Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КЕРА́МИКА

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 13. Москва, 2009, стр. 583

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. С. Солнцев (Производство), Т. Л. Астраханцева (Исторический очерк: российская керамика), О. А. Лопатина, Ю. Е. Берёзкин, Д. Б. Прусаков, А. Я. Щетенко (Исторический очерк: древняя керамика)
Керамический сосуд. 8–7 вв. до н. э. Урарту. Музей Садберк-Ханым (Стамбул).

КЕРА́МИКА (от греч. ϰεραμιϰὴ τέχνη – гон­чар­ное ис­кус­ст­во, от ϰέραμος – гли­на), из­де­лия и ма­те­риа­лы, по­лу­чае­мые обыч­но спе­ка­ни­ем глин и их сме­сей с ми­нер. до­бав­ка­ми, а так­же ок­си­дов и др. не­ор­га­нич. со­еди­не­ний. Для из­го­тов­ле­ния К. ис­поль­зу­ет­ся как при­род­ное сы­рьё (гли­ны и их сме­си, при­род­ные ми­не­ра­лы), так и син­те­тич. со­еди­не­ния (напр., ок­си­ды, кар­би­ды, нит­ри­ды, бо­ри­ды, си­ли­ци­ды ме­тал­лов). К. час­то на­зы­ва­ют по ис­поль­зуе­мым ми­не­ра­лам или хи­мич. со­еди­не­ни­ям, напр. ко­рун­до­вая, стеа­ти­то­вая, ти­та­но­вая, на ос­но­ве нит­ри­да бо­ра и др. В за­ви­си­мо­сти от со­ста­ва ис­ход­но­го сы­рья и тех­но­ло­гии про­из-ва по­лу­ча­ют ке­ра­мич. ма­те­риа­лы с раз­но­об­раз­ны­ми свой­ст­ва­ми и по­рис­то­стью. К. раз­ли­ча­ют: по на­зна­че­нию – строи­тель­ная ке­ра­ми­ка (кир­пич, че­ре­пи­ца, плит­ка, ка­на­ли­за­ци­он­ные и дре­наж­ные тру­бы, са­ни­тар­ные из­де­лия), хо­зяй­ст­вен­но-бы­то­вая и ху­дож. К. (из­де­лия из тер­ра­ко­ты, май­о­ли­ки, фа­ян­са, ка­мен­ной мас­сы, фар­фо­ра), тех­ни­че­ская ке­ра­ми­ка (элек­тро­изо­ля­ци­он­ная, ра­дио­тех­ни­че­ская, пье­зо­ке­ра­ми­ка и др.), ог­не­упор­ная К. (при­ме­няе­мая в те­п­ло­вых аг­ре­га­тах); по струк­ту­ре – гру­бая с по­рис­то­стью 5–95% (строи­тель­ная и ог­не­упо­ры) и тон­кая (плот­ная) с по­рис­то­стью ме­нее 5% (ху­до­же­ст­вен­ная, хо­зяй­ст­вен­но-бы­то­вая и тех­ни­че­ская).

Производство

Тех­но­ло­гия про­из-ва К. обыч­но вклю­ча­ет: под­го­тов­ку фор­мо­воч­ной мас­сы – при­го­тов­ле­ние по­рош­ков ис­ход­ных ком­по­нен­тов (с тре­буе­мым раз­ме­ром час­тиц) из­мель­че­ни­ем или хи­мич. ме­то­да­ми, пе­ре­ме­ши­ва­ние по­рош­ков ме­ж­ду со­бой и с жид­кой вре­мен­ной тех­но­ло­гич. связ­кой (ВТС; во­да, ор­га­нич. по­ли­ме­ры, пла­сти­фи­ка­то­ры); из­го­тов­ле­ние за­го­то­вок (по­лу­фаб­ри­ка­та) за­дан­ной фор­мы и раз­ме­ра разл. ме­то­да­ми фор­мо­ва­ния; уда­ле­ние ВТС (суш­ка, вы­жи­га­ние); об­жиг (спе­ка­ние) для уп­роч­не­ния и по­лу­че­ния ке­ра­мич. из­де­лий. Тра­диц. ви­ды К. из­го­тов­ля­ют на ос­но­ве гли­ны, при­род­ных ми­не­ра­лов; тех­нич. К. – обыч­но из син­те­тич. ма­те­риа­лов, ко­то­рые об­жи­га­ют в разл. га­зо­вых сре­дах (воз­дух, азот, во­до­род, ар­гон, ге­лий и др.) или ва­куу­ме; ино­гда ис­поль­зу­ют го­ря­чее прес­со­ва­ние, мик­ро­вол­но­вый (вы­со­ко­час­тот­ный) на­грев, а так­же золь-гель про­цес­сы, са­мо­рас­про­ст­ра­няю­щий­ся вы­со­ко­тем­пе­ра­тур­ный син­тез и др. 

Фор­мо­воч­ные ке­ра­мич. мас­сы при­ме­ня­ют­ся по­рош­ко­об­раз­ные, пла­стич­ные (с со­дер­жа­ни­ем до 50% жид­кой ВТС) и жид­ко­те­ку­чие – ли­тей­ные шли­ке­ры (50–70% ВТС). Ли­тей­ный шли­кер (кон­цен­три­ров. сус­пен­зии) при­го­тов­ля­ют из не­пла­стич­ных по­рош­ков, до­бав­ляя в тон­ко­мо­ло­тую смесь ис­ход­но­го сы­рья тер­мо­пла­стич­ные ве­ще­ст­ва (напр., па­ра­фин, воск), олеи­но­вую ки­сло­ту и не­ко­то­рые ПАВ, уда­ляе­мые впо­след­ст­вии.

Вы­бор ме­то­да фор­мо­ва­ния К. оп­ре­де­ля­ет­ся в осн. фор­мой из­де­лий. Для фор­мо­ва­ния ке­ра­мич. за­го­то­вок ис­поль­зу­ют: прес­со­ва­ние по­рош­ко­вых масс, фор­мо­ва­ние пла­стич­ных масс (вы­дав­ли­ва­ние, рас­кат­ка, до­прес­сов­ка, об­точ­ка) или ли­тьё жид­ко­те­ку­чих масс. От­фор­мо­ван­ные из­де­лия под­вер­га­ют суш­ке (в слу­чае при­ме­не­ния во­до­рас­тво­ри­мой связ­ки) или вы­жи­га­нию ор­га­нич. связ­ки.

Об­жиг К. – важ­ный тех­но­ло­гич. про­цесс, обес­пе­чи­ваю­щий не­об­хо­ди­мую сте­пень спе­ка­ния. При точ­ном со­блю­де­нии ре­жи­ма об­жи­га соз­да­ёт­ся ма­те­ри­ал оп­ре­де­лён­но­го фа­зо­во­го со­ста­ва и с за­дан­ны­ми свой­ст­ва­ми. Для ка­ж­до­го ви­да К. ха­рак­те­рен свой тем­пе­ра­тур­ный ре­жим об­жи­га: напр., стро­ит. К. об­жи­га­ют при темп-ре ок. 900 °C, ог­не­упор­ную К. – ок. 2000 °C. В за­ви­си­мо­сти от со­ста­ва ке­ра­мич. мас­сы и темп-ры об­жи­га спе­ка­ние мо­жет про­ис­хо­дить как с уча­сти­ем жид­кой фа­зы (в фар­фо­ро­вых, стеа­ти­то­вых и др. из­де­ли­ях со­став­ля­ет до 50% по мас­се и бо­лее), так и без уча­стия жид­кой фа­зы (напр., в ко­рун­до­вой К.). Спе­ка­ние в твёр­дых фа­зах, по­лу­чив­шее рас­про­стра­не­ние в про­из-ве тех­нич. К. на ос­но­ве чис­тых ок­си­дов и бес­ки­сло­род­ных со­еди­не­ний, про­ис­хо­дит при бо­лее вы­со­ких темп-рах, чем спе­ка­ние с уча­сти­ем жид­кой фа­зы. В ре­зуль­та­те спе­ка­ния раз­ме­ры из­де­лий умень­ша­ют­ся, а ме­ха­нич. проч­ность и плот­ность воз­рас­та­ют. Не­ко­то­рые ви­ды К. пе­ред об­жи­гом по­кры­ва­ют гла­зу­рью, ко­то­рая при вы­со­ких темп-pax (1000–1400 °C) пла­вит­ся, об­ра­зуя стек­ло­вид­ный во­до- и га­зо­не­про­ни­цае­мый слой. Из­де­лия хо­зяйств. и ху­дож. К. ук­ра­ша­ют ке­ра­ми­че­ски­ми крас­ка­ми и зо­ло­том. Для при­да­ния по­верх­но­стям из­де­лий тех­нич. К. ря­да спец. свойств на­но­сят ке­ра­ми­че­ские по­кры­тия, ко­то­рые по­вы­ша­ют эро­зи­он­ную и хи­мич. стой­кость, обес­пе­чи­ва­ют за­дан­ные оп­тич., элек­трич., ка­та­ли­ти­че­ские и др. экс­плуа­тац. ха­рак­те­ри­сти­ки.

Исторический очерк

Древ­ней­шие (29–19 тыс. лет на­зад) из­де­лия из обож­жённой гли­ны – изо­бра­же­ния лю­дей и жи­вот­ных, из­вест­ны с верх­не­го па­лео­ли­та (напр., Доль­ни-Вес­то­ни­це и Пршед­мо­сти в Мо­ра­вии, Май­нин­ская сто­ян­ка в Юж. Си­би­ри). Дей­ст­ви­тель­ное ос­вое­ние К. на­ча­лось в ме­зо­ли­те (эпи­па­ле­о­ли­те), а ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние К. – в не­оли­те (для ря­да куль­тур по­яв­ле­ние К. – один из осн. при­зна­ков на­сту­п­ле­ния но­вой эпо­хи). В это вре­мя сло­жи­лись осн. ви­ды ке­ра­ми­ки – строи­тель­ная, бы­то­вая, де­ко­ра­тив­ная, воз­ни­ка­ют прак­ти­че­ски все осн. спо­со­бы ор­на­мен­та­ции (гра­фи­че­ский, рас­пис­ной, скульп­тур­ный), об­ра­бот­ки по­верх­но­сти (вклю­чая ло­ще­ние, ан­го­би­ро­ва­ние).

Тех­но­ло­гич. приё­мы из­го­тов­ле­ния ке­рамич. со­су­дов, не­по­сред­ст­вен­но свя­зан­ные с пред­став­ле­ния­ми о сы­рье, ро­ли при­ме­сей, спо­со­бах при­да­ния со­су­дам проч­но­сти, во­до­не­про­ни­цае­мо­сти, ме­ня­лись в со­от­вет­ст­вии с эво­лю­ци­ей гон­чар­ст­ва. Фор­мы и их на­бор, ор­на­мен­ты и др. ха­рак­те­ри­сти­ки К. ста­ли важ­ной осо­бен­но­стью древ­них куль­тур. Эти по­ка­за­те­ли яв­ля­ют­ся од­ним из важ­ней­ших ос­но­ва­ний для вы­де­ле­ния куль­тур ар­хео­ло­ги­че­ских. Тра­ди­ции ке­ра­мич. про­из-ва скла­ды­ва­лись не­за­ви­си­мо в не­сколь­ких оча­гах.

По-ви­ди­мо­му, рань­ше все­го ке­ра­мич. со­су­ды (не по­зд­нее 12–10 тыс. лет на­зад) по­лу­чи­ли рас­про­ст­ра­не­ние в Вост. Азии. На Япон­ских о-вах древ­ней­шая К. най­де­на на поселении Фу­куи и др., пред­ше­ст­вую­щих куль­ту­ре Дзё­мон; на тер­ри­то­рии Рос­сии – на Ниж­нем Аму­ре (поселение Га­ся и др.), Ви­тим­ском плос­ко­горье в Вост. Си­би­ри (поселение Усть-Ка­рен­га); на тер­ри­то­рии Ки­тая – на по­се­ле­нии Юй­чань­янь (у. Дао­сянь, юг пров. Ху­нань), воз­мож­но, Ча­лай­нор (Внут­рен­няя Мон­го­лия) и др. Ран­няя вос­точ­но­ази­ат­ская К., как пра­ви­ло, име­ет округ­лое дно, рель­еф­ную по­верх­ность со штри­хов­кой, от­пе­чат­ка­ми ве­рё­вки или же­лоб­ча­ты­ми от­тис­ка­ми, не­ред­ко с про­стей­шим ор­на­мен­том.

На тер­ри­то­рии Ки­тая древ­ней­шая К. да­ти­ру­ет­ся в рам­ках 8-го – сер. 6-го тыс. до н. э. (напр., по­се­ле­ние Сянь­жень­дун, груп­па по­се­ле­ний Пэн­то­ушань). В куль­ту­рах ран­не­го не­оли­та К. из­вест­на во всех осн. оча­гах зем­ле­де­лия (Пэй­ли­ган, Лао­гу­ань­тай и др.); она ста­но­вит­ся тон­ко­стен­ной, рас­про­стра­ня­ют­ся три­по­ды (со­су­ды на трёх «нож­ках»), со­су­ды на сплош­ных и по­лых под­до­нах, кор­ча­ги с «уш­ка­ми», «фля­ги» с пло­ским дном и др.; для мно­го­числ. куль­тур сред­не­го не­оли­та ха­рак­тер­на рас­пис­ная ке­рами­ка.

Кубок из неолитического погребения могильника Кадада (Судан). Британский музей (Лондон).

В Сев. Аф­ри­ке (Центр. Са­ха­ра) древ­ней­шую ке­ра­мич. по­су­ду от­но­сят к эпи­па­ле­о­ли­ту: ке­ра­мич. со­су­ды по­се­ле­ния Та­га­ла­гал (ра­дио­уг­ле­род­ные да­ты 9370 ± 130, 9330 ± 130 лет на­зад) име­ли ок­руг­лое дно, ко­рот­кий, ино­гда не­мно­го ото­гну­тый вен­чик; вол­ни­стые ли­нии, вы­пол­нен­ные греб­нем, спи­ра­ли, про­ти­во­стоя­щие шев­ро­ны, врез­ные ли­нии, цвет­ные не­ров­ные по­ло­сы или ли­нии; со­су­ды с по­се­ле­ний у гра­нит­но­го мас­си­ва Тад­рарт-Ака­кус (8640 ± 70, 8070 ± 100 лет на­зад) ук­ра­ше­ны точ­ка­ми, сгруп­пи­ро­ван­ны­ми в вол­ни­стые ли­нии. Не­мно­гим позд­нее да­ти­ру­ют К. из Зап. пус­ты­ни Егип­та (у пе­ре­со­хших озёр На­бта–Ки­сей­ба; кон. 8-го – 1-я пол. 7-го тыс. до н. э.), ук­ра­шен­ную по­ло­са­ми в ви­де длин­ных за­пя­тых. В до­ли­не Ни­ла наи­бо­лее древ­няя К. при­над­ле­жит ме­зо­ли­ти­че­ской на ран­них ста­ди­ях куль­ту­ре Хар­ту­ма.

Не­по­сред­ст­вен­но в Егип­те К. из­вест­на с на­ча­ла не­оли­та (не ра­нее сер. 6-го тыс. до н. э.) – куль­ту­ры Фай­юм А, Ме­рим­да-Бе­ни-Са­ла­ма, Ома­ри и Маа­ди (К. двух по­след­них близ­ка ие­ри­хон­ской). Раз­ви­тие К. в Егип­те про­ис­хо­ди­ло в рам­ках ба­да­рий­ской куль­ту­ры, куль­тур На­га­да и др., лёг­ших в ос­но­ву ци­ви­ли­за­ции Егип­та Древ­не­го.

Про­бле­ма про­ис­хо­ж­де­ния К. в Аф­рике юж­нее Са­ха­ры во мно­гом ос­та­ёт­ся не­изу­чен­ной. В ря­де слу­ча­ев она рас­про­стра­ня­лась од­но­вре­мен­но с на­ча­лом про­из-ва же­ле­за, в хо­де куль­тур­ных вли­я­ний и ми­гра­ций. Ми­ро­вую из­вест­ность по­лу­чи­ли тер­ра­ко­то­вые ста­ту­эт­ки, свя­зан­ные с куль­ту­ра­ми 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. и бо­лее позд­ни­ми на тер­ри­то­рии совр. Ни­ге­рии (Нок, Ифе и др.). В Ифе и близ­ких куль­ту­рах из­вест­ны мос­то­вые, сло­жен­ные из мил­лио­нов спе­ци­аль­но об­то­чен­ных че­реп­ков.

Сосуд в виде фигурки музыканта. Культура Моче (Перу). Линден-музей (Штутгарт, Германия).

В Аме­ри­ке древ­ней­шие оча­ги ке­ра­мич. про­из-ва на­хо­ди­лись в вост. Ама­зо­нии (спор­ные да­ты 6–5-е тыс. до н. э., при­знан­ные – с 3-го тыс.), на по­бе­ре­жье совр. Эк­ва­до­ра и на се­ве­ре совр. Ко­лум­бии (ко­нец 4-го тыс.), на ср. Мис­си­си­пи и на ат­лан­тич. по­бе­ре­жье Джорд­жии (ко­н. 4-го – 3-е тыс.). В це­нт­рах древ­них ци­ви­ли­за­ций К. рас­про­ст­ра­ня­ет­ся поз­же – в кон. 3-го тыс. в Ме­зо­аме­рике, в 1-й пол. – сер. 2-го тыс. до н. э. в Центр. Ан­дах. До при­хо­да ев­ро­пей­цев гон­чар­ный круг не по­лу­чил рас­про­ст­ра­не­ния. В куль­ту­ре Ре­ку­ай на се­ве­ре совр. Пе­ру (1-я пол. 1-го тыс. н. э.) он ис­поль­зо­вал­ся лишь для про­из-ва па­рад­ной куль­то­вой по­су­ды и бы­ст­ро вы­шел из упо­треб­ле­ния. В тро­пи­че­ской и уме­рен­ной зо­нах в ран­ней ке­ра­ми­ке пре­об­ла­да­ют ша­ро­вид­ные со­су­ды без вы­ра­жен­но­го гор­ла ти­па те­ко­ма­те, вос­про­из­во­дя­щие фор­му тык­вы-гор­лян­ки. К ше­дев­рам ин­дей­ских тра­ди­ций К. от­но­сят­ся тер­ра­ко­то­вые ста­ту­эт­ки майя, фи­гур­ные со­су­ды и мас­ки ац­те­ков, раз­но­об­раз­ные по фор­ме (в т. ч. «ли­це­вые») рас­пис­ные со­су­ды ин­ков.

Один из важ­ней­ших оча­гов ран­не­го гон­чар­ст­ва свя­зан с ран­не­зем­ле­дель­че­ски­ми (обес­пе­чи­вав­ши­ми ста­биль­ную осед­лость) куль­ту­ра­ми Ближ­не­го Вос­то­ка, сфор­ми­ро­вав­ши­ми­ся к 8–7-му тыс. до н. э. Сна­ча­ла по­яви­лись сыр­цо­вые (т. е. из не­обож­жён­ной гли­ны) бло­ки (пер­вые фор­мы кир­пи­ча) и гли­ня­ная пла­сти­ка (т. н. до­ке­ра­мич. не­олит), за­мет­но позд­нее (ино­гда на 1–2 тыс. лет) – ке­ра­мич. со­су­ды. Наи­бо­лее ран­ние бы­ли тол­сто­стен­ны­ми, пре­им. от­кры­тых форм со скруг­лён­ным дном, ино­гда с от­пе­чат­ка­ми пле­те­ний (напр., Телль-Са­би-Абь­яд), но вско­ре поя­ви­лись плос­ко­дон­ные со­су­ды, стал ус­лож­нять­ся на­бор форм. В Па­ле­сти­не (па­мят­ни­ки ти­па Ие­ри­хон) по­лу­чил рас­про­стра­не­ние ног­те­вой ор­на­мент, в За­гро­се (Джар­мо и др.) – рас­пис­ной (про­стые ви­ды). Осо­бые тра­ди­ции К. сло­жи­лись в Ана­то­лии (Ча­тал-Хю­юк): со­су­ды с крас­ной по­ло­сой, гли­ня­ные рель­е­фы, слож­ные фи­гу­ры на тро­ст­ни­ко­вом кар­ка­се и др.

Сосуд из Суз. Кон. 4-го тыс. до н. э. Лувр (Париж).

Эко­но­мич. подъ­ём, свя­зан­ный с ос­вое­ни­ем в 6-м тыс. до н. э. пло­до­род­ных до­лин Ме­со­по­та­мии, спо­соб­ст­во­вал про­грес­су К. В куль­ту­рах Хас­су­на, Са­мар­ра со­су­ды от­ли­ча­ют­ся мно­го­об­ра­зи­ем форм и ви­дов рос­пи­си, в т. ч. по­ли­хром­ной, в ком­би­на­ции с врез­ным ор­на­мен­том (слож­ные ком­по­зи­ции из гео­мет­рич. фи­гур, изо­бра­же­ния жи­вот­ных, рас­те­ний); поя­вил­ся гон­чар­ный горн. К. куль­ту­ры Ха­лаф – вер­ши­на раз­ви­тия это­го кру­га тра­ди­ций. В куль­ту­ре Убейд в кон. 5-го – 1-й пол. 4-го тыс. рас­про­стра­ни­лись мо­ну­мен­таль­ные по­строй­ки из кир­пи­ча, ук­ра­ше­ние внеш­них стен мо­за­ич­ны­ми де­ко­ра­ция­ми из гли­ня­ных ко­ну­сов; по­яв­ле­ние гон­чар­но­го кру­га спо­соб­ст­во­ва­ло пре­вра­ще­нию про­из-ва К. в мас­со­во-стан­дар­ти­зи­ро­ван­ное, что при­во­ди­ло к уп­ро­ще­нию, а за­час­тую и к вы­тес­нению рас­пис­ной ор­на­мен­та­ции (ве­ро­ят­но, ска­за­лась и мо­да на ме­тал­лич. по­су­ду сре­ди эли­ты). С куль­ту­ра­ми За­гро­са и Ме­со­по­та­мии свя­за­но сло­же­ние тра­ди­ций К. бо­лее се­вер­ных и вос­точ­ных тер­ри­то­рий (вклю­чая Ср. Азию), су­ще­ст­вен­но их влия­ние и на К. Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья. На этой ос­но­ве раз­ви­ва­лась К. ря­да ци­ви­ли­за­ций Древ­не­го Вос­то­ка.

В др.-вост. ци­ви­ли­за­ци­ях впер­вые па­рад­ная по­су­да ста­ла по­кры­вать­ся цвет­ной гла­зу­рью, воз­ник­ли утон­чён­ные по фор­мам из­де­лия из фа­ян­са (Еги­пет, 2-е тыс. до н. э.), раз­ви­ва­лась К., спе­ци­аль­но пред­на­зна­чен­ная для ри­ту­аль­ных це­лей (напр., ка­но­па), в от­дел­ке зда­ний ши­ро­ко при­ме­ня­лись раз­но­цвет­ная тер­ра­ко­то­вая мо­заи­ка, рель­е­фы и кар­ти­ны из гла­зу­ро­ван­ных кир­пи­чей (напр., во­ро­та Иш­тар в Ва­ви­ло­не, 6 в. до н. э.).

В Юж. Азии пер­вая гру­бая К. с от­тис­ка­ми пле­те­ния пред­став­ле­на в нео­ли­тич. пе­рио­де IB (7–6-е тыс. до н. э.) по­се­ле­ния Мехр­гарх, оче­вид­но, ей пред­ше­ст­во­ва­ли пле­тё­ные кор­зи­ны, об­ма­зан­ные би­ту­мом; в пе­рио­де IIC по­яв­ля­ет­ся К., сде­лан­ная на гон­чар­ном кру­ге (ко­нич. ча­ши, сфе­рич. ва­зы), от тём­но-жёл­то­го до крас­но­ва­то­го цве­та с чёр­ной рос­пи­сью. По­су­да сер. 3-го тыс. (Мехр­гарх, Кот-Дид­жи, Ам­ри IIB и др.) свя­за­на с фор­ми­ро­ва­ни­ем ха­рап­пской ци­ви­ли­за­ции. Др. са­мо­сто­ят. центр по­яв­ле­ния К. кон­ца ме­зо­ли­та («про­то­нео­ли­та»; 7–6-е тыс.) ис­сле­до­ван на пла­то Винд­хья (Чо­па­ни-Ман­до, Ма­ха­га­ра и др.) и в до­ли­не Ср. Ган­га (Сох­гау­ра, Чи­ранд и др.). Вы­де­ля­ют 4 груп­пы этой К.: шну­ро­вая, гру­бая, крас­но­ло­щё­ная, чер­но­ло­щё­ная. Воз­мож­но, су­ще­ст­во­вал осо­бый очаг по­яв­ле­ния шну­ро­вой К. в Юго-Вост. Азии: Пе­ще­ра Ду­хов (6-е тыс.), Нон-Нок-Тха (5-е тыс.) на тер­ри­то­рии Та­илан­да, Лаанг-Спеа­не (5-е тыс.) – Кам­бод­жи, Па­дах-Ли­не (5-е тыс.) – Бир­мы.

С Вост. Сре­ди­зем­но­морь­ем свя­за­но ста­нов­ле­ние ря­да ран­не­зем­ле­дель­че­ских куль­тур юга Ев­ро­пы – до Ср. По­днеп­ро­вья, По­ду­на­вья, Зап. Сре­ди­зем­но­морья – с ха­рак­тер­ны­ми для них фор­ма­ми К. (гли­ня­ная пла­сти­ка, рас­пис­ная по­су­да). К ло­каль­ным тра­ди­ци­ям от­но­сит­ся, напр., рас­про­стра­не­ние со­су­дов с шер­ша­вой по­верх­но­стью из-за до­пол­нит. по­кры­тия жид­кой гли­ной – т. н. бар­ба­тин (см. Кё­рёш). К древ­ней­шим куль­ту­рам с К. в Зап. Ев­ро­пе от­но­сят­ся Кам­пи­ньи и др.

В степ­ной и ле­со­степ­ной зо­нах Ев­ра­зии про­цесс «не­оли­ти­за­ции», на­чав­ший­ся в 6–5-м тыс. до н. э., мар­ки­ру­ет­ся по­яв­ле­ни­ем ке­ра­мич. по­су­ды. С 5–4-го тыс. К. по­сте­пен­но рас­про­стра­ни­лась в лес­ной зо­не, у куль­тур, не знав­ших про­из­во­дя­ще­го хо­зяй­ст­ва. Древ­ней­шие со­су­ды бы­ли от­кры­ты­ми, не­про­фи­ли­ро­ван­ны­ми, ост­ро- и ок­руг­ло­дон­ны­ми, с ор­на­мен­том из врез­ных ли­ний, ямок, штам­пов. По сфор­ми­ро­вав­шим­ся ха­рак­тер­ным осо­бен­но­стям ор­на­мен­та и форм К. раз­ли­ча­ют мн. куль­тур­ные общ­но­сти Ев­ро­пы и Сев. Азии не­оли­та и бо­лее позд­них эпох (ямоч­но-гре­бен­ча­той ке­ра­ми­ки куль­тур­но-ис­то­ри­че­ская общ­ность, гре­бен­ча­то-ямоч­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, гре­бен­ча­то­го гео­мет­риз­ма куль­ту­ры, ли­ней­но-лен­точ­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, шну­ро­вой ке­ра­ми­ки куль­тур­но-ис­то­ри­че­ская общ­ность, ко­ло­ко­ло­вид­ных куб­ков куль­ту­ра и др.).

Фрагмент античного чернофигурного кубка с изображением гончара. Ок. 490 до н. э. Британский музей (Лондон).
Сосуд из Кносского дворца. Сер. 2-го тыс. до н. э. Археологический музей (Ираклион).

Бо­га­тей­шая рас­пис­ная К. (со­су­ды, ста­ту­эт­ки, рель­е­фы) ха­рак­тер­на для эгей­ско­го ис­кус­ст­ва. В Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рье сло­жи­лись и, под влия­ни­ем куль­тур Древ­ней Гре­ции, эт­ру­сков и др., ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лись спе­циа­ли­зир. ти­пы со­су­дов (ам­фо­ра, ари­балл, гид­рия, ки­аф, ки­лик, ле­киф, ски­фос и т. д.; см. в ст. Со­су­ды ху­до­же­ст­вен­ные), в т. ч. ук­ра­шен­ных чёр­но- и крас­но­ла­ко­вой рос­пи­сью на ми­фо­ло­гич. и бы­то­вые те­мы (см. Ва­зо­пись). Осо­бая тех­но­ло­гич. груп­па пред­став­ле­на со­су­да­ми, вы­пол­нен­ны­ми при по­мо­щи штам­пов­ки в спец. фор­мах (ме­гар­ские ча­ши и др.). Ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли со­вер­шен­ные по пла­сти­ке тер­ра­ко­то­вые ста­ту­эт­ки (в Та­наг­ре и др.); ху­дож. вы­ра­зи­тель­ность бы­ла при­су­ща тер­ра­ко­то­вым леп­ным и рас­пис­ным ар­хит. де­та­лям (кар­ни­зы, ак­ро­те­рии и др.). Для К. эт­ру­сков ха­рак­тер­ны по­гре­баль­ные ур­ны-ка­но­пы со скульп­тур­ны­ми изо­бра­же­ния­ми умер­ших, со­су­ды бук­ке­ро и др. В Древ­нем Ри­ме, син­те­зи­ро­вав­шем ке­ра­мич. тра­ди­ции все­го Сре­ди­зем­но­мо­рья, бы­ла рас­про­стра­не­на т. н. ter­ra si­gil­la­ta – по­су­да с глад­кой или рель­еф­ной по­верх­но­стью яр­ко-оран­же­во­го цве­та с твёр­дой об­ли­цов­кой, цвет­ная по­лив­ная К., ук­ра­шен­ная рель­е­фом К., раз­ви­ва­лось про­из-во кир­пи­ча, слу­жив­ше­го для со­ору­же­ния слож­ных, в т. ч. свод­ча­тых, стро­ит. кон­ст­рук­ций. Тра­ди­ци­ям рим. К. сле­до­ва­ло ке­ра­мич. про­из-во Ви­зан­тии. В строи­тель­ст­ве ши­ро­ко при­ме­ня­лись обож­жён­ный кир­пич – плин­фа, ке­ра­мич. по­лив­ные ар­хит. де­та­ли. В ви­зант. иск-ве по­яви­лись так­же ке­ра­мич. ико­ны. Мн. ви­ды рим. и ви­зант. К. ока­за­ли влия­ние на куль­ту­ры ря­да ре­гио­нов Ев­ро­пы (в т. ч. Древ­ней Ру­си) и Азии.

Плитка. Фаянс. 2-я пол. 16 в. Изник. Мечеть Рустема-паши (Стамбул).
Фото В. М. Паппе Портал медресе Чахар-Баг в Исфахане (Иран).1704–14.

В сред­не­ве­ко­вых Ср. Азии, Ира­не, Азер­бай­джа­не, Тур­ции, араб. стра­нах раз­ви­лась ар­хит. К.: узор­ная кир­пич­ная клад­ка, рез­ная тер­ра­ко­та, май­о­ли­ко­вая по­ли­хром­ная пли­точ­ная и мо­за­ич­ная об­ли­цов­ка зда­ний. К луч­шим об­раз­цам та­ких ви­дов ар­хит. от­дел­ки от­но­сит­ся де­кор зда­ний Са­мар­кан­да, Бу­ха­ры 14–15 вв. Здесь же соз­да­ва­лась ке­ра­мич. ут­варь. Осо­бен­но вы­де­ля­лись со­су­ды с рос­пи­сью люс­т­ром – фа­янс иран­ско­го г. Рей (13 в.), ис­па­но-мав­ри­тан­ская май­о­ли­ка 13–15 вв. (зна­ме­ни­ты «аль­гамбр­ские» ва­зы 14 в. и из­де­лия фаб­рик Ва­лен­сии 15 в.), так­же из­раз­цы в Испании и Португалии (асулехос, азу­ле­жуш). Уни­ка­лен храм «Ты­ся­чи Будд» Ма­ха­будд­ха (14 в.) в Па­та­не (Не­пал): его фа­са­ды об­ли­цо­ва­ны тер­ра­ко­той с рез­ны­ми из­об­ра­же­ния­ми Буд­ды, рас­тит. ор­на­мен­том и др. из­об­ра­же­ния­ми.

Керамическая модель башни. Династия Хань (Китай).

В Ки­тае с 4–5 вв. н. э. из­го­тов­ля­лись фа­ян­со­вые из­де­лия, а в 6–7 вв. в ре­зуль­та­те дли­тель­но­го со­вер­шен­ст­во­ва­ния тех­но­ло­гии воз­ник фар­фор. Кит. К. (по­су­да, ва­зы, скульп­ту­ра, мо­ну­мен­таль­ные об­ли­цов­ки, ар­хит. де­та­ли, гла­зу­ров. че­ре­пи­ца) бла­го­да­ря тех­нич. и ху­дож. со­вер­шен­ст­ву, бес­при­мер­но­му бо­гат­ст­ву форм и де­ко­ра ока­за­ла ог­ром­ное влия­ние на ми­ро­вое ке­ра­мич. про­из-во. Под влия­ни­ем Ки­тая и Ко­реи раз­ви­ва­лась К. в Япо­нии: в 4–6 вв. рас­про­стра­ни­лась по­гре­баль­ная, по­лая внут­ри гли­ня­ная скульп­ту­ра («ха­ни­ва»), с 13 в. поя­ви­лись ва­зы, ча­ши с вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ны­ми гла­зу­ров. по­кры­тия­ми, со 2-й пол. 14 в. с раз­ви­ти­ем чай­ной це­ре­мо­нии – со­су­ды из по­рис­той тя­жё­лой ке­ра­мич. мас­сы, с кон. 16 в. из­го­тов­ля­лись из­де­лия из фар­фо­ра. В Ки­тае и Ко­рее во вре­мя прав­ле­ния ди­на­стии Сун (960–1279) рас­про­ст­ра­ня­ет­ся т. н. се­ла­дон – по­су­да, по­кры­тая по­лу­проз­рач­ной гла­зу­рью неж­ных свет­ло-зе­лё­ных от­тен­ков.

В Зап. Ев­ро­пе ке­ра­мич. про­из-во ста­ло вновь ин­тен­сив­но раз­ви­вать­ся с эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния. Под не­ко­то­рым влия­ни­ем ис­па­но-мав­ри­тан­ской К. в Ита­лии в кон. 14–17 вв. раз­ви­ва­лось иск-во май­о­ли­ки, в ко­то­рой сю­жет­ная рос­пись впер­вые в Ев­ро­пе по­сле ан­тич­но­сти ста­ла гос­под­ствую­щим ви­дом де­ко­ри­ро­ва­ния из­де­лий, а ке­ра­мич. скульп­ту­ра при­об­ре­ла мо­ну­мен­таль­ный ха­рак­тер (в го­ро­дах Фа­эн­ца, Де­ру­та, Губ­био, Ур­би­но; скульп­ту­ра се­мьи дел­ла Роб­биа). Итал. май­о­ли­ка ока­за­ла за­мет­ное влия­ние на мас­те­ров Гер­ма­нии 15 в. (в Нюрн­бер­ге и др. го­ро­дах), где, од­на­ко, уже с 14 в. ста­ли из­го­тов­лять со­су­ды из ка­мен­ной мас­сы, из­раз­цы, а так­же на май­о­ли­ку Фран­ции 16–18 вв. (в го­ро­дах Ним, Ли­он, Не­вер), раз­ви­вав­шую­ся па­рал­лель­но с про­из-вом фа­ян­са. Ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли франц. тон­чай­шие фа­ян­со­вые со­су­ды из г. Сен-Пор­шер, а так­же т. н. сель­ские гли­ны – по­кры­тые цвет­ны­ми по­ли­ва­ми де­ко­ра­тив­ные блю­да, из­го­тов­лен­ные в мас­тер­ской Б. Па­лис­си. В Гол­лан­дии в кон. 16–18 вв. соз­да­ва­лись фа­ян­со­вые рас­пис­ные из­раз­цы (в го­ро­дах Рот­тер­дам, Гау­да), зна­ме­ни­тая по­су­да – делфт­ский фа­янс, ис­пы­тав­ший влия­ние даль­не­во­сточ­ной ке­ра­ми­ки.

С. И. Полубес и мастерская. Изразцовый фриз церкви Григория Неокесарийского в Москве. 1660–70-е гг. Фото А. И. Нагаева

На Ру­си в бы­то­вой К. с 16 в. рас­про­стра­ни­лось «чер­не­ние» (дос­ти­га­лось ог­ра­ни­че­ни­ем дос­ту­па ки­сло­ро­да на по­след­ней ста­дии об­жи­га) и ло­ще­ние. С 15 в. в архитектурном декоре ис­поль­зо­ва­ли керамич. плиты и из­раз­цы – тер­ра­ко­то­вые и гла­зу­ро­ван­ные (зе­лё­ные, жёлтые, коричневые – «му­рав­ле­ные», позднее – по­ли­хром­ные – «це­нин­ные»). В 17 в. из­вест­ны ра­бо­тав­шие в Мо­ск­ве бе­ло­рус. мас­те­ра П. И. За­бор­ский, С. И. По­лу­бес и др. Про­из-во из­раз­цов бы­ло на­ла­же­но так­же в Яро­слав­ле и др. го­ро­дах. С 18 в. рель­еф­ные из­раз­цы бы­ли вы­тес­не­ны глад­ки­ми с сю­жет­ной рос­пи­сью. В 18 в. стала вы­пус­кать­ся май­о­ли­ко­вая по­су­да с рос­пи­сью по сы­рой эма­ли (фаб­ри­ка А. К. Гре­бен­щи­ко­ва в Мо­ск­ве, ос­но­ва­на в 1724).

Пе­ре­во­рот в ис­то­рии ев­роп. К. про­изо­шёл по­сле изо­бре­те­ния фар­фо­ра И. Ф. Бёт­ге­ром (при со­дей­ст­вии Э. В. Чирн­хау­за) в Гер­ма­нии в нач. 18 в. В 18–19 вв. на­ча­ли функ­цио­ни­ро­вать круп­ные фар­фо­ро­вые за­во­ды в Май­се­не (см. Май­сен­ский фар­фор), ма­ну­фак­ту­ры в Ве­не, Сев­ре (см. Севр­ский фар­фор) и др. В 18 в. фар­фор как ху­дож. ма­те­ри­ал поч­ти по­все­ме­ст­но об­ре­та­ет ве­ду­щую роль сре­ди др. ви­дов К. В нём с наи­боль­шей пол­но­той про­яви­лись эс­те­тич. прин­ци­пы ро­ко­ко и клас­си­циз­ма. На­ря­ду с рас­пис­ной по­зо­ло­чен­ной мел­кой пла­сти­кой соз­да­ва­лась скульп­ту­ра из не­гла­зу­ров. бе­ло­го фар­фо­ра – би­ск­ви­та. Осо­бое ме­сто при­над­ле­жит англ. ма­ну­фак­ту­рам 18 в., проч­но введ­шим в прак­ти­ку про­из­вод­ст­во фа­ян­са (ке­ра­мич. за­вод Дж. Уэд­жву­да).

В Рос­сии про­из-во фар­фо­ра бы­ло нала­же­но в кон. 1740-х гг. Д. И. Ви­но­гра­до­вым на пер­вой в Рос­сии «пор­це­лино­вой ма­ну­фак­ту­ре» (с 1765 Им­пе­ра­тор­ский фар­фо­ро­вый за­вод; ны­не Ло­мо­но­сов­ский фар­фо­ро­вый за­вод); в 1766 в Вер­бил­ках под Мо­ск­вой бы­ла ос­но­ва­на ча­ст­ная фаб­ри­ка Ф. Я. Гард­не­ра (ны­не Дмит­ров­ский фар­фо­ро­вый за­вод). Фар­фо­ро­вые по­су­да, жан­ро­вые ста­ту­эт­ки 18 – 1-й пол. 19 вв. от­ли­ча­ют­ся вы­со­ким ху­дож. ка­че­ст­вом, яр­ким нац. ко­ло­ри­том. В 1830–40-е гг. осн. рай­оном фар­фо­ро-фа­ян­со­во­го про­из-ва бы­ло с. Гжель (см. Гжель­ская ке­ра­ми­ка); в кон. 19 – нач. 20 вв. са­мы­ми круп­ны­ми ста­ли фар­фо­ро-фа­ян­со­вые за­во­ды М. С. Куз­не­цо­ва (см. Ду­лёв­ский фар­фо­ро­вый за­вод). На­ря­ду с за­вод­ским про­из-вом со­хра­ня­лись гон­чар­ное ре­мес­ло и нар. ху­дож. про­мыс­лы (дым­ков­ская иг­руш­ка, ско­пин­ская ке­ра­ми­ка и др.).

Фото А. И. Нагаева М. А. Врубель. Камин «Микула Селянинович и Вольга». Майолика, роспись цветными глазурями. 1898–99. Третьяковская галерея (Москва).

Со 2-й пол. 19 в. бур­но раз­ви­ва­лась ке­ра­мич. пром-сть, од­на­ко вы­со­кий тех­но­ло­гич. уро­вень из­де­лий не со­от­вет­ст­во­вал их ху­дож. ка­че­ст­ву. Не­ко­то­ро­му ожив­ле­нию ху­дож. по­ис­ков ке­ра­ми­стов спо­соб­ст­во­вал раз­вив­ший­ся на ру­бе­же 19–20 вв. стиль мо­дерн: на фар­фо­ро­вом за­во­де в Ко­пен­га­ге­не (Да­ния) соз­да­ва­лись из­де­лия, от­ме­чен­ные те­ку­чей слит­но­стью форм, утон­чён­но­стью блёк­лых под­гла­зур­ных рос­пи­сей; в Рос­сии стрем­ле­ние обы­грать жи­во­пис­ную те­ку­честь ма­те­риа­ла ха­рак­тер­но для ке­ра­мич. мас­тер­ской Аб­рам­цев­ско­го ху­до­же­ст­вен­но­го круж­ка (де­ко­ра­тив­ная май­о­ли­ка М. А. Вру­бе­ля и др.). Нац.-ро­ман­тич. тен­ден­ция про­яви­лась в ин­те­ре­се к на­род­ным, вы­ле­п­лен­ным от ру­ки ке­ра­мич. из­де­ли­ям. В от­дел­ке зда­ний ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лись бе­лый и цвет­ной гла­зу­ров. кир­пич, май­о­ли­ко­вые пан­но, из­раз­цо­вые фри­зы.

В пер­вые де­ся­ти­ле­тия 20 в., с рас­про­стра­не­ни­ем функ­цио­на­лиз­ма, в иск-ве К. стран Ев­ро­пы и США на­ча­лись по­ис­ки про­стых, под­час аб­со­лют­но «очи­щен­ных» от к.-л. де­ко­ра (раз­ра­бот­ки Бау­хау­за) це­ле­со­об­раз­ных форм, рас­счи­тан­ных на пром. про­из-во. Для иск-ва ар де­ко ха­рак­тер­ны функ­цио­наль­ные ве­щи из вы­со­ко­тем­пе­ра­тур­ной ка­мен­ной мас­сы, про­стые по фор­ме, без бо­га­то­го ор­на­мен­та, на­ве­ян­ные стро­гой, ли­шён­ной ук­ра­ше­ний япон. нар. ке­ра­ми­кой, – со­су­ды (ва­зы, кув­ши­ны), так­же блю­да, пан­но с вы­яв­ле­ни­ем фак­ту­ры или гла­зу­ро­ван­ные цвет­ны­ми гла­зу­ря­ми вы­со­ко­го ог­ня (крас­но-кро­ва­вы­ми, си­ни­ми), с тис­не­ни­ем или рель­еф­ным круп­ным ор­на­мен­том с изо­бра­зит. сти­ли­зов. мо­ти­ва­ми (франц. ке­ра­ми­сты Э. Ла­ше­наль, П. Бо­ни­фас, Э. Лен­обль, Г. Си­мен, А. Ма­те, Р. Бу­то и др.).

П. Пикассо. Блюдо «Бык и арена». Керамика, роспись цветными глазурями. 1948. Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина (Москва).

С 1950-х гг. в пром. К. раз­ви­ва­ет­ся стрем­ле­ние к ра­цио­наль­ной про­сто­те, вы­яв­ле­нию функ­цио­наль­но­го на­зна­че­ния пред­ме­та, струк­тур­ных и фак­тур­ных ка­честв ма­те­риа­ла. Для де­ко­ра­тив­ной К. ха­рак­тер­ны раз­но­об­ра­зие тех­ник (но­вые ви­ды эма­ли, гла­зу­ри), сти­ле­вых тен­ден­ций (от аван­гар­ди­ст­ских по­ис­ков до пря­мо­го об­ра­ще­ния к нац. ху­дож. тра­ди­ции), не­ожи­дан­ные кон­тра­ст­ные со­по­став­ле­ния с др. ма­те­риа­ла­ми (в т. ч. с ме­тал­лом); с 1960-х гг. от­ме­ча­ет­ся тен­ден­ция от­хо­да от стро­гой функ­цио­наль­но­сти и стрем­ле­ние при­бли­зить­ся к стан­ко­вым фор­мам. В рос­пи­си де­ко­ра­тив­ных блюд и со­су­дов, а так­же в соз­да­нии мо­ну­мен­таль­ных пан­но, ук­ра­шаю­щих об­ществ. зда­ния, при­ни­ма­ют уча­стие круп­ней­шие ху­дож­ни­ки и ар­хи­тек­то­ры (П. Пи­кас­со, Ф. Ле­же, А. Фу­же­рон, А. Гау­ди и др.). В стро­ит. К. воз­рас­та­ет раз­но­об­ра­зие ви­дов об­ли­цо­воч­ных пли­ток (пло­ские с мно­го­цвет­ным узо­ром или рель­еф­ные, по­кры­тые гла­зу­рью, раз­лич­ных форм и раз­ме­ров); для по­кры­тия улиц ис­поль­зу­ют­ся клин­кер, цвет­ные пли­ты.

Фото А. И. Нагаева Н. Я. Данько. Майоликовое панно на фасаде Северного Речного вокзала в Москве. 1937.

В Рос­сии рез­кий пе­ре­лом в раз­ви­тии К. на­сту­пил по­сле 1917. На­чи­ная с т. н. аги­тац. фар­фо­ра и с опы­тов ря­да сов. ке­ра­ми­стов 1920-х – нач. 1930-х гг. на пред­при­яти­ях фар­фо­ро-фа­ян­со­вой пром-сти (Фар­фо­ро­вый за­вод им. М. В. Ло­мо­но­со­ва, Ду­лёв­ский и Дмит­ров­ский фар­фо­ро­вые за­во­ды, Ко­на­ков­ский фа­ян­со­вый за­вод) стре­ми­лись улуч­шить ху­дож. ка­че­ст­ва К. Воз­ро­ж­да­лись ке­ра­мич. нар. про­мыс­лы Рос­сии (Гже­ли, Ско­пи­на, Ки­ро­ва и др.), Ук­раи­ны (Опош­ни, Ко­со­ва), а так­же рес­пуб­лик Ср. Азии (Уз­бе­ки­ста­на, Тад­жи­ки­ста­на) и др. Эти про­цес­сы, пре­рван­ные Вел. Отеч. вой­ной, во­зоб­но­ви­лись с кон. 1940–50-х гг. С сер. 1960-х гг. на­чал­ся но­вый этап раз­вития отеч. К., вы­ра­зив­ший­ся в це­ле­со­об­раз­ном по­строе­нии фор­мы и функ­цио­наль­но­сти («совр. стиль» «гру­бой ке­ра­ми­ки» В. М. Оль­шев­ско­го, Н. С. Се­лез­нёва, В. И. Мар­ко­ва, Д. Н. Шуш­ка­но­ва и Л. Н. Шуш­ка­но­вой и др.).

В кон. 1960-х – нач. 1970-х гг. по­яв­ля­ет­ся стрем­ле­ние к сво­бод­ной де­ко­ра­тив­но­сти, цве­то­вой и пла­стич. вы­ра­зи­тель­но­сти; раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся но­вые тех­но­ло­гич. приё­мы. На­ря­ду с по­вы­ше­ни­ем ху­дож. уров­ня мас­со­вой К. уси­ли­ва­ет­ся ин­те­рес к уни­каль­ной де­ко­ра­тив­ной К., тя­го­тею­щей к вну­ши­тель­но­сти форм, к пла­стич. и цве­то­вой раз­но­род­но­сти фак­ту­ры, уси­ли­ваю­щей ощу­ще­ние гру­бой пер­во­род­но­сти ма­те­риа­ла (из­люб­лен­ным ма­те­риа­лом ста­но­вит­ся ка­мен­ная мас­са, ша­мот). В 1970–80-е гг. соз­да­ют­ся пред­ме­ты, от­ли­чаю­щие­ся бо­га­то раз­ви­той пла­сти­кой, стро­го­стью и ус­лож­нён­но­стью ко­ло­ри­стич. гам­мы, то­наль­ны­ми пе­ре­те­ка­ния­ми цве­та; слож­ная объ­ём­ная струк­ту­ра из­де­лий не­ред­ко упо­доб­ля­ет их скульп­ту­ре, спо­соб­ст­ву­ет про­стран­ст­вен­ной ак­тив­но­сти. Раз­ви­тие по­лу­чи­ла де­ко­ра­тив­ная ар­хит. и са­до­во-пар­ко­вая К. (пан­но, рель­е­фы; об­ли­цов­ка фа­са­дов зда­ний, стан­ций мет­ро­по­ли­те­на, пла­ва­тель­ных бас­сей­нов; на­поль­ные ва­зы, каш­по). У ис­то­ков рос. де­ко­ра­тив­ной К. по­след­ней тре­ти 20 в. стоя­ли скульп­то­ры И. С. Ефи­мов, И. Г. Фрих-Хар, А. Г. Сот­ни­ков и В. С. Ва­силь­ков­ский. К. в 1970–90-е гг. ухо­дит от су­гу­бой ути­ли­тар­но­сти и оп­ре­де­ля­ет­ся как са­мо­цен­ный вид твор­че­ст­ва. В ней со­еди­ня­ют­ся фор­мо­твор­че­ское и изо­бра­зит. на­ча­ла (по­ня­тия «ке­ра­мо­пла­сти­ка», «ке­ра­мо­жи­во­пись»). Вы­де­ля­ют­ся две «шко­лы» К.: мо­с­ков­ская (жи­во­пис­ное и скульп­тур­ное на­прав­ле­ния – Е. С. Лу­ки­но­ва, Р. У. Ачиль­дие­ва, Р. М. Цуз­мер, Д. В. Му­хи­на, М. Я. Ма­ка­ро­ва, Л. А. Со­шин­ская, В. А. Ма­ло­лет­ков, В. П. Си­до­ров и др.) и ле­нин­град­ская (ар­хит.-тек­то­нич. на­прав­ле­ние – В. Н. Цы­ган­ков, М. А. Ко­пыл­ков, В. Н. Го­рислав­цев, А. Е. За­до­рин, В. А. Ци­вин, Л. С. Со­лод­ков и др.); в 1990-е гг. воз­ро­ж­да­ет­ся ке­ра­мич. ико­на (Г. В. Ку­прия­нов).

Про­из­вод­ст­во. Лит.: Ав­гу­сти­ник А. И. Ке­ра­ми­ка. 2-е изд. Л., 1975; Шев­чен­ко В. Я., Ба­ри­нов С. М. Тех­ни­че­ская ке­ра­ми­ка. М., 1993; Хо­кинг М., Ва­сан­тас­ри В., Сид­ки П. Ме­тал­ли­че­ские и ке­ра­ми­че­ские по­кры­тия. М., 2000; Стек­ло и ке­ра­ми­ка ХХI: Пер­спек­ти­вы раз­ви­тия. СПб., 2001; Ми­хе­ев С. В., Стро­га­нов Г. Б., Ро­ма­шин А. Г. Ке­ра­ми­че­ские и ком­по­зи­ци­он­ные ма­те­риа­лы в авиа­ци­он­ной тех­ни­ке. М., 2002.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Ку­бе А. Н. Ис­то­рия фа­ян­са. Бер­лин, 1923; Westropp M. S. D. General guide to the art collections. Pottery and porcelain. Dublin, 1935; Бла­ват­ский В. Д. Ис­то­рия ан­тич­ной рас­пис­ной ке­ра­ми­ки. М., 1953; Lane A. Early islamic pottery. [2nd ed.]. L., 1958; idem. Later islamic pottery. L., 1972; Сал­ты­ков А. Б. Из­бран­ные тру­ды. М., 1962; Sanders H. The world of Japanese ceramics. Tokyo; Palo Alto, 1967; Бри­то­ва Н. Н. Гре­че­ская тер­ра­ко­та. М., 1969; Во­ро­нов Н. В. Ис­кус­ст­во, ро­ж­ден­ное ог­нем. М., 1970; Ис­кус­ст­во ке­ра­ми­ки / Под ред. Н. С. Сте­па­нян. М., 1970; Мил­лер Ю. А. Ху­до­же­ст­вен­ная ке­ра­ми­ка Тур­ции. Л., 1972; Atil E. Ceramics from the world of Islam. Wash., 1973; Мас­сон ВМ., Са­риа­ни­ди В. И. Сред­не­ази­ат­ская тер­ра­ко­та эпо­хи брон­зы. Опыт клас­си­фи­ка­ции и ин­тер­пре­та­ции. М., 1973; Mikami T. The art of Japanese ceramics. N. Y.; Tokyo, 1973; Ан­д­рее­ва Л. В. Со­вет­ский фар­фор. 1920–1930 го­ды. М., 1975; Бо­гу­слав­ская И. Я. Рус­ская гли­ня­ная иг­руш­ка. Л., 1975; Дуль­ки­на Т. И., Аша­ри­на Н. А. Рус­ская ке­ра­ми­ка и стек­ло 18–19 ве­ков. М., 1978; Мас­лих С. А. Рус­ское из­раз­цо­вое ис­кус­ст­во XV–XIX ве­ков. 2-е изд. М., 1983; Caiger-Smith A. Lustre pottery: technique, tra­dition and innovation in Islam and the Wes­tern world. L.; Boston, 1985; Dauter­man C. C. Sèvres porcelain: makers and marks of the 18th century. N. Y., 1986; Savill R. The Wallace collection: catalogue of Sèvres porce­lain. L., 1988. Vol. 1–3; Gorham H. Japanese and ori­ental ceramics. Rutland, 1990; Агар­ко­ва Г. Д., Ас­т­ра­хан­це­ва Т. Л., Пет­ро­ва Н. С. Рус­ский фар­фор. М., 1993; Ас­т­ра­хан­це­ва Т. Л. Гжель­ская май­о­ли­ка ХХ ве­ка. СПб., 2006.

Вернуться к началу