Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МЫШЛЕ́НИЕ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 21. Москва, 2012, стр. 559-561

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Б. М. Величковский, В. А. Лекторский

МЫШЛЕ́НИЕ, в ши­ро­ком смыс­ле сло­ва си­но­ним по­зна­ния, осо­бен­но его выс­ших форм, от­но­си­тель­но не­за­ви­си­мых от не­по­сред­ст­вен­но­го чув­ст­вен­но­го вос­при­ятия; в уз­ком смыс­ле сло­ва под М. по­ни­ма­ют про­цес­сы ре­ше­ния за­дач, вы­ра­жаю­щие­ся в пе­ре­хо­де от ус­ло­вий, за­даю­щих про­блем­ную си­туа­цию, к по­лу­че­нию же­лае­мо­го ре­зуль­та­та.

М. мо­жет быть на­прав­ле­но пре­им. на по­ни­ма­ние, в т. ч. по­ни­ма­ние са­мо­го се­бя (реф­лек­сия), ли­бо на со­став­ле­ние про­ек­та дей­ст­вий («как дос­тичь то­го, что мне нуж­но»). Про­цес­сы по­ни­ма­ния вы­ра­жа­ют­ся в раз­ных фор­мах: ори­ен­та­ция в об­ста­нов­ке на ос­но­ве обы­ден­но­го опы­та, ми­фо­ло­гич., фи­лос., на­уч. по­сти­же­ние ми­ра и др. М. про­ект­но­го ти­па обес­пе­чи­ва­ет ре­ше­ние прак­тич. за­дач и со­став­ле­ние пла­нов дей­ст­вий. В ис­то­рии нау­ки имен­но ори­ен­ти­ро­ван­ное на по­ни­ма­ние М. пер­во­го ти­па (а внут­ри не­го тео­ре­тич. М.) рас­смат­ри­ва­лось как вы­ра­жаю­щее ис­тин­ную сущ­ность М. и как од­на из выс­ших че­ло­ве­че­ских цен­но­стей. Ос­но­вой М. счи­та­лись про­цес­сы ло­гич. вы­во­да на ос­но­ва­нии за­дан­ных не­об­хо­ди­мых и дос­та­точ­ных ус­ло­вий. С кон. 19 – нач. 20 вв. бла­го­да­ря ра­бо­там пред­ста­ви­те­лей вюрц­бург­ской шко­лы по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние трак­тов­ка М. как про­цес­са ре­ше­ния за­дач. Это пред­по­ла­га­ет ве­ду­щую роль мо­ти­ва­ции и це­лей, а так­же важ­ность на­вы­ков ак­тив­но­го изу­че­ния ис­ход­ных дан­ных, их рас­чле­не­ния, со­пос­тав­ле­ния и до­пол­не­ния. В рам­ках ког­ни­тив­ной нау­ки с кон. 20 в. на­ме­тил­ся пе­ре­ход от изу­че­ния за­дач на рас­су­ж­де­ния к ана­ли­зу ре­ше­ния слож­ных на­уч., тех­нич. и ор­га­ни­за­ци­он­ных про­блем, пред­по­ла­гаю­ще­го тес­ную взаи­мо­связь про­ект­но­го и тео­ре­тич. мыш­ле­ния.

Сле­дуя тра­ди­ции ари­сто­те­лев­ской ло­ги­ки, И. Кант про­ти­во­пос­та­вил два воз­мож­ных спо­со­ба М.: ана­ли­ти­че­ское и син­те­ти­че­ское. Пер­вое сво­дит­ся к рас­кры­тию то­го со­дер­жа­ния, ко­то­рое уже име­ет­ся в ис­ход­ном ма­те­риа­ле, но при этом не вы­ра­же­но яв­ным об­ра­зом; вто­рое соз­да­ёт но­вое со­дер­жа­ние. В совр. фи­ло­со­фии ана­лиз и син­тез счи­та­ют­ся до­пол­няю­щи­ми друг дру­га сто­ро­на­ми мыш­ле­ния. Так, рас­смот­ре­ние М. как еди­ной ана­ли­ти­ко-син­те­тич. дея­тель­но­сти ха­рак­тер­но для рос. пси­хо­ло­гич. шко­лы С. Л. Ру­бин­штей­на, на­ли­чие эле­мен­тов син­те­ти­че­ско­го М. в де­дук­тив­ных дис­ци­п­ли­нах, а ана­ли­ти­че­ско­го М. – в эм­пи­рич. (фак­ту­аль­ных) нау­ках бы­ло по­ка­за­но У. Ку­ай­ном.

М. мо­жет при­ни­мать раз­ные фор­мы, за­ви­ся­щие, напр., от спе­ци­фич. осо­бен­но­стей куль­ту­ры и язы­ка (см. Лин­гвис­ти­че­ской от­но­си­тель­но­сти ги­по­те­за). Ф. Барт­летт об­ра­тил вни­ма­ние на су­ще­ст­во­ва­ние ка­че­ст­вен­но разл. проф. форм М. (ма­те­ма­ти­ка, био­ло­га, ху­дож­ни­ка, юри­ста), про­ти­во­пос­та­вив их «обы­ден­но­му» М. Он так­же про­вёл раз­гра­ни­че­ние ме­ж­ду М. в за­кры­тых (за­дан­ные ус­ло­вия не­об­хо­ди­мы и дос­та­точ­ны для ре­ше­ния) и от­кры­тых сис­те­мах (спи­сок ус­ло­вий по­тен­ци­аль­но бес­ко­не­чен, а за­да­ча не име­ет стро­го­го фор­маль­но­го ре­ше­ния).

Роль сен­сор­ных ком­по­нен­тов в М. за­ви­сит от ха­рак­те­ра ре­пре­зен­та­ции ма­териа­ла и осо­бен­но­стей вы­пол­няе­мых опе­ра­ций. М. на ба­зе вос­при­ятия вы­ра­жа­ет­ся в транс­фор­ма­ции об­раза по­сред­ст­вом внеш­них дей­ст­вий или с по­мо­щью про­стран­ст­вен­ных мыс­лен­ных опе­ра­ций (напр., по­во­ро­та, из­ме­не­ния мас­шта­ба, пе­ре­но­са), дос­туп­ных, как по­ка­зал В. Кёлер, мн. ви­дам жи­вот­ных, пре­ж­де все­го при­ма­там (см. Ин­сайт). У че­ло­ве­ка М. на ос­но­ве язы­ко­вых средств не за­ме­няет об­раз­но­го М., вы­сту­паю­ще­го эф­фек­тив­ным сред­ст­вом ре­ше­ния мн. за­дач (напр., гео­мет­ри­че­ских или тех­ни­че­ских) и иг­раю­ще­го центр. роль в ря­де про­фес­сий (му­зы­кан­та, ху­дож­ни­ка, шах­ма­ти­ста и др.). Ре­че­вые вы­ска­зы­ва­ния слу­жат сред­ст­ва­ми управ­ле­ния ди­на­ми­кой об­раз­но­го М. В слу­чае до­ми­ни­ро­ва­ния вер­баль­но-ло­гич. средств М. мо­жет ис­поль­зо­вать по­ня­тия, не со­от­носи­мые не­по­сред­ст­вен­но с об­раз­ны­ми пред­став­ле­ния­ми. Не­сво­ди­мость со­дер­жа­ния М. к про­цес­сам ас­со­циа­ции чув­ст­вен­ных эле­мен­тов бы­ла опи­са­на пред­ста­ви­те­ля­ми вюрц­бург­ской шко­лы (при­ме­ром безóбразного М. мо­гут слу­жить слу­чаи, ко­гда ре­ше­ние за­да­чи или по­ни­ма­ние смыс­ла си­туа­ции воз­ни­ка­ет в соз­на­нии до по­яв­ле­ния к.-л. об­ра­зов).

Роль па­мя­ти в М. не­од­но­знач­на – на­ко­п­лен­ный опыт слу­жит как важ­ней­шим ма­те­риа­лом, так и гл. ог­ра­ни­чи­ваю­щим фак­то­ром для мыс­ли. В геш­тальт­пси­хо­ло­гии ста­ли раз­ли­чать ре­про­дук­тив­ное и про­дук­тив­ное М.: пер­вое опи­ра­ет­ся на па­мять и сво­дит­ся к вос­про­из­ве­де­нию ра­нее ус­во­ен­ных ус­та­но­вок и схем ре­ше­ния, час­то не­аде­к­ват­ных в кон­крет­ной си­туа­ции, вто­рое же яв­ля­ет­ся творч. про­цес­сом, в ко­то­ром соз­да­ют­ся но­вые зна­ния и фор­ми­ру­ют­ся но­вые сред­ст­ва ре­ше­ния за­дач.

Раз­ные ас­пек­ты М. изу­ча­ют­ся разл. дис­ци­п­ли­на­ми. Фор­маль­ная ло­ги­ка изу­ча­ет нор­мы и пра­ви­ла та­ко­го ви­да М., как рас­су­ж­де­ние (хо­тя су­ще­ст­ву­ет точ­ка зре­ния, со­глас­но ко­то­рой ло­ги­ка не­по­сред­ст­вен­но не име­ет де­ла с М.). Ис­то­рия фи­ло­со­фии и нау­ки изу­ча­ет М. как объ­ек­тив­ный про­цесс, во­пло­щаю­щий­ся в объ­ек­тах куль­ту­ры. Пси­хо­ло­гия ис­сле­ду­ет М. с точ­ки зре­ния его ро­ли в ре­гу­ля­ции по­ве­де­ния и в свя­зи с др. пси­хич. функ­ция­ми (взаи­мо­дей­ст­вие в М. те­ку­ще­го и про­шло­го опы­та, влия­ние мо­ти­ва­ции и эмо­ций, ус­та­но­вок, ин­ди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей и уров­ня раз­ви­тия субъ­ек­та и т. п.). Лин­гвис­ти­ка ин­те­ре­су­ет­ся воз­мож­ным взаи­мо­дей­ст­ви­ем се­ман­ти­ки и грам­ма­ти­ки язы­ков с про­цес­са­ми ре­ше­ния за­дач. Гно­сео­ло­гия вы­яс­ня­ет воз­мож­но­сти по­сти­же­ния ре­аль­но­сти с по­мо­щью М. В рам­ках ис­сле­до­ва­ний по ис­кус­ст­вен­но­му ин­тел­лек­ту и ней­рон­ным се­тям ве­дёт­ся ра­бо­та по ма­те­ма­тич. мо­де­ли­ро­ва­нию не­ко­то­рых ти­пов М. В ког­ни­тив­ной нау­ке про­во­дит­ся меж­дис­ци­п­ли­нар­ное изу­че­ние М. с учётом дан­ных куль­ту­роло­гии и эт­но­гра­фии. Мно­гие про­бле­мы в по­ни­ма­нии М. ос­та­ют­ся не­яс­ны­ми и дис­кус­си­он­ны­ми, тре­бую­щи­ми раз­ра­бот­ки но­вых под­хо­дов.

Мышление и опыт

Од­ной из важ­ней­ших для клас­сич. фи­ло­со­фии бы­ла про­бле­ма он­то­ло­гич. при­ро­ды М. как пу­ти к ис­тин­но­му зна­нию. Сфор­му­ли­ро­ван­ный Пар­ме­ни­дом те­зис о то­ж­де­ст­ве М. и бы­тия как пред­по­сыл­ке под­лин­но­го зна­ния, ко­то­рое дос­ти­га­ет­ся бла­го­да­ря М. в от­ли­чие от чув­ст­вен­но­го вос­при­ятия, при­во­дя­ще­го лишь к смут­ным и раз­но­ре­чи­вым мне­ни­ям, ле­жит в ос­но­ве эпи­сте­мо­ло­гич. кон­цеп­ции Пла­то­на, свя­зы­ваю­ще­го М. («внут­рен­ний раз­го­вор души с са­мой со­бой») с по­зна­ни­ем умо­по­сти­гае­мо­го ми­ра идей. Прин­цип то­ж­де­ст­ва бы­тия и М. со­хра­ня­ет своё ос­ново­по­ла­гаю­щее зна­че­ние в фи­ло­со­фии не­оп­ла­то­низ­ма (Ум-нус как един­ст­во мыс­ля­ще­го и мыс­ли­мо­го у Пло­ти­на) и нем. клас­сич. идеа­лиз­ма (кон­цеп­ция Аб­со­лю­та в «фи­ло­со­фии то­ж­де­ст­ва» Ф. В. Шел­лин­га и пан­ло­гич. сис­те­ме Г. В. Ф. Ге­ге­ля).

В фи­лос. по­ле­ми­ке ме­ж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми ра­цио­на­лиз­ма и эм­пи­риз­ма в 17–18 вв. ра­цио­на­ли­сты счи­та­ли, что осн. ин­ст­ру­мен­ты и рам­ки М. за­да­ёт сам ра­зум (вро­ж­дён­ные идеи, ап­ри­ор­ные ка­те­го­рии). Опыт мо­жет лишь дать тол­чок М., ко­то­рое раз­вёр­ты­ва­ет со­дер­жа­ние аб­ст­ракт­ных идей, дан­ных субъ­ек­ту в ак­те ин­тел­лек­ту­аль­ной ин­туи­ции. Про­дук­та­ми не­за­ви­си­мо­го от опы­та М. яв­ля­ют­ся ме­та­фи­зи­ка, ма­те­ма­ти­ка, тео­ре­тич. нау­ка. С точ­ки зре­ния эм­пи­риз­ма ос­но­ву М. как ум­ст­вен­ной дея­тель­но­сти со­став­ля­ют ус­во­ен­ные из опы­та пред­став­ле­ния, пе­ре­ра­бот­ка (срав­не­ние, ана­лиз и син­тез) не­по­сред­ст­вен­но вос­при­ня­то­го и/или сле­дов про­шлых вос­при­ятий. По­ня­тия воз­ни­ка­ют на ос­но­ве ин­дук­тив­но­го вы­де­ле­ния об­щих при­зна­ков еди­нич­ных пред­ме­тов и их фик­са­ции с по­мо­щью язы­ка. Де­дук­тив­ные рас­су­ж­де­ния в ло­ги­ке и ма­те­ма­ти­ке трак­то­ва­лись ли­бо как про­из­вод­ные от опы­та, ли­бо как экс­пли­ка­ции не­ко­то­рых осо­бен­но­стей язы­ка. Т. о., со­дер­жа­ние М. пол­но­стью оп­ре­де­ля­ет­ся тем, что да­но в опы­те. Осо­бая по­зи­ция И. Кан­та, ко­то­рую нель­зя от­не­сти ни к эм­пи­риз­му, ни к ра­цио­на­лиз­му, ис­хо­дит из то­го, что сам опыт воз­мо­жен лишь на ос­но­ве при­ме­не­ния ап­ри­ор­ных ка­те­го­рий рас­суд­ка к чув­ст­вен­но­му вос­при­ятию, т. е. пред­по­ла­га­ет кон­ст­рук­тив­ную дея­тель­ность М., осу­ще­ст­в­ляю­ще­го ка­те­го­ри­аль­ный син­тез чув­ст­вен­но­го мно­го­об­ра­зия («Мыс­ли без со­дер­жа­ния пус­ты, со­зер­ца­ния без по­ня­тий сле­пы» – Соч. М., 1964. Т. 3. С. 155).

Со­глас­но фе­но­ме­но­ло­гии Э. Гус­сер­ля, М. не кон­ст­руи­ру­ет опыт, а за­ви­сит от фе­но­ме­нов, дан­ных субъ­ек­ту в ак­те его пе­ре­жи­ва­ния оче­вид­но­сти и кон­сти­туи­руе­мых ап­ри­ор­ны­ми струк­ту­ра­ми транс­цен­ден­таль­но­го соз­на­ния. Ка­те­го­ри­аль­ные струк­ту­ры М. при та­ком по­ни­ма­нии то­же мо­гут не­по­сред­ст­вен­но со­зер­цать­ся (ка­те­го­ри­аль­ное «ус­мот­ре­ние сущ­ности»). С точ­ки зре­ния ло­гич. по­зи­ти­виз­ма (см. Ана­ли­ти­че­ская фи­ло­со­фия) толь­ко то М. име­ет смысл, вы­во­ды ко­то­ро­го мо­гут быть ве­ри­фи­ци­ро­ва­ны в чув­ст­вен­ном опы­те и ко­то­рое сле­ду­ет пра­ви­лам ло­гич. син­так­си­са. Для К. Поп­пе­ра кри­те­ри­ем ос­мыс­лен­но­сти рас­су­ж­де­ния яв­ля­ет­ся прин­ци­пи­аль­ная воз­мож­ность опыт­но­го оп­ро­вер­же­ния (фаль­си­фи­ка­ции) мыс­ли­тель­ных пред­по­ло­же­ний.

«Внешние» и «внутренние» средства мышления

Тра­диц. трак­тов­ка М. как су­гу­бо внутр. ак­тив­но­сти ума, вы­ра­же­ни­ем ко­то­рой мог­ло быть рас­су­ж­де­ние вслух или прак­тич. дея­тель­ность, бы­ла пе­ре­смот­ре­на в пси­хо­ло­гии 20 в., ко­гда М. ста­ли изу­чать как опо­сре­до­ван­ное зна­че­ния­ми и зна­ко­вы­ми сис­те­ма­ми: тек­ста­ми, схе­ма­ми, сим­во­ла­ми, изо­бра­же­ния­ми и т. п. М. опи­ра­ет­ся на эти за­дан­ные той или иной куль­ту­рой спе­ци­фич. сред­ст­ва ре­ше­ния за­дач, во мно­гом оп­ре­де­ляю­щие его по­тен­ци­ал (так, чис­ла, за­пи­сан­ные рим­ски­ми циф­ра­ми, бы­ло прак­ти­че­ски не­воз­мож­но пе­ре­мно­жать), а ино­гда пред­по­ла­га­ет да­же внеш­ние дей­ст­вия с пред­ме­та­ми (сен­со­мо­тор­ный ин­тел­лект, опи­сан­ный Ж. Пиа­же). Ис­сле­дуя ин­тел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие ре­бён­ка, Л. С. Вы­гот­ский, П. Я. Галь­пе­рин и Ж. Пиа­же по­ка­за­ли, что фор­ми­ро­ва­ние М. в он­то­ге­не­зе свя­за­но с ин­те­риори­за­ци­ей («пе­ре­но­сом внутрь субъ­ек­та») пред­мет­ной дви­га­тель­ной ак­тив­но­сти и внеш­них форм ком­му­ни­ка­ции. Хо­тя про­цес­сы М. взрос­ло­го че­ло­ве­ка раз­вёр­ты­ва­ют­ся гл. обр. во внутр. пла­не, т. е. в про­стран­ст­ве пси­хич. мо­де­ли, за­ме­щаю­щей ре­аль­ную си­туа­цию, они со­хра­ня­ют связь с дви­га­тель­ны­ми на­вы­ка­ми и ре­чью. Это про­яв­ля­ет­ся, напр., в воз­мож­но­сти экс­те­рио­ри­за­ции, «вы­не­се­ния во­вне» ря­да ком­по­нен­тов в про­цес­се М. – соз­да­нии схе­ма­тич. на­бро­сков, фор­му­ли­ров­ке про­ме­жу­точ­ных ито­гов, за­пи­си мыс­лей, дис­кус­сии. Пред­ста­ви­те­ли би­хе­вио­риз­ма впер­вые об­ра­ти­ли вни­ма­ние на то, что М. обыч­но осу­ще­ст­в­ля­ет­ся как по­ве­де­ние, на­прав­лен­ное на ре­ше­ние за­дач, и по­пы­та­лись по­нять «скры­тое» от внеш­не­го на­блю­да­те­ля М. как под­го­тов­ку к бу­ду­щим внеш­ним дей­ст­ви­ям, а так­же как про­из­вод­ное от ре­че­во­го по­ве­де­ния (М. как «скры­тая» речь).

В совр. ког­ни­тив­ной нау­ке М. как дея­тель­ность в «уме» по­ни­ма­ет­ся как опе­ри­ро­ва­ние ког­ни­тив­ны­ми схе­ма­ми из­вле­че­ния пер­цеп­тив­ной ин­фор­ма­ции из внеш­не­го ми­ра и язы­ко­вы­ми зна­че­ния­ми, ус­ваи­вае­мы­ми в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции с др. людь­ми. В то же вре­мя не­ко­то­рые из этих не­вер­баль­ных схем и язы­ко­вых струк­тур мо­гут быть вро­ж­дён­ны­ми (Н. Хом­ский).

Дис­кус­си­он­ным ос­та­ёт­ся во­прос о при­ро­де по­ня­тий и ка­те­го­рий как важ­ней­ших средств мыш­ле­ния. С точ­ки зре­ния ана­ли­тич. фи­ло­со­фии по­ня­тия сов­па­да­ют со смыс­лом слов и оп­ре­де­ля­ют­ся взаи­мо­от­но­ше­ния­ми язы­ко­вых тер­ми­нов, а так­же от­но­ше­ни­ем вы­ска­зы­ва­ний к опы­ту. Её кри­ти­ки ука­зы­ва­ют на то, что по­нятие не мо­жет оп­ре­де­лять­ся осо­бен­но­стя­ми кон­крет­но­го язы­ка, ина­че пе­ре­вод с од­но­го язы­ка на дру­гой был бы не­возмо­жен. Амер. фи­ло­соф Дж. Фо­дор счи­та­ет, что М. име­ет де­ло не с обыч­ным язы­ком, а с су­ще­ст­вую­щим в моз­гу вро­ж­дён­ным уни­вер­саль­ным ко­дом – «язы­ком мыс­ли» (пред­по­ло­же­ние о су­ще­ст­во­ва­нии «язы­ка мыс­ли», обес­пе­чи­ваю­ще­го по­ни­ма­ние, встре­ча­ет­ся уже у Ав­гу­сти­на). С этой точ­ки зре­ния по­ня­тия мо­гут су­ще­ст­во­вать у жи­вот­ных и де­тей, ещё не ов­ла­дев­ших язы­ком. Ис­сле­дуя раз­ви­тие ин­тел­лек­та в он­то­ге­не­зе, Ж. Пиа­же по­ка­зал, что вы­ра­ба­ты­вае­мые им «опе­ра­тор­ные схе­мы» взаи­мо­дей­ст­вия с ре­аль­но­стью, по су­ще­ст­ву пред­став­ляю­щие со­бой ка­те­го­рии, воз­ни­ка­ют до язы­ка, вли­яя на про­цесс ов­ла­де­ния им. В ис­сле­до­ва­ни­ях Дж. Бру­не­ра по­ка­за­но, что ка­те­го­ри­за­ция вклю­че­на в вос­при­ятие мла­ден­ца уже в пер­вые ме­ся­цы жиз­ни. Вме­сте с тем экс­пе­рим. ис­сле­до­ва­ния в пси­хо­ло­гии и ког­ни­тив­ной лин­гвис­ти­ке под­твер­жда­ют влия­ние се­ман­ти­ки и грам­ма­ти­ки кон­крет­но­го ес­те­ст­вен­но­го язы­ка на про­цес­сы мыш­ле­ния.

С точ­ки зре­ния кон­ст­рук­ти­виз­ма и про­це­дур­ной се­ман­ти­ки М. пред­по­ла­га­ет ис­поль­зо­ва­ние ка­те­го­рий как спо­со­бов кон­ст­руи­ро­ва­ния кон­крет­ных форм опы­та. Эта по­зи­ция вос­хо­дит к ра­бо­там И. Кан­та, со­глас­но ко­то­ро­му ка­те­го­рии вы­ра­жа­ют фор­мы су­ж­де­ний, т. е. раз­ные спо­со­бы осу­ще­ст­в­ле­ния син­те­за чув­ст­вен­но­го мно­го­об­ра­зия. По­ни­ма­ние ка­те­го­рий как раз­ных ти­пов вы­ска­зы­ва­ний, оп­ре­де­ляю­щих раз­ные ти­пы и воз­мож­но­сти М., в 20 в. бы­ло раз­ви­то Г. Рай­лом.

Осознанность и рациональность мышления

В клас­сич. тра­ди­ции фи­ло­со­фии Но­во­го вре­ме­ни М. по­ни­ма­лось как со­зна­тель­ная, кон­тро­ли­руе­мая субъ­ек­том ра­цио­наль­ная ак­тив­ность. Со­глас­но Р. Де­кар­ту, мыс­ля­щий че­ло­век со­зна­ёт, что он мыс­лит. Од­на­ко уже Г. В. Лейб­ниц от­ме­тил су­ще­ст­во­ва­ние не­осоз­на­вае­мых форм М. (а вслед за ним Г. Гельм­гольц, З. Фрейд и др.). Эти идеи по­лу­чи­ли раз­ви­тие в совр. пси­хо­ло­гии, где бы­ло по­ка­за­но, что обыч­но осоз­на­ют­ся це­ли, про­ме­жу­точ­ные и ко­неч­ные ре­зуль­та­ты ре­ше­ния за­дач, но не са­ми спо­со­бы М., ве­ду­щие к ним (ког­ни­тив­ное бес­соз­на­тель­ное Ж. Пиа­же). На бес­соз­на­тель­ном уров­не час­то осу­ще­ст­в­ля­ют­ся вы­дви­же­ние и оп­ро­бо­ва­ние ги­по­тез, рас­су­ж­де­ние и ин­тер­пре­та­ция. Речь идёт не о ней­ро­фи­зио­ло­гич. про­цес­сах, а о це­ле­со­об­раз­ных опе­ра­ци­ях, вклю­чён­ных в ре­ше­ние за­да­чи на­ря­ду с осоз­навае­мы­ми ак­та­ми. Эти опе­ра­ции мо­гут час­тич­но осоз­на­вать­ся в ак­те ин­трос­пек­ции или при кри­тич. ана­ли­зе М., объ­екти­ви­ро­ван­но­го в ви­де тек­стов и иных внеш­них форм.

Зна­чит. из­ме­не­ни­ям под­верг­лось и пред­став­ле­ние о ра­цио­наль­но­сти мыш­ле­ния. Л. Ле­ви-Брюль опи­сал М. лю­дей пер­во­быт­ных куль­тур как «пра­ло­ги­че­ское» (без­раз­лич­ное к ло­ги­ке, на­прав­ляе­мое ин­туи­ци­ей, эмо­ция­ми и ас­со­циа­ция­ми). Ис­сле­до­ва­ния в рам­ках т. н. по­ве­денч. эко­но­ми­ки вы­яви­ли зна­чит. от­кло­не­ния фак­тич. форм че­ло­ве­че­ско­го по­ве­де­ния от ожи­дае­мых на ос­но­ва­нии ра­цио­наль­ной мо­де­ли, со­глас­но ко­то­рой че­ло­век при всех об­стоя­тель­ст­вах дей­ст­ву­ет так, что­бы мак­си­ми­зи­ро­вать своё фи­нан­со­вое бла­го­по­лу­чие. Это при­ве­ло к при­ня­тию те­зи­са Г. Сай­мо­на об «ог­ра­ни­чен­ной ра­цио­наль­но­сти» че­ло­ве­ка. Цен­траль­ным для объ­яс­не­ния от­кло­не­ний М. от ра­цио­наль­но­сти ста­ло по­ня­тие эв­ри­сти­ки – приё­ма, ко­то­рый уп­ро­ща­ет рас­су­ж­де­ние, рез­ко со­кра­щая объ­ём не­об­хо­ди­мых ло­гич. опе­ра­ций. А. Твер­ски и Д. Ка­не­ман вы­де­ли­ли неск. ба­зо­вых эв­ри­стик М., оп­ре­де­ляю­щих при­ня­тие ре­ше­ний че­ло­ве­ком (напр., «эв­ри­сти­ка дос­туп­но­сти», со­глас­но ко­то­рой при по­ис­ке ре­ше­ния ис­поль­зу­ет­ся не вся не­обхо­ди­мая, а лишь наи­бо­лее дос­туп­ная ин­фор­ма­ция). В ре­зуль­та­те ре­ше­ния ока­зы­ва­ют­ся да­лё­ки­ми от оп­ти­маль­ных, но, как пра­ви­ло, всё же дос­та­точ­ны­ми для дан­ных об­стоя­тельств. Ис­поль­зо­ва­ние эв­ри­стик мо­жет при­во­дить так­же к оши­боч­ным ре­ше­ни­ям (т. н. ког­ни­тив­ные ил­лю­зии).

Осо­бый тип М. свя­зан с ра­бо­той во­об­ра­же­ния, ко­гда контр­фак­ти­че­ское ста­но­вит­ся на ка­кое-то вре­мя «как бы» дей­ст­ви­тель­ным, ос­во­бо­ж­дая М. от жё­ст­кой при­вя­зан­но­сти к зна­ни­ям и вос­при­ятию. Его воз­ник­но­ве­ние в он­то­ге­не­зе свя­за­но с раз­ви­ти­ем ро­ле­вой иг­ры, где про­ис­хо­дит свое­об­раз­ное уд­вое­ние ми­ра в со­зна­нии ре­бён­ка – пред­ме­там на­чи­на­ют при­пи­сы­вать­ся зна­че­ния, не сов­па­даю­щие с их вос­при­ни­мае­мым об­ли­ком и из­вест­ной из опы­та функ­ци­ей. Твор­че­ское М. в ис­кус­ст­ве обыч­но име­ет де­ло с ху­дож. вы­мыс­лом – кон­ст­руи­ро­ва­ни­ем и опи­са­ни­ем фик­тив­ных со­бы­тий; в на­уч. ра­бо­те так­же су­ще­ст­вен­на го­тов­ность пред­ста­вить се­бе то, «че­го не мо­жет быть ни­ко­гда». Час­то имен­но ак­тив­ность во­об­ра­же­ния слу­жит пред­по­сыл­кой на­уч.-тех­нич. дос­ти­же­ний, ме­няю­щих пред­став­ле­ния о гра­ни­цах воз­мож­но­го. В нау­ке и фи­ло­со­фии по­ни­ма­ние во­об­ра­же­ния как фун­дам. ме­ха­низ­ма М. свя­за­но с ра­бо­та­ми в об­лас­ти ма­те­ма­тич. ин­туи­ти­виз­ма (Л. Э. Я. Брау­эр) и ло­гич. се­манти­ки (С. Крип­ке), где в ка­че­ст­ве обя­за­тель­ных рас­смат­ри­ва­ют­ся и контр­фак­тич. ут­вер­жде­ния о ре­фе­рен­тах имён и тер­ми­нов, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, су­ще­ст­ву­ют они или нет.

Лит.: Ке­лер В. Ис­сле­до­ва­ние ин­тел­лек­та че­ло­ве­ко­по­доб­ных обезь­ян. М., 1930. М., 1998; Bartlett F. Thinking: An experimental and so­cial study. L., 1958. Westport, 1982; Зи­новь­ев А. А. Ло­ги­ка нау­ки. М., 1971; Биб­лер В. С. Мыш­ле­ние как твор­че­ст­во. М., 1975; Fo­dor J. The language of thought. N. Y., 1975; Бру­нер Дж. Пси­хо­ло­гия по­зна­ния. М., 1977; Бруш­лин­ский А. В. Мыш­ле­ние и про­гно­зи­ро­ва­ние. М., 1979; Ryle G. On thinking. Oxf., 1979; Лек­тор­ский В. А. Субъ­ект, объ­ект, по­зна­ние. М., 1980; Мер­ку­лов И. П. Ме­тод ги­по­тез в ис­то­рии на­уч­но­го по­зна­ния. М., 1984; Галь­пе­рин П. Я. Ме­то­ды обу­че­ния и ум­ст­вен­ное раз­ви­тие ре­бен­ка. М., 1985; Searle J. Minds, brains and science. L., 1989; Щед­ро­виц­кий Г. П. Фи­ло­со­фия. Нау­ка. Ме­то­до­ло­гия. М., 1997; Гряз­нов Б. С. Ло­ги­ка. Ра­цио­наль­ность. Твор­че­ст­во. М., 2000; Да­вы­дов В. В. Ви­ды обоб­ще­ния в обу­че­нии. 2-е изд. М., 2000; Пиа­же Ж. Пси­хо­ло­гия ин­тел­лек­та. М., 2003; Ве­лич­ков­ский Б. М. Ког­ни­тив­ная нау­ка: Ос­но­вы пси­хо­ло­гии по­зна­ния. М., 2006. Т. 1–2; Ком­пь­ю­те­ры, мозг, по­зна­ние: ус­пе­хи ког­ни­тив­ных на­ук. М., 2008; Иль­ен­ков Э. В. Диа­лек­ти­че­ская ло­ги­ка. 3-е изд. М., 2010; Вы­гот­ский Л. С. Мыш­ле­ние и речь. М., 2011; Ма­мар­да­шви­ли М. К. Фор­мы и со­дер­жа­ние мыш­ле­ния. [2-е изд.]. СПб., 2011. См. так­же лит. при ст. Зна­ние.

Вернуться к началу