Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

НРА́ВСТВЕННОСТЬ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 23. Москва, 2013, стр. 368-370

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. А. Гусейнов

НРА́ВСТВЕННОСТЬ, ос­мыс­лен­ность че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти в той ме­ре, в ка­кой она за­ви­сит от ре­ше­ний са­мо­го дей­ст­вую­ще­го субъ­ек­та и во­пло­ща­ет­ся в его от­вет­ст­вен­ном су­ще­ст­во­ва­нии. На­ря­ду с тер­ми­ном «Н.», вос­хо­дя­щим к цер­ков­но­сла­вян­ско­му сло­ву «нрав», об­ще­му обо­зна­че­нию во­ле­вых свойств и по­ве­ден­че­ских на­вы­ков че­ло­ве­ка, в кон. 18 в. с ана­ло­гич­ным зна­че­ни­ем в рус. язы­ке по­яв­ля­ет­ся лат. сло­во «мо­раль», а с нач. 19 в. – сло­во эти­ка, упот­реб­ляе­мое так­же в зна­че­нии нау­ки, изу­чаю­щей Н. (мо­раль).

Струк­ту­ра Н. за­да­на по­ляр­но­стью до­б­ра и зла, вы­ра­жаю­щих про­ти­во­по­лож­ные век­то­ры соз­нат. дей­ст­вий че­ло­ве­ка: доб­ро – то, к че­му он на­ме­рен­но стре­мит­ся; зло – то, че­го он на­ме­рен­но из­бе­га­ет. В мно­го­об­ра­зии це­лей, управ­ляю­щих дей­ст­вия­ми че­ло­ве­ка, вы­де­ля­ет­ся са­мая об­щая и важ­ная цель, оп­ре­де­ляю­щая со­бой сис­те­му всех ос­таль­ных це­лей и вы­сту­паю­щая в ка­че­ст­ве выс­ше­го бла­га. Соз­на­тель­ное ори­ен­ти­ро­ва­ние по­ве­де­ния на выс­шее бла­го за­да­ёт ему век­тор до­б­ра и оп­ре­де­ля­ет нравств. энер­гию че­ло­ве­ка. Все лю­ди стре­мят­ся к бла­гу (до­б­ру), но по­ни­ма­ют его по-раз­но­му. Воз­ни­ка­ет про­бле­ма со­пос­тав­ле­ния раз­ных взгля­дов на один и тот же пред­мет, рас­смот­ре­ния нравств. пред­поч­те­ний под уг­лом зре­ния их ис­тин­но­сти.

Мно­го­об­ра­зие кон­крет­ных пред­став­ле­ний о выс­шем бла­ге ещё древ­ни­ми фи­ло­со­фа­ми бы­ло све­де­но к трём осн. ва­ри­ан­там: стрем­ле­ние к удо­воль­ст­ви­ям; са­мо­ут­вер­жде­ние че­рез гражд. ак­тив­ность; при­об­ще­ние к веч­но­сти (в бо­лее позд­ней фор­му­ли­ров­ке их мож­но обо­зна­чить как жизнь ра­ди се­бя, ра­ди об­ще­ст­ва, ра­ди Бо­га). Нравств. стрем­ле­ние в ка­че­ст­ве стрем­ле­ния к до­б­ру, как бы по­след­нее ни по­ни­ма­лось, име­ет для че­ло­ве­ка са­мо­цен­ный смысл, вы­сту­па­ет вы­ра­же­ни­ем его со­кро­вен­но­го лич­но­ст­но­го на­ча­ла и внутр. дос­то­ин­ст­ва. Про­ти­во­по­лож­ность до­б­ра и зла как ос­но­во­по­ла­гаю­щая цен­но­ст­ная мат­ри­ца со­знат. во­ле­вых уси­лий со­еди­ня­ет ог­ра­ни­чен­ность не­по­средств. по­ве­де­ния че­ло­ве­ка с его иде­аль­ным со­стоя­ни­ем и под­ни­ма­ет его су­ще­ст­во­ва­ние на уро­вень за­да­чи, пред­на­зна­че­ния, мис­сии. Н. пред­став­ля­ет со­бой взгляд че­ло­ве­ка на свои ре­ше­ния и по­ступ­ки с точ­ки зре­ния то­го, ка­ки­ми бы он хо­тел их ви­деть и ка­ки­ми бы они бы­ли, ес­ли бы за­ви­се­ли це­ли­ком от его во­ли и со­от­вет­ст­во­ва­ли иде­аль­ным пред­став­ле­ни­ям.

Н. пред­став­ля­ет со­бой един­ст­во ин­ди­ви­ду­аль­но­го и все­об­ще­го – вы­ра­жа­ет на­ме­рен­но реа­ли­зуе­мый лич­но­ст­ный смысл жиз­не­дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка и од­но­вре­мен­но с этим име­ет об­ще­зна­чи­мую, уни­вер­саль­ную при­ро­ду. Со­от­вет­ст­вен­но она рас­чле­ня­ет­ся на ин­ди­ви­ду­аль­но-лич­но­ст­ные и объ­ек­ти­ви­ро­ван­но-без­лич­ные фор­мы.

Ин­ди­ви­ду­аль­но-лич­но­ст­ные фор­мы Н. мож­но обоб­щить в по­ня­тии нра­ва (ха­рак­те­ра, ду­шев­но­го строя) че­ло­ве­ка, ко­то­рый вклю­ча­ет в се­бя: а) об­щий цен­но­ст­ный смысл, в си­лу ко­то­ро­го его на­зы­ва­ют до­б­рым, мяг­ким, сдер­жан­ным, стро­гим, спра­вед­ли­вым или злым, рас­пу­щен­ным, вздор­ным и т. д.; б) внут­рен­ние оце­ноч­ные ме­ха­низ­мы (со­весть, стыд, рас­кая­ние, ви­на или бес­со­ве­ст­ность, бес­стыд­ст­во, нар­цис­сизм и т. д.); в) ус­той­чи­вые на­вы­ки по­ве­де­ния, на­прав­лен­ные на со­вер­ше­ние дос­той­ных и не­дос­той­ных по­ступ­ков в кон­крет­ных сфе­рах жиз­не­дея­тель­но­сти и име­нуе­мые со­от­вет­ст­вен­но доб­ро­де­те­ля­ми и по­ро­ка­ми, ка­ко­вые яв­ля­ют­ся ос­нов­ным сум­ми­рую­щим по­ка­за­те­лем ин­ди­ви­ду­аль­ной Н. Они пред­став­ля­ют со­бой при­об­ре­тён­ные ка­че­ст­ва че­ло­ве­ка, ко­то­рые фор­ми­ру­ют­ся в про­цес­се его дей­ст­вий и ха­рак­те­ри­зу­ют их ис­клю­чи­тель­но в их со­от­не­сён­но­сти с дей­ст­вую­щей лич­но­стью, как ре­зуль­тат её на­ме­рен­но­го вы­бо­ра. На­ко­п­лен­ный ве­ка­ми на­бор доб­ро­де­те­лей мно­го­об­ра­зен, не под­да­ёт­ся ох­ва­ту во всей сво­ей пол­но­те, по­сколь­ку это жи­вой про­цесс, раз­ви­ваю­щий­ся в ка­ж­дом кол­лек­тив­ном и ин­ди­ви­ду­аль­ном опы­те. К че­ты­рём осн. доб­ро­де­те­лям ан­тич­но­сти, опи­сан­ным Пла­то­ном (уме­рен­ность, му­же­ст­во, муд­рость, спра­вед­ли­вость), при­ба­ви­лись ми­ло­сер­дие, во­шед­шее в прак­ти­ку с ми­ро­вы­ми ре­ли­гия­ми (в Ев­ро­пе с хри­сти­ан­ст­вом), в Но­вое вре­мя – то­ле­рант­ность, свя­зан­ная с де­мо­кра­тич. стро­ем жиз­ни.

Объ­ек­ти­ви­ро­ван­но-без­лич­ные фор­мы Н. сум­ми­ру­ют­ся в по­ня­тии об­ществ. Н., в ко­то­рой мож­но вы­чле­нить: а) нра­вы – прак­ти­куе­мые в той или иной об­ществ. сре­де ус­той­чи­вые фор­мы пуб­лич­но­го по­ве­де­ния; б) ка­но­ны оцен­ки, под­дер­жи­вае­мые об­ще­ст­вен­ным мне­ни­ем и об­ще­при­знан­ны­ми об­раз­ца­ми по­ве­де­ния (долж­ны­ми ли­бо пре­до­су­ди­тель­ны­ми); в) нор­мы, за­даю­щие кри­те­рии по­ве­де­ния (от уни­вер­саль­ных прин­ци­пов до пра­вил эти­ке­та). В ка­че­ст­ве ис­ход­но­го пунк­та и ба­зис­но­го ос­но­ва­ния нравств. нор­мы пре­тен­ду­ют на ста­тус аб­со­лют­но­го за­ко­на, не знаю­ще­го к.-л. ис­клю­че­ний, обя­за­тель­но­го для лю­дей не­за­ви­си­мо от лю­бых раз­ли­чий ме­ж­ду ни­ми. Они опи­ра­ют­ся на ав­то­но­мию во­ли и по­то­му не рас­чле­ня­ют­ся на объ­ект и субъ­ект: пред­по­ла­га­ет­ся, что нравств. нор­мы, ко­то­рым без­ус­лов­но дол­жен под­чи­нять­ся че­ло­век, за­да­ёт се­бе он сам, по­сколь­ку ве­дёт се­бя аде­к­ват­но сво­ей при­ро­де ра­зум­но­го и об­ществ. су­ще­ст­ва.

Без­ус­лов­ность, уни­вер­саль­ность (об­ще­зна­чи­мость) и ав­то­ном­ность – ре­аль­ные ха­рак­те­ри­сти­ки Н., как они пред­став­ле­ны и об­на­ру­жи­ва­ют свою дей­ст­вен­ность в об­ществ. соз­на­нии. Имен­но в та­ком ка­че­ст­ве они ко­ди­фи­ци­ро­ва­ны в та­ких об­ще­при­знан­ных сво­дах, как Де­ка­лог Мои­сея, На­гор­ная про­по­ведь Ии­су­са Хри­ста, но­во­ев­ро­пей­ские дек­ла­ра­ции прав че­ло­ве­ка; в пер­вых двух слу­ча­ях они за­яв­ле­ны как за­по­ве­ди Бо­га, в треть­ем – в ка­че­ст­ве са­мо­оче­вид­ных ес­теств. ис­тин. Сам без­ус­лов­ный и, как пра­ви­ло, са­кра­ли­зо­ван­ный спо­соб вклю­чён­но­сти Н. в куль­ту­ру оз­на­ча­ет при­зна­ние то­го, что не су­ще­ст­ву­ет лю­дей, ко­то­рые в си­лу к.-л. дос­то­инств име­ли бы пре­иму­ществ. пра­во го­во­рить от име­ни мо­ра­ли и сто­ять на её стра­же, как и не су­ще­ст­ву­ет лю­дей, ко­то­рые в си­лу сво­их не­дос­тат­ков или ни­что­же­ст­ва бы­ли бы от­лу­че­ны от обя­за­тельств, на­ла­гае­мых Н. на них и по от­но­ше­нию к ним. Все лю­ди без ис­клю­че­ния име­ют оди­на­ко­вое пра­во апел­ли­ро­вать к Н. как к выс­шей ин­стан­ции, при­даю­щей че­ло­ве­че­скую ле­ги­тим­ность их по­ве­де­нию. Из­на­чаль­ность и аб­со­лют­ность Н. пред­по­ла­га­ют не­ог­ра­ни­чен­ное мно­го­об­ра­зие её ин­тер­пре­та­ций и кон­кре­ти­за­ций в об­ществ. опы­те. Об­ществ. прак­ти­ка да­ёт мно­го сви­де­тельств зло­упо­т­реб­ле­ния мо­раль­ны­ми оцен­ка­ми и кри­те­рия­ми, ко­гда отд. ин­ди­ви­ды и ин­сти­ту­ты своё по­ни­ма­ние Н. вы­да­ют за един­ст­вен­но ис­тин­ное и узур­пи­ру­ют на этом ос­но­ва­нии пра­во вер­шить нравств. суд в об­ще­ст­ве (фа­ри­сей­ст­во, став­шее на­ри­цат. обо­зна­че­ни­ем нравств. ли­це­ме­рия, яв­ля­ет­ся сво­его ро­да не­уст­ра­ни­мым про­кля­ти­ем об­ще­ст­вен­ной Н.). Мо­ра­ли­зи­рую­щий ин­ди­вид (напр., Тар­тюф) – один из из­люб­лен­ных са­ти­рич. ти­пов ху­дож. ли­те­ра­ту­ры.

Индивидуально-лич­но­ст­ные и объ­ек­ти­ви­ро­ва­нно-без­лич­ные фор­мы Н. ста­ли от­прав­ным пунк­том двух её разл. ис­то­рич. кон­фи­гу­ра­ций – это­сов ари­сто­кра­ти­че­ско­го и бюр­гер­ско­го.

Не­со­мнен­ный при­ори­тет в Н. име­ют лич­но­ст­ные фор­мы, и это ка­са­ет­ся Н. не толь­ко ин­ди­ви­ду­аль­ной, но и об­ще­ст­вен­ной, об­на­ру­жи­ваю­щей свою дей­ст­вен­ность по пре­иму­ще­ст­ву в зо­нах лич­но­ст­но­го при­сут­ст­вия – в си­туа­ци­ях, ход и ис­ход ко­то­рых нель­зя за­ра­нее про­кон­тро­ли­ро­вать и ко­то­рые по­это­му пря­мо за­ви­сят от нравств. ка­честв во­вле­чён­ных в них лю­дей, когда от них тре­буется, по­ми­мо проф. зна­ний и на­вы­ков, так­же яс­но вы­ра­жен­ная лич­но­ст­ная по­зи­ция, ре­ши­мо­сть, спо­соб­но­сть брать на се­бя от­вет­ст­вен­ность.

Са­ми по се­бе доб­ро­де­те­ли и нор­мы не мо­гут га­ран­ти­ро­вать нравств. доб­ро­ка­че­ст­вен­ность по­ве­де­ния. Во-пер­вых, в по­ступ­ке че­ло­ве­ка нравств. мо­ти­вы пе­ре­пле­те­ны со мно­ги­ми дру­ги­ми, нравств. нор­мы яв­ле­ны в един­ст­ве с обы­чая­ми, пра­во­вы­ми ус­та­нов­ле­ния­ми, про­фес­сио­наль­ны­ми и др. пред­пи­са­ния­ми. Нравств. мо­ти­вы ав­то­ном­ны по от­но­ше­нию ко всем дру­гим, пред­мет­но обу­слов­лен­ным мо­ти­вам, воз­вы­ша­ясь над ни­ми в ка­че­ст­ве их окон­чат. санк­ции, и по­это­му воз­мож­ны си­туа­ции, ко­гда дей­ст­вие, вы­год­ное для ин­ди­ви­да, им же са­мим при­зна­ёт­ся не­дос­той­ным. В то же вре­мя нравств. мо­ти­вы ли­ше­ны са­мо­стоя­тель­но­сти, их дей­ст­вие все­гда опо­сре­до­ва­но дру­ги­ми, эм­пи­ри­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ны­ми мо­ти­ва­ми. Во-вто­рых, нравств. мо­ти­вы, по­зво­ляя ква­ли­фи­ци­ро­вать по­ступ­ки по нравств. кри­те­рию, ни­че­го не го­во­рят о том, что и как дол­жен де­лать тот или иной ин­ди­вид в той кон­крет­ной си­туа­ции, в ко­то­рой он на­хо­дит­ся. В по­ступ­ке – ос­нов­ном и спе­ци­фи­че­ском для Н. спо­со­бе ос­вое­ния ми­ра – важ­но раз­ли­чать со­дер­жа­ние по­ступ­ка и сам факт его со­вер­ше­ния. Со­дер­жа­ние по­ступ­ка яв­ля­ет­ся пред­ме­том спец. от­вет­ст­вен­но­сти, ко­то­рая оп­ре­де­ля­ет­ся зна­ния­ми (в т. ч. этич. ре­ко­мен­да­ция­ми и пре­дос­те­ре­же­ния­ми), на­вы­ка­ми, опы­том и др. фак­то­ра­ми, оп­ре­де­ляю­щи­ми его обос­но­ван­ность и це­ле­со­об­раз­ность. Од­на­ко из спец. от­вет­ст­вен­но­сти, го­во­ря­щей о воз­мож­но­сти, ус­ло­ви­ях и спо­со­бах со­вер­ше­ния по­ступ­ка, ещё нель­зя сде­лать за­клю­че­ние о том, дол­жен или нет дан­ный ин­ди­вид со­вер­шить его. Это пред­мет нравств. от­вет­ствен­но­сти, и един­ст­вен­ным ос­но­ва­ни­ем со­вер­ше­ния по­ступ­ка яв­ля­ет­ся ре­ше­ние кон­крет­ной лич­но­сти со­вер­шить его. В этом со­сто­ит свое­об­ра­зие нравств. от­вет­ст­вен­но­сти в от­ли­чие от от­вет­ст­вен­но­сти спе­ци­аль­ной: «Не со­дер­жа­ние обя­за­тель­ст­ва ме­ня обя­зы­ва­ет, а моя под­пись под ним» (Бах­тин М. М. Собр. соч. М., 2003. Т. 1. С. 37). Ре­ше­ние со­вер­шить по­сту­пок, при­ня­тие кон­крет­ной лич­но­стью всей от­вет­ст­вен­но­сти за не­го ав­то­ном­но по от­но­ше­нию ко всем свя­зан­ным с его со­дер­жа­ни­ем со­об­ра­же­ни­ям, но по­сле то­го как это ре­ше­ние при­ня­то, эти со­об­ра­же­ния ста­но­вят­ся оп­ре­де­ляю­щи­ми: нравств. от­вет­ст­вен­ность по­лу­ча­ет своё про­дол­же­ние в спе­ци­аль­ной от­вет­ст­вен­но­сти, хо­тя и не вы­те­ка­ет из неё (ни­ка­кая нау­ка не мо­жет со­об­щить ин­ди­ви­ду, ко­гда ка­кой по­сту­пок ему на­до со­вер­шить, что­бы он не­со­мнен­но был нрав­ст­вен­ным).

Та­ким об­ра­зом, не су­ще­ст­ву­ет осо­бо­го клас­са по­ступ­ков и ви­дов дея­тель­но­сти, ко­то­рые все­гда не­из­мен­но мог­ли бы счи­тать­ся без­оши­боч­ны­ми кри­те­рия­ми нравств. зре­ло­сти че­ло­ве­ка и об­ще­ст­ва (так, да­же де­ла ми­ло­сер­дия мо­гут в ря­де слу­ча­ев но­сить по­каз­ной, ли­це­мер­ный ха­рак­тер). При этом Н. не за­мы­ка­ет­ся на об­ласть на­ме­ре­ний, от­сут­ст­вие осо­бо­го клас­са нравств. по­ступ­ков оз­на­ча­ет, что в зо­не нрав­ст­вен­но от­вет­ст­вен­но­го су­ще­ст­во­ва­ния на­хо­дят­ся все по­ступ­ки в той ме­ре, в ка­кой они вос­хо­дят к лич­но­сти как к сво­ему ис­точ­ни­ку.

Труд­ней­ший для прак­ти­ки ин­ди­ви­ду­аль­ной и об­ществ. жиз­ни, как и для фи­лос.-этич. тео­рии, во­прос со­сто­ит в сле­дую­щем: на­сколь­ко обос­но­ван­на ин­ди­ви­ду­аль­ная нравств. от­вет­ст­вен­ность лично­сти (в осо­бен­но­сти соз­на­ние и чув­ст­во ви­ны) за дей­ст­вия, ко­то­рые хо­тя и со­вер­ша­ют­ся с её уча­сти­ем, но, тем не ме­нее, обу­слов­ле­ны не­за­ви­си­мы­ми от неё объ­ек­тив­ны­ми при­чи­на­ми? И ка­ко­ва ме­ра та­кой от­вет­ст­вен­но­сти? Внут­рен­нее вос­при­ятие ин­ди­ви­дом сво­его объ­ек­тив­но обу­слов­лен­но­го дей­ст­вия в ка­че­ст­ве сво­бод­но из­бран­но­го по­ступ­ка, за ко­то­рый он чув­ст­ву­ет лич­ную от­вет­ст­вен­ность и ко­то­рый мо­жет быть вме­нён ему в ви­ну, обос­но­ва­но тем жё­ст­ким фак­том, что он мог бы его не со­вер­шать. Имен­но эта спо­соб­ность не со­вер­шать то­го, что он счи­та­ет не­дос­той­ным, оп­ре­де­ля­ет ме­ру лич­но­го, нрав­ст­вен­но вме­няе­мо­го от­но­ше­ния че­ло­ве­ка к сво­им дей­ст­ви­ям. Это – центр. пункт для по­ни­ма­ния дей­ст­вен­но­сти Н., ко­то­рая, по за­ме­ча­нию Сар­тра, «ни­ко­гда не го­во­рит о том, что сле­ду­ет де­лать, но все­гда го­во­рит толь­ко о том, че­го ни при ка­ких об­стоя­тель­ст­вах де­лать нель­зя» [Сартр Ж. П. Про­бле­ма це­ли и сред­ст­ва в по­ли­ти­ке (Из «Тет­ра­дей по мо­ра­ли») // Эти­че­ская мысль. 1991. М., 1992. С. 258].

Нравств. тре­бо­ва­ния име­ют по пре­иму­ще­ст­ву фор­му за­пре­тов. Это от­но­сит­ся и к доб­ро­де­те­лям (уме­рен­ность как за­прет на не­воз­дер­жан­ность, чре­во­уго­дие, по­хот­ли­вость; му­же­ст­во как за­прет на тру­сость; муд­рость как за­прет на не­ве­же­ст­во и суе­ве­рие; спра­вед­ли­вость как за­прет на бес­пра­вие; ми­ло­сер­дие как за­прет на на­си­лие; то­ле­рант­ность как за­прет на дис­кри­ми­на­цию лю­дей по ра­со­вым, ре­лиг., по­ли­тич. и др. при­зна­кам), но в ещё боль­шей ме­ре к нор­мам (та­ко­вы Мои­сее­вы за­пре­ты: «не убий!», «не лже­сви­де­тель­ст­вуй!», «не кра­ди!», «не пре­лю­бо­дей­ст­вуй!» и др., про­дол­жаю­щая их На­гор­ная про­по­ведь так­же ре­зю­ми­ру­ет­ся в зо­ло­тое пра­ви­ло, за­пре­щаю­щее че­ло­ве­ку де­лать то, что тот осу­ж­да­ет в дру­гих, и др.). За­пре­ты за­да­ют гра­ни­цы ме­ж­ду про­стран­ст­ва­ми соб­ст­вен­но че­ло­ве­че­ско­го су­ще­ст­во­ва­ния и об­рам­ляю­щи­ми их зо­на­ми ди­ко­сти (так, удов­ле­тво­рять об­щие с жи­вот­ны­ми ес­теств. по­треб­но­сти по-че­ло­ве­че­ски оз­на­ча­ет не удов­ле­тво­рять их так, как это де­ла­ют жи­вот­ные). Толь­ко за­пре­ты мо­гут стать уни­вер­саль­но дей­ст­вен­ны­ми в мас­шта­бе че­ло­ве­че­ст­ва, т. к. дос­та­точ­ной га­ран­ти­ей их об­ще­зна­чи­мо­сти мо­жет быть спо­соб­ность лю­дей при­знать их в этом ка­че­ст­ве. В си­лу сво­их эм­пи­рич. раз­ли­чий ин­ди­ви­ды не мо­гут со­вер­шать од­ни и те же по­ступ­ки, но они мо­гут не со­вер­шать од­ни и те же по­ступ­ки, от­но­си­тель­но со­во­куп­но­сти ко­то­рых они при­шли к со­гла­сию не со­вер­шать их. В слу­чае за­пре­тов лю­ди вы­сту­па­ют в ка­че­ст­ве ра­зум­ных су­ществ: на­ли­чие соз­нат. во­ли яв­ля­ет­ся дос­та­точ­ным ос­но­ва­ни­ем их дее­спо­соб­но­сти. В дан­ном от­но­ше­нии по­ка­за­тель­ны пи­ще­вые за­пре­ты, ши­ро­ко прак­ти­ко­вав­шие­ся в ка­че­ст­ве нравств. тре­бо­ва­ний: в пи­фа­го­рей­ском со­юзе су­щест­во­ва­ло обя­за­тель­ст­во не есть бо­бо­вых; од­ной из опор му­сульм. об­щи­ны и об­щи­ны иу­де­ев яв­ля­ет­ся за­прет на сви­ни­ну; ве­ге­та­ри­ан­цев объ­е­ди­ня­ет от­каз от мяс­ной пи­щи и т. п. В слу­чае осу­ще­ст­в­лён­но­го за­пре­та на­ме­ре­ние сов­па­да­ет с по­ступ­ком, ко­то­рый со­сто­ит в от­сут­ст­вии та­ко­во­го, яв­ля­ет­ся не­га­тив­ным.

В куль­ти­ви­ро­ва­нии нравств. за­пре­тов и не­га­тив­ных по­ступ­ков ду­хов­но-нрав­ст­вен­ное на­ча­ло че­ло­ве­ка пря­мо и не­по­сред­ст­вен­но сов­па­да­ет с его дея­тель­ной сущ­но­стью. Че­ло­век сле­ду­ет за­пре­там и ак­тив­но ут­вер­жда­ет се­бя в фор­ме не­га­тив­ных по­ступ­ков то­гда, ко­гда он де­ла­ет это в си­туа­ции со­блаз­нов и ис­ку­ше­ний, в про­ти­во­стоя­нии склон­но­стям и об­стоя­тель­ст­вам, по­бу­ж­даю­щим его со­вер­шить то, что от­ме­ня­ет­ся за­пре­том. Не­га­тив­ный по­сту­пок пред­став­ля­ет со­бой ду­хов­но на­пря­жён­ный акт. Он ро­ж­да­ет­ся в борь­бе, и соз­на­ние нравств. без­ус­лов­но­сти за­пре­та яв­ля­ет­ся его един­ст­вен­ным мо­ти­вом. Че­ло­век реа­ли­зу­ет за­прет на убий­ст­во, ко­гда он име­ет по­треб­ность, же­ла­ние и воз­мож­ность убить, ко­гда он, напр., по­да­ёт ру­ку вра­гу или пре­одо­ле­ва­ет жгу­чее чув­ст­во мес­ти. В за­пре­тах и че­рез за­пре­ты Н. об­на­ру­жи­ва­ет свою глу­бо­кую уко­ре­нён­ность в че­ло­ве­че­ском бы­тии. Ин­ди­вид раз­ви­ва­ет се­бя в нравств. лич­ность, ог­ра­ни­чи­вая раз­ру­шит. сти­хию при­род­ных и со­ци­аль­ных ин­стинк­тов, уме­ряя зов пло­ти, ис­ку­ше­ние вла­сти, жа­ж­ду бо­гат­ст­ва, под­чи­няя свои стра­сти взве­шен­но­му го­ло­су ра­зу­ма.

Нрав­ст­вен­но санк­цио­ни­ро­ван­ная прак­ти­ка во всех сво­их раз­но­вид­но­стях об­рам­ле­на за­пре­та­ми: се­мья – за­пре­том на пре­лю­бо­дея­ние, пра­во­су­дие – за­пре­том на лже­сви­де­тель­ст­во, Ро­ди­на – за­пре­том на из­ме­ну и т. д. На­ря­ду с ни­ми су­ще­ст­ву­ют уни­вер­саль­ные за­пре­ты, ко­то­рые мыс­лят­ся аб­со­лют­ны­ми, без к.-л. ог­ра­ни­че­ний. Та­ко­вы, как ми­ни­мум, за­прет на на­си­лие («не убий!») и за­прет на ложь («не лги!»). Они не­га­тив­но очер­чи­ва­ют бы­тие ин­ди­ви­дов в ка­че­ст­ве нрав­ст­вен­но зре­лых лич­но­стей, субъ­ек­тов ин­ди­ви­ду­аль­но от­вет­ст­вен­но­го по­ве­де­ния, за­пре­щая од­но­му че­ло­ве­ку под­чи­нять се­бе во­лю дру­го­го, будь то пу­тём фи­зич. при­ну­ж­де­ния (на­си­лия) или пу­тём об­ма­на.

Как те­ло че­ло­ве­ка с его на­це­лен­но­стью на удо­воль­ст­вие и от­вра­ще­ни­ем от бо­ли и стра­да­ний не­сёт в се­бе свое­об­раз­ный ме­мо­ран­дум жиз­ни, так и его соз­нат. во­ля, ко­то­рая на­це­ле­на на доб­ро и про­ти­во­сто­ит злу, со­дер­жит в се­бе Н. как свое­об­раз­ный ме­мо­ран­дум че­ло­веч­но­сти, пер­вы­ми дву­мя стать­я­ми ко­то­ро­го, не­со­мнен­но, яв­ля­ют­ся эти кар­ди­наль­ные за­пре­ты, за­клю­чаю­щие в се­бе обя­за­тель­ст­во лю­дей ре­шать все воз­ни­каю­щие ме­ж­ду ни­ми про­бле­мы на ос­но­ве ра­зу­ма и в про­стран­ст­ве ре­чи, на­хо­дить ре­ше­ния, на ко­то­рые по­лу­че­но со­гла­сие всех, ко­го они ка­са­ют­ся.

Нравств. дол­жен­ст­во­ва­ние не ис­чер­пы­ва­ет­ся за­пре­та­ми, хо­тя имен­но в них об­на­ру­жи­ва­ет свою без­ус­лов­ную ка­те­го­рич­ность, аб­со­лют­ность. Ис­клю­чая дей­ст­вия, ко­то­рые ни при ка­ких ус­ло­ви­ях не мо­гут быть со­вмес­ти­мы с Н., за­пре­ты оз­на­ча­ют не­яв­ную нравств. санк­цию на все ос­таль­ные дей­ст­вия. Эта санк­ция ста­но­вит­ся яв­ной в по­зи­тив­ных тре­бо­ва­ни­ях люб­ви к ближ­не­му, че­ст­но­сти, спра­вед­ли­во­сти, доб­ро­со­ве­ст­но­сти, ми­ло­сер­дия и т. д. По­след­ние вы­ра­жа­ют раз­ные ас­пек­ты Н., по су­ти то­ж­де­ст­вен­ны ей и вы­сту­па­ют в ка­че­ст­ве об­щих цен­но­ст­ных ос­но­ва­ний дея­тель­но­сти. Нравств. пред­пи­са­ния прин­ци­пи­аль­но аб­ст­ракт­ны и по­то­му от­но­си­тель­ны: от них (и в этом их от­ли­чие от за­пре­тов) нет пря­мо­го пе­ре­хо­да к по­ступ­кам. Од­но и то же пред­пи­са­ние мо­жет слу­жить оп­рав­да­ни­ем про­ти­во­по­лож­ных ли­ний по­ве­де­ния (так, лю­бовь к оте­че­ст­ву – ар­гу­мент и для во­ен­но­го, и для па­ци­фи­ста; ро­ди­тель­ский долг од­ни ви­дят в стро­гой опе­ке над деть­ми, дру­гие – в снис­хо­ди­тель­но­сти к ним). Апел­ля­ция к Н. как к ис­точ­ни­ку ле­ги­тим­но­сти дей­ст­вий мо­жет быть так­же фор­мой зло­упот­реб­ле­ния ею, иметь де­ма­го­гич. смысл. Во­прос о со­дер­жа­тель­ном на­пол­не­нии об­щих нравств. пред­пи­са­ний ре­ша­ет­ся кон­крет­но (при­ме­ни­тель­но к тем или иным вре­ме­ни, об­ще­ст­ву, сфе­ре дея­тель­но­сти, дей­ст­вую­щим ли­цам и т. д.), яв­ля­ет­ся пред­ме­том и по­сто­ян­ным ис­точ­ни­ком пуб­лич­но­го эти­че­ско­го дис­кур­са.

Лит.: Дроб­ниц­кий О. Г. По­ня­тие мо­ра­ли. М., 1974; Nagel T. The possibility of altruism. Oxf., 1975; Что та­кое мо­раль / Под ред. А. А. Гу­сей­но­ва. М., 1988; Herman B. The practice of moral judgment. Camb. (Mass.), 1993; Мур Дж. При­ро­да мо­раль­ной фи­ло­со­фии. М., 1999; Ма­кин­тайр А. По­сле доб­ро­де­те­ли. М., 2000; Гу­сей­нов А. А. Ве­ли­кие про­ро­ки и мыс­ли­те­ли. Нрав­ст­вен­ные уче­ния от Мои­сея до на­ших дней. М., 2009; Об­ще­ст­вен­ная мо­раль / Под ред. Р. Г. Ап­ре­ся­на. М., 2009. См. так­же лит. при ст. Этос.

Вернуться к началу