Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВОЕ́ННОЕ ИСКУ́ССТВО

  • рубрика

    Рубрика: Военное дело

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 532-536

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. К. Копытко

ВОЕ́ННОЕ ИСКУ́ССТВО, тео­рия и прак­ти­ка под­го­тов­ки и ве­де­ния во­ен­ных дей­ст­вий на су­ше, мо­ре и в око­ло­зем­ном про­стран­ст­ве. Тео­рия В. и. – со­став­ная часть во­ен­ной нау­ки, ис­сле­дую­щая за­ко­ны (за­ко­но­мер­но­сти), прин­ци­пы, фор­мы и спо­со­бы ве­де­ния воо­руж. борь­бы в стра­те­гич., опе­ра­тив­ных и так­тич. звень­ях, обос­но­вы­ваю­щая ор­га­ни­зац. струк­ту­ру войск (сил) и ме­то­ды под­дер­жа­ния их бое­вой го­тов­но­сти и мо­би­ли­за­ци­он­ной го­тов­но­сти. Прак­ти­ка В. и. ох­ва­ты­ва­ет при­ме­не­ние во­ен. зна­ний (тео­рии В. и.) и опы­та при под­го­тов­ке и ве­де­нии опе­ра­ций во­ен­ных (да­лее – опе­ра­ция) и др. форм во­ен. дей­ст­вий с учё­том кон­крет­ных ус­ло­вий об­ста­нов­ки, а так­же в про­цес­се строи­тель­ст­ва и под­го­тов­ки воо­руж. сил (ВС) и др. войск. Совр. В. и. вклю­ча­ет в се­бя тес­но взаи­мо­свя­зан­ные и взаи­мо­за­ви­си­мые стра­те­гию во­ен­ную (да­лее – стра­те­гия), опе­ра­тив­ное ис­кус­ст­во и так­ти­ку. Ве­ду­щее ме­сто сре­ди них при­над­ле­жит стра­те­гии, ко­то­рой под­чи­не­но опе­ра­тив­ное иск-во, так­ти­ка в свою оче­редь под­чи­не­на опе­ра­тив­но­му иск-ву. Стра­те­гия ох­ва­ты­ва­ет тео­рию и прак­ти­ку пла­ни­ро­ва­ния и ве­де­ния вой­ны в це­лом и отд. форм стра­те­гич. дей­ст­вий. Опе­ра­тив­ное иск-во – тео­рия и прак­ти­ка под­го­тов­ки и ве­де­ния опе­ра­ций и др. форм во­ен. дей­ст­вий опе­ра­тив­но-стра­те­гич., опе­ра­тив­но­го и опе­ра­тив­но-так­тич. мас­шта­ба; вклю­ча­ет об­ще­вой­ско­вое опе­ра­тив­ное иск-во и опе­ра­тив­ное иск-во ви­дов ВС, ро­дов войск и опе­ра­тив­но­го ты­ла. Так­ти­ка ис­сле­ду­ет тео­рию и прак­ти­ку бое­вых дей­ст­вий со­еди­не­ний, час­тей и под­раз­де­ле­ний; со­сто­ит из об­ще­вой­ско­вой так­ти­ки и так­ти­ки ви­дов ВС и ро­дов войск. Раз­ви­тие В. и. оп­ре­де­ля­ет­ся по­ли­ти­кой и во­ен­ной док­три­ной го­су­дар­ст­ва, точ­ным ана­ли­зом его эко­но­ми­ки, чис­лен­но­стью мо­би­ли­зац. ре­сур­сов, уров­нем раз­ви­тия нау­ки, воо­ру­же­ния и во­ен­ной тех­ни­ки, на­ли­чи­ем стра­те­гич. сы­рья, то­п­ли­ва, энер­ге­тич. ре­сур­сов, со­стоя­ни­ем и воз­мож­но­стя­ми транс­пор­та, свя­зи, а так­же за­ви­сит от ко­ли­че­ст­вен­но­го и ка­че­ст­вен­но­го со­ста­ва ВС, во­ен. тра­ди­ций, фи­зи­ко-гео­гра­фич. ус­ло­вий, под­го­тов­лен­но­сти ТВД и др. Об­щие объ­ек­тив­ные за­ко­но­мер­но­сти эво­лю­ции В. и.: ус­лож­не­ние форм и спо­со­бов ве­де­ния вой­ны, опе­ра­ций и бое­вых дей­ст­вий, рас­ши­ре­ние во­ен. за­дач, не­пре­рыв­ное уве­ли­че­ние про­стран­ст­вен­но­го раз­ма­ха и на­пря­жён­но­сти во­оруж. борь­бы.

В древ­ние вре­ме­на В. и. ба­зи­ро­ва­лось на ог­ра­ни­чен­ных эко­но­мич. и люд­ских ре­сур­сах, по­зво­ляв­ших соз­да­вать от­но­си­тель­но не­мно­го­чис­лен­ные ар­мии. В этот пе­ри­од гл. ро­дом войск бы­ла пе­хо­та. У ко­че­вых на­ро­дов ос­но­ву ар­мии со­став­ля­ла кон­ни­ца (см. Ка­ва­ле­рия). В не­ко­то­рых ар­ми­ях ис­поль­зо­ва­лись верб­лю­ды и сло­ны. При­мор­ские го­су­дар­ст­ва име­ли флот. На воо­ру­же­нии ар­мий на­хо­ди­лись хо­лод­ное ору­жие и ме­та­тель­ное ору­жие, ко­лес­ни­цы, греб­ные и па­рус­но-греб­ные су­да. Ши­ро­ко при­ме­ня­лось за­щит­ное сна­ря­же­ние – пан­цирь и шлем. Уже в древ­ние вре­ме­на обо­значи­лось раз­гра­ни­че­ние спо­со­бов ве­де­ния вой­ны (стра­те­гия) и боя (так­ти­ка). Стра­те­гия ох­ва­ты­ва­ла под­го­тов­ку к вой­не, все­сто­рон­нее изу­че­ние про­тив­ни­ка, вы­бор на­прав­ле­ний и вре­ме­ни по­хо­дов, мест сра­же­ний, гл. пунк­та для на­не­се­ния уда­ра, спо­со­бов раз­гро­ма жи­вой силы, под­го­тов­ку войск и ру­ко­во­дство ими, за­бо­ту о стра­те­гич. ты­ле. Стра­те­гич. дей­ст­вия пер­во­на­чаль­но ог­ра­ни­чи­ва­лись про­ве­де­ни­ем крат­ко­вре­мен­ных по­хо­дов. Так­ти­ка от­ли­ча­лась про­сто­той за­мыс­ла и пря­мо­ли­ней­но­стью дей­ст­вий. Вой­ско не зна­ло ещё чёт­ко­го бое­во­го по­ряд­ка и со­стоя­ло из отд. от­ря­дов пе­хо­ты и кон­ни­цы, дей­ст­во­вав­ших в про­стей­ших, час­то слу­чай­ных по­строе­ни­ях. Ис­ход боя ре­шал­ся в ру­ко­паш­ной схват­ке до пол­но­го унич­то­же­ния или пле­не­ния про­тив­ни­ка. По ме­ре раз­ви­тия про­из­водств. от­но­ше­ний, рос­та про­из­во­дит. сил, уси­ле­ния во­ен.-тех­нич. ос­на­щён­но­сти ар­мий воз­рас­тал мас­штаб войн. Раз­ви­тие так­ти­ки шло по пу­ти ус­лож­не­ния бое­вых по­ряд­ков, приё­мов ве­де­ния боя и взаи­мо­дей­ст­вия разл. ро­дов войск на по­ле боя. Наи­бо­лее яр­ко это про­яви­лось: в от­кры­тии Эпа­ми­нон­дом важ­ней­ше­го прин­ци­па – не­рав­но­мер­но­го рас­пре­де­ле­ния войск по фрон­ту в це­лях со­сре­до­то­че­ния сил для гл. уда­ра на ре­шаю­щем уча­ст­ке, при­ме­нён­но­го в сра­же­нии при Лев­к­трах; в ис­поль­зо­ва­нии Алек­сан­дром Ма­ке­дон­ским ком­би­ни­ров. уда­ра кон­ни­цы и пе­хо­ты для раз­гро­ма про­тив­ни­ка (см. Гав­га­ме­лы); в при­ме­не­нии Ган­ни­ба­лом в сра­же­нии при Кан­нах од­но­вре­мен­но­го уда­ра на обо­их флан­гах, ок­ру­же­ния и раз­гро­ма рим. ар­мии мень­ши­ми си­ла­ми; в иск-ве при­ме­не­ния Юли­ем Це­за­рем ма­нёв­ра на по­ле боя и по­яв­ле­нии ре­зер­ва. В вой­нах древ­но­сти за­ро­ди­лись эле­мен­ты во­ен.-мор. иск-ва (уме­ние со­сре­до­то­чить су­да на из­бран­ной по­зи­ции, рас­чле­нить и унич­то­жить флот про­тив­ни­ка по час­тям). Гл. спо­со­ба­ми дей­ст­вий бы­ли та­ран­ный удар и абор­даж. В этот же пе­ри­од за­ро­ди­лись иск-во ру­ко­во­дства вой­ска­ми и во­ен. тео­рия, поя­ви­лись пер­вые тру­ды, обоб­щаю­щие опыт ве­де­ния войн и сра­же­ний. Наи­боль­ший вклад в раз­ви­тие В. и. в древ­ние вре­ме­на вне­сли кит. пол­ко­во­дец и во­ен. тео­ре­тик Сунь-цзы, др.-греч. во­ен. ис­то­ри­ки Фу­ки­дид и Ксе­но­фонт, др.-рим. во­ен. тео­ре­тик Ве­ге­ций (кон. 4 – нач. 5 вв.).

В сред­ние ве­ка ре­шаю­щим фак­то­ром в раз­ви­тии В. и. стал пе­ре­ход к ог­не­стрель­но­му ору­жию. В ран­не­фе­о­даль­ный пе­ри­од ар­мии отд. кня­жеств (5–10 тыс. чел.) со­стоя­ли гл. обр. из тя­же­ло­воо­ру­жён­ной (ры­цар­ской) кон­ни­цы. В Зап. Ев­ро­пе В. и. пред­став­ля­ло со­бой на­бор разл. приё­мов ры­цар­ско­го боя. Стра­те­гия не по­лу­чи­ла раз­ви­тия. В пе­ри­од об­ра­зо­ва­ния цен­тра­ли­зов. го­су­дар­ств в Зап. Ев­ро­пе на­ча­ли соз­да­вать­ся по­сто­ян­ные на­ём­ные ар­мии. В ве­де­нии вой­ны по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние спо­со­бы во­ен. дей­ст­вий, ос­но­ван­ные на кор­дон­ной стра­те­гии и стра­те­гии из­мо­ра. Их суть за­клю­ча­лась в том, что­бы, во-пер­вых, при­крыть ком­му­ни­ка­ции и ба­зы снаб­же­ния сво­ей ар­мии рав­но­мер­ным рас­пре­де­ле­ни­ем войск вдоль гра­ни­цы (кор­до­на), во-вто­рых, ма­нёв­ром сво­их сил на ком­му­ни­ка­ци­ях про­тив­ни­ка, бло­ка­дой и за­хва­том его баз и кре­по­стей вы­иг­рать вой­ну без ре­ши­тель­ных сра­же­ний. Стра­те­гии при­шлось ре­шать и но­вые зада­чи: ко­ор­ди­на­ция дей­ст­вий су­хо­пут­ных ар­мий и фло­тов, за­щи­та по­бе­ре­жья, на­ру­ше­ние мор. ком­му­ни­ка­ций про­тив­ни­ка и соз­да­ние сис­те­мы снаб­же­ния сво­их войск. Поя­ви­лись эле­мен­ты коа­лиц. стра­те­гии (см. Ли­вон­ская вой­на 1558–1583, Три­дца­ти­лет­няя вой­на 1618–48). В так­ти­ке с вне­дре­ни­ем в вой­ска ог­не­стрель­но­го ору­жия ста­ла при­ме­нять­ся ог­не­вая под­го­тов­ка боя (сра­же­ние при Ра­вен­не, 1512). Воз­рос­ло зна­че­ние ма­нёв­ра и ре­зер­вов, со­вер­шен­ст­во­ва­лись бое­вые по­ряд­ки войск – от плот­но­го по­строе­ния и рав­но­мер­но­го рас­пре­де­ле­ния сил по фрон­ту к соз­да­нию удар­ных груп­пи­ро­вок на из­бран­ном на­прав­ле­нии уда­ра. С 17 в. огонь – ре­шаю­щее сред­ст­во боя, для че­го вой­ска ста­ли стро­ить­ся в ли­нии. Впер­вые эле­мен­ты ли­ней­ной так­ти­ки бы­ли при­ме­не­ны Мо­ри­цем Нас­сау­ским (Оран­ским) в сра­же­нии при Нью­пор­те в 1600. Наи­выс­ше­го рас­цве­та ли­ней­ная так­ти­ка дос­тиг­ла в сер. 18 в., ко­гда рез­ко уве­ли­чи­лась ско­ро­стрель­ность ру­жей, при­чём она при­ме­ня­лась как на су­ше, так и на мо­ре. Ис­ход сра­же­ния стал за­ви­сеть не толь­ко от ус­пеш­ной ата­ки, но и от мо­щи ог­ня.

С об­ра­зо­ва­ни­ем ре­гу­ляр­ных ар­мий осн. по­ло­же­ния В. и. ста­ли из­ла­гать­ся в ус­та­вах. В Зап. Ев­ро­пе ав­то­ром пер­во­го ус­та­ва (нач. 15 в.) счи­та­ет­ся Ян Жиж­ка. В Рус. гос-ве пер­вы­ми во­ин­ски­ми ус­та­ва­ми бы­ли «Бо­яр­ский при­го­вор о ста­нич­ной и сто­ро­же­вой служ­бе» (1571) М. И. Во­ро­тын­ско­го и «Ус­тав рат­ных, пу­шеч­ных и дру­гих дел, ка­саю­щих­ся до во­ин­ской нау­ки…» (1607). Прин­ци­пы В. и. из­ло­же­ны так­же в со­чи­не­ни­ях А. Тю­рен­на (Фран­ция), Р. Мон­те­кук­ко­ли и Ев­ге­ния Са­вой­ско­го (Ав­ст­рия), Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го (Прус­сия), Г. Ллой­да (Ве­ли­ко­бри­та­ния) и др.

В нач. 18 в. Пётр I усо­вер­шен­ст­во­вал в рос. ар­мии ли­ней­ную так­ти­ку – ввёл бо­лее глу­бо­кое по­строе­ние бое­вых по­ряд­ков, спо­соб­ст­во­вав­шее по­бе­де рос. войск над шве­да­ми в Пол­тав­ской бит­ве 1709. Глу­бо­кий бое­вой по­ря­док и уме­лое ма­нев­ри­ро­ва­ние вой­ска­ми по­мог­ли рос. вое­на­чаль­ни­кам: П. С. Сал­ты­ко­ву – раз­бить прус. вой­ска в Ку­нерс­дорф­ском сра­же­нии 1759, а П. А. Ру­мян­це­ву-За­ду­най­ско­му – раз­гро­мить вра­га в сра­же­ни­ях рус.-тур. войн (1768–74 и 1787–1791). В кон. 18 в. рос. и франц. ар­мии окон­ча­тель­но пе­ре­шли к так­ти­ке ко­лонн и рас­сып­но­го строя: для ве­де­ния сра­же­ний пе­хо­та вы­страи­ва­лась в две ли­нии ба­таль­он­ных ко­лонн; впе­ре­ди на­хо­ди­лась в рас­сып­ном строю лёг­кая пе­хо­та, на флан­гах – ка­ва­ле­рия, по­за­ди – ре­зерв­ные ко­лон­ны. Пре­иму­ще­ст­ва но­вой так­ти­ки: воз­мож­ность вес­ти сра­же­ние на лю­бой ме­ст­но­сти, со­сре­до­то­чи­вать уси­лия на гл. на­прав­ле­нии, осу­ще­ст­в­лять ма­нёвр и на­ра­щи­вать си­лу уда­ра вво­дом в сра­же­ние ре­зер­ва. Осн. прин­ци­пы так­ти­ки ко­лонн и рас­сып­но­го строя раз­вил в сво­их тру­дах и уме­ло ис­поль­зо­вал А. В. Су­во­ров. В со­вер­шен­ст­во­ва­ние во­ен.-мор. иск-ва боль­шой вклад внёс Ф. Ф. Уша­ков. Он от­ка­зал­ся от ли­ней­но­го по­строе­ния ко­раб­лей, ус­пеш­но дей­ст­во­вал со­сре­до­то­чен­ны­ми си­ла­ми, со­че­тая огонь и ма­нёвр, ис­кус­но ис­поль­зуя ре­зер­вы.

Бур­жу­аз­ные ре­во­лю­ции 18–19 вв. (в Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ни­дер­лан­дах, Фран­ции и др.) из­ме­ни­ли об­ществ.-эко­но­мич. от­но­ше­ния, да­ли тол­чок бы­ст­ро­му раз­ви­тию эко­но­ми­ки. Это по­зво­ли­ло соз­да­вать мас­со­вые ар­мии. На сме­ну на­ём­ни­че­ст­ву в Ев­ро­пе при­шла все­об­щая во­ин­ская по­вин­ность. Со­вер­шен­ст­во­ва­лась ор­га­ни­зац. струк­ту­ра ре­гу­ляр­ных войск; соз­да­ва­лись вой­ско­вые со­еди­не­ния – ди­ви­зии и кор­пу­са, спо­соб­ные са­мо­сто­я­тель­но ре­шать бое­вые за­да­чи. В ря­де го­су­дарств (Рос­сия, Фран­ция, Ав­ст­рия) по­яв­ля­ют­ся объ­е­ди­не­ния не­по­сто­ян­но­го со­ста­ва – ар­мии. Соз­да­ют­ся шта­бы как осо­бые ор­га­ны управ­ле­ния. Пас­сив­ную кор­дон­ную стра­те­гию сме­ни­ла «стра­те­гия со­кру­ше­ния», гл. за­да­чей ко­то­рой ста­но­вит­ся раз­гром ар­мии про­тив­ни­ка. За­ро­ж­да­ет­ся стра­те­гия ге­не­раль­но­го сра­же­ния, ко­то­рую наи­бо­лее эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вал На­по­ле­он I. В раз­ви­тии В. и. то­го вре­ме­ни важ­ная роль при­над­ле­жит М. И. Ку­ту­зо­ву, ко­то­рый про­тиво­пос­та­вил кон­цеп­ции ге­не­раль­но­го сра­же­ния кон­цеп­цию со­гла­со­ван­ных бо­ёв и сра­же­ний, рас­тя­ну­тых во вре­ме­ни и про­стран­ст­ве, но объ­е­ди­нён­ных еди­ным за­мыс­лом. В хо­де Оте­че­ст­вен­ной вой­ны 1812 за­ро­ди­лись пер­вые призна­ки ар­мей­ской опе­ра­ции в рам­ках общих стра­те­гических дей­ст­вий, т. е. про­изош­ло за­ро­ж­де­ние опе­ра­тив­но­го иск-ва. Рост ско­ро­стрель­но­сти, даль­но­сти и точ­но­сти ог­ня при­вёл к кри­зи­су так­ти­ки ко­лонн и рас­сып­но­го строя из-за боль­ших по­терь войск. В хо­де Крым­ской вой­ны 1853–56 в рос. ар­мии сти­хий­но за­ро­ди­лась но­вая фор­ма бое­во­го по­ряд­ка – стрел­ко­вая цепь. Окон­ча­тель­но она по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние во вре­мя фран­ко-прус. вой­ны 1870–71 и рус.-тур. вой­ны 1877–78. Так­ти­ка стрелк. це­пей по­зво­ля­ла пол­нее реа­ли­зо­вать воз­мож­но­сти на­рез­но­го стрелк. ору­жия, ис­поль­зо­вать за­щит­ные свой­ст­ва ме­ст­но­сти, гиб­ко со­че­тать в бою огонь, ма­нёвр и удар. Про­изош­ли из­ме­не­ния и в так­ти­ке обо­ро­нит. боя. От сомк­ну­тых по­строе­ний на не под­го­тов­лен­ных в инж. от­но­ше­нии по­зи­ци­ях вой­ска пе­ре­шли к обо­ру­до­ванию груп­по­вых око­пов. За­ро­ди­лись эле­мен­ты по­зи­ци­он­ной обо­ро­ны. Опыт войн и но­вые идеи В. и. бы­ли обоб­ще­ны в тру­дах На­по­ле­о­на I, А. Жо­ми­ни, К. фон Клау­зе­ви­ца, Х. Мольт­ке Стар­ше­го, Г. А. Ле­е­ра, М. И. Дра­го­ми­ро­ва, Ф. Ко­лом­ба, Н. П. Мих­не­ви­ча и др. На фло­те пе­ре­ход от па­рус­ных ко­раб­лей к па­ро­вым, их ос­на­ще­ние на­рез­ной ар­тил­ле­ри­ей, по­яв­ле­ние мин и тор­пед, со­з­да­ние бро­не­нос­ных крей­се­ров, ми­но­но­с­цев и др. ти­пов ко­раб­лей при­ве­ли к из­ме­не­ни­ям в борь­бе на мо­ре: ве­де­ние бое­вых дей­ст­вий не­за­ви­си­мо от се­зон­ных ус­ло­вий, тес­ная взаи­мо­связь с борь­бой на су­ше и при­ме­не­ние мор. де­сан­тов для втор­же­ния на су­шу на боль­шом уда­ле­нии от сво­ей тер­ри­то­рии.

Даль­ней­шее раз­ви­тие В. и. свя­за­но с рос­том ма­те­ри­аль­ной ба­зы вой­ны на ос­но­ве рос­та пром. про­из-ва в кон. 19 – нач. 20 вв. Рез­ко уве­ли­чи­лась чис­лен­ность ар­мий, рас­ши­ри­лась воз­мож­ность ос­на­щать их ско­ро­стрель­ным ору­жи­ем (пре­ж­де все­го, пу­ле­мё­та­ми). Бы­ли соз­да­ны но­вые ви­ды во­ен. тех­ни­ки – са­мо­лё­ты, бро­не­ав­то­мо­би­ли, тан­ки, ПЛ, бро­не­нос­цы, поя­ви­лось хи­ми­че­ское ору­жие. Уве­ли­чи­лась ма­нёв­рен­ность ар­мий. Воз­рос­ли раз­мах, на­пря­жён­ность и раз­ру­ши­тель­ность войн. По­тре­бо­ва­лось ис­поль­зо­вать зна­чит. часть эко­но­ми­ки для обес­пе­че­ния воюю­щих ар­мий, ис­клю­чит. зна­че­ние при­об­ре­ли стра­те­гич. за­па­сы и ре­зер­вы. Воз­ник­ла не­об­хо­ди­мость при раз­ра­бот­ке стра­те­гич. пла­нов все­сто­рон­не учи­ты­вать эко­но­мич. воз­мож­но­сти стра­ны, на­ли­чие стра­те­гич. ре­зер­вов, на­ме­чать ко­ор­ди­на­цию дей­ст­вий ви­дов ВС, ор­га­ни­зо­вы­вать взаи­мо­дей­ст­вие с со­юзни­ка­ми. Пе­ред стра­те­ги­ей вста­ла так­же за­да­ча ор­га­ни­за­ции ру­ко­во­дства во­ен. дей­ст­вия­ми на не­сколь­ких ТВД. В рус.-япон. вой­ну 1904–05 окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лась но­вая фор­ма во­ен. дей­ст­вий – ар­мей­ская опе­ра­ция, поя­ви­лись за­чат­ки фрон­то­вой опе­ра­ции, т. е. ста­ли скла­ды­вать­ся пред­по­сыл­ки для вы­де­ле­ния опе­ра­тив­но­го иск-ва в са­мо­сто­ят. со­став­ную часть В. и. В хо­де 1-й ми­ро­вой вой­ны воз­ник­ли но­вые объ­е­ди­не­ния – груп­пы ар­мий и фрон­ты – и, как след­ст­вие, со­от­вет­ст­вую­щие опе­ра­ции. Сло­жи­лась но­вая струк­ту­ра управ­ле­ния – «став­ка – фронт (груп­па ар­мий) – ар­мия». Ши­ро­ко при­ме­ня­лась по­зи­ци­он­ная обо­ро­на на сплош­ном фрон­те в со­че­та­нии с сис­те­мой инж. со­ору­же­ний и за­гра­ж­де­ний, её глу­би­на со­ста­ви­ла 15–20 км. Бы­ли раз­ра­бо­та­ны и при­ме­не­ны разл. спо­со­бы ре­ше­ния про­бле­мы про­ры­ва обо­ро­ны. Од­на­ко пре­иму­ще­ст­во средств обо­ро­ны над сред­ст­ва­ми на­сту­п­ле­ния при­ве­ло к по­зи­ци­он­ной вой­не, про­бле­ма про­ры­ва обо­ро­ны в стра­те­гич. пла­не ре­ше­на не бы­ла. В так­ти­ке воз­ник но­вый бое­вой по­ря­док – «вол­ны це­пей». С уве­ли­че­ни­ем ко­ли­че­ст­ва тан­ков, бро­не­ма­шин и др. груп­по­во­го ору­жия стал при­ме­нять­ся груп­по­вой бое­вой по­ря­док; вне­дре­ны но­вые ме­то­ды арт. под­держ­ки ата­ки пе­хо­ты: по­сле­до­ва­тель­ное со­сре­до­то­че­ние ог­ня, ог­не­вой вал, двой­ной ог­не­вой вал. На­ча­лась раз­ра­бот­ка ос­нов бое­во­го при­ме­не­ния тан­ков, авиа­ции. На­ря­ду с раз­вед­кой и ох­ра­не­ни­ем поя­ви­лись но­вые ви­ды обес­пе­че­ния бое­вых дей­ст­вий – про­ти­во­воз­душ­ная обо­ро­на, про­ти­во­тан­ко­вая обо­ро­на, про­ти­во­хи­мич. за­щи­та, инж. обес­пе­че­ние и мас­ки­ров­ка. В во­ен.-мор. иск-ве ре­шаю­щую роль ста­ли иг­рать круп­ные мор. сра­же­ния (один из гл. тео­ре­ти­ков – герм. адм. А. фон Тир­пиц), по­лу­чи­ли при­ме­не­ние пред­ло­жен­ные рос. ви­це-адм. С. О. Ма­ка­ро­вым прин­ци­пы взаи­мо­дей­ст­вия в мор. бою ко­раб­лей разл. клас­сов, про­ти­во­мин­ной и про­ти­во­ло­доч­ной обо­ро­ны, но­вые бое­вые по­ряд­ки ко­раб­лей. Бы­ла раз­ра­бо­та­на так­ти­ка дей­ст­вий ПЛ и спо­со­бы борь­бы с ни­ми. Сло­жи­лась но­вая фор­ма ве­де­ния бое­вых дей­ст­вий на мо­ре – мор. опе­ра­ция.

Спе­ци­фич. осо­бен­но­сти В. и. про­яви­лись в го­ды Гра­ж­дан­ской вой­ны 1917–1922. В на­ча­ле вой­ны во­ен. дей­ст­вия ог­ра­ни­чи­ва­лись пе­ре­дви­же­ни­ем войск пре­им. по же­лез­ным до­ро­гам и ве­лись в фор­ме отд. бое­вых столк­но­ве­ний. По ме­ре на­ко­п­ле­ния опы­та и со­вер­шен­ст­во­ва­ния во­ен. ор­га­ни­за­ции осу­ще­ст­в­лял­ся пе­ре­ход от «эше­лон­ной вой­ны» к вой­не по­ле­вой, ма­нёв­рен­ной, к ор­га­ни­зо­ван­ным и со­гла­со­ван­ным дей­ст­ви­ям ар­мий и фрон­тов. В об­щей сис­те­ме стра­те­гич. дей­ст­вий чёт­ко оп­ре­де­ли­лись роль и ме­сто фрон­то­вых и ар­мей­ских опе­ра­ций. Из-за не­дос­тат­ка сил и средств для од­но­вре­мен­но­го ве­де­ния на­сту­п­ле­ния на всех на­прав­ле­ни­ях и боль­шой про­тя­жён­но­сти фрон­тов (в 1918 – до 5 тыс. км) един­ст­вен­ным спо­со­бом ве­де­ния РККА воо­руж. борь­бы яв­лял­ся по­оче­рёд­ный раз­гром про­тив­ни­ка на разл. ТВД. По этим же при­чи­нам дей­ст­вия РККА но­си­ли вы­со­ко­ма­нёв­рен­ный ха­рак­тер. Круп­ным дос­ти­же­ни­ем ста­ло вос­соз­да­ние кав. ди­ви­зий и кор­пу­сов, в 1919 – соз­да­ние кон­ной ар­мии, ко­то­рая иг­ра­ла важ­ную роль в раз­ви­тии так­тич. ус­пе­ха в опе­рации и дос­ти­же­нии её ко­неч­ной це­ли. Т. о., за­ро­дил­ся но­вый эле­мент опе­ра­тив­но­го по­строе­ния войск, про­об­раз под­виж­ной груп­пы. Фрон­ты час­то про­во­ди­ли ряд по­сле­до­ва­тель­ных на­сту­пат. опе­ра­ций, объ­е­ди­нён­ных об­щим за­мыс­лом. Был по­лу­чен опыт про­ве­де­ния на­сту­пат. опе­ра­ции си­ла­ми двух фрон­тов. Обо­ро­нит. дей­ст­вия ве­лись не толь­ко вы­ну­ж­ден­но, но и в це­лях эко­но­мии сил и вы­иг­ры­ша вре­ме­ни. Обо­ро­на строи­лась на удер­жа­нии наи­бо­лее важ­ных рай­онов, объ­ек­тов в со­че­та­нии с контр­ата­ка­ми и контр­уда­ра­ми по про­рвав­ше­му­ся про­тив­ни­ку (ма­нёв­рен­ная обо­ро­на). При удер­жа­нии круп­ных го­ро­дов, важ­ных рай­онов и объ­ек­тов (Ца­ри­цын, Пет­ро­град и др.) обо­ро­на име­ла по­зи­ци­он­ный ха­рак­тер.

В пе­ри­од ме­ж­ду 1-й и 2-й ми­ро­вы­ми вой­на­ми во мн. стра­нах на но­вой ин­ду­ст­ри­аль­ной ба­зе бы­ла про­ве­де­на ко­рен­ная тех­нич. ре­кон­ст­рук­ция ВС. Это по­тре­бо­ва­ло раз­ви­тия всех со­став­ных час­тей В. и. В СССР стра­те­ги­ей бы­ла оп­ре­де­ле­на но­вая роль ви­дов ВС в бу­ду­щей вой­не, раз­ра­бо­та­на тео­рия их ис­поль­зо­ва­ния и взаи­мо­дей­ст­вия. Осн. объ­ек­том стра­те­гич. дей­ст­вий счи­та­лись ВС про­тив­ни­ка на ТВД, при­ори­тет­ным ви­дом стра­те­гич. дей­ст­вий – на­сту­п­ле­ние, осу­ще­ст­в­ляе­мое про­ве­де­ни­ем ря­да фрон­то­вых на­сту­пат. опе­ра­ций. Обо­ро­на рас­смат­ри­ва­лась как вы­ну­ж­ден­ный вид во­ен. дей­ст­вий. В сер. 1920-х гг. в са­мо­сто­ят. от­расль В. и. вы­де­ли­лось опе­ра­тив­ное иск-во. В нач. 1930-х гг. опе­ра­тив­ным иск-вом раз­ра­бо­та­на но­вая тео­рия ве­де­ния во­ен. дей­ст­вий мас­со­вы­ми, тех­ни­че­ски хо­ро­шо ос­на­щён­ны­ми ар­мия­ми – тео­рия глу­бо­кой опе­ра­ции, пред­по­ла­гаю­щая бы­ст­рый про­рыв обо­ро­ны про­тив­ни­ка и раз­ви­тие на­сту­п­ле­ния вы­со­ки­ми тем­па­ми на всю глу­би­ну его опе­ра­тив­но­го по­строе­ния. На­сту­пат. опе­ра­ции пре­ду­смат­ри­ва­лось про­во­дить как од­ним фрон­том, так и груп­пой фрон­тов. Ар­мей­ская опе­ра­ция рас­смат­ри­ва­лась как со­став­ная часть фрон­то­вой опе­ра­ции. Сфор­ми­ро­ва­лось опе­ра­тив­ное иск-во ВВС и ВМФ. Так­ти­ка так­же раз­ра­ба­ты­ва­лась в со­от­вет­ст­вии с тре­бо­ва­ния­ми ма­нёв­рен­ной вой­ны. Бой рас­смат­ри­вал­ся как об­ще­вой­ско­вой при ре­шаю­щей ро­ли пе­хо­ты и тан­ков. Бы­ла соз­да­на тео­рия глу­бо­ко­го боя. По­лу­чи­ла раз­ви­тие так­ти­ка дей­ст­вий раз­но­род­ных сил фло­та и взаи­мо­дей­ст­вия ме­ж­ду ни­ми. За­ло­же­ны ос­но­вы так­ти­ки ро­дов авиа­ции и са­мо­сто­ят. опе­ра­ций ВДВ, раз­ра­бо­та­ны и ос­вое­ны спо­со­бы вы­пол­не­ния опе­ра­тив­ных за­дач авиац. бри­га­да­ми, ди­ви­зия­ми и кор­пу­са­ми даль­ней авиа­ции. В раз­ви­тии теории В. и. в этот пе­ри­од боль­шая роль при­над­ле­жит М. В. Фрун­зе, Г. С. Ис­сер­со­ну, Д. М. Кар­бы­ше­ву, А. А. Све­чи­ну, В. К. Три­ан­да­фил­ло­ву, М. Н. Ту­ха­чев­ско­му, И. П. Убо­ре­ви­чу, Б. М. Ша­пош­ни­ко­ву, Е. А. Ши­лов­ско­му и др. В це­лом сов. В. и. пе­ред 2-й ми­ро­вой вой­ной сфор­ми­ро­ва­лось в строй­ную сис­те­му взгля­дов на ве­де­ние вой­ны, опе­ра­ции и боя. Вме­сте с тем ре­прес­сии кон. 1930-х гг., не­вер­ная оцен­ка опы­та ло­каль­ных войн и во­ен. кон­флик­тов в Ис­па­нии, на Хал­хин-Го­ле, сов.-финл. вой­ны 1939–40 при­ве­ли к то­му, что тео­рия В. и. бы­ла от­бро­ше­на на­зад. Бы­ла под­верг­ну­та со­мне­нию тео­рия глу­бо­кой опе­ра­ции, сде­ла­ны ошиб­ки в раз­ви­тии ор­га­ни­за­ци­он­но-штат­ной струк­ту­ры войск, не бы­ло чёт­ко­го по­ни­ма­ния на­чаль­но­го пе­рио­да вой­ны, от­сут­ст­во­вал об­щий план пе­ре­хо­да к стра­те­гич. обо­ро­не, не­до­оце­ни­ва­лась воз­мож­ность скрыт­но­го раз­вёр­ты­ва­ния про­тив­ни­ком груп­пи­ро­вок войск и вне­зап­но­го на­па­де­ния. Ма­ло уде­ля­лось вни­ма­ния от­ра­бот­ке спо­со­бов ве­де­ния бое­вых дей­ст­вий в ус­ло­ви­ях от­хо­да, ок­ру­же­ния и вы­хо­да из не­го. В за­ру­беж­ных го­су­дар­ст­вах в этот пе­ри­од осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось раз­ра­бот­ке прин­ци­пов ис­поль­зо­ва­ния мас­со­вых ар­мий. Для при­кры­тия их раз­вёр­ты­ва­ния на гра­ни­цах соз­да­ва­лись ук­ре­п­лён­ные рай­оны (ру­бе­жи): «Ма­жи­но ли­ния» – во Фран­ции, «Зиг­фри­да ли­ния» – в Гер­ма­нии, «Ман­нер­гей­ма ли­ния» – в Фин­лян­дии. За­ру­беж­ные во­ен. тео­ре­ти­ки в ря­де слу­ча­ев пе­ре­оце­нива­ли роль но­вых ви­дов воо­ру­же­ния и во­ен. тех­ни­ки, со­сре­до­то­чи­ва­ли вни­ма­ние на раз­ра­бот­ке тео­рий о дос­ти­же­нии по­бе­ды в вой­не с по­мо­щью «ма­лых ар­мий» или мас­си­ров. при­ме­не­ния то­го или ино­го ви­да тех­ни­ки (тео­рии воз­душ­ной вой­ны итал. ген. Дж. Дуэ, тан­ко­вой вой­ны брит. ген. Дж. Фул­ле­ра и герм. ген. Х. Гу­де­риа­на). Эти взгля­ды ока­за­ли за­мет­ное влия­ние на раз­ра­бот­ку форм и спо­со­бов стра­те­гич. дей­ст­вий во 2-й ми­ро­вой вой­не. Ру­ко­во­дство Гер­ма­нии, напр., воз­ла­га­ло боль­шие на­де­ж­ды при реа­ли­за­ции кон­цеп­ции «мол­ние­нос­ной вой­ны» на мас­си­ров. при­ме­не­ние тан­ко­вых и ме­ха­ни­зир. войск, под­дер­жи­вае­мых авиа­ци­ей. Во Фран­ции гос­под­ство­ва­ла док­три­на пре­вос­ход­ст­ва по­зи­ци­он­ной вой­ны, «ли­ния Ма­жи­но» счи­та­лась не­при­ступ­ной для герм. «тан­ко­вых клинь­ев». Брит. и амер. док­три­ны вой­ны на ис­то­ще­ние исхо­ди­ли из ре­шаю­щей ро­ли «мор­ской си­лы».

Важ­ней­шим эта­пом в раз­ви­тии В. и. ста­ла 2-я ми­ро­вая вой­на. Сов. В. и. в хо­де Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны 1941–1945 обо­га­ти­лось ка­че­ст­вен­но но­вы­ми фор­ма­ми и спо­со­ба­ми стра­те­гич., опе­ра­тив­ных и так­тич. дей­ст­вий. Бы­ли ре­ше­ны важ­ней­шие про­бле­мы ве­де­ния во­оруж. борь­бы в ус­ло­ви­ях мас­со­во­го при­ме­не­ния тан­ков, авиа­ции, ар­тил­ле­рии и др. средств. В на­ча­ле вой­ны ста­ло яс­но, что сил од­но­го фрон­та для ве­де­ния обо­ро­ны на стра­те­гич. на­прав­ле­нии не­дос­та­точ­но. В свя­зи с этим бы­ла раз­ра­бо­та­на и во­пло­ще­на в жизнь но­вая фор­ма стра­те­гич. обо­ро­ны – обо­ро­нит. опе­ра­ция груп­пы фрон­тов. В за­ви­си­мо­сти от об­ста­нов­ки ме­нял­ся ха­рак­тер обо­ро­ны (вы­ну­ж­ден­ная или в це­лях из­ма­ты­ва­ния про­тив­ни­ка). Со­вер­шен­ст­во­ва­ние иск-ва ве­де­ния обо­ро­ны про­яви­лось за счёт: свое­вре­мен­но­го оп­ре­де­ле­ния за­мыс­ла про­тив­ни­ка на на­сту­п­ле­ние; соз­да­ния ре­зер­вов; за­бла­го­вре­мен­но­го строи­тель­ст­ва обо­ро­нит. ру­бе­жей, за­ня­тия их вой­ска­ми и про­ве­де­ния все­го ком­плек­са ра­бот по под­го­тов­ке обо­ро­ны; про­ве­де­ния ча­ст­ных на­сту­пат. опе­ра­ций и контр­уда­ров; не­пре­рыв­но­го воз­дей­ст­вия авиа­ции на вра­же­ские вой­ска; ши­ро­ко­го ма­нёв­ра сил и средств; на­не­се­ния мас­си­ров. ог­не­вых уда­ров и др. Гл. ме­сто в раз­витии В. и. за­ня­ло стра­те­гич. на­сту­п­ление. Из вось­ми во­ен. кам­па­ний за го­ды вой­ны шесть бы­ли на­сту­па­тель­ны­ми. По­сто­ян­но воз­рас­тал раз­мах на­сту­п­ле­ния. В зим­ней кам­па­нии 1941/42 оно раз­вёрты­ва­лось на фрон­те до 2 тыс. км и про­во­ди­лось на глу­би­ну 150–400 км. В лет­не-осен­ней кам­па­нии 1944 на­сту­п­ле­ние по­сле­до­ва­тель­но ве­лось в по­ло­се 4,5 тыс. км и на глу­би­ну 600–1100 км, а в 1945 – на всём сов.-герм. фрон­те одно­вре­мен­но. Мас­штаб­ность воо­руж. борь­бы при­ве­ла к воз­ник­но­ве­нию но­вой фор­мы стра­те­гич. на­сту­п­ле­ния – опе­ра­ции групп фрон­тов. Осн. фор­мой ве­де­ния во­ен. дей­ст­вий опе­ра­тив­но­го мас­шта­ба бы­ла фрон­то­вая на­сту­пат. опе­ра­ция. Раз­мах та­ких опе­ра­ций в хо­де вой­ны воз­рос в неск. раз (под Мо­ск­вой глу­бина на­сту­п­ле­ния фрон­тов со­став­ля­ла 100–250 км, в Вис­ло-Одер­ской опе­ра­ции – до 500 км). На­сту­п­ле­ние ве­лось удар­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми: на уча­ст­ках про­ры­ва, со­став­ляв­ших 10–15% об­щей по­ло­сы на­сту­п­ле­ния фрон­та, со­сре­до­точи­ва­лась б. ч. сил и средств (до 50% и бо­лее стрелк. со­еди­не­ний, 50–80% ар­тил­ле­рии, св. 80% тан­ков и поч­ти вся авиа­ция). В пе­ре­рас­та­нии так­тич. про­ры­ва в опе­ра­тив­ный гл. роль иг­ра­ли под­виж­ные груп­пы в со­ста­ве тан­ко­вых ар­мий, тан­ко­вых, ме­ха­ни­зир. и кав. кор­пу­сов. Опе­ра­тив­ным иск-вом и так­ти­кой бы­ли ре­ше­ны про­бле­мы ок­ру­же­ния и унич­то­же­ния опе­ра­тив­ных груп­пи­ро­вок про­тив­ни­ка, ве­де­ния встреч­ных бо­ёв и сра­же­ний, пре­сле­до­ва­ния про­тив­ни­ка, пре­одо­ле­ния про­ме­жу­точ­ных обо­ро­нит. ру­бе­жей, фор­си­ро­ва­ния вод­ных пре­град с хо­ду, штур­ма го­ро­дов и др. В опе­раци­ях ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лись ноч­ные бое­вые дей­ст­вия. Со­вер­шен­ст­во­ва­лось и иск-во при­ме­не­ния ви­дов ВС – ВВС и ПВО. В во­ен.-мор. иск-ве наи­боль­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ли спо­со­бы со­дей­ст­вия ВМФ су­хо­пут­ным вой­скам в обо­ро­нит. и на­сту­пат. опе­ра­ци­ях, про­во­див­ших­ся на при­мор­ских на­прав­ле­ни­ях, обес­пе­че­ния вы­сад­ки опе­ра­тив­ных и так­тич. мор. де­сан­тов. Боль­шой вклад в со­вер­шен­ст­во­ва­ние отеч. В. и. вне­сли ко­ман­дую­щие вой­ска­ми и на­чаль­ни­ки шта­бов фрон­тов, фло­тов, ар­мий, мн. ге­не­ра­лы и офи­це­ры ви­дов ВС и ро­дов войск. Сре­ди них не­об­хо­ди­мо от­ме­тить пре­ж­де все­го А. М. Ва­си­лев­ско­го, Г. К. Жу­ко­ва, Б. М. Ша­пош­ни­ко­ва, а так­же А. И. Ан­то­но­ва, И. Х. Баг­ра­мя­на, Н. Н. Во­ро­но­ва, Л. А. Го­во­ро­ва, М. В. За­ха­ро­ва, И. С. Иса­ко­ва, И. С. Ко­не­ва, Н. Г. Куз­не­цо­ва, А. А. Но­ви­ко­ва, И. Е. Пет­ро­ва, К. К. Ро­кос­сов­ско­го, П. С. Ры­бал­ко и др.

В. и. за­ру­беж­ных го­су­дарств в го­ды 2-й ми­ро­вой вой­ны так­же су­ще­ст­вен­но из­ме­ни­лось. Осн. стра­те­гич. кон­цеп­ция ру­ко­во­дства Гер­ма­нии – тео­рия «мол­ние­нос­ной вой­ны» в борь­бе с СССР се­бя не оп­рав­да­ла, хо­тя в пер­вом и вто­ром пе­рио­дах Вел. Отеч. вой­ны ряд опе­ра­ций вер­мах­та был про­ве­дён с вы­со­кой эф­фек­тив­но­стью. Герм. вое­на­чаль­ни­ки, сре­ди ко­то­рых вы­де­ля­лись Х. Гу­де­ри­ан, Э. фон Ман­штейн, В. Мо­дель, Э. Ром­мель, уме­ло при­ме­ня­ли тан­ко­вые и мо­то­ри­зов. вой­ска, возд. и мор. де­сан­ты при мас­си­ров. под­держ­ке авиа­ции и хо­ро­шо на­ла­жен­ном взаи­мо­дей­ст­вии, про­во­ди­ли стра­те­гич. и опе­ра­тив­ные пе­ре­груп­пи­ров­ки, ко­то­ры­ми дос­ти­га­лась вне­зап­ность дей­ст­вий. В. и. США и Ве­ли­ко­бри­та­нии обо­га­ти­лось опы­том ру­ко­во­дства коа­лиц. вой­ска­ми, уме­ни­ем все­сто­рон­не пла­ни­ро­вать и обес­пе­чи­вать опе­ра­ции, осу­ще­ст­в­лять мощ­ное, не­пре­рыв­ное ог­не­вое по­ра­же­ние про­тив­ни­ка, осо­бен­но си­ла­ми авиа­ции. Боль­шой опыт был при­об­ре­тён в про­ве­де­нии мор. де­сант­ных опе­ра­ций в Ев­ро­пе и на Ти­хом ок. Су­ще­ст­вен­ный вклад в раз­ви­тие В. и. в пе­ри­од 2-й ми­ро­вой вой­ны вне­сли вое­на­чаль­ни­ки воюю­щих сто­рон: амер. – Д. Эй­зен­хау­эр, О. Брэд­ли, брит. – Б. Монт­го­ме­ри, Э. Кан­нинг­хэм, япон. – И. Яма­мо­то.

В по­сле­во­ен­ный пе­ри­од на­уч.-тех­нич. про­гресс вы­звал глу­бо­кие из­ме­не­ния в сред­ст­вах воо­руж. борь­бы. В кон. 1940-х – нач. 1950-х гг. в ВС ря­да го­су­дарств по­сту­па­ют на воо­ру­же­ние ядер­ное ору­жие и ра­кет­ное ору­жие. Су­хо­пут­ные вой­ска ос­на­ща­ют­ся но­вы­ми тан­ка­ми, БТР, БМП. В ВВС порш­не­вые са­мо­лё­ты за­ме­ня­ют­ся ре­ак­тив­ны­ми, на воо­ру­же­ние в мас­со­вом ко­ли­че­ст­ве по­сту­па­ют вер­то­лё­ты. В вой­сках ПВО осн. сред­ст­вом борь­бы с про­тив­ни­ком ста­новят­ся зе­нит­ные ра­ке­ты. В ВМС на­чи­на­ют ис­поль­зо­вать­ся атом­ные си­ло­вые ус­та­нов­ки. Во­ен. тех­ни­ка всё бо­лее на­сы­ща­ет­ся элек­трон­ны­ми сис­те­ма­ми. Во всех ви­дах ВС ши­ро­кое при­ме­не­ние на­хо­дят сред­ст­ва ра­дио­элек­трон­ной борь­бы. До сер. 1950-х гг. воз­мож­ная вой­на во­ен. спе­циа­ли­ста­ми СССР про­гно­зи­ро­ва­лась как воо­руж. столк­но­ве­ние двух мощ­ных коа­ли­ций го­су­дарств с са­мы­ми ре­ши­тель­ны­ми це­ля­ми. Вна­ча­ле пред­по­ла­га­лось, что это бу­дет дли­тель­ная ми­ро­вая вой­на и для её ве­де­ния по­тре­бу­ют­ся мно­го­мил­ли­он­ные ар­мии. Стра­те­гич. обо­ро­на в 1960-е гг., в от­ли­чие от до­во­ен­но­го вре­ме­ни, при­зна­ва­лась за­ко­но­мер­ным ви­дом во­ен. дей­ст­вий. Спо­со­бы и фор­мы при­ме­не­ния ви­дов ВС, осн. по­ло­же­ния опе­ра­тив­но­го иск-ва и так­ти­ки ба­зи­ро­ва­лись на опы­те ми­нув­шей вой­ны. С мас­со­вым по­сту­п­ле­ни­ем в вой­ска ра­кет­но-ядер­но­го ору­жия осн. спо­со­бом дос­ти­же­ния стра­те­гич. це­лей ста­ло счи­тать­ся мас­си­ров. на­не­се­ние ра­кет­но-ядер­ных уда­ров по про­ти­во­стоя­щим груп­пи­ров­кам ядер­ных средств, во­ен. и эко­но­мич. объ­ек­там, объ­ек­там гос. и во­ен. управ­ле­ния про­тив­ни­ка. При­зна­ва­лась воз­мож­ность дос­ти­же­ния це­лей вой­ны не по­сле­до­ва­тель­но, а в ре­зуль­та­те од­но­акт­но­го при­ме­не­ния ядер­ных средств, в свя­зи с чем ра­ди­каль­но из­ме­ни­лись взгля­ды на роль ви­дов ВС в вой­не. Осн. роль от­во­ди­лась но­во­му ви­ду – РВСН, а так­же ядер­ным сред­ст­вам авиац. и мор. ба­зи­ро­ва­ния. Наи­бо­лее ве­ро­ят­ной пред­по­ла­га­лась бы­ст­ро­теч­ная вой­на, но не от­вер­га­лась воз­мож­ность и за­тяж­ных во­ен. дей­ст­вий. Осн. ви­да­ми стра­те­гич. дей­ст­вий в ядер­ной вой­не счи­та­лись: ра­кет­но-ядер­ные уда­ры по важ­ней­шим стра­те­гич. объ­ек­там про­тив­ни­ка; во­ен. дей­ст­вия на су­хо­пут., океа­нич. и мор. ТВД в це­лях за­вер­ше­ния раз­гро­ма его сил; за­щи­та ты­ла и груп­пи­ровок сво­их войск от ядер­ных уда­ров. В об­лас­ти опе­ра­тив­но­го иск-ва и так­ти­ки бы­ли пе­ре­смот­ре­ны нор­ма­ти­вы ве­де­ния и все­сто­рон­не­го обес­пе­че­ния бое­вых дей­ст­вий, вне­се­ны из­ме­не­ния в спо­со­бы при­ме­не­ния войск (сил). Гл. роль в ве­де­нии бое­вых дей­ст­вий от­во­ди­лась ра­кет­ным вой­скам и авиа­ции, при­ме­няю­щим ядер­ные бо­е­при­па­сы, а так­же тан­ко­вым, мо­то­стрел­ко­вым вой­скам и ВДВ.

По ме­ре осоз­на­ния ми­ро­вым со­об­ще­ст­вом ка­та­ст­ро­фич­но­сти воз­мож­ной ми­ро­вой ядер­ной вой­ны в 1970–80-х гг. ста­ла пре­об­ла­дать тен­ден­ция ве­де­ния дли­тель­ных во­ен. дей­ст­вий с при­ме­не­ни­ем толь­ко обыч­но­го ору­жия и с пе­ре­хо­дом к при­ме­не­нию ядер­но­го ору­жия в хо­де вой­ны. Воз­ник­ли но­вые фор­мы стра­те­гич. дей­ст­вий: стра­те­гич. на­сту­па­тель­ные и стра­те­гич. обо­ро­ни­тель­ные опе­ра­ции на кон­ти­нен­таль­ных ТВД; стра­те­гич. опе­ра­ции по от­ра­же­нию возд.-кос­мич. на­па­де­ния. С раз­ви­ти­ем авиа­ции, по­яв­ле­ни­ем аэ­ро­мо­биль­ных фор­ми­ро­ва­ний и даль­но­бой­но­го вы­со­ко­точ­но­го ору­жия бы­ли соз­да­ны пред­по­сыл­ки для рас­ши­ре­ния зо­ны од­но­вре­мен­но­го воз­дей­ст­вия на про­тив­ни­ка. На ру­бе­же 20–21 вв. рос. В. и. раз­ви­ва­ет­ся с учё­том со­вер­шен­ст­во­ва­ния средств воо­руж. борь­бы, В. и. за­ру­беж­ных го­су­дарств, опы­та ло­каль­ных войн и воо­руж. кон­флик­тов, воз­мож­но­стей эко­но­ми­ки стра­ны и скла­ды­ваю­щей­ся во­ен.-по­ли­тич. об­ста­нов­ки в ми­ре. Свёр­ты­ва­ние в нач. 1990-х гг. во­ен. струк­тур Ор­га­ни­за­ции Вар­шав­ско­го до­го­во­ра по­тре­бо­ва­ло ор­га­ни­за­ции обо­ро­ны стра­ны в пре­де­лах её гос. гра­ниц, уточ­не­ния осн. по­ло­же­ний стра­те­гии, опе­ра­тив­но­го иск-ва и так­ти­ки, ха­рак­те­ра и со­дер­жа­ния во­ен. строи­тель­ст­ва и строи­тель­ст­ва ВС РФ. При­ня­той в 2000 Во­ен­ной док­три­ной РФ на пер­вый план вы­дви­га­ют­ся две взаи­мо­свя­зан­ные за­да­чи: не­до­пу­ще­ние вой­ны и го­тов­ность дать от­пор аг­рес­со­ру, ес­ли она бу­дет раз­вя­за­на. Осн. ви­да­ми стра­те­гич. дей­ст­вий ста­но­вят­ся обо­ро­на и контр­насту­п­ле­ние. В опе­ра­тив­ном иск-ве осо­бое вни­ма­ние об­ра­ща­ет­ся на раз­ра­бот­ку ак­тив­ных форм и спо­со­бов ве­де­ния обо­ро­нит. опе­ра­ций, при этом гл. роль от­во­дит­ся контр­уда­рам, встреч­ным сра­же­ни­ям, ма­нёв­ру вой­ска­ми и ог­нём. Раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся про­бле­мы от­ра­же­ния мас­си­ров. уда­ров средств возд. на­па­де­ния про­тив­ни­ка, спо­со­бы борь­бы с его вы­со­ко­точ­ны­ми сред­ст­ва­ми по­ра­же­ния, обос­но­вы­ва­ют­ся пу­ти обес­пе­че­ния ус­той­чи­во­сти про­ти­во­тан­ко­вой, про­ти­во­вер­то­лёт­ной и про­ти­во­де­сант­ной обо­ро­ны. Ре­ше­ние за­да­чи раз­гро­ма вторг­ше­го­ся аг­рес­со­ра пред­по­ла­га­ет­ся про­ве­де­ни­ем контр­на­сту­па­тель­ных опе­ра­ций. Прак­ти­че­ски за­но­во раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся тео­рия ве­де­ния спец. (контр­тер­ро­ри­стич.) опе­ра­ций для борь­бы с воо­руж. фор­ми­ро­ва­ния­ми, ис­поль­зую­щи­ми так­ти­ку пар­ти­зан­ской борь­бы.

В. и. осн. за­ру­беж­ных го­су­дарств, вхо­дя­щих в блок НАТО, раз­ви­ва­ет­ся с учё­том коа­лиц. стра­те­гии. В хо­де его эво­лю­ции вой­на вна­ча­ле рас­смат­ри­ва­лась как все­об­щая ядер­ная (до 2-й пол. 1950-х гг.), а с нач. 1960-х гг. в тео­ре­тич. раз­ра­бот­ках поя­ви­лись по­ло­же­ния о ве­ро­ят­но­сти боль­шой вой­ны с при­ме­не­ни­ем толь­ко обыч­но­го ору­жия. В нач. 1990-х гг. в НАТО при­ня­та «Но­вая стра­те­ги­че­ская кон­цеп­ция Сою­за» как коа­лиц. во­ен. док­три­на. Она пред­по­ла­га­ет по­ли­тич. под­ход к обес­пе­че­нию без­опас­но­сти, ко­то­рый бу­дет при­об­ре­тать всё воз­рас­таю­щее зна­че­ние. В то же вре­мя со­хра­не­ние ядер­но­го ору­жия в ро­ли «сдер­жи­ваю­ще­го фак­то­ра» и во­ен. при­сут­ст­вие за пре­де­ла­ми нац. гра­ниц ос­та­ют­ся в не­из­мен­ном ви­де. Но­вая стра­те­гич. кон­цеп­ция объ­яв­ле­на обо­ро­ни­тель­ной, од­на­ко сде­лан­ный в ней ак­цент на раз­ви­тие ра­кет­но-ядер­ных средств, соз­да­ние круп­ных вы­со­ко­мо­биль­ных фор­ми­ро­ва­ний по­ка­зы­ва­ет, что пер­спек­тив­ная струк­ту­ра ОВС НАТО смо­жет обес­пе­чить ве­де­ние и на­сту­пат. дей­ст­вий.

Лит.: Ма­киа­вел­ли Н. Во­ен­ное ис­кус­ст­во. СПб., 1839; Эн­цик­ло­пе­дия во­ен­ных и мор­ских на­ук / Под ред. Г. А. Лее­ра. СПб., 1885. Т. 2; Ле­ер Г. А. Стра­те­гия. 5-е изд. СПб., 1893–1898. Ч. 1–2; Мих­не­вич Н. П. Стра­те­гия. СПб., 1899–1901. Кн. 1–2; Кре­пость в вой­нах На­по­ле­о­на и в вой­нах но­вей­ше­го вре­ме­ни. СПб., 1907; Не­зна­мов А. А. Со­вре­мен­ная вой­на: дей­ст­вия по­ле­вой ар­мии. 2-е изд. СПб., 1912; Во­ен­ная эн­цик­ло­пе­дия. СПб., 1912. Т. 6; Све­чин А. А. Эво­лю­ция во­ен­но­го ис­кус­ст­ва: с древ­ней­ших вре­мен до на­ших дней. М.; Л., 1927–1928. Т. 1–2; Три­ан­да­фил­лов В. К. Ха­рак­тер опе­ра­ций со­вре­мен­ных ар­мий. 4-е изд. М., 1937; Клау­зе­виц К. О вой­не. 5-е изд. М., 1941. Т. 1–2. М.; СПб., 2002; Ис­то­рия во­ен­но­го ис­кус­ст­ва / Под ред. П. А. Жи­ли­на. М., 1979; Эво­лю­ция во­ен­но­го ис­кус­ст­ва: эта­пы, тен­ден­ции, прин­ци­пы. М., 1987; Во­ен­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 1994. Т. 2; Про­бле­мы во­ен­но­го ис­кус­ст­ва во Вто­рой ми­ро­вой вой­не и в по­сле­во­ен­ный пе­ри­од. М., 1995; Воо­ру­жен­ные си­лы и во­ен­ное ис­кус­ст­во Рос­сии в вой­нах XVIII – на­ча­ла XX вв. М., 1998; Дельб­рюк Г. Ис­то­рия во­ен­но­го ис­кус­ст­ва: В 4 т. СПб., 2001.

Вернуться к началу