Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ХУДО́ЖЕСТВЕННЫЙ О́БРАЗ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 34. Москва, 2017, стр. 225-226

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: И. Б. Роднянская

ХУДО́ЖЕСТВЕННЫЙ О́БРАЗ, при­су­щая ис­кус­ст­ву фор­ма твор­че­ско­го вос­про­из­ве­де­ния, ис­тол­ко­ва­ния и ос­вое­ния жиз­ни пу­тём соз­да­ния эс­те­ти­че­ски воз­дей­ст­вую­щих объ­ек­тов. Под «об­ра­зом» не­ред­ко по­ни­ма­ет­ся от­но­си­тель­но са­мо­стоя­тель­ный эле­мент про­из­ве­де­ния, напр. ха­рак­тер пер­со­на­жа в про­зе, центр. сим­вол в по­этич. тво­ре­нии («па­рус» у М. Ю. Лер­мон­то­ва), лейт­мо­тив в муз. со­чи­не­нии и т. п. Но в бо­лее об­щем зна­че­нии Х. о. – са­мый спо­соб су­ще­ст­во­ва­ния про­из­ве­де­ния, взя­то­го со сто­ро­ны его вы­ра­зи­тель­но­сти, впе­чат­ляю­щей энер­гии и ос­мыс­лен­но­сти. Хо­тя на­чат­ки тео­рии Х. о. мож­но об­на­ру­жить ещё в уче­нии Ари­сто­те­ля о «ми­ме­си­се», по­ни­мае­мом как «под­ра­жа­ние» ху­дож­ни­ка жиз­ни в её спо­соб­но­сти про­из­во­дить цель­ные, внут­рен­не уст­ро­ен­ные пред­ме­ты и вы­зы­вать свя­зан­ное с этим эс­те­тич. удо­воль­ст­вие, в це­лом ка­те­го­рия Х. о. – срав­ни­тель­но позд­не­го про­ис­хо­ж­де­ния. Ан­тич­ные и ср.-век. пред­став­ле­ния об иск-ве, не вы­де­ляв­шие эс­те­ти­че­ское в осо­бую сфе­ру, име­ли де­ло пре­ж­де все­го с ка­но­ном – сво­дом при­клад­ных пра­вил ху­дож. или по­этич. ре­мес­ла. В эс­те­ти­ке Воз­ро­ж­де­ния и за­тем в клас­си­циз­ме за­кре­п­ля­ет­ся ка­те­го­рия сти­ля, пред­по­ла­гаю­щая пра­во ху­дож­ни­ка соз­да­вать про­из­ве­де­ния в со­от­вет­ст­вии со сво­ей творч. ини­циа­ти­вой и им­ма­нент­ны­ми за­ко­на­ми оп­ре­де­лён­но­го жан­ра или ви­да иск-ва. По­ни­ма­ние то­го, что ху­до­же­ст­вен­но пре­фор­ми­ро­ван­ный ма­те­ри­ал не­сёт в се­бе не­кое иде­аль­ное со­дер­жа­ние, по­лу­чи­ло раз­вёр­ну­тое обос­но­ва­ние в нем. эс­те­ти­ке 18 – нач. 19 вв. (И. В. Гё­те и Ф. Шил­лер, Ф. В. Шел­линг и йен­ский ро­ман­тизм, Г. В. Ф. Ге­гель и др.).

В рус. эс­те­ти­ке 19 в. (В. Г. Бе­лин­ский, Апол­лон Гри­горь­ев, Н. Н. Стра­хов) ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лось по­ня­тие «мыш­ле­ние в об­раз­ах» в со­от­не­се­нии с про­ти­во­по­лож­ным ему аб­ст­ракт­но-по­ня­тий­ным мыш­ле­ни­ем. В сов. пе­ри­од ак­туа­ли­за­ция в 1960-х гг. клас­сич. по­ни­ма­ния Х. о. в про­ти­во­вес офиц. трак­тов­ке иск-ва с по­зи­ций «тео­рии от­ра­же­ния» свя­за­на с по­яв­ле­ни­ем ра­бот В. В. Ко­жи­но­ва и П. В. Па­ли­ев­ско­го («Тео­рия ли­те­ра­ту­ры. Ос­нов­ные про­бле­мы в ис­то­ри­че­ском ос­ве­ще­нии», 1962).

Аспекты бытия художественного образа и его структура

В он­то­ло­гич. ас­пек­те Х. о. есть факт иде­аль­но­го бы­тия, сво­его ро­да схе­ма­тич. объ­ект, над­стро­ен­ный над сво­им ма­те­ри­аль­ным суб­стра­том (ибо мра­мор – не плоть, ко­то­рая им изо­бра­жа­ет­ся, двух­мер­ная плос­кость кар­ти­ны – не трёх­мер­ное про­стран­ст­во, яв­лен­ное на ней, рас­сказ о со­бы­тии – не са­мо со­бы­тие и т. п.). Х. о. не сов­па­да­ет со сво­ей ве­ще­ст­вен­ной ос­но­вой, хо­тя уз­на­ёт­ся в ней и че­рез неё. «...Вне­эс­те­ти­че­ская при­ро­да ма­те­риа­ла – в от­ли­чие от со­дер­жа­ния – не вхо­дит в эс­те­ти­че­ский объ­ект...», с ней име­ет «...де­ло ху­дож­ник-мас­тер и нау­ка эс­те­ти­ка, но не име­ет де­ла пер­вич­ное эс­те­ти­че­ское со­зер­ца­ние» (Бах­тин М.М. Во­про­сы ли­те­ра­ту­ры и эс­те­ти­ки. М., 1975. С. 46–47). И всё же Х. о. тес­нее сра­щён со сво­им ма­те­ри­аль­ным но­си­те­лем, чем чис­ло и др. иде­аль­ные объ­ек­ты точ­ных на­ук, он ис­поль­зу­ет его им­ма­нент­ные воз­мож­но­сти как зна­ко­вые чер­ты собств. струк­ту­ры; так, ста­туя «без­раз­лич­на» к хи­мич. со­ста­ву мра­мо­ра, но не к его фак­ту­ре и от­тен­ку; метр сти­ха от­но­си­тель­но «без­раз­ли­чен» к ре­че­во­му на­пол­не­нию сти­хотв. стро­ки, но не­без­раз­ли­чен к «узо­ру» сло­вес­ных уда­ре­ний и иг­ре сло­во­раз­де­лов.

В се­мио­тич. ас­пек­те Х. о. и есть знак, т. е. сред­ст­во смы­сло­вой ком­му­ни­ка­ции в рам­ках дан­но­го куль­тур­но­го по­ля. С этой точ­ки зре­ния Х. о. – факт ус­лов­но­го бы­тия, ис­хо­дя­щий от твор­ца и реа­ли­зуе­мый в во­об­ра­же­нии ре­ци­пи­ен­та, вла­дею­ще­го «клю­чом», куль­тур­ным ко­дом для его опо­зна­ния и ура­зу­ме­ния (так, что­бы впол­не по­нять смысл тра­ди­ци­он­но­го япон. или кит. те­ат­раль­но­го пред­став­ле­ния, нуж­но зна­ком­ст­во с осо­бым язы­ком жес­тов и поз; для вос­при­ятия ки­но­филь­ма тре­бу­ет­ся эле­мен­тар­ная при­выч­ка к язы­ку ки­но, напр. по­ни­ма­ние функ­ции круп­ных пла­нов, ко­то­рые на за­ре ки­не­ма­то­гра­фа пу­га­ли не­под­го­тов­лен­ных зри­те­лей, и т. д.). По­это­му в ма­те­ри­аль­ной дан­но­сти Х. о. соб­ст­вен­но об­ра­зо­со­зи­даю­щи­ми ока­зы­ва­ют­ся те уже вы­де­лен­ные из при­род­но­го ря­да эле­мен­ты (напр., не звук аку­сти­ки, а тон как эле­мент ла­до­вой сис­те­мы), ко­то­рые при­над­ле­жат язы­ку дан­но­го иск-ва, обу­слов­лен­но­му «куль­тур­ным со­гла­ше­ни­ем» или эс­те­тич. тра­ди­ци­ей.

В гно­сео­ло­гич. ас­пек­те Х. о. есть вы­мы­сел, сбли­жаю­щий­ся с та­кой раз­но­вид­но­стью по­знаю­щей мыс­ли, как до­пу­ще­ние; ещё Ари­сто­тель за­ме­тил, что фак­ты иск-ва от­но­сят­ся к об­лас­ти ве­ро­ят­но­го, о бы­тии ко­то­ро­го нель­зя ска­зать ни «да» ни «нет». До­пу­ще­ни­ем, ги­по­те­зой Х. о. мо­жет быть толь­ко вслед­ст­вие сво­ей иде­аль­но­сти и во­об­ра­жае­мо­сти; так, изо­бра­жён­ное на жи­во­пис­ном по­лот­не, в от­ли­чие от са­мо­го по­лот­на, не ло­ка­ли­зо­ва­но в ре­аль­ном про­стран­ст­ве и вре­ме­ни, ос­та­ва­ясь как бы чис­той воз­мож­но­стью. Вме­сте с тем Х. о. – до­пу­ще­ние осо­бо­го ро­да, вну­шае­мое ху­дож­ни­ком с мак­си­маль­ной чув­ст­вен­ной убе­ди­тель­но­стью. С этим свя­за­на эс­те­тич. сто­рона Х. о. – спло­че­ние, вы­свет­ле­ние и «ожив­ле­ние» ма­те­риа­ла си­ла­ми смы­сло­вой ак­цен­туа­ции.

В соб­ст­вен­но эс­те­тич. ас­пек­те Х. о. пред­став­ля­ет­ся це­ле­со­об­раз­ным жиз­не­по­доб­ным ор­га­низ­мом, в ко­то­ром нет слу­чай­но прив­не­сён­но­го, ме­ха­ни­че­ски слу­жеб­но­го и ко­то­рый про­из­во­дит впе­чат­ле­ние кра­со­ты имен­но вви­ду со­вер­шен­но­го един­ст­ва и ко­неч­ной ос­мыс­лен­но­сти сво­их час­тей. Ав­то­ном­ное, за­вер­шён­ное бы­тие ху­дож. дей­ст­ви­тель­но­сти ука­зы­ва­ет на сход­ст­во его с жи­вой ин­ди­ви­ду­аль­но­стью, дос­ти­гае­мое, од­на­ко, бла­го­да­ря изо­ли­рую­щей си­ле вы­мыс­ла и вы­клю­чен­но­сти из ре­аль­но­го ря­да: «жиз­не­по­до­бие» Х. о. свя­за­но с его во­об­ра­жае­мым бы­ти­ем.

Ес­ли в ка­че­ст­ве «ор­га­низ­ма» Х. о. ав­то­но­мен и в ка­че­ст­ве иде­аль­но­го пред­ме­та объ­ек­ти­вен (по­доб­но чис­лу или фор­му­ле), то в ка­че­ст­ве до­пу­ще­ния он субъ­ек­ти­вен, а в ка­че­ст­ве зна­ка меж­субъ­ек­ти­вен, ком­му­ни­ка­ти­вен, реа­ли­зу­ем в хо­де «диа­ло­га» ме­ж­ду ав­то­ром-ху­дож­ни­ком и ад­ре­са­том.

Струк­тур­ное мно­го­об­ра­зие ви­дов Х. о. с из­вест­ным ог­руб­ле­ни­ем сво­дит­ся к двум ба­зо­вым прин­ци­пам – ме­то­ни­мии (часть или при­знак вме­сто це­ло­го) и ме­та­фо­ры (ас­со­циа­тив­ное со­пря­же­ние раз­ных объ­ек­тов); на идей­но-смы­сло­вом уров­не этим двум прин­ци­пам со­от­вет­ству­ют два спо­со­ба ху­дож. обоб­ще­ния (ме­та­фо­ре – сим­вол, ме­то­ни­мии – тип, см. Ти­по­ло­гия). К ме­то­ни­мии тя­го­те­ет Х. о. в изо­бра­зит. ис­кус­ст­вах, т. к. лю­бое вос­соз­да­ние зри­мо­го бы­тия со­вер­ша­ет­ся с упо­ром на ос­нов­ные, с точ­ки зре­ния ху­дож­ни­ка, и до­пус­кае­мые при­ро­дой ма­те­риа­ла ли­нии, фор­мы, де­та­ли, ко­то­рые пред­ста­ви­тель­ст­ву­ют от име­ни под­ра­зу­ме­вае­мо­го це­ло­го и за­ме­ща­ют его. Ме­та­фо­рич. со­пря­же­ние, пе­ре­нос про­яв­ля­ют­ся пре­иму­ще­ст­вен­но в вы­ра­зит. ис­кус­ст­вах – ли­рич. по­эзии («по­эт из­да­ле­ка за­во­дит речь»), му­зы­ке; эс­те­тич. объ­ект ро­ж­да­ет­ся здесь как бы на гра­ни со­пря­гае­мо­го, из «пе­ре­се­че­ния» об­раз­ных дан­ных («Об­раз вхо­дит в об­раз, и пред­мет се­чёт пред­мет» – Б. Л. Пас­тер­нак).

Связь ор­га­ни­ки и схе­ма­ти­ки в Х. о. мо­жет быть уяс­не­на че­рез по­ня­тие внут­рен­ней фор­мы, спе­ци­фи­че­ски пе­ре­ос­мыс­лен­ное А. А. По­теб­нёй при­ме­ни­тель­но к по­эти­ке. Внут­рен­няя фор­ма Х. о. – это един­ст­во из­бран­но­го ху­дож­ни­ком пред­ме­та или те­мы с их эс­те­ти­чески ве­ду­щим при­зна­ком, с тем ин­ди­ви­ду­аль­ным «окош­ком», че­рез ко­то­рое ав­тор смот­рит на объ­ек­ти­ви­ро­ван­ный плод сво­его во­об­ра­же­ния. Так, сло­во­об­раз «лёг­кое ды­ха­ние» в од­но­им. рас­ска­зе И. А. Бу­ни­на, гла­вен­ст­вуя со сто­ро­ны внут­рен­ней фор­мы, обес­пе­чи­ва­ет вну­шае­мую ав­то­ром по­эти­за­цию ге­рои­ни да­же во­пре­ки «объ­ек­тив­но» ком­про­ме­ти­рую­ще­му её сю­же­ту, хо­тя и не те­ря­ет един­ст­ва с по­след­ним (см. ана­лиз Л. С. Вы­гот­ско­го в его кн.: «Пси­хо­ло­гия ис­кус­ст­ва». 2-е изд. М., 1968. Гл. 7). Внут­рен­няя фор­ма Х. о. не­сёт не­из­гла­ди­мый след ху­дож. идео­ло­гии ав­то­ра, его лич­ной, а зна­чит, от­но­си­тель­ной оцен­ки дей­ст­ви­тель­но­сти. Но как «ор­га­низм», сфор­ми­ро­ван­ный по прин­ци­пу ви­ди­мо­го ожи­во­тво­ре­ния ма­те­риа­ла, Х. о. яв­ля­ет аре­ну пре­об­ра­жён­но­го бы­тия, бла­го­да­ря че­му ху­дож. до­пу­ще­ние (в от­ли­чие от от­бра­сы­вае­мых раз­ви­ти­ем нау­ки до­пу­ще­ний) со­хра­ня­ет не­пре­хо­дя­щую цен­ность, да­же ес­ли ис­то­рич. ог­ра­ни­чен­ность его твор­ца пред­ста­вит­ся оче­вид­ной.

Фик­си­ро­ван­ные внутр. фор­мой Х. о. ус­та­но­воч­ные мо­мен­ты об­ле­че­ны в нём сти­хи­ей «не­пол­ной оп­ре­де­лён­но­сти» (Р. Ин­гар­ден), по­лу­яв­лен­но­сти. В этом не­кая ро­ко­вая «не­дос­та­точ­ность» Х. о. по срав­не­нию с ре­аль­но­стью жиз­нен­но­го фак­та (иск-во стре­мит­ся стать дей­ст­ви­тель­но­стью, но раз­би­ва­ет­ся о соб­ст­вен­ные гра­ни­цы), но так­же и пре­иму­ще­ст­во, обес­пе­чи­ваю­щее его мно­го­знач­ность в на­бо­ре вос­пол­няю­щих ис­тол­ко­ва­ний, пре­дел ко­то­рым ус­та­нав­ли­ва­ет лишь пре­ду­смот­рен­ная ху­дож­ни­ком ак­цен­туа­ция.

Ха­рак­тер­ный для фран­цуз­ских (Р. Барт, М. Фу­ко, Ж. Дер­ри­да и др.) и за­тем анг­ло-аме­ри­кан­ских («Ма­ни­фест йель­ской шко­лы», Т. Игл­тон и др.) тео­ре­ти­ков по­стмо­дер­низ­ма от­каз от ор­га­низ­ми­че­ской и пер­со­на­ли­ст­ской тра­ди­ций в по­ни­ма­нии Х. о. и под­ход к не­му как не­са­мо­сто­ят. фраг­мен­ту без­раз­мер­но­го «тек­ста» куль­ту­ры («ин­тер­тек­сту­аль­ность», «смерть ав­то­ра»), по­пыт­ки «де­кон­ст­рук­ции» ав­тор­ских на­ме­ре­ний и за­дач как са­мо­про­ти­во­ре­чи­вых и не­дос­то­вер­ных от­кры­ва­ют до­ро­гу для не­ог­ра­ни­чен­но-про­из­воль­ных ин­тер­пре­та­ций про­из­ве­де­ния иск-ва, вне к.-л. кри­те­ри­ев его аде­к­ват­но­го ис­тол­ко­ва­ния. В по­след­нее вре­мя аль­тер­на­тив­ное этим под­хо­дам объ­яс­не­ние «тек­сто­вых» сов­па­де­ний и пе­ре­кли­чек в «боль­шом вре­ме­ни» ми­ро­вой куль­ту­ры пред­ло­жил С. Г. Бо­ча­ров (см. его кни­ги: «Сю­же­ты рус­ской ли­те­ра­ту­ры», 1999; «Ге­не­ти­че­ская па­мять ли­те­ра­ту­ры», 2012).

Лит.: Ин­гар­ден Р. Ис­сле­до­ва­ния по эс­те­ти­ке. М., 1962; Эй­хен­ба­ум Б. М. Ме­ло­ди­ка рус­ско­го ли­ри­че­ско­го сти­ха // Эй­хен­ба­ум Б. М. О по­эзии. Л., 1969; Га­чев Г. Д. Жизнь ху­до­же­ст­вен­но­го соз­на­ния: очер­ки по ис­то­рии об­раза. М., 1972; По­теб­ня А. А. Эс­те­ти­ка и по­эти­ка. М., 1976; Walton K. L. Mimesis as make-believe: On the foundations of the representational arts. Camb., 1990; Фу­ко М. Сло­ва и ве­щи. Ар­хео­ло­гия гу­ма­ни­тар­ных на­ук. СПб., 1994; Кол­лин­гвуд Р.Дж. Прин­ци­пы ис­кус­ст­ва. М., 1999; Па­ноф­ский Э. Idea. К ис­то­рии по­ня­тия в тео­ри­ях ис­кус­ст­ва от ан­тич­но­сти до клас­си­циз­ма. СПб., 1999; он же. Этю­ды по ико­но­ло­гии. СПб., 2009; Ау­эр­бах Э. Ми­ме­сис. Изо­бра­же­ние дей­ст­ви­тель­но­сти в за­пад­но­ев­ро­пей­ской ли­те­ра­ту­ре. М., 2000; Ри­кёр П. Вре­мя и рас­сказ. М.; СПб., 2000. Т. 1–2; Ты­ня­нов Ю. Н. Про­бле­ма сти­хо­твор­но­го язы­ка // Ты­ня­нов Ю. Н. Ли­те­ра­тур­ная эво­лю­ция. М., 2002; Вейд­ле В. Эм­брио­ло­гия по­эзии. Ста­тьи по по­эти­ке и тео­рии ис­кус­ст­ва. М., 2002; Мар­ты­нов В. И. Ко­нец вре­ме­ни ком­по­зи­то­ров. М., 2002; он же. Пе­ст­рые пру­тья Иа­ко­ва. М., 2010; Бах­тин М. М. Ав­тор и ге­рой в эс­те­ти­че­ской дея­тель­но­сти // Бах­тин М. М. Собр. соч. М., 2003. Т. 1; Шпет Г. Г. Ис­кус­ст­во как вид зна­ния: Избр. тру­ды по фи­ло­со­фии куль­ту­ры. М., 2007; Ран­сь­ер Ж. Судь­ба об­ра­зов // Ран­сь­ер Ж. Раз­де­ляя чув­ст­вен­ное. СПб., 2007; Зедль­майр Х. Ут­ра­та се­ре­ди­ны. М., 2008; Ло­сев А. Ф. Диа­лек­ти­ка ху­до­же­ст­вен­ной фор­мы. М., 2010; Марь­он Ж.-Л. Пе­ре­кре­стья ви­ди­мо­го. М., 2010; What is an image? / Ed. by J. Elkins. University Park, 2011; Aumont J. L’image. 3 éd. P., 2011; Пет­ров­ская Е. В. Тео­рия об­раза. М., 2012; Об­раз и сим­вол в иу­дей­ской, хри­сти­ан­ской и му­суль­ман­ской тра­ди­ции. М., 2015. См. так­же лит. при стать­ях Сим­вол, Ис­кус­ст­во.

Вернуться к началу