Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МАТЕ́РИЯ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 19. Москва, 2011, стр. 365-367

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. В. Лебедев, Т. Ю. Бородай

МАТЕ́РИЯ (лат. materia – ве­ще­ст­во, ма­те­рия; пер­во­на­чаль­ное зна­че­ние «строе­вой лес»), по­ня­тие др.-греч., за­тем ев­роп. фи­ло­со­фии, оз­на­чаю­щее суб­страт («то, из че­го» воз­ни­ка­ют и со­сто­ят ве­щи, Ари­сто­тель); бес­ко­неч­но де­ли­мый кон­ти­ну­ум, про­стран­ст­во (Пла­тон); про­тя­же­ние (Р. Де­карт); ве­ще­ст­во или те­ло, об­ла­даю­щее инерт­но­стью, т. е. мас­сой, и не­про­ни­цае­мо­стью, т. е. плот­но­стью и твёр­до­стью (стои­цизм, но­во­ев­ро­пей­ский ма­те­риа­лизм). В раз­ных фи­лос. сис­те­мах М. про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся ду­ху, ра­зу­му, соз­на­нию, фор­ме, идее, бла­гу, Бо­гу, ак­ту­аль­но­му бы­тию (как чис­тая по­тен­ция) или, на­про­тив, вто­рич­ным яв­ле­ни­ям соз­на­ния как под­лин­ное пер­вич­ное бы­тие.

Тер­мин «М.» – лат. каль­ка с греч. ϋλη, ко­то­рую вве­ли в 1 в. до н. э. Лук­ре­ций и Ци­це­рон. Греч. сло­во ϋλη, встре­чаю­щее­ся уже у Го­ме­ра, пер­во­на­чаль­но оз­на­ча­ло «лес, дре­ве­си­на». Ари­сто­тель впер­вые пре­вра­тил его в фи­лос. тер­мин, при­дав ему аб­ст­ракт­ное зна­че­ние «ма­те­риа­ла» во­об­ще (а не толь­ко де­ре­ва). Т. о., из­на­чаль­но тер­мин «М.» пред­став­лял со­бой тех­но­морф­ную ме­та­фо­ру, ос­но­ван­ную на ана­ло­гии с тем, как де­ла­ют­ся, напр., де­ре­вян­ное ло­же и ве­щи во­об­ще. Ран­ние ио­ний­ские фи­ло­со­фы и ато­ми­сты 5 в. до н. э. (Де­мок­рит) вме­сто тер­ми­на «М.» (ϋλη) упот­реб­ля­ли для обо­зна­че­ния пер­во­ве­ще­ст­ва тер­мин «при­ро­да» (φύσις), др. фи­ло­со­фы ис­поль­зо­ва­ли био­морф­ные ме­та­фо­ры («кор­ни» Эм­пе­док­ла, «се­ме­на» Анак­са­го­ра и др.).

В ран­ней греч. фи­ло­со­фии кос­мо­го­нич. пра­ма­те­рия («при­ро­да всех ве­щей») по­ни­ма­лась как на­де­лён­ная «веч­ным дви­же­ни­ем», ли­бо как из­на­чаль­но «жи­вая» или «на­де­лён­ная ду­шой» (см. Ги­ло­зо­изм). При этом кон­ти­ну­аль­ным кон­цеп­ци­ям (М. как не­что не­пре­рыв­ное и сплош­ное: во­да Фа­ле­са, воз­дух Анак­си­ме­на, огонь Ге­рак­ли­та) про­ти­во­стоя­ли кор­пус­ку­ляр­ные тео­рии, со­глас­но ко­то­рым М. со­сто­ит из час­тиц. Сна­ча­ла кор­пус­ку­лы или «се­ме­на» всех ве­щей счи­та­лись де­ли­мы­ми (Анак­са­гор), но во 2-й пол. 5 в. до н. э. Де­мок­рит при­знал их веч­ны­ми, твёр­ды­ми и «не­де­ли­мы­ми», на­звав их «ато­ма­ми» (см. Ато­мизм). В кон­ти­нуаль­ных тео­ри­ях пре­вра­ще­ние пер­во­ма­те­рии в др. эле­мен­ты (напр., воз­ду­ха в во­ду, ог­ня в зем­лю у Анак­си­ме­на) объ­яс­ня­лось обыч­но ме­ха­низ­мом «сгу­ще­ния и раз­ре­же­ния». В кор­пус­ку­ляр­ных и ато­ми­стич. тео­ри­ях пер­во­на­чаль­ное со­стоя­ние М. по­ни­ма­лось как уни­вер­саль­ная «смесь», а про­ис­хо­ж­де­ние отд. эле­мен­тов (напр., ме­тал­лов или ор­га­нич. ве­ществ) объ­яс­ня­лось как сег­ре­га­ция раз­но­род­ной сме­си с по­сле­дую­щей аг­ре­га­ци­ей од­но­род­ных час­тиц. Эти тео­рии обыч­но от­ри­ца­ли «воз­ник­но­ве­ние и унич­то­же­ние» и во­об­ще ка­че­ст­вен­ное из­ме­не­ние и го­во­ри­ли толь­ко о ме­ха­нич. «раз­де­ле­нии и со­еди­не­нии» (Анак­си­мандр, Эм­пе­докл, Анак­са­гор, Де­мок­рит). Фун­да­мен­таль­ным для всех ран­не­гре­че­ских тео­рий М. был прин­цип со­хра­не­ния («из ни­че­го не бу­дет ни­че­го, и ни­что не унич­то­жа­ет­ся в ни­что») – пред­ше­ст­вен­ник по­сле­дую­щих за­ко­нов со­хра­не­ния в фи­зи­ке.

В дуа­ли­стич. сис­те­мах (пи­фа­го­ре­изм, Пла­тон) М. по­ни­ма­лась уже и не как един­ст­вен­ное на­ча­ло всех ве­щей, и не как са­мо­дви­жу­щая­ся, а как на­ча­ло пас­сив­ное, не­оп­ре­де­лён­ное и те­ку­чее. В «Ти­мее» Пла­то­на М. вво­дит­ся как «тре­тий род», на­ря­ду с умо­по­сти­гае­мым ми­ром чис­тых идей-форм и «при­ча­ст­ных» к ним чув­ст­вен­но вос­при­ни­мае­мых еди­нич­ных ве­щей, и по­ни­ма­ет­ся как «кор­ми­ли­ца», «вос­при­ем­ни­ца» (идей-форм), как «вме­сти­ли­ще» или «про­стран­ст­во» (τόπος, χώρα), т. е. как «то, в чём» про­ис­хо­дит из­ме­не­ние и ста­нов­ле­ние. М. пред­став­ля­ет со­бой чис­тый ма­те­ма­тич. кон­ти­ну­ум и вы­сту­па­ет од­но­вре­мен­но как прин­цип ин­ди­ви­дуа­ции и мно­же­ст­вен­но­сти (бла­го­да­ря ко­то­ро­му еди­ная умо­по­сти­гае­мая идея-фор­ма муль­ти­пли­ци­ру­ет­ся) и как суб­страт из­ме­не­ния и воз­ник­но­ве­ния; как и бо­же­ст­вен­ный Де­ми­ург (Ум), она веч­на и не­унич­то­жи­ма, но в си­лу сво­ей не­опре­де­лён­но­сти близ­ка к не­бы­тию. Де­ми­ург кон­ст­руи­ру­ет из неё че­ты­ре эле­мен­та, из ко­то­рых со­сто­ят все фи­зич. те­ла и кор­пус­ку­лы ко­то­рых пред­став­ля­ют со­бой пра­виль­ные мно­го­гран­ни­ки сте­рео­мет­рии: тет­ра­эдр (огонь), ико­са­эдр (воз­дух), ок­та­эдр (во­да) и куб (зем­ля).

Про­тив «ма­те­ма­ти­за­ции» и «ме­о­ни­за­ции» (све­де­ния к не­бы­тию) М. в на­тур­фи­ло­со­фии пи­фа­го­рей­цев и пла­то­ни­ков по­ле­ми­зи­ро­вал Ари­сто­тель, счи­тав­ший не­объ­яс­ни­мым пре­вра­ще­ние бес­те­лес­ных и не­ве­со­мых гео­мет­рич. эле­мен­тов (та­ких как ли­нии и точ­ки) в фи­зич. те­ла, об­ла­даю­щие ве­сом и плот­но­стью. В «Ме­та­фи­зи­ке» Ари­сто­те­ля М. – од­но из че­ты­рёх фун­дам. на­чал, или при­чин всех ве­щей (на­ря­ду с фор­мой, дви­жу­щей при­чи­ной и це­лью), оп­ре­де­ляе­мое как «то, из че­го (не­что воз­ни­ка­ет или со­сто­ит)» и при этом все­гда со­от­но­си­мое с фор­мой – как воз­мож­ность с дей­ст­ви­тель­но­стью (прин­цип не­раз­дель­но­сти фор­мы и ма­те­рии, из­вест­ный как ги­ле­мор­физм). В «Фи­зи­ке» Ари­сто­те­ля М. – это суб­страт (ὑποϰείμενον, соб­ст­вен­но «под-ле­жа­щее») «дви­же­ния» или «из­мене­ния», ко­то­рые по­ни­ма­ют­ся не как пе­ре­ход от не­бы­тия к бы­тию (что аб­сурд­но), а как реа­ли­за­ция воз­мож­но­стей, за­ло­жен­ных в М., т. е. пе­ре­ход от бы­тия в воз­мож­но­сти к бы­тию в дей­ст­ви­тель­но­сти (см. Воз­мож­ность и дей­ст­ви­тель­ность). На низ­шем уров­не «ле­ст­ни­цы при­ро­ды» на­хо­дит­ся бес­ка­че­ст­вен­ная «пер­вая ма­те­рия», на про­ти­во­по­лож­ном её кон­це – не­под­виж­ный «пер­вый дви­га­тель», или бо­же­ст­вен­ный Ум (Нус), пред­став­ляю­щий со­бой чис­тую фор­му, не со­пря­жён­ную ни с ка­кой ма­те­ри­аль­но­стью или по­тен­ци­аль­но­стью и ак­ти­ви­рую­щую все кос­мич. про­цес­сы реа­ли­за­ции воз­мож­но­го как «объ­ект лю­бов­но­го вле­че­ния». Ари­сто­тель при­зна­вал су­щест­во­ва­ние и «умо­по­сти­гае­мой» (т. е. не­фи­зи­че­ской) М.: напр., плос­кость яв­ля­ет­ся та­ко­вой для фи­гу­ры кру­га. Ра­ди­каль­ный пе­ре­смотр ари­сто­те­лев­ско­го по­ня­тия М. осу­ще­ст­вил пе­ри­па­те­тик Стра­тон из Лам­пса­ка, от­ка­зав­ший­ся от по­ня­тия «фор­мы» в фи­зи­ке и при­знав­ший, что ма­те­ри­аль­ный суб­страт не пас­си­вен, а на­де­лён дви­же­ни­ем.

Уче­ние о М. в стои­циз­ме пред­став­ля­ет со­бой по­пыт­ку ком­про­мис­са ме­ж­ду ио­ний­ским мо­низ­мом и пла­то­нов­ским дуа­лиз­мом. Кос­мос про­ис­хо­дит из еди­но­го «се­ме­ни» – «ог­ня» Ге­рак­ли­та, но в кос­мо­го­нич. про­цес­се он раз­де­ля­ет­ся на ак­тив­ную и пас­сив­ную час­ти, на­зы­вае­мые «Бо­гом» и «ма­те­ри­ей» со­от­вет­ст­вен­но. Смесь ак­тив­ных эле­мен­тов (огонь и воз­дух) об­ра­зу­ет бо­же­ст­вен­ную «пнев­му» («дух»), или ми­ро­вой ра­зум (ло­гос), тон­чай­шую суб­стан­цию, про­ни­зы­ваю­щую весь мир и при­даю­щую ему це­ло­ст­ность еди­но­го жи­во­го ор­га­низ­ма; пнев­ма фор­ми­ру­ет из кос­ной М. все кон­крет­ные ве­щи и жи­вые су­ще­ст­ва. В сто­ич. кон­цеп­ции М. де­ла­ет­ся ак­цент на кон­ти­ну­аль­но­сти и от­ри­ца­ет­ся воз­мо­ж­ность су­ще­ст­во­ва­ния пус­то­ты.

Гл. оп­по­нен­та­ми стои­ков в эпо­ху эл­ли­низ­ма бы­ли по­сле­до­ва­те­ли Эпи­ку­ра, фи­зи­ка ко­то­ро­го пред­став­ля­ет со­бой в це­лом ато­ми­стич. сис­те­му Де­мок­ри­та с не­ко­то­ры­ми мо­ди­фи­ка­ция­ми. Из всех ан­тич­ных тео­рий М. имен­но ато­ми­стич. кон­цеп­ция М. как «твёр­дых», не­де­ли­мых и веч­ных кор­пус­кул, дви­жу­щих­ся в пус­том про­стран­ст­ве по за­ко­нам ме­ха­ни­ки, ока­за­лась наи­бо­лее со­звуч­ной ме­ха­ни­стич. фи­зи­ке Но­во­го вре­ме­ни (П. Гас­сен­ди, Г. Га­ли­лей, Р. Де­карт, И. Нью­тон).

У Пло­ти­на и в не­оп­ла­то­низ­ме М. уже не при­зна­ёт­ся на­ча­лом, со-веч­ным Бо­гу (как у Пла­то­на), но по­ро­ж­да­ет­ся им­ма­те­ри­аль­ным Аб­со­лю­том (Еди­ным) в про­цес­се эма­на­ции. На пер­вом уров­не эма­на­ции (Ум) су­ще­ст­ву­ет «умо­по­сти­гае­мая ма­те­рия», на са­мом низ­ком уров­не на­хо­дит­ся чув­ст­вен­ная М., пред­став­ляю­щая со­бой вы­ро­ж­де­ние бы­тия – ме­он (не­бы­тие), мно­же­ст­во и пер­во­ос­но­ву зла.

Позд­не­ан­тич­ные и ран­не­сред­не­ве­ко­вые хри­сти­ан­ские мыс­ли­те­ли от­ри­ца­ли су­ще­ст­во­ва­ние М., ибо Бог со­тво­рил мир из ни­че­го (Ори­ген, Ев­се­вий Ке­са­рий­ский, кап­па­до­кий­ские от­цы). Др. мыс­ли­те­ли (Хал­ки­дий, Иси­дор Се­виль­ский, Бе­да Дос­то­поч­тен­ный, Го­но­рий и др.) до­пус­ка­ли воз­мож­ность су­ще­ст­во­ва­ния М. как бес­по­ря­доч­но­го сме­ше­ния всех эле­мен­тов в ре­зуль­та­те пер­во­го ак­та тво­ре­ния (лат. silva – вто­рой ва­ри­ант пе­ре­во­да греч. ϋλη). На про­тя­же­нии все­го Сред­не­ве­ко­вья в араб. ми­ре, а на­чи­ная с 13 в. и на ев­роп. За­па­де, об­су­ж­да­лось ари­сто­те­лев­ское уче­ние о М. – во­про­сы о по­тен­ци­аль­ном бы­тии пер­во­ма­те­рии (materia prima) и её са­мо­сто­ят. су­ще­ст­во­ва­нии в ка­че­ст­ве суб­стан­ции, её един­ст­ве и мно­же­ст­вен­но­сти (М. как суб­страт тел и ве­ще­ст­ва и как прин­цип ин­ди­ви­дуа­ции), веч­но­сти или со­тво­рён­но­сти и т. п. Ибн Ге­би­роль фор­му­ли­ру­ет по­ня­тия «уни­вер­саль­ной» М., ох­ва­ты­ваю­щей все ду­хов­ные и те­лес­ные суб­стан­ции и на­зы­вае­мой им «все­при­сут­ст­вую­щим Бо­гом». Вы­дви­ну­тая Бо­на­вен­ту­рой при­ме­ни­тель­но к со­тво­рён­ным ду­хам и че­ло­ве­че­ской ду­ше по­ня­тие не­фи­зи­че­ской «ду­хов­ной» М. (materia spiritualis) бы­ло от­верг­ну­то Фо­мой Ак­вин­ским, счи­тав­шим, что М. из­на­чаль­но со­дер­жит в се­бе про­стран­ст­вен­ные и ко­ли­че­ст­вен­ные ха­рак­те­ри­сти­ки. Прин­ци­пом же ин­ди­ви­дуа­ции, со­глас­но Фо­ме, яв­ля­ет­ся не об­щая не­оп­ре­де­лён­ная пер­во­ма­те­рия (materia communis), но «вто­рая», «оз­на­чен­ная ко­ли­че­ст­вом» М. (materia quanti­tate signata), т. е. М., по­лу­чив­шая кон­крет­ную оп­ре­де­лён­ность. Ари­сто­те­ли­ан­ское по­ни­ма­ние М. ока­за­ло влия­ние на ал­хи­ми­ков, стре­мив­ших­ся вос­про­из­ве­сти в ла­бо­ра­тор­ных ус­ло­ви­ях ес­теств. про­цесс «вы­ра­щи­ва­ния» бла­го­род­ных ме­тал­лов че­рез реа­ли­за­цию скры­тых по­тен­ций, со­дер­жа­щих­ся в бо­лее про­стых фор­мах (см. Ал­хи­мия).

В но­во­ев­ро­пей­ской фи­ло­со­фии М. ста­но­вит­ся ре­аль­но и са­мо­стоя­тель­но су­ще­ст­вую­щей суб­стан­ци­ей, ак­тив­ной дви­жу­щей си­лой, про­ду­ци­рую­щей все фор­мы и про­цес­сы во Все­лен­ной и об­ла­даю­щей та­ки­ми не­от­де­ли­мы­ми от неё свой­ст­ва­ми, как про­тя­же­ние, инер­ция, тя­жесть, уп­ру­гость, ато­ми­стич. струк­ту­ра. На­ря­ду с этим су­ще­ст­ву­ют и про­ти­во­по­лож­ные тен­ден­ции – ко­гда М. рас­смат­ри­ва­ет­ся не как суб­стан­ция, а как яв­ле­ние, а в фи­ло­со­фии ес­те­ст­во­зна­ния кон. 19 – 20 вв. М. по­сте­пен­но ут­ра­чи­ва­ет свои оп­ре­де­лён­ные ха­рак­те­ри­сти­ки, ста­но­вясь бес­ка­че­ст­вен­ным но­си­те­лем ат­ри­бу­тов (пре­ж­де все­го про­стран­ст­ва и вре­ме­ни).

Пла­то­ни­зи­рую­щие фи­ло­со­фы 16–17 вв. рас­смат­ри­ва­ли М. как од­но из двух из­веч­ных суб­стан­ци­аль­ных на­чал («ми­ро­вая ду­ша» у Дж. Бру­но как ис­точ­ник всех форм и еди­ная М. как их вме­сти­ли­ще, т. е. как ак­ту­аль­но и по­тен­ци­аль­но су­ще­ст­вую­щая при­ро­да). В дуа­ли­стич. кон­цеп­ции Р. Де­кар­та М. пред­ста­ёт как од­на из двух не­со­вмес­ти­мых суб­стан­ций – про­тя­жён­ная суб­стан­ция (res extensa), ко­то­рая де­ли­ма до бес­ко­неч­но­сти, за­пол­ня­ет всё про­стран­ст­во и ос­та­ёт­ся по­всю­ду то­ж­де­ст­вен­ной се­бе; её слу­чай­ны­ми свой­ст­ва­ми (ак­ци­ден­ция­ми) яв­ля­ют­ся все чув­ст­вен­но вос­при­ни­мае­мые свой­ст­ва ве­ще­ст­ва – твёр­дость, вес, цвет и т. д.

В про­ти­во­вес ра­цио­на­ли­стам пред­ста­ви­те­ли брит. эм­пи­рич. фи­ло­со­фии ли­бо во­все эли­ми­ни­ру­ют по­ня­тие М., ли­бо сво­дят его роль к ми­ни­му­му (М. как ус­лов­ное по­ня­тие у Дж. Лок­ка, по­лу­чае­мое пу­тём аб­ст­рак­ции от про­тя­жён­но­сти и оформ­лен­но­сти ре­аль­но­го те­ла, как лож­ное по­ня­тие у Дж. Берк­ли, как вто­рич­ная аб­ст­рак­ция у Д. Юма).

Раз­де­ляя ари­сто­те­лев­ское уче­ние о пас­сив­ной М. и ак­тив­ной фор­ме, Г. В. Лейб­ниц вслед за Фо­мой Ак­вин­ским счи­тал М. прин­ци­пом ин­ди­ви­дуа­ции и в этом ка­че­ст­ве пер­вич­ной по от­но­ше­нию к про­стран­ст­ву. Спо­соб­ность М. слу­жить фи­зич. прин­ци­пом ин­ди­ви­дуа­ции Лейб­ниц объ­яс­нял та­ки­ми её свой­ст­ва­ми, как не­про­ни­цае­мость и инерт­ность.

Для франц. ма­те­риа­ли­стов 18 в. еди­ная веч­ная М. со­став­ля­ет со­во­куп­ность все­го, что су­ще­ст­ву­ет в дей­ст­ви­тель­но­сти. М. – это «ве­ли­кое це­лое, вне ко­то­ро­го ни­что не мо­жет су­ще­ст­во­вать» (П. Голь­бах), она бес­ко­неч­на как в про­стран­ст­ве, так и во вре­ме­ни, про­тя­жён­на, де­ли­ма, не­про­ни­цае­ма, спо­соб­на про­ду­ци­ро­вать лю­бые фор­мы. Спо­соб су­ще­ст­во­ва­ния М. – дви­же­ние, ко­то­рое про­ис­хо­дит «из внут­рен­не при­су­щей ма­те­рии си­лы», всё вос­при­ни­мае­мое и мыс­ли­мое на­ми – это лишь мо­ди­фи­ка­ции М. и её дви­же­ния.

И. Кант, ха­рак­те­ри­зуя М. как «спо­соб пред­став­ле­ния не­из­вест­но­го пред­ме­та» с по­мо­щью «внеш­не­го чув­ст­ва», рас­смат­ри­вал её как ре­гу­ля­тив­ный прин­цип по­зна­ния, обес­пе­чи­ваю­щий эм­пи­рич. един­ст­во яв­ле­ний.

По­ня­тие М. в фи­зи­ке, скла­ды­ваю­ще­еся со ста­нов­ле­ни­ем экс­пе­рим. ес­те­ст­во­зна­ния в 17 в., су­ще­ст­вен­но от­ли­ча­ет­ся от тра­ди­ци­он­но­го он­то­ло­гич. по­ня­тия. Для Г. Га­ли­лея пер­вич­ные ка­че­ст­ва М. – это её ариф­ме­тич. (ис­чис­ли­мость), гео­мет­рич. (фор­ма, ве­ли­чи­на, по­ло­же­ние, ка­са­ние) и ки­не­ма­тич. (под­виж­ность) свой­ст­ва. В клас­си­че­ской ме­ха­ни­ке И. Нью­то­на осн. свой­ст­ва М. – инер­ция (инерт­ная мас­са), спо­соб­ность со­хра­нять со­стоя­ние по­коя или рав­но­мер­но­го пря­мо­ли­ней­но­го дви­же­ния, и тя­го­те­ние – спо­соб­ность тя­жё­лых масс вза­им­но при­тя­ги­вать­ся по за­ко­ну гра­ви­та­ции. М. про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся энер­гия – спо­соб­ность со­вер­шать ме­ха­нич. ра­бо­ту, т. е. про­яв­лять си­лу в дви­же­нии. Др. при­зна­ки М.: со­хра­не­ние мас­сы во всех фи­зич. и хи­мич. про­цес­сах, то­ж­де­ст­во инерт­ной и гра­ви­та­ци­он­ной мас­сы, от­ли­чие М. от про­стран­ст­ва и вре­ме­ни.

В нач. 20 в. по­ня­тие М. как но­си­те­ля мас­сы, от­лич­но­го от си­лы и энер­гии, с од­ной сто­ро­ны, от про­стран­ст­ва и вре­ме­ни – с дру­гой, рас­ша­ты­ва­ет­ся. В от­но­си­тель­но­сти тео­рии мас­са уже не яв­ля­ет­ся ни ме­рой инер­ции, ни ис­точ­ни­ком гра­ви­та­ции (см. Мас­са). В совр. фи­зи­ке фор­мой су­ще­ст­во­ва­ния М. яв­ля­ет­ся про­стран­ст­во и вре­мя, а са­ма М. пред­став­ля­ет со­бой не толь­ко ве­ще­ст­во, но име­ет и др. фор­мы, напр. разл. ви­ды из­лу­че­ний, разл. фун­дам. час­ти­цы. Раз­ви­тие пред­став­ле­ний о М. и за­ко­нах её дви­же­ния об­на­ру­жи­ва­ет не­раз­рыв­ную связь ме­ж­ду её строе­ни­ем и дви­же­ни­ем.

Лит.: Baeumker Cl. Das Problem der Materie in der griechischen Philosophie. Münster, 1890; Happ H. Studien zum aristotelischen Mate­rie-Begriff. B.; N. Y., 1971; Ро­жан­ский И. Д. Раз­ви­тие ес­те­ст­во­зна­ния в эпо­ху ан­тич­но­сти. М., 1979; Sambursky S. The physical world of the Greeks. 3rd ed. L., 1987; idem. Physics of the stoics. Princeton, 1987; Wright M. R. Cos­mo­lo­gy in antiquity. L.; N. Y., 1995; Pyle A. Ato­mism and its critics. Bristol, 1997; Late me­dieval and early modern corpuscular matter the­ories / Ed. C. Lüthy, J. Murdoch, W. Newman. Leiden, 2001; Гай­ден­ко П. П. Ис­то­рия но­во­ев­ро­пей­ской фи­ло­со­фии в ее свя­зи с нау­кой. 2-е изд. М., 2009; она же. Эво­лю­ция по­ня­тия нау­ки. 2-е изд. М., 2010. [Т. 1–2].

Лит.: Ов­чин­ни­ков Н. Ф. По­ня­тия мас­сы и энер­гии в их ис­то­ри­че­ском раз­ви­тии и фи­ло­соф­ском зна­че­нии. М., 1957; Weyl H. Raum, Zeit, Materie. 6. Aufl. B. u. a., 1970; Mittel­staedt P. Philosophische Probleme der moder­nen Physik. 5. Aufl. Mannheim u. a., 1976; Ку­чев­ский В. Б. Ана­лиз ка­те­го­рии «ма­те­рия». М., 1983; Гей­зен­берг В. Фи­ло­соф­ские про­бле­мы атом­ной фи­зи­ки. 3-е изд. М., 2008; Лан­ге Ф. А. Ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма и кри­ти­ка его зна­че­ния в на­стоя­щее вре­мя: ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма до Кан­та. 3-е изд. М., 2009; он же. Ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма и кри­ти­ка его зна­че­ния в на­стоя­щее вре­мя: ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма по­сле Кан­та. 3-е изд. М., 2010. См. так­же лит. при ст. Ато­мизм.

Вернуться к началу