Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КРЕ́ПОСТЬ

  • рубрика

    Рубрика: Военное дело

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 695

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. М. Колганов, А. Ю. Ермолов

КРЕ́ПОСТЬ, дол­го­вре­мен­ное фор­ти­фи­кац. со­ору­же­ние, под­го­тов­лен­ное для дли­тель­ной кру­го­вой обо­ро­ны (оса­ды). Как пра­ви­ло, К. име­ла по­сто­ян­ный гар­ни­зон с са­мо­сто­ят. управ­ле­ни­ем, воо­ру­же­ние и за­па­сы бо­е­при­па­сов, про­до­воль­ствия и во­ды. Тер­мин «К.» поя­вил­ся в офиц. до­ку­мен­тах в Зап. Ев­ро­пе в 7 в. и оз­на­чал ча­ст­ное ук­ре­п­ле­ние или сред­ст­ва для уси­ле­ния обо­ро­ны на­се­лён­ных пунк­тов. К. мож­но раз­де­лить: по ти­пу – на го­ро­да-К. и са­мо­стоя­тель­ные, или от­дель­ные (зам­ки, мо­на­сты­ри и т. п.); по ви­ду – на су­хо­пут­ные и мор­ские (при­мор­ские). Для ов­ла­де­ния К. ис­поль­зо­ва­лись бло­ка­да, раз­ру­ше­ние фор­ти­фи­кац. со­ору­же­ний (стен и др.) и штурм.

Пер­во­на­чаль­но про­об­ра­зом К. бы­ли на­се­лён­ные пунк­ты, ко­то­рые в це­лях за­щи­ты от вра­же­ских на­па­де­ний ок­ру­жались ог­ра­дой из де­ре­ва, зем­ли, кам­ня и др. ма­те­риа­лов. Пер­вые К. поя­ви­лись в эпо­ху не­оли­ти­че­ской ре­во­лю­ции, дав­шей воз­мож­ность соз­да­вать за­па­сы про­до­воль­ст­вия (пер­вая из­вест­ная К. – Ие­ри­хон). В го­су­дар­ст­вах Древ­не­го ми­ра мн. го­ро­да по ме­ре строи­тель­ст­ва в них разл. ро­да обо­ро­нит. ук­ре­п­ле­ний ста­но­ви­лись од­но­вре­мен­но и К. (Кар­фа­ген, Афи­ны Древ­ние, Пла­теи и др.). Го­ро­да-К. бы­ли ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны так­же в Ср. Азии, За­кав­ка­зье и Сев. При­чер­но­мо­рье. Как пра­ви­ло, древ­ние го­ро­да-К. в пла­не пред­став­ля­ли со­бой мно­го­уголь­ник, по пе­ри­мет­ру ко­то­ро­го воз­во­ди­лись сте­ны, сое­ди­няв­шие круглые или квад­рат­ные баш­ни (во­круг не­ко­то­рых го­ро­дов ино­гда стро­и­лось неск. сплош­ных ог­рад). Вы­со­та стен дос­ти­га­ла 9–10 м (ино­гда до 30 м), тол­щи­на до­во­ди­лась до 1/3 вы­соты. Верх­няя часть стен за­вер­ша­лась па­ра­пе­том с зуб­ца­ми и ам­бра­зу­ра­ми. Со все­го пе­ри­мет­ра стен мож­но бы­ло вес­ти фрон­таль­ный огонь. Баш­ни бы­ли в 1,5–2 раза вы­ше стен, при­спо­саб­ли­вались для са­мо­сто­ят. обо­ро­ны и при­кры­ва­ли ближ­ние под­хо­ды к сте­нам; яв­ля­ясь опор­ны­ми пунк­та­ми гор. ог­ра­ды, они иг­ра­ли важ­ную роль в об­щей обо­ро­не. В цен­тре го­ро­да-К. воз­во­ди­лась ци­та­дель (у гре­ков – ак­ро­поль, у рим­лян – ка­пи­то­лий), слу­жив­шая по­след­ним опор­ным пунк­том для гар­ни­зо­на в слу­чае не­удач­ной обо­ро­ны. Для при­кры­тия гра­ниц древ­них го­су­дарств (Древ­ний Еги­пет, Ас­си­рия, Ва­ви­лон, Пер­сия, Древ­ний Рим и др.) на наи­бо­лее опас­ных в во­ен. от­но­ше­нии на­прав­ле­ни­ях воз­во­ди­лись отд. К., ко­то­рые обыч­но не име­ли жи­те­лей, кро­ме гар­ни­зо­на.

Фото В. М. Паппе Цитадель Халеб (Алеппо). 13–15 вв. Сирия.

В сред­ние ве­ка в Зап. Ев­ро­пе боль­шин­ст­во зам­ков фео­да­лов и мо­на­сты­рей воз­во­ди­лись так­же в ви­де са­мо­стоя­тель­ных (от­дель­ных) К. Напр., во Фран­ции в 13–14 вв. на­счи­ты­ва­лось ок. 50 тыс. зам­ков-К., ук­ре­п­лён­ных го­ро­дов и мо­на­сты­рей. На­ли­чие боль­шо­го чис­ла К., на­ря­ду с ма­ло­чис­лен­но­стью ар­мий, при­во­ди­ло к пре­об­ла­да­нию осад в хо­де бое­вых дей­ст­вий и к за­тяж­но­му ха­рак­те­ру войн. Вост. сла­вя­не с 10–11 вв. ук­ре­п­ля­ли свои по­се­ле­ния (го­ро­ди­ще, ост­рог), ко­то­рые, как пра­ви­ло, воз­во­ди­лись на воз­вы­шен­но­стях и ок­ру­жа­лись рвом, ва­лом и де­рев. ог­ра­дой (ты­ном). Ка­мен­ные ук­ре­п­ле­ния вза­мен де­ре­во-зем­ля­ных на­ча­ли стро­ить­ся в 11 в. Мо­на­сты­ри, как пра­ви­ло, вы­пол­ня­ли функ­ции при­гра­нич­ных К. или гор. фор­по­стов. Ци­та­де­лью ук­ре­п­ле­ний го­ро­да был двор кня­зя или со­бор­ной церк­ви, об­не­сён­ный сте­ной с баш­ня­ми (кром или де­ти­нец, а с нач. 14 в. – кремль или крем­ник).

С по­яв­ле­ни­ем ар­тил­ле­рии баш­ни К. уве­ли­чи­лись в раз­ме­рах (14 в.) для раз­ме­ще­ния в них ору­дий (в Рос­сии та­кие баш­ни впер­вые по­яв­ля­ют­ся в 1485 при строи­тель­ст­ве Мо­с­ков­ско­го Крем­ля), за­тем их за­ме­ни­ли на ок­руг­лые вы­сту­пы сте­ны (рон­де­ли), уве­ли­чи­лась тол­щи­на стен, пе­ред ни­ми на др. сто­ро­не рва де­ла­лась зем­ля­ная на­сыпь (гла­сис) для при­кры­тия от об­стре­ла их ниж­них час­тей. Для уве­ли­че­ния чис­ла ору­дий, флан­ки­рую­щих сте­ны, вме­сто ба­шен и рон­де­лей с нач. 15 в. по­яв­ля­ют­ся бас­тио­ны. Бас­ти­он­ная сис­те­ма бы­ла до­ве­де­на до со­вер­шен­ст­ва франц. шко­лой во­ен. ин­же­не­ров во гла­ве с С. де Во­ба­ном, ко­то­рый, кро­ме то­го, пред­ло­жил и усо­вер­шен­ст­во­вал но­вый при­ём оса­ды К. – по­сте­пен­ную ата­ку. На­ря­ду с фран­цуз­ской, су­ще­ст­во­ва­ла голл. шко­ла (М. де Ку­горн и др.), пред­по­ла­гав­шая строи­тель­ст­во не­сколь­ких бо­лее де­шё­вых до­пол­ни­тель­ных к бас­ти­он­но­му фрон­ту ли­ний обо­ро­ны (со­стоя­ли из зем­ля­ных ук­ре­пле­ний – крон­вер­ков и грон­вер­ков). В Рос­сии в 16–17 вв. обо­ро­на К. по­лучи­ла боль­шое стра­те­гич. зна­че­ние, по­зво­ляв­шее ос­та­но­вить или за­дер­жать втор­же­ние пре­вос­хо­дя­щих сил про­тив­ни­ка (см. Псков­ская обо­ро­на 1581–82, Тро­иц­кая оса­да 1608–10, Смо­лен­ская обо­ро­на 1609–11). В Зап. Ев­ро­пе в 17–18 вв. со­вер­шен­ст­во­ва­ние ме­то­дов оса­ды по­зво­ля­ло гар­ни­зо­ну К. вес­ти борь­бу в те­че­ние от­но­си­тель­но ко­рот­ко­го про­ме­жут­ка вре­ме­ни.

В кон. 18 – нач. 19 вв. зна­че­ние К. в ис­хо­де во­ен. про­ти­во­бор­ст­ва сто­рон сни­зи­лось. Осн. си­лы на­сту­паю­щих ар­мий, как пра­ви­ло, об­хо­ди­ли К. и про­дви­га­лись к жиз­нен­но важ­ным цен­трам стра­ны, бло­ки­руя К. лишь не­боль­ши­ми от­ря­да­ми с мощ­ной ар­тил­ле­ри­ей. В це­лях про­ти­во­дей­ст­вия об­хо­ду К. и за­труд­не­ния её бло­ки­ро­ва­ния глу­би­на обо­ро­ны бы­ла уве­ли­че­на за счёт вы­но­са за кре­по­ст­ную ог­ра­ду пе­ре­до­вых обо­ро­нит. ру­бе­жей и пунк­тов, соз­да­ния мощ­ных отд. ук­ре­п­ле­ний – фор­тов, ко­то­рые, как пра­ви­ло, свя­зы­ва­лись ме­ж­ду со­бой под­зем­ны­ми ком­му­ни­ка­ция­ми. Поя­вил­ся но­вый тип К. – фор­то­вая К. Идея её соз­да­ния бы­ла вы­дви­ну­та Пет­ром I и реа­ли­зо­ва­на при со­ору­же­нии кре­по­сти Крон­штадт (1-я пол. 18 в.). В Зап. Ев­ро­пе пер­вый про­ект фор­то­вой К. (г. Шер­бур, Фран­ция) был пред­ло­жен в 1778 франц. во­ен. инж. М. Мон­та­лам­бе­ром. Наи­бо­лее пол­ная раз­ра­бот­ка тео­ре­тич. по­ло­же­ний о фор­то­вой К. при­над­ле­жит рос. во­ен. инж. А. З. Те­ля­ков­ско­му (1846). Пер­во­на­чаль­но фор­то­вая К. име­ла один по­яс фор­тов, вы­не­сен­ных впе­рёд от яд­ра К. на 2–3 км с про­ме­жут­ка­ми ме­ж­ду фор­тами 1,5–2 км. С по­вы­ше­ни­ем даль­но­бой­но­сти и раз­ру­ши­тель­но­сти арт. сна­ря­дов, а так­же с по­яв­ле­ни­ем но­вых спо­со­бов бое­вых дей­ст­вий, ко­то­рые при­ме­ня­лись во вре­мя Се­ва­сто­поль­ской обо­ро­ны 1854–1855 и фран­ко-прус­ской вой­ны 1870–71, пло­ща­ди фор­то­вых К. уве­ли­чи­лись. По­я­вил­ся вто­рой по­яс фор­тов (6–8 км от кре­по­ст­ной сте­ны), воз­рос­ло рас­стоя­ние ме­ж­ду фор­та­ми (3–4 км), ук­ре­п­ля­лись про­ме­жут­ки ме­ж­ду ни­ми. Со 2-й пол. 19 в. в кре­по­ст­ном строи­тель­ст­ве ста­ли при­ме­нять бро­не­вые кон­ст­рук­ции (с 1864) и бе­тон (с 1880-х гг.). В 1888 рос. во­ен. инж. К. И. Ве­лич­ко раз­ра­бо­тал но­вый тип фор­та, пред­став­ляв­ший со­бой опор­ный пункт пе­хо­ты, уси­лен­ный про­ти­во­штур­мо­вы­ми арт. ору­дия­ми. Тя­жё­лая ар­тил­ле­рия вы­во­ди­лась в про­ме­жут­ки ме­ж­ду фор­та­ми. Но­вым в про­ек­те яв­лял­ся про­ме­жу­точ­ный ка­по­нир на 10 155-мм ору­дий, ис­поль­зуе­мый в це­лях флан­ки­ро­ва­ния арт. ог­нём про­ме­жут­ков ме­ж­ду фор­та­ми и под­сту­пов к со­сед­ним фор­там. Кре­пость Порт-Ар­тур, по­стро­ен­ная по про­ек­ту Ве­лич­ко, бла­го­да­ря на­ли­чию ук­ре­п­лён­ных про­ме­жут­ков ме­ж­ду фор­та­ми вы­ну­ди­ла япон­цев в рус.-япон. вой­ну 1904–05 от­ка­зать­ся от ус­ко­рен­ной ата­ки и на­чать дли­тель­ную оса­ду (см. Порт-Ар­ту­ра обо­ро­на 1904–05).

На­ка­ну­не 1-й ми­ро­вой вой­ны К. де­ли­лись на боль­шие (ма­нёв­рен­ные) и ма­лые. Боль­шие К. име­ли цель удер­жать важ­ные стра­те­гич. объ­ек­ты и обес­пе­чить ма­нев­ри­ро­ва­ние по­ле­вой ар­мии на гл. на­прав­ле­нии. В со­став гар­ни­зо­на боль­шой К. вхо­ди­ло 40–50 тыс. чел. пе­хо­ты, а во вре­мя вой­ны – до 100 тыс. чел. [Но­во­ге­ор­ги­евск (ны­не Мод­лин, рай­он г. Но­вы-Двур-Ма­зо­вец­ки, Поль­ша), Пе­ре­мышль (ны­не Поль­ша), Ан­твер­пен (Бель­гия)]. На воо­ру­же­нии со­стоя­ло ок. 800 ору­дий разл. ка­либ­ров с бое­ком­плек­том до 1 тыс. вы­стре­лов на ору­дие. На вто­ро­сте­пен­ных на­прав­ле­ни­ях воз­во­ди­лись ма­лые К., ко­то­рые со­стоя­ли из не­сколь­ких фор­тов или отд. фор­тов-за­став и пред­на­зна­ча­лись для обо­ро­ны кон­крет­но­го пунк­та.

Боль­шие при­мор­ские К. яв­ля­лись, как пра­ви­ло, опе­ра­ци­он­ны­ми ба­за­ми фло­та, от­ку­да про­во­ди­лось раз­вёр­ты­ва­ние его гл. сил. Они име­ли неск. удоб­ных и при­кры­тых, по воз­мож­но­сти ост­ро­ва­ми, вы­хо­дов в мо­ре, внутр. рейд, обес­пе­чи­вавший сто­ян­ку ко­раб­лей, а так­же все не­об­хо­ди­мые сред­ст­ва для снаб­же­ния, ре­мон­та и пи­та­ния фло­та. Боль­шая при­мор­ская К. со­стоя­ла обыч­но из центр. яд­ра (го­род, порт), рас­по­ло­жен­но­го у внутр. рей­да и ок­ру­жён­но­го в ря­де слу­ча­ев со сто­ро­ны су­ши ог­ра­дой; бе­ре­говых ба­та­рей, при­кры­вав­ших с мо­ря и со­став­ляв­ших бе­ре­го­вой или при­мор­ский фронт; су­хо­пут­но­го фрон­та в ви­де фор­то­во­го поя­са, ох­ва­ты­вав­ше­го пункт с су­ши. Ма­лые при­мор­ские К. слу­жи­ли опе­ра­ци­он­ны­ми ба­за­ми и за­щи­ща­ли важ­ные пунк­ты по­бе­ре­жья (пор­ты, якор­ные сто­ян­ки, уголь­ные стан­ции и т. д.). По уст­рой­ст­ву они обыч­но не от­ли­ча­лись от боль­ших при­мор­ских К., но име­ли мень­шие раз­ме­ры.

Бое­вые дей­ст­вия в 1-й ми­ро­вой вой­не по­ка­за­ли не­спо­соб­ность К. са­мо­стоя­тель­но сдер­жи­вать втор­же­ние мас­со­вых ар­мий и дли­тель­но со­про­тив­лять­ся оса­де. В пе­ри­од ме­ж­ду 1-й и 2-й ми­ро­вы­ми вой­на­ми все го­су­дар­ст­ва по­сте­пен­но пе­ре­шли к но­вым фор­мам инж. обо­ру­до­ва­ния ТВД. Тем не ме­нее во 2-й ми­ро­вой вой­не ис­поль­зо­ва­лись и со­хра­нив­шие­ся кре­по­ст­ные со­ору­же­ния (см. Бре­ст­ская кре­пость). По­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны не­ко­то­рые кре­по­ст­ные со­ору­же­ния со­хра­ня­ют­ся как му­зеи и па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры.

Лит.: Лас­ков­ский Ф. Ф. Ма­те­риа­лы для ис­то­рии ин­же­нер­но­го ис­кус­ст­ва в Рос­сии. СПб., 1858. Ч. 1; Кюи Ц. А. Крат­кий ис­то­ри­че­ский очерк дол­го­вре­мен­ной фор­ти­фи­ка­ции. 3-е изд. СПб., 1897; Ве­лич­ко К. И. Кре­по­сти до и по­сле Ми­ро­вой вой­ны. М., 1922; Шперк В. Ф. Ис­то­рия фор­ти­фи­ка­ции. М., 1957; Яков­лев В. В. Ис­то­рия кре­по­стей. Эво­лю­ция дол­го­вре­мен­ной фор­ти­фи­ка­ции. СПб., 1995.

Вернуться к началу