Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КРЕСТ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 699

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Л. А. Беляев

КРЕСТ, знак, об­ра­зуе­мый пе­ре­се­че­ни­ем двух от­рез­ков, став­ший од­ним из са­мых рас­про­стра­нён­ных сим­во­лов в куль­ту­рах мн. на­ро­дов ми­ра. Су­ще­ст­ву­ют фор­мы К., со­стоя­щие из боль­ше­го чис­ла эле­мен­тов.

Египетский амулет в форме креста (анх). Поливная керамика.  700–500 до н. э. Британский музей (Лондон).

На­чер­та­ние К. встре­ча­ет­ся уже в верх­нем па­лео­ли­те. В зна­ке К. под­чёрк­ну­та идея цен­тра и 4 ис­хо­дя­щих из не­го ли­ний, струк­ту­ри­рую­щих про­стран­ст­во. В тра­диц. и ар­ха­ич. куль­ту­рах К. вы­сту­па­ет в ка­че­ст­ве зна­ка опо­зна­ния, иден­ти­фи­ка­ции (напр., в крип­то­гра­фии), пре­ду­пре­ж­де­ния, вни­ма­ния, за­щи­ты (апо­тро­пеи – напр., на­не­се­ние К. на одеж­ду, жи­ли­ще, скот; «за­кре­щи­ва­ние» рта; в зна­ках ти­па «за­пре­ще­но», «стой» и т. д.), вы­бо­ра (роль пе­ре­крё­ст­ка в сказ­ках, героич. эпо­се, за­го­во­рах и пр.), вы­чёр­ки­ва­ния, уп­разд­не­ния и смер­ти. Рав­но­ко­неч­ный К. час­то яв­ля­ет­ся со­ляр­ным сим­во­лом. Не­рав­но­ко­неч­ный К. (с уд­ли­нён­ной вер­ти­каль­ной вет­вью, а так­же др.-егип. К. с пет­лёй у верх­ней вет­ви – анх) мо­жет упо­доб­лять­ся об­ра­зу де­ре­ва (т. н. ми­ро­вое дре­во) и ан­тропо­морф­ной фи­гу­ре с рас­про­стёр­ты­ми ру­ка­ми; он час­то вы­сту­па­ет в ка­че­ст­ве мо­де­ли че­ло­ве­ка.

На Древ­нем Вос­то­ке и в Рим. им­пе­рии до сер. 4 в. су­ще­ст­во­ва­ло ору­дие каз­ни в ви­де К., к ко­то­ро­му при­гво­ж­да­ли или при­вя­зы­ва­ли при­го­во­рён­но­го к смер­ти че­ло­ве­ка (см. Рас­пя­тие).

В христианстве

К. в ка­че­ст­ве зна­ка или пред­ме­та яв­ля­ет­ся гл. сим­во­лом ис­ку­пи­тель­ной жерт­вы Ии­су­са Хри­ста; он вос­хо­дит к ору­дию каз­ни, на ко­то­ром Спа­си­тель окон­чил зем­ную жизнь (см. Крест Гос­по­день).

Изо­бра­же­ния К., из­ве­ст­ные в хри­сти­ан­ских об­щи­нах и до 4 в., по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние со вре­ме­ни имп. Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го, ко­гда К. стал сим­во­лом его по­бе­ды над по­ли­тич. со­пер­ни­ка­ми. С этим зна­че­ни­ем К. в ком­би­на­ции с лав­ро­вым вен­ком и мо­но­грам­мой ХР встре­ча­ет­ся на рель­е­фах ран­не­хри­сти­ан­ских сар­ко­фа­гов. Важ­ность К. как ре­ли­к­вии и сим­во­ла хри­сти­ан­ст­ва воз­рос­ла по­сле об­ре­те­ния Кре­ста Гос­под­ня ма­те­рью Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го Еле­ной Свя­той (см. так­же в ст. Воз­дви­же­ние Кре­ста Гос­под­ня). Объ­ек­том по­кло­не­ния и об­раз­цом для вос­про­из­ве­де­ния стал ог­ром­ный па­мят­ный К., ус­та­нов­лен­ный на Гол­го­фе при Кон­стан­ти­не Ве­ли­ком, а за­тем – сме­нив­ший его в сер. 5 в. К. с дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми; они лег­ли в ос­но­ву ико­но­гра­фич. ком­по­зи­ции, из­вест­ной как По­кло­не­ние Кре­сту апо­сто­лов (позд­нее – ан­ге­лов).

Формы крестов: 1 – "греческий"; 2 – "латинский" главной формы ("crux immissa"); 3 – православный русско-византийский; 4 – т. н. крест св. Андрея (бургундский,"crux decussata");...

На ос­но­ве К. мо­де­ли­ру­ет­ся тра­диц. струк­ту­ра хри­сти­ан­ско­го хра­ма, осо­бен­но в ре­ше­нии пла­на, об­ра­зуе­мо­го пе­ре­се­че­ни­ем про­доль­но­го не­фа с тран­сеп­том или хал­ци­ди­кой (см. Кре­сто­во-ку­поль­ная сис­те­ма). К. тра­ди­ци­он­но вен­ча­ют ку­по­ла цер­ков­ных зда­ний, яв­ля­ют­ся не­отъ­ем­ле­мой ча­стью уб­ран­ст­ва хра­мов и ат­ри­бу­том бо­го­слу­же­ния: ус­та­нав­ли­ва­ют­ся в ал­та­ре, их из­об­ра­же­ния при­сут­ст­ву­ют на бо­го­слу­жеб­ной ут­ва­ри, в ор­на­мен­та­ции фа­са­дов и ин­терь­е­ров хра­мов (вклю­чая ико­но­стас), на об­ла­че­ни­ях ду­хо­вен­ст­ва и т. п. По­чи­та­ние К. вы­ра­жа­ет­ся так­же в кре­ст­ном зна­ме­нии.

В раз­ное вре­мя в хри­сти­ан­ских стра­нах знак К. ши­ро­ко ис­поль­зо­вал­ся в гос. сим­во­ли­ке (гер­бы, ин­сиг­нии, пе­ча­ти, мо­не­ты и т. д.), юри­дич. прак­ти­ке (клят­ва, при­ве­де­ние к при­ся­ге Кре­стом Гос­под­ним, «кре­ст­ное це­ло­ва­ние»), ре­мес­ле (мар­ки­ров­ка из­де­лий), тор­гов­ле, во­ен­ном де­ле (ос­мыс­ле­ние пе­ре­кре­стий ме­чей в ка­че­ст­ве К.).

В хри­сти­ан­ской ико­но­гра­фии К. по фор­ме де­лят­ся на 2 боль­шие груп­пы: «гре­че­ские» (с рав­но­ко­неч­ны­ми вет­вя­ми) и «ла­тин­ские» (с уд­ли­нён­ной вер­ти­каль­ной вет­вью) (на­зва­ния за­им­ст­во­ва­ны из ге­раль­ди­ки и яв­ля­ют­ся ус­лов­ны­ми, не не­ся в се­бе к.-л. эт­но­куль­тур­ных или кон­фес­сио­наль­ных при­зна­ков). Сре­ди «ла­тин­ских» осо­бо вы­де­ля­ют К., вос­хо­дя­щие к дох­ри­сти­ан­ской ре­лиг. сим­во­ли­ке: «crux ansata» – К. с пет­лёй или уш­ком, про­ис­хо­дя­щий от др.-егип. ан­ха; «crux commissa» – т. н. К. св. Ан­то­ния в фор­ме бу­к­вы Т (так­же сим­вол ожи­дае­мо­го Мес­сии у древ­них ев­ре­ев); «сrux decussata» – т. н. К. св. Ан­д­рея, или бур­гунд­ский К., в фор­ме бу­к­вы Х (встре­ча­ет­ся так­же на ан­тич­ных мо­не­тах и сте­лах); «crux gammata» – в фор­ме сва­сти­ки. Сре­ди др. раз­но­вид­но­стей: маль­тий­ский – с раз­дво­ен­ны­ми кон­ца­ми, ло­та­ринг­ский – с дву­мя пе­ре­кла­ди­на­ми, пап­ский – с тре­мя пе­ре­кла­ди­на­ми. «Гре­че­ские» фор­мы К. так­же мо­гут вклю­чать до трёх пе­ре­кла­дин, из ко­то­рых ниж­няя все­гда ста­вит­ся ко­со. Знак К. час­то ис­поль­зу­ет­ся в со­че­та­нии с др. хри­сти­ан­ски­ми сим­во­ла­ми: К. и якорь, К. и серд­це, К. и го­лубь (сим­вол осе­нён­но­сти Св. Ду­хом) и др.

В прак­ти­ке цер­ков­ной жиз­ни К. де­лят­ся по функ­ци­ям (ста­цио­нар­ные, слу­жеб­но-ли­тур­ги­че­ские, лич­ные).

Крест Муйредаха. Камень. 10–11 вв. Монастербойс. Графство Лаут. Ирландия.

Ста­цио­нар­ные. Обы­чай ста­вить мо­ну­мен­таль­ные К. (или пли­ты со зна­ком К.) из кам­ня или де­ре­ва воз­ник не позд­нее 7 в. Неск. со­тен К. про­стых ти­пов, об­ра­бо­тан­ных со всех сто­рон, из­ред­ка с кру­гом в центр. час­ти, со­хра­ни­лись в Анг­лии (7–11 вв.). Их ор­на­мент ко­пи­ру­ет тра­диц. мо­ти­вы ми­ниа­тю­ры, че­кан­ки, ли­тья этой эпо­хи. В Ир­лан­дии из­вест­но бо­лее 70 ка­мен­ных стоя­щих К. и сот­ни их фраг­мен­тов (8–12 вв.), де­ко­ри­ро­ван­ных резь­бой (выс. 2–3 м, от­дель­ные – до 7 м); поч­ти все – ти­па «К. в кру­ге». Они иг­ра­ли ди­дак­тич. (воз­мож­но, и ли­тур­гич.) роль; име­ли за­щит­ную и мар­ки­рую­щую функ­ции (обо­зна­ча­ли гра­ни­цы мо­на­стыр­ских вла­де­ний); про­слав­ля­ли воз­двиг­ше­го их (мог­ли не­сти по­свя­ще­ние от его име­ни, изо­бра­жения па­тро­наль­ных свя­тых и т. п.). О бо­лее слож­ной ме­мори­аль­но-ли­тур­гич. и ре­пре­зен­та­тив­ной функ­ции мо­ну­мен­таль­ных К. мож­но су­дить по се­рии со­ору­же­ний Фран­ции и Анг­лии 12–13 вв. Так, К. вдоль пу­ти по­хорон­ной про­цес­сии Лю­до­ви­ка IX Свя­то­го от Па­ри­жа до Сен-Де­ни (2-я пол. 13 в.; унич­то­же­ны в 16–18 вв., со­хра­нил­ся один) сим­во­ли­зи­ро­ва­ли са­краль­ность ко­ро­лев­ской вла­сти, а так­же обо­зна­ча­ли и ох­ра­ня­ли путь па­лом­ни­ков.

В Ви­зан­тии ста­цио­нар­ные К. бы­ли ме­нее рас­про­стра­не­ны: встре­ча­ют­ся гл. обр. на пе­ри­фе­рии им­пе­рии. В 9–18 вв. в Ар­ме­нии и др. рай­онах ком­пакт­но­го про­жи­ва­ния ар­мян воз­во­ди­лись хач­ка­ры, имев­шие во­тив­ные, мар­ки­рую­щие и за­щит­ные функ­ции.

На Ру­си обы­чай ус­та­нов­ки ста­цио­нар­ных К. из­вес­тен с до­мон­голь­ско­го пе­рио­да. Их под­раз­де­ля­ют на па­мят­ные, по­клон­ные и на­мо­гиль­ные, ино­гда осо­бо вы­де­ля­ют за­клад­ные (вло­жен­ные в сте­ны хра­мов), обет­ные и икон­ные. На К. по­ме­ща­ли рез­ные ком­по­зи­ции, об­ра­зую­щие слож­ные ико­но­гра­фич. про­грам­мы, с тек­ста­ми цер­ков­но­го со­дер­жа­ния, под­пи­ся­ми мас­те­ров или за­каз­чи­ков.

Давид-Городокский мастер. Фрагмент алтарного креста. Кон. 16 – нач. 17 вв. Национальный художественный музей (Минск).

Сре­ди слу­жеб­но-ли­тур­ги­че­ских К. раз­ли­ча­ют ал­тар­ные (за­пре­столь­ные, на­пре­столь­ные и др.), про­цес­си­он­ные (вы­нос­ные) и зна­ки са­на свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Ис­поль­зо­ва­ние про­цес­си­он­ных К. во­шло в чин ли­тур­гии лишь в кон. 4 в. при ар­хиеп. Кон­стан­ти­но­поль­ском Иоан­не Зла­тоу­сте, окон­ча­тель­но – при имп. Юс­ти­ниа­не I (6 в.). Пред­по­ло­жи­тель­но с 5 в. ве­рую­щие ста­ли об­ра­щать мо­лит­вы к К., изо­бра­жён­ным на сте­не хра­ма или встро­енным в неё. В 6–7 вв. ма­те­риа­лом для ал­тар­ных и про­цес­си­он­ных К. бы­ло в осн. се­реб­ро с чер­нью или по­зо­ло­той, с 10 в. его вы­тес­ни­ла брон­за или про­стой ме­талл. Боль­шин­ст­во К. име­ли рас­ши­рен­ные кон­цы. Трёх­мер­ные изо­бра­же­ния Хри­ста на пе­ре­нос­ных К. до 10 в. не­из­вест­ны, позд­нее та­кие изо­бра­же­ния мог­ли вклю­чать фи­гу­ры Бо­го­ро­ди­цы и Ио­ан­на Кре­сти­те­ля, об­ра­зую­щие род Деи­су­са; ком­по­зи­ции, вклю­чаю­щие Хри­ста Пан­то­кра­то­ра, Бо­го­ро­ди­цу, ан­ге­лов и свя­тых, мог­ли на­но­сить­ся и с об­рат­ной сто­ро­ны. Из­ред­ка К. ук­ра­ша­ли дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми.

С 7 в. круп­ный К. ста­ли по­ме­щать по­за­ди или вбли­зи пре­сто­ла, с 11–13 вв. – ста­вить (класть) на пре­стол. На За­па­де по­сле раз­ре­ше­ния спо­ра о пре­су­ще­ст­в­ле­нии при­ня­ти­ем дог­ма­та IV Ла­те­ран­ско­го со­бо­ра (1215) К. (осо­бен­но в фор­ме рас­пя­тия) на пре­сто­ле стал обо­зна­чать ре­аль­ное при­сут­ст­вие Хри­ста в Ев­ха­ри­стии.

Со­хра­нив­шие­ся зап. ал­тар­ные и про­цес­си­он­ные К. – в осн. зо­ло­чё­ные, из мед­ных спла­вов. Из­вест­ны отд. при­ме­ры К. и рас­пя­тий из сло­но­вой кос­ти. Про­цес­си­он­ные К. ук­ра­ша­ли так­же гем­ма­ми и жем­чу­гом; в пе­ре­кре­сть­ях час­то по­ме­ща­ли мо­щи свя­тых. В бед­ных при­хо­дах К. мог­ли быть де­ре­вян­ны­ми. Осн. фор­ма ал­тар­ных и про­цес­си­он­ных К. – «ла­тин­ская», обыч­но с пря­мы­ми (ино­гда тра­пе­цие­вид­ны­ми или за­круг­лён­ны­ми) кон­ца­ми.

Мно­го ше­дев­ров юве­лир­но­го ис­кус­ства, ук­ра­шен­ных эма­лью, кам­ня­ми, су­ще­ст­ву­ет сре­ди рус. ли­тур­ги­че­ских К.: К. св. Ев­ф­ро­си­нии По­лоц­кой, 12 в.; воз­дви­заль­ные К. из моск. Воз­не­сен­ско­го мон., 12–13 вв.; К. из Смо­лен­ска, 1494–95; на­пре­столь­ный К. из Чу­до­ва мон., 1598; «Кор­сун­ские» за­пре­столь­ный и воз­дви­заль­ный кре­сты, 17 в.; мо­ще­ви­ки и эн­кол­пио­ны (К., со­став­лен­ные из двух за­кры­ваю­щих­ся по­ло­ви­нок) нов­го­род­ской и мо­с­ков­ской ра­бо­ты, 15–17 вв.; и мн. др.

Сре­ди лич­ных К., являющихся объ­ек­тами лич­но­го бла­го­чес­тия, пре­об­ла­да­ют на­груд­ные К., т. е. но­си­мые на шнур­ке или на це­пи на шее: на­тель­ные К. («тель­ни­ки», «во­рот­ные», но­сят­ся под оде­ж­дой), на­перс­ные (от цер­ковно­сла­вян­ско­го «пер­си» – грудь) К. ду­хо­вен­ст­ва (но­сят­ся по­верх оде­ж­ды). Они мо­гут быть цель­ны­ми или со­став­ны­ми. Обы­чай но­сить К. впер­вые за­фик­си­ро­ван по письм. и ар­хео­ло­гич. ис­точ­ни­кам меж­ду 380 и 430. Лич­ные К. мог­ли со­дер­жать ре­ли­к­вии и ук­ра­шать­ся хри­сти­ан­ски­ми сим­во­ла­ми. Ис­то­ри­че­ски тра­ди­ция но­ше­ния на­тель­но­го К. на хри­сти­ан­ском Во­сто­ке бы­ла бо­лее рас­про­ст­ра­не­на, чем на За­па­де, а на Руси – ши­ре, чем в Ви­зан­тии. В Ев­ро­пе но­ше­ние К. ста­но­вит­ся мас­со­вым с эпо­хи Контр­ре­фор­ма­ции. На Ру­си но­ше­ние К. по­лу­ча­ет всё боль­шее рас­про­ст­ра­не­ние к по­зд­не­му Сред­не­ве­ко­вью. Впер­вые об обя­за­тель­но­сти но­ше­ния К. и его на­де­ва­нии при кре­ще­нии сви­де­тель­ст­ву­ют ис­то­рич. и бо­го­слу­жеб­ные те­кс­ты 1620-х гг. К. ос­та­ёт­ся глав­ной или од­ной из глав­ных лич­ных свя­тынь на про­тя­же­нии всей жиз­ни, поч­ти ни­ко­гда не сни­ма­ет­ся; как пра­ви­ло, его ос­тав­ля­ют на те­ле умер­ше­го при по­гре­бе­нии.

Нательный крест-энколпион. 11 в. Коллекция А. А. Кирикова.

Боль­шин­ст­во со­хра­нив­ших­ся др.-рус. на­груд­ных К. ме­тал­ли­че­ские (из спла­вов ме­ди, оло­ва, се­реб­ра, из­ред­ка из зо­ло­та), но из­вест­ны и де­ревян­ные, кос­тя­ные, ка­мен­ные. Кон­цы вет­вей обыч­но ок­руг­лые, ре­же пря­мые, а позд­нее – с три­ли­ст­ни­ка­ми. Лич­ные К. с кам­ня­ми и гем­ма­ми ред­ки. Ча­ще встре­ча­ют­ся К. с гра­ви­ро­ван­ны­ми или рель­еф­ны­ми об­раз­ами, ре­же – с эма­лью и чер­нью. Осн. мас­су со­став­ля­ют про­стей­шие ли­тые К., в т. ч. с изо­бра­же­ния­ми Рас­пя­тия, Бо­го­ро­ди­цы и ап. Ио­ан­на; на обо­ро­те – Бо­го­ро­ди­цы с апо­сто­ла­ми, че­ты­рёх еван­ге­ли­стов. В до­мон­голь­ское вре­мя К.-«тель­ни­ки», как пра­ви­ло, бы­ли рав­но­ко­неч­ны­ми, без из­об­ра­же­ний, позд­нее – с не­сколь­ко уд­ли­нён­ной ниж­ней вет­вью, а за­тем – и вось­ми­ко­неч­ные, с до­пол­нит. верх­ней пе­ре­кла­ди­ной (в вос­по­ми­на­ние при­би­той при Рас­пя­тии таб­лич­ки с над­пи­сью «Ии­сус На­зо­рей Царь Иу­дей­ский») и ниж­ней ко­сой пе­ре­кла­ди­ной (под­став­кой для ног). В кон. 18 – 19 вв. фор­мы К., как пра­ви­ло, уп­ро­ща­лись.

В ран­не­хри­сти­ан­ский пе­ри­од К. не вхо­ди­ли в ли­тур­гич. об­ла­че­ние свя­щен­но­слу­жи­те­лей как обя­за­тель­ный пред­мет, но, бла­го­да­ря ре­ли­к­ви­ям, они бы­ли по­пу­ляр­ны у епи­ско­пов. Как часть епи­скоп­ских ли­тур­гич. ин­сиг­ний на За­па­де К. впер­вые упо­мя­нут в жи­тии (ок. 1170) еп. Ар­ноль­да Майнц­ко­го; од­но из пер­вых вос­про­из­ве­де­ний – на мо­за­ич­ном над­гро­бии аб­ба­та Гиль­бе­рта (ум. 1152) из церкви мон. Ма­рия-Лах (ныне в Рейн­ском музее, Бонн). Позд­нее К. по­сто­ян­но упо­ми­на­ет­ся сре­ди ин­сиг­ний епи­ско­пов, но обя­за­тель­ным зна­ком епи­скоп­ско­го дос­то­ин­ст­ва он стал толь­ко по­сле эдик­та па­пы Рим­ско­го Пия V (1570), под­твер­ждён­но­го па­пой Кли­мен­том VIII (1600). К. мог слу­жить ин­сиг­ни­ей и др. пре­ла­тов – кар­ди­на­лов, аб­ба­тов.

В Рус. пра­во­слав­ной церк­ви но­ше­ние К. свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми не бы­ло пред­пи­са­но за­ко­но­да­тель­но, од­на­ко та­кая тра­ди­ция су­ще­ст­во­ва­ла. В 18–19 вв. К. мог вру­чать­ся ду­хо­вен­ст­ву как лич­ная на­гра­да. Окон­ча­тель­но но­ше­ние К. свя­щен­ни­ком с мо­мен­та ру­ко­по­ло­же­ния во­шло в прак­ти­ку РПЦ в 1896 по ука­зу имп. Ни­ко­лая II.

Осо­бую груп­пу лич­ных К. со­став­ля­ют К. па­лом­ни­ков и кре­сто­нос­цев. Они но­си­лись на оде­ж­де, вкла­ды­ва­лись как во­ти­вы в хра­мы свя­тых мест и в др. хра­мы, вы­ре­за­лись на хра­мо­вых сте­нах (К.-граф­фи­ти в хра­ме Вос­кре­се­ния в Ие­ру­са­ли­ме, во мно­гих хра­мах Древ­ней Ру­си; вре­зан­ные К. в ко­лон­нах хра­ма Св. Со­фии в Кон­стан­ти­но­по­ле) или при­но­си­лись из па­лом­ни­честв в ка­че­ст­ве ев­ло­гий («бла­го­сло­ве­ний»), па­лом­нич. зна­ков и ре­ли­к­вий.

На Ру­си круп­ные К. (мо­лель­ные, ки­от­ные) на­рав­не с ико­на­ми по­ме­ща­лись в па­рад­ной ком­на­те в «крас­ном» уг­лу и над вхо­дом в дом («над­врат­ные» К.). Та­кие К. из спла­вов ме­ди спе­ци­аль­но ста­ли от­ли­вать в сре­де ста­ро­об­ряд­цев в кон. 17 в., но позд­нее они ста­ли обыч­ны в ре­лиг. оби­хо­де всех пра­во­слав­ных. Их фор­ма го­раз­до слож­нее на­тель­ных и на­перс­ных кре­стов, а ико­но­гра­фия под­роб­нее и со­дер­жит эле­мен­ты нар­ра­ти­ва (ан­тро­по­морф­ные солн­це и лу­на, сте­ны и баш­ни Ие­ру­са­ли­ма в сю­же­те Рас­пя­тия), «изо­бра­зи­тель­ной тео­ло­гии» (сим­во­ли­ка Св. Трои­цы), а так­же длин­ные мо­лит­вен­ные тек­сты.

В на­род­ном бы­ту и фольк­ло­ре хри­сти­ан­ская сим­во­ли­ка К. не­ред­ко пе­ре­пле­та­ет­ся с до­хри­сти­ан­ски­ми пред­став­ле­ния­ми и суе­ве­рия­ми.

Лит.: Müller W. Kreis und Kreuz. В., 1938; idem. Die heilige Stadt. Roma quadrata, himm­lisches Jerusalem und die Mythe vom Welt­na­bel. Stuttg., 1961; Wessel K. Die Kreuzigung. Recklinghaunsen, 1966; Braun J. Das christ­liche Altargerät in seinem Sein und in seiner Ent­wick­lung. Hildesheim; N. Y., 1973; То­поров В. Н. Крест // Ми­фы на­ро­дов ми­ра. 2-е изд. М., 1988. Т. 2; Guénon R. Le sym­bo­lisme de la croix. P., 1996; Ла­ев­ская Э. Л. Мир ме­га­ли­тов и мир ке­ра­ми­ки. М., 1997; Ук­раїнська хре­сто­ло­гiя. Львiв, 1997; Бе­ло­ва О. В. Крест // Сла­вян­ская ми­фо­ло­гия: Эт­но­лин­гви­сти­че­ский сло­варь. М., 1999. Т. 2; 2000 крсто­ви од Ма­кедониjа. Скопjе, 2000; Свя­то­слав­ский А. В., Тро­шин А. А. Крест в рус­ской куль­ту­ре. Очерк рус­ской мо­ну­мен­таль­ной став­ро­гра­фии. М., 2000; Щед­ри­на К. А. Ца­рей дер­жа­ва. Зна­чение ре­ли­к­вий и сим­во­лов Свя­то­го Кре­ста и Стра­стей Хри­сто­вых в цер­ков­ном ос­вя­ще­нии го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти. М., 2000; Не­читай­ло В. В. Ка­та­лог хри­сти­ансь­ких на­груд­них виробiв мис­тец­тва перiоду Київської Ру­сi (X – пер­ша по­ло­ви­на XIII ст.). Київ, 2001; Став­ро­гра­фи­че­ский сбор­ник. М., 2001–2007. Кн. 1–4; Кор­зу­хи­на Г. Ф., Пес­ко­ва А. А. Древ­не­рус­ские эн­кол­пио­ны: На­груд­ные кре­сты-ре­ли­к­ва­рии X–XIII вв. СПб., 2003; Ге­нон Р. Сим­во­ли­ка кре­ста. М., 2004; «Фрай­бург­ский» крест и его мир. За­пад­но­ев­ро­пей­ское при­клад­ное ис­кус­ст­во сред­них ве­ков из со­б­ра­ния Го­су­дар­ст­вен­но­го Эр­ми­та­жа: Кат. вы­став­ки. СПб., 2004; Гну­то­ва С. В. Крест в Рос­сии. М., 2006; Ус­пен­ский Б. А. Крест и круг: из ис­то­рии хри­сти­ан­ской сим­во­ли­ки. М., 2006; Ост­ров­ский АБ. Рус­ский пра­во­слав­ный крест в со­б­ра­нии Рос­сий­ско­го эт­но­гра­фи­че­ско­го му­зея. СПб., 2007.

Вернуться к началу