Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ОДИГИ́ТРИЯ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 23. Москва, 2013, стр. 697-698

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. В. Квливидзе

ОДИГИ́ТРИЯ (греч. ‘Οδηγήτρια – Пу­те­во­ди­тель­ни­ца), ико­но­гра­фич. тип Бо­го­ро­ди­цы; чти­мая пра­во­слав­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Икона «Богоматерь Одигитрия». Мозаика. 1-я четв. XIV в. Национальный археологический музей (София).
«Поклонение иконе Одигитрии. Акафист Богородице. 24-я строфа». Между 1366 и 1371. Фреска храма Великомученика Димитрия Маркова монастыря в Македонии.

Ико­но­гра­фич. тип О. пред­став­ля­ет со­бой об­раз Бо­го­ма­те­ри, дер­жа­щей на ле­вой ру­ке Мла­ден­ца Хри­ста и мо­лит­вен­но ука­зы­ваю­щей на Не­го пра­вой ру­кой; Мла­де­нец бла­го­слов­ля­ет пра­вой ру­кой, в ле­вой ру­ке дер­жит сви­ток. Са­мым рас­про­стра­нён­ным яв­ля­ет­ся по­яс­ной ва­ри­ант изо­бра­же­ния, час­то со­про­во­ж­дае­мый эпи­те­том ὁδηγήτρια. К это­му же ти­пу от­но­сят изо­бра­же­ния в рост, а так­же по­груд­ные (напр., Ка­зан­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри). По мне­нию Н. П. Кон­да­ко­ва, в ос­но­ве ико­но­гра­фии О. ле­жит изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем в рост, ко­то­рое встре­ча­ет­ся в па­мят­ни­ках с 6 в. (мо­заи­ка ц. Бо­го­ма­те­ри Ан­ге­лок­ти­сти на Ки­пре, 6 в.; ми­ниа­тю­ра Еван­ге­лия Рав­ву­лы, 586). Ико­ны Бо­го­ма­те­ри О. ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны на Бал­ка­нах, на Ру­си, на хри­сти­ан­ском Вос­то­ке и За­па­де. Мно­гие из них про­сла­ви­лись как чу­до­твор­ные. По­зы Бо­го­ма­те­ри и Мла­ден­ца, смот­ря­щих пря­мо пе­ред со­бой или об­ра­щён­ных друг к дру­гу (по клас­си­фи­ка­ции серб. ис­сле­до­ва­тель­ни­цы М. Та­тич-Джу­рич, этот тип при­ня­то на­зы­вать Пе­рив­леп­та – «Пре­слав­ная» или «Пре­крас­ная»), мо­гут слег­ка варь­и­ро­вать, встре­ча­ет­ся разл. по­ло­же­ние свит­ка – пе­ре­хва­чен­но­го по­се­ре­ди­не или упи­раю­ще­го­ся в ко­ле­но. Ино­гда эти осо­бен­но­сти или де­та­ли, от­ра­жаю­щие ис­то­рию об­раза, ста­но­вят­ся при­зна­ком разл. ико­но­гра­фич. из­во­дов О. Напр., стро­го вер­ти­каль­ное по­ло­же­ние фи­гур ха­рак­тер­но для Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, скло­нён­ный лик Бо­го­ма­те­ри и осо­бое по­ло­же­ние пра­вой нож­ки Мла­ден­ца с вы­став­лен­ной по­дош­вой сто­пы – для Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, по­за при­встаю­ще­го Мла­ден­ца и по­ло­же­ние пра­вой ру­ки Бо­го­ма­те­ри у Его гру­ди – для Пи­ме­нов­ской ико­ны, оп­леч­ный ва­ри­ант то­го же ти­па – для Пет­ров­ской ико­ны, ши­ро­кие от­во­ро­ты ма­фо­рия с цвет­ной под­клад­кой на гру­ди у Бо­го­ма­те­ри – для Гру­зин­ской ико­ны, след от уда­ра ме­ча на ще­ке Бо­го­ро­ди­цы – для Ивер­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Воз­мож­ны так­же раз­ли­чия в жес­тах: на ико­не Бо­го­ма­те­ри «Ма­ти Мо­леб­ни­ца» (кон. 14 – нач. 15 вв., ГТГ) руч­ка Мла­ден­ца вло­же­на в пра­вую ру­ку Бо­го­мате­ри, на ико­не Бо­го­ма­те­ри «Salus popu­li romani» из ц. Сан­та-Ма­рия-Мад­жо­ре в Ри­ме (6 в.) и на спи­сках это­го чу­до­твор­но­го об­раза пра­вая ру­ка Бо­го­ма­те­ри пе­ре­хва­ты­ва­ет ле­вую, под­дер­жи­вая Мла­ден­ца. К ти­пу О. мож­но от­не­сти и т. н. ико­ны об­рат­но­го пе­ре­во­да, на ко­то­рых Мла­де­нец изо­бра­жён не спра­ва, а сле­ва, си­дя­щим на пра­вой ру­ке Бо­го­ма­те­ри. Та­ко­вы ико­ны Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем из ц. Сан­та-Ма­рия-Нуо­ва в Ри­ме (6 в.), на­стен­ные рос­то­вые об­ра­зы Бо­го­ма­те­ри Ара­кио­тис­сы в ц. Па­на­гия ту-Ара­кос в дер. Ла­гу­дера (Кипр, 1192), в ц. Пор­та-Па­на­гия вбли­зи г. Три­ка­ла (Гре­ция, 13 в.), в мон. Хо­ра (Ках­рие-джа­ми, Стам­бул, ок. 1315–21), а так­же ико­ны Бо­го­ро­ди­цы Трое­ру­чи­цы.

Чу­до­твор­ная ико­на Бо­го­ма­те­ри О., на­пи­сан­ная, по пре­да­нию, ап. Лу­кой ещё при жиз­ни Бо­го­ро­ди­цы и по­лу­чив­шая Её бла­го­сло­ве­ние, по­чи­та­лась как од­на из ве­ли­чай­ших свя­тынь Кон­стан­ти­но­по­ля, пал­ла­ди­ум сто­ли­цы и всей Ви­зан­тий­ской им­пе­рии. Пре­да­ние, за­фик­си­ро­ван­ное в «Цер­ков­ной ис­то­рии» Ни­ки­фо­ра Кал­ли­ста (14 в.), от­но­сит по­яв­ле­ние этой ико­ны в Кон­стан­ти­но­по­ле к сер. 5 в., ко­гда имп. Ев­до­кия, суп­ру­га имп. Фео­до­сия II, при­сла­ла с Вос­то­ка (из Ие­руса­ли­ма или Ан­ти­охии) ико­ну Бо­го­ро­ди­цы пись­ма ап. Лу­ки в дар се­ст­ре Фео­до­сия имп. Пульхе­рии. Своё на­име­но­ва­ние ико­на по­лу­чи­ла по на­зва­нию кон­стан­ти­но­поль­ско­го хра­ма Оди­гон (Храм во­ж­дей; из­вест­но­го под та­ким на­зва­ни­ем с 9 в.), в ко­то­ром она на­хо­ди­лась. На­зва­ние хра­ма Оди­гон, воз­мож­но, бы­ло свя­за­но с по­во­ды­ря­ми (греч. ὁδηγός), при­во­див­ши­ми слеп­цов к ис­точ­ни­ку, во­да ко­то­ро­го об­ла­да­ла чу­дес­ным свой­ст­вом ис­це­лять бо­лез­ни глаз; близ не­го и был по­став­лен храм. Со­глас­но т. н. Ано­ни­му Мер­ка­ти (11 в.), строи­тель­ст­во хра­ма и его на­име­но­ва­ние объ­яс­ня­ет­ся чу­дом ис­це­ле­ния двух сле­пых, ко­то­рых при­ве­ла к ис­точ­ни­ку Са­ма Бо­го­ро­ди­ца. Цер­ков­ная по­эзия сим­во­ли­че­ски ис­тол­ко­вы­ва­ет эпи­тет Бо­го­ро­ди­цы О. как Пу­те­во­ди­тель­ни­цы, на­став­ляю­щей лю­дей ше­ст­во­вать к спа­се­нию (ка­нон Иг­на­тия, 9 в.). С за­ступ­ни­че­ст­вом Бо­го­ро­ди­цы че­рез ико­ну О. свя­зы­ва­лось не­од­но­крат­ное чу­дес­ное спа­се­ние Кон­стан­ти­но­по­ля от вра­гов. Ис­клю­чит. зна­че­ние в цер­ков­ной жиз­ни сто­ли­цы име­ло ус­та­нов­лен­ное, по пре­да­нию, в 5 в. еже­не­дель­ное, по втор­ни­кам, ше­ст­вие с ико­ной, во вре­мя ко­то­ро­го со­вер­ша­лось т. н. втор­нич­ное чу­до, за­фик­си­ро­ван­ное в за­пис­ках мн. па­лом­ни­ков: вы­но­си­мый из хра­ма на пло­щадь тя­жё­лый об­раз, ко­то­рый не мог­ли удер­жать нес­коль­ко че­ло­век, ста­вил­ся на пле­чи од­но­го, и тот с лёг­костью под­ни­мал ико­ну, а за­тем ико­на как буд­то са­ма но­си­ла че­ло­ве­ка по пло­ща­ди; так, сме­няя друг дру­га, «слу­жи­те­ли» ико­ны це­лый день но­си­ли её по ули­цам го­ро­да. Втор­нич­ная про­цес­сия с О. за­пе­чат­ле­на, напр., на фре­ске 13 в. в нар­тек­се ц. Бо­го­ро­ди­цы Влахер­ни­тис­сы в г. Ар­та (Гре­ция), в ил­лю­ст­ра­ции Ака­фи­ста Бо­го­ро­ди­це на ико­не «По­хва­ла Бо­го­ма­те­ри с Ака­фи­стом» (14 в.) из Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля, на ши­той пе­ле­не (1498, ГИМ).

Судь­ба кон­стан­ти­но­поль­ской О. по­сле па­де­ния Ви­зан­тии в 1453 не­из­вест­на. Ско­рее все­го, она по­гиб­ла. Ут­ра­та про­слав­лен­ной древ­ней свя­ты­ни по­ро­ди­ла разл. ле­ген­дар­ные вер­сии её чу­дес­но­го спа­се­ния. Так, в од­ной из ре­дак­ций Ска­за­ния о Тих­вин­ской ико­не Бо­жи­ей Ма­те­ри др.-рус. книж­ни­ки 16 в. ото­жде­ст­ви­ли явив­шую­ся в 1383 в нов­го­род­ских пре­де­лах ико­ну с кон­стан­ти­но­поль­ской О., чу­дес­но ту­да пе­ре­нёс­шей­ся.

На Ру­си осо­бым по­чи­та­ни­ем поль­зо­ва­лась ико­на Смо­лен­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри, ко­то­рая, по пре­да­нию, бы­ла при­ве­зе­на на Русь из Кон­стан­ти­но­по­ля в 1046, а в нач. 12 в. ус­та­нов­ле­на в Ус­пен­ском со­бо­ре Смо­лен­ска. Ико­на не со­хра­ни­лась, но об­лик Бо­го­ро­ди­цы, за­пе­чат­лён­ный в спи­сках 15–16 вв., сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что ико­на вос­хо­дит к кон­стан­ти­но­поль­ской О. Из­вест­но, что в 1382 ар­хи­еп. Суз­даль­ский Дио­ни­сий при­вёз из Кон­стан­ти­но­по­ля 2 спи­ска с кон­стан­ти­но­поль­ской ико­ны О., ко­то­рые бы­ли по­став­ле­ны в хра­мах Суз­да­ля и Ниж­него Нов­го­ро­да. По­чи­та­ние в Мо­ск­ве ико­ны О. из крем­лёв­ско­го Воз­не­сен­ско­го мон. (ны­не в ГТГ) так­же свя­за­но с кон­стан­ти­но­поль­ской свя­ты­ней, по­сколь­ку, как от­ме­ча­лось в рус. ле­то­пи­сях, эта ико­на греч. пись­ма и вы­пол­не­на в ме­ру кон­стан­ти­но­поль­ской. Её, по­стра­дав­шую в по­жа­ре, в 1482 по­но­вил ико­но­пи­сец Дио­ни­сий и над­пи­сал на ней ὁδηγήτρια , как бы­ло на ви­зант. ори­ги­на­ле. Из опи­си Ио­си­фо-Во­лоц­ко­го мо­на­сты­ря, со­став­лен­ной в 1545, из­вест­но так­же, что в мо­на­стыр­ском Ус­пен­ском со­бо­ре в отд. кио­те на­хо­ди­лась бо­га­то ук­ра­шен­ная ико­на Бо­го­ма­те­ри О. пись­ма Ан­д­рея Руб­лё­ва. С 17 в. на Ру­си по­чи­та­ет­ся при­ве­зён­ная с Афо­на в дар ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу чу­до­твор­ная рель­еф­ная ико­на Бо­го­ма­те­ри О. – Влахерн­ская, вы­пол­нен­ная из вос­ко­ма­сти­ки (15 в., Му­зеи Мо­с­ков­ско­го Крем­ля), спи­ски ко­то­рой по­вто­ря­ют осо­бен­но­сти тех­ни­ки ори­ги­на­ла.

Наи­бо­лее по­чи­тае­мые ико­ны О. (напр., Чен­сто­хов­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри), по­доб­но кон­стан­ти­но­поль­ской О., при­пи­сы­ва­ют­ся кис­ти ап. Лу­ки. Изо­бра­же­ния О. в сце­нах Ака­фи­ста, на ико­не «Тор­же­ст­во пра­во­сла­вия» (14 в., Бри­тан­ский му­зей), на ико­нах «Еван­ге­лист Лу­ка пи­шет ико­ну Бо­го­ма­те­ри» (15 в., Рек­линг­хау­зен, ФРГ) сви­де­тель­ст­ву­ют о вы­со­ком ав­то­ри­те­те это­го об­раза и его ис­клю­чит. зна­че­нии.

Лит.: Кон­да­ков Н. П. Ико­но­гра­фия Бо­го­ма­те­ри. СПб., 1915. Т. 2; Татиℏ-Ђуриℏ М. Ико­на Бо­го­ро­ди­це «Пре­крас­не» нье­но по­рек­ло и ра­про­ст­рань­е­ност // Збор­ник Све­то­за­ра Ра­доjчиhа. Бео­град, 1969; «Хо­ж­де­ние» Сте­фа­на Нов­го­род­ца // Па­мят­ни­ки ли­те­ра­ту­ры Древ­ней Ру­си. XIV – се­ре­ди­на XV в. М., 1981. Т. 4; Пат­тер­сон-Шев­чен­ко Н. Слу­жи­те­ли свя­той ико­ны // Чу­до­твор­ная ико­на в Ви­зан­тии и Древ­ней Ру­си. М., 1996.

Вернуться к началу