Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ФОНОЛО́ГИЯ

  • рубрика

    Рубрика: Языкознание

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 33. Москва, 2017, стр. 471-472

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. А. Виноградов

ФОНОЛО́ГИЯ (от фо­но... и …ло­гия), раз­дел язы­ко­зна­ния, изу­чаю­щий зву­ко­вой строй язы­ка в его со­вре­мен­ном со­стоя­нии (син­хро­ни­че­ская Ф.) и в ис­то­рии (ди­а­хро­ни­че­ская, или ис­то­ри­че­ская, Ф.). В от­ли­чие от соб­ст­вен­но фо­не­ти­ки, изу­чаю­щей речь в её аку­сти­ко-ар­ти­ку­ляц. ас­пек­те, Ф. со­сре­до­то­чи­ва­ет­ся не на фи­зич., а на функ­цио­наль­ных ха­рак­те­ри­сти­ках зву­ко­вых еди­ниц (при этом тер­мин «фо­не­ти­ка» ино­гда упот­реб­ля­ет­ся как ро­до­вой, по­кры­вая и то, что от­но­сит­ся к Ф.). Как и др. тер­ми­ны, обо­зна­чаю­щие раз­де­лы лин­гвис­ти­ки («грам­ма­ти­ка», «мор­фо­ло­гия», «син­так­сис»), тер­мин «Ф.» од­но­вре­мен­но оз­на­ча­ет и оп­ре­де­лён­ный фраг­мент (ярус) сис­те­мы язы­ко­вой, т. е. при­меня­ет­ся и к объ­ек­ту изу­че­ния, и к его науч. мо­де­ли.

В це­лом мож­но ска­зать, что Ф. изу­ча­ет раз­ли­чия и то­ж­де­ст­во зву­ко­вых эле­мен­тов язы­ка, зна­чи­мое в пла­не вы­пол­не­ния ими трёх функ­ций: дис­тинк­тив­ной, де­ли­ми­та­тив­ной и куль­ми­на­тив­ной. Важ­ней­шая из них – дис­тинк­тив­ная (раз­ли­чи­тель­ная) функ­ция – свя­за­на с фо­не­тич. опо­зна­ва­ни­ем и се­ма­сио­ло­ги­че­ским (см. Се­ма­сио­ло­гия) ото­жде­ст­в­ле­ни­ем (от­ли­че­ни­ем) зна­чи­мых еди­ниц язы­ка – слов, мор­фем. В со­от­вет­ст­вии с этим дис­тинк­тив­ная функ­ция мо­жет рас­ще­п­лять­ся на пер­цеп­тив­ную (опо­зна­ва­тель­ную) и сиг­ни­фи­ка­тив­ную (смыс­ло­раз­ли­чи­тель­ную) функ­ции; в сфе­ре пер­цеп­тив­ной функ­ции зву­ко­вые эле­мен­ты свя­за­ны от­но­ше­ни­ем кон­тра­ста, в сфе­ре сиг­ни­фи­ка­тив­ной функ­ции – от­но­ше­ни­ем оп­по­зи­ции язы­ко­вой. Пер­вые при­над­ле­жат од­но­му ин­ва­ри­ан­ту в ка­че­ст­ве его ва­риа­тив­ной об­лас­ти; вто­рые при­над­ле­жат раз­ным ин­ва­ри­ан­там. Напр., в исп. яз. зву­ки [b] – [β] и [d] – [ð] на­хо­дят­ся в от­но­ше­нии кон­тра­ста, а [b] – [d] и [β] – [ð] – в от­но­ше­нии оп­по­зи­ции. Де­ли­ми­та­тив­ная (раз­гра­ни­чи­тель­ная) функ­ция свя­за­на с сиг­на­ли­за­ци­ей гра­ниц слов и мор­фем: зву­ко­вые эле­мен­ты мо­гут ис­поль­зо­вать­ся как по­гра­нич­ные сиг­на­лы – по­ло­жи­тель­ные (сиг­нал на­ли­чия гра­ни­цы, или сты­ка) и от­ри­ца­тель­ные (сиг­нал от­сут­ст­вия гра­ни­цы). Это ока­зы­ва­ет­ся воз­мож­ным бла­го­да­ря разл. ог­ра­ни­че­ни­ям на встре­чае­мость тех или иных зву­ко­вых эле­мен­тов в ре­че­вых по­сле­до­ва­тель­но­стях. Напр., на­ча­ло сло­ва от­ме­че­но фик­си­ро­ван­ным уда­ре­ни­ем в чеш. яз. и кнак­лау­том (твёр­дым при­сту­пом) в нем. яз. (при­ме­ры по­ло­жи­тель­ных по­гра­нич­ных сиг­на­лов), в ис­хо­де сло­ва не­воз­мо­жен лю­бой шум­ный со­глас­ный (кро­ме s) в др.-греч. яз., по­это­му шум­ные со­глас­ные в нём слу­жат от­ри­ца­тель­ны­ми по­гра­нич­ны­ми сиг­на­ла­ми, ука­зы­вая на от­сут­ст­вие кон­ца сло­ва. Куль­ми­на­тив­ная функ­ция со­сто­ит в обес­пе­че­нии це­ло­ст­но­сти и вы­де­лен­но­сти сло­ва; это дос­ти­га­ет­ся, напр., бла­го­да­ря уда­ре­нию или син­гар­мо­низ­му.

Ф. ох­ва­ты­ва­ет яв­ле­ния, от­но­си­мые к двум по­ду­ров­ням зву­ко­во­го строя. Сег­мент­ный уро­вень [про­со­ди­че­ский (см. Су­пер­сег­мент­ные еди­ни­цы язы­ка, Про­со­ди­че­ские сред­ст­ва язы­ка, Про­со­дия)] со­дер­жит еди­ни­цы, вы­де­ляе­мые на ос­но­ве т. н. двой­но­го лин­гвис­тич. чле­не­ния (сег­мен­та­ции) – с опо­рой на план со­дер­жа­ния [пред­ло­же­ние син­таг­ма (сло­во­со­че­та­ние) – сло­во­фор­ма морф – фо­не­ма] и с опо­рой на план выра­же­ния [фра­за – фо­не­тич. сло­во (ре­че­вой такт) – слог – звук]. Еди­ни­цы вто­ро­го ря­да в це­лом вы­сту­па­ют по от­но­ше­нию к еди­ни­цам пер­во­го ря­да как их реа­ли­за­ция в ре­чи, хо­тя од­но­знач­но­го со­от­вет­ст­вия ме­ж­ду ни­ми нет. Су­пер­сег­мент­ный уро­вень со­дер­жит еди­ни­цы, оп­ре­де­ляе­мые от­но­си­тель­но сег­мент­ных еди­ниц, пре­вы­шаю­щих ми­ни­маль­ную, в свя­зи с чем го­во­рят о про­со­дии сло­га, сло­ва, фра­зы (см. Ак­цен­то­ло­гия).

Осн. еди­ни­ца сег­мент­но­го уров­ня – фо­не­ма, реа­ли­зую­щая­ся в ре­чи в ви­де кон­крет­ных зву­ков (ал­ло­фо­нов). Боль­шин­ст­во язы­ков (в т. ч. рус­ский) опи­сы­ва­ют­ся в тер­ми­нах фо­нем, но есть язы­ки (напр., рас­про­стра­нён­ные в Юго-Вост. Азии – кит., бирм. и др.), для ко­то­рых функ­цио­наль­но ми­ни­маль­ной счи­та­ет­ся бо­лее круп­ная еди­ни­ца – сил­ла­бе­ма, со­от­вет­ст­вую­щая в фо­не­тич. от­но­ше­нии сло­гу «фо­нем­ных» язы­ков.

По­доб­но др. еди­ни­цам язы­ка, фо­не­мы име­ют 2 спо­со­ба су­ще­ст­во­ва­ния – в сис­те­ме и в тек­сте, в свя­зи с чем раз­ли­ча­ют­ся фо­но­ло­гич. па­ра­диг­ма­ти­ка и фо­но­ло­гич. син­таг­ма­ти­ка.

Центр. по­ня­тие фо­но­ло­гич. па­ра­диг­ма­ти­ки – оп­по­зи­ция фо­нем, фо­но­ло­гич. син­таг­ма­ти­ки – по­зи­ция фо­не­мы в со­ста­ве се­ми­оло­гич. и фо­на­ци­он­ных еди­ниц: пер­вые (мор­фе­мы) яв­ля­ют­ся кон­тек­стом се­мио­тич. функ­цио­ни­ро­ва­ния фо­нем, вто­рые (фо­не­тич. сло­во, слог) – кон­тек­стом их фи­зич. реа­ли­за­ции. По­зи­ция в це­лом оп­ре­де­ля­ет­ся как ус­ло­вие реа­ли­за­ции фо­нем в пла­не со­хра­не­ния ими сво­ей то­ж­де­ст­вен­но­сти (от­ли­чи­мо­сти). Су­ще­ст­ву­ют 2 ти­па по­зи­ций – кон­сти­ту­тив­ные (оп­ре­де­ляю­щие реа­ли­за­цию фо­нем в за­ви­си­мо­сти от их мес­та в струк­ту­ре бо­лее круп­ной еди­ни­цы, напр. в удар­ном или без­удар­ном сло­ге сло­ва) и ком­би­на­тор­ные (оп­ре­де­ляю­щие реа­ли­за­цию фо­нем в за­ви­си­мо­сти от их не­по­средств. фо­не­тич. ок­ру­же­ния, напр. глас­ные по­сле твёр­дых и мяг­ких со­глас­ных в рус. яз.). С функ­цио­наль­ной точ­ки зре­ния раз­ли­ча­ют­ся силь­ные и сла­бые по­зи­ции, в за­ви­си­мо­сти от то­го, спо­соб­ст­ву­ют ли они или за­труд­ня­ют вы­пол­не­ние фо­не­мой сиг­ни­фи­ка­тив­ной и пер­цеп­тив­ной функ­ций (см. Мо­с­ков­ская фо­но­ло­ги­че­ская шко­ла).

При фо­но­ло­гич. опи­са­нии язы­ка син­таг­ма­тич. иден­ти­фи­ка­ция фо­нем пред­ше­ст­ву­ет их па­ра­диг­ма­тич. упо­ря­до­че­нию. Фо­нем­ная иден­ти­фи­ка­ция осу­ще­ст­в­ля­ет­ся на ос­но­ве по­зиц. ана­ли­за зву­ков, при­во­дя­ще­го к груп­пи­ров­ке их в аль­тер­на­ци­он­ные ря­ды (ря­ды взаи­мо­ис­клю­чаю­щих в од­ной и той же по­зи­ции зву­ков), ка­ж­дый из ко­то­рых пред­став­ля­ет отд. фо­не­му (см. Че­ре­до­ва­ние), и суб­сти­ту­ци­он­ные ря­ды (ря­ды взаи­мо­за­ме­няе­мых в од­ной и той же по­зи­ции зву­ков), пред­став­ляю­щие раз­ные фо­не­мы. Напр., в фор­мах [дом] – [дамá] и [том] – [тамá] зву­ки [д] – [т] вхо­дят в суб­сти­ту­ци­он­ный ряд, реа­ли­зуя фо­не­мы /т/ – /д/, мар­ки­рую­щие раз­ли­чие слов, а зву­ки [о] – [а] 1-го сло­га вхо­дят в аль­тер­на­ци­он­ный ряд, об­ра­зуя по­зи­ци­он­ные раз­но­вид­но­сти фо­не­мы /о/. Важ­ное ме­сто в син­таг­ма­тич. Ф. за­ни­ма­ет фо­но­так­ти­ка – вы­яв­ле­ние за­ко­но­мер­но­стей со­че­та­ния фо­нем; эта за­да­ча не­ред­ко ре­ша­ет­ся с при­вле­че­ни­ем ап­па­ра­та ста­ти­стич. ана­ли­за.

Фо­но­ло­гич. па­ра­диг­ма­ти­ка стро­ит­ся как сис­те­ма фо­нем­ных оп­по­зи­ций, сре­ди ко­то­рых вы­де­ля­ют­ся 2 осн. ти­па – дизъ­юнк­ции (про­ти­во­пос­тав­ле­ния по не­сколь­ким ос­но­ва­ни­ям) и кор­ре­ля­ции (про­ти­во­пос­тав­ле­ния по од­но­му ос­но­ва­нию). Напр., в англ. sin ‘грех’ – win ‘вы­иг­рать’ оп­по­зи­ция /s/:/w/ дизъ­юнк­тив­на, а в tale ‘рассказ’ – dale ‘долина’ оп­по­зи­ция /t/:/d/ кор­ре­ля­тив­на. Кор­ре­ля­ции об­ра­зу­ют яд­ро фо­но­ло­гич. сис­те­мы, они обыч­но про­пор­цио­наль­ны, т. е. ох­ва­ты­ва­ют це­лые се­рии фо­нем (напр., кор­ре­ля­ция по глу­хо­сти-звон­ко­сти), и во мн. язы­ках под­вер­же­ны ней­тра­ли­за­ции, т. е. син­таг­ма­тич. сня­тию про­ти­во­пос­тав­лен­но­сти. Оп­по­зи­ции мо­гут оце­ни­вать­ся с точ­ки зре­ния их функ­цио­наль­ной на­груз­ки, ме­рой ко­то­рой яв­ля­ет­ся как чис­ло ми­ним. пар, т. е. чис­ло слов (мор­фем), раз­ли­чае­мых толь­ко дан­ной па­рой фо­нем, об­ра­зую­щих оп­по­зи­цию, так и чис­ло мест (по­зи­ций), за­ни­мае­мых чле­на­ми оп­по­зи­ции в син­таг­ма­тич. це­пи.

Ана­лиз оп­по­зи­ций осу­ще­ст­в­ля­ет­ся с по­мо­щью на­бо­ра пре­им. би­нар­ных раз­ли­чи­тель­ных при­зна­ков (РП), фи­зич. суб­стра­том ко­то­рых яв­ля­ют­ся ар­ти­ку­ляц. и/или аку­стич. свой­ст­ва зву­ков (напр., огуб­лён­ность – не­огуб­лён­ность, рез­кость – не­рез­кость); см. Диф­фе­рен­ци­аль­ные при­зна­ки. По сво­ему про­яв­ле­нию РП де­лят­ся на ин­ге­рент­ные (ог­ра­ни­чен­ные фо­не­мой) и про­со­ди­че­ские (про­яв­ляю­щие­ся в сег­мен­тах, пре­вы­шаю­щих фо­не­му). Это де­ле­ние ус­лов­но, т. к. один и тот же при­знак мо­жет в од­ном язы­ке быть ин­ге­рент­ным, в др. язы­ке – про­со­ди­че­ским (су­пер­фо­нем­ным). Напр., дол­го­та – ин­ге­рент­ный РП глас­ных в нем. яз. и про­со­ди­че­ский (сло­го­вой) – в бал­тий­ских язы­ках.

Су­ще­ст­ву­ет так­же функ­цио­наль­ная клас­си­фи­ка­ция РП на диф­фе­рен­ци­аль­ные (обес­пе­чи­ваю­щие про­ти­во­пос­тав­лен­ность дан­ной фо­не­мы хо­тя бы од­ной дру­гой) и ин­те­граль­ные (не соз­даю­щие фо­нем­ной оп­по­зи­ции). Один и тот же при­знак мо­жет быть диф­фе­рен­ци­аль­ным для од­них фо­нем и ин­те­граль­ным для дру­гих; напр., глу­хость в рус. яз. диф­фе­рен­ци­аль­на для /к/ (есть оп­по­зи­ция с /г/) и ин­те­граль­на для /х/. В др. ас­пек­те мож­но го­во­рить о не­об­хо­ди­мых и из­бы­точ­ных РП: пер­вые, в от­ли­чие от вто­рых, не пред­ска­зы­ва­ют­ся ав­то­ма­ти­че­ски по др. при­зна­кам. Напр., в рус. во­ка­лиз­ме при­знак огуб­лён­но­сти од­но­знач­но пред­ска­зы­ва­ет при­знак зад­не­ряд­но­сти (па­ра­диг­ма­тич. из­бы­точ­ность); та­кие от­но­ше­ния при­зна­ко­вой де­тер­ми­на­ции на­блю­да­ют­ся по язы­кам и для син­таг­ма­ти­ки (фо­но­так­ти­ки). В опе­ра­цио­наль­ном пла­не раз­ли­ча­ют пер­вич­ные РП (имею­щие ре­аль­ный фи­зич. суб­страт) и по­кры­ваю­щие РП (обоб­щён­ные при­зна­ки, ох­ва­ты­ваю­щие неск. пер­вич­ных).

Прин­ци­пы сег­мент­ной Ф. в це­лом при­ме­ни­мы и к су­пер­сег­мент­но­му уров­ню, для ко­то­ро­го нет, од­на­ко, столь же об­ще­при­знан­ной еди­ни­цы, как фо­не­ма. Ино­гда поль­зу­ют­ся об­щим по­ня­ти­ем «про­со­де­ма», пред­ла­га­лись бо­лее кон­крет­ные еди­ни­цы – ин­то­не­ма (для ин­то­на­ции), то­не­ма (для то­на), стро­не­ма (для уда­ре­ния), хро­не­ма (для дол­го­ты), но в упот­реб­ле­нии ос­та­лись лишь 2 пер­вых тер­ми­на. Труд­но­сти вы­де­ле­ния су­пер­сег­мент­ных еди­ниц обу­слов­ле­ны тем, что ма­те­ри­аль­но они час­то эк­ви­ва­лент­ны од­но­му при­зна­ку (напр., дол­го­та, вы­со­та то­на), то­гда как фо­не­ма – все­гда ком­плекс при­зна­ков. За­ко­но­мер­но­сти су­пер­сег­мент­но­го уров­ня изу­че­ны по язы­кам мень­ше, чем сег­мент­но­го.

Спор­ным в Ф. ос­та­ёт­ся по­ни­ма­ние её ста­ту­са сре­ди др. раз­де­лов язы­ко­зна­ния. Для од­них школ и на­прав­ле­ний Ф. ав­то­ном­на [лон­дон­ская шко­ла, ле­нин­град­ская (пе­тер­бург­ская) фо­но­ло­ги­че­ская шко­ла, амер. де­ск­рип­тив­ная лин­гвис­ти­ка], для дру­гих – в той или иной сте­пе­ни под­чи­не­на грам­ма­ти­ке (моск. фо­но­ло­гич. шко­ла, ге­не­ра­тив­ная лин­гвис­ти­ка); при­зна­ние ав­то­ном­но­сти Ф. ве­дёт к вы­де­ле­нию осо­бо­го раз­де­ла – мор­фо­но­ло­гии со сво­ей еди­ни­цей – мор­фо­не­мой.

Ф. поя­ви­лась в Рос­сии в 1870–80-х гг. 19 в.; её соз­да­тель – И. А. Бо­ду­эн де Кур­те­нэ (см. так­же Ка­зан­ская лин­гвис­ти­че­ская шко­ла); в фор­ми­ро­ва­нии об­щей тео­рии Ф. ве­ли­ка роль Л. В. Щер­бы, Н. Ф. Яков­ле­ва, Н. С. Тру­бец­ко­го, Р. О. Якоб­со­на. Как са­мо­сто­ят. дис­ципли­на окон­ча­тель­но офор­ми­лась в 1930-х гг. в Ев­ро­пе (праж­ская лин­гвис­ти­че­ская шко­ла, лон­дон­ская шко­ла Д. Джо­ун­за) и в США (как раз­дел де­ск­рип­тив­ной лин­гвис­ти­ки).

В отеч. язы­ко­зна­нии сло­жи­лись 2 фо­но­ло­гич. шко­лы – ле­нин­град­ская (пе­тер­бург­ская) и мо­с­ков­ская, осн. раз­ли­чие ме­ж­ду ко­то­ры­ми со­сто­ит в том, что для пер­вой в цен­тре вни­ма­ния на­хо­дит­ся раз­ли­че­ние зву­ко­вых обо­ло­чек зна­чи­мых еди­ниц язы­ка, а для вто­рой – то­ж­де­ст­во этих еди­ниц. По­это­му иден­ти­фи­ка­ция фо­нем в ле­нингр. шко­ле опи­ра­ет­ся на фо­не­тич. са­мо­то­ж­де­ст­вен­ность, а в мо­с­ков­ской – на се­мио­тич. са­мо­то­ж­де­ст­вен­ность фо­нем как ком­по­нен­тов мор­фем.

В 1930-х гг. за­ро­ди­лась и ди­а­хро­нич. Ф. как ре­зуль­тат пе­ре­но­са фо­но­ло­гич. прин­ци­пов в ис­то­рич. фо­не­ти­ку на ба­зе сис­тем­но­го под­хо­да к язы­ку (Е. Д. По­ли­ва­нов, Р. О. Якоб­сон, позд­нее – А. Мар­ти­не). В отеч. язы­ко­зна­нии тео­рия ди­а­хро­нич. Ф. раз­ви­ва­ет­ся в тру­дах М. И. Стеб­ли­на-Ка­мен­ско­го, В. Я. Плот­ки­на, Г. С. Клыч­ко­ва, М. В. Ра­ев­ско­го, а на ос­но­ве кон­цеп­ции моск. фо­но­ло­гич. шко­лы – В. К. Жу­рав­лё­вым, О. С. Ши­ро­ко­вым, Л. Л. Ка­сат­ки­ным. За ру­бе­жом в ди­а­хро­нич. Ф. ши­ро­ко про­ник­ли идеи ге­не­ра­тив­ной Ф., ко­то­рая в США воз­ник­ла как по­пыт­ка пре­одо­ле­ния струк­ту­ра­ли­ст­ско­го схе­ма­тиз­ма и ста­тич­но­сти де­ск­рип­тив­ной лин­г­вис­ти­ки. В цен­тре вни­ма­ния ге­не­ра­тив­ной Ф. – пра­ви­ла пре­об­ра­зо­ва­ния ис­ход­ных сим­во­лов мор­фем в фо­не­тич. за­пись; осн. еди­ни­ца, на ко­то­рой ба­зи­ру­ют­ся пра­ви­ла, – РП. Ге­не­ра­тив­ная Ф. в её ка­но­нич­ном ви­де соз­да­на Н. Хом­ским и М. Хал­ле (1968), но сра­зу же поя­ви­лись от­вет­в­ле­ния и контр­тео­рии, под­вер­гаю­щие пе­ре­смот­ру ос­но­вы ге­не­ра­ти­виз­ма в Ф., в ре­зуль­та­те че­го в 1970-х гг. сло­жи­лась т. н. ес­теств. Ф., так­же пред­став­лен­ная разл. те­че­ния­ми. Её осн. прин­цип – ори­ен­та­ция на ре­аль­но­го, а не иде­аль­но­го го­во­ря­ще­го, а от­сю­да – раз­ра­бот­ка пра­вил, ли­шён­ных аб­ст­ракт­ных до­пу­ще­ний (т. н. глу­бин­ных еди­ниц) и опе­ри­рую­щих на­блю­дае­мы­ми эле­мен­та­ми. Ге­не­ра­тив­ная и ес­теств. Ф. на­шли сто­рон­ни­ков и в Ев­ро­пе, но в це­лом здесь гос­под­ству­ют раз­но­вид­но­сти Ф., близ­кие к праж­ской.

Лит.: Ава­не­сов Р. И. Фо­не­ти­ка со­вре­мен­но­го рус­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка. М., 1956; Мар­ти­не A. Прин­цип эко­но­мии в фо­не­ти­че­ских из­ме­не­ни­ях. М., 1960; Но­вое в лин­гвис­ти­ке. М., 1962. Вып. 2; Ду­кель­ский Н. И. Прин­ци­пы сег­мен­та­ции ре­че­во­го по­то­ка. М.; Л., 1962; Бо­ду­эн де Кур­те­нэ И. A. Избр. труды по об­ще­му язы­ко­зна­нию. М., 1963. Т. 1–2; Па­нов М. В. Рус­ская фо­не­ти­ка. М., 1967; он же. Со­вре­мен­ный рус­ский язык: Фо­не­ти­ка. 2-е изд. М., 2009; По­ли­ва­нов Е. Д. Ста­тьи по об­ще­му язы­ко­зна­нию. М., 1968; Ре­фор­мат­ский A. A. Из ис­то­рии оте­че­ст­вен­ной фо­но­ло­гии. М., 1970; Jakobson R. Selected writings. 2nd ed. The Hague, 1971. Vol. 1; Об­щее язы­ко­зна­ние. Внут­рен­няя струк­ту­ра язы­ка. М., 1972; Ladefoged P. Preliminaries to linguistic phonetics. Chi.; L., 1973; Pilch H. Phonem­theo­rie. 3. Aufl. Basel, 1974. Bd 1; Hyman L. M. Phonology: theory and analysis. N. Y., 1975; Jones D. The phoneme: Its nature and use. 3rd ed. Camb. a. o., 1976; Fоley J. Foundations of theoretical phonology. Camb.; N. Y., 1977; Hagège C., Haudricourt A. La phonologie pan­chronique. P., 1978; Goldsmith J. A. Auto­seg­mental phonology. N. Y.; L., 1979; Alt­mann G., Lehfeldt W. Einführung in die quantitative Phonologie. Bochum, 1980; Бон­дар­ко Л. В. Фо­не­ти­че­ское опи­са­ние язы­ка и фо­но­ло­ги­че­ское опи­са­ние ре­чи. Л., 1981; она же. Фо­не­ти­ка со­вре­мен­но­го рус­ско­го язы­ка. СПб., 1998; The structure of phonological repre­sen­ta­tions. Dordrecht; Cinnaminson, 1982. Vol. 1–2; Ка­се­вич В. Б. Фо­но­ло­ги­че­ские про­бле­мы об­ще­го и вос­точ­но­го язы­ко­зна­ния. М., 1983; Dauses A. Grundbegriffe der Phonologie. Syn­chrone Beschreibung des Phonems und Mo­del­le diachronischer Betrachtung. Stuttg., 1985; Dependency and non-linear phonology. L. [a. o.], 1986; Chomsky N., Halle M. The sound pattern of English. Camb.; L., 1991; Зин­дер Л. Р. Тео­ре­ти­че­ский курс фо­не­ти­ки со­вре­мен­но­го не­мец­ко­го язы­ка. СПб., 1997; он же. Об­щая фо­не­ти­ка и из­бран­ные ста­тьи. 2-е изд. М.; СПб., 2007; Код­за­сов С. В., Крив­но­ва О. Ф. Со­вре­мен­ная аме­ри­кан­ская фо­но­ло­гия. 2-е изд. М., 2004; Жу­рав­лев В. К. Ди­а­хро­ни­че­ская фо­но­ло­гия. 2-е изд. М., 2004; Тру­бец­кой Н. С. Ос­но­вы фо­но­ло­гии. 4-е изд. М., 2012; Ка­сат­кин Л. Л. Со­вре­мен­ный рус­ский язык. Фо­не­ти­ка. 3-е изд. М., 2014.

Вернуться к началу