Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВЫШЕСЛА́ВЦЕВ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 6. Москва, 2006, стр. 162

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Д. Н. Ляликов, Ю. Н. Попов
Архив «Православной энциклопедии»

ВЫШЕСЛА́ВЦЕВ Бо­рис Пет­ро­вич [3(15). 10.1877, Мо­ск­ва – 5.10.1954, Же­не­ва], рус. фи­ло­соф. Окон­чил юри­дич. ф-т Моск. ун-та (1899). Уче­ник П. И. Нов­го­род­це­ва. Фи­лос. об­ра­зо­ва­ние за­вер­шил в Мар­бур­ге (Гер­ма­ния). Пре­по­да­вал фи­ло­со­фию в Моск. ун-те, моск. Ком­мер­че­ском ин-те и На­род­ном ун-те им. А. Л. Ша­няв­ско­го. В 1922 вы­слан из Сов. Рос­сии, жил в Бер­ли­не, где чи­тал лек­ции в Ре­лиг.-фи­лос. ака­де­мии. С сер. 1920-х гг. в Па­ри­же, ре­дак­тор изд-ва «YMCA-Press», проф. Бо­го­слов­ско­го ин-та (1927–43). Уча­ст­во­вал в эку­ме­нич. дви­же­нии, ак­тив­но со­труд­ни­чал в ос­но­ван­ном Н. А. Бер­дяе­вым ж. «Путь» (1925–40). С 1943 (или с кон. 1940-х гг.) жил в Же­не­ве.

Вслед за Б. Пас­ка­лем, П. Д. Юр­ке­ви­чем и М. Ше­ле­ром В. от­стаи­вал су­ще­ст­во­ва­ние осо­бой «ло­ги­ки серд­ца», не­за­ви­си­мой от «ло­ги­ки ра­зу­ма». В фи­лос. ан­тро­по­ло­гии В. «серд­це» как сверх­соз­на­тель­ный «со­кро­вен­ный центр» лич­но­сти, как «пре­дель­ная глу­би­на че­ло­ве­ка», ко­то­рая «не­по­сти­жи­ма в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни и для не­го са­мо­го» (Вы­ше­слав­цев Б. П. Эти­ка пре­об­ра­жён­но­го Эро­са. М., 1994. С. 272), пред­став­ля­ет выс­шую сту­пень в ие­рар­хич. струк­ту­ре че­ло­ве­ка. В ра­бо­те «Серд­це в хри­сти­ан­ской и ин­дий­ской мис­ти­ке» (1929) В. под­чёр­ки­ва­ет раз­ли­чие в ха­рак­те­ре «мис­ти­че­ско­го со­при­кос­но­ве­ния с Бо­гом» в инд. ре­лиг. умо­зре­нии, ут­вер­ждаю­щем в «глу­би­не серд­ца» им­ма­нент­ное то­ж­де­ст­во Я и Бо­га (Ат­ма­на и Брах­ма­на) и на­хо­дя­щем «бла­жен­ное ус­по­кое­ние в от­ре­шён­ном без­раз­ли­чии», и в хри­сти­ан­ст­ве, где уст­рем­лён­ная к Бо­гу че­ло­ве­че­ская лич­ность со­хра­ня­ет свою из­на­чаль­ную уни­каль­ность в пре­об­ра­жаю­щем её ак­те бо­го­че­ло­ве­че­ской люб­ви. Ис­хо­дя из сфор­му­ли­ро­ван­ной Н. Гарт­ма­ном ан­ти­но­мии нравств. цен­но­стей и че­ло­ве­че­ской сво­бо­ды как про­из­воль­но­го вы­бо­ра, на­прав­ляю­ще­го че­ло­ве­че­скую дея­тель­ность на осу­ще­ст­в­ле­ние цен­но­стей ли­бо на про­ти­во­бор­ст­во им (от­но­ше­ние ме­ж­ду цен­но­стя­ми и сво­бо­дой, по В., – это от­но­ше­ние «ком­па­са» и «ру­ля»), раз­ре­ше­ние этой ан­ти­но­мии В. ви­дел в хри­сти­ан­ской эти­ке: бла­го­дат­ный при­зыв, ис­хо­дя­щий от Бо­га, пре­об­ра­жа­ет сво­бо­ду про­из­во­ла в сво­бо­ду в до­б­ре («Эти­ка пре­об­ражён­но­го Эро­са», 1931). Нор­ма­тив­ной эти­ке «за­ко­на» (вет­хо­за­вет­ная эти­ка, эти­ка И. Кан­та) В. про­ти­во­пос­та­вил но­во­за­вет­ную эти­ку «бла­го­да­ти» как эти­ку «сво­бо­ды»: за­кон толь­ко по­дав­ля­ет аф­фек­ты, хао­тич. под­соз­на­тель­ные вле­че­ния (про­во­ци­руя ир­ра­цио­наль­ное про­ти­во­бор­ст­во), но не пре­об­ра­жа­ет их в лю­бовь к выс­шим цен­но­стям, как это де­ла­ет бла­го­дать. Си­лой, фор­ми­рую­щей («суб­ли­ми­рую­щей») под­соз­на­тель­ные вле­че­ния, эро­ти­че­ские по сво­ей при­ро­де (в трак­тов­ке «суб­ли­ма­ции», как и ир­ра­цио­наль­ной сверх­соз­на­тель­ной «са­мо­сти» че­ло­ве­ка, В. ис­поль­зо­вал кон­цеп­ту­аль­ный ап­па­рат ана­ли­ти­че­ской пси­хо­ло­гии К. Г. Юн­га, с ко­то­рым он был лич­но зна­ком), об­ла­да­ют толь­ко об­ра­зы во­об­ра­же­ния, а не им­пе­ра­ти­вы и ус­та­нов­ки во­ли. Од­на­ко во­об­ра­же­ние для В. – толь­ко на­чаль­ная ста­дия «суб­ли­ма­ции», ко­то­рая за­вер­ша­ет­ся «пре­об­ра­же­ни­ем», «обóже­ни­ем» (В. опи­рал­ся при этом на уче­ние об Эро­се вос­точ­но­хри­сти­ан­ских от­цов Церк­ви, пре­ж­де все­го Дио­ни­сия Аре­о­па­ги­та и Мак­си­ма Ис­по­вед­ни­ка).

В. ост­ро кри­ти­ко­вал все фор­мы он­то­ло­гич. и ак­сио­ло­гич. ре­дук­цио­низ­ма: пан­ло­гизм Г. В. Ф. Ге­ге­ля, ве­ду­щий к от­ри­ца­нию ир­ра­цио­наль­ной сто­ро­ны бы­тия, «сек­су­аль­ный ма­те­риа­лизм» З. Фрей­да, ана­ло­гич­ный «эко­но­ми­че­ско­му ма­те­риа­лиз­му» К. Мар­кса с ха­рак­тер­ным для них све­де­ни­ем выс­ше­го к со­дер­жа­ще­муся в нём низ­ше­му (про­ти­во­по­лож­ная «суб­ли­ма­ции» «про­фа­на­ция», или «иг­ра на по­ни­же­ние») и т. п. В сво­ём по­след­нем тру­де «Кри­зис ин­ду­ст­ри­аль­ной куль­ту­ры. Мар­ксизм, не­о­со­циа­лизм, нео­ли­бе­ра­лизм» (1953) В. вы­сту­пил с кри­ти­кой мас­со­во­го об­ще­ст­ва, рас­смат­ри­вая ка­пи­та­лизм и со­циа­лизм как две раз­но­вид­но­сти «ин­ду­ст­риа­лиз­ма» – осо­бой ду­хов­ной ус­та­нов­ки, для ко­то­рой един­ст­вен­ной це­лью и цен­но­стью ста­но­вит­ся макс. рост ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва.

Соч.: Эти­ка Фих­те. М., 1914; Га­ран­тия прав гра­ж­да­ни­на. М., 1917; Рус­ская сти­хия у Дос­то­ев­ско­го. Бер­лин, 1923; Ре­ли­гия и без­ре­ли­ги­оз­ность // Про­бле­мы ре­ли­ги­оз­но­го соз­на­ния. Бер­лин, 1924; Фи­ло­соф­ская ни­ще­та мар­ксиз­ма. 3-е изд. Франк­фурт-на-Май­не, 1971.

Вернуться к началу