Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

НИКОЛА́Й МИРЛИКИ́ЙСКИЙ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 23. Москва, 2013, стр. 6-10

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. Ю. Виноградов; И. Л. Бусева-Давыдова, А. В. Пожидаева (иконография в западноевропейском искусстве)

НИКОЛА́Й МИРЛИКИ́ЙСКИЙ (Ни­ко­лай Угод­ник, Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец) (2-я пол. 3 в., г. Па­та­ры в рим. пров. Ли­кия, на юге Ма­лой Азии, ны­не Тур­ция – сер. 4 в., г. Ми­ры в Ли­кии, ны­не г. Дем­ре, Тур­ция), ар­хи­епи­скоп г. Ми­ры, хри­сти­ан­ский свя­той.

«Святитель Николай». Икона 13 в. Монастырь Святой Екатерины на Синае.

Древ­ней­шим тек­стом о Н. М. яв­ля­ет­ся соч. «Дея­ния о стра­ти­ла­тах» (до сер. 6 в.), до­шед­шее в 5 ре­дак­ци­ях. Из­вес­тен эн­ко­мий (по­хваль­ное сло­во) о Н. М. св. Ан­д­рея Крит­ско­го (нач. 8 в., по­длин­ность ос­па­ри­ва­ет­ся; эн­ко­мий пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Про­кла яв­ля­ет­ся псев­до­эпи­гра­фом). Пер­вое пол­ное жи­тие Н. М. на­пи­са­но в кон. 8 – нач. 9 вв. Ми­хаи­лом Ар­хи­ман­д­ри­том, ве­ро­ят­но, на ос­но­ве отд. чу­дес, рас­ска­зы­вав­ших­ся при хра­ме на мес­те по­гре­бе­ния Н. М. в Ми­рах. Уже в 9 в. это жи­тие ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лось и под­верг­лось разл. пе­ре­ра­бот­кам (напр., «Эн­ко­мий Ме­фо­дия», пер­вое лат. жи­тие Н. М., соз­дан­ное Ио­ан­ном, диа­ко­ном Не­апо­ли­тан­ским). В 10 в. к жи­тию Н. М. с це­лью его обо­га­ще­ния бы­ли до­бав­ле­ны не­ко­то­рые эле­мен­ты из жи­тия др. Ни­ко­лая, жив­ше­го в Ли­кии в 6 в., быв­ше­го на­стоя­те­лем Си­он­ско­го мон. близ Мир и епи­ско­пом г. Пи­на­ра. Это со­еди­не­ние лег­ло в ос­но­ву жи­тий 10 в., в т. ч. жи­тия, на­пи­сан­но­го св. Си­ме­о­ном Ме­таф­ра­стом, ко­то­рое впо­след­ст­вии ста­ло ос­нов­ным в греч. тра­ди­ции. В ср.-ви­зант. вре­мя на ос­но­ве сю­же­тов жи­тия Н. М. соз­да­ны апо­кри­фич. «Хо­ж­де­ния Ни­ко­лая». В слав. тра­ди­ции в ка­че­ст­ве осн. жи­тия Н. М. бы­то­ва­ло Жи­тие Ни­ко­лая Си­он­ско­го, а так­же «Ска­за­ние о стра­ти­ла­тах», Ме­та­ф­ра­сто­во жи­тие и «Хо­ж­де­ния Ни­ко­лая». Опи­са­ния по­смерт­ных чу­дес свя­ти­те­ля бы­ли рас­простра­не­ны как в ви­де отд. тек­стов, так и в со­ста­ве сб-ков, осо­бен­но на греч. и слав. язы­ках.

«Святитель Николай избавляет от казни трёх невинно осуждённых». Клеймо иконы «Николай Чудотворец с житием». Заонежская школа. 1-я пол. 18 в. Музей изобразительных искусств (Петрозаводск).

Со­глас­но жи­тию, на­пи­сан­но­му Ми­хаи­лом Ар­хи­ман­д­ри­том, Н. М. ро­дил­ся в хри­сти­ан­ской се­мье, был един­ст­вен­ным ре­бён­ком. По­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние. По­сле смер­ти ро­ди­те­лей за­ни­мал­ся в Па­та­рах де­ла­ми бла­го­тво­ри­тель­но­сти, в ча­ст­но­сти тай­но под­бро­сил сво­ему обед­нев­ше­му со­се­ду 3 ме­шоч­ка с зо­ло­том, что­бы спа­сти его до­че­рей от за­ня­тия про­сти­ту­ци­ей. Бла­го­да­ря чу­дес­но­му зна­ме­нию, со­бор ли­кий­ских епи­ско­пов по­ста­вил его в епи­ско­пы г. Ми­ры на­пря­мую из ми­ря­ни­на, что со­от­вет­ст­во­ва­ло реа­ли­ям 4 в. Н. М. рев­но­ст­но за­щи­щал хри­сти­ан­скую ве­ру от ере­сей, пре­ж­де все­го ари­ан­ст­ва, и бо­рол­ся с язы­че­ст­вом, в ча­ст­но­сти раз­ру­шил храм Ар­те­ми­ды Элев­те­ры в Ми­рах. Эн­ко­мий Ан­д­рея Крит­ско­го упо­ми­на­ет об об­ра­ще­нии Н. М. мар­кио­нит­ско­го (см. Мар­кио­низм) еп. Фео­гния; Кон­стан­ти­но­поль­ский си­нак­сарь и Си­ме­он Ме­та­фраст со­об­ща­ют о дли­тель­ном за­клю­че­нии Н. М. в тюрь­ме при имп. Дио­клетиа­не. Те же ис­точ­ни­ки упо­ми­на­ют об уча­стии Н. М. в I Все­лен­ском со­бо­ре (325): его име­ни нет в древ­ней­ших спи­сках уча­ст­ни­ков со­бо­ра, но оно при­сут­ст­ву­ет в «Трёх­ча­ст­ной ис­то­рии» Фео­до­ра Чте­ца (6 в.). Рас­сказ о на­не­сён­ной Н. М. по­щё­чи­не ере­си­ар­ху Арию и о чу­дес­ном из­бав­ле­нии от на­ка­за­ния за это фик­си­ру­ет­ся толь­ко в позд­не- и пост­визан­тий­скую эпо­ху (напр., в жи­тии Н. М., на­пи­сан­ном Да­ма­ски­ным Сту­ди­том). Н. М. дея­тель­но за­бо­тил­ся о бед­ных и час­то стра­дав­ших от го­ло­да жи­те­лях Ли­кии. Бо­лее все­го он из­вес­тен как по­мощ­ник по­пав­шим в бе­ду. В «Дея­ни­ях о стра­ти­ла­тах» опи­сы­ва­ет­ся спа­сение им трёх гра­ж­дан Мир, не­спра­вед­ли­во при­го­во­рён­ных к каз­ни, а за­тем трёх кон­стан­ти­но­поль­ских вое­на­чаль­ни­ков (стра­ти­ла­тов): Не­по­тиа­на, Ур­са и Гер­пи­лио­на. Двое пер­вых за­фик­си­ро­ва­ны до­ку­мен­таль­но как кон­су­лы в 336 и 338. Из­вест­но так­же чу­до спа­се­ния моряков от бу­ри по мо­лит­ве Н. М. Умер свя­ти­тель в пре­клон­ном воз­рас­те, был по­хо­ро­нен за сте­на­ми Мир. Чрез­вы­чай­но мно­го­чис­лен­ны по­смерт­ные чу­де­са Н. М.: по­мощь уто­паю­щим, спа­се­ние из пле­на, ис­це­ле­ния и на­ка­за­ния от его икон, воз­на­гра­ж­де­ние его по­чи­та­те­лей.

Сра­зу по­сле кон­чи­ны Н. М. его те­ло на­ча­ло ис­то­чать бла­го­вон­ное ми­ро и ста­ло объ­ек­том па­лом­ни­че­ст­ва. В 6 в. над его мо­ги­лой бы­ла по­строе­на ба­зи­ли­ка (совр. храм нач. 9 в.). Мо­щи Н. М. хра­ни­лись в Ми­рах до 1087, ко­гда их по­хи­ти­ли жи­те­ли итал. г. Ба­ри. Ос­тав­лен­ные в Ми­рах час­ти­цы кос­тей в 1099–1101 за­бра­ли ве­не­ци­ан­цы. То­ж­де­ст­во этих час­тей ос­тан­ков Н. М. под­твер­ди­ли ан­тро­по­ло­гич. экс­пер­ти­зы в 1957 и 1987. Мно­же­ст­во час­тиц мо­щей Н. М. рас­про­стра­не­но по все­му хри­сти­ан­ско­му ми­ру. По­сле пе­ре­не­се­ния мо­щей Н. М. в Ба­ри этот го­род стал цен­тром по­чи­та­ния свя­ти­те­ля. Его мо­щи про­дол­жа­ют ми­ро­то­чить.

Н. М. по­свя­ще­но боль­шое ко­ли­че­ст­во гим­но­гра­фич. па­мят­ни­ков (осо­бен­но мно­го ка­но­нов ему бы­ло на­пи­са­но в 9 в. Ио­си­фом Гим­но­гра­фом), а так­же хра­мов и ча­со­вен; су­ще­ст­ву­ют его мно­го­числ. ико­но­гра­фич. изо­бра­же­ния. В нар. тра­ди­ции он по­чи­та­ет­ся как по­кро­ви­тель мо­ря­ков, ры­ба­ков, порт­ных, тка­чей, мяс­ни­ков, куп­цов, мель­ни­ков, ка­ме­но­тёсов, пи­во­ва­ров, ап­те­ка­рей, пар­фю­ме­ров, ад­во­ка­тов, школь­ни­ков, де­ву­шек, пу­те­шест­вен­ни­ков. В ран­нее Но­вое вре­мя из ни­дерл. обы­чая да­рить де­тям бул­ки в день па­мя­ти Н. М. 6 дек. ро­дил­ся об­раз Сан­та-Клау­са; с голл. эмиг­ран­та­ми это пред­став­ле­ние ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лось в Сев. Аме­ри­ке.

Вид на гробницу святителя Николая (зарешеченное окно под престолом) в крипте базилики Святителя Николая в городе Бари.

Наи­бо­лее чти­мым свя­тым Н. М. яв­ля­ет­ся в рус. цер­ков­ной тра­ди­ции: ему по­свя­ще­но мно­же­ст­во хра­мов, мо­на­сты­рей, с его име­нем и ико­на­ми свя­зы­ва­ет­ся боль­шое ко­ли­че­ст­во чу­дес на­чи­ная уже с 11 в.

Дни па­мя­ти Н. М. по ка­лен­да­рю Рус. пра­во­слав­ной церк­ви – 6(19) дек. (день кон­чи­ны) и 9(22) мая (пе­ре­не­се­ние мо­щей в Ба­ри); по ка­лен­да­рю Рим­ско-ка­то­лич. церк­ви – 6 де­каб­ря.

Иконография

На са­мом ран­нем со­хра­нив­шем­ся изо­бра­же­нии (створ­ка три­пти­ха из мон. Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае, 7–8 вв.) Н. М. по­ка­зан стар­цем в свя­ти­тель­ских оде­ж­дах с длин­ной за­ост­рён­ной бо­ро­дой, с за­кры­той кни­гой (Еван­ге­ли­ем) в ру­ках. К 10 в. в вос­точ­но­хри­сти­ан­ском иск-ве сло­жил­ся об­лик свя­то­го, став­ший в даль­ней­шем тра­ди­ци­он­ным: с ко­рот­кой ок­руг­лой бо­род­кой и вы­со­ким лбом. В ви­зант. и др.-рус. ико­но­писи вплоть до 14 в. Н. М. изо­бра­жа­ли с дву­мя спа­даю­щи­ми на лоб пря­дя­ми во­лос, а позд­нее – с ко­рот­кой чёл­кой или же с от­кры­тым на всю вы­со­ту лбом. Н. М. ча­ще все­го об­ла­чён в крас­но-ко­рич­не­вую фе­лонь по­верх си­не­го под­риз­ни­ка с по­ру­ча­ми и оп­лечь­ем; ино­гда фе­лонь кре­ща­тая (по­ли­став­ри­он), пре­им. бе­лая с чёр­ны­ми кре­ста­ми. На пле­чах ле­жит бе­лый омо­фор.

Оче­вид­но, уже в 10 в. об­раз Н. М. мог со­про­во­ж­дать­ся не­боль­ши­ми по­яс­ны­ми или рос­то­вы­ми изо­бра­же­ния­ми Хри­ста и Бо­го­ма­те­ри, вру­чаю­щих свя­ти­те­лю Еван­ге­лие и омо­фор. Из­на­чаль­но они, ве­ро­ят­но, долж­ны бы­ли сви­де­тель­ст­во­вать о бо­го­из­бран­но­сти Н. М. В 14–15 вв. их ста­ли свя­зы­вать с пре­да­ни­ем о ли­ше­нии Н. М. са­на на Ни­кей­ском со­бо­ре за по­щё­чи­ну, ко­то­рую тот дал ере­ти­ку Арию, и о воз­вра­ще­нии ему епи­скоп­ских ин­сиг­ний Хри­стом и Бо­го­ма­те­рью. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли по­яс­ные и рос­то­вые об­раза Н. М. Сре­ди по­след­них вы­де­ля­ет­ся осо­бый ва­ри­ант, где свя­ти­тель изо­бра­жён бла­го­слов­ляю­щим, с рас­про­стёр­ты­ми ру­ка­ми, с Еван­ге­ли­ем на ле­вой ру­ке (фре­ска в Бо­ян­ской церк­ви, 1259). В мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си фи­гу­ра Н. М. со скло­нён­ной гла­вой, об­ра­щён­ная к цен­тру ком­по­зи­ции, с 11 в. вклю­ча­лась в со­став ал­тар­ных рос­пи­сей (сце­на «Служ­ба свя­тых от­цов»). Воз­мож­но, уже в ран­нее вре­мя су­ще­ст­во­ва­ли и оп­леч­ные изо­бра­же­ния, со­хра­нив­шие­ся толь­ко на­чи­ная с 15 в. В жи­во­пи­си крит­ских мас­те­ров с нач. 15 в. из­вест­ны ико­ны с Н. М., вос­се­даю­щим на пре­сто­ле, ко­то­рые воз­ник­ли под влия­ни­ем зап.-ев­роп. ико­но­гра­фии.

Не позд­нее 11 в. поя­ви­лись ико­ны с жи­тий­ны­ми сце­на­ми (фраг­мент три­пти­ха в мон. Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае). К кон. 12 в. в ви­зант. ико­но­пи­си сфор­ми­ро­вал­ся тип жи­тий­ной ико­ны с круп­ным изо­бра­же­ни­ем свя­то­го в сред­ни­ке и ок­ру­жаю­щи­ми его сю­жет­ны­ми клей­ма­ми (12–16 сцен), ил­лю­ст­ри­рую­щи­ми со­бы­тия жиз­ни Н. М. от ро­ж­де­ния до кон­чи­ны, с раз­вёр­ну­тым по­ка­зом не­ко­то­рых его дея­ний (из­бав­ле­ние трёх му­жей от каз­ни, спа­се­ние трёх де­виц от блу­ди­ли­ща), а так­же отд. по­смерт­ные чу­де­са (воз­вра­ще­ние Аг­ри­ко­ва сы­на Ва­си­лия из са­ра­цин­ско­го пле­на). К кон. 12 в. от­но­сят­ся и пер­вые жи­тий­ные цик­лы Н. М. в мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си в хра­мах, ему по­свя­щён­ных [ц. Св. Ни­ко­лая Кас­ни­ци­са в Кас­то­рии (Гре­ция), 12 в.].

Наи­бо­лее ран­ние со­хра­нив­шие­ся изо­бра­же­ния Н. М. в др.-рус. иск-ве – ал­тар­ная мо­заи­ка и 2 фре­ски Со­фий­ско­го со­бо­ра в Кие­ве (1-я пол. 11 в.), фре­ска из со­бо­ра Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла Ми­хай­лов­ско­го Зла­то­вер­хо­го мон. в Кие­ве (ме­ж­ду 1108 и 1113, ГТГ), а так­же нов­го­род­ская ико­на кон. 12 в. (ГТГ). На фре­ске Ми­хай­лов­ско­го мон. Еван­ге­лие в ру­ке Н. М. впер­вые в иск-ве ви­зант. кру­га по­ка­за­но рас­кры­тым. В др.-рус. ико­но­пи­си из­на­чаль­но бы­то­ва­ли те же ико­но­гра­фич. ва­ри­ан­ты, что и в Ви­зан­тии. Рос­то­вая ико­на Н. М., по ико­но­гра­фии близ­кая к ви­зант. ал­тар­ным рос­пи­сям, не­ред­ко вхо­ди­ла в со­став деи­сус­но­го чи­на как пар­ная к об­ра­зу св. Гри­го­рия Бо­го­сло­ва [ико­но­ста­сы Тро­иц­кой ц. Тро­иц­ко­го мон. (ны­не Тро­иц­кий со­бор Трои­це-Сер­гие­вой лав­ры), 1425–27; Ро­ж­де­ст­вен­ско­го со­бо­ра Фе­ра­пон­то­ва мон., ок. 1490; Ус­пен­ско­го со­бо­ра Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мон., 1497]. Не­ко­то­рые ико­ны Н. М., про­сла­вив­шие­ся как чу­до­твор­ные, по­лу­ча­ли собств. на­зва­ния по мес­ту про­слав­ле­ния. Так, рос­то­вое изо­бра­же­ние бла­го­слов­ляю­ще­го свя­ти­те­ля с раз­ве­дён­ны­ми ру­ка­ми и Еван­ге­ли­ем на ле­вой ру­ке не позд­нее 16 в. по­лу­чи­ло на­име­но­ва­ние «Ни­ко­ла За­рай­ский», по чу­до­твор­но­му об­ра­зу, пе­ре­не­сён­но­му, со­глас­но «По­вес­ти о Ни­ко­ле За­рай­ском», из Кор­су­ни в За­райск че­рез Нов­го­род в 1225 (об­раз не сохр.). На Ру­си, в от­ли­чие от Ви­зан­тии, этот ва­ри­ант был рас­про­стра­нён чрез­вы­чай­но ши­ро­ко, в т. ч. в ка­че­ст­ве сред­ни­ка жи­тий­ных икон («Св. Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский с жи­ти­ем в 16 клей­мах», сер. 14 в., со­бра­ние В. А. Лог­ви­нен­ко; «Ни­ко­ла За­рай­ский с жи­ти­ем в 16 клей­мах» из с. Пав­ло­во, близ Рос­то­ва Ве­ли­ко­го, 2-я пол. 14 в., ГТГ).

Фото В. М. Паппе Сцены из жития Николая Мирликийского. Фреска церкви Святого Николая Орфаноса в Фессалоники. 1320-е гг.

Жи­тий­ная ико­на с по­яс­ным изо­бра­же­ни­ем Н. М. яви­лась в кон. 15 в. на р. Гос­тун­ка близ г. Бе­лёв и ста­ла име­но­вать­ся «Ни­ко­ла Гос­тун­ский» (не сохр.). На спи­ске с неё (3-я четв. 16 в.) из По­кров­ской ц. в Рос­то­ве Ве­ли­ком Н. М. ле­вой ру­кой с пе­ре­ки­ну­тым че­рез неё омо­фо­ром дер­жит крас­ный плат и при­жи­ма­ет к се­бе за­кры­тое Еван­ге­лие (Гос. музей-за­по­вед­ник «Рос­тов­ский кремль»); на спи­ске кон. 16 в. из со­бо­ра Тро­иц­кого мон. в Му­ро­ме плат от­сут­ст­ву­ет, Еван­ге­лие сто­ит на пер­стах не­по­кро­вен­ной ру­ки (Му­ром­ский ис­то­ри­ко-ху­дож. му­зей). Ико­на кон. 15 в. или нач. 16 в., близ­кая по ико­но­гра­фии к «Ни­ко­ле Гос­тун­ско­му», но по­лу­чив­шая ра­му с жи­ти­ем толь­ко в сер. 16 в., про­сла­ви­лась в с. Ве­ли­ко­рец­кое на Вят­ской зем­ле и из­вест­на как «Ни­ко­ла Ве­ли­ко­рец­кий» (не сохр.). Её ико­но­гра­фия из­вест­на по спи­скам 16 в., на ко­то­рых свя­ти­тель дер­жит Еван­ге­лие не­по­кро­вен­ной ле­вой ру­кой, че­рез ко­то­рую пе­ре­ки­нут омо­фор; во­круг рас­по­ла­га­ют­ся 8 жи­тий­ных клейм, на­чи­ная с «При­ве­де­ния во уче­ние», вклю­чая ред­кий сю­жет «Служ­ба Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца в Сио­не». Осо­бен­ность икон ти­па «Ни­ко­лы Ве­ли­ко­рец­ко­го» – рав­ный раз­мер сред­ни­ка и клейм (ико­на «Ни­ко­ла Ве­ли­ко­рец­кий», 1558, ико­но­пи­сец Ан­д­рей Ва­силь­ев, Гос. му­зей­ное объ­еди­не­ние «Ху­до­же­ст­вен­ная куль­ту­ра Рус­ско­го Се­ве­ра», Соль­вы­че­годск). Оп­леч­ные об­раза Н. М. встре­ча­ют­ся со 2-й пол. 15 в., ино­гда они рас­по­ла­га­лись в сред­ни­ке, ок­ру­жён­ные по­яс­ны­ми изо­бра­же­ния­ми др. свя­тых («Св. Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец с деи­су­сом и из­бран­ны­ми свя­ты­ми» из ча­сов­ни Св. Вар­ва­ры в дер. Еси­но Мед­вежь­е­гор­ско­го р-на, Ка­ре­лия, 1-я пол. 16 в., ГРМ).

Дионисий. «Святитель Николай Мирликийский». Фреска собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. 1502.

Ис­клю­чи­тель­ное по­чи­та­ние Н. М. на Ру­си при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию но­вых ико­но­гра­фич. ва­ри­ан­тов. Не позд­нее 15 в. в Мо­жайск по­па­ла де­рев. ста­туя Н. М. с ме­чом в пра­вой ру­ке и ус­лов­но трак­то­ван­ным го­ро­дом в ле­вой, ис­пол­нен­ная пред­по­ло­жи­тель­но серб. мас­те­ром в кон. 14 в. (ГТГ). Впер­вые она упо­мя­ну­та как чу­до­твор­ная в пис­цо­вых кни­гах кон. 16 в. По ме­ст­ной ле­ген­де, ста­туя бы­ла сде­ла­на в Мо­жай­ске в па­мять чу­дес­но­го яв­ле­ния и по­мо­щи Н. М. во вре­мя вра­же­ско­го на­ше­ст­вия. Мн. по­вто­ре­ния ста­туи – рез­ные фи­гу­ры, по­ме­щён­ные в кио­ты, – из­вест­ны со 2-й четв. 16 в. Во 2-й пол. 16 в. об­раз «Ни­ко­лы Мо­жай­ско­го» ста­ли вос­про­из­во­дить в ико­но­пи­си. Фи­гу­ра свя­то­го с ме­чом и го­ро­дом обыч­но за­клю­ча­лась в об­рам­ле­ние, на­по­ми­нав­шее ки­от, и мог­ла слу­жить сред­ни­ком жи­тий­ной ико­ны («Св. Ни­ко­лай Мо­жай­ский с жи­ти­ем в 16 клей­мах», сер. 16 в., Нац. му­зей, Сток­гольм). Оче­вид­но, к 16 в. вос­хо­дит ком­по­зи­ция, собств. на­зва­ние ко­то­рой по­ка не вы­яв­ле­но: по­яс­ное изо­бра­же­ние Н. М. в цен­тре, по­яс­ные же об­разы Хри­ста и Бо­го­ма­те­ри в верх­них уг­лах и две жи­тий­ные сце­ны («Спа­се­ние уто­паю­ще­го Ди­мит­рия» и «Ис­це­ле­ние бес­но­ва­то­го») в ниж­них. Воз­мож­но, уже в это вре­мя в ка­че­ст­ве са­мо­сто­ят. икон со­от­вет­ст­вую­щих празд­ни­ков вы­де­ли­лись сю­же­ты «Ро­ж­де­ст­во св. Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го» и «Пе­ре­не­се­ние мо­щей св. Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го», сей­час из­вест­ные по позд­ним при­ме­рам (сце­на «Ро­ж­де­ст­во Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го» вхо­дит в со­став 4-ча­ст­ной ико­ны «Доб­ро­ча­дие»). В 16 в. сло­жи­лась ком­по­зи­ция «Яв­ле­ние Бо­го­ма­те­ри и Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го по­но­ма­рю Юры­шу», ил­лю­ст­ри­рую­щая чу­до от Тих­вин­ской ико­ны Бо­го­ма­те­ри, ко­гда Бо­го­ма­терь яви­лась по­но­ма­рю в со­про­во­ж­де­нии Н. М. и по­ве­ле­ла ста­вить на гла­ву по­свя­щён­но­го ей хра­ма де­ре­вян­ный, а не же­лез­ный крест. Н. М. при­сут­ст­ву­ет так­же на Ржев­ской (Око­вец­кой) ико­не Бо­го­ма­те­ри (в со­от­вет­ст­вии со ска­за­ни­ем, за­пи­сан­ным в 17–18 вв., ико­на Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем и Н. М. бы­ла об­на­ру­же­на в 1539 на де­ре­ве в ле­су у с. Око­вец, под Рже­вом).

«Никола Можайский». Деревянная скульптура кон. 14 в. Третьяковская галерея (Москва).

В пись­мен­ных ис­точ­ни­ках 17–18 вв. со­дер­жит­ся ска­за­ние об ико­не Н. М. «круг­лая дос­ка» («Ни­ко­ла Дво­ри­щен­ский»), чу­дес­ным об­ра­зом при­плыв­шей из Кие­ва в 1113 в Нов­го­род, ис­це­лив­шей нов­го­род­ско­го кн. Мсти­сла­ва и по­став­лен­ной в Ни­ко­ло-Дво­ри­щен­ском со­бо­ре. Су­дя по со­хра­нив­ше­му­ся спи­ску с этой ико­ны (16 в., Нов­го­род­ский гос. объ­еди­нён­ный ис­то­ри­ко-ар­хит. и ху­дож. му­зей-за­по­вед­ник), её ико­но­гра­фия бы­ла обыч­ной – по­яс­ной об­раз бла­го­слов­ляю­ще­го свя­ти­те­ля с за­кры­тым Еван­гели­ем. Од­на­ко ис­поль­зо­ва­ние круг­лой дос­ки не­тра­ди­ци­он­но и, воз­мож­но, вос­хо­дит к ран­не­хри­сти­ан­ско­му иск-ву. В Но­вое вре­мя воз­ник осо­бый ва­ри­ант «Ни­ко­лы Дво­ри­щен­ско­го», с изо­бра­жени­ем круг­лой ико­ны в цен­тре дос­ки и ис­то­ри­ей об­раза по кра­ям («Св. Ни­ко­ла Дво­ри­щен­ский», 2-я пол. 19 в., Му­зей икон, Рек­линг­хау­зен).

В Но­вое вре­мя Н. М. ста­ли час­то изо­бра­жать не в фе­ло­ни, а в сак­ко­се, с мит­рой на го­ло­ве. Воз­ник свое­об­раз­ный тип «Ни­ко­ла От­врат­ный» – оп­леч­ное изо­бра­же­ние свя­ти­те­ля, с лёг­ким по­во­ро­том го­ло­вы и от­ве­дён­ны­ми в сто­ро­ну гла­за­ми (нач. 20 в., Гос. му­зей па­лех­ско­го иск-ва, с. Па­лех). Этот тип бы­то­вал в ста­ро­об­рядч. сре­де. Его не­обыч­ные чер­ты объ­яс­ня­ли пре­да­ни­ем о бит­ве с «лит­вой», во вре­мя ко­то­рой на­хо­див­ший­ся в обо­зе об­раз от­вра­тил лик от вра­гов, и те впа­ли в смя­те­ние и бы­ли раз­би­ты. Поя­вил­ся сю­жет «Яв­ле­ние ико­ны Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го кня­зю Дмит­рию Дон­ско­му на Уг­ре­ше», раз­ра­бо­тан­ный, оче­вид­но, в Ни­ко­ло-Уг­реш­ском мон. (ико­на 19 в., Цер­ков­но-ар­хео­ло­гич. ка­би­нет Моск. ду­хов­ной ака­де­мии).

В со­став жи­тий­ных клейм ста­ли вклю­чать чу­де­са, про­изо­шед­шие на рус. зем­ле (чу­до о ки­ев­ском де­ти­ще; чу­до о по­лов­чи­не) или до­бав­лен­ные в жи­тие рус. книж­ни­ка­ми 16 в. (чу­до о ков­ре; чу­до от икон Ни­ко­лая и Бо­го­ро­ди­цы в Ру­го­ди­ве). Ко­ли­че­ст­во сю­же­тов в жи­тий­ных цик­лах силь­но уве­ли­чи­лось, осо­бен­но в жи­во­пи­си кон. 16–17 вв. («Св. Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец с жи­ти­ем в 84 клей­мах», кон. 16 – нач. 17 вв., То­тем­ское му­зей­ное объ­е­ди­не­ние, Тоть­ма; «Св. Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец с жи­ти­ем в 34 клей­мах», 1686, ико­но­пи­сец Се­мён Спи­ри­до­нов Хол­мо­го­рец, Яро­слав­ский ху­дож. му­зей). Тра­диц. сю­же­ты из жи­тия ил­лю­ст­ри­ро­ва­лись бо­лее под­роб­но, в не­сколь­ких клей­мах, к ним уже в 16 в. до­бав­ля­лись ред­кие и ма­ло­из­ве­ст­ные сце­ны («Яв­ле­ние кре­сть­я­ни­ну на ни­ве»; «Яв­ле­ние Бо­го­ма­те­ри Ни­ко­лаю Мир­ли­кий­ско­му»; «Встре­ча с не­чис­тым ду­хом по пу­ти в Рим», «За­клю­че­ние в тем­ни­цу», «Яв­ле­ние св. Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го пре­сви­те­ру в Бар-гра­де с по­ве­ле­ни­ем пе­ре­не­сти мо­щи» и др.). В 17 в. не­ко­то­рые жи­тий­ные ком­по­зи­ции по­лу­чи­ли но­вую ре­дак­цию: в сце­не при­ве­де­ния во уче­ние ста­ли изо­бра­жать за­ня­тия в учи­ли­ще с уче­ни­ка­ми, в «Пре­став­ле­нии Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го» поя­вил­ся ан­гел, скло­няю­щий­ся ко гро­бу и при­ни­маю­щий ду­шу свя­то­го. В 18 в. в со­став чу­дес из зап.-ев­роп. ис­точ­ни­ков по­па­ло чу­до о вос­кре­ше­нии 3 от­ро­ков, раз­руб­лен­ных на кус­ки и за­со­лен­ных в боч­ке трак­тир­щи­ком (ра­ма с 32 клей­ма­ми из Самп­сони­ев­ско­го со­бо­ра С.-Пе­тер­бур­га, ок. 1761, му­зей «Исаа­ки­ев­ский со­бор»). Наи­бо­лее под­роб­но жи­тие Н. М. ил­лю­ст­ри­ро­ва­лось в книж­ной ми­ниа­тю­ре. Ли­це­вое жи­тие Н. М., соз­дан­ное в 1570-е гг. в цар­ском скрип­то­рии в Алек­сан­д­ро­вой сло­бо­де, со­дер­жит 408 ми­ниа­тюр; ко­пия ру­ко­пи­си бы­ла ис­пол­не­на в 17 в. мас­те­ра­ми Ору­жей­ной па­ла­ты (обе ру­ко­пи­си – ГИМ). Пер­вый жи­тий­ный цикл Н. М. в рус. мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си – рос­пи­си Ни­коль­ско­го при­де­ла со­бо­ра Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы Фе­ра­пон­то­ва мон. (1502, худ. Дио­ни­сий с ар­те­лью). Раз­ви­тые цик­лы со­дер­жат­ся в сте­но­пи­сях яро­слав­ских хра­мов Ни­ко­лы На­деи­на (1640, худ. Лю­бим Аге­ев и др.) и Ни­ко­лы Мок­ро­го (1673).

Су­ще­ст­ву­ет ряд икон Н. М., про­сла­вив­ших­ся в раз­ное вре­мя и по­лу­чив­ших собств. на­зва­ния, но не от­ли­чаю­щих­ся по ико­но­гра­фии от вы­ше­при­ве­дён­ных ти­пов. Так, один из об­ра­зов «Ни­ко­лы Ве­ли­ко­рец­ко­го» про­сла­вил­ся как чу­до­твор­ный в Ни­ко­ло-Ба­ба­ев­ском мон. под Ко­ст­ро­мой, по­лу­чив но­вое имя «Ни­ко­ла Ба­ба­ев­ский» (не сохр., ико­но­гра­фия из­вест­на по спи­скам). «Ни­ко­ла Ра­до­виц­кий» из Ни­ко­ло-Ра­до­виц­ко­го мон. Ря­зан­ской епар­хии – ки­от­ная де­рев. скульп­ту­ра ти­па «Ни­ко­лы Мо­жай­ско­го»; к это­му же ти­пу при­над­ле­жит ико­на «Ни­ко­ла Рат­ный» из с. Ус­тин­ка, с 1765 на­хо­див­шая­ся в Тро­иц­ком со­бо­ре г. Бел­го­род. «Ни­ко­ла Те­ре­бен­ский» из Те­ре­бен­ской пус­ты­ни под Выш­ним Во­лоч­ком – жи­тий­ная ико­на с по­яс­ным изо­бра­же­ни­ем в сред­ни­ке и с шестью жи­тий­ны­ми клей­ма­ми по сто­ро­нам. «Ни­ко­ла Мяс­ниц­кий» из моск. ц. Ни­ко­лы в Мяс­ни­ках, «Ни­ко­ла Ко­рель­ский», на­хо­див­ший­ся в Нов­го­род­ском ар­хие­рей­ском до­ме, «Ни­ко­ла Кру­пиц­кий» в Ни­коль­ском мон. близ Ба­ту­ри­на и др., су­дя по со­хра­нив­шим­ся изо­бра­же­ни­ям, – по­яс­ные об­раза тра­диц. ико­но­гра­фии. Уни­каль­ный при­мер воз­ник­но­ве­ния но­во­го ико­но­гра­фич. ти­па в 20 в. – ико­на, по­лу­чив­шая в на­ше вре­мя на­име­но­ва­ние «Ни­колы Ра­не­но­го». В дек. 1918 пат­ри­арх Ти­хон по­слал адм. А. В. Кол­ча­ку в бла­го­сло­ве­ние фо­то­гра­фию над­врат­ной фре­ски с об­ра­зом «Ни­ко­лы Мо­жай­ско­го», рас­по­ла­гав­шей­ся на Ни­коль­ских во­ро­тах Московского Крем­ля и по­стра­дав­шей при об­стре­ле Крем­ля боль­ше­ви­ка­ми (за­му­ро­ва­на шту­ка­тур­кой в 1937, об­на­ру­же­на в 2010). С фо­то­гра­фии ста­ли де­лать спи­ски, вос­про­из­во­дя об­раз со все­ми по­вре­ж­де­ния­ми (ико­на с под­пи­сью «Ко­пия ико­ны св. Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца на Ни­коль­ских во­ро­тах Мо­с­ков­ско­го Крем­ля, по­стра­дав­шей от об­стре­ла во вре­мя ре­во­лю­ции 1917 го­да ок­тяб­ря 31 дня», Гос. му­зей ис­то­рии ре­ли­гии, С.-Пе­тер­бург).

Фра Анджелико. Две сцены из жития святого Николая Мирликийского. 1447–48. Пределла «Полиптиха Гвидалотти». 1448. Национальная галерея Умбрии (Перуджа).
Джентиле да Фабриано. «Святой Николай Мирликийский». Фрагмент «Полиптиха Кваратези». 1425. Галерея Уффици (Флоренция).

В за­пад­но­ев­ро­пей­ском ис­кус­ст­ве до 14 в. Н. М. изо­бра­жал­ся в тра­диц. ви­зант. епи­скоп­ском об­ла­че­нии, с омо­фо­ром, без спец. ат­ри­бу­тов (фре­ска рим. шко­лы, 12 в., га­ле­рея Кор­си­ни, Рим), позд­нее – с епи­скоп­ским по­со­хом и/или в мит­ре, а так­же с ко­дек­сом (три­птих «Бо­го­ма­терь с Мла­ден­цем и свя­ты­ми Мат­фе­ем и Ни­ко­ла­ем» Б. Дад­ди, 1328, га­ле­рея Уф­фи­ци, Фло­рен­ция). Др. ат­ри­бу­ты Н. М. – 3 зо­ло­тых слит­ка в фор­ме ша­ров или ци­лин­д­ров («По­лип­тих Ква­ра­те­зи» Джен­ти­ле да Фаб­риа­но, 1425, га­ле­рея Уф­фи­ци; фре­ска Б. Гоц­цо­ли в ц. Сант-Аго­сти­но в Сан-Джи­минь­я­но, 1465–66), трое ос­во­бо­ж­дён­ных им юно­шей у ног (Г. Да­вид, ок. 1500, Нац. га­ле­рея, Лон­дон). До 16 в. Н. М. изо­бра­жал­ся в со­ста­ве сцен «свя­то­го со­бе­се­до­ва­ния» в по­лип­ти­хах или мо­ну­мен­таль­ных цик­лах, с 16 в. – в са­мо­сто­ят. про­из­веде­ни­ях (ал­тар­ный об­раз Л. Лот­то «Св. Ни­ко­лай во сла­ве со свя­ты­ми Ио­ан­ном Кре­сти­те­лем и Лю­чи­ей», 1527–29, ц. Сан­та-Ма­рия-деи-Кар­ми­ни, Ве­не­ция). Наи­бо­лее по­пу­ляр­ные сце­ны жи­тия свя­то­го («Св. Ни­ко­лай под­бра­сы­ва­ет три зо­ло­тых слит­ка в ком­на­ту трёх де­ву­шек-бес­при­дан­ниц», «Спа­се­ние мо­ря­ков», «Спа­се­ние трёх не­вин­но осу­ж­дён­ных юно­шей», «Сон Кон­стан­ти­на об осу­ж­дён­ных вое­на­чаль­ни­ках», «Па­лом­ни­ки у гроб­ни­цы св. Ни­ко­лая» и др.) в сред­ние ве­ка встре­ча­ют­ся в ми­ниа­тю­рах ме­но­ло­ги­ев и мар­ти­ро­ло­гов (Цви­фаль­тен­ский мар­ти­ро­лог, 1130, Гор. б-ка, Штут­гарт), скульп­тур­ном де­ко­ре со­бо­ров (ба­зи­ли­ка Св. Ни­ко­лая в Ба­ри, 12 в.), вит­ра­жах (со­бо­ры Шар­тра, Бур­жа, 13 в.), фре­ско­вых цик­лах [ка­пел­ла Св. Ни­ко­лая в Ниж­ней ц. Св. Фран­ци­ска в Ас­си­зи, по­сле­до­ва­тель Джот­то (Паль­ме­ри­но ди Гви­до?), 1307–1310] в ви­де отд. эпи­зо­дов или цик­лов из 3–5 сцен. В жи­во­пи­си итал. Про­то­ре­нес­сан­са и Воз­ро­ж­де­ния жи­тий­ные сце­ны встре­ча­ют­ся в пре­дел­лах ал­тар­ных об­ра­зов (по­лип­ти­хи Фра Анд­же­ли­ко из Нац. га­ле­реи Ум­брии, Пе­руд­жа, 1437–1438; и Пи­на­ко­те­ка Ва­ти­ка­на, 1447–48) и на бо­ко­вых створ­ках трип­ти­хов (дос­ка со сце­на­ми жи­тия св. Ни­ко­лая А. Ло­рен­цет­ти, га­ле­рея Уф­фи­ци, ок. 1332). По­сле Три­дент­ско­го со­бо­ра сце­ны жи­тия Н. М. ста­но­вят­ся те­ма­ми са­мо­сто­ят. ал­тар­ных об­ра­зов («Св. Ни­ко­лая по­став­ля­ют в епи­ско­пы Мир Ли­кий­ских» П. Ве­ро­не­зе, 1580–82, га­ле­рея Ака­де­мии, Ве­не­ция).

Лит.: Ан­то­нин (Ка­пус­тин), ар­хим. Свя­той Ни­ко­лай, епи­скоп Пи­нар­ский и ар­хи­ман­д­рит Си­он­ский // Тру­ды Ки­ев­ской ду­хов­ной ака­де­мии. 1869. № 6; он же. Пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая из Ли­кии в Ита­лию // Там же. 1870. № 5; Anrich G. Hagios Nikolaos. Lpz., 1913–1917. Bd 1–2; Jones C. W. Saint Nicholas of Myra, Bari, and Manhattan: biography of a legend. Chi.; L., 1978; The life of Saint Nicholas of Sion / Ed. I. Ševčenko, N. P. Ševčenko. Brookline, 1984; Martino L. Le reliquie di S. Nicola. Bari, 1987; Cioffari G. San Nicola nella critica storica. Bari, 1988; Corsi P. La traslazione di San Ni­cola: le fonti. Bari, 1988; Кру­то­ва М. С. Свя­ти­тель Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец в древ­не­рус­ской пись­мен­но­сти. М., 1997; Пра­ви­ло ве­ры и об­раз кро­то­сти…: Об­раз свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, ар­хи­епи­ско­па Мир­ли­кий­ско­го в ви­зан­тий­ской и сла­вян­ской агио­гра­фии, гим­но­гра­фии и ико­но­гра­фии. М., 2004; До­б­рый корм­чий: По­чита­ния свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в хри­сти­ан­ском ми­ре. М., 2010.

Лит.: Lexicon der christlichen Iconographie / Hrsg. E. Kirshbaum. Freiburg, 1976. Bd 8; Ševčenko N. P. The life of Saint Nicolas in Byzantine art. Torino, 1983; Смир­но­ва Э. С. Круг­лая ико­на св. Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го из нов­го­род­ско­го Ни­ко­ло-Дво­ри­щен­ско­го со­бо­ра // Древ­не­рус­ское ис­кус­ст­во. Рус­ское ис­кус­ст­во позд­не­го сред­не­ве­ко­вья: XVI век. СПб., 2003; Об­раз свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца в жи­во­пи­си, ру­ко­пис­ной и ста­ро­пе­чат­ной кни­ге, гра­фи­ке, мел­кой пла­сти­ке, де­ре­вян­ной скульп­ту­ре и де­ко­ра­тив­но-при­клад­ном ис­кус­ст­ве XIII–XXI вв. (Кат. вы­став­ки). М., 2004; Свя­ти­тель Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский в па­мят­ни­ках пись­мен­но­сти и ико­но­гра­фии. М., 2006; Свя­той Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский в про­из­ве­де­ни­ях XII–XIX сто­ле­тий из со­б­ра­ния Рус­ско­го му­зея. СПб., 2006; По­чи­та­ние свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца и его от­ра­же­ние в фольк­ло­ре, пись­мен­но­сти и ис­кус­ст­ве. М., 2007.

Вернуться к началу