Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВЛАСТЬ

  • рубрика

    Рубрика: Социология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 455-458

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. Г. Ледяев

ВЛАСТЬ, от­но­ше­ние ме­ж­ду людь­ми, в ко­то­ром од­ни мо­гут на­вя­зать свою во­лю дру­гим; оно име­ет ме­сто в тех слу­ча­ях, ко­гда че­ло­век (груп­па, ор­га­ни­за­ция) об­ла­да­ет воз­мож­но­стью це­ле­на­прав­лен­но воз­дей­ст­во­вать на др. лю­дей, за­ста­вить их де­лать то, что са­ми они в ином слу­чае не ста­ли бы де­лать. В. – не­об­хо­ди­мое ус­ло­вие осу­ще­ст­в­ле­ния лю­бой со­вме­ст­ной дея­тель­но­сти, ос­но­ва со­ци­аль­но­го управ­ле­ния; она по­яв­ля­ет­ся вме­сте с воз­ник­но­ве­ни­ем че­ло­ве­ка и су­ще­ст­ву­ет во всех ус­той­чи­вых фор­мах от­но­ше­ний ме­ж­ду людь­ми: ро­ди­те­ли име­ют В. над деть­ми, ра­бо­то­да­те­ли – над на­ём­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми, ру­ко­во­ди­те­ли – над под­чи­нён­ны­ми и т. д. Су­щест­ву­ют и рас­ши­ри­тель­ные тол­ко­ва­ния В. (Б. Рас­сел, амер. учё­ные К. Гиб­сон, Э. Гол­дмен), ко­гда в про­стран­ст­во В. вклю­ча­ет­ся мир жи­вот­ных (В. во­жа­ка стаи) и да­же не­оду­шев­лён­ные пред­ме­ты (В. сти­хии).

В. все­гда пред­по­ла­га­ет на­ли­чие двух сто­рон – субъ­ек­та В. и объ­ек­та В., ко­то­ры­ми мо­гут быть отд. лю­ди, груп­пы и ор­га­ни­за­ции. В ре­аль­но­сти лю­ди ред­ко бы­ва­ют толь­ко субъ­ек­та­ми В. или толь­ко её объ­ек­та­ми: один и тот же че­ло­век мо­жет быть од­но­вре­мен­но объ­ек­том чьей-то В. и иметь В. над др. людь­ми. В. воз­ни­ка­ет в си­туа­ци­ях, ког­да субъ­ект име­ет оп­ре­де­лён­ные на­ме­ре­ния в от­но­ше­нии объ­ек­та и об­ла­да­ет от­но­си­тель­но ус­той­чи­вой спо­соб­но­стью их реа­ли­зо­вать, да­же не­смот­ря на воз­мож­ное со­про­тив­ле­ние. В. – это оп­ре­де­лён­ный по­тен­ци­ал, ко­то­рым рас­по­ла­га­ет субъ­ект и ко­то­рый мо­жет быть ис­поль­зо­ван для воз­дей­ст­вия на объ­ект; она ха­рак­те­ри­зу­ет спектр воз­мож­ных из­ме­не­ний в со­стоя­нии объ­ек­та, его соз­на­нии и по­ве­де­нии, ко­то­рые мо­жет осу­ще­ст­вить субъ­ект по сво­ей во­ле. Т. е. В. су­ще­ст­ву­ет и без сво­его во­пло­ще­ния в под­чи­не­нии объ­ек­та, по­сколь­ку субъ­ект мо­жет пред­по­честь от­ло­жить реа­ли­за­цию сво­их на­ме­ре­ний или пред­по­ло­жить, что же­лае­мый ре­зуль­тат бу­дет дос­тиг­нут и без его вме­ша­тель­ст­ва. Ины­ми сло­ва­ми, субъ­ект мо­жет об­ла­дать В. над объ­ек­том, не осу­ще­ст­в­ляя её.

Ес­ли же по­пыт­ки субъ­ек­та на­вя­зать во­лю объ­ек­ту тер­пят не­уда­чу, то это обыч­но сви­де­тель­ст­ву­ет об от­сут­ст­вии В. От­сут­ст­ву­ет В. и в тех слу­ча­ях, ко­гда на­ме­ре­ния субъ­ек­та реа­ли­зу­ют­ся не­за­ви­си­мо от са­мо­го субъ­ек­та и он не мо­жет по­вли­ять на ход со­бы­тий. Тем са­мым В. от­ли­ча­ет­ся от воз­дей­ст­вия тра­ди­ций, об­ществ. мне­ния, за­ко­нов, мо­раль­ных норм, при­род­ных фак­то­ров, где субъ­ект от­сут­ст­ву­ет или его на­ли­чие име­ет чис­то фор­маль­ный ха­рак­тер.

Основные традиции в объяснении власти

Как и лю­бой важ­ный фе­но­мен че­ло­ве­че­ской жиз­ни, В. все­гда бы­ла объ­ек­том вни­ма­ния ис­сле­до­ва­те­лей, ин­те­рес ко­то­рых со­сре­до­то­чи­вал­ся пре­им. на изу­че­нии её отд. ас­пек­тов, форм и за­ко­номер­но­стей. Так, ан­тич­ные мыс­ли­те­ли (Пла­тон, Ари­сто­тель) ана­ли­зи­ро­ва­ли кон­крет­ные фор­мы по­ли­тич. прав­ле­ния и ос­но­ва­ния В. в го­су­дар­ст­ве; для Ав­гу­сти­на и др. фи­ло­со­фов-тео­ло­гов Сред­не­ве­ко­вья центр. те­мой бы­ло со­от­но­ше­ние В. бо­же­ст­вен­ной и зем­ной; Н. Ма­киа­вел­ли ин­те­ре­со­ва­ли ме­ха­низ­мы и ре­сур­сы В., ко­то­ры­ми дол­жен об­ла­дать эф­фек­тив­ный пра­ви­тель; в Но­вое вре­мя раз­ра­ба­ты­ва­лись ос­но­вы фор­ми­ро­ва­ния гос. вла­сти и прин­ци­пы взаи­мо­от­но­ше­ний ме­ж­ду её вет­вя­ми (Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Л. Мон­тес­кьё).

По­пыт­ки оп­ре­де­ле­ния са­мо­го по­ня­тия В. так­же пред­при­ни­ма­лись с ан­тич­ных вре­мён. Пла­тон рас­смат­ри­вал В. как спо­соб­ность вли­ять на дру­го­го или быть под влия­ни­ем дру­го­го. Ари­сто­тель ха­рак­те­ри­зо­вал В. как свой­ст­во (при­над­леж­ность) лю­бой слож­ной сис­те­мы, как об­щий за­кон при­ро­ды: «Всё, что со­сто­ит из не­сколь­ких час­тей, име­ет вла­ст­вую­щий эле­мент и под­чи­нён­ный эле­мент».

По­ня­тие «В.», дос­та­точ­но при­бли­жен­ное к совр. по­ни­ма­нию, бы­ло пред­ло­же­но Т. Гоб­бсом, за­ло­жив­шим ос­но­ву кау­заль­ной кон­цеп­ции В. Он оп­ре­де­лял В. че­ло­ве­ка как вид при­чин­ной свя­зи, как его на­лич­ные сред­ст­ва для дос­ти­же­ния не­кое­го бла­га в бу­ду­щем. Раз­ли­чие ме­ж­ду В. и при­чи­ной свя­за­но со вре­ме­нем осу­ще­ст­в­ле­ния дей­ст­вия: при­чи­на от­но­сит­ся к уже про­из­ве­дён­но­му дей­ст­вию, к про­шло­му, в то вре­мя как В. есть спо­соб­ность про­из­ве­сти что-то в бу­ду­щем.

Наи­бо­лее об­стоя­тель­ный ана­лиз по­ня­тия «В.» был дан М. Ве­бе­ром, ко­то­рый рас­смат­ри­вал В. как шанс субъ­ек­та осу­ще­ст­вить свою во­лю внут­ри со­ци­аль­но­го от­но­ше­ния, не­смот­ря на воз­мож­ное со­про­тив­ле­ние, и не­за­ви­си­мо от то­го, на чём этот шанс ос­но­ван. В ве­бе­ров­ском оп­ре­де­ле­нии под­чёр­ки­ва­ет­ся, что: 1) В. не яв­ля­ет­ся свой­ст­вом отд. ин­ди­ви­дов, а су­ще­ст­ву­ет в от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду ни­ми; 2) она вы­ра­жа­ет ве­ро­ят­ность, воз­мож­ность; 3) её ос­но­ву мо­гут со­став­лять лю­бые ве­щи, свой­ст­ва или от­но­ше­ния; 4) В. все­гда на­прав­ле­на про­тив ко­го-то, она пред­по­ла­га­ет кон­фликт и дей­ст­вия во­пре­ки ин­те­ре­сам объ­ек­та.

Ши­ро­кие на­уч. дис­кус­сии о В. и де­таль­ная раз­ра­бот­ка по­ня­тия на­чи­на­ют­ся с сер. 20 в., ко­гда разл. фор­мы, сфе­ры и ас­пек­ты В. ста­ли пред­ме­том эм­пи­рич. ис­сле­до­ва­ний в са­мых раз­ных нау­ках. За это вре­мя сло­жи­лись две тра­ди­ции в её объ­яс­не­нии. В пер­вой (ос­нов­ной) тра­ди­ции, иду­щей от Т. Гоб­бса и М. Ве­бе­ра (Г. Д. Лас­су­элл, П. М. Блау, Р. Даль, Т. Вар­тен­берг, англ. ис­сле­до­ва­тель С. Лукс и др.), В. оп­ре­де­ля­ет­ся как кон­фликт­ное асим­мет­рич­ное от­но­ше­ние ме­ж­ду людь­ми, в ко­то­ром од­ни име­ют воз­мож­ность реа­ли­зо­вать свои ин­те­ре­сы за счёт дру­гих. В. на­хо­дит­ся в ру­ках оп­ре­де­лён­ных ин­ди­ви­дов, со­ци­аль­ных групп и ор­га­ни­за­ций и про­яв­ля­ет­ся в кон­крет­ных дей­ст­ви­ях по от­но­ше­нию к др. лю­дям.

В аль­тер­на­тив­ной тра­ди­ции (Л. Аль­тюс­сер, Т. Пар­сонс, Хан­на Арендт, Ю. Ха­бер­мас, М. Фу­ко) В. рас­смат­ри­ва­ет­ся как кол­лек­тив­ный ре­сурс, при­над­ле­жа­щий не отд. ин­ди­ви­дам и груп­пам, а со­ци­аль­ным общ­но­стям и об­ще­ст­ву в це­лом; под­чёр­ки­ва­ет­ся, что В. мо­жет осу­ще­ст­в­лять­ся ко все­об­щей вы­го­де и не обя­за­тель­но на­прав­ле­на про­тив ин­те­ре­сов объ­ек­та. Пар­сонс от­вер­га­ет идею о том, что В. ох­ва­ты­ва­ет все ви­ды под­чи­не­ния объ­ек­та. Он ог­ра­ни­чи­ва­ет В. ле­ги­тим­ны­ми и ин­сти­ту­цио­на­ли­зи­ро­ван­ны­ми фор­ма­ми, ко­то­рые ос­но­вы­ва­ют­ся на об­щих цен­но­стях и со­гла­сии лю­дей под­чи­нять­ся тем, кто об­ла­да­ет пра­вом при­ни­мать ре­ше­ния от их име­ни и в ин­те­ре­сах об­ще­ст­ва. Арендт рас­смат­ри­ва­ет В. как ан­ти­под на­си­лию; вла­ст­ные от­но­ше­ния воз­ни­ка­ют как от­но­ше­ния ме­ж­ду рав­ны­ми субъ­ек­та­ми, на­хо­дя­щи­ми­ся ме­ж­ду со­бой в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ет ко­ор­ди­на­цию их со­вме­ст­ной дея­тель­но­сти. По­сколь­ку В. при­над­ле­жит общ­но­сти, она су­ще­ст­ву­ет толь­ко до тех пор, по­ка эта общ­ность со­хра­ня­ет своё един­ст­во. У Фу­ко В. рас­пы­ле­на по все­му про­стран­ст­ву со­циу­ма; она про­яв­ля­ет­ся в об­ра­зо­ва­нии оп­ре­де­лён­ных со­ци­аль­ных струк­тур или дис­кур­сов, дис­ци­п­ли­ни­рую­щих (ре­гу­ли­рую­щих) об­ществ. от­но­ше­ния и пре­вра­щаю­щих лю­дей в ин­ст­ру­мен­ты и объ­ек­ты вла­сти.

В но­вей­ших со­цио­ло­гич. и по­ли­тич. тео­ри­ях пред­при­ни­ма­ют­ся по­пыт­ки син­те­за ука­зан­ных двух под­хо­дов (Э. Гид­денс, амер. учё­ный Т. Болл и брит. учё­ные С. Клегг, Дж. Скотт и др.), хо­тя мн. ис­сле­до­ва­те­ли скеп­ти­че­ски от­но­сят­ся к та­кой воз­мож­но­сти, ква­ли­фи­ци­руя В. как «сущ­но­ст­но ос­па­ри­вае­мое по­ня­тие», ин­тер­пре­та­ции ко­то­ро­го вы­ра­жа­ют разл. сис­те­мы цен­но­стей.

Ресурсы власти

В. воз­ни­ка­ет в си­лу об­ла­да­ния (рас­по­ря­же­ния) субъ­ек­том разл. ре­сур­са­ми – ве­ща­ми, пра­ва­ми, нор­ма­ми, идея­ми, с по­мо­щью ко­то­рых он мо­жет на­вя­зать свою во­лю объ­ек­ту. При­ну­ди­тель­ные ре­сур­сы (ору­жие, фи­зи­че­ская си­ла, адм. ме­ры) ис­поль­зу­ют­ся для не­по­сред­ст­вен­но­го фи­зи­че­ско­го воз­дей­ст­вия на объ­ект или соз­да­ния уг­ро­зы объ­ек­ту в слу­чае не­по­ви­но­ве­ния ко­ман­де субъ­ек­та. Ути­ли­тар­ные ре­сур­сы (день­ги, ус­лу­ги, не­дви­жи­мость, воз­мож­ность про­дви­же­ния по служ­бе и т. п.) обес­пе­чи­ва­ют ком­пен­са­цию за по­ви­но­ве­ние, ней­тра­ли­зу­ют не­же­ла­ние объ­ек­та под­чи­нить­ся субъ­ек­ту. Зна­ние (об­ра­зо­ва­ние, ин­фор­ма­ция, ин­тел­лект) по­зво­ля­ет субъ­ек­ту осу­ще­ств­лять В. в фор­ме убе­ж­де­ния, ма­ни­пу­ля­ции и ав­то­ри­те­та. Нор­ма­тив­ные ре­сур­сы (ста­тус, пра­ва, пол­но­мо­чия, слу­жеб­ные при­ви­ле­гии, тра­ди­ции) при­да­ют обя­за­тель­ность ко­ман­дам субъ­ек­та; объ­ект под­чи­ня­ет­ся субъ­ек­ту, по­сколь­ку это со­от­вет­ст­ву­ет нор­мам по­ве­де­ния, при­ня­тым в дан­ном об­ще­ст­ве или кол­лек­ти­ве. Осо­бую груп­пу ре­сур­сов В. со­став­ля­ют кол­лек­тив­ные ре­сур­сы (чис­лен­ность груп­пы, со­ли­дар­ность, ор­га­ни­зо­ван­ность, об­ла­да­ние груп­пой мо­но­по­ли­ей на оп­ре­де­лён­ные про­фес­сии и спе­ци­фич. зна­ния), ко­то­ры­ми мо­гут об­ла­дать толь­ко груп­пы лю­дей.

Не все ре­сур­сы, ко­то­ры­ми об­ла­да­ет субъ­ект, яв­ля­ют­ся ре­сур­са­ми В. Не­ко­то­рые сред­ст­ва, весь­ма эф­фек­тив­ные в от­но­ше­нии од­них лю­дей, не ока­зы­ва­ют су­ще­ст­вен­но­го воз­дей­ст­вия на дру­гих. Напр., день­ги не мо­гут вли­ять на тех лю­дей, ко­то­рые в них не ну­ж­да­ют­ся; ору­жие не в си­лах за­ста­вить под­чи­нять­ся тех, кто не до­ро­жит сво­ей жиз­нью; пол­но­мо­чия час­то не вос­при­ни­ма­ют­ся ли­ца­ми, не при­вык­ши­ми к со­блю­де­нию пра­во­вых норм; за­ко­ны, бо­гат­ст­во и ору­дия при­ну­ж­де­ния ока­жут­ся бес­силь­ны­ми при по­пыт­ке осу­ще­ст­вить В. над ре­лиг. фа­на­ти­ком. При этом ре­сур­сы воз­дей­ст­ву­ют на объ­ект толь­ко в оп­ре­де­лён­ных ус­ло­ви­ях: ору­жие не мо­жет стать сред­ст­вом В., ес­ли те, на ко­го оно на­прав­ле­но, на­хо­дят­ся в безо­пас­ном мес­те; зем­ля и др. при­род­ные ре­сур­сы и цен­но­сти об­ла­да­ют по­тен­циа­лом под­чи­не­ния толь­ко в том слу­чае, ес­ли они не­об­ще­дос­туп­ны. Обя­за­тель­ным ус­ло­ви­ем воз­ник­но­ве­ния вла­ст­но­го от­но­ше­ния яв­ля­ет­ся уме­ние субъ­ек­та мо­би­ли­зо­вать и эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать имею­щие­ся у не­го ре­сур­сы. По­это­му не все­гда об­ла­да­ние боль­шим по­тен­циа­лом В. да­ёт не­об­хо­ди­мый ре­зуль­тат. Во мно­гих си­туа­ци­ях не­боль­шие, но хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ные (мо­би­ли­зо­ван­ные) груп­пы ока­зы­ва­ют­ся бо­лее эф­фек­тив­ны­ми по срав­не­нию с боль­ши­ми кол­лек­ти­ва­ми, ре­сур­сы ко­то­рых труд­но мо­би­ли­зо­вать: ма­фия, тер­ро­ри­сти­че­ские ор­га­ни­за­ции, ре­лиг. сек­ты час­то на­вя­зы­ва­ют свою во­лю боль­шим груп­пам лю­дей. Но да­же пол­ная мо­би­ли­за­ция ре­сур­сов не га­ран­ти­ру­ет воз­ник­но­ве­ния вла­ст­но­го от­но­ше­ния, т. е. из­ме­не­ния по­ве­де­ния или соз­на­ния объ­ек­та в нуж­ном субъ­ек­ту на­прав­ле­нии, по­сколь­ку В. за­ви­сит не толь­ко от субъ­ек­та, но и от объ­ек­та, его ре­сур­сов со­про­тив­ле­ния.

Формы власти

Спо­соб­ность субъ­ек­та обес­пе­чить под­чи­не­ние объ­ек­та при­ни­ма­ет раз­но­об­раз­ные фор­мы – в ви­де си­лы, при­ну­ж­де­ния, по­бу­ж­де­ния, убе­ж­де­ния, ма­ни­пу­ля­ции, ав­то­ри­те­та. В. в фор­ме си­лы оз­на­ча­ет спо­соб­ность субъ­ек­та ока­зать це­ле­на­прав­лен­ное воз­дей­ст­вие на те­ло или пси­хи­ку объ­ек­та (с по­мо­щью ору­жия, фи­зич. си­лы, пси­хо­троп­ных ве­ществ и т. п.) или ог­ра­ни­чить его дей­ст­вия (за­клю­че­ние под стра­жу). При­ну­ж­де­ние опи­ра­ет­ся на уг­ро­зу при­ме­не­ния субъ­ек­том не­га­тив­ных санк­ций по от­но­ше­нию к объ­ек­ту в слу­чае от­ка­за от по­ви­но­ве­ния (уг­ро­за смер­ти, аре­ста, ли­ше­ния прав, по­ни­же­ния в долж­но­сти). По­бу­ж­де­ние ос­но­вы­ва­ет­ся на спо­соб­но­сти субъ­ек­та обес­пе­чить объ­ект цен­но­стя­ми и ус­лу­га­ми, в ко­то­рых тот за­ин­те­ре­со­ван (карь­ер­ный рост, по­вы­ше­ние за­ра­бот­ной пла­ты, при­об­ре­те­ние из­вест­нос­ти). Убе­ж­де­ние по­строе­но на сис­те­ме ар­гу­мен­тов, ко­то­рые субъ­ект мо­жет ис­поль­зо­вать для под­чи­не­ния объ­ек­та. Ма­ни­пу­ля­ция пред­став­ля­ет со­бой скры­тое влия­ние на объ­ект; она осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ли­бо че­рез ком­му­ни­ка­цию, в про­цес­се ко­то­рой субъ­ект де­ла­ет за­мас­ки­ро­ван­ные пред­ло­же­ния (обыч­но че­рез по­да­чу вы­бо­роч­ной ин­фор­ма­ции), ли­бо пу­тём воз­дей­ст­вия на ок­ру­же­ние объ­ек­та (ма­ни­пу­ли­ро­ва­ние по­ве­де­ни­ем с по­мо­щью кор­рек­ти­ров­ки слу­жеб­ных ин­ст­рук­ций, сис­те­мы на­чис­ле­ния за­ра­бот­ной пла­ты, из­ме­не­ния цен). Ис­точ­ни­ком В. в фор­ме ав­то­ри­те­та вы­сту­па­ют оп­ре­де­лён­ные ха­рак­те­ри­сти­ки субъ­ек­та – пер­со­наль­ные ка­че­ст­ва (зна­ния, про­фес­сио­на­лизм, мо­раль­ные прин­ци­пы), его пра­во­вой ста­тус (долж­ность, пра­ва, при­ви­ле­гии), а так­же тра­ди­ции, даю­щие субъ­ек­ту не­фор­маль­ное пра­во ко­ман­до­вать объ­ек­том (от­но­ше­ния в се­мье). В. так­же раз­ли­ча­ет­ся по спе­ци­фи­ке субъ­ек­та и объ­ек­та (В. ин­ди­ви­ду­аль­ная и кол­лек­тив­ная, го­су­дар­ст­вен­ная и не­го­су­дар­ст­вен­ная), по сфе­ре про­яв­ле­ния (В. эко­но­мич., по­ли­тич., идео­ло­гич., в се­мье, в ор­га­ни­за­ци­ях и т. п.), по на­личию или от­сут­ст­вию у субъ­ек­та фор­маль­ных (пра­во­вых) пол­но­мо­чий ко­ман­до­вать объ­ек­том (В. фор­маль­ная и не­фор­маль­ная), по при­зна­нию или не­при­зна­нию объ­ек­том В. субъ­ек­та (В. ле­ги­тим­ная и не­ле­ги­тим­ная).

Политическая власть

В. в сфе­ре поли­ти­ки яв­ля­ет­ся пред­ме­том осо­бо­го вни­ма­ния ис­сле­до­ва­те­лей, по­сколь­ку её резуль­та­ты и по­след­ст­вия ока­зы­ва­ют влия­ние на жиз­не­дея­тель­ность боль­ших групп лю­дей, вы­ра­бот­ку осн. прин­ци­пов ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­ва и вы­бо­ра пу­тей его раз­ви­тия. По­ли­тич. В. воз­ни­ка­ет вме­сте с по­яв­ле­ни­ем спе­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов, при­зван­ных осу­ще­ст­в­лять управ­ление об­ще­ст­вом, ко­ор­ди­ни­ро­вать со­вме­ст­ную дея­тель­ность лю­дей. В ран­них (до­го­су­дар­ст­вен­ных) об­ще­ст­вах зна­чит. часть функ­ций со­ци­аль­но­го управ­ле­ния вы­пол­ня­лась са­ми­ми се­мей­но-ро­до­вы­ми кол­лек­ти­ва­ми. В то вре­мя ещё не бы­ло чёт­ко­го раз­де­ле­ния на вла­ст­вую­щих и под­вла­ст­ных; ста­рей­ши­ны и во­ж­ди не стоя­ли над ря­до­вы­ми об­щин­ни­ка­ми, а ско­рее яв­ля­лись ис­пол­ни­те­ля­ми об­ще­ст­вен­ных обя­зан­но­стей. В от­ли­чие от до­го­су­дар­ст­вен­ных ин­сти­ту­тов В. го­су­дар­ст­во как субъ­ект В. пред­став­ля­ет со­бой обо­соб­лен­ную от об­ще­ст­ва ор­га­ни­за­цию, об­ла­даю­щую пра­вом на управ­ле­ние об­ще­ст­вом и рас­пре­де­ле­ние благ, а так­же со­от­вет­ст­вую­щи­ми ре­сур­са­ми. Субъ­ек­та­ми гос. В. яв­ля­ют­ся гос. ор­га­ны (пра­ви­тель­ст­во, пар­ла­мент, су­ды, си­ло­вые струк­ту­ры, ре­гио­наль­ные и ме­ст­ные ор­га­ны В. и пред­став­ляю­щие их гос­слу­жа­щие, на­де­лён­ные ле­галь­ны­ми пол­но­мо­чия­ми). Ис­клю­чи­тель­ная роль гос. В. в об­ще­ст­ве обу­слов­ле­на тем, что она рас­про­стра­ня­ет­ся на всю тер­ри­то­рию стра­ны, при не­об­хо­ди­мо­сти осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в фор­ме си­лы и при­ну­ж­де­ния на ле­галь­ных ос­но­ва­ни­ях, а при­ни­мае­мые гос. ор­га­на­ми ре­ше­ния обя­за­тель­ны для ис­пол­не­ния все­ми гра­ж­да­на­ми и не мо­гут быть от­ме­не­ны не­го­су­дар­ст­вен­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми. В си­лу это­го гос. В. обес­пе­чи­ва­ет по­ря­док и ста­биль­ность в об­ще­ст­ве, его це­ло­ст­ность, не­смот­ря на зна­чит. раз­ли­чия ме­ж­ду людь­ми и тер­ри­то­рия­ми. Гос. В. осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в про­цес­се при­ня­тия и реа­ли­за­ции гос. ре­ше­ний в ви­де за­ко­нов, ука­зов, по­ста­нов­ле­ний, ди­рек­тив и т. п. В со­от­вет­ст­вии с функ­ция­ми, вы­пол­няе­мы­ми оп­ре­де­лён­ны­ми гос. струк­ту­ра­ми, раз­ли­ча­ют­ся за­ко­но­да­тель­ная, ис­пол­ни­тель­ная и су­деб­ная фор­мы гос. В.; в за­ви­си­мо­сти от уров­ня при­ня­тия ре­ше­ний гос. В. мо­жет быть цен­траль­ной, ре­гио­наль­ной и ме­ст­ной.

Не все ре­ше­ния и дей­ст­вия го­су­дар­ст­ва, его струк­тур и функ­цио­не­ров пред­став­ля­ют со­бой осу­ще­ст­в­ле­ние по­ли­тич. В., а толь­ко те, ко­то­рые ка­са­ют­ся важ­ных по­ли­тич. про­блем, за­тра­ги­ваю­щих ин­те­ре­сы боль­ших групп лю­дей и вы­зы­ваю­щих от­кры­тые или скры­тые кон­флик­ты ме­ж­ду разл. по­ли­тич. си­ла­ми; к ней не от­но­сит­ся ру­тин­ная адм. дея­тель­ность гос. ап­па­ра­та. По­ли­тич. В. об­ла­да­ют не ис­пол­ни­те­ли гос. ре­ше­ний, а те, кто их ини­ции­ру­ет и обес­пе­чи­ва­ет про­хо­ж­де­ние в гос. струк­ту­рах, реа­ли­зуя тем са­мым свою по­ли­тич. во­лю.

По этой при­чи­не по­ли­тич. В. не сво­дит­ся к В. го­су­дар­ст­ва, и её субъ­ек­та­ми мо­гут быть др. по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции и груп­пы (по­ли­тич. пар­тии, ор­га­ни­за­ции биз­не­са, проф­сою­зы, цер­ковь, ор­га­ни­за­ции гражд. об­ще­ст­ва и т. п.), ко­то­рые, в си­лу имею­щих­ся у них ре­сур­сов В., мо­гут ока­зы­вать влия­ние на по­ли­ти­ку го­су­дар­ст­ва, при­ня­тие или бло­ки­ро­ва­ние важ­ней­ших гос. ре­ше­ний. Со 2-й пол. 20 в. ста­ли воз­ни­кать и над­го­су­дар­ст­вен­ные, ме­ж­ду­нар. струк­ту­ры по­ли­тич. В. (ООН, Ев­ро­пар­ла­мент, Ко­мис­сии Ев­ро­пей­ско­го сою­за, Ев­ро­пей­ский суд и др.), вла­ст­ные пол­но­мо­чия ко­то­рых рас­про­стра­ня­ют­ся на тер­ри­то­рию мн. стран.

Субъ­ек­ты по­ли­тич. В. – как имею­щие, так и не имею­щие гос. пол­но­мо­чий – мо­гут осу­ще­ст­в­лять свою В. не толь­ко пуб­лич­но и от­кры­то, на­хо­дясь в го­су­дар­ст­вен­но-пра­во­вом про­стран­ст­ве, но и на ос­но­ве не­фор­маль­ных свя­зей и от­но­ше­ний, час­то скры­вае­мых от об­ще­ст­вен­но­сти. При этом по­ли­тич. В. не ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся сфе­рой при­ня­тия ре­ше­ний, а ох­ва­ты­ва­ет и др. фор­мы на­вя­зы­ва­ния во­ли, в т. ч. фор­ми­ро­ва­ние по­ли­тич. соз­на­ния че­рез ме­ха­низ­мы убе­ж­де­ния, ма­ни­пу­ля­ции и про­па­ган­ды цен­но­стей и идеа­лов субъ­ек­та. К сер. 20 в. сло­жи­лась ус­той­чи­вая тен­ден­ция к воз­рас­та­нию по­ли­тич. эф­фек­та дан­ной фор­мы по­ли­тич. вла­сти, что свя­за­но не толь­ко с со­вер­шен­ст­во­ва­ни­ем тех­нич. воз­мож­но­стей воз­дей­ст­вия на соз­на­ние лю­дей (но­вые пси­хо­тех­но­ло­гии, из­ме­не­ние ин­фор­ма­ци­он­ной струк­ту­ры и т. д.), но и с раз­ви­ти­ем де­мо­кра­тич. ин­сти­ту­тов, уси­ли­ваю­щих за­ви­си­мость при­ня­тия гос. ре­ше­ний от об­ществ. мне­ния.

Как и дру­гие зна­чи­мые со­ци­аль­ные цен­но­сти (ма­те­ри­аль­ное бла­го­сос­тоя­ние, пре­стиж, при­ви­ле­гии и т. п.), по­ли­тич. В. рас­пре­де­ле­на ме­ж­ду со­ци­аль­ны­ми груп­па­ми край­не не­рав­но­мер­но. При этом в раз­ные ис­то­рич. эпо­хи её ис­точ­ни­ки, ха­рак­тер и осо­бен­но­сти рас­пре­деле­ния су­ще­ст­вен­но раз­ли­ча­лись. На ран­них эта­пах раз­ви­тия че­ло­ве­че­ской ци­ви­ли­за­ции зна­чит. роль иг­ра­ло фи­зи­че­ское (во­ен­ное) пре­вос­ход­ст­во, по­сте­пен­но транс­фор­ми­ро­вав­шее­ся в со­слов­ные (на­сле­дуе­мые) при­ви­ле­гии не­боль­ших групп лю­дей (дво­рян­ст­ва), ин­те­ре­сы ко­то­рых пред­став­ля­ло го­су­дар­ст­во. В Но­вое вре­мя на­чи­на­ют пре­об­ла­дать эко­но­мич. ос­но­ва­ния по­ли­тич. В., а наи­боль­шее влия­ние на при­ня­тие по­ли­тич. ре­ше­ний ста­ли ока­зы­вать круп­ные про­мыш­лен­ни­ки, фи­нан­си­сты, вла­дель­цы не­дви­жи­мо­сти. Со 2-й пол. 20 в. воз­рас­та­ет зна­че­ние ин­фор­ма­ции и зна­ния как ре­сур­сов по­ли­тич. В., рас­ши­ряю­щих воз­мож­но­сти по­ли­тич. влия­ния ин­тел­лек­ту­аль­ной эли­ты об­ще­ст­ва.

Хо­тя в совр. де­мо­кра­тич. об­ще­ст­вах пре­ду­смот­ре­ны рав­ные по­ли­тич. пра­ва и фор­маль­ные воз­мож­но­сти уча­стия в по­ли­ти­ке, осн. мас­са гра­ж­дан ока­зы­ва­ет лишь опо­сре­до­ван­ное (кос­вен­ное) влия­ние на про­цесс при­ня­тия по­ли­тич. ре­ше­ний, в ко­то­ром гл. роль по-преж­не­му иг­ра­ет срав­ни­тель­но не­боль­шое чис­ло лю­дей. При этом во­прос о том, дей­ст­ви­тель­но ли в ус­ло­ви­ях ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии по­ли­тич. В. не мо­но­по­ли­зи­ро­ва­на ка­кой-то од­ной груп­пой, ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ным. Ис­сле­до­ва­те­ли мар­кси­ст­ской ори­ен­та­ции (А. Грам­ши, брит. ис­сле­до­ва­тель Р. Ми­ли­бенд, Н. Пу­лан­зас) счи­та­ют, что де­мо­кра­тич. про­це­ду­ры не пре­пят­ст­ву­ют со­сре­до­то­че­нию по­ли­тич. В. в ру­ках бур­жуа­зии вслед­ст­вие об­ла­да­ния ею боль­ши­ми эко­но­мич. ре­сур­са­ми, до­ми­ни­ро­ва­ния бур­жу­аз­ных цен­но­стей и норм в мас­со­вом соз­на­нии и ин­сти­ту­цио­наль­ном уст­рой­ст­ве об­ще­ст­ва. Тео­ре­ти­ки элит (В. Па­ре­то, Г. Мос­ка, Р. Ми­хельс, Й. Шум­пе­тер, амер. по­ли­то­ло­ги У. Дом­хофф, Т. Дай) под­вер­га­ют со­мне­нию са­му воз­мож­ность из­бе­жать кон­цен­тра­ции В. в си­лу на­ли­чия ес­теств. ие­рар­хии в сис­те­ме управ­ле­ния об­ще­ст­вом совр. ти­па, пас­сив­но­сти осн. мас­сы гра­ж­дан и со­сре­до­то­че­ния важ­ней­ших по­ли­тич. ре­сур­сов в ру­ках срав­ни­тель­но не­боль­шой, до­воль­но замк­ну­той и от­но­си­тель­но не­за­ви­си­мой от на­ро­да пра­вя­щей эли­ты, осу­ще­ст­в­ляю­щей кон­троль за при­ня­ти­ем клю­че­вых по­ли­тич. ре­шений. Ис­сле­до­ва­те­ли, при­дер­жи­ваю­щие­ся плю­ра­ли­сти­че­ской кон­цеп­ции В. (амер. – А. Бент­ли, Д. Тру­ман, Р. Даль, Р. Уэйст; брит. – Г. Мак­лен­нан и др.), от­вер­га­ют те­зис о на­ли­чии еди­ной пра­вя­щей эли­ты или гос­под­ствую­ще­го клас­са в де­мо­кра­тич. об­ще­ст­ве. Они ут­вер­жда­ют, что от­сут­ст­вие од­них ре­сур­сов (день­ги, об­ществ. по­ло­же­ние) мож­но ком­пен­си­ро­вать эф­фек­тив­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем дру­гих (чис­лен­ность, ор­га­ни­зо­ван­ность, зна­ния). По­это­му на аре­не при­ня­тия по­ли­тич. ре­ше­ний нет по­сто­ян­ных по­бе­ди­те­лей и по­бе­ж­дён­ных и у мн. групп есть шанс быть ус­лы­шан­ны­ми. Они не от­ри­ца­ют, что круп­ный биз­нес име­ет боль­шое влия­ние на гос. по­ли­ти­ку, но счи­та­ют, что и др. об­ществ. груп­пы и ор­га­ни­за­ции мо­гут ус­пеш­но ини­ции­ро­вать или бло­ки­ро­вать по­ли­тич. ре­ше­ния.

Роль и значение власти

По­ня­тие «В.» по пра­ву яв­ля­ет­ся од­ним из клю­че­вых в об­ще­ст­воз­на­нии и по­ли­тич. нау­ке. В лю­бой ор­га­ни­за­ции фор­ми­ру­ет­ся фор­маль­ная ие­рар­хия вла­ст­ных от­но­ше­ний, при­зван­ная упо­ря­до­чить ха­рак­тер управ­лен­че­ских от­но­ше­ний и оп­ти­ми­зи­ро­вать со­вме­ст­ную дея­тель­ность её чле­нов (см. Бю­ро­кра­тия). В. обес­пе­чи­ва­ет ста­биль­ность, це­ло­ст­ность и управ­ляе­мость лю­бо­го кол­лек­ти­ва лю­дей; век­тор В. оп­ре­де­ля­ет на­прав­ле­ние су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний в жиз­ни че­ло­ве­ка и об­ще­ст­ва. В. не­об­хо­ди­ма для реа­ли­за­ции по­ли­тич. про­грамм и про­ек­тов со­ци­аль­но­го раз­ви­тия; мн. лю­ди свя­зы­ва­ют с ней осу­ще­ст­в­ле­ние сво­их жиз­нен­ных пла­нов, карь­е­ры, дос­ти­же­ние ма­те­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия, уве­ли­че­ние спек­тра воз­мож­но­стей и др.; для не­ко­то­рых лю­дей В. яв­ля­ет­ся цен­но­стью са­ма по се­бе. В си­лу это­го стрем­ле­ние к об­ла­да­нию В., её укре­п­лению и рас­ши­ре­нию её сфе­ры яв­ля­ет­ся впол­не ес­те­ст­вен­ным как для по­ли­ти­ков, при­зван­ных осу­ще­ст­в­лять управ­ле­ние со­циу­мом и обес­пе­чи­вать мак­си­ми­за­цию об­ще­ст­вен­но­го бла­га, так и для лю­бо­го субъ­ек­та, за­ин­те­ре­со­ван­но­го в под­чи­не­нии лю­дей с це­лью осу­ще­ст­в­ле­ния лич­ных, груп­по­вых или об­ществ. ин­те­ре­сов.

Яв­ля­ясь сред­ст­вом мо­би­ли­за­ции ре­сур­сов для ре­ше­ния важ­ных об­ществ. про­блем, В. мо­жет ис­поль­зо­вать­ся и в ка­че­ст­ве ин­ст­ру­мен­та для ус­та­нов­ле­ния гос­под­ства од­них со­ци­аль­ных групп над дру­ги­ми. При этом она за­кре­п­ля­ет со­ци­аль­ное не­ра­вен­ст­во и вы­ну­ж­да­ет лю­дей ми­рить­ся с не­спра­вед­ли­вым со­ци­аль­ным уст­рой­ст­вом, дис­кри­ми­на­ци­ей и уг­не­те­ни­ем, а борь­ба за В. час­то со­про­во­ж­да­ет­ся зло­упот­реб­ле­ния­ми (т. е. её ис­поль­зо­ва­ни­ем за пре­де­ла­ми от­ве­дён­ных субъ­ек­ту пол­но­мо­чий), об­ма­ном, ли­це­ме­ри­ем, кор­руп­ци­ей и кро­вью. По­это­му в об­ществ. соз­на­нии В. ас­со­ции­ру­ет­ся не толь­ко с важ­ны­ми со­бы­тия­ми в жиз­ни со­циу­ма, но и с на­си­ли­ем, экс­плуа­та­ци­ей и ог­ра­ни­че­ни­ем сво­бо­ды, что ак­туа­ли­зи­ру­ет пот­реб­ность конт­ро­ля над вла­стью.

Лит.: Russell B. Power: a new social analysis. L., 1938; Jouvenel B. de. Du pouvoir: histoire naturelle de la croissance. Gen., 1945; Studies in social power. Ann Arbor, 1959; Arendt H. Macht und Gewalt. Münch., 1970; Power in families. N. Y., 1975; Henderson A. H. Social power: social psychological models and theo­ries. N. Y., 1981; Power / Ed. by S. Lukes. Oxf., 1986; Власть. Очер­ки со­вре­мен­ной по­ли­ти­ческой фи­ло­со­фии За­па­да. М., 1989; Power in modern societies / Ed. by M. E. Olsen, M. N. Marger. Oxf., 1993; Power: critical con­cepts. L., 1994. Vol. 1–3; Wrong D. H. Power: its forms, bases, and uses. New Brunswick; L., 1995; Dowding K. M. Power. L.; Buckingham, 1996; Пси­хо­ло­гия и пси­хо­ана­лиз вла­сти: Хре­сто­ма­тия: В 2 т. Са­ма­ра, 1999; Ле­дя­ев В. Г. Власть: кон­цеп­ту­аль­ный ана­лиз. М., 2001; Лу­ман Н. Власть. М., 2001; Scott J. Power. Oxf., 2001; Ло­гос. 2003. № 4/5 [Те­ма­ти­че­ский но­мер].

Вернуться к началу