Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КАВАЛЕ́РИЯ

  • рубрика

    Рубрика: Военное дело

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 12. Москва, 2008, стр. 345

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. Ф. Азясский

КАВАЛЕ́РИЯ (итал. cavalleria, от лат. caballus – конь) (кон­ни­ца), род войск, в ко­то­ром для ве­де­ния бое­вых дей­ст­вий и пе­ре­дви­же­ния ис­поль­зо­ва­лась вер­хо­вая ло­шадь. К. за­ро­ди­лась в ви­де ир­ре­гу­ляр­ной кон­ни­цы в стра­нах Древ­не­го ми­ра в рай­онах мас­со­во­го раз­ве­де­ния ло­ша­дей. В ар­ми­ях Древ­не­го Егип­та, Ин­дии, Ки­тая и др. стран при­ме­ня­лись бое­вые ко­лес­ни­цы, за­пря­жён­ные ло­шадь­ми. Впер­вые как род ир­ре­гу­ляр­ных войск К. поя­ви­лась в Ас­си­рии и Урар­ту (9 в. до н. э.), за­тем в Пер­сии (6 в. до н. э.) и др. ра­бо­вла­дельч. го­су­дар­ст­вах. В перс. ар­мии К. бы­ла гл. ро­дом войск и де­ли­лась на тя­жё­лую, имев­шую на воо­ру­же­нии ме­чи и пи­ки, и лёг­кую, воо­ру­жён­ную лу­ка­ми, дро­ти­ка­ми и копь­я­ми. Ре­гу­ляр­ная К. впер­вые соз­да­на в Древ­ней Гре­ции. Вна­ча­ле её чис­лен­ность со­став­ля­ла по 1–1,5 тыс. всад­ни­ков в Афи­нах и Спар­те. Боль­шое ко­ли­че­ст­во ло­ша­дей на се­ве­ре Гре­ции (в Фес­са­лии и Бе­о­тии) по­зво­ли­ло сфор­ми­ро­вать в Фи­вах бо­лее мно­го­чис­лен­ную К. В 1-й пол. 4 в. до н. э. фи­ван­ский пол­ко­во­дец Эпа­ми­нонд впер­вые при­ме­нил К. во взаи­мо­дей­ст­вии с пе­хо­той и уме­ло ис­поль­зо­вал её для за­вер­ше­ния раз­гро­ма про­тив­ни­ка в сра­же­ни­ях при Лев­к­трах и Ман­ти­нее. Наи­боль­ше­го раз­ви­тия в Древ­нем ми­ре ре­гу­ляр­ная К. дос­тиг­ла во 2-й пол. 4 в. до н. э. в ар­мии Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го. Она вы­де­ли­лась в са­мо­сто­ят. род войск, ста­ла иг­рать ре­шаю­щую роль в бою (напр., в сра­же­нии при Гав­га­ме­лах). Вы­со­ки­ми бое­вы­ми ка­че­ст­ва­ми об­ла­да­ла кар­фа­ген­ская К. Во вре­мя 2-й Пу­ни­че­ской вой­ны (см. Пу­ни­че­ские вой­ны) она ши­ро­ко при­ме­ня­лась Ган­ни­ба­лом для уда­ров по флан­гам и ок­ру­же­ния про­тив­ни­ка (напр., в сра­же­нии при Кан­нах). В 7–3 вв. до н. э. мно­го­числ. кон­ни­цу име­ли ски­фы, уме­ло ис­поль­зо­вав­шие её в вой­нах с Пер­си­ей и др. стра­на­ми. Силь­ная К. бы­ла у пар­фян; в сра­же­нии при Кар­рах она сыг­ра­ла важ­ную роль в раз­гро­ме рим. вой­ска.

У вост. сла­вян в 6–8 вв. н. э. име­лась не­мно­го­числ. кон­ни­ца, ко­то­рая иг­ра­ла вспо­мо­гат. роль. По­сле ус­та­нов­ле­ния феод. строя в Зап. Ев­ро­пе гл. во­ен. си­лу феод. ар­мий с 8–9 вв. ста­ла со­став­лять ры­цар­ская кон­ни­ца, всад­ни­ки ко­то­рой име­ли на воо­ру­же­нии меч и тя­жё­лое ко­пьё; за­щит­ным воо­ру­же­ни­ем ры­ца­ря бы­ли щит, шлем и пан­цирь, ко­то­рым за­кры­ва­лось всё те­ло, а со 2-й пол. 12 в. до­спе­ха­ми ста­ли по­кры­вать­ся и кони. Ры­ца­ри ата­ко­ва­ли про­тив­ни­ка, вы­страи­ваясь в ли­нию или усе­чён­ным кли­ном. Бое­вой по­ря­док в ли­нию обыч­но при­ме­нял­ся про­тив ры­цар­ско­го вой­ска, а клин – в сра­же­ни­ях с пе­хо­той. При этом ры­ца­ри рас­по­ла­га­лись в неск. ря­дов по пе­ри­мет­ру кли­на, а в его се­ре­ди­не на­хо­ди­лись пе­шие вои­ны, ко­то­рые за­вер­ша­ли раз­гром про­тив­ни­ка, оп­ро­ки­ну­то­го уда­ром ры­ца­рей. Од­на­ко ры­цар­ская кон­ни­ца ут­ра­ти­ла гл. пре­иму­ще­ст­во К. – под­виж­ность. В Ле­до­вом по­бои­ще 1242 ры­ца­ри по­тер­пе­ли по­ра­же­ние от рус. вой­ска нов­го­род­ско­го кн. Алек­сан­д­ра Яро­сла­ви­ча Нев­ско­го, ос­но­ву ко­то­ро­го со­став­ля­ла пе­хо­та. В 9–10 вв. в вой­ске Др.-рус. гос-ва ос­но­ву кон­ни­цы со­став­ля­ла кня­же­ская дру­жи­на. В 11–12 вв. в хо­де борь­бы с ко­чев­ни­ка­ми кон­ни­ца уве­ли­чи­лась чис­лен­но и ста­ла иг­рать всё бóльшую роль в сра­же­ни­ях. В Ку­ли­ков­ской бит­ве 1380 кон­ный за­сад­ный полк кн. Вла­ди­ми­ра Ан­д­рее­ви­ча Храб­ро­го и Д. М. Боб­рок-Во­лын­ско­го ре­шил ис­ход сра­же­ния с вой­ском Ма­мая. В 13–14 вв. К. со­став­ля­ла ос­но­ву войск, уча­ст­во­вав­ших в за­вое­ват. по­хо­дах Чин­гис­ха­на и его пре­ем­ни­ков. Монг.-тат. кон­ни­ца об­ла­да­ла вы­со­кой бое­спо­соб­но­стью и ор­га­ни­зо­ван­но­стью, дли­тель­ное вре­мя не име­ла се­бе рав­ных в сра­же­ни­ях.

По­яв­ле­ние в 14 в. ог­не­стрель­но­го ору­жия и воз­рас­та­ние в свя­зи с этим ро­ли пе­хо­ты и ар­тил­ле­рии су­ще­ст­вен­но от­ра­зи­лись на раз­ви­тии К. В Зап. Ев­ро­пе к кон. 15 в. ры­цар­ская кон­ни­ца окон­ча­тель­но ут­ра­ти­ла своё зна­че­ние. В 16 в. на пер­вый план ста­ла вы­дви­гать­ся лёг­кая К., воо­ру­жён­ная ог­не­стрель­ным ору­жи­ем. Од­но­вре­мен­но ме­ня­лась так­ти­ка боя, вме­сто ата­ки в кон­ном строю и уда­ра хо­лод­ным ору­жи­ем ста­ла при­ме­нять­ся стрель­ба с ко­ня ше­рен­га­ми. В кон. 16 в. в К. поя­ви­лись дра­гу­ны, за­тем ки­ра­си­ры. Боль­шую ре­ор­га­ни­за­цию К. про­вёл швед. ко­роль Гус­тав II Адольф. Кав. полк шве­дов со­сто­ял из 4 эс­кад­ро­нов (по 125 всад­ни­ков), в ка­ж­дый из ко­то­рых вхо­ди­ло 4 кор­не­та (взво­да). К. шве­дов (дра­гу­ны и ки­ра­си­ры) в бою строи­лась в 3–4 ше­рен­ги, а в бое­вом по­ряд­ке ар­мии рас­по­ла­га­лась в 2 ли­нии. При та­ком по­строе­нии кон­ни­ца сно­ва пре­вра­ти­лась в мощ­ную удар­ную си­лу, спо­соб­ную ре­ши­тель­но ата­ко­вать и ма­нев­ри­ро­вать на по­ле боя. В 18 в. от­ли­ча­лась вы­со­кой ма­нёв­рен­но­стью и вы­уч­кой прус­ская К., ко­то­рая в плот­ных бое­вых по­ряд­ках ре­ши­тель­но ата­ко­ва­ла во фланг и тыл про­тив­ни­ка, что не­ред­ко пре­до­пре­де­ля­ло ис­ход сра­же­ний. В 17–18 вв. в го­су­дар­ст­вах Зап. Ев­ро­пы бы­ло 3 ви­да К.: тя­жё­лая – ки­ра­си­ры; сред­няя – дра­гу­ны, ка­ра­би­не­ры, кон­но­гре­на­де­ры; лёг­кая – гу­са­ры и ула­ны. Чис­лен­ность К. рез­ко воз­рос­ла и со­став­ля­ла в ря­де стран до 50% все­го со­ста­ва ар­мии, а во Фран­ции К. бы­ло в 1,5 раза боль­ше, чем пе­хо­ты.

Рис. Р. И. Маланичева Кавалеристы: 1 – рядовой легкоконного полка. 1786–96; 2 – фанен-юнкер Каргопольского драгунского полка. 1812.

С об­ра­зо­ва­ни­ем Рус. гос-ва во 2-й пол. 15 в. бы­ли соз­да­ны пер­вые кав. пол­ки дво­рян­ской по­ме­ст­ной кон­ни­цы. Ка­ж­дый полк ор­га­ни­за­ци­он­но де­лил­ся на сот­ни, по­лу­сот­ни и де­сят­ки всад­ни­ков. В сер. 16 в. по­ме­ст­ная кон­ни­ца на­счи­ты­ва­ла 50–75 тыс. чел. По­сле при­сое­ди­не­ния в 1550-е гг. Ка­зан­ско­го и Ас­т­ра­хан­ско­го ханств в её со­став во­шла так­же та­тар­ская кон­ни­ца. С 1630-х гг. по­ме­ст­ная К. ста­ла за­ме­нять­ся кав. пол­ка­ми «но­во­го строя», ко­то­рых в 1663 бы­ло 25 (рей­тар­ских и дра­гун­ских). Ка­ж­дый из них со­сто­ял из 10–12 рот и на­счи­ты­вал от 1 до 2 тыс. чел. Зна­чит. роль в рус. ар­мии с кон. 16 в. иг­ра­ла ка­за­чья кон­ни­ца. В нач. 18 в. при Пет­ре I бы­ла соз­да­на ре­гу­ляр­ная К. дра­гун­ско­го ти­па (36 дра­гун­ских пол­ков об­щей чис­лен­но­стью ок. 40 тыс. всад­ни­ков). В 1724 в рос. гвар­дии сфор­ми­ро­ва­но пер­вое под­раз­де­ле­ние ка­ва­лер­гар­дов. К. при­ме­ня­лась как в от­ры­ве от ос­таль­ных сил ар­мии (напр., дей­ст­вия кор­во­лан­та в сра­же­нии при Лес­ной в 1708), так и со­вме­ст­но с пех. час­тя­ми и ар­тил­ле­ри­ей (напр., Пол­тав­ская бит­ва 1709). В по­сле­пет­ров­скую эпо­ху рос. К. ста­ла ме­нее при­спо­соб­лен­ной к са­мо­сто­ят. дей­ст­ви­ям в кон­ном строю с на­не­се­ни­ем уда­ра хо­лод­ным ору­жи­ем, т. к. ка­ва­ле­ри­сты, под­ра­жая зап.-ев­роп. по­ряд­кам, в осн. ве­ли стрель­бу с ло­ша­дей. В 1755 был вве­дён но­вый Кав. ус­тав, ко­то­рый в зна­чит. ме­ре по­мог воз­ро­дить пет­ров­ские тра­ди­ции бое­во­го ис­поль­зо­ва­ния К. В Се­ми­лет­ней вой­не 1756–63 рос. К. ока­за­лась дос­той­ным про­тив­ни­ком силь­ной прус­ской К., ре­ор­га­ни­зо­ван­ной Фрид­ри­хом II Ве­ли­ким. Во 2-й пол. 18 в. про­изош­ли круп­ные из­ме­не­ния – осо­бое вни­ма­ние бы­ло об­ра­ще­но на уве­ли­че­ние сред­ней и лёг­кой К. К кон. 18 в. рос. К. со­стоя­ла в осн. из ка­ра­би­нер­ных, кон­но­гре­на­дер­ских, дра­гун­ских, гу­сар­ских и лег­ко­кон­ных ре­гу­ляр­ных кав. пол­ков. В них вхо­ди­ли по 6–10 ли­ней­ных и 1–3 за­пас­ных эс­кад­ро­на, чис­лен­ность пол­ков со­став­ля­ла от 1100 до 1838 чел.

Рис. Р. И. Маланичева Кавалеристы: 1 – трубач лейб-гвардии Казачьего полка. 1878; 2 – знаменосец 46-го драгунского Переяславского полка. 1883.

В вой­нах 2-й пол. 19 в. кон­ни­ца ев­роп. ар­мий дей­ст­во­ва­ла ма­ло­ус­пеш­но, в ре­зуль­та­те воз­ник­ли со­мне­ния в не­об­хо­ди­мо­сти её даль­ней­ше­го су­ще­ст­во­ва­ния. Од­на­ко опыт Гра­ж­дан­ской вой­ны в США 1861–65 убе­ди­тель­но по­ка­зал эф­фек­тив­ность при­ме­не­ния круп­ных кав. со­еди­не­ний для глу­бо­ких рей­дов по ты­лам и ком­му­ни­ка­ци­ям про­тив­ни­ка. В рос. ар­мии к на­ча­лу рус.-тур. вой­ны 1877–78 на­счи­ты­ва­лось 19 кав. ди­ви­зий, со­став ко­то­рых был раз­лич­ным. Ди­ви­зии вклю­ча­ли кон­но­гре­на­дер­ский, дра­гун­ский, улан­ский, гу­сар­ский и ка­за­чий пол­ки. Не­за­ви­си­мо от ко­ли­че­ст­ва пол­ков ка­ж­дая кав. ди­ви­зия со­стоя­ла из 2 бри­гад. Ре­гу­ляр­ные кав. пол­ки име­ли по 4 эс­кад­ро­на, ка­за­чьи – по 6 со­тен. Эс­кад­ро­ны и сот­ни со­стоя­ли из взво­дов. В 1896–97 бы­ли соз­да­ны 2 кав. кор­пу­са, ко­то­рые по­сле рус.-япон. вой­ны 1904–05 рас­фор­ми­ро­ва­ны. В иностр. ар­ми­ях до нач. 20 в. кав. кор­пу­сов не су­ще­ст­во­ва­ло. Толь­ко во Фран­ции и Гер­ма­нии в 1914 часть кав. ди­ви­зий бы­ла све­де­на в кор­пу­са. В Рос­сии кав. кор­пу­са бы­ли воз­ро­ж­дены в 1916 и со­стоя­ли из 2–3 кав. ди­ви­зий. К нач. 1-й ми­ро­вой вой­ны К. состав­ля­ла 8–10% от чис­лен­но­сти ар­мий обе­их коа­ли­ций. Стра­ны Ан­тан­ты име­ли в дей­ст­вую­щей ар­мии 49 кав. ди­ви­зий (Рос­сия – 36, Фран­ция – 10, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Бель­гия и Сер­бия – по 1), а Гер­ма­ния и Ав­ст­ро-Венг­рия – 22. Кав. ди­ви­зия в рос. ар­мии со­стоя­ла из 4 пол­ков (дра­гун­ско­го, улан­ско­го, гу­сар­ско­го и ка­зачь­е­го) по 6 эс­кад­ро­нов, кон­но­ар­тил­ле­рий­ско­го ди­ви­зио­на (12 ору­дий), кон­но-пу­ле­мёт­ной и кон­но-са­пёр­ной ко­манд (об­щая чис­лен­ность ок. 4 тыс. чел.). Кав. ди­ви­зия герм. ар­мии вклю­ча­ла 3 бри­га­ды по 2 пол­ка в ка­ж­дой, кон­но­ар­тил­ле­рий­ский и егер­ский ба­таль­о­ны, пу­ле­мёт­ную ро­ту, от­ряд са­пё­ров и от­ряд свя­зи (все­го 4,2 тыс. чел.). Кав. ди­ви­зия брит. ар­мии име­ла 12 пол­ков по 3 эс­кад­ро­на и на­счи­ты­ва­ла 9 тыс. чел. Вслед­ст­вие на­сы­ще­ния про­ти­во­бор­ст­вую­щих ар­мий ар­тил­ле­ри­ей, пу­ле­мё­та­ми и при­ме­не­ния авиа­ции дей­ст­вия К. в хо­де вой­ны со­про­во­ж­да­лись боль­ши­ми по­те­ря­ми и бы­ли ма­ло­эф­фек­тив­ны­ми. Од­ним из не­мно­гих при­ме­ров при­ме­не­ния круп­ных сил К. для раз­ви­тия ус­пе­ха в опе­ра­тив­ном мас­шта­бе яв­ля­ет­ся Ви­лен­ская опе­ра­ция 1915, в хо­де ко­то­рой герм. ко­ман­до­ва­ние ис­поль­зо­ва­ло для про­ры­ва груп­пу из 6 кав. ди­ви­зий. Мно­го­чис­лен­ная рос. К., не­смот­ря на вы­со­кую под­го­тов­ку ря­до­вых ка­ва­ле­ри­стов, да­же в на­чаль­ный, ма­нёв­рен­ный пе­ри­од вой­ны не сыг­ра­ла зна­чит. ро­ли. С на­сту­п­ле­ни­ем по­зи­ци­он­но­го пе­рио­да бое­вые дей­ст­вия К. как под­виж­но­го ро­да войск, по су­ще­ст­ву, пре­кра­ти­лись. Лич­ный со­став кав. со­еди­не­ний и час­тей был спе­шен и вёл бое­вые дей­ст­вия, как и пе­хо­та, в око­пах. По­сле 1-й ми­ро­вой вой­ны в свя­зи с ме­ха­ни­за­ци­ей и мо­то­ри­за­ци­ей иностр. ар­мий чис­лен­ность К. со­кра­ти­лась, а к кон. 1930-х гг. в ря­де го­су­дарств она как род войск бы­ла ли­к­ви­ди­ро­ва­на. Не­зна­чит. чис­ло кав. ди­ви­зий со­хра­ня­лось вплоть до 2-й ми­ро­вой вой­ны лишь в не­ко­то­рых стра­нах (во Фран­ции – 5, Ве­ли­ко­бри­та­нии – 2, Ита­лии в 1941 – 2). В хо­де вой­ны они су­ще­ст­вен­ной ро­ли не сыг­ра­ли и вско­ре бы­ли уп­разд­не­ны.

«Трубачи Первой Конной Армии». Художник М. Б. Греков. 1934. Третьяковская галерея (Москва).

Сов. К. на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся од­но­вре­мен­но с соз­да­ни­ем РККА из чис­ла доб­ро­воль­цев, пре­им. в мес­тах рас­по­ло­же­ния де­мо­би­ли­зо­ван­ных кав. со­еди­не­ний рос. имп. ар­мии. В хо­де Гра­ж­дан­ской вой­ны 1917–22 зна­че­ние К. не­ук­лон­но воз­рас­та­ло. Это­му спо­соб­ст­во­ва­ли ма­нёв­рен­ный ха­рак­тер дей­ст­вий войск, рас­тя­ну­тость ар­мий на ши­ро­ком фрон­те, на­ли­чие от­кры­тых сты­ков и про­ме­жут­ков в бое­вых по­ряд­ках, сла­бо при­кры­тых и не за­ня­тых вой­ска­ми уча­ст­ков. В этих ус­ло­ви­ях К. мог­ла в пол­ной ме­ре реа­ли­зо­вать свои бое­вые ка­че­ст­ва и воз­мож­но­сти – под­виж­ность, вне­зап­ность уда­ров и ре­ши­тель­ность дей­ст­вий. В янв. 1918 в Пет­ро­гра­де на ба­зе быв. л.-гв. Кон­но­го пол­ка был сфор­ми­ро­ван 1-й кон­ный полк. В авг. 1918 на­ча­лось соз­да­ние 2 кав. ди­ви­зий – в Мо­с­ков­ском и Ор­лов­ском во­ен. ок­ру­гах. Од­на­ко фор­ми­ро­ва­ние К. на­толк­ну­лось на зна­чит. труд­но­сти: осн. рай­оны, по­став­ляв­шие в ар­мию ка­ва­ле­ри­стов и вер­хо­вых ло­ша­дей (Ук­раи­на, юг и юго-вос­ток Рос­сии), бы­ли за­ня­ты вой­ска­ми Бе­лых ар­мий, в их ря­дах на­хо­ди­лось и боль­шин­ст­во ка­за­ков, ощу­ща­лась ост­рая не­хват­ка опыт­ных ко­ман­ди­ров, ору­жия и сна­ря­же­ния. К то­му же кон­ские ре­сур­сы стра­ны ока­за­лись в зна­чит. ме­ре ис­то­ще­ны. В свя­зи с этим фор­ми­ро­ва­ние кав. ди­ви­зии в Ор­лов­ском ВО за­вер­шить не уда­лось. Пер­вым со­еди­не­ни­ем ре­гу­ляр­ной К. Крас­ной Ар­мии ста­ла Моск. кав. ди­ви­зия (с февр. 1920 – 1-я кав. ди­ви­зия), сфор­ми­ро­ван­ная из доб­ро­воль­цев 2-й кав. ди­ви­зии рос. имп. ар­мии (уча­ст­во­ва­ла в бо­ях на Вост. фрон­те с вес­ны 1919 в со­ста­ве сов. 4-й ар­мии). По шта­там, ус­та­нов­лен­ным при­ка­зом РВС (от 13.11.1918), кав. ди­ви­зия со­стоя­ла из 3 бри­гад, кон­но­ар­тил­ле­рий­ско­го ди­ви­зио­на и др. час­тей и под­раз­де­ле­ний (все­го 7653 чел.). Фак­тич. чис­лен­ность кав. ди­ви­зии обыч­но не пре­вы­ша­ла 4–4,5 тыс. чел. Ле­том 1918 в во­ен. ок­ру­гах фор­ми­ро­ва­лись отд. эс­кад­ро­ны и ди­ви­зио­ны, ко­то­рые на­прав­ля­лись на Вост. фронт и по­пол­ня­ли вой­ско­вую К., вхо­дя в со­став пол­ков, бри­гад и ди­ви­зий. Кро­ме то­го, до сер. 1919 фор­ми­ро­ва­лись эс­кад­ро­ны «ез­дя­щей пе­хо­ты» (по 240 чел.), пред­на­зна­чен­ные вес­ти бой спе­шив­шись. Все­го на Вост. фрон­те на 1.12.1918 на­счи­ты­ва­лось ок. 10 тыс. са­бель, но не бы­ло ни од­ной кав. ди­ви­зии. При­мер­но та­кое же по­ло­же­ние с К. сов. войск сло­жи­лось и на Юж. фрон­те, где ра­зоб­щён­ные отд. кав. эс­кад­ро­ны, ди­ви­зио­ны и пол­ки мог­ли ре­шать толь­ко ог­ра­ни­чен­ные так­тич. за­да­чи. В то же вре­мя Доб­ро­воль­че­ская ар­мия в дос­та­точ­ном ко­ли­че­ст­ве рас­по­ла­га­ла людь­ми и ло­шадь­ми, кад­ра­ми кав. офи­це­ров. В со­став бе­лой К. вхо­ди­ли 1-я кон­ная ди­ви­зия ген. от кав. И. Г. Эр­де­ли, 1-я Ку­бан­ская кон­ная ди­ви­зия ген.-м. В. Л. По­кров­ско­го и др. Зна­чит. си­лу уже ле­том 1918 пред­став­ля­ла К. Дон­ской ар­мии. Что­бы ли­шить Доб­ро­вольч. ар­мию пре­иму­ще­ст­ва в К., в РККА при­ни­ма­лись энер­гич­ные ме­ры по фор­ми­ро­ва­нию но­вых кав. со­еди­не­ний. В но­яб. 1918 на тер­ри­то­рии Дон­ско­го ок­ру­га бы­ла сфор­ми­ро­ва­на 1-я Свод­ная кав. ди­ви­зия (с 14.3.1919 – 4-я кав. ди­ви­зия), осн. яд­ро ко­то­рой со­ста­ви­ла 1-я Дон­ская кав. бри­га­да Б. М. Ду­мен­ко. К сер. 1919 в Крас­ной Ар­мии име­лось уже 5 кав. ди­ви­зий по 6 пол­ков в ка­ж­дой (в пол­ку – 4 эс­кад­ро­на), а об­щая чис­лен­ность К. пре­вы­си­ла 30 тыс. са­бель. В ию­не 1919 РВС сов. 10-й ар­мии об­ра­зо­вал из 4-й и 6-й кав. ди­ви­зий кон­ный кор­пус под ко­манд. С. М. Бу­дён­но­го. Од­на­ко в це­лом про­цесс соз­да­ния круп­ных кав. фор­ми­ро­ва­ний шёл мед­лен­но из-за не­дос­та­точ­но­го по­сту­п­ле­ния кон­ско­го со­ста­ва. В свя­зи с этим в сент. 1919 по­все­ме­ст­но вве­де­на мо­би­ли­за­ция ло­ша­дей, про­ве­де­на ре­ор­га­ни­за­ция кав. со­еди­не­ний и час­тей вой­ско­вой К. В Пет­ро­гра­де на ба­зе Офи­цер­ской кав. шко­лы рос. имп. ар­мии ста­ла дей­ст­во­вать Выс­шая кав. шко­ла Крас­ной Ар­мии. Кро­ме то­го, име­лось 8 ко­манд­ных кав. кур­сов. В сент. 1919 в со­ста­ве сов. 16-й ар­мии из 2 кав. бри­гад ди­ви­зи­он­ной К. и 1 отд. кав. бри­га­ды был об­ра­зо­ван Свод­но-кон­ный кор­пус под ко­манд. Б. М. Ду­мен­ко, а в но­яб. 1919 кон­ный кор­пус Бу­дён­но­го был раз­вёр­нут в Пер­вую кон­ную ар­мию. Све­де­ние отд. кав. ди­ви­зий в кон­ные кор­пу­са и со­з­да­ние кон­ной ар­мии по­зво­ли­ли РККА одер­жать на Юж. и Вост. фрон­тах ряд важ­ных по­бед над Бе­лы­ми ар­мия­ми, так­же при­ме­няв­ши­ми К. круп­ны­ми мас­са­ми в со­ста­ве не­сколь­ких кон­ных кор­пу­сов. К кон. 1919 си­лы сто­рон по К. срав­ня­лись. В ию­ле 1920 соз­да­на Вто­рая кон­ная ар­мия под ко­манд. О. И. Го­ро­до­ви­ко­ва (с сент. 1920 команд. – Ф. К. Ми­ро­нов). К кон. 1920 К. сов. войск со­стоя­ла из 27 кав. ди­ви­зий и не­сколь­ких отд. кав. бри­гад. По­сле вой­ны в РККА К. про­дол­жа­ла ос­та­вать­ся до­воль­но мно­го­числ. ро­дом войск. Со­хра­ни­лось её де­ле­ние на стра­те­ги­че­скую (кав. ди­ви­зии и кор­пу­са) и вой­ско­вую (кав. пол­ки и под­раз­де­ле­ния, вхо­див­шие в со­став стрелк. со­еди­не­ний). В 1928 вво­дит­ся еди­ный штат кав. со­еди­не­ний и час­тей. Кав. ди­ви­зия со­стоя­ла из 2 бри­гад, кон­но­ар­тил­ле­рий­ско­го ди­ви­зио­на, пу­ле­мёт­но­го эс­кад­ро­на и др. под­раз­де­ле­ний. В 1930-е гг. на ос­на­ще­ние К. на­ча­ли по­сту­пать ав­то­ма­тич. стрелк. ору­жие, зе­нит­ные и про­ти­во­тан­ко­вые сред­ст­ва. Штат кав. ди­ви­зии был из­ме­нён: 4 кав. пол­ка, ме­ха­ни­зир. (позд­нее тан­ко­вый) полк, от­дель­ные кон­но­ар­тил­ле­рий­ский и зе­нит­ный ар­тил­ле­рий­ский ди­ви­зио­ны, спец. под­раз­де­ле­ния (9240 чел., 64 лёг­ких тан­ка, 18 бро­не­ма­шин, 32 по­ле­вых, 16 про­ти­во­тан­ко­вых, 20 зе­нит­ных ору­дий, 64 ми­но­мё­та). К 1938 ко­ли­че­ст­во кав. со­еди­не­ний до­ве­де­но до 35 (32 кав. ди­ви­зии и 3 отд. кав. бри­га­ды), кор­пус­ных управ­ле­ний – до 7. Од­на­ко опыт на­ча­ла 2-й ми­ро­вой вой­ны по­ка­зал, что К. ут­ра­ти­ла своё бы­лое зна­че­ние. В раз­вер­нув­ших­ся сра­же­ни­ях в Поль­ше и во Фран­ции ре­шаю­щая роль при­над­ле­жа­ла тан­ко­вым и мо­то­ри­зов. со­еди­не­ни­ям при под­держ­ке ар­тил­ле­рии и авиа­ции. Это вы­зва­ло со­кра­ще­ние К., к ию­ню 1941 в РККА ос­та­ва­лось 13 кав. ди­ви­зий (в т. ч. 4 гор­ные) и 4 управ­ле­ния кав. кор­пу­сов. В Вел. Отеч. вой­ну К. уча­ст­во­ва­ла в боль­шин­ст­ве круп­ных опе­ра­ций. Ле­том и осе­нью 1941 кав. со­еди­не­ния ве­ли тя­жё­лые обо­ро­нит. бои, при­кры­вая от­ход об­ще­вой­ско­вых со­еди­не­ний, на­но­си­ли контр­уда­ры и контр­ата­ки по флан­гам и ты­лу про­ры­вав­ших­ся груп­пи­ро­вок про­тив­ни­ка, дез­ор­га­ни­зо­вы­ва­ли его управ­ле­ние, под­воз ма­те­ри­аль­ных средств и эва­куа­цию. При этом вы­яви­лась гро­мозд­кость кав. со­еди­не­ний до­во­ен­ной ор­га­ни­за­ции. В свя­зи с этим с ию­ля 1941 на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние лёг­ких кав. ди­ви­зий чис­лен­но­стью ок. 3 тыс. чел. К кон. 1941 раз­вёр­ну­ты 82 та­кие ди­ви­зии. Од­но­вре­мен­но все от­дель­ные кав. ди­ви­зии бы­ли све­де­ны в кав. кор­пу­са, ко­то­рых к февр. 1942 бы­ло 17. В хо­де на­сту­пат. опе­ра­ции вес­ной и ле­том 1942 кав. со­еди­не­ния и час­ти ус­пеш­но при­ме­ня­лись в ка­че­ст­ве эше­ло­нов раз­ви­тия ус­пе­ха фрон­тов и ар­мий. Од­на­ко из-за труд­но­стей в обес­пе­че­нии кон­ским со­ста­вом и по­не­сён­ных по­терь их ко­ли­че­ст­во к ию­лю 1942 умень­ши­лось поч­ти в 2 раза, а к кон. 1943 ос­та­лось все­го 27 кав. ди­ви­зий, ко­то­рые бы­ли пе­ре­ве­де­ны на но­вую ор­га­ни­за­цию (3 кав. пол­ка, арт. и тан­ко­вые пол­ки). Они бы­ли све­де­ны в 8 кав. кор­пу­сов. В со­став кор­пу­сов вхо­ди­ли 3 кав. ди­ви­зии. Кав. со­еди­не­ния при­ме­ня­лись для раз­ви­тия про­ры­ва, ок­ру­же­ния круп­ных груп­пи­ро­вок про­тив­ни­ка, борь­бы с его опе­ра­тив­ны­ми ре­зер­ва­ми, на­ру­ше­ния ком­му­ни­ка­ций, за­хва­та плац­дар­мов на вод­ных пре­гра­дах и важ­ных рай­онов (ру­бе­жей) в ты­лу, для пре­сле­до­ва­ния, на­не­се­ния контр­уда­ров. В це­лях бо­лее пол­ной реа­ли­за­ции бое­вых воз­мож­но­стей кав. со­еди­не­ний, на­чи­ная с 1943, их ста­ли при­ме­нять для раз­ви­тия ус­пе­ха при про­ры­ве обо­ро­ны про­тив­ни­ка в со­ста­ве кон­но-ме­ха­ни­зи­ров. групп (1–2 ка­ва­ле­рий­ских и 1 тан­ко­вый или ме­ха­ни­зи­ров. кор­пус). Кав. со­еди­не­ния РККА в го­ды Вел. Отеч. вой­ны уча­ст­во­ва­ли во мно­гих бое­вых опе­ра­ци­ях. В Мо­с­ков­ской бит­ве 1941–42 от­ли­чи­лись 1-й гв. кав. кор­пус под ко­манд. ген.-м. П. А. Бе­ло­ва и 2-й гв. кав. кор­пус под команд. ген.-м. Л. М. До­ва­то­ра. В Ста­лин­град­ской бит­ве 1942–43 ус­пеш­но дей­ст­во­ва­ли 3-й гв. кав. кор­пус ген.-м. И. А. Плие­ва (с 28.12.1942 ген.-м. Н. С. Ос­ли­ков­ско­го), 8-й (с 14.2.1943 – 7-й гв.) кав. кор­пус ген.-м. М. Д. Бо­ри­со­ва и 4-й кав. кор­пус ген.-л. Т. Т. Шап­ки­на. В Бит­ве за Кав­каз 1942–43 доб­ле­ст­но сра­жа­лись 4-й гв. Ку­бан­ский ка­за­чий кав. кор­пус ген.-л. Н. Я. Ки­ри­чен­ко и 5-й гв. Дон­ской ка­за­чий кав. кор­пус ген.-м. А. Г. Се­ли­ва­но­ва. За об­раз­цо­вое вы­пол­не­ние бое­вых за­да­ний ко­ман­до­ва­ния 7 кав. кор­пу­сов и 17 кав. ди­ви­зий бы­ли пре­об­ра­зо­ва­ны в гвар­дей­ские, боль­шин­ст­во кав. со­еди­не­ний на­гра­ж­де­ны ор­де­на­ми, им при­свое­ны по­чёт­ные на­име­но­ва­ния.

Опыт при­ме­не­ния К. во 2-й ми­ро­вой и Вел. Отеч. вой­нах по­ка­зал её боль­шую уяз­ви­мость при вы­со­кой на­сы­щен­но­сти ар­мий ар­тил­ле­ри­ей, ав­то­ма­тич. стрелк. ору­жи­ем, тан­ка­ми и авиа­ци­ей. В свя­зи с этим в пер­вые по­сле­во­ен­ные го­ды чис­лен­ность К. в Сов. Ар­мии рез­ко со­кра­ти­лась, а к сер. 1950-х гг., вви­ду соз­да­ния и вне­дре­ния в воо­руж. си­лах мн. стран но­вей­ших сис­тем ору­жия и пол­ной мо­то­ри­за­ции ар­мии, К. как род войск пре­кра­ти­ла своё су­ще­ст­во­ва­ние, и кав. час­ти бы­ли рас­фор­ми­ро­ва­ны.

Лит.: Ива­нов П. А. Обо­зре­ние со­ста­ва и уст­рой­ст­ва ре­гу­ляр­ной рус­ской ка­ва­ле­рии. От Пет­ра Ве­ли­ко­го и до на­ших дней. СПб., 1864; Мар­ков М. И. Ис­то­рия кон­ни­цы. Тверь, 1886–1896. Ч. 1–5; Ка­ва­ле­рия. 3-е изд. СПб., 1914; Ша­пош­ни­ков Б. М. Кон­ни­ца (Ка­ва­ле­рий­ские очер­ки). 2-е изд. М., 1923; Га­тов­ский В. Кон­ни­ца. М., 1925–1928. Кн. 1–4; Бу­ден­ный С. М. Ос­но­вы так­ти­ки кон­ных со­еди­не­ний. М., 1938; The Cavalry. N. Y., 1982; Со­вет­ская ка­ва­ле­рия: Во­ен­но-ис­то­ри­че­ский очерк. М., 1984; Пли­ев И. А. До­ро­га­ми вой­ны. М., 1985; Бе­гу­но­ва А. И. Саб­ли ост­ры, ко­ни бы­ст­ры…: (Из ис­то­рии рус­ской ка­ва­ле­рии). М., 1992.

Вернуться к началу