ЕГИ́ПЕТ ДРЕ́ВНИЙ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 9. Москва, 2007, стр. 597-608

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. О. Большаков (Исторический очерк, Культура)

ЕГИ́ПЕТ ДРЕ́ВНИЙ, древ­нее го­су­дар­ст­во на се­ве­ро-вос­то­ке Аф­ри­ки, в до­ли­не Ни­ла от 1-го ниль­ско­го по­ро­га до Сре­ди­зем­но­го мо­ря.

Исторический очерк

Источники и периодизация

Древ­ние егип­тя­не вос­при­ни­ма­ли ис­то­рию как цик­ли­че­ское по­вто­ре­ние цар­ст­во­ва­ний, ка­ж­дое из ко­то­рых долж­но вклю­чать оп­ре­де­лён­ный на­бор куль­то­вых дей­ст­вий. До нас дош­ли т. н. Па­лерм­ский, Ка­ир­ский и Сак­кар­ский кам­ни с ан­на­ла­ми Ста­ро­го цар­ст­ва и неск. цар­ских спи­сков Но­во­го цар­ст­ва на т. н. Ту­рин­ском па­пи­ру­се и на сте­нах хра­мов и гроб­ниц; все они име­ли ис­клю­чи­тель­но куль­то­вое на­зна­че­ние. Един­ст­вен­ное из­вест­ное нам соб­ст­вен­но ис­то­рич. со­чи­не­ние бы­ло на­пи­са­но в 3 в. до н. э. на греч. яз. и для гре­ков жре­цом Ма­не­фо­ном; оно пред­став­ля­ло со­бой пе­ре­чень имён ца­рей (тра­диц. тер­мин – фа­ра­он) с упо­ми­на­ния­ми со­бы­тий, про­ис­хо­див­ших в не­ко­то­рые цар­ст­во­ва­ния. Изу­че­ние ис­то­рии Е. Д. ос­но­ва­но на па­мят­ни­ках, спе­ци­аль­но ис­то­рич. ин­фор­ма­цию не фик­си­ро­вав­ших и от­ра­жав­ших её лишь кос­вен­но и од­но­сто­рон­не, в свя­зи с хра­мо­вым и гроб­нич­ным куль­том. Тек­сты за­ни­ма­ют центр. ме­сто в ре­кон­ст­рук­ции ис­то­рии Е. Д., од­на­ко их све­де­ния су­ще­ст­вен­но до­пол­ня­ют­ся дан­ны­ми ма­те­ри­аль­ных про­яв­ле­ний куль­ту­ры.

Пер­вая по­пыт­ка пе­рио­ди­за­ции ис­то­рии Е. Д. бы­ла пред­при­ня­та Ма­не­фо­ном, раз­де­лив­шим её на ди­на­стии. Это де­ле­ние в ос­но­ве сво­ей при­ня­то совр. нау­кой и до­пол­не­но бо­лее круп­ны­ми чле­не­ния­ми – «цар­ст­ва­ми» и «пе­ре­ход­ны­ми пе­рио­да­ми», со­от­вет­ст­вую­щи­ми эпо­хам един­ст­ва и раз­дроб­лен­но­сти стра­ны, а так­же вы­де­ле­ни­ем пе­рио­дов пер­во­быт­но­го Егип­та и гре­ко-рим­ско­го вре­ме­ни. По­сколь­ку на про­тя­же­нии б. ч. ис­то­рии Е. Д. син­хро­низ­мы с др. куль­ту­ра­ми прак­ти­че­ски от­сут­ст­ву­ют, да­ти­ров­ки по ца­рям и ди­на­сти­ям пре­об­ла­да­ют над аб­со­лют­ны­ми да­ти­ров­ка­ми.

Первобытный Египет

Че­ло­век поя­вил­ся в до­ли­не Ни­ла при­мер­но 20 тыс. лет на­зад, од­на­ко на ру­бе­же 10-го тыс. ко­ли­че­ст­во стоя­нок рез­ко со­кра­ти­лось, воз­мож­но по­то­му, что по­вы­ше­ние влаж­но­сти кли­ма­та сде­ла­ло Са­ха­ру бо­лее при­вле­ка­тель­ной для жиз­ни; ран­ний (са­ха­ро-­су­дан­ский) не­олит (10–6-е тыс. до н. э.) пред­став­лен в осн. сто­ян­ка­ми за пре­де­ла­ми до­ли­ны (На­бта-Плая, Бир-Ки­сей­ба), жи­те­ли ко­то­рых за­ни­ма­лись ры­бо­лов­ст­вом, охо­той и со­би­ра­тель­ст­вом. На­чав­шее­ся в 6-м тыс. до н. э. от­ло­же­ние ила при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию пло­до­род­ных ал­лю­ви­аль­ных почв и к окон­ча­тель­но­му за­се­ле­нию до­ли­ны и пе­ре­хо­ду к зем­ле­де­лию. К сер. 6-го – сер. 4-го тыс. до н. э. от­но­сит­ся фай­юм­ская куль­ту­ра (Фай­юм А, Фай­юм­ский оа­зис, см. Фай­юм), к кон. 6-го – сер. 4-го тыс. до н. э. – куль­ту­ра Ме­ри­да-Бе­ни-Са­ла­ма (2-я пол. 5-го тыс. до н. э., юго-зап. ок­раи­на Дель­ты). До­ди­на­стич. пе­ри­од обыч­но на­чи­на­ют от­счи­ты­вать с верх­не­еги­пет­ской ба­да­рий­ской куль­ту­ры (2-я пол. 5-го тыс. до н. э., от Мат­ма­ра до Эль­ка­ба и с вы­хо­дом на по­бе­ре­жье Крас­но­го м.); на зна­чит. часть Верх­не­го Егип­та и Ну­бии (от Мат­ма­ра до Куб­ба­нии) рас­про­стра­ня­ет­ся куль­ту­ра На­га­да I (ам­рат­ская, 1-я пол. 4-го тыс. до н. э.). 2-я фа­за куль­ту­ры На­га­да – На­га­да II (гер­зей­ская куль­ту­ра, 36–33 вв. до н. э.) рас­про­стра­ня­ет­ся вплоть до Дель­ты и на часть Ну­бии. На се­ве­ре су­ще­ст­ву­ют куль­ту­ры Ома­ри (сер. 5-го тыс. до н. э., юж­нее Ка­и­ра) и Маа­ди (1-я пол. – сер. 4-го тыс. до н. э., рай­он Каи­ра), от­ли­чаю­щая­ся зна­чительным влия­ни­ем ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры Па­ле­сти­ны, ко­то­рое вы­зва­но важ­ной ро­лью тор­гов­ли. Фа­за На­га­да III (32–31 вв. до н. э.) пред­став­ля­ет со­бой за­вер­ше­ние до­ди­на­стического пе­рио­да и вре­мя фор­ми­ро­ва­ния египетского го­су­дар­ст­ва.

Раннее царство (30–28 вв. до н. э., I–II династии)

На про­тя­же­нии б. ч. 20 в. в егип­то­ло­гии гос­под­ство­ва­ли два пред­став­ле­ния о воз­ник­но­ве­нии егип. го­су­дар­ст­вен­но­сти: прив­не­се­ние её ми­гра­цией в до­ли­ну Ни­ла на­ро­да бо­лее вы­со­ко­го уров­ня (т. н. ди­на­сти­че­ской ра­сы); объ­е­ди­не­ние стра­ны в ре­зуль­та­те борь­бы двух ги­по­те­тич. царств – юж­но­го и се­вер­но­го, за­кон­чив­шей­ся по­бе­дой пер­во­го. Совр. нау­кой до­ка­за­но, что на­се­ле­ние ди­на­стич. Е. Д. ав­то­хтон­но, а сме­на па­мят­ни­ков ниж­не­еги­пет­ских куль­тур на­гад­ски­ми не свя­за­на с по­ли­тич. кон­со­ли­да­ци­ей стра­ны. Ок. 3000 пра­ви­те­лям верх­не­еги­пет­ско­го Аби­до­са, ди­на­стия ко­то­рых (т. н. 0 ди­на­стия) к это­му вре­ме­ни су­ще­ст­во­ва­ла ок. 200 лет, уда­лось рас­про­стра­нить свою власть на зна­чительную часть тер­ри­то­рии, на­се­лён­ной но­си­те­ля­ми куль­ту­ры На­га­да. Аби­дос стал пер­вой сто­ли­цей Е. Д. Ма­не­фон свя­зы­вал объ­е­ди­не­ние стра­ны с име­нем Ме­не­са, соз­дав­ше­го на гра­ни­це Верх­не­го и Ниж­не­го Егип­та но­вую сто­ли­цу Мем­фис, и гроб­ни­ца это­го ца­ря (Хо­ра Аха, Ме­ни) дей­ст­ви­тель­но на­хо­дит­ся в Аби­до­се, од­на­ко на­сколь­ко ве­ли­ко и проч­но бы­ло его гос-во, су­дить труд­но. По-ви­ди­мо­му, хо­тя бы­ла соз­да­на дос­та­точ­но слож­ная административная сис­те­ма, един­ст­во бы­ло не­проч­ным (есть све­де­ния о серь­ёз­ных кон­флик­тах в кон­це II ди­на­стии), а раз­ме­ры тер­ри­то­рии, кон­тро­ли­руе­мой ца­ря­ми, до сих пор вы­зы­ва­ют со­мне­ние. Тем не ме­нее гос-во Ран­не­го цар­ст­ва бы­ло пер­вым в ис­то­рии круп­ным тер­ри­то­ри­аль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, ка­че­ст­вен­но от­лич­ным от син­хрон­ных ближ­не­во­сточ­ных го­ро­дов-го­су­дарств.

Старое (Древнее) царство (27–22 вв. до н. э., III–VIII династии)

Пирамида Нечерхета (Джосера). III династия. Саккара. Фото А. О. Большакова

Ста­рое цар­ст­во час­то на­зы­ва­ют эпо­хой пи­ра­мид, и дей­ст­ви­тель­но, пи­ра­ми­даль­ные по­гре­баль­ные па­мят­ни­ки ца­рей яв­ля­ют­ся не толь­ко круп­ней­ши­ми со­ору­же­ния­ми это­го вре­ме­ни, но и сим­во­лом его важ­ней­ших ха­рак­те­ри­стик. Ста­рое цар­ст­во оз­на­ме­но­ва­лось выс­шей в ис­то­рии Е. Д. сте­пе­нью кон­цен­тра­ции вла­сти в ру­ках обо­же­ст­в­лён­но­го ца­ря, рас­про­стра­няв­шей­ся на тер­ри­то­рию от Сре­ди­зем­но­го м. до 1-го ниль­ско­го по­ро­га. Бла­го­при­ят­ные эко­ло­гические ус­ло­вия по­зво­ли­ли зна­чи­тель­но уве­ли­чить с.-х. про­из-во, а это сде­ла­ло воз­мож­ным реа­ли­за­цию та­ких об­ще­го­су­дар­ст­вен­ных про­ек­тов, как строи­тель­ст­во пи­ра­мид. В свою оче­редь, раз­ре­ше­ние мно­же­ст­ва ор­га­ни­зацион­ных за­дач, ко­то­ро­го тре­бо­ва­ло строи­тель­ст­во, при­ве­ло к соз­да­нию слож­но­го ад­ми­нистративного ап­па­ра­та, про­ни­кав­ше­го во все сфе­ры жиз­ни; во гла­ве ап­па­ра­та сто­ял вер­хов­ный са­нов­ник – ча­ти (пер­во­на­чаль­но обя­за­тель­но был ца­ре­вич). Окон­ча­тель­но сло­жи­лось де­ле­ние стра­ны на адм. еди­ни­цы – се­пат (греч., но­мы), во гла­ве кото­рых стоя­ли на­зна­чае­мые ца­рём но­мар­хи. От­ли­чительной чер­той ад­ми­ни­ст­ра­ции Ста­ро­го цар­ст­ва бы­ло со­вме­щение мно­же­ст­ва долж­но­стей (ино­гда не­сколь­ких де­сят­ков) од­ним круп­ным чи­нов­ни­ком. Об­ра­ба­ты­вае­мая зем­ля прак­ти­че­ски пол­но­стью на­хо­ди­лась в соб­ст­вен­но­сти ца­ря, ко­то­рый пе­ре­да­вал зе­мель­ные уго­дья с на­се­ле­ни­ем во вла­де­ние чи­нов­ни­кам как обес­пе­че­ние их служ­бы. Вла­де­ния зна­ти бы­ли чрез­вы­чай­но ве­ли­ки, о хо­зяй­ст­вах лю­дей бо­лее скром­но­го по­ло­же­ния из­вест­но ма­ло. Тру­до­вое на­се­ле­ние бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но в от­ря­ды, са­мо­дос­та­точ­ные на­столь­ко, что их мож­но бы­ло лег­ко пе­ре­во­дить с од­ной ра­бо­ты на дру­гую, а воо­ру­жив, пре­вра­щать в во­ин­ские под­раз­де­ле­ния. Силь­ных со­пер­ни­ков в эту эпо­ху Е. Д. не имел и по­это­му мог ог­ра­ни­чи­вать­ся спо­ра­диче­ски­ми экс­пе­ди­ция­ми за свои пре­де­лы для за­хва­та ра­бо­чей си­лы и ско­та и до­бы­чи от­сут­ст­во­вав­ших в до­ли­не ма­те­риа­лов.

Пирамида Хуфу (Хеопса) и сфинкс Хафра (Хефрена). IV династия. Гиза. Фото А. О. Большакова
Мастабы Старого царства. IV династия. Гиза. Фото А. О. Большакова

О со­бы­ти­ях по­ли­тич. ис­то­рии Ста­ро­го цар­ст­ва из­вест­но ма­ло. Ца­ри, пред­став­ляю­щие­ся нам наи­бо­лее зна­чи­тель­ны­ми фи­гу­ра­ми, вы­де­ля­ют­ся не столь­ко свои­ми де­ла­ми, сколь­ко па­мят­ни­ка­ми. Сре­ди них Не­чер­хет (Джо­сер) – строи­тель пер­вой сту­пен­ча­той пи­ра­ми­ды – и Снеф­ру, Ху­фу (Хе­опс) и Хаф­ра (Хеф­рен), вы­де­ляю­щие­ся мас­шта­ба­ми сво­ей стро­ительной дея­тель­но­сти. В кон­це Ста­ро­го цар­ст­ва из-за на­сту­п­ле­ния пес­ков бы­ла ут­ра­че­на зна­чительная часть об­ра­ба­ты­вае­мых зе­мель, что приве­ло к ухуд­ше­нию эко­но­мического по­ло­же­ния и ос­лаб­ле­нию центральной вла­сти; стал раз­ви­вать­ся се­па­ра­тизм но­мар­хов, фак­ти­чески уже став­ших на­след­ны­ми. Всё это при­ве­ло к рас­па­ду еди­но­го гос-ва по­сле ря­да ко­рот­ких цар­ст­во­ва­ний (VII–VIII ди­на­стии).

Первый переходный период (22–21 вв. до н. э., IX – сер. XI династии)

По­сле па­де­ния Ста­ро­го цар­ст­ва сто­ли­ца пе­ре­мес­ти­лась в Ге­рак­ле­о­поль, где пра­ви­ли IX и X ди­на­стии, пы­тав­шие­ся под­ра­жать сво­им пред­ше­ст­вен­ни­кам, од­на­ко кон­тро­ли­ро­вав­шие лишь часть тер­ри­то­рии Е. Д. и поч­ти не ос­та­вив­шие па­мят­ни­ков. Из-за низ­ких раз­ли­вов Ни­ла воз­ни­кал го­лод, ино­гда до­во­див­ший до лю­до­ед­ст­ва, а раз­дроб­лен­ность вы­зы­ва­ла по­ли­тические и во­енные кон­флик­ты; в Дель­ту про­ни­ка­ли азиа­ты, и она, ви­ди­мо, бы­ла по­те­ря­на. С во­ца­ре­ни­ем в Фи­вах соб­ст­вен­ной (XI) ди­на­стии, син­хрон­ной с Х ди­на­сти­ей, на­ча­лась борь­ба Се­ве­ра и Юга за гос­под­ство, и по­сле временных ус­пе­хов ге­рак­ле­о­по­ли­тов фи­ван­цы одер­жа­ли ре­шаю­щие по­бе­ды. Фи­ван­ский пра­ви­тель Мен­ту­хо­теп II в ре­зуль­та­те дол­гой вой­ны объ­е­ди­нил стра­ну, с че­го и на­чи­на­ет­ся от­счёт Сред­не­го цар­ст­ва.

Среднее царство (21 – сер. 17 вв. до н. э., сер. XI–XIII династии)

Лицо статуи Сенусерта III. XII династия. Египетский музей (Каир).

На­ча­ло Сред­не­го цар­ст­ва оз­на­ме­но­ва­лось зна­чит. куль­то­вым строи­тель­ст­вом и экс­пе­ди­ция­ми за пре­де­лы стра­ны, что сви­де­тель­ст­ву­ет о проч­но­сти центр. вла­сти, уст­ра­нив­шей не­по­кор­ных но­мар­хов и стро­го кон­тро­ли­ро­вав­шей ос­тав­лен­ных на сво­их по­стах. Од­на­ко по­сле смер­ти Мен­ту­хо­те­па IV власть не­по­нят­ным об­ра­зом ока­за­лась в ру­ках Аме­нем­хе­та – ви­зи­ря, ос­но­вав­ше­го XII ди­на­стию (Аме­нем­хет I). Он пе­ре­нёс сто­ли­цу в но­вый го­род Ит­та­уи (в рай­оне Фай­ю­ма), где ок­ру­жил се­бя но­вой зна­тью, пре­дан­ной лич­но ему; он же по­стро­ил ук­ре­п­ле­ния, за­щи­щав­шие Дель­ту от азиа­тов. Аме­нем­хет I был убит в ре­зуль­та­те за­го­во­ра, и это по­ро­ди­ло прак­ти­ку со­прав­ле­ний ца­ря и на­след­ни­ка, обес­пе­чи­вав­шую пре­ем­ст­вен­ность вла­сти. Но­вой опас­но­стью для Е. Д. Сред­не­го цар­ст­ва бы­ло уси­ле­ние ну­бий­ских (ку­шит­ских) пле­мён, и по­дав­ле­ние их бы­ло на­сущ­ной за­да­чей, раз­ре­шён­ной лишь Се­ну­сер­том III (сер. 19 в.), про­дви­нув­шим­ся на юг до 2-го ниль­ско­го по­ро­га и соз­дав­шим мощ­ную сис­те­му по­гра­нич­ных кре­по­стей. Прав­ле­ние его сы­на Аме­нем­хе­та III (по­след­няя четв. 19 – 1-я четв. 18 вв.) ста­ло вер­ши­ной Сред­не­го цар­ст­ва; был окон­ча­тель­но по­дав­лен се­па­ра­тизм но­мо­вой зна­ти, ук­реп­ле­ны гра­ни­цы, ве­лось зна­чительное строи­тель­ст­во. По­сле не­го на­чал­ся упа­док, и XIII ди­на­стия пред­став­ля­ла со­бой по­сле­до­ва­тель­ность прав­ле­ний не­зна­чи­тель­ных ца­рей. Ад­ми­ни­ст­ра­ция Сред­не­го цар­ст­ва ос­но­вы­ва­лась на тех же прин­ци­пах, что и администрация Ста­ро­го цар­ст­ва, но обя­зан­но­сти в пре­де­лах долж­но­стей ста­ли бо­лее кон­крет­ны­ми, а ко­ли­че­ст­во долж­но­стей со­кра­ти­лось. На­след­ные но­мар­хи бы­ли ос­лаб­ле­ны бла­го­да­ря уве­ли­че­нию ро­ли на­зна­чае­мых гра­до­на­чаль­ни­ков, а при Се­ну­сер­те III пост но­мар­ха был ли­к­ви­ди­ро­ван. Ис­чез­ли ог­ром­ные хо­зяй­ст­ва, ха­рак­тер­ные для Ста­ро­го цар­ст­ва; рас­про­стра­нён­ным ста­ло рас­пре­де­ле­ние тру­до­во­го на­се­ле­ния на ра­бо­ты пу­тём смот­ров. На про­тя­же­нии б. ч. Сред­не­го цар­ст­ва раз­ли­вы Ни­ла бы­ли не­вы­со­ки, по­это­му для ком­пен­са­ции сни­зив­шей­ся уро­жай­но­сти был соз­дан боль­шой ир­ри­га­ци­он­ный узел в Фай­ю­ме, уве­ли­чив­ший ко­ли­че­ст­во об­ра­ба­ты­вае­мых зе­мель. Раз­ви­ва­лись тор­го­вые свя­зи с Аф­ри­кой, Пе­ред­ней Ази­ей, Эгей­ским ми­ром.

Второй переходный период (сер. 17 – сер. 16 вв. до н. э., XIV–XVII династии)

Не­зна­чи­тель­ная XIV ди­на­стия ка­кое-то вре­мя кон­тро­ли­ро­ва­ла часть Дель­ты, од­на­ко вско­ре Ниж­ний Еги­пет и часть Верх­не­го Егип­та (при­мер­но до Ку­зы) ока­за­лись в ру­ках азиа­тов-гик­со­сов (греч. пе­ре­да­ча егип. тер­ми­на «пра­ви­те­ли на­го­рий»). Они ос­но­ва­ли своё цар­ст­во со сто­ли­цей в Ава­ри­се (XV–XVI ди­на­стии), в Фи­вах же в это вре­мя су­ще­ст­во­ва­ла ме­ст­ная XVII ди­на­стия. Гик­со­сы от­час­ти егип­ти­зи­ро­ва­лись, и взаи­мо­от­но­ше­ния двух час­тей стра­ны ос­та­ва­лись до­воль­но мир­ны­ми до тех пор, по­ка фи­ван­ские ца­ри Се­ке­нен­ра и Ка­мос не на­ча­ли вой­ну про­тив Се­ве­ра. По­след­не­му уда­лось дой­ти до Ава­ри­са, но взять его и из­гнать гик­со­сов из Е. Д. смог толь­ко Ях­мос, ос­но­ва­тель XVIII ди­на­стии. Уг­ро­зу для Верх­не­го Егип­та в это вре­мя пред­став­ля­ло ну­бий­ское про­то­го­су­дар­ст­во с цен­тром в Кер­ме, дей­ст­во­вав­шее в сою­зе с гик­со­са­ми и да­же в на­ча­ле Но­во­го цар­ст­ва со­вер­шав­шее опас­ные на­бе­ги в Еги­пет.

Новое царство (сер. 16 – 3-я четв. 11 в. до н. э., XVIII–XX династии)

Из­гна­ние гик­со­сов ста­ло толч­ком к пре­вра­ще­нию Е. Д. в во­ен. дер­жа­ву. На про­тя­же­нии 1-й по­ло­ви­ны XVIII ди­на­стии по­хо­ды на юг и се­ве­ро-вос­ток бы­ли поч­ти не­пре­рыв­ны­ми. При круп­ней­ших за­вое­ва­те­лях – Тут­мо­се III (3-я четв. 15 в.) и Амен­хо­те­пе II (по­след­няя четв. 15 в.) – бы­ли под­чи­не­ны Па­ле­сти­на и часть Си­рии и егип­тя­не вы­шли к Ев­фра­ту; на юге бы­ла пол­но­стью по­ко­ре­на Ну­бия (Куш). Ог­ром­ная во­ен. до­бы­ча и по­сто­ян­ная дань с за­воё­ван­ных тер­ри­то­рий обо­га­ща­ли знать и хра­мы, но так­же зна­чи­тель­но по­вы­ша­ли уро­вень жиз­ни сред­них сло­ёв на­се­ле­ния; при­ток плен­ных при­вёл к боль­шо­му рос­ту ча­ст­но­го ра­бо­вла­де­ния. Усо­вер­шен­ст­во­ва­лась ар­мия, ядром ко­то­рой ста­ли ко­лес­ни­цы, за­им­ст­во­ван­ные у гик­со­сов. Рас­ши­ри­лась внеш­няя тор­гов­ля, не­ви­дан­ных мас­шта­бов дос­тиг­ло куль­то­вое строи­тель­ст­во. Вре­ме­нем наи­боль­ше­го рас­цве­та Но­во­го цар­ст­ва бы­ло мир­ное прав­ле­ние Амен­хо­те­па III (1-я пол. 14 в.), раз­вер­нув­ше­го об­шир­ную про­грам­му обо­же­ст­в­ле­ния ца­ря. Она про­дол­жи­лась при Амен­хо­те­пе IV – Эх­на­то­не (3-я четв. 14 в.), ко­то­рый от­ме­нил тра­диц. куль­ты и свёл кар­ти­ну ми­ра к взаи­мо­от­но­ше­ни­ям сол­неч­но­го бо­га Ато­на и его сы­на – ца­ря. По­сле смер­ти Эх­на­то­на преж­ние куль­ты бы­ли вос­ста­нов­ле­ны, од­на­ко его дея­тель­ность ра­ди­каль­но из­ме­ни­ла ли­цо егип. куль­ту­ры и раз­де­ли­ла её на две ка­че­ст­вен­но раз­ные по­ло­ви­ны. Смут­ный пе­ри­од по­сле Эх­на­то­на за­вер­шил­ся при­хо­дом к вла­сти ца­рей из во­ен­ных, один из ко­то­рых, Рам­сес I, по­ло­жил на­ча­ло XIX ди­на­стии. На­ча­лось воз­вра­ще­ние прак­ти­че­ски по­те­рян­ных при Эх­на­то­не пе­ред­неа­зи­ат­ских вла­де­ний, что при­ве­ло при Рам­се­се II к столк­но­ве­нию с Хетт­ским цар­ст­вом. Ра­вен­ст­во сил не по­зво­ля­ло ни од­ной из сто­рон одер­жать верх в дол­гой борь­бе, и опас­ность со сто­ро­ны Ас­си­рии за­ста­ви­ла хет­тов пой­ти на под­пи­са­ние мир­но­го до­го­во­ра с Е., ко­то­рый впо­след­ст­вии не­укос­ни­тель­но со­блю­дал­ся. При сы­не Рам­се­са II Мер­неп­та­хе (по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 13 в.) и за­тем при ца­ре XX ди­на­стии Рам­се­се III (1-я пол. 12 в.) бы­ли ус­пеш­но от­ра­же­ны на­сту­п­ле­ния на­ро­дов мо­ря и ли­вий­цев. При по­сле­дую­щих ца­рях XX ди­на­стии про­ис­хо­дит по­сте­пен­ный упа­док Е. Д., за­вер­шив­ший­ся при Рам­се­се XI (1-я четв. 11 в.) не­боль­шой гражд. вой­ной и рас­па­дом стра­ны на две час­ти.

Третий переходный период (1070–664 до н. э., XXI–XXV династии)

Карнакский храм (вид с пилона). Фото А. О. Большакова

Ца­ри XXI ди­на­стии пра­ви­ли из Та­ни­са, но­во­го го­ро­да в вост. Дель­те, но власть их рас­про­стра­ня­лась толь­ко до се­ре­ди­ны Верх­не­го Егип­та. На юге об­ра­зо­ва­лось тео­кра­тич. гос-во, ко­то­рое тео­ре­ти­че­ски воз­глав­лял фи­ван­ский бог Амон, а фак­ти­че­ски пра­ви­ли его вер­хов­ные жре­цы, дер­жав­шие в сво­их ру­ках ду­хов­ную, гражд. и во­ен. власть. XXII–XXIII ниж­не­еги­пет­ские ди­на­стии с цен­тром в Бу­ба­сти­се об­ра­зу­ют ли­вий­ские пра­ви­те­ли, по­том­ки на­ём­ни­ков, с кон­ца Но­во­го цар­ст­ва се­лив­ших­ся в Дель­те. Ше­шон­ку I уда­лось ак­тив­но вме­шать­ся в пе­ред­неа­зи­ат­скую по­ли­ти­ку и взять Ие­ру­са­лим (3 Цар. 14:25–26), он так­же су­мел сде­лать сво­его сы­на вер­хов­ным жре­цом в Фи­вах, од­на­ко позд­нее Ниж­ний Еги­пет рас­пал­ся на ряд мел­ких вла­де­ний, управ­ляе­мых во­ен. пред­во­ди­те­ля­ми. Ме­ж­ду тем по­сле кон­ца Но­во­го цар­ст­ва на егип­ти­зи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии юж­нее Е. Д. об­ра­зо­ва­лось гос-во Куш, на­чав­шее экс­пан­сию на се­вер. В сер. 8 в. ку­шит Каш­та при­нял ти­ту­ла­ту­ру егип. ца­ря, а сме­нив­шие его Пийе (ста­рое чте­ние Пи­ан­хи, 747–716) и Ша­ба­ка (716–702) ус­та­но­ви­ли кон­троль над всем Е. Д. (XXV ди­на­стия). Под­держ­ка ку­ши­та­ми Ие­зе­кии вы­зва­ла столк­но­ве­ние с Ас­си­ри­ей в 701 и по­сле­дую­щее за­вое­ва­ние Е. Д. Асар­хад­до­ном в 674–671. В даль­ней­шем Та­хар­ке (690–664) и Та­ну­та­мо­ну (664–656) уда­ва­лось не­од­но­крат­но из­гнать ас­си­рий­цев, од­на­ко в кон­це кон­цов по­след­ние одер­жа­ли ре­ши­тель­ную по­бе­ду и раз­ру­ши­ли Фи­вы.

Поздний период (664–332 до н. э., XXVI–XXX династии)

Ас­си­рий­цы не за­ме­ня­ли пол­но­стью ме­ст­ную ад­ми­ни­ст­ра­цию на тер­ри­то­рии за­воё­ван­ной Дель­ты, а ос­тав­ля­ли у вла­сти при­знав­ших их ме­ст­ных пра­ви­те­лей. Один из них, Псам­тек (греч. Псам­ме­тих) из Саи­са, при по­мо­щи ли­дий­ских на­ём­ни­ков за де­ся­ти­ле­тие рас­про­стра­нил свою власть на весь Еги­пет и стал пол­но­прав­ным ца­рём (Псам­тек I, 664–610). Его ди­на­стия (XXVI) бы­ла вре­ме­нем по­след­не­го подъ­ё­ма не­за­ви­си­мо­го и еди­но­го егип. гос-ва, ста­ра­тель­но под­ра­жав­ше­го древ­ним тра­ди­ци­ям, од­на­ко в во­ен. от­но­ше­нии она бы­ла очень за­ви­си­ма от греч. на­ём­ни­ков, а в эко­но­ми­че­ском – от внеш­ней тор­гов­ли. Бы­ла ос­но­ва­на греч. ко­ло­ния Нав­кра­тис, че­рез ко­то­рую осу­ще­ст­вля­лись кон­так­ты со сре­ди­зем­но­мор­ским ми­ром, на­ча­то со­ору­же­ние ка­на­ла, со­еди­няв­ше­го вост. ру­кав Ни­ла с Крас­ным м., фи­ни­кий­ские мо­ря­ки впер­вые обош­ли во­круг Аф­ри­ки. Ве­лись ак­тив­ные и ус­пеш­ные во­ен. дей­ст­вия в Пе­ред­ней Азии, на юге Псам­тек II до­шёл до 4-го ниль­ско­го по­ро­га. В 525 Псам­тек III был раз­бит перс. ца­рём Кам­би­зом, ко­то­рый, за­вое­вав Еги­пет, при­нял тра­диц. цар­скую ти­ту­ла­ту­ру и, по-ви­ди­мо­му, дос­та­точ­но тер­пи­мо от­но­сил­ся к егип­тя­нам. Вос­ста­ние, на­чав­шее­ся по­сле его смер­ти в 522, бы­ло по­дав­ле­но Да­ри­ем, и Е. Д. вклю­чён в со­став перс. им­пе­рии. Со­глас­но егип. тра­ди­ции, перс. ца­ри со­став­ля­ли XXVII ди­на­стию, од­на­ко ре­аль­но Е. Д. пра­ви­ли на­зна­чав­шие­ся ими сат­ра­пы. В 404 Е. Д. уда­лось на ко­рот­кое вре­мя об­рес­ти не­за­ви­си­мость (XXVIII–XXX ди­на­стии), од­на­ко в 343–341 он был вновь за­воё­ван Ар­так­сер­ксом III Охом. Про­яв­лен­ная при этом жес­то­кость при­ве­ла к вос­ста­ни­ям, и не­уди­ви­тель­но, что в 332 егип­тя­не при­ня­ли во­шед­ше­го в стра­ну Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го как ос­во­бо­ди­те­ля.

Греко-римский период (332 до н. э. – 395 н. э.)

Киоск Траяна. 2 в. н. э. Остров Филе. Фото А. О. Большакова

Алек­сандр Ма­ке­дон­ский ко­ро­но­вал­ся как егип. царь и ос­но­вал в Зап. Дель­те но­вую сто­ли­цу – Алек­сан­д­рию. По­сле его смер­ти в 323 и раз­де­ла им­пе­рии ме­ж­ду его пол­ко­вод­ца­ми Е. Д. до­стал­ся Пто­ле­мею I (305–283). Это бы­ло вре­мя вклю­че­ния Е. в тор­го­вые свя­зи в мас­шта­бах всей ой­ку­ме­ны, Алек­сан­д­рия ста­ла круп­ней­шим тор­го­вым и куль­тур­ным цен­тром эл­ли­ни­стич. ми­ра, син­тез егип. и греч. эле­мен­тов вёл к соз­да­нию но­вых форм ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­ры. Е. Д. ак­тив­но уча­ст­во­вал в борь­бе диа­до­хов и пер­во­на­чаль­но ов­ла­дел зна­чит. ча­стью Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья, но к нач. 2 в. ут­ра­тил боль­шин­ст­во сво­их тер­ри­то­ри­аль­ных при­об­ре­те­ний, за ис­клю­че­ни­ем Ки­ре­наи­ки и Кип­ра. Ди­на­стич. борь­ба и нар. вол­не­ния, вы­зван­ные тя­жё­лы­ми на­ло­га­ми и гос. мо­но­по­ли­ями, усу­губ­ля­ли внутр. по­ло­же­ние и ос­лаб­ля­ли стра­ну. В 1 в. зна­чи­тель­но уси­ли­лось вме­ша­тель­ст­во Ри­ма в де­ла Е. Д., ряд ца­рей был обя­зан ему сво­ей вла­стью. В 30 до н. э. Е. Д. был за­воё­ван Ок­та­виа­ном (Ав­гу­стом) и окон­ча­тель­но ут­ра­тил не­за­ви­си­мость. В со­ста­ве Рим. им­пе­рии он вы­пол­нял роль гл. по­став­щи­ка зер­на и ба­зы для тор­гов­ли с Ин­ди­ей. По­сле рас­па­да им­пе­рии в 395 н. э. тер­ри­то­рия Е. Д. ста­ла со­став­ной ча­стью Ви­зан­тии до араб. за­вое­ва­ния в 642.

Пер­во­быт­ный Еги­пет. Hoffmann MA. Egypt be­fore the pharaohs. L., 1991; Midant-­Rey­nes B. The prehistory of Egypt: from the first egyptians to the first pharaohs. Oxf., 2000.

Ран­нее цар­ст­во. Wilkinson TA. H. Early dynastic Egypt. L., 2000.

Ста­рое (Древ­нее) цар­ст­во. L’Égypte et la vallée du Nil. P., 1992. Vol. 1: Vercoutter J. Des origines а̀ la fin de l’Ancien Empire.

Пер­вый пе­ре­ход­ный пе­ри­од. Де­мид­чик АЕ. Бе­зы­мян­ная пи­ра­ми­да. Го­су­дар­ст­вен­ная док­три­на древ­не­еги­пет­ской Ге­рак­ле­о­поль­ской ди­на­стии. СПб., 2005.

Сред­нее цар­ст­во. Бер­лев О. Д. Тру­до­вое на­се­ле­ние Егип­та в эпо­ху Сред­не­го цар­ст­ва. М., 1972; он же. Об­ще­ст­вен­ные от­но­ше­ния в Егип­те эпо­хи Сред­не­го цар­ст­ва. М., 1978; L’Égyp­te et la vallée du Nil. P., 1995. Vol. 2: Van­der­s­ley­en Cl. De la fin de l’Ancien Empire а̀ la fin du Nouvel Empire.

Вто­рой пе­ре­ход­ный пе­ри­од. Beckerath J. von. Untersuchungen zur politischen Geschichte der Zweiten Zwischenzeit in Ägypten. Glückstadt; N. Y., 1965.

Но­вое цар­ст­во. Redford D. History and chronology of the eighteenth dynasty. Toronto, 1967; idem. Akhenaten: the heretic king. Princeton, 1984; Kitchen K. Pharaoh triumfant: the life and times of Ramesses II, king of Egypt. 3rd ed. Warminster, 1985; L’Égypte et la vallée du Nil. P., 1995. Vol. 2: Vandersleyen Cl. De la fin de l’Ancien Empire а̀ la fin du Nouvel Empire.

Тре­тий пе­ре­ход­ный пе­ри­од и Позд­ний пе­ри­од. Posener G. La première domination perse en Égypte. Le Caire, 1936; Libya and Egypt, c. 1300–750 BC. L., 1990; Kitchen K. The third intermediare period in Egypt. 3rd ed. War­mins­ter, 1995; Török L. The birth of an ancient African kingdom: Kush and her myth of the state in the first millennium BC. Lille, 1995.

Культура

Религия и мифология

Изу­че­ние егип. ре­ли­гии по­зво­ля­ет про­сле­дить раз­ви­тие соз­на­ния на про­тя­же­нии трёх ты­ся­че­ле­тий и вы­явить его осн. тен­ден­ции. Важ­ней­ши­ми чер­та­ми егип. ре­ли­гии яв­ля­ют­ся по­ли­те­изм, син­кре­тизм и по­ли­мор­физм (мно­же­ст­вен­ность об­ли­ков бо­же­ст­ва).

По­ли­те­изм. Пер­во­на­чаль­но егип. бо­ги бы­ли во­пло­ще­ния­ми при­род­ных сил и яв­ле­ний, га­ран­ти­ро­вав­ши­ми по­сто­ян­ное их по­вто­ре­ние; воз­мож­но, не­сколь­ко позд­нее поя­ви­лись бо­ги, обес­пе­чи­вав­шие функ­цио­ни­ро­ва­ние об­ще­ст­ва. Хо­тя ка­ж­дый из бо­гов был выс­шей си­лой в сво­ей об­лас­ти, ни­кто из них не был все­мо­гу­щим во все­лен­ских мас­шта­бах, и мир уп­рав­лял­ся ими со­во­куп­но. Все они по про­ис­хо­ж­де­нию ме­ст­ные, го­род­ские, а ис­ход­но – пле­мен­ные бо­же­ст­ва; власть ка­ж­до­го про­сти­ра­лась сна­ча­ла на не­боль­шую тер­ри­то­рию, в даль­ней­шем куль­ты ря­да бо­гов рас­про­стра­ни­лись по всей стра­не, од­на­ко пред­став­ле­ние о том, что каж­дый бог свя­зан с оп­ре­де­лён­ным ме­стом, со­хра­ня­лось. Та­ким об­ра­зом, ме­ж­ду мно­го­числ. бо­га­ми не бы­ло кон­ку­рен­ции, и для егип­тян ха­рак­тер­но пол­ное от­сут­ст­вие ре­лиг. не­тер­пи­мо­сти. Кро­ме то­го, син­кре­тизм, по­зво­ляв­ший ото­жде­ст­в­лять разл. бо­гов, де­лал бес­смыс­лен­ным спо­ры о пре­иму­ще­ст­ве од­но­го из них над дру­ги­ми. Лишь в Но­вом цар­ст­ве ста­ли про­яв­лять­ся тен­ден­ции к по­яв­ле­нию об­раза бо­га ми­ро­во­го, не ог­ра­ни­чен­но­го тер­ри­то­ри­аль­но и об­ла­даю­ще­го все­зна­ни­ем и все­мо­гу­ще­ст­вом. В этой ро­ли вы­сту­пал пре­ж­де все­го фи­ван­ский Амон, од­на­ко про­ис­хо­ди­ло это не толь­ко за счёт его соб­ст­вен­но­го уси­ле­ния, но и пу­тём ото­жде­ст­в­ле­ния с ним двух др. ве­ли­ких бо­гов – ге­лио­поль­ско­го Ра и мем­фис­ско­го Пта­ха. Вве­де­ние куль­та Ато­на при Эх­на­то­не обыч­но рас­смат­ри­ва­ют как не­удач­ную по­пыт­ку ус­та­нов­ле­ния мо­но­теиз­ма, од­на­ко и то­гда с этим бо­гом со­су­ще­ст­во­ва­ли дру­гие, с ко­то­ры­ми он ото­жде­ст­в­лял­ся. По­ли­те­изм со­хра­нял­ся в Е. Д. до кон­ца его ис­то­рии.

Син­кре­тизм. Час­то неск. бо­гов со­еди­ня­лись в од­но но­вое бо­же­ст­во, со­хра­няв­шее осн. чер­ты ка­ж­до­го из них. Воз­мож­ность син­кре­тиз­ма пре­до­пре­де­ля­лась су­ще­ст­во­ва­ни­ем по­ли­те­из­ма, т. к. мно­же­ст­во бо­гов, про­ис­хо­дя­щих из раз­ных мест, име­ли сход­ные функ­ции. На­ря­ду с та­ким функ­цио­наль­ным син­кре­тиз­мом су­ще­ст­во­вал син­кре­тизм по­ли­ти­че­ский, ко­гда бог но­вой сто­ли­цы для под­твер­жде­ния его зна­чи­мо­сти ото­жде­ст­в­лял­ся с древ­ним сол­неч­ным бо­гом Ра (Се­бек-­Ра, Амон-Ра и пр.). Кро­ме то­го, од­но бо­же­ст­во мог­ло опи­сы­вать­ся как часть те­ла или сущ­ность (Ка или Ба) дру­го­го.

По­ли­мор­физм. Об­лик боль­шин­ст­ва егип. бо­гов вос­хо­дит к то­те­ми­стич. пред­став­ле­ни­ям, од­на­ко на эта­пе воз­ник­но­ве­ния гос-ва бо­ги на­ча­ли при­об­ре­тать че­ло­ве­че­ские чер­ты и сло­жил­ся наи­бо­лее час­тый тип изо­бра­же­ний бо­гов – го­ло­ва жи­вот­но­го на те­ле че­ло­ве­ка. Лишь очень ред­ко бо­ги име­ли чис­то ан­тро­по­морф­ный об­лик (напр., Птах, Оси­рис, Амон). С не­ко­то­ры­ми бо­га­ми свя­зы­ва­лось неск. жи­вот­ных (напр., с То­том – ибис и па­ви­ан). Од­на­ко это толь­ко внеш­ние про­яв­ле­ния бо­гов, вос­при­ни­мае­мые че­ло­ве­ком, ис­тин­ный же об­лик бо­га не­из­вес­тен, и су­дить о нём че­ло­век не мо­жет. Бо­лее то­го, бо­же­ст­во мо­жет про­яв­лять­ся в «мил­лио­нах об­ра­зов», и в этой мно­же­ст­вен­но­сти со­сто­ит его мо­гу­ще­ст­во. Бес­ко­неч­ность форм про­яв­ле­ния бы­ла од­ной из при­чин рас­про­стра­нён­но­сти син­кре­тиз­ма.

Храм в Эдфу (пилон). 3–1 вв. до н. э. Фото А. О. Большакова

Че­ло­век и бо­ги. Мир пред­став­лял­ся егип­тя­нам вы­шед­шим из хао­са и су­ще­ст­во­вав­шим на гра­ни не­бы­тия. Ми­ро­вой по­ря­док под­дер­жи­вал­ся бо­га­ми, а че­ло­век дол­жен был обес­пе­чи­вать со­хра­не­ние та­ко­го по­ло­же­ния. Но т. к. бо­ги не все­мо­гу­щи, у них не про­си­ли ми­ло­сти, а управ­ля­ли ими, при­но­ся жерт­вы. Лю­ди для то­го и бы­ли соз­да­ны бо­га­ми, что­бы про­из­во­дить жерт­вен­ные про­дук­ты и кор­мить ими бо­гов, а бо­ги, на­хо­дясь в до­воль­ст­ве, пра­виль­но управ­ля­ют ми­ром и га­ран­ти­ру­ют жизнь и про­цве­та­ние лю­дей. Т. о., мир сто­ял на со­труд­ни­че­ст­ве лю­дей и бо­гов, а культ за­ни­мал центр. ме­сто в ре­ли­гии. Его пра­виль­ное со­вер­ше­ние бы­ло важ­нее, чем по­зна­ние су­ти бо­же­ст­ва, лич­ная связь с ним или пра­вед­ная жизнь. Лишь в Но­вом цар­ст­ве при­об­ре­та­ет зна­че­ние пред­став­ле­ние о том, что бог мо­жет на­ка­зать за гре­хи, но мо­жет и по­ми­ло­вать, ес­ли че­ло­век рас­ка­ет­ся и об­ра­тит­ся к не­му с ис­крен­ней мо­лит­вой, од­на­ко и здесь под гре­хом по­ни­ма­ли на­ру­ше­ния не столь­ко мо­раль­ных норм, сколь­ко тре­бо­ва­ний ри­туа­ла.

Кос­мо­го­нии. По-ви­ди­мо­му, во всех зна­чительных цен­трах Е. су­ще­ст­во­ва­ли свои пред­став­ле­ния о на­ча­ле ми­ра, цент­раль­ную роль в ко­то­рых иг­рал мест­ный бог, но раз­ви­лись и по­лу­чи­ли об­ще­еги­пет­ское при­зна­ние лишь не­ко­то­рые из бо­гов. Од­ним из древ­ней­ших ре­ли­ги­оз­ных цен­тров был Ге­лио­поль, где счи­та­лось, что до на­ча­ла ми­ра су­ще­ст­во­вал вод­ный ха­ос Нун, из ко­то­ро­го поя­вил­ся пес­ча­ный холм. Этот холм был пер­во­бо­гом Ату­мом, ко­то­рый, впро­чем, очень ра­но пре­вра­тил­ся в сол­неч­ное бо­же­ст­во. Атум пу­тём мас­тур­ба­ции соз­дал Шу (воз­дух или свет) и Теф­нут (ве­ро­ят­но, вла­гу); от них про­изо­шло 2-е по­ко­ле­ние бо­гов – Геб (зем­ля) и Нут (не­бо). 3-м по­ко­ле­ни­ем бы­ли Оси­рис и Иси­да, Сет и Неф­ти­да. Стар­шие бо­ги во­пло­ща­ют важ­ней­шие при­род­ные фе­но­ме­ны, а млад­шее по­ко­ле­ние вве­де­но в ге­лио­поль­скую кос­мо­го­нию яв­но ис­кус­ст­вен­но, для то­го, что­бы воз­вес­ти к ро­ду, иду­ще­му от на­ча­ла ми­ра, пра­вя­ще­го ца­ря Егип­та, ко­то­рый ото­жде­ст­в­лял­ся с сы­ном Оси­ри­са и Иси­ды Го­ром (Хо­ром).

Ка­че­ст­вен­но от­лич­на мем­фис­ская кос­мо­го­ния, со­глас­но ко­то­рой мир был со­тво­рён Пта­хом пу­тём на­зы­ва­ния имён все­го то­го, что долж­но бы­ло воз­ник­нуть. «Сло­во» ис­хо­дит из серд­ца бо­га (ор­га­на мыш­ле­ния, по егип. пред­став­ле­ни­ям) и про­из­но­сит­ся вслух; тем са­мым «речь, что за­ду­ма­на серд­цем и вы­шла че­рез язык» реа­ли­зу­ет­ся как на­зы­вае­мый пред­мет.

Оси­ри­че­ский цикл. Осо­бую роль в егип. ре­ли­гии и ми­фо­ло­гии иг­рал ми­фо­ло­гич. цикл, свя­зан­ный с Оси­ри­сом. Впер­вые имя Оси­ри­са упо­ми­на­ет­ся в се­ре­ди­не Ста­ро­го цар­ст­ва. В Сред­нем цар­ст­ве он ста­но­вит­ся важ­ней­шим из бо­гов мёрт­вых, и в даль­ней­шем его зна­че­ние не умень­ша­ет­ся. Со­глас­но из­ло­же­нию ми­фа греч. пи­са­те­лем 1–2 вв. н. э. Плу­тар­хом, Оси­рис был пра­ви­те­лем Егип­та, нау­чив­шим лю­дей зем­ле­де­лию и бла­го­чес­тию. Его брат Сет об­ма­ном за­ма­нил Оси­ри­са в ло­вуш­ку, убил его и бро­сил гроб в ре­ку. Те­че­ние при­нес­ло его в Библ, где же­на Оси­ри­са Иси­да на­шла и при­нес­ла те­ло в Еги­пет для по­хо­рон. То­гда Сет рас­чле­нил те­ло Оси­ри­са и раз­бро­сал по стра­не. Иси­да со­бра­ла его, кол­дов­ст­вом ожи­ви­ла му­жа для жиз­ни в ином ми­ре и за­ча­ла от не­го сы­на Го­ра (Хо­ра), отом­стив­ше­го Се­ту и став­ше­го но­вым ца­рём. Егип. вер­сии ми­фа го­раз­до бо­лее про­ти­во­ре­чи­вы из-за их раз­но­род­но­сти. В них мож­но вы­де­лить неск. осн. сю­же­тов: 1) Оси­рис как царь Егип­та; 2) убий­ст­во Оси­ри­са Се­том; 3) вос­кре­ше­ние Оси­ри­са и пре­вра­ще­ние его в ца­ря за­гроб­но­го ми­ра; 4) борь­ба Го­ра с Се­том, по­бе­да Го­ра, по­лу­че­ние им на­след­ст­ва Оси­ри­са.

Ис­то­рия Оси­ри­са при­об­ре­ла ог­ром­ное зна­че­ние, т. к. да­ва­ла объ­яс­не­ние смерт­но­сти ца­ря Е., без че­го его бо­же­ст­вен­ность мог­ла быть по­став­ле­на под со­мнение. На­чи­ная со Ста­ро­го цар­ст­ва пра­вя­щий царь ото­жде­ст­в­лял­ся с Го­ром (Хо­ром), по­сле смер­ти он ста­но­вил­ся Оси­ри­сом, а его во­ца­рив­ший­ся сын – Го­ром и т. д.; в Сред­нем цар­ст­ве с Оси­ри­сом ста­ли ото­жде­ст­в­лять вся­ко­го умер­ше­го.

Пред­став­ле­ния о ца­ре. Чрез­вы­чай­но важ­ные пред­став­ле­ния бы­ли свя­за­ны в Е. Д. с об­ра­зом ца­ря. Он со­че­тал в се­бе че­ло­ве­че­скую и бо­же­ст­вен­ную при­ро­ду, в не­ко­то­рых смыс­лах пре­вос­хо­дя бо­гов, в дру­гих же ос­та­ва­ясь че­ло­ве­ком со все­ми че­ло­ве­че­ски­ми сла­бо­стя­ми. Сво­ей че­ло­ве­че­ской со­став­ляю­щей царь не от­ли­чал­ся от ос­таль­ных лю­дей, имел те же по­треб­но­сти и был смер­тен. Од­на­ко счи­та­лось, что это все­го лишь ви­ди­мость, ре­зуль­тат не­со­вер­шен­ст­ва люд­ско­го зре­ния, ко­то­рое не в со­стоя­нии вос­при­ни­мать бо­же­ст­вен­ное и ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся лишь его внеш­ни­ми про­яв­ле­ния­ми. За че­ло­ве­че­ским об­ли­ком ца­ря скры­ва­лась его бо­же­ст­вен­ная сущ­ность. Здесь он под­лин­ный бог: у не­го бы­ла зо­ло­тая плоть, его на­зы­ва­ли тем же сло­вом «не­чер» – бог, пе­ред его ста­туя­ми при­жиз­нен­но уч­ре­ж­дал­ся культ, ана­ло­гич­ный бо­же­ско­му. По­сле смер­ти царь, ли­шив­ший­ся че­ло­ве­че­ской со­став­ляю­щей, дол­жен был как рав­ный пре­бы­вать сре­ди бо­гов.

Пред­став­ле­ния о бо­же­ст­вен­но­сти ца­ря силь­но из­ме­ня­лись на про­тя­же­нии ты­ся­че­ле­тий. Со­глас­но древ­ней­ше­му из них, воз­ник­ше­му ещё до объ­е­ди­не­ния стра­ны, он ото­жде­ст­в­лял­ся с не­бес­ным бо­гом-со­ко­лом Го­ром: на егип. пре­сто­ле си­дит сам Гор, про­яв­ляю­щий­ся в ца­ре. Смерть ца­ря и при­ход к вла­сти но­во­го – это лишь сме­на внеш­них, зем­ных про­яв­ле­ний еди­но­го и бес­смерт­но­го Го­ра. Со вре­ме­нем вста­ла за­да­ча идео­ло­гич. объ­яс­не­ния сме­ны ди­на­стий, оз­на­чаю­щей пе­ре­ход бо­же­ст­вен­но­сти из од­ной се­мьи в дру­гую. Со­глас­но но­вой теории, ко­то­рая поя­ви­лась при IV ди­на­стии, царь бо­же­ст­вен по­то­му, что мать за­чи­на­ет его не от сво­его му­жа, а от сол­неч­но­го бо­га (спер­ва Ра, за­тем Амо­на-Ра), и в за­ви­си­мо­сти от во­ли Солн­ца бу­ду­щий царь мо­жет ро­дить­ся да­же в не­цар­ской се­мье. В пе­рио­ды по­ли­тических кри­зи­сов эта тео­рия спо­соб­ст­во­ва­ла пре­ем­ст­вен­но­сти вла­сти, не­взи­рая на раз­ры­вы в на­сле­до­ва­нии, од­на­ко она не­сколь­ко ото­дви­ну­ла пред­став­ле­ние о бо­же­ст­вен­но­сти от пра­ви­те­ля – он бо­же­ст­вен не сам по се­бе, а по­то­му, что яв­ля­ет­ся сы­ном бо­га. В Но­вом цар­ст­ве царь стал всё боль­ше пре­вра­щать­ся в во­енного пра­ви­те­ля и вме­сте с тем чрез­вы­чай­но воз­рос­ла роль куль­та бо­гов. Это не из­ме­ня­ло ба­зо­вых пред­став­ле­ний о бо­же­ст­вен­но­сти ца­ря, но на де­ле она всё боль­ше ока­зы­ва­лась ре­зуль­та­том под­держ­ки его вер­хов­ным бо­же­ст­вом это­го вре­ме­ни – Амо­ном-Ра; поя­ви­лась да­же прак­ти­ка на­зна­че­ния ца­ря ора­ку­лом это­го бо­га.

То, что царь счи­тал­ся од­но­вре­мен­но бо­гом и че­ло­ве­ком, сде­ла­ло его по­сред­ни­ком ме­ж­ду людь­ми и бо­га­ми: толь­ко он мог со­вер­шать культ, и лишь прак­тич. не­об­хо­ди­мость за­став­ля­ла на де­ле пе­ре­да­вать куль­то­вые функ­ции жре­цам, ко­то­рые дей­ст­во­ва­ли от его име­ни. В си­лу сво­ей бо­же­ст­вен­но­сти царь имел собств. культ, ко­то­рый во мно­гих от­но­ше­ни­ях схо­ден с куль­том бо­гов, а в Ста­ром цар­ст­ве был глав­ным в стра­не. Его на­чи­на­ли со­вер­шать при­жиз­нен­но: сна­ча­ла – в за­упо­кой­ных хра­мах ца­рей, позд­нее – и в хра­мах бо­гов. Для Но­во­го цар­ст­ва, по­ми­мо куль­тов ца­ря как су­ще­ст­ва, имею­ще­го двой­ную при­ро­ду, ха­рак­тер­но по­яв­ле­ние его куль­тов как соб­ст­вен­но бо­га. Для ца­рей со­ору­жа­лись спец. хра­мы, из ко­то­рых осо­бен­но зна­ме­нит Абу-­Сим­бел Рам­се­са II.

Пред­став­ле­ния о жиз­ни и смер­ти. При­ро­да че­ло­ве­ка, ца­ря и бо­га опи­сы­ва­лась егип­тя­на­ми мно­же­ст­вом спо­со­бов. Вся­кое су­ще­ст­во мо­жет быть пред­став­ле­но как Ка, Ба и Рен. В егип­то­ло­гии при­ня­то по­ни­мать эти тер­ми­ны как обо­зна­чаю­щие разл. «ду­ши», од­на­ко в совр. язы­ках нет слов для их аде­к­ват­но­го пе­ре­во­да. Ка­ж­дый из этих тер­ми­нов опи­сы­ва­ет не часть су­ще­ст­ва, а его ин­ди­ви­ду­аль­ность це­ли­ком, но с оп­ре­де­лён­ной точ­ки зре­ния. Ка есть ин­ди­ви­ду­аль­ность с внеш­ней сто­ро­ны, зри­мый об­раз, Двой­ник; Ба – ин­ди­ви­ду­аль­ность как со­во­куп­ность внутр., ду­хов­ных и фи­зич. ха­рак­те­ри­стик; Рен – ин­ди­ви­ду­аль­ность, про­яв­ляю­щая­ся в име­ни (во мно­гом бли­зок к Ка). Ка, Ба и Рен при­жиз­нен­ны, но они не уми­ра­ют с те­лом и про­дол­жа­ют су­ще­ст­во­ва­ние, ес­ли для это­го соз­да­ют­ся ус­ло­вия. Жизнь Ка под­дер­жи­ва­ет­ся соз­да­ни­ем изо­бра­же­ний, с ко­то­ры­ми Ка в боль­шин­ст­ве сво­ём и ото­жде­ст­в­ля­ет­ся, что по­ро­ди­ло прак­ти­ку куль­то­вых об­ра­зов, пло­ских и ста­ту­ар­ных, раз­ме­щав­ших­ся в гроб­ни­цах (для лю­дей) и в хра­мах (для ца­рей и бо­гов). Ба не­ви­дим и не­вос­при­ни­ма­ем, как и те си­лы, что во­пло­ща­ют­ся в нём, и его жизнь под­дер­жи­ва­ет­ся не зри­мы­ми об­раз­ами, а ре­лиг. тек­ста­ми. Рен жи­вёт бла­го­да­ря по­вто­ре­нию вслух и за­пи­си име­ни, при­чём не­обя­за­тель­но в куль­то­вом кон­тек­сте. Под­дер­жа­ние Ка, Ба и Рен обес­пе­чи­ва­ло су­ще­ст­во­ва­ние че­ло­ве­че­ской лич­но­сти до тех пор, по­ка су­ще­ст­ву­ют изо­бра­же­ния и тек­сты, но на­зы­вать его за­гроб­ным не­точ­но, т. к. оно не на­чи­на­ет­ся в мо­мент смер­ти. Функ­ции за­гроб­но­го ми­ра вы­пол­ня­ли це­ле­на­прав­лен­но тво­рив­шие­ся людь­ми не­за­ви­си­мо друг от дру­га ми­ры, в ко­то­рых су­ще­ст­во­ва­ли Ка и Ба. Мир Ка точ­но, хо­тя и не пол­но­стью, ко­пи­ро­вал зем­ную дей­ст­ви­тель­ность и по­ро­ж­дал­ся реа­ли­сти­че­ски­ми по­ве­ст­во­ва­тель­ны­ми изо­бра­же­ния­ми на сте­нах куль­то­вых по­ме­ще­ний гроб­ниц; он соз­да­вал­ся для ка­ж­до­го че­ло­ве­ка от­дель­но и пред­на­зна­чал­ся толь­ко для не­го и тех, ко­го он хо­тел ви­деть ря­дом. Рас­цвет пред­став­ле­ний о ми­ре Ка при­хо­дит­ся на Ста­рое цар­ст­во, хо­тя в ме­нее чис­том ви­де они про­су­ще­ст­во­ва­ли до XVIII ди­на­стии.

Мир Ба был фан­та­сти­чен и тво­рил­ся опи­сы­вав­ши­ми его тек­ста­ми; он вы­сту­па­ет на пе­ред­ний план по­сле Ста­ро­го цар­ст­ва и в даль­ней­шем не ут­ра­чи­ва­ет зна­че­ния. Мир Ба мож­но так­же на­зы­вать и ми­ром бо­гов, т. к. его на­се­ля­ют бо­ги, де­мо­ны и др. сверхъ­ес­те­ст­вен­ные су­ще­ст­ва. Ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ная прак­ти­ка му­ми­фи­ка­ции те­ла, ви­ди­мо, со­вер­шен­но не свя­за­на с эти­ми пред­став­ле­ния­ми.

Ре­ли­ги­оз­ная ли­те­ра­ту­ра. Древ­ней­шее ре­лиг. со­чи­не­ние (в ис­то­рии не толь­ко Е. Д., но и все­го че­ло­ве­че­ст­ва) – Тек­сты пи­ра­мид, вы­се­кав­шие­ся во 2-й по­ло­ви­не Ста­ро­го цар­ст­ва на сте­нах внутр. по­ме­ще­ний гроб­ниц ца­рей и не­ко­то­рых ца­риц. Они опи­сы­ва­ют по­смерт­ное су­ще­ст­во­ва­ние ца­ря, ут­ра­тив­ше­го свою бо­же­ст­вен­ную со­став­ляю­щую, в ми­ре бо­гов, гл. обр. не­бес­ном. Во вре­ме­на смут Пер­во­го пе­ре­ход­но­го пе­рио­да цар­ские тек­сты ока­за­лись дос­туп­ны для ис­поль­зо­ва­ния людь­ми и ста­ли од­ним из ком­по­нен­тов Тек­стов сар­ко­фа­гов, пи­сав­ших­ся в Сред­нем цар­ст­ве на внутр. по­верх­но­стях де­рев. гро­бов зна­ти, пре­ж­де все­го но­мар­хов. В от­ли­чие от Тек­стов пи­ра­мид, Тек­сты сар­ко­фа­гов опи­сы­ва­ют уже под­зем­ный мир во гла­ве с Оси­ри­сом. В цар­ских гроб­ни­цах это­го вре­ме­ни ре­лиг. тек­сты от­сут­ст­ву­ют. В на­ча­ле Но­во­го цар­ст­ва по­яв­ля­ет­ся Кни­га мёрт­вых, ши­ро­ко ис­поль­зо­вав­шая­ся в за­пи­си на па­пи­ру­се и на сте­нах гроб­ниц ча­ст­ных лиц до рим. вре­ме­ни. Она пред­став­ля­ет со­бой не столь­ко опи­са­ние ино­го ми­ра, сколь­ко сбор­ник из­ре­че­ний для за­щи­ты умер­ше­го. В т. н. 125-й гла­ве впер­вые чёт­ко из­ло­же­ны до то­го лишь крат­ко упо­ми­нав­шие­ся пред­став­ле­ния о по­смерт­ном су­де Оси­ри­са, воз­даю­щем за при­жиз­нен­ные до­сто­ин­ст­ва и гре­хи. Поя­вив­шие­ся так­же в Но­вом цар­ст­ве Кни­га Ам­ду­ат, Кни­га врат, Кни­га пе­щер и др. пер­во­на­чаль­но пред­на­зна­ча­лись для ца­рей, но очень бы­ст­ро за­им­ст­во­ва­лись зна­тью. В них опи­сы­ва­ет­ся при по­мо­щи изо­бра­же­ний и крат­ких тек­стов ноч­ное пу­те­ше­ст­вие Солн­ца по под­зем­но­му ми­ру. Важ­ней­шим жан­ром ре­лиг. лит-ры Но­во­го цар­ст­ва и бо­лее позд­не­го вре­ме­ни ста­ли гим­ны бо­гам.

Письменная культура и литература

Со­хран­ность егип. тек­стов во мно­гом об­ус­лов­ле­на ис­поль­зо­ван­ным для пись­ма ма­те­риа­лом: в боль­шом ко­ли­че­ст­ве до нас дош­ли тек­сты, вы­се­чен­ные на кам­не, в то вре­мя как из на­пи­сан­ных на па­пи­ру­се уце­ле­ли лишь не­мно­гие. Пер­вые древ­не­еги­пет­ские над­пи­си (от­тис­ки пе­ча­тей, кос­тя­ные и гли­ня­ные яр­лы­ки) от­но­сят­ся ко вре­ме­ни т. н. 0 ди­на­стии; при I ди­на­стии по­яв­ля­ют­ся над­пи­си на объ­ек­тах куль­та (сте­лах). В это вре­мя скла­ды­ва­ют­ся три осн. ти­па пись­ма: мо­ну­мен­таль­ная ие­рог­ли­фи­ка, ли­ней­ная ие­рог­ли­фи­ка и ие­ра­ти­ка (ско­ро­пись) (см. так­же Еги­пет­ское пись­мо). Их упот­реб­ле­ние под­чи­ня­лось стро­гим пра­ви­лам: тек­сты, от­но­сив­шие­ся к сфе­ре куль­та и об­ра­щён­ные к бо­гам и мёрт­вым, пи­са­лись ие­ро­гли­фа­ми (мо­ну­мен­таль­ны­ми – в рель­еф­ных над­пи­сях и от­час­ти в вы­пол­нен­ных крас­кой, ли­ней­ны­ми – в про­чих рос­пи­сях и на па­пи­ру­се); тек­сты по­все­днев­ные (хо­зяйств., лит., эпи­сто­ляр­ные и т. д.) – толь­ко ско­ро­пи­сью (ие­ра­ти­кой, а в Позд­ний пе­ри­од так­же де­мо­ти­кой).

Бо­га­тое письм. на­сле­дие Е. Д. вклю­ча­ет тек­сты разл. на­зна­че­ния (тео­ло­гич. и бо­го­слу­жеб­ные, эпи­сто­ляр­ные, цар­ские над­пи­си, гроб­нич­ные над­пи­си, по­уче­ния, по­ве­ст­во­ват. со­чи­не­ния с вы­мыш­лен­ным сю­же­том), ко­то­рые не­ред­ко в их со­во­куп­но­сти на­зы­ва­ют «ли­те­ра­ту­рой»; од­на­ко соб­ст­вен­но ху­дож. лит-рой в совр. по­ни­ма­нии мож­но счи­тать лишь вы­мыш­лен­ные по­ве­ст­во­ва­ния.

В пе­ри­од Ста­ро­го цар­ст­ва раз­ви­тие письм. куль­ту­ры бы­ло ог­ра­ни­че­но гл. обр. сфе­рой ре­ли­гии и куль­та. Во 2-й по­ло­ви­не это­го пе­рио­да бы­ли за­пи­са­ны «Тек­сты пи­ра­мид», не­сколь­ко рань­ше в ча­ст­ных гроб­ни­цах поя­ви­лись пер­вые над­пи­си био­гра­фич. и ав­то­био­гра­фич. ха­рак­те­ра. Ху­дож. лит-ра пол­но­стью от­сут­ст­во­ва­ла: под­чи­нён­ность об­ществ. жиз­ни гос-ву и по­ли­тич. ста­биль­ность не спо­соб­ст­во­ва­ли по­ро­ж­даю­щей соб­ст­вен­но лит-ру реф­лек­сии по по­во­ду лич­ной судь­бы и су­деб ми­ра, а, на­про­тив, ори­ен­ти­ро­ва­ли куль­тур­ную эли­ту на тек­сты куль­то­вые, т. к. в рам­ках егип. пред­став­ле­ний имен­но культ под­дер­жи­ва­ет ми­ро­вой по­ря­док. Кро­ме то­го, рас­сказ о зем­ной жиз­ни не имел бы ад­ре­са­та: об­ра­щать­ся с ним к бо­гам бы­ло не­воз­мож­но, а к лю­дям не нуж­но, т. к. жизнь у всех пред­ста­ви­те­лей со­ци­аль­ной вер­хуш­ки бы­ла в прин­ци­пе оди­на­ко­ва и по ус­ло­ви­ям, и по ин­те­ре­сам.

Не­ко­то­рое ис­клю­че­ние со­став­ля­ли гроб­нич­ные био­гра­фии и ав­то­био­гра­фии. Хо­тя они бы­ли на­прав­ле­ны на соз­да­ние об­раза иде­аль­но­го чи­нов­ни­ка и мог­ли сво­дить­ся к пе­реч­ню его ка­честв, в них име­лась и об­ласть, за­слу­жи­вав­шая кон­кре­ти­за­ции: вся­кий кон­такт с ца­рём был со­бы­ти­ем та­ко­го мас­шта­ба, что его сле­до­ва­ло фик­си­ро­вать, по­это­му гроб­нич­ные над­пи­си час­то упо­ми­на­ют вы­пол­не­ние за­да­ний, дан­ных ца­рём, и по­лу­чен­ную за это на­гра­ду (напр., над­пи­си Уни, Хуф­хо­ра, Саб­ни). В ре­зуль­та­те имен­но ав­то­био­гра­фия и био­гра­фия ста­ли для егип­тян пер­вы­ми опы­та­ми по­ве­ст­во­ва­ния. Мож­но по­ла­гать, что сход­ные про­цес­сы шли в эпи­сто­ляр­ном жан­ре, но пи­сем, как и хо­зяйств. тек­стов, из­вест­но очень ма­ло.

По­ло­же­ние ка­че­ст­вен­но из­ме­ни­ли со­бы­тия Пер­во­го пе­ре­ход­но­го пе­рио­да. Рас­пад стра­ны, кри­зис вла­сти и со­ци­аль­ные по­тря­се­ния по­бу­ж­да­ли к объ­яс­не­нию при­чин про­изо­шед­ше­го и оп­ре­де­ле­нию пу­тей воз­вра­та к нор­ме. От­вет был сфор­му­ли­ро­ван в пер­вых соб­ст­вен­но лит. тек­стах, имею­щих яр­ко вы­ра­жен­ную со­ци­аль­ную на­прав­лен­ность. Наи­бо­лее ран­ний из них – «Ре­че­ние Ипу­се­ра», опи­сы­ваю­щее бунт в сто­ли­це и ги­бель цар­ско­го до­ма; вы­хо­дом из кри­зи­са пред­став­ля­лось вос­ста­нов­ле­ние цар­ской вла­сти и рес­тав­ра­ция куль­тов. Не­сколь­ко позд­нее поя­ви­лось по­уче­ние, ад­ре­со­ван­ное ге­рак­ле­о­поль­ско­му ца­рю Ме­ри­ка­ра его от­цом, – един­ст­вен­ный из­вест­ный нам текст, дос­то­вер­но на­пи­сан­ный ца­рём: он да­ёт чёт­кое опи­са­ние по­ли­тич. си­туа­ции в Е. Д. и прак­тич. ука­за­ния по управ­ле­нию стра­ной в ус­ло­ви­ях раз­дроб­лен­но­сти.

Даль­ней­ший им­пульс раз­ви­тию лит-ры да­ли при­ход к вла­сти не при­над­ле­жав­ше­го к цар­ско­му ро­ду Аме­нем­хе­та I и его убий­ст­во; с эти­ми со­бы­тия­ми свя­зан ряд тек­стов, часть ко­то­рых со­став­ле­на позд­нее, в пе­ри­од прав­ле­ния его сы­на Се­ну­сер­та I. «Про­ро­че­ст­во Не­фер­ти» опи­сы­ва­ет бед­ст­вия Пер­во­го пе­ре­ход­но­го пе­рио­да и пред­ска­зы­ва­ет вос­ста­нов­ле­ние по­ряд­ка ца­рём Аме­ни; ав­тор яв­но под­ра­зу­ме­ва­ет Аме­нем­хе­та I и тем са­мым оп­рав­ды­ва­ет его во­ца­ре­ние. «По­уче­ние», при­пи­сан­ное Аме­нем­хе­ту I, уни­каль­но опи­са­ни­ем оди­но­че­ст­ва и не­по­ня­то­сти вла­сти­те­ля, стре­мя­ще­го­ся к бла­гу стра­ны. Ге­рой «По­вес­ти о Си­ну­хе­те», уз­нав о ги­бе­ли Аме­нем­хе­та I, бе­жит из Егип­та и, до­бив­шись вы­со­ко­го по­ло­же­ния в Си­рии, спус­тя мно­го лет воз­вра­ща­ет­ся по ми­ло­сти­во­му при­гла­ше­нию Се­ну­сер­та I; ком­по­зи­ци­он­ным и смы­сло­вым цен­тром про­из­ве­де­ния яв­ля­ет­ся гимн Се­ну­сер­ту I. Те­ма­ти­че­ски к лит-ре это­го пе­рио­да при­мы­ка­ет бо­лее позд­ний па­пи­рус Вест­кар с цик­лом ска­зок о чу­де­сах древ­них ча­ро­де­ев; его гл. те­ма – объ­яс­не­ние c точ­ки зре­ния ре­ли­гии пе­ре­хо­да вла­сти от IV ди­на­стии к не свя­зан­ной с ней род­ст­вен­но V ди­на­стии, в ко­то­ром ви­де­лась ана­ло­гия во­ца­ре­нию Аме­нем­хе­та I.

Не­сколь­ко про­из­ве­де­ний т. н. пес­си­ми­стич. лит-ры («Спор Че­ло­ве­ка и Ба», «Раз­го­вор Ха­хе­пер­ра­се­не­ба Ан­ху со сво­им Серд­цем») по­свя­ще­ны внутр. тер­за­ни­ям че­ло­ве­ка, ут­ра­тив­ше­го своё ме­сто в ми­ре, стра­даю­ще­го от со­ци­аль­ных не­уря­диц; осо­бое ме­сто за­ни­ма­ют про­бле­мы, свя­зан­ные с упад­ком гроб­нич­но­го куль­та, вы­ска­зы­ва­ют­ся да­же со­мне­ния в его не­об­хо­ди­мо­сти. Яв­но соз­дан­ные в пе­ри­од Сред­не­го цар­ст­ва, эти тек­сты сви­де­тель­ст­ву­ют о тя­жё­лой си­туа­ции в стра­не, од­на­ко дей­ст­вие их по­ме­ще­но в Пер­вый пе­ре­ход­ный пе­ри­од, по­сколь­ку упо­ми­на­ния о не­га­тив­ной сто­ро­не совр. жиз­ни счи­та­лись не­уме­ст­ными. К это­му же вре­ме­ни бы­ли от­не­се­ны со­бы­тия «По­вес­ти о крас­но­ре­чи­вом по­се­ля­ни­не», ге­рой ко­то­рой стал­ки­ва­ет­ся с про­из­во­лом мел­ко­го на­чаль­ст­ва, но бла­го­да­ря уме­нию кра­си­во го­во­рить на­хо­дит за­щи­ту у ца­ря. Ге­рои и со­бы­тия этих про­из­ве­де­ний вы­мыш­ле­ны – это но­вое яв­ле­ние в сло­вес­но­сти воз­ник­ло в на­ча­ле Сред­не­го цар­ст­ва (пер­вое со­чи­не­ние та­ко­го ро­да – «Сказ­ка о по­тер­пев­шем ко­раб­ле­кру­ше­ние»). Боль­шое рас­про­стра­не­ние в Сред­нем цар­ст­ве по­лу­чил жанр по­уче­ний, где го­во­ри­лось о нор­мах по­ве­де­ния, со­блю­де­ние ко­то­рых не­об­хо­ди­мо для жиз­нен­но­го ус­пе­ха, о поль­зе об­ра­зо­ва­ния («По­уче­ние Хе­ти»), об от­но­ше­нии че­ло­ве­ка к ца­рю («Лоя­ли­сти­че­ское по­уче­ние»); не­ко­то­рые из них («По­уче­ние Пта­хо­те­па», «По­уче­ние Ка­гем­ни») при­пи­сы­ва­лись ре­аль­ным муд­ре­цам Ста­ро­го цар­ст­ва.

Не­взи­рая на рас­про­стра­нён­ность опи­са­ний кра­ха по­ряд­ка в ми­ре и об­ще­ст­ве, жанр тео­ди­цеи, ха­рак­тер­ный для ли­те­ра­тур древ­не­го Ближ­не­го Вос­то­ка, в Егип­те не воз­ник, по­сколь­ку от­вет на во­прос о при­ро­де ми­ро­во­го зла был егип­тя­нам и без то­го хо­ро­шо из­вес­тен: по­ря­док рас­ша­ты­ва­ет­ся из-за не­пра­виль­но­го или не­дос­та­точ­но­го при­не­се­ния жертв бо­гам, и для его воз­ро­ж­де­ния не­об­хо­ди­мо вос­ста­нов­ле­ние ста­рых и уч­ре­ж­де­ние но­вых куль­тов. Не по­лу­чи­ла зна­чит. рас­про­стра­не­ния так­же лит. об­ра­бот­ка ми­фо­ло­гич. сю­же­тов, т. к. егип. ре­ли­гия бы­ла пре­ж­де все­го ре­ли­ги­ей куль­та.

Лит-ра Сред­не­го цар­ст­ва соз­да­ла свой язык, ко­то­рый впо­след­ст­вии счи­тал­ся клас­си­че­ским и, бу­ду­чи уже мёрт­вым, ис­поль­зо­вал­ся для тек­стов Но­во­го цар­ст­ва и бо­лее позд­не­го вре­ме­ни. Лит. про­из­ве­де­ния по­сто­ян­но пе­ре­пи­сы­ва­лись, так что боль­шин­ст­во из них дош­ло до нас в ко­пи­ях Но­во­го цар­ст­ва. Из не­ли­те­ра­тур­ных тек­стов Сред­не­го цар­ст­ва сле­ду­ет от­ме­тить мно­го­числ. цар­ские над­пи­си, в т. ч. по­бед­ные, а так­же ав­то­био­гра­фии и био­гра­фии из ча­ст­ных гроб­ниц, в осн. но­мар­хов, даю­щие по срав­не­нию с тек­ста­ми Ста­ро­го цар­ст­ва го­раз­до боль­ше ин­фор­ма­ции ис­то­рич. ха­рак­те­ра.

В Но­вом цар­ст­ве рез­ко воз­рос­ло ко­ли­че­ст­во цар­ских над­пи­сей, по­свя­щён­ных стро­ит. хра­мо­вой дея­тель­но­сти и во­ен. по­бе­дам: Ан­на­лы Тут­мо­са III, по­ве­ст­во­ва­ние о Ка­деш­ской бит­ве Рам­се­са II, над­пи­си о по­бе­дах Мер­неп­та­ха и Рам­се­са III над ли­вий­ца­ми и на­ро­да­ми мо­ря. Мно­го­чис­лен­ны и об­шир­ны гроб­нич­ные био­гра­фии и ав­то­био­гра­фии ча­ст­ных лиц, в т. ч. вои­нов, уча­ст­во­вав­ших в по­хо­дах за пре­де­лы Егип­та (над­пись на­чаль­ни­ка греб­цов Ях­мо­са, уча­ст­во­вав­ше­го в из­гна­нии гик­со­сов). Из гроб­ниц из­вест­ны и за­пи­си офиц. ин­ст­рук­ций ви­зи­рям. Важ­ней­шим жан­ром ре­лиг. лит-ры Но­во­го цар­ст­ва и бо­лее позд­не­го вре­ме­ни ста­ли гим­ны бо­гам; не­ко­то­рые из них об­ла­да­ют не­со­мнен­ны­ми ху­дож. дос­то­ин­ст­ва­ми (Боль­шой гимн Ато­ну, воз­мож­но, на­пи­сан­ный Эх­на­то­ном). Ху­дож. лит-ра пред­став­ле­на сказ­ка­ми, как вол­шеб­ны­ми («Два бра­та», «За­ча­ро­ван­ный ца­ре­вич», «Прав­да и Крив­да»), так и свя­зан­ны­ми с ре­аль­ны­ми со­бы­тия­ми («Апо­пи и Се­ке­нен­ра», «Взя­тие Яф­фы») и ми­фа­ми (лит. об­ра­бот­ка «Спо­ра Хо­ра и Се­та»). До­ми­ни­ро­ва­ние раз­вле­ка­тель­но­сти в ори­ги­наль­ных тек­стах мог­ло быть свя­за­но с тем, что роль серь­ёз­ной клас­си­ки иг­ра­ли со­чи­не­ния Сред­не­го цар­ст­ва. Од­но из важ­ней­ших про­из­ве­де­ний эпо­хи – «Пу­те­ше­ст­вие Унуа­мо­на в Библ», ве­ро­ят­но, ос­но­ван­ное на ре­аль­ных со­бы­ти­ях и яр­ко ри­сую­щее об­ста­нов­ку вре­мён упад­ка Но­во­го цар­ст­ва. Про­дол­жа­лась тра­ди­ция по­уче­ний (напр., «По­уче­ние Аме­не­мо­пе», «По­уче­ние Ани»), при­чём воз­рос­ло ко­ли­че­ст­во тек­стов, ад­ре­со­ван­ных на­чи­наю­щим пис­цам. Но­вое яв­ле­ние в лит-ре – лю­бов­ная ли­ри­ка XIX–XX ди­на­стий. Часть тек­стов Но­во­го цар­ст­ва на­пи­са­на на мерт­вом сред­не­еги­пет­ском яз., часть – на раз­го­вор­ном но­во­еги­пет­ском язы­ке.

В Треть­ем пе­ре­ход­ном и Позд­нем пе­рио­дах ко­ли­че­ст­во цар­ских тек­стов со­кра­ща­ет­ся, од­на­ко ца­ри XXV ди­на­стии Пийе и Та­ну­та­мон ос­та­ви­ли ин­те­рес­ней­шие ис­то­рич. над­пи­си на сред­не­еги­пет­ском яз. Рас­про­стра­нён­ны­ми ста­но­вят­ся над­пи­си о цар­ских да­ре­ни­ях хра­мам. Из-за ма­ло­го ко­ли­че­ст­ва ча­ст­ных гроб­ниц био­гра­фии и ав­то­био­гра­фии с их стен пе­ре­ме­ща­ют­ся на ста­туи, по­ме­щав­шие­ся в хра­мах (зна­ме­ни­тая над­пись Уд­жа­хор­ре­сен­та, со­труд­ни­чав­ше­го с Кам­би­зом II и Да­ри­ем I и до­би­вав­ше­го­ся от них об­лег­че­ния по­ло­же­ния Егип­та во вре­мя пер­во­го перс. за­вое­ва­ния). Но­вых лит. тек­стов не­мно­го, но не­ко­то­рые сю­же­ты, за­фик­си­ро­ван­ные Ге­ро­до­том и ав­то­ра­ми гре­ко-рим. пе­рио­да, мог­ли воз­ник­нуть в это вре­мя. Мно­го­числ. до­ку­мен­ты, на­пи­сан­ные но­вой, де­мо­тич. ско­ро­пи­сью, слу­жат бо­га­тым ис­точ­ни­ком ин­фор­ма­ции о разл. ас­пек­тах по­все­днев­ной жиз­ни Егип­та.

Для гре­ко-рим. пе­рио­да ха­рак­тер­но боль­шое ко­ли­че­ст­во над­пи­сей, со­став­ляв­ших­ся егип. жре­ца­ми для ца­рей с це­лью под­дер­жа­ния тра­ди­ции, при­хо­див­шей в упа­док под вла­стью чу­же­зем­цев. Сре­ди лит. тек­стов сле­ду­ет от­ме­тить два де­мо­тич. цик­ла, дей­ст­вие ко­то­рых от­не­се­но в да­лё­кое про­шлое: ге­роя­ми од­но­го из них яв­ля­ет­ся сын Рам­се­са II Хе­му­ас и сын по­след­не­го Са-Оси­рис; дру­гой, опи­сы­ваю­щий со­бы­тия вре­мён борь­бы мел­ких ли­вий­ских пра­ви­те­лей 7 в. до н. э., ве­ро­ят­но, на­пи­сан не без влия­ния «Илиа­ды». Лит-ра Е. Д. ока­за­ла зна­чит. влия­ние на др. лит-ры древ­но­сти, в т. ч. на гре­че­скую. Не­ко­то­рые егип. сю­же­ты че­рез гре­ков про­ник­ли в лит-ру ев­роп. на­ро­дов.

Архитектура и изобразительное искусство

Др.-егип. иск-во бы­ло все­це­ло обу­слов­ле­но тре­бо­ва­ния­ми ре­ли­гии и ори­ен­ти­ро­ва­но на соз­да­ние куль­то­вых об­ра­зов и ок­ру­же­ния для них. Вы­пол­не­ние пер­вой за­да­чи по­ро­ди­ло скульп­ту­ру и на­стен­ные изо­бра­же­ния, вто­рой – хра­мо­вую и гроб­нич­ную ар­хи­тек­ту­ру. Хра­мы и по­гре­баль­ные па­мят­ни­ки с их изо­бра­зит. оформ­ле­ни­ем дош­ли до нас в ог­ром­ных ко­ли­че­ст­вах бла­го­да­ря ис­поль­зо­ва­нию кам­ня как осн. ма­те­риа­ла; жи­лые до­ма, двор­цы и т. д., со­ору­жав­шие­ся из бо­лее де­шё­во­го и удоб­но­го в жар­ком кли­ма­те, но не­проч­но­го сыр­цо­во­го кир­пи­ча, из­вест­ны меньше, по­это­му в на­ших пред­став­ле­ни­ях о егип. ар­хи­тек­ту­ре и изо­бра­зи­тель­но­сти су­ще­ст­ву­ет зна­чи­тель­ный пе­ре­кос в сто­ро­ну куль­то­вых па­мят­ни­ков.

Древ­ней­шие по­строй­ки, об­лик ко­то­рых со­хра­нил­ся в до- и ран­не­ди­на­сти­че­ских изо­бра­же­ни­ях и в фор­мах ие­рог­ли­фов, бы­ли тро­ст­ни­ко­вы­ми; от­дель­ные их эле­мен­ты ими­ти­ро­ва­лись в бо­лее позд­ней сыр­цо­вой и ка­мен­ной ар­хи­тек­ту­ре и со­хра­ни­лись до кон­ца егип. ис­то­рии (на­при­мер, т. н. ба­ра­бан над двер­ным про­ёмом вос­хо­дит к свёр­ну­той ци­нов­ке). Пер­вые из­вест­ные нам круп­ные со­ору­же­ния – гроб­ни­цы ца­рей 0–I ди­на­стий в Аби­до­се (31–29 вв. до н. э.) – пред­став­ля­ли со­бой со­че­та­ние не­вы­со­кой за­бу­то­ван­ной щеб­нем и пес­ком кир­пич­ной су­пер­струк­ту­ры с ка­ме­ра­ми для по­гре­баль­но­го ин­вен­та­ря и суб­струк­ту­ры в ви­де под­зем­ной по­гре­баль­ной ка­ме­ры; пе­ред гроб­ни­ца­ми стоя­ли сте­лы с име­на­ми ца­рей. Цар­ские гроб­ни­цы бы­ли ок­ру­же­ны по­гре­бе­ния­ми при­бли­жён­ных, так­же со сте­ла­ми, на ко­то­рых по­ми­мо ти­ту­ла и име­ни хо­зя­ев бы­ли их изо­бра­же­ния.

Для ца­ря III ди­на­стии Не­чер­хе­та (Джо­се­ра) в Сак­ка­ре бы­ла по­строе­на ар­хи­тек­то­ром Им­хо­те­пом пер­вая сту­пен­ча­тая пи­ра­ми­да (выс. ок. 61 м), ок­ру­жён­ная боль­шим ри­ту­аль­ным ком­плек­сом, ими­ти­рую­щим цар­скую ре­зи­ден­цию; в га­ле­ре­ях под пи­ра­ми­дой на­хо­дят­ся вы­со­чай­ше­го ка­че­ст­ва рель­е­фы, изо­бра­жаю­щие ца­ря. Ча­ст­ные гроб­ни­цы пред­став­ля­ют со­бой мас­та­бы – пря­мо­уголь­ные в пла­не по­строй­ки со слег­ка на­клон­ны­ми фа­са­да­ми, куль­то­вым по­ме­ще­ни­ем (ча­сов­ней) внут­ри и по­гре­баль­ной ка­ме­рой, вы­се­чен­ной в ска­ле. По­яв­ля­ет­ся пер­вая гроб­ни­ца (Хе­си­ра), в ко­то­рой сте­ны ча­сов­ни по­кры­ты рос­пи­ся­ми, изо­бра­жаю­щи­ми бы­то­вые пред­ме­ты, и де­рев. рез­ны­ми па­не­ля­ми, по сти­лю и ка­че­ст­ву близ­ки­ми к рель­е­фам Не­чер­хе­та.

IV ди­на­стия – вре­мя ве­ли­ких пи­ра­мид. Снеф­ру стро­ит в Ме­ду­ме и Дах­шу­ре 3 пи­ра­ми­ды, при нём воз­ни­ка­ет тип пи­ра­ми­ды с глад­ки­ми гра­ня­ми. Ху­фу (Хе­опс) и Хаф­ра (Хеф­рен) воз­во­дят в Ги­зе круп­ней­шие пи­ра­ми­ды в ис­то­рии (см. Великая пирамида); с Мен­кау­ра на­чи­на­ет­ся умень­ше­ние раз­ме­ров гроб­ниц. Скла­ды­ва­ет­ся но­вый тип при­пи­ра­мид­ных ком­плек­сов: вме­сто ими­та­ции ре­зи­ден­ции по­яв­ля­ют­ся 2 хра­ма – при­мы­каю­щий к пи­ра­ми­де верх­ний храм и стоя­щий в том мес­те, ко­то­ро­го дос­ти­га­ла во­да во вре­мя раз­ли­ва Ни­ла, ниж­ний храм; со­ору­же­ния со­еди­ня­лись кры­той до­ро­гой; изо­бра­зит. про­грам­ма хра­мов вклю­ча­ла ста­туи и на­стен­ные рель­е­фы. Наи­бо­лее хо­ро­шо со­хра­нил­ся ниж­ний храм Хаф­ра. В даль­ней­шем пи­ра­ми­ды стро­ят­ся в Сак­ка­ре и Абу-Си­ре, раз­ме­ры их хра­мов уве­ли­чи­ва­ют­ся, а ко­ли­че­ст­во изо­бра­же­ний воз­рас­та­ет (все они очень силь­но раз­ру­ше­ны). При V ди­на­стии по­строе­ны 6 т. н. сол­неч­ных хра­мов (из них со­хра­ни­лись два), в ко­то­рых со­че­та­лись куль­ты Солн­ца и ца­ря; они име­ли вид от­кры­то­го дво­ра, в цен­тре ко­то­ро­го сто­ял мо­ну­мен­таль­ный обе­лиск.

Стела Упемнефрета. IV династия. Гиза. Музей антропологии (Беркли, США).

При IV ди­на­стии на­чи­на­ет­ся раз­ви­тие сис­те­мы изо­бра­зит. оформ­ле­ния гроб­ниц зна­ти. Оно на­прав­ле­но на обес­пе­че­ние хо­зяи­на гроб­ни­цы пи­щей, по­это­му пер­во­на­чаль­но на сте­нах изо­бра­жа­ют­ся са­ми про­дук­ты и их дос­тав­ка; со вре­ме­нем по­лу­ча­ют раз­ви­тие сю­же­ты, свя­зан­ные с их про­из-вом, и по­сте­пен­но скла­ды­ва­ет­ся ком­плекс изо­бра­же­ний, очень де­таль­но и точ­но, хо­тя и не­пол­но вос­про­из­во­дя­щий хо­зяй­ст­во вель­мо­жи. По­сколь­ку изо­бра­же­ния свя­за­ны с Двой­ни­ком-Ка (см. раз­дел Ре­ли­гия), в гроб­ни­це воз­ни­ка­ет це­лый мир-двой­ник, ко­пи­рую­щий зем­ную дей­ст­ви­тель­ность. Во 2-й по­ло­ви­не пе­рио­да прав­ле­ния V и в на­ча­ле цар­ст­во­ва­ния VI ди­на­стий сис­те­ма на­стен­ных изо­бра­же­ний дос­ти­га­ет макс. раз­ви­тия как в ко­ли­че­ст­вен­ном от­но­ше­нии, так и по час­ти ху­дож. со­вер­шен­ст­ва (гроб­ни­цы Чи, Птах­хо­те­па II, Ме­ху, Ме­ре­ру­ка и др.). Изо­бра­же­ния вы­пол­не­ны в осн. в не­вы­со­ком рас­кра­шен­ном рель­е­фе, ко­ли­че­ст­во рос­пи­сей не­зна­чи­тель­но. Пер­вые гроб­ни­цы, вы­се­чен­ные в ска­ле, по­яв­ля­ют­ся в Ги­зе, но рас­про­стра­не­ние они по­лу­ча­ют гл. обр. в про­вин­ции.

Хра­мы бо­гов Ста­ро­го цар­ст­ва бы­ли не­ве­ли­ки и те­ря­лись на фо­не цар­ских со­ору­же­ний; в си­лу это­го они из­вест­ны нам очень пло­хо. Так, храм бо­жеств ниль­ско­го раз­ли­ва на о. Эле­фан­ти­на пред­став­лял со­бой куль­то­вое ме­сто в рас­ще­ли­не ме­ж­ду ог­ром­ны­ми гра­нит­ны­ми ва­лу­на­ми, из ко­то­рой при еже­год­ном подъ­ё­ме Ни­ла по­яв­ля­лась во­да.

Статуя царевича Рахотепа. Фрагмент. IV династия. Медум. Египетский музей (Каир).
Бюст Анххафа. IV династия. Гиза. Музей изящных искусств (Бостон).

Глав­ным объ­ек­том куль­та в хра­мах и гроб­ни­цах бы­ли ста­туи. Скульп­ту­ра из хра­мов бо­гов Ста­ро­го цар­ст­ва прак­ти­че­ски не­из­вест­на, за­то до нас дош­ло мно­же­ст­во об­раз­цов ста­туй ца­рей и ча­ст­ных лиц. Пер­вая со­хра­нив­шая­ся цар­ская ста­туя от­но­сит­ся к кон­цу II ди­на­стии, од­на­ко вре­ме­нем наи­выс­ше­го рас­цве­та скульп­ту­ры бы­ла IV ди­на­стия, от ко­то­рой дош­ли та­кие ше­дев­ры, как ста­туя Хаф­ра из его ниж­не­го хра­ма, го­ло­ва Дже­деф­ра (Лувр, Па­риж), мно­го­числ. груп­пы Мен­кау­ра. Ста­туи ца­рей пе­ре­да­ют их двой­ную при­ро­ду – че­ло­ве­че­скую (ин­ди­ви­дуа­ли­зи­ро­ван­ное ли­цо) и бо­же­ст­вен­ную (иде­аль­ное те­ло). Скульп­ту­ра ча­ст­ных лиц ос­но­вы­ва­ет­ся на дру­гом прин­ци­пе: боль­шин­ст­во ста­туй ус­лов­но, и ин­ди­ви­дуа­ли­за­ция дос­ти­га­ет­ся за счёт при­пи­сы­ва­ния име­ни че­ло­ве­ка, од­на­ко ино­гда, гл. обр. при IV ди­на­стии, по не очень по­нят­ным при­чи­нам по­яв­ля­ют­ся под­лин­ные порт­ре­ты, при­чём ин­ди­ви­дуа­ли­зи­ру­ют­ся и ли­цо, и те­ло. Сре­ди порт­ре­тов с за­ост­рён­ной пси­хо­ло­гич­но­стью – ста­туи Ра­хо­те­па (Еги­пет­ский му­зей, Ка­ир), Хе­миу­ну, Каи (Лувр), Каа­пе­ра (Еги­пет­ский му­зей, Ка­ир) и, воз­мож­но, луч­шее про­из­ве­де­ние Ста­ро­го цар­ст­ва – бюст Анх­ха­фа (Му­зей изящ­ных ис­кусств, Бос­тон).

Пер­вый пе­ре­ход­ный пе­ри­од был вре­ме­нем упад­ка ху­дож. тра­ди­ций, од­на­ко вос­ста­нов­ле­ние куль­тов в нач. Сред­не­го цар­ст­ва вы­зва­ло воз­ро­ж­де­ние ар­хи­тек­ту­ры и изо­бра­зит. иск-ва. Про­дол­жи­лось воз­ве­де­ние пи­ра­мид, од­на­ко все они не­ве­ли­ки (выс. 50–60 м) и тех­ни­ка строи­тель­ст­ва на­хо­дит­ся на не­срав­нен­но бо­лее низ­ком уров­не, чем рань­ше; не­ко­то­рые по­строе­ны из кир­пи­ча. Наи­бо­лее зна­чи­те­лен был прак­ти­че­ски пол­но­стью ут­ра­чен­ный при­пи­ра­мид­ный ком­плекс Аме­нем­хе­та III в Ха­ва­ре, на­зван­ный гре­ка­ми Ла­би­рин­том; он, ви­ди­мо, пред­став­лял со­бой храм, в ко­то­ром бы­ли со­еди­не­ны куль­ты ца­ря и мн. бо­гов.

«Белая часовня» Сенусерта I. XII династия. Карнак. Фото А. О. Большакова

Хра­мы бо­гов всё ещё ма­лы; бóльшая их часть бы­ла унич­то­же­на при пе­ре­строй­ках бо­лее позд­не­го вре­ме­ни. Об их ар­хи­тек­ту­ре мож­но су­дить по «Бе­лой ча­сов­не» Се­ну­сер­та I в Кар­на­ке. Со­хра­нив­шие­ся рель­е­фы из хра­мов ца­рей и бо­гов от­ли­ча­ют­ся изя­ще­ст­вом и тон­ко­стью ра­бо­ты.

Фото А. О. Большакова Пирамида Сенусерта II. XII династия. Эль-Лахун.

Сто­лич­ные нек­ро­по­ли Сред­не­го цар­ст­ва очень силь­но раз­ру­ше­ны, и мас­та­бы выс­шей зна­ти поч­ти не­из­вест­ны; их изо­бра­зительное оформ­ле­ние в об­щем сле­до­ва­ло тра­ди­ци­ям Ста­ро­го цар­ст­ва. За­то мно­го­чис­лен­ны и бо­га­ты про­вин­циальные скаль­ные гроб­ни­цы, пре­ж­де все­го при­над­ле­жав­шие но­мар­хам (нек­ро­по­ли в Бе­ни-­Ха­са­не, Эль-Бер­ше, Кав-эль-Ка­бир, Меи­ре, Фи­вах, Куб­бет-эль-Ха­ва и др.). Их сте­ны по­кры­ты, как пра­ви­ло, уже не рель­е­фа­ми, а рос­пи­ся­ми, что да­ло тол­чок раз­ви­тию жи­во­пис­ной тех­ни­ки со сво­бод­ным маз­ком и бо­га­той цве­то­вой гам­мой. Те­ма­ти­че­ски рос­пи­си про­дол­жа­ют на­ту­ра­ли­стические тен­ден­ции Ста­ро­го цар­ст­ва.

Скульп­тур­ный цар­ский порт­рет Сред­не­го цар­ст­ва – од­но из ин­те­рес­ней­ших яв­ле­ний в ис­то­рии др.-егип. ис­кус­ст­ва. Скры­тая на­пря­жён­ность в об­ще­ст­ве, про­явив­шая­ся так­же в лит-ре это­го вре­ме­ни (см. раз­дел Ли­те­ра­ту­ра), при­ве­ла к то­му, что на сме­ну бо­же­ст­вен­ной бес­стра­ст­но­сти порт­ре­тов Ста­ро­го цар­ст­ва при­шли на­пря­жён­ность, экс­прес­сия, ус­та­лость, го­речь впол­не че­ло­ве­че­ских лиц; осо­бен­но вы­ра­зи­тель­ны ста­туи Се­ну­сер­та III и Аме­нем­хе­та III (обе – Еги­пет­ский му­зей, Ка­ир). Ча­ст­ная скульп­ту­ра ста­но­вит­ся, как пра­ви­ло, бо­лее скром­ной по раз­ме­рам, за­то за­мет­но рас­ши­ря­ет­ся круг её за­каз­чи­ков; ста­туи мо­гут раз­ме­щать­ся не толь­ко в гроб­ни­цах, но и в хра­мах.

Карнакский храм (гипостильный зал). XIX династия. Фото А. О. Большакова
Фото А. О. Большакова Луксорский храм (пилон и аллея сфинксов). XVIII династия, XXX династия.

Но­вое цар­ст­во – пе­ри­од ак­тив­ней­ше­го хра­мо­во­го строи­тель­ст­ва. Скла­ды­ва­ет­ся тип хра­ма со вхо­дом в ви­де пи­ло­на, од­ним или не­сколь­ки­ми дво­ра­ми, ги­по­стиль­ным (ко­лон­ным) за­лом и на­хо­дя­щим­ся за ним свя­ти­ли­щем. Круп­ней­шим куль­то­вым ком­плек­сом Егип­та при XVIII ди­на­стии стал Кар­нак (др.-егип. Ипет-сут) в Фи­вах, ко­то­рый раз­ви­вал­ся до гре­ко-рим. вре­ме­ни и, бу­ду­чи по­свя­щён пре­ж­де все­го Амо­ну-Ра, вклю­чал хра­мы ря­да др. бо­гов (Мут, Хон­су, Пта­ха и др.). Дру­гой важ­ней­ший храм Амо­на-Ра – Лук­сор­ский, в строи­тель­ст­ве ко­то­ро­го при­ни­мал уча­стие арх. Амен­хо­теп Млад­ший, так­же раз­ви­вал­ся до Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го и рим. им­пе­ра­то­ров. По­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние скаль­ные хра­мы, сре­ди ко­то­рых наи­бо­лее зна­ме­нит Абу-Сим­бел, по­стро­ен­ный Рам­се­сом II, с ко­лос­саль­ны­ми ста­туя­ми, оформ­ляю­щи­ми фа­сад.

Абу-Симбел, скальный храм Рамсеса II. XIX династия. Фото А. О. Большакова
Храм Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри. XVIII династия. Фивы, западный берег. Фото А. О. Большакова

В Но­вом цар­ст­ве про­изо­шёл от­каз от пи­ра­ми­ды как фор­мы цар­ско­го по­гре­баль­но­го па­мят­ни­ка. Вме­сто это­го в До­ли­не ца­рей ста­ли вы­се­кать скаль­ные гроб­ни­цы. Пер­во­на­чаль­но имев­шие до­воль­но скром­ные раз­ме­ры, с кон­ца XVIII ди­на­стии они на­ча­ли уве­ли­чи­вать­ся, и дли­на круп­ней­ших из них пре­вы­ша­ет 100 м (Се­ти I, Мер­неп­тах, Рам­сес III, Рам­се­сы V и VI). На сте­нах гроб­ниц в рос­пи­си (ино­гда в рас­кра­шен­ном рель­е­фе) пред­став­ле­ны мно­го­числ. Кни­ги ино­го ми­ра. Хра­мы, ра­нее при­мы­кав­шие к пи­ра­ми­дам, от­де­ле­ны от гроб­ниц; круп­ней­шие из них бы­ли по­строе­ны Амен­хо­те­пом III, Се­ти I (прак­ти­че­ски пол­но­стью раз­ру­ше­ны), Рам­се­сом II (Ра­мес­се­ум) и Рам­се­сом III (Ме­ди­нет-Абу). Уни­ка­лен по­стро­ен­ный арх. Сен­му­том храм ца­ри­цы Хат­шеп­сут в Дейр-эль-Бах­ри (пе­ред До­ли­ной ца­рей), пред­став­ляю­щий со­бой 3 тер­ра­сы с ко­лон­на­да­ми.

У ча­ст­ных лиц про­дол­жа­ют пре­об­ла­дать скаль­ные гроб­ни­цы с на­стен­ны­ми рос­пи­ся­ми, луч­шие из ко­то­рых от­ли­ча­ет изя­ще­ст­во, де­ко­ра­тив­ность и воз­рос­шая сво­бо­да в пе­ре­да­че дви­же­ний; при этом сю­же­ты изо­бра­же­ний ме­ня­ют­ся. При XVIII ди­на­стии про­дол­жа­ет­ся тра­ди­ция изо­бра­же­ний по­все­днев­ной жиз­ни, од­на­ко по­яв­ля­ют­ся и не­мно­го­числ. изо­бра­же­ния бо­гов. В нач. XIX ди­на­стии бы­то­вые сце­ны ис­че­за­ют, а до­ми­ни­ро­вать на­чи­на­ют изо­бра­же­ния мо­лит­вы бо­гам и со­от­вет­ст­вую­щие тек­сты; это из­ме­не­ние силь­но обед­ни­ло со­дер­жат. сто­ро­ну гроб­нич­ных изо­бра­же­ний 2-й по­ло­ви­ны егип. ис­то­рии.

Рамессеум, поминальный храм Рамсеса II. XIX династия. Фивы, западный берег.   Фото А. О. Большакова
Фото А. О. Большакова «Колоссы Мемнона». XVIII династия. Фивы, западный берег.

Цар­ская скульп­ту­ра в Но­вом цар­ст­ве об­ре­ла не­ви­дан­ную мо­ну­мен­таль­ность, ко­ли­че­ст­во её чрез­вы­чай­но уве­ли­чи­лось в свя­зи с рас­ши­ре­ни­ем хра­мо­во­го строи­тель­ст­ва. Осо­бен­но мно­го­чис­лен­ны ста­туи Амен­хо­те­па III и Рам­се­са II, соз­да­вав­шие­ся в рам­ках про­грамм обо­же­ст­в­ле­ния этих ца­рей; им же при­над­ле­жат и наи­бо­лее круп­ные ста­туи: т. н. ко­лос­сы Мем­но­на пе­ред при­гроб­нич­ным хра­мом пер­во­го и раз­ру­шен­ный ко­лосс Рам­се­са II из Ра­мес­се­ума. В ча­ст­ной скульп­ту­ре порт­рет­ность сме­ня­ет­ся вос­про­из­ве­де­ни­ем черт пра­вя­ще­го ца­ря; вме­сте с тем уси­ли­ва­ет­ся де­ко­ра­тив­ность, вни­ма­ние к эф­фек­там, соз­да­вае­мым склад­ка­ми оде­ж­ды, слож­ны­ми па­ри­ка­ми и т. д. Мас­со­вое про­из­вод­ст­во скульп­ту­ры и рель­е­фов при Рам­се­се II по­ве­ло к сни­же­нию ка­че­ст­ва ра­бо­ты и ог­руб­ле­нию форм, ха­рак­тер­но­му для ра­мес­сид­ско­го вре­ме­ни.

Колосс Эхнатона. XVIII династия. Карнак. Египетский музей (Каир).
Голова Нефертити. XVIII династия. Ахетатон. Египетский музей (Берлин).
Золотая маска Тутанхамона. XVIII династия. Долина царей. Египетский музей (Каир).  

Мно­же­ст­вом но­ва­ций и раз­ры­вом с тра­ди­ци­ей в ху­дож. об­лас­ти бы­ло оз­на­ме­но­ва­но прав­ле­ние Эх­на­то­на. Про­изо­шло ра­ди­каль­ное из­ме­не­ние в хра­мо­вой ар­хи­тек­ту­ре: хра­мы в Ахе­та­то­не пре­вра­ти­лись в сис­те­мы от­кры­тых дво­ров, где со­вер­ша­лись жерт­во­при­но­ше­ния и не­по­сред­ст­вен­ное об­ще­ние ца­ря с Ато­ном. В даль­ней­шем этот тип, имею­щий не­ко­то­рую ана­ло­гию лишь в т. н. сол­неч­ных хра­мах V ди­на­стии, не встре­ча­ет­ся. Так­же пол­но­стью из­ме­ни­лась те­ма­ти­ка изо­бра­же­ний: их центр. фи­гу­рой ста­но­вит­ся Эх­на­тон (3-я четв. 14 в. до н. э.), и важ­ней­шие сю­же­ты свя­за­ны с его уча­сти­ем в куль­те Ато­на (см. Амарн­ское ис­кус­ст­во). В скульп­ту­ре и пло­ских изо­бра­же­ни­ях был вы­ра­бо­тан но­вый экс­прес­сив­ный стиль, пер­во­на­чаль­но вы­гля­дев­ший ка­ри­ка­тур­но (напр., ко­лос­сы Эх­на­то­на из Кар­на­ка), но к кон­цу цар­ст­во­ва­ния смяг­чив­ший­ся и дав­ший ряд ше­дев­ров (скульп­тур­ные порт­ре­ты са­мо­го Эх­на­то­на, его же­ны Не­фер­ти­ти и их до­че­рей – в разл. му­зе­ях). Позд­ний этап сти­ля Эх­на­то­на с его изя­ще­ст­вом и не­ко­то­рой ма­нер­но­стью хо­ро­шо из­вес­тен так­же по мно­го­числ. пред­ме­там из гроб­ни­цы Ту­тан­ха­мо­на (Еги­пет­ский му­зей, Ка­ир). На даль­ней­шее раз­ви­тие иск-ва этот стиль ока­зал очень не­зна­чительное влия­ние, и на­чи­ная с Рам­се­са II его воз­дей­ст­вие уже не­за­мет­но. Наи­бо­лее за­мет­ное его пост­эх­на­то­нов­ское про­яв­ле­ние – нек­ро­поль позд­ней XVIII ди­на­стии в Сак­ка­ре, где гроб­ницы (напр., Ха­рем­хе­ба, Майа и др.) оформ­ле­ны за­ме­ча­тель­ны­ми по изя­ще­ст­ву рель­е­фа­ми.

Рельеф из гробницы Майа. XVIII династия. Саккара. Фото А. О. Большакова

Прав­ле­ние ли­вий­ских ди­на­стий в це­лом оз­на­ме­но­ва­лось со­кра­ще­ни­ем стро­ит. дея­тель­но­сти. Ка­че­ст­вен­но из­ме­ни­лись цар­ские гроб­ни­цы – те­перь они бы­ли не­ве­ли­ки и со­ору­жа­лись в Та­ни­се на тер­ри­то­рии хра­ма. Строи­тель­ст­во ча­ст­ных гроб­ниц прак­ти­че­ски пре­кра­ти­лось, по­все­ме­ст­но по­втор­но ис­поль­зова­лись гроб­ни­цы пред­ше­ст­вую­щих пе­рио­дов. Со­от­вет­ст­вен­но ис­чез­ли гроб­нич­ные рель­е­фы и рос­пи­си, за­то чрез­вы­чай­но раз­ви­лось и ус­лож­ни­лось жи­во­пис­ное оформ­ле­ние де­рев. сар­ко­фа­гов. Гроб­нич­ное стро­и­тель­ст­во рас­цве­ло вновь в Фи­вах при XXV ди­на­стии, ко­гда был по­стро­ен ряд круп­ней­ших в ис­то­рии Е. гроб­ниц со слож­ной ар­хи­тек­ту­рой и бо­га­тым оформ­ле­ни­ем, ос­но­ван­ным на Кни­гах ино­го ми­ра (Па­дии­ме­ни­пет, Мен­ту­ем­хет).

Для XXVI ди­на­стии ха­рак­тер­на ар­хаи­за­ция, до­хо­дя­щая до не­по­сред­ст­вен­но­го ко­пи­ро­ва­ния об­раз­цов пред­ше­ст­вую­щих эпох; при этом на ме­сто на­ту­ра­лиз­ма Ста­ро­го цар­ст­ва при­хо­дит сим­во­лич. пе­ре­ос­мыс­ле­ние об­ра­зов. По­яв­ля­ет­ся но­вый тип т. н. шахт­ных гроб­ниц, пред­став­ляю­щих со­бой ог­ром­ные шах­ты, за­сы­пав­шие­ся пес­ком, с вы­стро­ен­ной на дне по­гре­баль­ной ка­ме­рой.

К гре­ко-рим. вре­ме­ни от­но­сит­ся боль­шин­ст­во до­шед­ших до нас пол­но­стью хра­мов [напр., Ден­де­ра (Дандара), Эд­фу (Идфу), Эс­на (Исна) и др.]. Их план в осн. сле­ду­ет об­раз­цу Но­во­го цар­ст­ва, но оформ­ле­ние сти­ли­сти­че­ски эк­лек­тич­но. В скульп­ту­ре про­ис­хо­дит сме­ше­ние егип. и ан­тич­ных черт. Му­мий­ные порт­ре­ты рим. вре­ме­ни (тра­диц. назв. – фай­юм­ские порт­ре­ты) функ­цио­наль­но при­над­ле­жат к егип. тра­ди­ции, а по тех­ни­ке жи­во­пи­си – к ан­тич­ной.

Музыка

Флейтистка, лютнистка и арфистка. Деталь стенной росписи в гробнице Нахт (Фиванский некрополь, № 52). 1425–05 до н. э. Прорисовка.
Певец и музыкант с дуговой арфой. Фрагмент сцены музицирования. Гробница V династии (некрополь в Саккаре).

Осн. ис­точ­ни­ки све­де­ний о муз. куль­ту­ре – ико­но­гра­фич. ма­те­риа­лы, муз. ин­ст­ру­мен­ты, тек­сты пе­сен, сви­де­тель­ст­ва др.-греч. и др.-рим. ис­то­ри­ков и фи­ло­со­фов. Егип. му­зы­ка ис­пы­та­ла влия­ние шу­ме­ро-ак­кад­ской ци­ви­ли­за­ции (ти­пы функ­цио­ни­ро­ва­ния му­зы­ки, муз. ин­ст­ру­мен­ты и др.) и, в свою оче­редь, ока­за­ла боль­шое влия­ние на муз. куль­ту­ру греч. ан­тич­но­сти. Па­мят­ни­ки ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры сви­де­тель­ст­ву­ют о бо­га­той и раз­но­об­раз­ной куль­то­вой и свет­ской муз. тра­ди­ци­ях. Хра­мо­вая му­зы­ка бы­ла свя­за­на пре­ж­де все­го с куль­та­ми Оси­ри­са, Иси­ды и То­та [Плу­тарх («О Иси­де и Оси­ри­се») на­зы­ва­ет То­та изо­бре­та­те­лем му­зы­ки в Егип­те]. Наи­бо­лее древ­ние изо­бра­же­ния му­зы­кан­тов от­но­сят­ся при­бли­зи­тель­но к 3000 до н. э. Со вре­мён Ста­ро­го цар­ст­ва в изо­бра­зит. ма­те­риа­лах встре­ча­ют­ся ду­го­вая ар­фа, про­доль­ная флей­та, ин­ст­ру­мент ти­па клар­не­та (в т. ч. двой­ной), систр, ба­ра­ба­ны. Час­ты изо­бра­же­ния пев­цов (в т. ч. поль­зую­щих­ся зна­ка­ми хей­ро­но­мии) и тан­цо­ров. Ве­ро­ят­но, уже в эпо­ху Ста­ро­го цар­ст­ва поя­ви­лись проф. (хра­мо­вые и при­двор­ные) му­зы­кан­ты. В изо­бра­же­ни­ях эпо­хи Сред­не­го цар­ст­ва уве­ли­чи­ва­ет­ся роль ан­самб­ле­во­го му­зи­ци­ро­ва­ния, встре­ча­ют­ся пер­вые егип. изо­бра­же­ния ли­ры (ме­со­по­там­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния). В Но­вое цар­ст­во к упо­мя­ну­тым ин­ст­ру­мен­там до­бав­ля­ют­ся изо­бра­же­ния лют­ни с длин­ной шей­кой (впер­вые – во вре­ме­на XVIII ди­на­стии), уг­ло­вой ар­фы (ок. 1370–52 до н. э.), ин­ст­ру­мен­та ти­па го­боя (двой­но­го), ра­мо­во­го ба­ра­ба­на (в т. ч. пря­мо­уголь­но­го) и др.; в сце­нах свет­ско­го ха­рак­те­ра от­ме­ча­ет­ся мно­же­ст­во му­зи­ци­рую­щих жен­щин (осо­бен­но час­то в сце­нах пи­ра).

Систры и кастаньеты – предметы культа богини Хатхор. Новое царство. Египетский музей (Каир).

Са­мые древ­ние из со­хра­нив­ших­ся ин­ст­ру­мен­тов – кос­тя­ные кас­тань­е­ты (ок. 2920 – 2770 до н. э.). Наи­боль­шее ко­ли­че­ст­во на­хо­док от­но­сит­ся к эпо­хе Но­во­го цар­ст­ва (ме­тал­лич. тру­бы из гроб­ни­цы Ту­тан­ха­мо­на, лют­ни с длин­ной шей­кой, ду­го­вые и уло­вые ар­фы раз­ных раз­ме­ров и с раз­ным ко­ли­че­ст­вом струн, длин­ные про­доль­ные флей­ты, го­бои, двой­ные клар­не­ты) и Позд­не­го пе­рио­да (ме­тал­лические и але­ба­ст­ро­вые си­ст­ры, кос­тя­ные кас­тань­е­ты и др.). Зна­чи­тель­ная часть об­раз­цов музыкальных ин­ст­ру­мен­тов хра­нит­ся в Еги­пет­ском му­зее в Каи­ре.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Cambridge ancient history. 3rd ed. Camb., 1970–1973. Vol. 1–4; Ancient Egypt: a social history. Camb., 1983; Пе­ре­пел­кин Ю. Я. Ис­то­рия древ­не­го Егип­та. М., 2001; The Oxford history of Ancient Egypt. 2nd ed. Oxf., 2003; Kemp B. Ancient Egypt: anatomy of a civilization. 2nd ed. L., 2006.

Гре­ко-рим­ский пе­ри­од. Will E. Histoire po­li­ti­que du monde hellénistique. Nancy, 1979–1982. Vol. 1–2; Lewis N. Life in Egypt under Roman rule. Oxf., 1983; Hammond N. G. L. The Macedonian state. Oxf., 1989; Bowman A. Egypt after the Pharaohs. Oxf., 1990; Hölbl G. History of the Ptolemaie empire. L., 2001.

Ре­ли­гия и ми­фо­ло­гия. Лит.: Žabkar L. A study of the Ba concept in an­cient Egyptian texts. Chi., 1968; Hor­nung E. Conceptions of God in Ancient Egypt: the one and the many. Ithaca, 1982; idem. The ancient Egyptian books of the afterlife. Ithaca; L., 1999; Koch K. Geschichte der ägyptischen Religion. Stuttg., 1993; Ма­тье М. Э. Из­бран­ные тру­ды по ми­фо­ло­гии и идео­ло­гии Древ­не­го Егип­та. М., 1996; Асс­ман Я. Еги­пет. Тео­ло­гия и бла­го­чес­тие ран­ней ци­ви­ли­за­ции. М., 1999; Bonnet H. Reallexikon der ägyptischen Re­li­gi­on­s­ge­schi­chte. 3. Aufl. B.; N. Y., 2000; Ко­ро­стов­цев М. А. Ре­ли­гия Древ­не­го Егип­та. 2-е изд. СПб., 2000; Боль­ша­ков А. О. Че­ло­век и его Двой­ник. СПб., 2001; Assmann J. Tod und Jen­seits im Alten Ägypten. Münch., 2001; Le­xi­kon der ägyptischen Götter und Göt­ter­be­zei­ch­nun­gen / Hrsg. Ch. Leitz. Leuven, 2002. Bd 1–7.

Пись­мен­ная куль­ту­ра и ли­те­ра­ту­ра. Лит.: Ту­ра­ев БА. Еги­пет­ская ли­те­ра­ту­ра. М., 1920; The literature of Ancient Egypt. An anthology of stories, instructions and poetry / Ed. W. K. Simpson. New Haven; L., 1973; Brunner H. Grundzüge einer Geschichte der al­tä­gy­ptischen Literatur. 2. Aufl. Darmstadt, 1978; Roc­cati A. La littérature historique sous l’An­ci­en Empire égyptien. P., 1982; Ancient Egypti­an literature: history and forms / Ed. by A. Lop­rieno. N. Y. a. o., 1996; Ко­ро­стов­цев МА. Пис­цы Древ­не­го Егип­та. СПб., 2001; Ис­то­рия Древ­не­го Вос­то­ка. Тек­сты и до­ку­мен­ты, М., 2002; Сказ­ки и по­вес­ти древ­не­го Егип­та / Пер. и ком­мент. И. Г. Лив­ши­ца. СПб., 2004; Strud­wick N. C. Texts from the pyramid age. Lei­den; Boston, 2005; Lichtheim M. Ancient Egyp­tian literature. Berk., 2006. Vol. 1–3.

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Лит.: Badawy A. A history of Egyptian architecture. Giza, 1954–1968. Vol. 1–3; Wolf W. Die Kunst Ägyptens. Gestalt und Geschichte. Stuttg., 1957; Ма­тье М. Э. Ис­кус­ст­во Древ­не­го Егип­та. Л.; М., 1961; Michałowski K. Ägypten. Kunst und Kultur. Freiburg u. a., 1969; Gardiner A. H. Egypt of the pharaohs. L., 1972; Vandersleyen Cl. Das Alte Ägypten. B., 1975; Куль­ту­ра Древ­не­го Егип­та. М., 1976; Кинк КА. Ху­до­же­ст­вен­ное ре­мес­ло древ­ней­ше­го Егип­та и со­пре­дель­ных стран. М., 1976; Пав­лов В. В. Об­ра­зы пре­крас­но­го. М., 1979; Al­d­red C. Egyptian art in the days of the pharaohs. 3100–320 BC. L., 1980; Schäfer H. Prin­ciples of Egyptian art. Oxf., 1986.

Му­зы­ка. Лит.: Sachs C. Musik des Altertums. Breslau, 1924; Hickmann H. Musique et vie musicale sous les Pharaons. P., 1956; idem. Ägypten. 2. Aufl. Lpz., 1975 (Musikgeschichte in Bil­dern. Bd 2. H. 1); Manniche L. Ancient Egyptian musical instruments. Münch., 1975; idem. Music and musicians in ancient Egypt. L., 1991; Hickmann E., Manniche L. Altägyptische Mu­sik // Die Musik der Altertums. Laaber, 1989 (Neues Handbuch der Musikwissenschaft. Bd 1).

Вернуться к началу