Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЛИ́ЧНОСТЬ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 17. Москва, 2010, стр. 696-698

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: К. В. Бандуровский (Историческое развитие понятия личности), Н. С. Плотников (Историческое развитие понятия личности), Д. А. Леонтьев (Структура личности и её развитие)

ЛИ́ЧНОСТЬ, од­но из центр. по­ня­тий фи­ло­со­фии и пси­хо­ло­гии, че­ло­век, рас­смат­ри­вае­мый пре­им. как ав­то­ном­ный но­си­тель и субъ­ект куль­ту­ры, ис­то­ри­че­ски сло­жив­ших­ся форм ми­ро­от­но­ше­ния, ко­то­рые он реа­ли­зу­ет в сво­ей дея­тель­но­сти. На­ря­ду с этим в пси­хо­ло­гии рас­про­стра­не­но так­же по­ни­ма­ние Л. как ин­ди­ви­дуаль­но­сти, при­жиз­нен­но скла­ды­ваю­щей­ся ус­той­чи­вой струк­ту­ры спе­ци­фич. пси­хо­ло­гич. осо­бен­но­стей ин­ди­ви­да, ле­жа­щей в ос­но­ве ха­рак­тер­ных для не­го форм по­ве­де­ния.

Историческое развитие понятия личности

В клас­сич. ла­ты­ни сло­во «Л.» (persona) обо­зна­ча­ло пре­ж­де все­го «мас­ку» (ср. рус. «ли­чи­на») – сле­пок с ли­ца пред­ка, ри­ту­аль­ную мас­ку и те­ат­раль­ную, ис­пол­няю­щую роль ре­зо­на­то­ра, слу­жа­ще­го для уси­ле­ния зву­ка го­ло­са; свя­зан­ная с этим тра­ди­ция воз­во­дить дан­ное сло­во к гла­го­лу personare – «гром­ко зву­чать» не­со­стоя­тель­на с лин­гвис­тич. точ­ки зре­ния, т. к. глас­ный «о» в этих сло­вах име­ет разл. дол­го­ту. В Сред­не­ве­ко­вье это сло­во ин­тер­пре­ти­ро­ва­ли как «зву­чать че­рез се­бя» (per se sona­re) – пер­со­ной, т. о., яв­ля­ет­ся тот, кто об­ла­да­ет собств. го­ло­сом (Bonaventura, 2 Sent. 3, p. 1, а. 2, q. 2). Др. по­пу­ляр­ная ср.-век. эти­мо­ло­гия, лож­но при­пи­сы­вае­мая Иси­до­ру Се­виль­ско­му, – per se una (еди­ная са­ма по се­бе). Совр. ис­сле­до­ва­те­ли воз­во­дят это сло­во к эт­рус­ско­му fersu (мас­ка), по-ви­ди­мо­му, вос­хо­дя­ще­му к греч. πρόσωπον (ли­цо, пе­ред­няя часть, мас­ка).

Persona яв­ля­ет­ся фун­дам. по­ня­ти­ем рим. юрис­пру­ден­ции (на­ря­ду с «ве­щью» и «дей­ст­ви­ем»), обо­зна­чая че­ло­ве­ка как ин­ди­ви­да, за­ни­маю­ще­го кон­крет­ное по­ло­же­ние в со­циу­ме, в то вре­мя как ho­mo (че­ло­век) обо­зна­ча­ет его как эк­зем­п­ляр ви­да, a caput (го­ло­ва) – как еди­ни­цу, об­ла­гае­мую по­да­тя­ми или не­су­щую во­ен. обя­зан­ность. В та­ком смыс­ле сло­во persona упот­реб­ля­ет­ся у Ци­це­ро­на, ко­то­рый раз­ли­ча­ет че­ты­ре «ли­чи­ны», воз­ло­жен­ные при­ро­дой на че­ло­ве­ка: он об­ла­да­ет «ра­зу­мом и соз­на­ни­ем», т. е. при­зна­ка­ми че­ло­ве­че­ско­го ро­да, от­но­сит­ся к оп­ре­де­лён­но­му ти­пу ха­рак­те­ра, жи­вёт в кон­крет­ной сре­де в оп­ре­де­лён­ных об­стоя­тель­ст­вах и из­би­ра­ет не­кую про­фес­сию или же об­раз жиз­ни; при этом ка­ж­дый «дол­жен быть ве­рен сво­ей на­ту­ре» (трак­тат «Об обя­зан­но­стях», кн. I, 109–120). Марк Ав­ре­лий при­зы­вал ка­ж­до­го соз­дать свою собств. пер­со­ну.

В кон­тек­сте три­ни­тар­ных спо­ров в хри­сти­ан­ском бо­го­сло­вии сло­во persona впер­вые бы­ло упот­реб­ле­но Тер­тул­лиа­ном (Adv. Praxean), в его фор­му­ле трие­дин­ст­ва tres personae – una substantia («три ли­ца – од­на суб­стан­ция»). В на­пря­жён­ных бо­го­слов­ских дис­кус­си­ях, важ­ны­ми ве­ха­ми ко­то­рых ста­ли Ни­кей­ский (325) и Хал­ки­дон­ский (451) со­бо­ры, вы­ра­бо­та­лась окон­чат. фор­му­ла: «един­ст­во (Бо­га) в трёх ли­цах и од­но ли­цо (Хри­ста) в двух при­ро­дах (че­ло­ве­че­ской и бо­же­ст­вен­ной)» (в греч. тра­ди­ции в дан­ном кон­тек­сте ис­поль­зо­ва­лось сло­во ипо­стась, зна­чи­тель­но ре­же – πρόσωπον). Бо­эций в хри­сто­ло­гич. трак­та­те «Про­тив Ев­ти­хия и Не­сто­рия» дал оп­ре­де­ле­ние Л., на­дол­го став­шее клас­си­че­ским: «ин­ди­ви­ду­аль­ная суб­стан­ция ра­зум­ной при­ро­ды» (naturae rationalis individua sub­stantia). Ри­шар Сен-Вик­тор­ский, счи­тая оп­ре­де­ле­ние Бо­эция не впол­не аде­к­ват­ным, по­сколь­ку суб­стан­ция от­ве­ча­ет на во­прос «что?», а лич­ность – на во­прос «кто?», дал та­кое оп­ре­де­ле­ние: «не­со­об­щае­мое су­ще­ст­во­ва­ние ра­зум­ной при­ро­ды» (in­tellectualis naturae incommunicabilis exis­tentia). Алек­сандр Гэль­ский на ос­но­вании де­ле­ния су­ще­го на фи­зи­че­ское, ра­цио­наль­ное и мо­раль­ное про­вёл раз­ли­чие со­от­вет­ст­вен­но ме­ж­ду субъ­ек­том, ин­ди­ви­дом и лич­но­стью: ка­ж­дая Л. есть ин­ди­вид и субъ­ект, но толь­ко об­ла­да­ние осо­бым дос­то­ин­ст­вом де­ла­ет субъ­ект лич­но­стью. Фо­ма Ак­вин­ский, про­воз­гла­сив­ший Л. «тем, что яв­ля­ет­ся наи­бо­лее со­вер­шен­ным во всей при­ро­де», счи­тал су­ще­ст­вен­ным для Л. быть гос­по­ди­ном сво­их дей­ст­вий, «дей­ст­во­вать, а не при­во­дить­ся в дей­ст­вие» (S. Th. I, 29, 3 и 1).

В фи­ло­со­фии и куль­ту­ре Воз­ро­ж­де­ния Л. ста­ла ото­жде­ст­в­лять­ся пре­ж­де все­го с яр­кой, мно­го­сто­рон­ней ин­ди­ви­ду­аль­но­стью, спо­соб­ной дос­тичь все­го, что за­хо­чет.

В цен­тре кон­цеп­ции Л. у Дж. Лок­ка – фе­но­мен са­мо­соз­на­ния, со­про­во­ж­даю­ще­го вся­кий акт мыш­ле­ния и обес­пе­чи­ваю­ще­го то­ж­де­ст­во Я бла­го­да­ря спо­соб­но­сти Л. вспо­ми­нать о сво­их пред­ше­ст­вую­щих со­стоя­ни­ях. Для И. Кан­та, дав­ше­го обос­но­ва­ние по­ня­тия Л. в сфе­ре прак­ти­че­ской фи­ло­со­фии, Л. ос­но­ва­на на спо­соб­но­сти че­ло­ве­ка дей­ст­во­вать в со­от­вет­ст­вии с уни­вер­саль­ным мо­раль­ным за­ко­ном, что да­ёт ей сво­бо­ду по от­но­ше­нию к ме­ха­низ­му при­ро­ды; она есть не сред­ст­во, а «цель са­ма по се­бе», и тре­бо­ва­ние от­но­сить­ся к че­ло­ве­ку в со­от­вет­ст­вии с этим – выс­ший этич. прин­цип Кан­та. И. Г. Фих­те вы­де­лил от­но­ше­ние с Дру­гим как кон­сти­ту­тив­ное для Л.: «соз­на­ние Я» и «бы­тие лич­но­стью» мо­гут воз­ник­нуть, толь­ко ес­ли Я за­тре­бо­ва­но к дей­ст­вию Дру­гим, про­ти­во­стоя­щим Я по пра­ву сво­ей сво­бо­ды. Г. В. Ф. Ге­гель раз­ви­вал эту идею Фих­те в сво­ём ана­ли­зе от­но­ше­ний «гос­по­дина» и «ра­ба» в «Фе­но­ме­но­ло­гии ду­ха», со­глас­но ко­то­ро­му бы­тие лич­но­стью пред­по­ла­га­ет при­зна­ние, ис­хо­дя­щее от Дру­го­го. По­ни­ма­ние Л. как не­по­вто­ри­мой ин­ди­ви­ду­аль­но­сти (см. Ин­ди­вид), вос­хо­дя­щее к уче­нию Г. В. Лейб­ни­ца о мо­на­дах, ста­ло од­ной из ос­но­во­по­ла­гаю­щих идей нем. ро­ман­тиз­ма (Ф. Шле­гель, Ф. Шлей­ер­махер и др.).

В фе­но­ме­но­ло­гии нач. 20 в. Л. рас­смат­ри­ва­ет­ся как един­ст­во не­по­средств. пе­ре­жи­ва­ния и со­от­вет­ст­вен­но как ис­ход­ный пункт ин­тен­цио­наль­ных ак­тов (Э. Гус­серль), как центр осу­ще­ст­в­ляе­мых ею мно­го­об­раз­ных ак­тов – не толь­ко по­зна­ва­тель­ных, но пре­ж­де все­го во­ле­вых и эмо­цио­наль­ных, в кон­крет­ном сце­п­ле­нии ко­то­рых и реа­ли­зу­ет­ся бы­тие лич­но­сти (М. Ше­лер).

В свя­зи с ос­мыс­ле­ни­ем про­цес­сов де­пер­со­на­ли­за­ции в мас­со­вом об­ще­ст­ве 20 в. тра­диц. кон­цеп­ция Л. бы­ла по­став­ле­на под во­прос (бес­соз­на­тель­ное как ис­точ­ник че­ло­ве­че­ских дей­ст­вий, «бег­ст­во от сво­бо­ды» и со­ци­аль­ной от­вет­ст­вен­но­сти – в разл. вер­си­ях пси­хо­ана­ли­за, «смерть субъ­ек­та» в по­стмо­дер­низ­ме и т. п.). В фи­ло­со­фии эк­зи­стен­циа­лиз­ма про­яв­ле­ния Л. свя­зы­ва­ют­ся с «по­гра­нич­ны­ми» (К. Яс­перс), или пре­дель­ны­ми, си­туа­ция­ми – осоз­на­ния ко­неч­но­сти бы­тия, борь­бы и стра­да­ния, бли­зо­сти смер­ти, не­об­хо­ди­мо­сти при­ни­мать жиз­нен­но важ­ные ре­ше­ния, ко­гда че­ло­век об­ре­та­ет спо­соб­ность брать на се­бя от­вет­ст­вен­ность. Пред­ста­ви­те­ли пер­со­на­лиз­ма (Э. Му­нье, Н. А. Бер­дя­ев, Ж. Ма­ри­тен, П. Ри­кёр и др.) рас­смат­ри­ва­ли Л. в её дея­тель­ном вы­ра­же­нии в тру­де, твор­че­ст­ве, об­ще­нии и люб­ви. Те­зис Р. Де­кар­та «Мыс­лю, сле­до­ва­тель­но, су­ще­ст­вую» Му­нье пе­ре­фор­му­ли­ро­вал как «Люб­лю, сле­до­ва­тель­но, су­ще­ст­вую». Со­глас­но Ма­ри­те­ну, че­ло­ве­ка в его по­все­днев­ном бы­тии, в си­туа­ции от­па­де­ния от Бо­га мож­но рас­смат­ри­вать лишь как объ­ект; толь­ко об­ра­ще­ние к Бо­гу по­зво­ля­ет вме­стить всё мно­го­об­ра­зие че­ло­ве­че­ской Л. В т. н. диа­ло­ги­че­ской фи­ло­со­фии (М. Бу­бер, Ф. Ро­зенц­вейг, О. Ро­зен­шток-Хюс­си, Г. Мар­сель, Э. Ле­ви­нас, М. М. Бах­тин) Л. воз­ни­ка­ет в про­цес­се меж­лич­но­ст­но­го диа­ло­га, ве­ду­ще­го­ся ме­ж­ду Я и Ты, в про­ти­во­вес субъ­ект-объ­ект­но­му от­но­ше­нию Я – Оно, при этом в ка­че­ст­ве Ты вы­сту­па­ет как дру­гой че­ло­век, так и Бог («веч­ный Ты»). Взаи­мо­от­но­ше­ние разл. Л. по­ро­ж­да­ет осо­бое меж­лич­но­ст­ное един­ст­во – Мы. Че­ло­век, свя­зан­ный лишь с ми­ром ве­щей и идео­ло­гем – ми­ром Оно, ут­ра­чи­ва­ет лич­но­ст­ное бы­тие. Прин­ци­пи­аль­ная от­вет­ст­вен­ность за Дру­го­го, без рас­чё­та на вза­им­ность, – это то, что де­ла­ет че­ло­ве­ка Л. и мо­раль­ным су­ще­ст­вом (Ле­ви­нас).

Про­бле­ма Л. за­ни­ма­ет важ­ное ме­сто в совр. по­ли­тич. и со­ци­аль­ной тео­рии. Так, Дж. Ролз ви­дел ос­но­ву спра­вед­ли­во­го об­ще­ст­ва в при­зна­нии ав­то­но­мии лич­но­сти, имею­щей сво­бо­ду и пра­во реа­ли­зо­вы­вать собств. пред­став­ле­ния о бла­ге. Ю. Ха­бер­мас раз­ра­ба­ты­ва­ет тео­рию уни­вер­саль­но­го ком­му­ни­ка­тив­но­го со­об­ще­ст­ва, по­стро­ен­но­го на ува­жи­тель­ном и то­ле­рант­ном взаи­мо­дей­ст­вии лич­но­стей и ис­клю­чаю­ще­го ма­ни­пу­ля­цию ими.

Изучение личности в психологии

В пси­хо­ло­гич. тео­ри­ях Л. кон. 19 – нач. 20 вв. от­ра­жа­лась как бе­ру­щая на­ча­ло от Гип­по­кра­та ме­ди­ко-био­ло­гич. тра­ди­ция вы­де­ле­ния на­блю­дае­мых ин­ди­ви­ду­аль­ных раз­ли­чий, их из­ме­ре­ния, клас­си­фи­ка­ции и по­строе­ния ти­по­ло­гий (Э. Креч­мер, В. Штерн, А. Ф. Ла­зур­ский), так и иду­щая от эти­ки и фи­ло­со­фии пра­ва гу­ма­ни­тар­ная тра­ди­ция рас­смот­ре­ния Л. в кон­тек­сте цен­но­стей, са­мо­от­но­ше­ния и внутр. ми­ра че­ло­ве­ка (У. Джеймс, Э. Шпран­гер, К. Г. Юнг и др.). В нач. 20 в. бы­ли раз­ра­бо­та­ны пер­вые соб­ст­вен­но пси­хо­ло­гич. ме­то­ды экс­пе­ри­мен­таль­но­го, кли­нич. и ди­аг­но­стич. изу­че­ния Л. Тео­рии Л., соз­дан­ные на их ос­но­ве (К. Ле­вин, Г. Ол­порт, Г. Мюр­рей и  др.), к кон. 1930-х гг. по­ло­жи­ли на­чало пси­хо­ло­гии Л. как осо­бой от­рас­ли нау­ки. То­гда же был по­став­лен во­прос о пер­со­но­ло­гии – меж­дис­ци­п­ли­нар­ной нау­ке о Л. (Штерн, Мюр­рей).

Про­бле­ма ка­жу­щей­ся не­со­вмес­ти­мо­сти изу­че­ния Л. как уни­каль­ной ин­ди­ви­ду­аль­но­сти и вы­де­ле­ния об­щих за­ко­но­мер­но­стей бы­ла раз­ре­ше­на Г. Ол­пор­том, ко­то­рый пред­ло­жил вы­явить за­ко­ны фор­ми­ро­ва­ния уни­каль­но­сти и сфор­му­ли­ро­вал один из та­ких за­ко­нов – прин­цип функ­цио­наль­ной ав­то­но­мии, со­глас­но ко­то­ро­му из ог­ра­ни­чен­но­го чис­ла об­щих для всех лю­дей ба­зо­вых мо­ти­вов в хо­де ин­ди­ви­ду­аль­но­го раз­ви­тия фор­ми­ру­ют­ся но­вые, са­мо­быт­ные мо­ти­вы (см. Мо­ти­ва­ции).

Мо­гут быть вы­де­ле­ны че­ты­ре осн. ори­ен­та­ции в пси­хо­ло­гич. ис­сле­до­ва­ни­ях лич­но­сти.

Пси­хо­ди­на­ми­че­ская ори­ен­та­ция, в цен­тре ко­то­рой сто­ит про­бле­ма бес­соз­на­тель­ных по­бу­ди­тель­ных сил и при­чин по­ве­де­ния, их фор­ми­ро­ва­ния в ин­ди­ви­ду­аль­ной ис­то­рии, влия­ния на пси­хи­ку и по­ве­де­ние, их осоз­на­ния и кон­тро­ля, воз­ник­но­ве­ния пси­хо­па­то­ло­гич. сим­пто­мов на ос­но­ве вы­тес­нен­ных (за­бло­ки­ро­ван­ных) по­бу­ж­де­ний (пси­хо­ана­лиз и др. на­прав­ле­ния глу­бин­ной пси­хо­ло­гии).

Экс­пе­ри­мен­таль­но-пси­хо­ло­ги­че­ская ори­ен­та­ция, в цен­тре ко­то­рой – про­бле­ма ко­ли­че­ст­вен­но­го из­ме­ре­ния от­дель­ных лич­но­ст­ных пе­ре­мен­ных, вы­яв­ле­ния их взаи­мо­свя­зей и об­щей струк­ту­ры, их ус­той­чи­во­сти и из­мен­чи­во­сти, влия­ния на по­ве­де­ние в со­от­но­ше­нии с внеш­ни­ми си­туа­тив­ны­ми фак­то­ра­ми, раз­ви­тия в он­то­ге­не­зе, сте­пе­ни био­ло­гич. и со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти (диф­фе­рен­ци­аль­ная пси­хо­ло­гия В. Штер­на, ди­намич. тео­рия К. Ле­ви­на, фак­тор­ная тео­рия Р. Кет­те­ла, со­ци­аль­но-ког­ни­тив­ная тео­рия А. Бан­ду­ры, тео­рия ин­те­граль­ной ин­ди­ви­ду­аль­но­сти В. С. Мер­ли­на, тео­рия ус­та­нов­ки Д. Н. Уз­над­зе и др.).

Гу­ма­ни­сти­че­ская ори­ен­та­ция, в цен­тре ко­то­рой сто­ят про­бле­мы лич­но­ст­но­го рос­та, са­мо­ак­туа­ли­за­ции, ори­ен­та­ции на выс­шие цен­но­сти, по­ис­ка смыс­ла жиз­ни, ау­тен­тич­но­сти, сво­бо­ды, от­вет­ст­вен­но­сти, твор­че­ст­ва, меж­лич­но­ст­но­го диа­ло­га, транс­цен­ден­ции, здо­ровья пси­хо­ло­ги­че­ско­го, а так­же от­кло­не­ний от здо­ро­во­го пол­но­цен­но­го раз­ви­тия и его вос­ста­нов­ле­ния сред­ст­ва­ми пси­хо­те­ра­пии (А. Мас­лоу, К. Род­жерс, В. Франкл и др. пред­ста­ви­те­ли гу­ма­ни­сти­че­ской пси­хо­ло­гии, эк­зи­стен­ци­аль­ной пси­хо­ло­гии и транс­пер­со­наль­ной пси­хо­ло­гии).

Со­цио­куль­тур­ная ори­ен­та­ция, в цен­тре ко­то­рой на­хо­дят­ся про­бле­мы со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти Л. и её про­яв­ле­ний, ин­те­рио­ри­за­ции за­фик­си­ро­ван­ных в куль­ту­ре цен­но­стей, норм, стан­дар­тов по­ве­де­ния, средств дея­тель­но­сти, смы­слов и т. п., раз­ви­тия Л. в он­то­ге­не­зе че­рез взаи­мо­дей­ст­вие с со­ци­аль­ны­ми груп­па­ми и общ­но­стя­ми, эво­лю­ции лич­но­сти в че­ло­ве­че­ской ис­то­рии (куль­тур­но-ис­то­ри­че­ская пси­хо­ло­гия, пси­хо­ло­ги­че­ская ан­тро­по­ло­гия и др.).

Структура личности и её развитие

Кон­цеп­ции струк­ту­ры Л. от­ли­ча­ют­ся боль­шим раз­но­об­ра­зи­ем, что свя­за­но с разл. под­хо­да­ми к Л. и ме­то­да­ми её изу­че­ния. Л. не сво­ди­ма к сво­ей струк­ту­ре – на­ря­ду с ус­той­чи­во­стью она со­дер­жит в се­бе тен­ден­ции к из­мен­чи­во­сти, к пре­одо­ле­нию лю­бых фик­си­ро­ван­ных тен­ден­ций реа­ги­ро­ва­ния. Лю­бые эле­мен­ты и еди­ни­цы ана­ли­за Л. яв­ля­ют­ся ги­по­те­тич. кон­ст­рук­та­ми, соз­да­вае­мы­ми ис­сле­до­ва­те­ля­ми, что­бы объ­яс­нить взаи­мо­связь не­по­сред­ст­вен­но на­блю­дае­мых про­яв­ле­ний лич­но­сти.

В изу­че­нии струк­ту­ры Л. мож­но вы­явить пять ис­сле­до­ва­тель­ских стра­те­гий: 1) вы­де­ле­ние це­ло­ст­ных ус­той­чи­вых ти­пов Л. или её под­струк­тур, вос­хо­дя­щее к «Ха­рак­те­рам» Тео­фра­ста и тем­пе­рамен­там Гип­по­кра­та. В 20 в. по­лу­чили рас­про­стра­не­ние тео­рии Л., ос­но­ван­ные на вы­яв­ле­нии ти­пов те­ло­сло­же­ния (Э. Кре­ч­мер), на­прав­лен­но­сти Л. (Э. Шпран­гер), ве­ду­щих пси­хич. про­цес­сов (К. Г. Юнг), выс­шей нерв­ной дея­тель­но­сти (И. П. Пав­лов) и др.; 2) по­иск ус­той­чи­вых из­ме­ряе­мых (пре­ж­де все­го по­сред­ст­вом лич­но­ст­ных оп­рос­ни­ков) ха­рак­те­ри­стик, обу­слов­ли­ваю­щих от­но­сит. по­сто­ян­ст­во по­ве­де­ния во вре­ме­ни и в раз­ных си­туа­ци­ях, – черт лич­но­сти, или дис­по­зи­ций. Воз­ни­каю­щие при этом ме­то­до­ло­гич. про­бле­мы свя­за­ны с тем, что вы­де­ле­ние черт оп­ре­де­ля­ет­ся не столь­ко пси­хо­ло­гич. струк­ту­рой Л., сколь­ко струк­ту­рой язы­ка её опи­са­ния. В сер. 20 в. раз­ви­тие этой ис­сле­до­ва­тель­ской стра­те­гии бы­ло свя­за­но с при­ме­не­ни­ем фак­тор­но­го ана­ли­за (Р. Кет­тел), по­зво­лив­ше­го ин­тег­ри­ро­вать дан­ные из­ме­ре­ния отд. черт в еди­ную струк­ту­ру; 3) пред­ло­жен­ная в нач. 20 в. З. Фрей­дом пси­хо­ди­на­мич. стра­те­гия: вы­де­ле­ние «глу­бин­ных» эле­мен­тов Л., обу­слов­ливаю­щих ин­ди­ви­ду­аль­ную на­прав­лен­ность по­ве­де­ния, субъ­ек­тив­ный ха­рак­тер от­но­ше­ния к ми­ру. По­лу­чи­ли раз­ра­бот­ку про­ек­тив­ные ме­то­ды изу­че­ния Л., ос­но­ван­ные на ана­ли­зе свое­об­раз­но­го вос­при­ятия субъ­ек­том не­од­но­знач­ных объ­ек­тов и си­туа­ций. В даль­ней­шем пред­при­ни­ма­лись по­пыт­ки опи­са­ния струк­ту­ры Л. в тер­ми­нах та­ких эле­мен­тов, как мо­ти­вы, ком­плек­сы, за­щит­ные ме­ха­низ­мы лич­но­сти, смыс­лы, лич­но­ст­ные кон­ст­рук­ты (Дж. Кел­ли), от­но­ше­ния; 4) ин­тро­спек­тив­ная стра­те­гия, ос­но­ван­ная на фе­но­ме­но­ло­гич. опи­са­нии Я, ко­то­рое от­кры­ва­ет­ся при са­мо­ана­ли­зе – ин­тро­спек­ции (ра­бо­ты У. Джейм­са, мно­го­числ. ис­сле­до­ва­ния Я-кон­цеп­ции, об­раза Я, са­мо­оцен­ки и др. ас­пек­тов иден­тич­но­сти); 5) стра­те­гия изу­че­ния ме­ха­низ­мов субъ­ект­но­сти, са­мо­ре­гу­ля­ции и са­мо­де­тер­ми­на­ции, офор­мив­шая­ся лишь в кон. 20 в. Её пред­ме­том слу­жат вы­би­рае­мые субъ­ек­том стра­те­гии объ­яс­не­ния со­бы­тий и ре­гу­ля­ции собств. дей­ст­вий, в ча­ст­но­сти ло­кус кон­тро­ля, ат­ри­бу­ция ус­пе­хов и не­удач, стра­те­гии сов­ла­да­ния и др. ус­та­нов­ки, ле­жа­щие в ос­но­ве та­ких про­яв­ле­ний Л., как оп­ти­мизм, от­вет­ст­вен­ность, ав­то­но­мия, ус­той­чи­вость к не­бла­го­при­ят­ным воз­дей­ст­ви­ям и т. п.

Ис­то­ри­че­ски по­яв­ле­нию в че­ло­ве­че­ском об­ще­ст­ве Л. как субъ­ек­та со­ци­аль­ной дея­тель­но­сти пред­ше­ст­ву­ет этап раз­ви­тия, на ко­то­ром жиз­не­дея­тель­ность ин­ди­ви­дов все­це­ло оп­ре­де­ля­ет­ся сис­те­мой внеш­них для них со­ци­аль­ных ре­гуля­то­ров – цен­но­стей, норм, за­пре­тов и т. п., вы­ра­бо­тан­ных ро­дом, семь­ёй, об­щи­ной. Ста­нов­ле­ние Л. свя­за­но с обо­соб­ле­ни­ем ин­ди­ви­дов в сво­ей дея­тель­но­сти от со­ци­аль­но­го це­ло­го. В этом про­цес­се про­ис­хо­дит ин­те­рио­ри­за­ция и ин­ди­ви­ду­аль­ное пре­лом­ле­ние со­ци­аль­ных ре­гу­ля­то­ров, пре­вра­ще­ние их в ре­гу­ля­то­ры внут­ри­лич­но­ст­ные, ста­нов­ле­ние ин­ди­ви­ду­аль­но-из­би­ра­тель­но­го от­но­ше­ния к дей­ст­ви­тель­но­сти, на­хо­дя­ще­го вы­ра­же­ние в фор­ми­ро­ва­нии це­ло­ст­ной смы­сло­вой пер­спек­ти­вы жиз­нен­но­го ми­ра, ко­то­рая и ста­но­вит­ся ос­но­ва­ни­ем дея­тель­но­сти ин­ди­ви­да.

Раз­ви­тие Л. в он­то­ге­не­зе пе­ре­пле­та­ет­ся, но не сов­па­да­ет с био­ло­гич. со­зре­ва­ни­ем и со ста­нов­ле­ни­ем по­зи­ции че­ло­ве­ка в сис­те­ме со­ци­аль­ных от­но­ше­ний (со­ци­аль­ным взрос­ле­ни­ем). На­ча­ло его свя­за­но с вы­де­ле­ни­ем ре­бён­ка из сим­био­тич. диа­ды ре­бё­нок – ро­ди­тель. В даль­ней­шем про­цесс ста­нов­ле­ния ав­то­ном­ной Л. име­ет два по­во­рот­ных пунк­та: в млад­шем до­шко­ль­ном воз­рас­те, ко­гда у ре­бён­ка по­яв­ля­ет­ся осоз­на­ние сво­его Я и сво­ей спо­соб­но­сти про­ти­во­сто­ять внеш­не­му дав­ле­нию, ощу­ще­ние се­бя субъ­ек­том сво­их дей­ст­вий («пер­вое ро­ж­де­ние лич­но­сти»), и в под­ро­ст­ко­вом воз­рас­те, ко­гда скла­ды­ва­ет­ся са­мо­соз­на­ние, жиз­нен­ная фи­ло­со­фия, фор­ми­ру­ет­ся спо­соб­ность са­мо­му стро­ить свою жизнь и свой ха­рак­тер в со­от­вет­ст­вии с ин­ди­ви­ду­аль­ным пред­став­ле­ни­ем о се­бе и собств. сис­те­мой цен­но­стей («вто­рое ро­ж­де­ние лич­но­сти»). Фор­ми­ро­ва­ние спо­соб­но­сти к са­мо­ре­гу­ля­ции и са­мо­де­тер­ми­на­ции и оп­ре­де­ля­ет в це­лом раз­ви­тие лич­но­сти.

Ис­то­ри­че­ское раз­ви­тие по­ня­тия лич­но­сти. Лит.: Trendelenburg A. Zur Geschichte des Wortes Person // Kant-Studien. B., 1908. Bd 13; The identities of persons / Ed. A. O. Rorty. Berk.; L., 1976; Identität / Hrsg. O. Marquard, K. Stierle. Münch., 1979; The category of the person: anthropology, philosophy, history / Ed. M. Carrithers a. o. Camb., 1985; Concepts of person in religion and thought / Ed. H. G. Kip­penberg a. o. B.; N. Y., 1990; McCall C. Con­cepts of person: an analysis of concepts of per­son, self and human being. Aldershot, 1990; Kobusch T. Die Entdeckung der Person: Me­ta­physik der Freiheit und modernes Menschenbild. Freiburg, 1993; Spaemann R. Personen: Ver­suche über den Unterschied zwischen «etwas» und «jemand». Stuttg., 1996; Sturma D. Phi­lo­sophie der Person: die Selbstverhältnisse von Subjektivität und Moralität. Paderborn, 1997; Ausborn-Brinker S. Person und Personalität: Ver­such einer Begriffsklärung. Tüb., 1999; Per­sonale Identität / Hrsg. M. Quante. Paderborn, 1999; Ви­но­гра­дов В. В. Лич­ность // Ви­но­гра­дов В. В. Ис­то­рия слов. 2-е изд. М., 2000; Per­son. Philosophiegeschichte – theoretische Philosophie – praktische Philosophie / Hrsg. D. Sturma. Paderborn, 2001; Пер­со­наль­ность: Язык фи­ло­со­фии в рус­ско-не­мец­ком диа­ло­ге / Под ред. Н. С. Плот­ни­ко­ва, А. Ха­ард­та. М., 2007; Плот­ни­ков Н. С. От «ин­ди­ви­ду­аль­но­сти» к «иден­тич­но­сти»: (ис­то­рия по­ня­тий пер­со­наль­но­сти в рус­ской куль­ту­ре) // Но­вое ли­те­ра­тур­ное обо­зре­ние. 2008. № 91.

Струк­ту­ра лич­но­сти и её раз­ви­тие. Лит.: Кон И. С. Со­цио­ло­гия лич­но­сти. М., 1967; Бра­тусь Б. С. Ано­ма­лии лич­но­сти. М., 1988; Пет­ров­ский В. А. Лич­ность в пси­хо­логии. Рос­тов н/Д., 1996; Ле­он­ть­ев Д. А. Очерк пси­хо­ло­гии лич­но­сти. 2-е изд. М., 1997; Фромм Э. Пси­хо­ана­лиз и эти­ка. М., 1998; Пер­вин Л., Джон О. Пси­хо­ло­гия лич­но­сти. М., 2000; Ар­сень­ев А. С. Фи­ло­соф­ские ос­но­ва­ния по­ни­ма­ния лич­но­сти. М., 2001; Мад­ди С. Тео­рии лич­но­сти: срав­ни­тель­ный ана­лиз. СПб., 2002; Ол­порт Г. Ста­нов­ле­ние лич­но­сти. М., 2002; Туль­чин­ский Г. Л. По­стче­ло­ве­че­ская пер­со­но­ло­гия. СПб., 2002; Ле­он­ть­ев А. Н. Дея­тель­ность. Соз­на­ние. Лич­ность. М., 2004; Ро­зин В. М. Лич­ность и ее изу­че­ние. М., 2004; Ан­цы­фе­ро­ва Л. И. Раз­ви­тие лич­но­сти и про­бле­мы ге­рон­топ­си­хо­ло­гии. 3-е изд. М., 2006; Ас­мо­лов А. Г. Пси­хо­ло­гия лич­но­сти. М., 2007; Му­хи­на В. С. Лич­ность. Ми­фы и ре­аль­ность. Ека­те­рин­бург, 2007; Хьелл Л., Зиг­лер Д. Тео­рии лич­но­сти. 2-е изд. СПб., 2007; Холл К., Лин­дсей Г. Тео­рии лич­но­сти. М., 2008.

Вернуться к началу