Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

БОНАВЕНТУ́РА

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 4. Москва, 2006, стр. 18

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. С. Аверинцев

БОНАВЕНТУ́РА (Bonaventura; наст. имя и фам. Джо­ван­ни Фи­дан­ца, Fidanza) (ок. 1217, Бань­о­ред­жо, Ита­лия – 15.7.1274, Ли­он), фи­ло­соф-схо­ласт, бо­го­слов и мис­тик, пред­ста­ви­тель ав­гу­сти­ни­ан­ст­ва. С 1236 учил­ся в Па­риж­ском ун-те, ок. 1240 всту­пил во фран­ци­скан­ский ор­ден, был уче­ни­ком Алек­сан­д­ра Гэль­ского. До 1257 из-за кон­флик­та ме­ж­ду бе­лым ду­хо­вен­ст­вом и ни­щен­ст­вую­щи­ми ор­де­на­ми не мог по­лу­чить ка­фед­ру в уни­вер­си­те­те и пре­по­да­вал в ор­ден­ской шко­ле в Па­ри­же. В 1257 был из­бран ге­не­ра­лом фран­ци­скан­ско­го ор­де­на. В пуб­ли­ци­стич. по­ле­ми­ке за­щи­щал иде­ал бед­но­сти, вы­дви­ну­тый Фран­ци­ском Ас­сиз­ским («Апо­ло­гия бед­ня­ков», ок. 1269), од­на­ко внут­ри ор­де­на бо­рол­ся про­тив ра­ди­каль­ной ин­тер­пре­та­ции это­го идеа­ла у спи­ри­туа­лов и по­сле­до­ва­те­лей Ио­а­хи­ма Флор­ско­го, бла­го­да­ря че­му фран­ци­скан­ст­во окон­ча­тель­но ста­би­ли­зи­ро­ва­лось как фор­ма ас­ке­тич. жиз­ни, не всту­паю­щая в про­ти­во­ре­чие с ие­рар­хич. струк­ту­рой ка­то­лич. церк­ви, не ис­клю­чаю­щая ни за­ня­тий схо­ла­сти­кой, ни при­ча­ст­но­сти к цер­ков­ной по­ли­ти­ке. В 1273 Б. был на­зна­чен епи­ско­пом Аль­бан­ским и кар­ди­на­лом; при­ни­мал уча­стие в под­го­тов­ке и дея­тель­но­сти Ли­он­ско­го со­бо­ра; умер во вре­мя за­кры­тия со­бо­ра. По­чёт­ное про­зви­ще – «док­тор се­ра­фи­че­ский» (doctor seraphicus; се­ра­фим – сим­вол мис­тич. го­ре­ния; та­ков же смысл бо­лее ран­не­го про­зви­ща Б. – doctor devotus).

Фи­ло­со­фия Б. – ав­гу­сти­нов­ский пла­то­низм, во­брав­ший опыт сен-вик­тор­ской шко­лы 12 в. и об­нов­лён­ный в со­от­вет­ст­вии с за­про­са­ми эпо­хи. Б. ис­поль­зо­вал не­ко­то­рые мо­ти­вы под­ни­мав­ше­го­ся на его гла­зах хри­сти­ан­ско­го ари­сто­те­лиз­ма, но функ­ция этих мо­ти­вов ос­та­ёт­ся чис­то слу­жеб­ной, а со­дер­жа­ние су­ще­ст­вен­но мо­ди­фи­ци­ру­ет­ся в кон­тек­сте сис­те­мы Б. От со­вре­мен­ных ему ка­то­лич. ари­сто­те­ли­ков, пре­ж­де все­го от Фо­мы Ак­вин­ско­го, Б. от­ли­ча­ло не толь­ко прин­ци­пи­аль­ное пред­поч­те­ние пла­то­нич. тра­ди­ции (опо­сре­до­ван­ной уче­ни­ем Ав­гу­сти­на) как бо­лее ду­хов­ной и от­ве­чаю­щей за­да­чам обос­но­ва­ния хри­сти­ан­ско­го ве­ро­уче­ния, не­же­ли ари­сто­те­лев­ский ра­цио­на­лизм, но и зна­чи­тель­но ме­нее оп­ти­ми­стич. взгляд на по­зна­ват. воз­мож­но­сти «ес­те­ст­вен­но­го» че­ло­ве­че­ско­го ра­зу­ма, а зна­чит – язы­че­ской мыс­ли как та­ко­вой. Б. на­стаи­вал на том, что без по­мо­щи От­кро­ве­ния фи­ло­со­фия об­ре­че­на на за­блу­ж­де­ния да­же в сфе­ре соб­ст­вен­но фи­ло­соф­ской, не­бо­го­слов­ской про­бле­ма­ти­ки.

"Молитва святого Бонавентуры". Картина художника Ф. Сурбарана. 1629. Картинная галерея (Дрезден). Из цикла картин Ф. де Эрреры Старшего и Ф. Сурбарана для францисканской коллегии Святого Бонавентуры в...

Гно­сео­ло­гия Б. ос­но­ва­на на тео­рии бо­же­ст­вен­но­го оза­ре­ния (т. н. ил­лю­ми­на­ция). Он раз­ли­ча­ет три уров­ня по­зна­ния: чув­ст­вен­ное по­зна­ние, «зна­ние», или «нау­ку» (scientia – по­зна­ние ма­те­ри­аль­ных пред­ме­тов в про­цес­се ин­тел­лек­ту­аль­ной аб­ст­рак­ции), и «муд­рость» (sapientia – по­зна­ние ду­хов­ных пред­метов че­рез оза­ре­ние свы­ше, т. е. со­уча­стие в ин­туи­ции Бо­га – «кон­туи­ция»). Толь­ко муд­рость есть пол­ное и аде­к­ват­ное по­зна­ние, на­прав­лен­ное не­по­сред­ст­вен­но на пла­то­нов­ские идеи, ко­то­рые ото­жде­ст­в­ле­ны у Б. с об­раз­ца­ми все­го су­ще­го в уме Бо­га (т. н. эк­зем­п­ля­ризм). Б. не от­вер­гал в прин­ци­пе воз­мож­но­сти вы­ве­де­ния бы­тия Бо­га из рас­смот­ре­ния ми­ра, но она не вы­зы­ва­ла у не­го та­ко­го ин­те­ре­са, как у Фо­мы Ак­вин­ско­го; ему го­раз­до бли­же он­то­ло­гич. до­ка­за­тель­ст­во, сжа­тое им до фор­му­лы «ес­ли Бог есть Бог, то Бог есть» («О тай­не Тро­ич­но­сти» – «De mysterio Trinitatis», I, 1, 29; 5, 15), и вос­хо­дя­щий к древ­ним апо­ло­ге­там те­зис о вро­ж­дён­но­сти идеи Бо­га в че­ло­ве­че­ской ду­ше (со­глас­но Б., ни у языч­ни­ка, ни у не­ве­рую­ще­го не­зна­ние о бы­тии Бо­га не мо­жет быть аб­со­лют­ным). Толь­ко ап­ри­ор­ное, ин­туи­тив­ное зна­ние об этом бы­тии мо­жет, с точ­ки зре­ния Б., дать си­лу апо­сте­ри­ор­ным вы­во­дам, взя­тым от уст­рой­ст­ва ми­ра. В от­ли­чие от Фо­мы, Б. счи­тал ари­сто­те­лев­ско-авер­рои­ст­ское уче­ние о веч­но­сти ми­ра, а так­же кон­цеп­цию пред­веч­но­го тво­ре­ния не толь­ко про­ти­во­ре­ча­щи­ми От­кро­ве­нию, но и ло­ги­че­ски са­мо­про­ти­во­ре­чи­вы­ми, ибо они пред­по­ла­га­ют воз­мож­ность бес­ко­неч­но­го чис­ла ра­зум­ных душ, бес­ко­неч­ной дли­тель­но­сти и т. д. Вслед за Алек­сан­дром Гэль­ским Б. раз­ви­вал кон­цеп­цию т. н. ги­ле­мор­фи­зма, со­глас­но ко­то­рой всё, кро­ме Бо­га, со­став­ля­ет­ся из фор­мы и ма­те­рии. Ма­те­рия по­ни­ма­лась им как прин­цип по­тен­ци­аль­но­сти как в ве­ще­ст­вен­ном, так и в ду­хов­ном, но, в от­ли­чие от Фо­мы, на­стаи­вав­ше­го на пас­сив­ной по­тен­ци­аль­но­сти ма­те­рии, Б., раз­ви­вая уче­ние Ав­гу­сти­на о «се­мен­ных» при­чи­нах, трак­то­вал по­след­ние как ак­тив­ные по­тен­ции, за­ло­жен­ные Бо­гом в ма­те­рию, но ак­туали­зи­рую­щие­ся под дей­ст­ви­ем им­ма­нент­ных фак­то­ров. У ка­ж­дой сущ­но­сти, по Б., име­ет­ся мно­же­ст­во форм, ие­рар­хи­че­ски под­чи­нён­ных суб­стан­ци­аль­ной фор­ме. Выс­шая фор­ма те­лес­но­го – свет, выс­шая фор­ма ду­ши – ум; ду­ша от­но­сит­ся к те­лу, как фор­ма к ма­те­рии, что не ме­ша­ет вы­де­лять внут­ри са­мой ду­ши не­ве­ще­ст­вен­ную ма­те­рию – её «спо­соб­но­сти», или ор­га­ны ду­шев­ной дея­тель­но­сти. Толь­ко идеи-об­раз­цы в уме Бо­га чис­то ак­ту­аль­ны, и по­столь­ку – не под­па­да­ют об­ще­му ги­ле­мор­физ­му.

Уче­ние Б., про­дол­жав­шее тра­ди­ции ав­гу­сти­ни­ан­ст­ва, по­ло­жи­ло на­ча­ло фран­ци­скан­ско­му на­прав­ле­нию в ср.-век. схо­ла­сти­ке, про­ти­во­сто­яв­ше­му то­миз­му. Вме­сте с тем на­ме­тив­шая­ся уже у Б. и его бли­жай­ших уче­ни­ков тен­ден­ция к ас­си­ми­ля­ции не­ко­то­рых ари­сто­те­лев­ских идей (при под­чёр­ки­ва­нии прин­ци­пи­аль­но­го не­со­гла­сия с по­зи­ци­ей то­ми­стов в це­лом) по­лу­чи­ла раз­ви­тие у бо­лее позд­них фран­ци­скан­ских мыс­ли­те­лей, став пре­об­ла­даю­щей у Дун­са Ско­та. Од­на­ко и по­сле подъ­ё­ма и тор­же­ст­ва то­миз­ма в зап. схо­ла­сти­ке к уче­нию Б. не­из­беж­но об­ра­ща­лись ка­то­лич. фи­ло­со­фы и бо­го­сло­вы мис­тич. ори­ен­та­ции, вы­сту­пав­шие про­тив экс­пан­сии ра­цио­на­лиз­ма.

В 1482 Б. ка­но­ни­зи­ро­ван Рим­ско-ка­то­лич. цер­ко­вью, в 1588 при­чис­лен к учи­те­лям Церк­ви. День па­мя­ти 15 ию­ля.

Соч.: Opera omnia. [Quaracchi], 1882–1902. Vol. 1–10; Пу­те­во­ди­тель ду­ши к Бо­гу. М., 1993.

Лит.: Bissen J. M. L’exemplarisme divin selon St. Bonaventure. P., 1929; Gilson E. La phi­losophie de Saint Bonaventure. 2 éd. P., 1943; Bougerol J. G. Introduction а̀ l’étude de St. Bonaventure. Tournai, 1961; Guardini R. Sys­tembildende Elemente in der Theologie Bona­venturas. Leiden, 1964; Quinn J. F. The historical constitution of St. Bonaventure’s philo­sophy. Toronto, 1973; St. Bonaventura 1274–1974. Grottaferrata, 1973–1974. Vol. 1–5; Schlosser M. Cognitio et amor: zum kognitiven und voluntativen Grund der Gotteserfahrung nach Bonaventura. Paderborn, 1990; Ratzin­ger J. Die Geschichtstheologie des Bonaven­tura. 2. Aufl. St. Ottilien, 1992.

Вернуться к началу