Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ФО́РМА И МАТЕ́РИЯ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 33. Москва, 2017, стр. 481-482

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. В. Лебедев, К. В. Бандуровский

ФО́РМА И МАТЕ́РИЯ [греч. εἶδος (ἰδέα, μορφή) ϰαι ὕλη, лат. пер. forma et mate­ria], в фи­ло­со­фии Ари­сто­те­ля две из че­ты­рёх «при­чин», или «прин­ци­пов» («на­чал» – ар­хе), бы­тия. Др. си­но­ни­мы фор­мы-эй­до­са (по­ми­мо ἰδέα, μορφή) у Ари­сто­те­ля: ло­гос, οὐσία  – «сущ­ность, суб­стан­ция», и труд­но­пе­ре­во­ди­мый тер­мин τὸ τί ἦν εἶναι  – «что-зна­чит-быть-тем-то-и-тем-то» или «то-что-де­ла­ет-вещь-тем-что-она-есть» (схо­ла­стич. quiditas – «чтой­ность»). Тео­рия Ф. и м. впер­вые раз­ра­бо­та­на Ари­сто­те­лем в 1-й кн. «Фи­зи­ки» в свя­зи с ана­ли­зом «ста­нов­ле­ния» (γένεσις) в ви­де уче­ния о «трёх прин­ципах»: ма­те­ри­аль­ный суб­страт (ὑληὕποϰείμενον), фор­ма (εἶδος), ли­шён­ность фор­мы (στέρησις). Ста­нов­ле­ние про­те­ка­ет не от аб­со­лют­но­го не­бы­тия к бы­тию, но от ак­ци­ден­таль­но­го не­бы­тия-чем («Со­крат не­об­ра­зо­ван») к по­ло­жи­тель­но­му об­ла­да­нию (ἕξις) эй­до­сом («Со­крат об­ра­зо­ван»), при­чём суб­страт из­ме­не­ния («Со­крат») не воз­ни­ка­ет и не унич­то­жа­ет­ся. Ф. и м. – им­ма­нент­ные струк­тур­ные эле­мен­ты (στοιχεῖα ) ве­щи, ко­то­рые «не­от­де­ли­мы» от неё и не об­ла­да­ют са­мо­сто­ят. ре­аль­но­стью в ка­че­ст­ве дан­но­го не­что; та­ко­вой об­ла­да­ет толь­ко ре­зуль­тат их син­те­за – «це­ло­ст­ность» (τὸ σύνολον). При этом Ф. и м. со­от­но­си­тель­ны ак­ту и по­тен­ции (см. Воз­мож­ность и дей­ст­ви­тель­ность): ма­те­рия есть по­тен­ция фор­мы, а фор­ма – ак­туа­ли­за­ция (см. Эн­те­ле­хия) ма­те­рии. Не­раз­дель­ность Ф. и м. (прин­цип, на­зы­вае­мый ги­ле­мор­физ­мом) на­ру­ша­ет­ся толь­ко два­ж­ды и оба раза в поль­зу «фор­мы»: в кос­мо­ло­гии – при­зна­ни­ем транс­цен­дент­но­го ума-ну­са – пер­во­дви­га­те­ля, в ан­тро­по­ло­гии – при­зна­ни­ем «от­де­ли­мо­сти» и бес­смер­тия выс­шей ду­хов­ной спо­соб­но­сти – «ак­тив­но­го ума». В тео­рии эле­мен­тов «ка­ж­дое вы­ше­ле­жа­щее те­ло от­но­сит­ся к на­хо­дя­ще­му­ся под ним как фор­ма к ма­те­рии» («О не­бе» 310b 14), и, напр., во­да вы­сту­па­ет как «фор­ма» по от­но­ше­нию к зем­ле, но как «ма­те­рия» по от­но­ше­нию к воз­ду­ху.

В ср.-век. фи­ло­со­фии наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ной бы­ла кон­цеп­ция Ф. и м., раз­ра­бо­тан­ная в со­чи­не­ни­ях Дио­ни­сия Аре­о­па­ги­та и имею­щая не­оп­ла­то­нич. кор­ни, но ис­хо­дя­щая из биб­лей­ско­го пред­став­ле­ния о со­тво­ре­нии ми­ра «из ни­че­го»: фор­мы-про­об­ра­зы су­ще­ст­ву­ют в уме Бо­га, ма­те­рия не веч­на и не су­ще­ст­ву­ет до фор­мы. В ре­зуль­та­те рас­про­стра­не­ния ари­сто­те­лев­ско­го по­ни­ма­ния Ф. и м. в араб­ском (с 9 в.), а за­тем в ев­роп. ми­ре (13 в.) воз­ни­ка­ют дис­кус­сии об ин­ди­ви­дуа­ции, о мно­же­ст­вен­но­сти и един­ст­ве суб­стан­ци­аль­ных форм и др. Ибн Си­на вво­дит по­ня­тие «фор­мы те­лес­нос­ти», или «об­щей фор­мы», пер­вой фор­мы, пред­ше­ст­вую­щей дру­гим и де­лаю­щей ма­те­рию те­лом, об­ла­даю­щим оп­ре­де­лён­ны­ми ко­ли­че­ст­вен­ны­ми из­ме­ре­ния­ми, по­сколь­ку не­оп­ре­де­лён­ная ма­те­рия не мо­жет быть ос­но­вой для раз­ли­чия ин­ди­ви­дов. Со­глас­но же Ибн Руш­ду, один субъ­ект мо­жет об­ла­дать толь­ко од­ной суб­стан­ци­аль­ной фор­мой, ос­но­ва­ни­ем ин­ди­ви­дуа­ции он счи­тал «ма­те­рию с не­оп­ре­де­лён­ны­ми из­ме­ре­ния­ми». В соз­дан­ной Ибн Ге­би­ро­лем кон­цеп­ции «уни­вер­саль­но­го ги­ле­мор­физ­ма» все со­тво­рён­ные ве­щи, в т. ч. и ду­хов­ные суб­стан­ции, со­сто­ят из Ф. и м. (этой кон­цеп­ции при­дер­жи­ва­лись Бо­на­вен­ту­ра, Р. Бэ­кон, Дж. Пек­кам и др., её под­верг кри­ти­ке Фо­ма Ак­вин­ский). Уче­ние об уни­вер­саль­ном ги­ле­мор­физ­ме яви­лось ос­но­вой для тео­рии мно­же­ст­вен­но­сти сущ­но­ст­ных форм, по­зво­ляв­шей объ­яс­нять в фи­зи­ке – про­цесс сме­ны форм, в ан­тро­по­ло­гии – на­ли­чие в че­ло­ве­че­ской ду­ше разл. по­тен­ций, в хри­сто­ло­гии – ста­тус те­ла Хри­ста в пе­ри­од ме­ж­ду смер­тью и вос­кре­се­ни­ем. Тео­рия един­ст­вен­но­сти суб­стан­ци­аль­ной фор­мы, вы­дви­ну­тая Ио­ан­ном Блан­дом в 1230, по­лу­чи­ла раз­ви­тие у Фо­мы Ак­вин­ско­го и его по­сле­до­ва­те­лей: од­но су­щее оформ­ля­ет­ся од­ной сущ­но­ст­ной фор­мой, при этом бо­лее вы­со­кая фор­ма, напр. ин­тел­лек­ту­аль­ная ду­ша че­ло­ве­ка, мо­жет вы­пол­нять дей­ст­вия бо­лее низ­ших форм. В от­ли­чие от тра­диц. по­ни­ма­ния ма­те­рии как чис­той по­тен­ции, Ио­анн Дунс Скот (и вслед за ним У. Ок­кам) счи­тал ма­те­рию ак­ту­аль­ной сущ­но­стью и по­ла­гал, что Бог мо­жет со­тво­рить ма­те­рию и без фор­мы. Ок­кам, при­зна­вая ре­аль­ное су­ще­ст­во­ва­ние толь­ко ин­ди­ви­ду­аль­ных ве­щей, от­ри­цал на­ли­чие уни­вер­саль­ных форм как в ве­щах, так и в бо­же­ст­вен­ном уме. См. так­же ст. Ма­те­рия и лит-ру при ней.

Вернуться к началу