Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЮМ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 35. Москва, 2017, стр. 580-582

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. В. Васильев

ЮМ (Hume) Дей­вид [26.4(7.5).1711, Эдин­бург – 25.8.1776, там же], шотл. фи­ло­соф, ис­то­рик, эко­но­мист и пуб­ли­цист. В 1721–25 изу­чал юрис­пру­ден­цию в Эдин­бург­ском ун-те. На­пи­сан­ный в 1734–37 «Трак­тат о че­ло­ве­че­ской при­ро­де» («A treatise of human nature», опубл. в 1739–40, то­ма 1–3 со­дер­жат соот­вет­ст­вен­но уче­ние о по­зна­нии, об аф­фек­тах и о мо­ра­ли) ос­тал­ся не­за­ме­чен­ным. Ус­пех Ю. при­нёс сб. эс­се на об­ществ.-по­ли­тич. и мо­раль­но-эс­те­тич. те­мы («Essays, moral, political, and litera­ry», 1741–42). Со­дер­жа­ние «Трак­та­та...» Ю. пе­ре­ра­бо­тал в двух не­боль­ших со­чине­ни­ях – «Фи­ло­соф­ские опы­ты о че­ло­ве­че­ском по­зна­нии» (1748, позд­нее назв. «Ис­сле­до­ва­ние о че­ло­ве­че­ском по­зна­нии», «An Enquiry concerning human understanding») и «Ис­сле­до­ва­ние о прин­ци­пах мо­ра­ли» («An enquiry concerning the principles of morals», 1751), ко­то­рое счи­тал луч­шим из сво­их про­из­ве­де­ний. Став в 1752 биб­лио­те­ка­рем Эдин­бург­ско­го об-ва юри­стов, ра­бо­тал над 6-том­ной «Ис­то­ри­ей Анг­лии» («The history of England», 1754–61). В 1757 опуб­ли­ко­вал «Ес­те­ст­вен­ную ис­то­рию ре­ли­гии» («The natural history of religion»), до кон­ца жиз­ни ра­бо­тал над «Диа­ло­га­ми о ес­те­ст­вен­ной ре­ли­гии» («Dialogues concerning natural religion»), где пред­при­нял кри­тич. ана­лиз до­ка­за­тельств бы­тия Бо­га. В сер. 1760-х гг. на ди­пло­ма­тич. долж­но­сти в Па­ри­же, в 1767–68 по­мощ­ник гос. сек­ре­та­ря в Лон­до­не. По­сле воз­вра­ще­ния в Эдин­бург в 1769 стал ли­де­ром ме­ст­ных ин­тел­лек­туа­лов, в круг ко­то­рых вхо­ди­ли А. Смит и А. Фер­гю­сон. Ав­тор ав­то­био­гра­фич. эс­се (изд. в 1777).

В сво­ей ме­то­до­ло­гии Ю. ори­ен­ти­ро­вал­ся на эм­пи­ризм И. Нью­то­на, эпи­сте­мо­ло­гию Р. Де­кар­та, Дж. Лок­ка и Г. В. Лейб­ни­ца. Скеп­ти­че­ски от­но­сясь к пер­спек­ти­вам тра­диц. ме­та­фи­зи­ки, Ю. на­зы­вал «ис­тин­ной ме­та­фи­зи­кой» нау­ку о че­ло­ве­че­ской при­ро­де. Эта нау­ка мыс­ли­лась им в ви­де ис­сле­до­ва­ния все­об­щих струк­тур че­ло­ве­че­ско­го соз­на­ния, как оно про­яв­ля­ет­ся в по­все­днев­ном опы­те: фи­лос. вы­во­ды он счи­тал «сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ны­ми раз­мыш­ле­ния­ми обы­ден­ной жиз­ни». От Дж. Берк­ли и Дж. Лок­ка Ю. пе­ре­нял пред­став­ле­ние о со­став­лен­но­сти че­ло­ве­че­ско­го зна­ния из осо­бых эле­мен­тов, «идей» (ideas) – мыс­лей, вос­по­ми­на­ний и об­ра­зов, а так­же ощу­ще­ний, ко­то­рые, что­бы под­черк­нуть их от­ли­чие, Ю. пе­ре­име­но­вал во «впе­чат­ле­ния» (impressions). Впе­чат­ле­ния и идеи яв­ля­ют­ся раз­но­вид­но­стя­ми «пер­цеп­ций», т. е. мен­таль­ных со­стоя­ний как та­ко­вых.

Впе­чат­ле­ния – это не­по­средств. чув­ст­вен­ные дан­ные, идеи же или мыс­ли – это удер­жан­ные в уме об­ра­зы впе­чат­ле­ний, они от­ли­ча­ют­ся мень­шей сте­пе­нью «жи­во­сти» или яр­ко­сти, вто­рич­ны, как пра­ви­ло, ско­пи­ро­ва­ны с впе­чат­ле­ний (Ю. сфор­му­ли­ро­вал ме­то­до­ло­гич. при­ём, ока­зав­ший боль­шое влия­ние на по­сле­дую­щую ана­ли­тич. тра­ди­цию: ес­ли име­ют­ся к.-л. не­яс­но­сти в иде­ях, то для про­яс­не­ния их нуж­но ус­та­но­вить, из ка­ких впе­чат­ле­ний они по­лу­че­ны). Впе­чат­ле­ния де­лят­ся на «пер­вич­ные», или «впе­чат­ле­ния ощу­ще­ния», и «вто­рич­ные», или «впе­чат­ле­ния реф­лек­сии».

Ю. вы­де­лил два осн. ти­па идей: идеи па­мя­ти (­са­мые «жи­вые», не­сут в се­бе ос­та­точ­ную си­лу впе­чат­ле­ний) и идеи во­об­ра­же­ния. Идеи мож­но разъ­е­ди­нять на со­став­ные час­ти, ком­би­ни­ро­вать и со­пос­тав­лять. Су­ще­ст­во­ва­ние аб­ст­ракт­ных об­щих идей он от­ри­цал. Ком­би­ни­ро­ва­ние идей про­ис­хо­дит по за­ко­нам ас­со­циа­ции трёх ви­дов – по сход­ст­ву, про­стран­ст­вен­но-вре­мен­ной смеж­но­сти и при­чин­но­сти.

Д. Юм. Портрет работы художника А. Рэмзи. 1766. Шотландская нац. галерея (Эдинбург).

Осо­бое вни­ма­ние Ю. уде­лил ана­ли­зу при­чин­но­сти как един­ст­вен­но­го от­но­ше­ния, по­зво­ляю­ще­го дос­то­вер­но вы­хо­дить за гра­ни­цы на­лич­но­го опы­та при рас­су­ж­де­нии о фак­тах. При­чин­ные свя­зи, трак­туе­мые Ю. как ре­гу­ляр­ное сле­до­ва­ние од­них со­бы­тий за дру­ги­ми, по­зво­ля­ют про­гно­зи­ро­вать воз­мож­ные бу­ду­щие со­бы­тия на ос­но­ве дан­ных, при­сут­ст­вую­щих в не­по­средств. опы­те. Од­на­ко опыт все­гда ка­са­ет­ся про­шлых со­бы­тий, и пе­ре­не­се­ние опыт­ных дан­ных с про­шло­го на бу­ду­щее пред­по­ла­га­ет уве­рен­ность в то­ж­де­ст­ве про­шло­го и бу­ду­ще­го. Этот пе­ре­нос про­ис­хо­дит без к.-л. ра­цио­наль­но­го обос­но­ва­ния, в си­лу «при­выч­ки» (custom) как все­об­ще­го и не­об­хо­ди­мо­го свой­ст­ва че­ло­ве­че­ско­го во­об­ра­же­ния.

Ве­ра в не­за­ви­си­мое от соз­на­ния су­ще­ст­во­ва­ние фи­зич. объ­ек­тов, пред­по­ла­гаю­щая уве­рен­ность в их не­пре­рыв­ном су­ще­ст­во­ва­нии, так­же не­воз­мож­на без пе­ре­но­са про­шло­го опы­та на бу­ду­щее, т. е. без при­выч­ки. Но на­ря­ду с этим Ю. ус­мат­ри­ва­ет в этой ве­ре не­яв­ное сме­ше­ние ра­зо­рван­ных во вре­ме­ни сход­ных пер­цеп­ций при вос­при­ятии ве­щи с её то­ж­де­ст­вом, на­зы­вая эту про­це­ду­ру «гру­бой ил­лю­зи­ей». То­ж­де­ст­во лич­но­сти и во­об­ще су­ще­ст­во­ва­ние еди­но­го Я так­же ил­лю­зор­ны: че­ло­ве­че­ский дух, Я, есть лишь «пу­чок или со­б­ра­ние раз­лич­ных пер­цеп­ций» (позд­нее Ю. от­ка­зал­ся от этой тео­рии).

В уче­нии об аф­фек­тах, обыч­но яв­ляю­щихся ре­ак­ция­ми на ощу­ще­ния или идеи к.-л. удо­воль­ст­вия или не­удо­воль­ст­вия, Ю. го­во­рил, в ча­ст­но­сти, о «пря­мых» аф­фек­тах, та­ких, напр., как «же­ла­ние сча­стья на­шим друзь­ям», во­ж­деле­ние, го­лод. По­след­ние воз­ни­ка­ют не­по­сред­ст­вен­но из «при­род­ных им­пуль­сов или ин­стинк­тов» и ско­рее по­ро­ж­дают бла­го или зло, чем по­ро­ж­да­ют­ся ими. Кри­те­ри­ем раз­ли­че­ния бла­га и зла яв­ля­ет­ся имен­но мо­ди­фи­ци­ро­ван­ное чув­ст­во удо­воль­ст­вия и не­удо­воль­ст­вия, но ни­как не ра­зум, ко­то­рый лишь кор­рек­ти­ру­ет на­ши же­ла­ния и стрем­ле­ния, не по­ро­ж­дая их. Кро­ме же­ла­ния, фун­дам. «пря­мы­ми» аф­фек­та­ми яв­ля­ют­ся ра­дость и огор­че­ние. Пе­ре­жи­ва­ние ра­до­сти воз­ни­ка­ет при дос­то­вер­но­сти бла­га, пе­ча­ли – зла. Ес­ли бла­го не­дос­то­вер­но, то ра­дость мо­жет пре­вра­тить­ся в на­де­ж­ду или страх («сме­шан­ные аф­фек­ты»).

Аф­фек­тив­ная жизнь ду­ши не ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся пря­мы­ми ре­ак­ция­ми, аф­фек­ты мо­гут от­ра­жать­ся в др. лю­дях. Эту зер­каль­ность че­ло­ве­че­ской при­ро­ды Ю. на­зы­вал «сим­па­ти­ей», дей­ст­вие ко­то­рой со­сто­ит не про­сто в пред­став­ле­нии эмо­ци­ональ­но­го со­стоя­ния др. че­ло­ве­ка, но в пре­вра­ще­нии идей о его аф­фек­тах в ре­аль­ные пе­ре­жи­ва­ния, внутр. впе­чат­ле­ния (так, напр., воз­ни­ка­ет аф­фект со­стра­да­ния). Су­ще­ст­ву­ют и др. от­ра­же­ния – «кос­вен­ные аф­фек­ты» (сре­ди них – гор­дость и лю­бовь).

Осо­бое ме­сто за­ни­ма­ет во­ля – «внут­рен­нее впе­чат­ле­ние, ко­то­рое мы пе­ре­жи­ва­ем и соз­на­ём, ко­гда соз­на­тель­но да­ём на­ча­ло ка­ко­му-ни­будь но­во­му дви­же­нию на­ше­го те­ла или но­вой пер­цеп­ции на­ше­го ду­ха» (Соч. 2-е изд. М., 1996. Т. 1. С. 443). Во­ля – со­пут­ст­вую­щее внут­рен­нее впе­чат­ле­ние, воз­ни­каю­щее в про­цес­се реа­ли­за­ции же­ла­ния. Про­из­во­дя­щей при­чи­ной то­го или ино­го по­ступ­ка яв­ля­ют­ся ско­рее мо­ти­вы, а не во­ля, ко­то­рая есть не бо­лее чем эпи­фе­но­мен.

Эти­ка Ю. про­дол­жа­ла тра­ди­цию А. Шеф­тс­бе­ри и Ф. Хат­че­со­на с её при­зна­ни­ем ос­но­во­по­ла­гаю­щей ро­ли мо­раль­но­го чув­ст­ва как спо­соб­но­сти нравств. оцен­ки дея­ний и ха­рак­те­ров лю­дей. Мо­раль­ное чув­ст­во яв­ля­ет­ся не­за­ин­те­ре­со­ван­ной ре­ак­ци­ей, оно бес­ко­ры­ст­но: мы одоб­ря­ем ка­че­ст­ва лич­но­сти, ес­ли они мо­гут при­нес­ти поль­зу или удо­воль­ст­вие ли­бо са­мо­му их но­си­те­лю, ли­бо др. лю­дям, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, мо­жем ли мы вос­поль­зо­вать­ся вы­го­да­ми, ко­торые они су­лят. Не­ко­то­рые доб­ро­де­те­ли, напр. спра­вед­ли­вость или вер­ность сло­ву, име­ют чис­то со­ци­аль­ный ха­рак­тер («Пись­мо джент­ль­ме­на его дру­гу в Эдин­бур­ге», 1745). Со­ци­аль­ность Ю. счи­тал сущ­но­ст­ным свой­ст­вом че­ло­ве­ка (ес­те­ст­вен­ное же со­стоя­ние вой­ны всех про­тив всех или, на­обо­рот, пред­став­ление о зо­ло­том ве­ке – это фик­ции). Со­ци­аль­ное су­ще­ст­во­ва­ние на­чи­на­ет­ся с се­мьи, рас­ши­ре­ние её при­во­дит к по­яв­ле­нию бо­лее круп­ных об­ществ. об­ра­зо­ва­ний. На оп­ре­де­лён­ном эта­пе един­ст­во ут­ра­чи­ва­ет­ся, воз­ни­ка­ют кон­флик­ты ин­те­ре­сов, ост­ро­та ко­то­рых обу­слов­ле­на не­хват­кой ре­сур­сов для удов­ле­тво­ре­ния по­треб­но­стей ка­ж­до­го. Для уре­гу­ли­ро­ва­ния этих спо­ров чле­ны со­циу­ма идут на мол­ча­ли­вое, вы­те­каю­щее из «чув­ст­ва об­ще­ст­вен­но­го ин­те­ре­са», со­гла­ше­ние не по­ся­гать на иму­ще­ст­во друг дру­га. Вме­сте с этим со­гла­ше­ни­ем воз­ни­ка­ют идеи спра­вед­ли­во­сти, соб­ст­вен­но­сти, пра­ва и обя­за­тель­ст­ва. Осо­бен­ность че­ло­ве­че­ской при­ро­ды со­сто­ит в том, что лю­ди пред­по­чи­та­ют близ­кое бла­го бо­лее от­да­лён­ной поль­зе, да­же ес­ли она зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет пер­вое, и для ней­тра­ли­за­ции та­кой бли­зо­ру­ко­сти лю­ди изо­бре­та­ют гос. власть. Фор­мы гос. прав­ле­ния не рав­но­цен­ны, луч­шие из них те, ко­торые ми­ни­ми­зи­ру­ют за­ви­си­мость по­ло­же­ния дел в го­су­дар­ст­ве от лич­ных ка­честв пра­ви­те­лей. В эс­се «Идея со­вер­шен­но­го го­су­дар­ст­ва» (1752) Ю. пред­ло­жил уто­пич. ва­ри­ант оп­ти­маль­но­го гос. уст­рой­ст­ва – рес­пуб­ли­ка с иму­ществ. цен­зом, мно­го­уров­не­вой сис­те­мой ор­га­нов вла­сти и про­ра­бо­тан­ной сис­те­мой сдер­жек и про­ти­во­ве­сов.

Ре­ли­гия мо­жет ока­зы­вать на об­ществ. жизнь как по­ло­жи­тель­ное, так и не­га­тив­ное влия­ние (напр., вой­ны из-за ре­лиг. раз­но­гла­сий). В то же вре­мя стрем­ле­ние к не­по­средств. кон­так­ту с Бо­гом в не­ко­то­рых ре­лиг. те­че­ни­ях мо­жет под­го­тав­ли­вать поч­ву для сво­бо­до­мыс­лия и соз­да­вать бла­го­при­ят­ные ус­ло­вия для раз­ви­тия гражд. прав. В «Диа­ло­гах о ес­те­ст­вен­ной ре­ли­гии» (1779) Ю. ос­по­рил кос­мо­ло­гич. и он­то­ло­гич. до­ка­за­тель­ст­ва бы­тия Бо­га, но пол­но­стью не от­ри­цал ар­гу­мент апеллирующий к це­ле­со­об­раз­но­сти ми­ра. В «Ес­те­ст­вен­ной ис­то­рии ре­ли­гии» Ю. объ­я­вил ис­то­ком ре­лиг. пред­став­ле­ний у древ­них не со­зер­ца­ние при­род­ной гар­мо­нии и не осо­бое ре­лиг. чув­ст­во, а оза­бо­чен­ность лю­дей не­под­кон­троль­ны­ми жиз­нен­ны­ми про­бле­ма­ми.

Фи­ло­со­фия Ю. ока­за­ла ог­ром­ное вли­я­ние на по­сле­дую­щую мысль. В 18 в. воз­дей­ст­вие его идей ис­пы­та­ли франц. про­све­ти­те­ли; в Гер­ма­нии – И. Кант (от­ме­чав­ший, что Ю. про­бу­дил его от «дог­ма­ти­че­ско­го сна»), И. Г. Га­ман, И. Н. Те­тенс, в Шот­лан­дии – Т. Рид. В 19 в. влия­ние Ю. ис­пы­та­ли А. Шо­пен­гау­эр, фи­ло­со­фы-по­зи­ти­ви­сты, в т. ч. О. Конт, Дж. С. Милль, в 20 в. – Э. Гус­серль и пред­ста­ви­те­ли ана­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии (в рам­ках ко­то­рой при­зна­ёт­ся боль­шое зна­че­ние юмов­ско­го ана­ли­за по­ня­тия при­чин­но­сти). На ру­бе­же 21 в. фи­ло­со­фия Ю. ста­ла од­ним из ис­точ­ни­ков фи­ло­со­фии соз­на­ния.

Соч.: Letters. Oxf., 1932. Vol. 1–2; Со­чи­не­ния: В 2 т. / Вступ. ст. А. Ф. Гряз­но­ва. 2-е изд. М., 1996.

Лит.: Smith N. K. The philosophy of D. Hume. L., 1941; Нар­ский И. С. Фи­ло­со­фия Д. Юма. М., 1967; Mossner E. С. The life of D. Hume. 2nd ed. Oxf., 1980; Norton D. F. D. Hume: Common-sense moralist, sceptical metaphysican. Princeton, 1982; Streminger G. D. Hume: Sein Leben und sein Werk. Paderborn, 1994; Аб­рамов M. А. Шот­ланд­ская фи­ло­со­фия ве­ка Про­све­ще­ния. М., 2000; Ва­силь­ев В. В. Ис­то­рия фи­ло­соф­ской пси­хо­ло­гии: За­пад­ная Ев­ро­па – XVIII век. Ка­ли­нин­град, 2003; Harris J. A. Hume: An intellectual biography. N. Y., 2015.

Вернуться к началу