Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВЛАДИ́МИРСКАЯ ИКО́НА БО́ЖИЕЙ МА́ТЕРИ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 441-442

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: И. Л. Бусева-Давыдова

ВЛАДИ́МИРСКАЯ ИКО́НА БО́ЖИЕЙ МА́ТЕ­РИ, хри­сти­ан­ская свя­ты­ня, са­мая ран­няя из из­вест­ных со­хра­нив­ших­ся на Ру­си чу­до­твор­ных икон.

Архив «Православной энциклопедии» Владимирская икона Божией Матери. Константинополь. До 1130 (ныне – в церкви Святителя Николая в Толмачах при Третьяковской галерее; Москва).

Со­глас­но ска­за­нию 2-й пол. 15 в., на­пи­са­на св. еван­ге­ли­стом Лу­кой; ху­до­же­ст­вен­но-сти­ли­стич. осо­бен­но­сти и ис­то­рич. дан­ные сви­де­тель­ст­ву­ют о соз­да­нии ико­ны в 1-й тре­ти 12 в. Ве­ро­ят­но, в 1130 ико­на бы­ла при­ве­зе­на митр. Ми­хаи­лом, при­быв­шим из Кон­стан­ти­но­по­ля в Ки­ев, как дар ки­ев­ско­му кн. Мсти­сла­ву Изя­сла­ви­чу. На­хо­ди­лась в мон. Бо­го­ро­ди­цы в Вы­шго­ро­де (близ Кие­ва), от­ку­да кн. Ан­д­рей Бо­го­люб­ский в 1155 пе­ре­вёз её во Вла­ди­мир и ук­ра­сил дра­го­ценным ок­ла­дом. Вна­ча­ле ико­на на­хо­ди­лась в Бо­го­лю­бо­ве, а по­сле со­ору­же­ния вла­ди­мир­ско­го Ус­пен­ско­го со­бо­ра (1158–60) ста­ла глав­ной ико­ной это­го хра­ма. В 1163–64 бы­ло соз­да­но Ска­за­ние о чу­де­сах от ико­ны, где со­об­ща­лось о трое­крат­ном схо­ж­де­нии об­раза с его мес­та в хра­ме в Вы­шго­ро­де и пе­ре­чис­ля­лись 10 слу­ча­ев чу­дес­ных ис­це­ле­ний. В 1164 кн. Ан­д­рей Бо­го­люб­ский взял об­раз в по­ход про­тив волж­ских бул­гар; одер­жан­ная по­бе­да так­же бы­ла вос­при­ня­та как чу­до от ико­ны. В 1395 при на­ше­ст­вии войск Те­мир-Ак­са­ка (см. Ти­мур) ико­ну пе­ре­не­сли в Мо­ск­ву, по­сле че­го Те­мир-Ак­сак уда­лил­ся от Мо­ск­вы. В 1-й тре­ти 15 в., по по­ве­ле­нию митр. Фо­тия, для ико­ны из­го­то­ви­ли но­вый зо­ло­той ок­лад. В 1480 ико­ну пе­ре­не­сли в крем­лёв­ский Ус­пен­ский со­бор в свя­зи с на­ше­ст­ви­ем ха­на Ах­ме­да, ко­то­рое за­кон­чи­лось от­сту­п­ле­ни­ем тат. войск. В это вре­мя бы­ла со­став­ле­на служ­ба Вла­ди­мир­ской ико­не. В сер. 16 в. бы­ла на­пи­са­на под­роб­ная «По­весть на сре­те­ние чу­до­твор­но­го об­раза Пре­чис­тыя Вла­ды­чи­ца на­шея Бо­го­ро­ди­ца и При­сно­де­вы Ма­риа…» с опи­са­ни­ем наи­бо­лее зна­чи­тель­ных, имею­щих в осн. цер­ков­но-по­ли­тич. ха­рак­тер чу­дес, где ут­вер­жда­лось, что че­рез свой об­раз Бо­го­ма­терь ока­зы­ва­ет осо­бое по­кро­ви­тель­ст­во рус. на­ро­ду. Празднование Вла­ди­мир­ской ико­ны – 26 авг. [(8 сент.), из­бав­ле­ние от Те­мир-Ак­са­ка], 23 ию­ня [(6 ию­ля), бес­кров­ная по­бе­да над Ах­ме­дом], 21 мая [(3 ию­ня), из­бав­ле­ние от на­ше­ст­вия Му­хам­мед-Ги­рея I в 1521].

Владимирская икона Божией Матери из Успенского собора г. Владимир. Преподобный Андрей Рублёв (?). Между 1395 и 1406 (Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей... Архив «Православной энциклопедии»

Пер­во­на­чаль­но ико­на име­ла раз­мер 78×55 см. Ве­ро­ят­но, при Ан­д­рее Бо­го­люб­ском её по­ля бы­ли над­став­ле­ны (до раз­ме­ра 104×69 см) для раз­ме­ще­ния мас­сив­но­го зо­ло­то­го ок­ла­да, со­рван­но­го та­та­ра­ми в 1237. Как пред­по­ла­га­ют, ико­на яв­ля­ет­ся спи­ском с чти­мо­го об­раза из хра­ма при двор­це ви­зант. им­пе­ра­то­ров во Влахер­нах в Кон­стан­ти­но­по­ле. Ико­но­гра­фи­че­ский тип «Бо­го­ма­терь Лас­каю­щая» с Мла­ден­цем, приль­нув­шим к Ма­те­ри, в рус. тра­ди­ции по­лу­чил назв. «Бо­го­ма­терь Уми­ле­ние». На Вла­ди­мир­ской ико­не пред­став­ле­но по­по­яс­ное изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем на пра­вой ру­ке. Её гла­ва скло­не­на к Сы­ну, ко­то­рый, приль­нув ще­кой к ще­ке Пре­свя­той Де­вы, об­ни­ма­ет Мать за шею. Пра­вая ру­ка Мла­ден­ца про­стёр­та, ле­вая нож­ка по­вёр­ну­та ступ­нёй к мо­ля­ще­му­ся. Эти обя­за­тель­ные ико­но­гра­фи­че­ские чер­ты Вла­ди­мир­ской ико­ны по­вто­ря­ют­ся на всех мно­го­числ. спи­сках с неё.

Ико­на не­од­но­крат­но по­нов­ля­лась, от жи­во­пи­си 12 в. со­хра­ни­лись в це­ло­сти толь­ко ли­ки. Пра­вая ру­ка Бо­го­ма­те­ри, во­ло­сы, шея и нож­ки Мла­ден­ца, а так­же фон ис­пол­не­ны на ру­бе­же 14–15 вв., ос­таль­ные фраг­мен­ты изо­бра­же­ния от­но­сят­ся в осн. к 1514. Уд­ли­нён­ный лик Бо­го­ма­те­ри с тон­ким, слег­ка изо­гну­тым но­сом и боль­ши­ми мин­да­ле­вид­ны­ми гла­за­ми име­ет скорб­ное вы­ра­же­ние из-за све­дён­ных к пе­ре­но­си­це бро­вей и ед­ва за­мет­но опу­щен­ных угол­ков уст. Взор Пре­свя­той Де­вы уст­рем­лён на мо­ля­ще­го­ся, Мла­де­нец смот­рит на Мать. Имен­но эти осо­бен­но­сти по­зво­ли­ли од­но­знач­но ин­тер­пре­ти­ро­вать смысл об­раза: мо­тив вза­им­ной люб­ви Ма­те­ри и Мла­ден­ца тес­но свя­зан с те­мой гря­ду­щей жерт­вы, при­но­си­мой ра­ди спа­се­ния че­ло­ве­че­ст­ва. Бо­го­ма­терь не от­ве­ча­ет на лас­ку Сы­на, Она об­ра­ще­на к пред­стоя­щим пе­ред ико­ной, ра­ди ко­то­рых Хри­стос сни­зо­шёл в мир и при­мет стра­да­ния на кресте. Осо­бую вы­ра­зи­тель­ность взгля­ду Бо­го­ма­те­ри при­да­ют спе­ци­фи­че­ские жи­во­пис­ные приё­мы, в ча­ст­но­сти пись­мо ли­ков по про­кра­ске олив­ко­во­го цве­та – сан­ки­рю (от греч. «сар­ки­нос» – те­лес­ный). По­верх сан­ки­ря на свет­лых мес­тах по­ло­же­на ро­зо­ва­тая ох­ра, плав­но пе­ре­хо­дя­щая в бо­лее ин­тен­сив­ный крас­ный цвет на ще­ках и верх­них ве­ках. В глаз­ни­цах Бо­го­ма­те­ри сан­кирь ос­тав­лен от­кры­тым, с ним поч­ти сли­ва­ют­ся зе­ле­но­ва­то-ко­рич­не­вые ра­дуж­ки, соз­да­вая впе­чат­ле­ние осо­бой глу­би­ны и про­ник­но­вен­но­сти взгля­да. Внут­рен­ние угол­ки глаз, ус­та, кон­тур но­са про­пи­са­ны яр­ко-алой ки­но­ва­рью, ко­то­рая кон­тра­сти­ру­ет с зе­лё­ны­ми те­ня­ми, на­по­ми­ная о тра­ди­ци­ях ан­тич­но­го ил­лю­зио­низ­ма. Свет­лая ох­ра на ли­ке Мла­ден­ца, с боль­шим ко­ли­че­ст­вом бе­лил, обес­пе­чи­ва­ет по­ра­зи­тель­ный эф­фект све­то­нос­но­сти. Вир­ту­оз­ная тех­ни­ка пись­ма по­слу­жи­ла соз­да­нию ис­клю­чи­тель­но­го по со­вер­шен­ст­ву об­раза, где вы­со­чай­шая ду­хов­ность и те­лес­ная кра­со­та на­хо­дят­ся в не­раз­рыв­ном един­ст­ве.

Ико­на, рес­тав­ри­ро­ван­ная в 1918–19 Г. О. Чи­ри­ко­вым под на­блю­де­ни­ем И. Э. Гра­ба­ря и А. И. Ани­си­мо­ва, в 1926–30 на­хо­ди­лась в Ис­то­ри­че­ском му­зее, за­тем в Треть­я­ков­ской га­ле­рее в Мо­ск­ве; с 1999 – в моск. церк­ви Свт. Ни­ко­лая в Тол­ма­чах (до­мо­вый храм Треть­я­ков­ской га­ле­реи).

Лит.: Бо­го­ма­терь Вла­ди­мир­ская: Сб. ма­те­риа­лов: Ка­та­лог вы­став­ки. М., 1995; Го­су­дар­ст­вен­ная Треть­я­ков­ская га­ле­рея: Ка­та­лог со­б­ра­ния. М., 1995. Т. 1: Древ­не­рус­ское ис­кус­ст­во X – на­ча­ла XV в.; Щен­ни­ко­ва Л. А. Чу­до­твор­ная ико­на «Бо­го­ма­терь Вла­ди­мир­ская» как «Оди­гит­рия еван­ге­ли­ста Лу­ки» // Чу­до­твор­ная ико­на в Ви­зан­тии и Древ­ней Ру­си. М., 1996; Этин­гоф О. Е. Ви­зан­тий­ские ико­ны VI – пер­вой по­ло­ви­ны XIII в. в Рос­сии. М., 2005.

Вернуться к началу