Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЛИ́РИКА

  • рубрика

    Рубрика: Литература

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 17. Москва, 2010, стр. 562-565

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. М. Ранчин

ЛИ́РИКА (от др.-греч. λύρα – ли­ра, муз. ин­ст­ру­мент, со­про­во­ж­дав­ший пе­ние), один из трёх ро­дов ли­те­ра­тур­ных. В от­ли­чие от двух др. ро­дов (эпо­са и дра­мы), тя­го­тею­щих к изо­бра­же­нию со­бы­тий внеш­не­го ми­ра, за­да­ча Л. – в пе­ре­да­че субъ­ек­тив­но­го от­но­ше­ния к изо­бра­жае­мо­му, в вы­ра­же­нии чув­ств, мыс­лей, эмо­цио­наль­ных со­стоя­ний субъ­ек­та вы­ска­зы­ва­ния. Ли­рич. про­из­ве­де­ния обыч­но яв­ля­ют­ся сти­хо­твор­ны­ми, но в лит-ре Но­во­го вре­ме­ни су­ще­ст­ву­ют при­ме­ры про­заи­че­ской Л. («Пес­ни Маль­до­ро­ра» Лот­реа­мо­на, сти­хо­тво­ре­ния в про­зе из цик­ла «Senilia» И. С. Тур­ге­не­ва).

Вы­де­ле­ние Л. как осо­бо­го лит. ро­да бы­ло на­ме­че­но Пла­то­ном в трак­та­те «Го­су­дар­ст­во»: ди­фи­рамб (один из жан­ров Л.) оп­ре­де­лён здесь как род, ко­то­рый «со­сто­ит из вы­ска­зы­ва­ний са­мо­го по­эта» (394c. Пер. А. Н. Егу­но­ва), в от­ли­чие от дра­мы, по­стро­ен­ной на под­ра­жа­нии чу­жим ре­чам, и от эпо­са, со­вме­щаю­ще­го под­ра­жа­ние чу­жим ре­чам и вы­ска­зы­ва­ния по­эта. Ари­сто­тель в трак­та­те «По­эти­ка» вы­де­ля­ет осо­бую фор­му по­этич. ре­чи, ко­гда ав­тор «всё вре­мя ос­та­ёт­ся са­мим со­бой и не ме­ня­ет­ся», т. е. не пе­ре­во­пло­ща­ет­ся в пер­со­на­жей (1448a. Пер. М. Л. Гас­па­ро­ва). Од­на­ко ни Пла­тон, ни Ари­сто­тель ещё не упот­реб­ля­ли сло­во «Л.» как тер­мин; это сде­ла­ли алек­сан­д­рий­ские учё­ные в 3 в. до н. э. (см. Алек­сан­д­рий­ская фи­ло­ло­гия), от­но­ся его толь­ко к ме­ли­ке, ис­пол­няв­шей­ся под ак­ком­па­не­мент струн­но­го ин­ст­ру­мен­та – ли­ры или ки­фа­ры.

Кон­цеп­ция Л. в её совр. по­ни­ма­нии бы­ла вы­ра­бо­та­на в нем. эс­те­ти­ке 19 в., ко­то­рая рас­смат­ри­ва­ла три лит. ро­да в фи­лос. ка­те­го­ри­ях сво­бо­ды и не­об­хо­ди­мо­сти, субъ­ек­та и объ­ек­та. Ф. В. Шел­линг оп­ре­де­лял Л. как вы­ра­же­ние бес­ко­неч­но­сти и сво­бо­ды ду­ха, в то вре­мя как эпос свя­зы­вал с иде­ей чис­той не­об­хо­ди­мо­сти, а дра­му рас­смат­ри­вал как син­тез сво­бо­ды и не­об­хо­ди­мо­сти. По мыс­ли Г. В. Ф. Ге­ге­ля, «под­лин­ную точ­ку един­ст­ва ли­рич. сти­хо­тво­ре­ния мы долж­ны ви­деть в субъ­ек­тив­ном внут­рен­нем ми­ре» (Ге­гель Г. В. Ф. Лек­ции по эс­те­ти­ке. СПб., 1999. Т. 2. С. 445. Пер. А. М. Ми­хай­ло­ва). По­ни­ма­ние Л. как не­по­сред­ст­вен­но­го са­мо­вы­ра­же­ния ав­то­ра под­верг­лось кор­рек­ти­ров­ке в ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нии 20 в. Бы­ла вы­де­ле­на осо­бая раз­но­вид­ность Л.: т. н. ро­ле­вая ли­ри­ка – ли­рич. про­из­ве­де­ния, в ко­то­рых субъ­ек­том («я») вы­ска­зы­ва­ния яв­ля­ет­ся пер­со­наж (ми­фо­ло­ги­че­ский, ли­те­ра­тур­ный, ис­то­ри­че­ский), за­ве­до­мо от­лич­ный от ав­то­ра; об­ра­ще­но вни­ма­ние на мно­го­слой­ность ли­рич. «я» в не­ко­то­рых по­этич. тек­стах, обо­зна­чаю­ще­го од­но­вре­мен­но неск. ли­рич. субъ­ек­тов. Для ли­рич. «я», не про­ти­во­пос­тав­лен­но­го ре­аль­но­му ав­то­ру, но и не сов­па­даю­ще­го с ним и на­де­лён­но­го соб­ст­вен­ной по­этич. био­гра­фи­ей, Ю. Н. Ты­ня­но­вым был пред­ло­жен тер­мин «ли­ри­че­ский ге­рой».

Исторический очерк

Л. как род лит. твор­че­ст­ва скла­ды­ва­ет­ся в ан­тич­ной Гре­ции в 7–6 вв. до н. э. Л. в уз­ком смыс­ле вклю­ча­ла толь­ко ме­ли­ку; в ши­ро­ком – так­же и дек­ла­ма­ци­он­ную по­эзию, про­из­но­сив­шую­ся или пев­шую­ся в со­про­во­ж­де­нии ав­ло­са. Жан­ры дек­ла­мац. Л. – мар­ше­вая песнь (эм­бат­те­рий), на­пи­сан­ная ана­пе­стом, эле­гия и ямб. Эле­гия пер­во­на­чаль­но оп­ре­де­ля­лась не осо­бен­но­стя­ми те­ма­ти­ки (мо­ти­вы гру­сти и пе­ча­ли за­кре­п­ля­ют­ся за эле­ги­ей гл. обр. бла­го­да­ря твор­че­ст­ву рим. по­этов – Ти­бул­ла, Про­пер­ция и др.), но ис­поль­зуе­мым сти­хотв. раз­ме­ром (эле­ги­че­ский ди­стих). Ямб, ха­рак­те­ри­зо­вав­ший­ся раз­ны­ми фор­ма­ми ям­бич. сти­ха, тя­го­тел к са­ти­рич. те­ма­ти­ке, к шут­ке, на­смеш­ке и бра­ни. Др.-греч. Л. вос­хо­ди­ла к фольк­лор­ным жан­рам: соль­ная ме­ли­ка – к лю­бов­ным, сва­деб­ным и за­столь­ным пес­ням; хо­ро­вая – к тор­же­ст­вен­ным об­ря­до­вым вос­хва­ле­ни­ям (гим­нам); эле­гия ве­дёт своё про­ис­хо­ж­де­ние от по­гре­баль­но­го пла­ча, а ямб – от нар. об­ли­чит. ку­пле­тов. Пер­вые эле­гич. по­эты – Кал­лин и Тир­тей; эле­гии и ям­бы пи­сал Ар­хи­лох, для про­из­ве­де­ний ко­то­ро­го ха­рак­тер­ны мо­ти­вы со­мне­ния в тра­диц. цен­но­стях. Яз­вит. на­смеш­ли­вость, на­строе­ния раз­оча­ро­ва­ния и без­на­дёж­но­сти, по­иск спа­се­ния в на­сла­ж­де­ни­ях жиз­ни пре­тво­ре­ны в по­эзии Се­мо­ни­да. Пес­си­ми­стич. взгляд на мир при­сущ ли­рич. поэ­зии Фео­гни­да из Ме­га­ры. В ме­ли­ке осо­бую из­вест­ность по­лу­чи­ли Ал­кей и по­этес­са Сап­фо, пре­об­ра­зо­вав­шая фольк­лор­ные жан­ры в тек­сты, вы­ра­жаю­щие от­тен­ки ин­ди­ви­ду­аль­но­го лю­бов­но­го чув­ст­ва. Пе­вец про­стых ра­до­стей жиз­ни, за­сто­лий и без­за­бот­ной люб­ви – Анак­ре­онт. При­знан­ные об­раз­цы тор­же­ст­вен­ной Л. (оды) соз­дал Пин­дар.

Тра­ди­ции греч. ли­рич. по­эзии унас­ле­до­ва­ны рим­ской Л. В твор­че­ст­ве Ка­тул­ла про­ис­хо­дит от­кры­тие про­ти­во­ре­чи­во­сти лю­бов­но­го чув­ст­ва, ещё не под­чи­нён­но­го в пол­ной ме­ре ус­лов­ным по­этич. нор­мам вы­ра­же­ния. Пе­вец гар­мо­нии, «зо­ло­той се­ре­ди­ны» – млад­ший со­вре­мен­ник Ка­тул­ла Го­ра­ций пе­ре­нёс в рим. по­эзию сти­хотв. раз­ме­ры греч. Л., соз­дав про­из­ве­де­ния в раз­ных ли­рич. жан­рах (оды, са­ти­ры, по­сла­ния), ко­то­рым под­ра­жа­ла ев­роп. лит-ра позд­ней­ших эпох. Об­раз по­эта-из­гнан­ни­ка и без­вин­но­го стра­даль­ца в ев­роп. куль­ту­ре был за­кре­п­лён за млад­шим со­вре­мен­ни­ком Го­ра­ция Ови­ди­ем, ав­то­ром на­пи­сан­ных в ссыл­ке книг Л.: «Скорб­ные эле­гии» и «Пись­ма с Пон­та».

В ближ­не­во­сточ­ной сло­вес­но­сти к пер­вым об­раз­цам Л. фор­маль­но мо­гут быть от­не­се­ны про­из­ве­де­ния, со­ста­вив­шие «Кни­гу хва­ле­ний» (в хри­сти­ан­ской тра­ди­ции Псал­тирь), при­пи­сы­вае­мую ца­рю Да­ви­ду. При­зна­ка­ми Л. об­ла­да­ют и лю­бов­ные сти­хо­тво­ре­ния, ав­тор­ст­во ко­то­рых свя­зы­ва­ет­ся с сы­ном Да­ви­да ца­рём Со­ло­мо­ном и ко­то­рые по­лу­чи­ли в письм. тра­ди­ции име­но­ва­ние «Песнь пес­ней» (во­шли, как и Псал­тирь, в со­став Биб­лии). Ли­рич. фраг­мен­ты есть и в про­ро­че­ских кни­гах Биб­лии. Все эти тек­сты ока­за­ли су­ще­ст­вен­ное влия­ние на ев­роп. Л. Но­во­го вре­ме­ни; од­на­ко они не соз­да­ва­лись и не вос­при­ни­ма­лись как соб­ст­вен­но лит. про­из­ве­де­ния.

На Даль­нем Вос­то­ке тра­ди­ции ли­рич. твор­че­ст­ва уже в древ­ний пе­ри­од фор­ми­ру­ют­ся в сло­вес­но­сти Ки­тая: в ан­то­ло­гии «Кни­га пе­сен» («Ши цзин») пред­став­ле­ны про­из­ве­де­ния разл. жан­ров (шес­ти­сти­шия, хра­мо­вые пес­но­пе­ния сун и др.). Клас­сич. пе­рио­дом кит. по­эзии счи­та­ет­ся эпо­ха им­пе­рии Тан (7–10 вв.); его пред­став­ля­ют «сти­хи но­во­го сти­ля» («синь ти ши») – че­ты­рёх­сти­шия и вось­ми­сти­шия, на­пи­сан­ные пя­ти­слов­ным и се­ми­слов­ным раз­ме­ром (Ван Вэй, Ли Бо, Ду Фу и др.). В пе­ри­од прав­ле­ния ди­на­стии Сун (10–13 вв.), на­ря­ду с клас­сич. фор­мой ши (твор­че­ст­во Лу Ю), по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние пе­сен­ная Л. цы с бо­лее сво­бод­ной по­этич. фор­мой (твор­че­ст­во Лю Юн, Синь Циц­зи). Мно­го­об­ра­зи­ем тем от­ли­ча­ет­ся по­эзия Су Ши, пи­сав­ше­го в жан­рах ши и цы.

Япон­ская ср.-век. Л., раз­ви­вав­шая­ся под влия­ни­ем ки­тай­ской, пред­став­ле­на по­этич. ан­то­ло­ги­ей «Манъ­ё­сю» (2-я пол. 8 в.), вклю­чаю­щей сти­хо­тво­ре­ния при­мер­но 500 ав­то­ров в разл. жан­рах: тё­ка, или на­гау­та, – длин­ная пес­ня, со­от­но­ся­щая­ся с разл. жан­ра­ми ев­роп. по­эзии – бал­ла­дой, эле­ги­ей, одой; тан­ка – ко­рот­кая пес­ня-пя­ти­сти­шие, став­шая позд­нее гл. жан­ром япон. Л. и вы­ра­жаю­щая раз­но­об­раз­ные чув­ст­ва; сэ­до­ка – пес­ня-шес­ти­шие ры­ба­ка. Наи­бо­лее из­вест­ные япон. по­эты по­сле­дую­щих эпох – Сай­гё и Сёт­цу. С нач. 17 в. по­лу­ча­ет ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние фор­ма хай­ку – ли­рич. трёх­сти­ший, при­знан­ным мас­те­ром ко­то­рых был Ба­сё. Кит. и япон. Л. от­ли­ча­ют ла­ко­нич­ность, ус­та­нов­ка на вы­ра­зит. пред­мет­ную де­таль, осо­бен­ная зна­чи­мость по­этич. под­тек­ста.

Араб­ская ср.-век. Л. сфор­ми­ро­ва­ла свою осо­бую сис­те­му жан­ров (в ко­то­рой центр. ме­сто за­ни­ма­ла ка­сы­да), ус­той­чи­вый на­бор по­этич. фор­мул. Осн. мо­ти­вы араб. Л. – про­слав­ле­ние вла­сти­те­лей (жанр па­не­ги­ри­ка, в ко­то­ром пи­сал Ах­таль), лю­бовь (Мадж­нун и Омар ибн Аби Ра­биа), вос­пе­ва­ние ви­на и пи­ров (Абу Ну­вас). В араб. лит-ре под влия­ни­ем ан­тич­ной греч. тра­ди­ции за­ро­ж­да­ет­ся фи­ло­ло­гич. кри­ти­ка, по­яв­ля­ют­ся и трак­та­ты, по­свя­щён­ные ли­ри­ке.

Тра­ди­ции ср.-век. перс. по­эзии, из­на­чаль­но раз­ви­вав­шей­ся во мно­гом на ос­но­ве араб. Л., бы­ли за­ло­же­ны в 9–10 вв. Ру­да­ки в лю­бов­ной и пей­заж­ной Л. раз­ра­ба­ты­вал фор­му дву­сти­шия – бей­та, строя его на сим­мет­рич­ном про­ти­во­пос­тав­ле­нии кон­тра­ст­ных об­ра­зов. Фи­лос. мо­ти­вы веч­но­го кру­го­во­ро­та все­го зем­но­го, по­ис­ка ис­ти­ны и упое­ния ра­до­стя­ми жиз­ни ха­рак­тер­ны для ли­рич. чет­ве­ро­сти­ший (ру­баи) Ома­ра Хай­я­ма. Джа­лал ад-Дин Ру­ми, сле­дуя мис­тич. уче­нию су­физ­ма, вос­пе­вал в сво­их сти­хотв. им­про­ви­за­ци­ях – га­зе­лях чув­ст­вен­ную лю­бовь как вы­ра­же­ние стрем­ле­ния че­ло­ве­ка к слия­нию с бо­же­ст­вом. Мас­те­ром га­зе­лей, объ­е­ди­няв­шим их в «вен­ки», скре­п­лён­ные дву­сти­ши­ем – реф­ре­ном, был Саа­ди. До пре­дель­ной от­то­чен­но­сти до­вёл жанр га­зе­ли Ха­физ, сла­вив­ший ви­но и лю­бовь. В Зап. Ев­ро­пе перс. по­эзия ста­но­вит­ся из­вест­ной в пред­ро­ман­тич. эпо­ху; наи­бо­лее яр­кий при­мер её влия­ния – опыт син­те­за по­этич. тра­ди­ций в кн. «За­пад­но-вос­точ­ный ди­ван» И. В. Гё­те (1819).

В Зап. Ев­ро­пе в сред­ние ве­ка про­дол­жа­ла су­ще­ст­во­вать Л. на лат. язы­ке: в 12–13 вв. она бы­ла пред­став­ле­на по­эзи­ей бро­дя­чих шко­ля­ров – ва­ган­тов, со­че­тав­ших книж­ные и фольк­лор­ные тра­ди­ции. Для Л. ва­ган­тов ха­рак­тер­ны эле­мен­ты па­ро­дии (в т. ч. на Свя­щен­ное Пи­са­ние и бо­го­слу­жеб­ные тек­сты) и са­ти­ры; их лю­бов­ная Л. на­вея­на по­эзи­ей Ови­дия. В эту эпо­ху раз­ви­ва­ет­ся ре­лиг. ме­ди­та­тив­ная ли­ри­ка, соз­да­ют­ся и но­вые фор­мы лю­бов­ной Л. на нар. язы­ках – т. н. кур­ту­аз­ная Л. (со­чи­не­ния мин­не­зин­ге­ров в Гер­ма­нии, тру­ба­ду­ров в Про­ван­се, тру­ве­ров в Сев. Фран­ции). Ср.-век. Л., в от­ли­чие от ан­тич­ной, поль­зо­ва­лась риф­мой, раз­ра­ба­ты­ва­ла разл. слож­ные фор­мы стро­фи­ки (кан­цо­на и др.). В сре­де тру­ба­ду­ров воз­ник­ли аль­ба, сир­вен­та, тен­со­на. Для кур­ту­аз­ной Л. ха­рак­те­рен об­раз ли­ри­че­ско­го «я» – ры­ца­ря, а так­же идеа­ли­зи­ров. об­раз пре­крас­ной да­мы, кра­со­те и доб­ро­де­те­ли ко­то­рой ры­царь по­кло­ня­ет­ся поч­ти ре­ли­ги­оз­но. Во мно­гом под воз­дей­ст­ви­ем кур­ту­аз­ной по­эзии в Л. Ита­лии 2-й пол. 13 в. фор­ми­ру­ет­ся «доль­че стиль нуо­во», по­вли­яв­ший на Дан­те и Ф. Пет­рар­ку, ко­то­рые пре­одо­ле­ли его ус­лов­ные по­этич. фор­му­лы и при­да­ли сво­ей Л. бо­лее ин­ди­ви­ду­аль­ный ха­рак­тер. В итал. Л. Воз­ро­ж­де­ния куль­ти­ви­ру­ют­ся слож­ные ус­той­чи­вые стро­фич. фор­мы (со­нет и др.). Ре­нес­санс­ные чер­ты про­яв­ля­ют­ся позд­нее в твор­че­ст­ве англ. по­этов – Ф. Сид­ни и У. Шек­спи­ра, соз­дав­ших цик­лы со­не­тов с иной сис­те­мой риф­мов­ки, чем в итал. тра­ди­ции, в твор­че­ст­ве по­этов «Плея­ды» во Фран­ции 16 в. (П. де Рон­сар, Ж. Дю Бел­ле и др.), в ли­рич. сти­хо­тво­ре­ни­ях Л. ди Ка­мо­эн­са в Пор­ту­га­лии и т. д.

В 17 в. в Л. ут­вер­жда­ет­ся но­вый стиль – ба­рок­ко: ха­рак­тер­ная для не­го по­эти­ка па­ра­док­са, не­ожи­дан­ное сбли­же­ние раз­но­род­ных по­ня­тий и пред­ме­тов, при­чуд­ли­вое со­че­та­ние пред­мет­но­сти и ино­ска­за­ния, ин­те­рес к фи­гур­ным сти­хам и др. про­яви­лись в Л. по­этов разл. стран (Л. де Гон­го­ра-и-Ар­го­те в Ис­па­нии, Дж. Ма­ри­но в Ита­лии, Дж. Донн в Анг­лии, А. Гри­фи­ус в Гер­ма­нии и др.). В Рос­сии имен­но ди­дак­тич. и па­не­ги­риче­ские сти­хо­тво­ре­ния при­двор­но­го ба­рок­ко бы­ли пер­вы­ми об­раз­ца­ми Л. (твор­че­ст­во Си­ме­о­на По­лоц­ко­го, Силь­ве­ст­ра Мед­ве­де­ва, Ка­рио­на Ис­то­ми­на).

На про­тя­же­нии 17 в. ба­рок­ко в ев­роп. Л. вы­тес­ня­ет­ся клас­си­циз­мом, вво­дя­щим ли­рич. жан­ры в рам­ки стро­гой ие­рар­хии по те­ма­ти­ке, пред­ме­ту изо­бра­же­ния, язы­ку и сти­лю. Гл. вы­со­ким жан­ром Л. при­зна­на ода, к сред­ним жан­рам от­но­си­лись эле­гия и по­сла­ние, к низ­ким жан­рам – са­ти­рич. Л. и под­ра­жа­ния нар. пес­ням. В Рос­сии эта жан­ро­вая сис­те­ма фор­ми­ру­ет­ся с 1730-х гг. бла­го­да­ря дея­тель­но­сти В. К. Тре­диа­ков­ско­го, А. П. Су­ма­ро­ко­ва и М. В. Ло­мо­но­со­ва, в твор­че­ст­ве ко­то­ро­го был соз­дан ка­нон гл. жан­ра рус. ли­ри­ки 18 в. – тор­же­ст­вен­ной оды. Чис­то­та ли­рич. жан­ров бы­ла на­ру­ше­на Г. Р. Дер­жа­ви­ным, об­но­вив­шим оду по­сред­ст­вом вклю­че­ния в неё ав­то­био­гра­фич. ма­те­риа­ла, са­ти­рич. эле­мен­тов, обы­ден­ной пред­мет­но­сти. В твор­че­ст­ве Н. М. Ка­рам­зи­на и его по­сле­до­ва­те­лей (К. Н. Ба­тюш­ков, В. А. Жу­ков­ский и др.) про­ис­хо­дит вы­дви­же­ние на пер­вый план те­ма­ти­ки ча­ст­ной жиз­ни, ко­то­рая на­хо­дит во­пло­ще­ние в жан­рах, пре­ж­де при­чис­ляв­ших­ся к сред­ним. Ба­тюш­ков раз­ви­ва­ет тра­ди­ции франц. «лёг­кой по­эзии» и пред­ро­ман­тич. Л. (Э. Пар­ни, Ш. Миль­вуа). До­ми­нант­ное зна­че­ние в рус. Л. 1800–20-х гг. по­лу­чил жанр эле­гии (Е. А. Бо­ра­тын­ский и др.).

В зап.-ев­роп. Л. эле­гия за­ня­ла центр. ме­сто рань­ше, во 2-й пол. – кон. 18 в. (А. Ше­нье и др. во Фран­ции, И. В. Гёте и Ф. Шил­лер в Гер­ма­нии), и при­об­ре­ла пред­ро­ман­тич. об­лик. В позд­них ли­рич. про­из­ве­де­ни­ях Шил­ле­ра пре­об­ла­да­ют прин­ци­пы фи­лос. Л., «по­эзии мыс­ли».

Ро­ман­тизм, про­воз­гла­сив­ший культ ин­ди­ви­ду­аль­но­го ав­тор­ско­го «я», кар­ди­наль­но ме­ня­ет ха­рак­тер ев­роп. Л.: от­каз от ори­ен­та­ции на сфор­ми­ро­вав­шие­ся ещё в ан­тич­но­сти тра­ди­ции ри­то­ри­ки и по­эти­ки при­во­дит к раз­ру­ше­нию её жан­ро­вой сис­те­мы. Ус­той­чи­вые ли­рич. жан­ры (эле­гия, дру­же­ское по­сла­ние) на­чи­на­ют ис­че­зать; ли­рич. тек­сты всё ча­ще при­ни­ма­ют ха­рак­тер сво­бод­но­го вы­ска­зы­ва­ния, в ко­то­ром не­при­ну­ж­дён­но со­че­та­ют­ся ме­ди­та­тив­ные, пей­заж­ные, ав­то­био­гра­фич. и др. мо­мен­ты. Эти чер­ты про­яви­лись в Л. англ. ро­ман­ти­ков – У. Вор­дс­вор­та, С. Т. Кол­рид­жа, П. Б. Шел­ли, Дж. Кит­са. Куль­ти­ви­ро­ва­ние фор­мы ли­рич. фраг­мен­та, лю­бовь к не­ожи­дан­ным ме­та­фо­рам и иро­ния ха­рак­тер­ны для нем. ро­ман­тич. по­эта Г. Гей­не. Во франц. Л. ро­ман­тич. пе­ри­од (А. Ла­мар­тин, В. Гю­го, А. де Мюс­се и др.) сме­ня­ет­ся твор­че­ст­вом по­этов, по­свя­тив­ших се­бя куль­ту кра­со­ты, эс­те­ти­за­ции ре­аль­но­сти (по­эты «Пар­на­са» – Т. Го­тье, Ш. Ле­конт де Лиль).

В Рос­сии вер­шин­ным яв­ле­ни­ем, под­во­дя­щим итог раз­ви­тия Л. 18 в. и в транс­фор­ми­ро­ван­ном ви­де во­брав­шим в се­бя ро­ман­тич. опыт, ста­но­вит­ся по­эзия А. С. Пуш­ки­на. Даль­ней­шее раз­ви­тие рус. Л. про­ис­хо­дит в рус­ле пре­одо­ле­ния пуш­кин­ской по­эти­ки, вос­при­ни­мае­мой как стес­няю­щая. Пре­одо­ле­ние со­вер­ша­ет­ся по­сред­ст­вом ре­ши­тель­но­го со­еди­не­ния раз­но­род­ных сти­ли­стич. тра­ди­ций и воз­рас­та­ния ли­рич. экс­прес­сии (М. Ю. Лер­мон­тов); это­му спо­собст­ву­ют так­же об­ра­ще­ние к оди­че­ской сти­ли­сти­ке 18 в. и её со­еди­не­ние с эле­гич. мо­ти­ва­ми и по­эти­кой фраг­мен­та (Ф. И. Тют­чев), воз­ро­ж­де­ние сти­ли­сти­ки Жу­ков­ско­го, со­еди­няе­мой с ус­та­нов­кой на при­чуд­ли­вую ме­та­фо­рич­ность, ас­со­циа­тив­ность и в то же вре­мя пред­мет­ность (А. А. Фет). С 1840-х гг. и до нач. 1890-х гг. в рус. лит-ре на­сту­па­ет пе­ри­од аб­со­лют­но­го гос­под­ст­ва про­зы. По­пу­ляр­ность и влия­ние из ли­ри­ков со­хра­ня­ет толь­ко Н. А. Не­кра­сов бла­го­да­ря ра­ди­каль­ной транс­фор­ма­ции ли­рич. по­эти­ки (пря­мая со­ци­аль­ная ан­га­жи­ро­ван­ность, про­заи­за­ция сло­га, от­каз от гар­мо­нии, ус­та­нов­ка на «го­вор­ную» ин­то­на­цию, об­ра­ще­ние к «низ­ким» для до­не­кра­сов­ской Л. пред­ме­там и др.). Толь­ко с нач. 1890-х гг. Л. от­воё­вы­вает преж­ние по­зи­ции бла­го­да­ря по­этам сим­во­лиз­ма (Д. С. Ме­реж­ков­ский, З. Н. Гип­пи­ус, Н. М. Мин­ский, В. Я. Брю­сов, Вяч. И. Ива­нов, А. Бе­лый, А. А. Блок и др.). В Зап. Ев­ро­пе в рус­ле сим­во­лиз­ма раз­ви­ва­ет­ся твор­че­ст­во франц. по­этов Ш. Бод­ле­ра, П. Вер­ле­на, А. Рем­бо, С. Мал­лар­ме, от­даю­щих пред­поч­те­ние ав­тор­ско­му «про­из­во­лу» пе­ред тре­бо­ва­ния­ми яс­но­сти и ло­гич. связ­но­сти тек­ста.

В ев­роп. Л. пер­вых де­ся­ти­ле­тий 20 в. про­ис­хо­дит скре­ще­ние тра­ди­ций, ус­та­но­вок и приё­мов, ха­рак­тер­ных для разл. лит. на­прав­ле­ний и те­че­ний (им­прес­сио­ни­сти­че­ские, сим­во­ли­ст­ские и не­оклас­сич. чер­ты в твор­че­ст­ве С. Ге­ор­ге, от­стра­нён­ное вос­про­из­ве­де­ние сим­во­ли­ст­ских мо­ти­вов у П. Ва­ле­ри). Од­на из гос­под­ствую­щих тен­ден­ций ев­роп. и сев.-амер. Л. это­го пе­рио­да про­яв­ля­ет­ся в ус­та­нов­ке на кон­крет­ность и ощу­ти­мость по­этич. об­раза, в до­ми­ни­рую­щей ро­ли ви­зу­аль­но­го на­ча­ла (анг­ло-амер. има­жизм – Т. Э. Хьюм, Э. Па­унд, Т. С. Эли­от и др.). По­лу­ча­ют рас­про­стра­не­ние ли­рич. про­из­ве­де­ния, ос­но­ван­ные на вклю­че­нии в них не­об­ра­бо­тан­но­го ма­те­риа­ла из сфе­ры по­все­днев­но­сти (га­зет­ных за­го­лов­ков, ре­п­лик из улич­ных раз­го­во­ров и т. д.), кон­тра­сти­рую­ще­го с эле­мен­та­ми по­этич. тра­ди­ции (Па­унд), с ха­рак­тер­ным для жан­ра эле­гии на­бо­ром тем и на­строе­ний (Г. Апол­ли­нер). Но­ва­тор­ские тен­ден­ции про­яв­ля­ют­ся в пред­поч­те­нии сво­бод­но­го сти­ха – вер­либ­ра (Э. Па­унд, У. К. Уиль­ямс, К. Сэнд­берг, Р. М. Риль­ке), в от­ка­зе от зна­ков пре­пи­на­ния и в соз­да­нии «кал­ли­грамм» – сти­хо­тво­ре­ний-ри­сун­ков (Апол­ли­нер). Край­няя фор­ма аван­гар­диз­ма в ев­роп. Л. – фу­ту­ризм (Ф. Т. Ма­ри­нет­ти и др.) с его ус­та­нов­кой на вы­ра­же­ние энер­гии жиз­ни, на гра­фич. изо­бра­же­ние и на от­каз от пол­но­вес­но­го, зна­чи­мо­го сло­ва, про­яв­ляю­щий­ся в «за­уми», куль­ти­ви­ро­ва­нии псев­до­лек­сем – зву­ко­вых ком­плек­сов, за­ме­няю­щих сло­вес­ный ряд. От­кро­вен­но экс­пе­рим. Л. в 20 в. про­ти­во­сто­ит Л., ори­ен­ти­ро­ван­ная на про­сто­ту, де­мон­ст­ра­тив­но «ар­ха­ич­ная» и кон­сер­ва­тив­ная по фор­ме, но изо­бра­жаю­щая дра­ма­тич. и тра­гич. кон­флик­ты и пе­ре­жи­ва­ния, ха­рак­тер­ные для но­во­го ве­ка (Р. Фрост и др.); об­ра­щаю­щая­ся к эпо­хе ан­тич­но­сти, эл­ли­низ­ма, но вос­соз­даю­щая её в не­клас­сич. фор­мах (К. Ка­ва­фис).

В це­лом в зап. лит-ре 20 в. до­ми­ни­рует мо­дер­ни­ст­ская Л. (Р. М. Риль­ке, У. Б. Йейтс, Т. С. Эли­от, У. Х. Оден, Ф. Гар­сия Лор­ка и мн. др.), ко­то­рую от­ли­ча­ют не­ожи­дан­ное сбли­же­ние все­об­ще­го и кон­крет­но­го, от­каз от сти­ле­вого един­ст­ва, иг­ра с лит. под­тек­ста­ми, ка­жу­щая­ся про­из­воль­ность ас­со­циа­ций, ма­те­риа­ли­за­ция, «ове­ще­ст­в­ле­ние» ме­та­фор, раз­мы­ва­ние гра­ниц ме­ж­ду ми­ром тек­ста и ве­ще­ст­вен­ным бы­ти­ем. Л. 20 в. об­на­ру­жи­ва­ет пе­ре­клич­ки и взаи­мо­связь с фи­лос. те­че­ния­ми – пер­со­на­лиз­мом, эк­зи­стен­циа­лиз­мом и др.

В Рос­сии ре­ак­ци­ей на ис­чер­па­ние по­эти­ки ино­ска­за­ния и ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. мо­ти­вов сим­во­лиз­ма ста­но­вят­ся в нач. 20 в. ак­ме­изм (Н. С. Гу­ми­лёв, А. А. Ах­ма­то­ва, О. Э. Ман­дель­штам) и фу­ту­ризм (В. В. Хлеб­ни­ков, В. В. Мая­ков­ский и др.). Оп­по­зи­цию по­эзии Мая­ков­ско­го, ори­ен­ти­ро­ван­ной на одич. тор­же­ст­вен­ную дек­ла­ма­цию, об­ра­зу­ет ли­ри­ка С. А. Есе­ни­на, те­ма­ти­че­ски и ме­ло­ди­че­ски пре­ем­ст­вен­ная по от­но­ше­нию к эле­гии и к ро­ман­су, от­ли­чаю­щая­ся на­пев­ной ме­ло­ди­кой. Из­на­чаль­но свя­за­но с фу­ту­риз­мом твор­че­ст­во Б. Л. Пас­тер­на­ка, эво­лю­цио­ни­рую­ще­го в на­прав­ле­нии боль­шей про­сто­ты и яс­но­сти. Вне на­прав­ле­ний – по­эзия М. И. Цве­тае­вой, со­че­тав­шая не­ко­то­рые чер­ты фу­ту­ри­стич. по­эти­ки с ро­ман­тич. мо­ти­ва­ми.

Рус. по­эзия по­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 пер­во­на­чаль­но раз­ви­ва­лась под зна­ком пре­ем­ст­вен­но­сти по от­но­ше­нию к ак­ме­из­му, по­ни­мае­мо­му как «клас­сич­ность», с од­ной сто­ро­ны, и фу­ту­риз­му, вос­при­ни­мае­мо­му как ра­ди­каль­ная вер­сия аван­гар­диз­ма, – с дру­гой. Со­еди­нение приё­мов фу­ту­ри­стич. по­эзии, эпа­ти­рую­щих экс­пе­ри­мен­тов и при­су­щей сим­во­лиз­му ус­та­нов­ки на со­кро­вен­ную фи­лос. глу­би­ну ха­рак­тер­но для по­этов ОБЭРИУ (Д. И. Хармс, А. И. Вве­ден­ский, Н. А. За­бо­лоц­кий).

В рус. Л. 2-й пол. 20 в. от­час­ти про­сле­жи­ва­ет­ся ори­ен­та­ция на по­этич. тра­ди­ции Се­реб­ря­но­го ве­ка: от­го­ло­ски ак­ме­из­ма у Б. А. Ах­ма­ду­ли­ной, фу­ту­риз­ма – у А. А. Воз­не­сен­ско­го, Р. И. Ро­ж­де­ст­вен­ско­го, в мень­шей сте­пе­ни у Е. А. Ев­ту­шен­ко и др. Во 2-й пол. 20 в. в рус. лит-ре, в т. ч. и в Л., воз­рас­та­ет роль сам­из­да­та и зна­че­ние офи­ци­аль­но не при­знан­ных по­этич. групп и круж­ков. При­об­ре­та­ет по­пу­ляр­ность Л. в фор­ме ав­тор­ской пес­ни (А. А. Га­лич, Б. Ш. Оку­джа­ва, В. С. Вы­соц­кий и др.). Наи­бо­лее зна­чи­тель­ный рус. по­эт 2-й пол. 20 в. – И. А. Брод­ский, од­но­вре­мен­но ори­ен­ти­ро­вав­ший­ся на тра­ди­цию (в т. ч. анг­ло­я­зыч­ную) и ра­ди­каль­но об­но­вив­ший по­этич. об­раз­ность и лек­си­ку.

Лит.: Staiger E. Grundbegriffe der Poetik. 4. Aufl. Z., 1959; Day-Lewis C. The lyric im­pulse. L., 1965; Эй­хен­ба­ум Б. М. О по­эзии. Л., 1969; Кор­ман Б. О. Опыт опи­са­ния ли­тера­тур­ных ро­дов в тер­ми­нах тео­рии ав­то­ра (субъ­ект­ный уро­вень) // Про­бле­ма ав­то­ра в ху­до­же­ст­вен­ной ли­те­ра­ту­ре. Ижевск, 1974. Вып. 1; Ла­рин Б. А. О ли­ри­ке как раз­но­вид­но­сти ху­до­же­ст­вен­ной ре­чи (се­ман­ти­че­ские этю­ды) // Ла­рин Б. А. Эс­те­ти­ка сло­ва и язык пи­са­те­ля: Из­бран­ные ста­тьи. Л., 1974; По­спе­л­ов Г. Н. Ли­ри­ка. Сре­ди ли­те­ра­тур­ных ро­дов. М., 1976; Силь­ман Т. И. За­мет­ки о ли­ри­ке. Л., 1977; Ты­ня­нов Ю. Н. По­эти­ка. Ис­то­рия ли­те­ра­ту­ры. Ки­но. М., 1977; Зо­лян С. Т. Се­ман­ти­ка и струк­ту­ра по­эти­че­ско­го тек­ста. Ер., 1991; Бройт­ман С. Н. Рус­ская ли­ри­ка XIX – на­ча­ла ХХ в. в све­те ис­то­ри­че­ской поэти­ки: Субъ­ект­но-об­раз­ная струк­ту­ра. М., 1997; он же. По­эти­ка рус­ской клас­си­че­ской и не­клас­си­че­ской ли­ри­ки. М., 2008; Гинз­бург Л. Я. О ли­ри­ке. [3-е изд.]. М., 1997; Ле­вин Ю. И. Ли­ри­ка с ком­му­ни­ка­тив­ной точ­ки зре­ния // Ле­вин Ю. И. Из­бран­ные тру­ды: По­эти­ка. Се­мио­ти­ка. М., 1998; Ма­хов А. Е. Фор­ми­ро­вание тео­рии ли­ри­ки как ли­те­ра­тур­но­го ро­да (к во­про­су о ро­ли му­зы­каль­ных ана­ло­гий в ис­то­рии по­эти­ки) // Ли­те­ра­ту­ро­вед­че­ский жур­нал. 2008. № 23.

Вернуться к началу