо­го­слу­жеб­ных кни­гах. В разл. цен­трах го­су­дар­ст­ва бы­ли ос­но­ва­ны скрип­то­рии, где пе­ре­пи­сы­ва­лись и ил­лю­ми­ни­ро­ва­лись ру­ко­пи­си. Вво­зи­мые из Ита­лии и Бри­та­нии ма­ну­ск­рип­ты, биб­лио­те­ка греч. ру­ко­пи­сей, по­да­рен­ная ко­ро­лю Пи­пи­ну Ко­рот­ко­му па­пой Сте­фа­ном III, пре­дос­та­ви­ли в рас­по­ря­же­ние ху­дож­ни­ков ши­ро­кий вы­бор об­раз­цов. Раз­но­об­ра­зие ис­точ­ни­ков оп­ре­де­ли­ло уди­ви­тель­ную сти­ли­стич. мно­го­гран­ность ка­ро­линг­ской ми­ниа­тю­ры. Ве­ду­щая роль в её соз­да­нии при­над­ле­жа­ла Па­ла­тин­ско­му скрип­то­рию в Ахе­не, на­хо­див­ше­му­ся под по­кро­ви­тель­ст­вом Кар­ла I. На­ря­ду с об­раз­цо­вы­ми Еван­ге­лия­ми, еван­ге­ла­рия­ми, са­кра­мен­та­рия­ми и псал­ти­ря­ми, ко­то­рые за­тем рас­про­стра­ня­лись по все­му го­су­дар­ст­ву фран­ков, в нём ко­пи­ро­ва­лись и свет­ские со­чи­не­ния («Фи­зио­лог», «Фе­но­ме­ны» Ара­та, ко­ме­дии Те­рен­ция, «Пси­хо­ма­хия» Пру­ден­ция). Еван­ге­лия и еван­ге­ла­рии, соз­дан­ные по при­двор­но­му за­ка­зу, ил­лю­ми­ни­ро­ва­лись пол­но­стра­нич­ны­ми изо­бра­же­ния­ми еван­ге­ли­стов, таб­ли­ца­ми ка­но­нов и отд. дог­ма­тич. ми­ниа­тю­ра­ми. Ил­лю­ст­ра­ции «Еван­ге­ла­рия Го­де­скаль­ка» (783, Нац. б-ка, Па­риж), «Еван­ге­лия аб­ба­ти­сы Ады» (ок. 800, Гор. б-ка, Трир), «Еван­ге­лия из мо­на­сты­ря Сен-Ме­дард в Су­ас­со­не» (Нац. б-ка, Па­риж), «Зо­ло­то­го ко­дек­са из Лор­ша» (Б-ка Ва­ти­ка­на) де­мон­ст­ри­ру­ют стрем­ле­ние к при­ми­ре­нию к рам­ках од­ной ком­по­зи­ции по­ляр­ных ху­дож. тен­ден­ций. Аб­ст­ракт­ный, пло­ско­ст­но-ор­на­мен­таль­ный стиль анг­ло-ир­ланд­ско­го иск-ва взаи­мо­дей­ст­ву­ет с мо­ти­ва­ми, ско­пи­ро­ван­ны­ми из ан­тич­ных ру­ко­пи­сей и со­хра­няю­щи­ми позд­не­ан­тич­ный ил­лю­зио­низм сво­их объ­ём­но-про­стран­ст­вен­ных форм. «Вен­ское ко­ро­на­ци­он­ное Еван­ге­лие» (кон. 8 в., Ху­дож.-ис­то­рич. му­зей, Ве­на), с ко­то­рым впо­след­ст­вии был по­хо­ро­нен имп. Карл I, и «Ахен­ское Еван­ге­лие» (ок. 820, со­кро­вищ­ни­ца Ахен­ско­го со­бо­ра), на­про­тив, вос­хо­дят к греч. (алек­сан­д­рий­ской) тра­ди­ции и, ве­ро­ят­но, бы­ли вы­пол­не­ны греч. ма­сте­ром. Их от­ли­ча­ет мяг­кий жи­во­пис­ный ил­лю­зио­низм эл­ли­ни­стич. ми­ниа­тю­ры.

Фигурный инициал «Сакраментария Дрого». Ок. 850. Национальная библиотека (Париж).

По­след­няя тра­ди­ция бы­ла унас­ле­до­ва­на скрип­то­ри­ем Рейм­са (ра­бо­тав­шим под по­кро­ви­тель­ст­вом ар­хи­еп. Эб­бо), к ко­то­ро­му по­сле смер­ти Кар­ла I пе­ре­шла роль гл. цен­тра книж­ной ми­ниа­тю­ры. Стрем­ле­ние к ди­на­ми­ке и экс­прес­сии пре­об­ра­жа­ет в ли­ней­ный гра­фич. стиль эс­киз­ную бег­лость греч. ру­ко­пи­сей, слу­жив­ших об­раз­цом для ми­ниа­тю­ри­ста «Еван­ге­лия Эб­бо» (ок. 816–835, Гор. б-ка Эпер­не). Ше­дев­ром реймс­ской шко­лы яв­ля­ет­ся «Ут­рехт­ская Псал­тирь» (816–834, уни­вер­си­тет­ская б-ка, Ут­рехт), уни­каль­ная по ко­ли­че­ст­ву ил­лю­ст­ра­ций, ха­рак­те­ру ил­лю­ст­ри­ро­ва­ния, бу­к­валь­но пе­ре­во­дя­ще­му в ви­зу­аль­ные об­ра­зы все ме­та­фо­ры псал­мов, и по ха­рак­те­ру ис­пол­не­ния: лёг­кость и бег­лость штри­ха, сво­бод­ная не­при­ну­ж­дён­ность ри­сун­ка ко­рич­не­вым би­ст­ром, оче­вид­но, вос­хо­дят к эл­ли­ни­стич. про­то­ти­пам. Пе­ре­жив­ший упа­док по­сле из­гна­ния Эб­бо, реймс­ский скрип­то­рий воз­ро­дил­ся во 2-й пол. 9 в., ко­гда в нём бы­ла соз­да­на «Биб­лия Сан-Пао­ло-фуо­ри-ле-Му­ра» (ок. 870, со­кро­вищ­ни­ца ц. Сан-Пао­ло-фуо­ри-ле-Му­ра, Рим).

В сер. 9 в. при под­держ­ке Кар­ла II Лы­со­го дос­тиг сво­его рас­цве­та скрип­то­рий при ц. Сен-Мар­тен в Ту­ре, в ко­то­ром бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло по­ве­ст­во­ват. ил­лю­ст­ра­ци­ям Биб­лии в ви­де фрон­тис­пи­сов, пред­ва­ряв­ших со­бой отд. кни­ги Биб­лии («Биб­лия Му­тье-Гран­валь», ок. 840, Бри­тан­ская б-ка, Лон­дон; «Биб­лия Ви­виа­на», 846, Нац. б-ка, Па­риж; «Биб­лия Кар­ла Лы­со­го», сер. 9 в., Нац. б-ка, Па­риж). От­ли­чит. чер­той ру­ко­пи­сей, соз­дан­ных в скрип­то­рии Ме­ца под па­тро­на­жем еп. Дро­го, яв­ля­ет­ся фи­гур­ный ини­ци­ал, уви­тый ли­сть­я­ми акан­та и за­клю­чаю­щий в се­бе отд. фи­гу­ры и сце­ны («Са­кра­мен­та­рий Дро­го», ок. 850, Нац. б-ка, Па­риж).

От­сут­ст­вие мо­ну­мен­таль­ной скульп­ту­ры ком­пен­си­ро­ва­лось раз­но­об­ра­зи­ем форм ма­лой пла­сти­ки. Дух и ам­би­ции «К. в.» от­ра­жа­ет брон­зо­вая ста­ту­эт­ка Кар­ла I (нач. 9 в., Лувр, Па­риж), пред­став­лен­но­го на ко­не на­по­до­бие рим. им­пе­ра­то­ров, од­на­ко с ре­га­лия­ми им­пе­ра­то­ра фран­ков (в диа­де­ме, с ме­чом и дер­жа­вой). Рез­ные пла­сти­ны из сло­но­вой кос­ти, на­пря­мую свя­зан­ные с ран­не­хри­сти­ан­ски­ми и ви­зант. тра­ди­ция­ми ра­бо­ты в этом ма­те­риа­ле, сти­ли­сти­че­ски близ­кие книж­ной ми­ниа­тю­ре то­го вре­ме­ни, соз­да­ва­лись в Ахе­не и Ме­це, ис­поль­зо­ва­лись в ка­че­ст­ве книж­ных ок­ла­дов («Еван­гелие из Лор­ша», «Псал­тирь Дао­гуль­фа», ок. 783–795). В Ахе­не бы­ла воз­ро­ж­де­на ан­тич­ная тех­ни­ка ли­тья из брон­зы (две­ри Ахен­ской ка­пел­лы). О рас­цве­те юве­лир­но­го иск-ва сви­де­тель­ст­ву­ют дра­го­цен­ные ок­ла­ды (ок­лад «Еван­ге­лия Лин­дау», ок. 800, Б-ка и му­зей П. Мор­га­на, Нью-Йорк), ли­тур­гич. со­су­ды и ре­ли­к­ва­рии («ре­ли­к­ва­рий Пе­пи­на», со­кро­вищ­ни­ца со­бо­ра в Кон­ке, Фран­ция), объ­е­ди­няю­щие тра­ди­ции по­ли­хром­но­го сти­ля, ирл. ор­на­мен­ти­ку, ви­зант. тех­ни­ку пе­ре­го­род­ча­той эма­ли и ци­та­ты из ан­тич­ной об­раз­но­сти. «К. в.» вдох­ну­ло но­вую жизнь в ан­тич­ное иск-во глип­ти­ки (ин­та­лии из гор­но­го хру­ста­ля).

В эпо­ху «К. в.» бы­ло сфор­му­ли­ро­ва­но от­но­ше­ние к ико­но­по­чи­та­нию, ко­то­рое ока­за­ло зна­чит. влия­ние на зап. куль­ту­ру. Франк­фурт­ский (794), а за­тем Па­риж­ский (839) со­бо­ры, рас­смат­ри­вав­шие эту про­бле­му, не от­верг­ли ико­ны пол­но­стью, но в то же вре­мя не при­ня­ли их культ: пред­поч­те­ние бы­ло от­да­но по­чи­та­нию свя­щен­ных пред­ме­тов (ре­ли­к­вий).

Музыка

Стрем­ле­ние франк­ских ко­ро­лей (Пи­пи­на Ко­рот­ко­го и Кар­ла I) к упо­ря­до­че­нию бо­го­слу­же­ния в им­пе­рии при­ве­ло к не­об­хо­ди­мо­сти уни­фи­ци­ро­вать и оби­ход­ное пе­ние. Цер­ков­но-пев­че­ская тра­ди­ция, ко­ди­фи­ци­ро­ван­ная в эпо­ху Ка­ро­лин­гов, по­лу­чи­ла в даль­ней­шем ста­тус ка­но­на на всём ка­то­лич. За­па­де под назв. гри­го­ри­ан­ско­го хо­ра­ла. Нот­ные ру­ко­пи­си хо­ра­ла, со­хра­нив­шие­ся со вре­мён «К. в.», фак­ти­че­ски яв­ля­ют­ся пер­вы­ми до­шед­ши­ми до нас за­пи­ся­ми проф. му­зы­ки Зап. Ев­ро­пы (бо­лее ран­ние ста­ро­рим­ские и ам­вро­си­ан­ские рас­пе­вы, по-ви­ди­мо­му, пе­ре­да­ва­лись изу­ст­но). В ка­ро­линг­ских мо­на­сты­рях (в осо­бен­но­сти в Санкт-Гал­ле­не и Рай­хе­нау) сло­жи­лись но­вые жан­ры од­но­го­лос­ной цер­ков­ной му­зы­ки – се­к­вен­ции и тро­пы. За­ро­ж­де­ние зап.-ев­роп. ли­тур­ги­че­ской дра­мы совр. нау­ка так­же свя­зы­ва­ет c «К. в.» (од­на из наи­бо­лее древ­них ру­ко­пи­сей со­дер­жит «Плач на смерть Кар­ла Ве­ли­ко­го»). Во 2-й пол. 9 в. со­чи­нён (пред­поло­жи­тель­но Хот­ге­ром из Вер­де­на) «Учеб­ник му­зы­ки» («Mu­sica enchiria­dis»; ра­нее ав­то­ром это­го трак­та­та счи­та­ли Хук­баль­да Сент-Аман­ско­го), со­дер­жа­щий пер­вые из­вест­ные об­раз­цы мно­го­го­лос­ной му­зы­ки (в жан­ре ор­га­ну­ма), за­пи­сан­ные в т. н. да­сий­ной но­та­ции.

Лит.: Fleckenstein J. Die Bildungsreform Karls des Grossen als Verwirklichung der Norma rectitudinis. Freiburg, 1953; Patzelt E. Die karolingische Renaissance. [2. Aufl.]. Graz, 1965; Karl der Grosse: Werk und Wirkung. [Kаt.]. Aachen, 1965; Morrisson K. F. The church, reform and Renaissance in the early Middle Ages // Life and thought in the early Middle Ages / Ed. R. S. Hoyt. Minneapolis, 1967; Braunfels W. Die Welt der Karolinger und ihre Kunst. Münch., 1968; Ullmann W. The Carolingian Renaissance and the idea of kingship. L., 1969; Hubert J., Porcher J., Vol­bach W. The Carolingian Renaissance. N. Y., 1970; Riché P. Éducation et culture dans l’Oc­cident barbare (VI–VIII siècles). 3 éd. P., 1973; Trompf G. W. The concept of the Ca­ro­lingian Renaissance // Journal of the History of Ideas. 1973. Vol. 34. P. 3–26; Müthe­rich F., Gaehde J. E. Karolingische Buchmale­rei. Münch., 1976; McKitterick R. The Fran­kish church and the Carolingian reforms, 789–895. L., 1977; Fichtenau H. The Carolingian Empire. Toronto; Buffalo, 1978; Bullough D. The age of Charlemagne. 2nd ed. N. Y., 1980; Heitz C. L’Ar­chi­tecture religieuse carolin­gien­ne: les formes et leurs fonctions. P., 1980; Guer­reau-Jalabert A. La «Renaissance caro­lin­gienne»: modèles culturels, usages linguis­ti­ques et structures sociales // Bibliotheque de l’Ecole des chartes. 1981. Vol. 139. № 1; Riché P. Les Carolingiens. Une famille qui fit l’Europe. P., 1983; Contreni J. J. Carolin­gian learning masters and manuscripts. Alder­shot, 1992; Brown G. The Carolingian Renais­sance // Carolingian culture: emulation and in­novation. Camb., 1994; Нес­сель­штра­ус Ц. Г. Ис­кус­ст­во ран­не­го сред­не­ве­ко­вья. СПб., 2000; Гас­па­ров М. Л. Ка­ро­линг­ское воз­ро­ж­де­ние VIII–IX вв. // Па­мят­ни­ки сред­не­ве­ко­вой ла­тин­ской ли­те­ра­ту­ры VIII–IX в. М., 2006; Си­до­ров А. И. От­звук на­стоя­ще­го: ис­то­ри­че­ская мысль в эпо­ху Ка­ро­линг­ско­го воз­ро­ж­де­ния. СПб., 2006; Тя­же­лов В. Н. Ран­нее сред­не­ве­ко­вье. М., 2006.

Вернуться к началу