Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МАРИ́ЙСКИЕ ЯЗЫКИ́

  • рубрика

    Рубрика: Языкознание

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 19. Москва, 2011, стр. 125

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Е. А. Кондрашкина

МАРИ́ЙСКИЕ ЯЗЫКИ́, на­зва­ние че­ты­рёх на­ре­чий и двух ли­те­ра­тур­ных язы­ков ма­рий­цев, от­но­ся­щих­ся к фин­но-волж­ским язы­кам. Рас­про­стра­не­ны в Рес­пуб­ли­ке Ма­рий Эл, Баш­ки­рии, Та­та­рии, Ки­ров­ской, Сверд­лов­ской, Ни­же­го­род­ской об­лас­тях, Перм­ском крае и не­ко­то­рых др. ре­гио­нах РФ. Об­щее чис­ло го­во­ря­щих 487,9 тыс. чел. (2002, пе­ре­пись).

Алфавит горно-марийского языка.
Алфавит лугового марийского языка.

На гор­ном на­ре­чии го­во­рят на юго-за­па­де Рес­пуб­ли­ки Ма­рий Эл; оно вклю­ча­ет гор­ный (пра­во­бе­ре­жье Вол­ги) и лес­ной (ле­во­бе­ре­жье) диа­лек­ты. Се­ве­ро-за­пад­ное (вет­луж­ское) на­ре­чие, близ­кое гор­но­му, рас­про­стра­не­но на се­ве­ро-вос­то­ке Ни­же­го­род­ской обл. и юго-за­па­де Ки­ров­ской обл. Чис­ло го­во­ря­щих на этих на­ре­чи­ях ок. 38 тыс. чел. Лу­го­вое на­ре­чие име­ет йош­кар-олин­ский (центр Рес­пуб­ли­ки Ма­рий Эл), волж­ский (юг Рес­пуб­ли­ки Ма­рий Эл), мор­кин­ско-сер­нур­ский (вос­ток Рес­пуб­ли­ки Ма­рий Эл), пек­ту­ба­ев­ский (се­вер Рес­пуб­ли­ки Ма­рий Эл), сар­да­яль­ско-ар­бор­ский (край­ний вос­ток Рес­пуб­ли­ки Ма­рий Эл) и пи­жан­ский (юг Ки­ров­ской обл.) диа­лек­ты. Вост. на­ре­чие рас­про­стра­не­но за пре­де­ла­ми Рес­пуб­ли­ки Ма­рий Эл – к вос­то­ку от р. Вят­ка в бас­сей­не Ка­мы и её при­то­ков, вплоть до Ура­ла. Чис­ло го­во­ря­щих на лу­го­вом и вост. на­ре­чи­ях ок. 450 тыс. чел.

Гор­ное и лу­го­вое на­ре­чия име­ют лит. фор­мы: гор­но-мар. яз. (на ос­но­ве козь­мо­демь­ян­ско­го го­во­ра гор­но­го диа­лек­та) и лу­го­вой мар. яз. (на ба­зе мор­кин­ско-сер­нур­ско­го диа­лек­та), яв­ляю­щие­ся го­су­дар­ст­вен­ны­ми в Рес­пуб­ли­ке Ма­рий Эл.

Наи­бо­лее зна­чит. раз­ли­чия ме­ж­ду лит. М. я. в об­лас­ти фо­не­ти­ки: в во­ка­лиз­ме лу­го­во­го мар. яз. 8 глас­ных фо­нем, гор­но-ма­рий­ско­го – 10; в кон­со­нан­тиз­ме лу­го­во­го мар. яз. 19 со­глас­ных фо­нем, в гор­но-ма­рий­ском до­пол­ни­тель­но име­ют­ся «т’», «ц», «ф», «х»; для лу­го­во­го мар. яз. ха­рак­тер­на ла­би­аль­ная гар­мо­ния глас­ных (см. Син­гар­мо­низм), для гор­но-ма­рий­ско­го – па­ла­таль­ная; в лу­го­вом мар. яз. уда­ре­ние в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев па­да­ет на по­след­ний пол­ный глас­ный, в гор­но-ма­рий­ском удар­ным яв­ля­ет­ся пред­по­след­ний слог.

От­ме­ча­ет­ся ряд мор­фо­ло­гич. раз­ли­чий. В лу­го­вом мар. яз. 9 па­де­жей, в гор­но-ма­рий­ском – 10; функ­ции па­де­жей в язы­ках раз­ли­ча­ют­ся. В лу­го­вом мар. яз. 4 суф­фик­са мн. ч. (-влак, -ша­мыч, -мыт, -ла), в гор­но-ма­рий­ском – один (-вла), ко­то­рый в от­ли­чие от -влак пи­шет­ся со сло­ва­ми слит­но. В лу­го­вом мар. яз. пре­вос­ход­ная сте­пень при­ла­га­тель­ных вы­ра­жа­ет­ся ана­ли­тич. фор­мой со сло­вом «эн», в гор­но-ма­рий­ском – со сло­вом «сек»; напр., лу­го­вое «эн сай» – гор­но-ма­рий­ское «сек яжо» ‘са­мый хо­ро­ший’. В мар. гла­голь­ной сис­те­ме 2 ин­фи­ни­ти­ва – ос­нов­ной на -аш (в обо­их язы­ках) и ин­фи­ни­тив дол­жен­ст­во­ва­ния – на -ман в лу­го­вом мар. яз. и на -мы­ла в гор­но-ма­рий­ском (ср. «тол­ман» – «тол­мы­ла» ‘на­до прийти’). Не все­гда сов­па­да­ют лич­ные окон­ча­ния гла­го­лов, осо­бен­но в ут­вер­дит. и от­ри­цат. фор­ме гла­го­лов 3-го ли­ца мн. ч. в 1-м прош. вр. Про­дук­тив­ные на­кло­не­ния в обо­их язы­ках – ин­ди­ка­тив, им­пе­ра­тив и де­зи­де­ра­тив, в гор­но-ма­рий­ском до­пол­ни­тель­но пред­став­лен ко­ди­цио­на­лис. Ок. 80% лек­си­ки – об­щие для горного и лугового наречий.

На­ча­ло фор­ми­ро­ва­ния лит. язы­ков ма­рий­цев от­но­сит­ся к 1870-м гг. и свя­за­но с дея­тель­но­стью пе­ре­водч. ко­мис­сии (1869–1913) пра­во­слав­но­го Брат­ст­ва свт. Гу­рия. Ею из­да­но 43 кни­ги на мар. на­ре­чи­ях, в осн. пе­ре­во­ды с рус. яз. книг ре­лиг. со­дер­жа­ния и пер­вые мар. бу­к­ва­ри. На даль­ней­шее раз­ви­тие лит. язы­ков ока­за­ло влия­ние из­да­ние вы­пус­ков «Мар­ла ка­лен­да­ря» (1907–13), в ко­то­рых на­ча­ли пуб­ли­ко­вать­ся пер­вые мар. ху­дож. про­из­ве­де­ния.

Мар. пись­мен­ность ос­но­ва­на на ки­рил­ли­це. В 1775 вы­шла пер­вая пе­чат­ная мар. грам­ма­ти­ка, в ко­то­рой для пе­ре­да­чи мар. фо­не­тич. сис­те­мы бы­ли упот­реб­ле­ны бу­к­вы рус. ал­фа­ви­та и неск. до­пол­нит. букв. В нач. 19 в. А. Аль­бин­ский, пе­ре­во­дчик хри­сти­ан­ских книг с рус. яз. на мар. яз., по­пы­тал­ся усо­вер­шен­ст­во­вать пись­мен­ность. В 1837 вы­шла его «Че­ре­мис­ская грам­ма­ти­ка», в ко­то­рой впер­вые был опуб­ли­ко­ван ки­рил­лич. мар. ал­фа­вит из 39 букв. В 1930–32 пред­при­ни­ма­лась по­пыт­ка пе­ре­вес­ти пись­мен­ность на лат. гра­фич. ос­но­ву, но она ус­пе­ха не име­ла. В 1938 Мар. НИИ язы­ка раз­ра­бо­тал совр. ал­фа­ви­ты и ор­фо­гра­фию мар. языков.

Лит.: Ива­нов И. Г. Ис­то­рия ма­рий­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка. Йош­кар-Ола, 1975; он же. Из ис­то­рии ма­рий­ской пись­мен­но­сти. Йош­кар-Ола, 1996; Ко­ве­дяе­ва Е. И. Ма­рий­ский язык // Язы­ки ми­ра. Ураль­ские язы­ки. М., 1993; Ан­ду­га­нов Ю. В. Ма­рий­ский язык // Го­су­дар­ст­вен­ные язы­ки в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. М., 1995; Кон­д­раш­ки­на Е. А. Ма­рий­ские язы­ки: гор­ный, лу­го­вой // Пись­мен­ные язы­ки ми­ра. Язы­ки Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции: Со­цио­лин­гви­сти­че­ская эн­цик­ло­пе­дия. М., 2000. Кн. 1; она же. Ди­на­ми­ка функ­цио­наль­но­го раз­ви­тия ма­рий­ско­го язы­ка. М., 2008.

Сло­ва­ри: Гор­де­ев Ф. И. Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь ма­рий­ско­го язы­ка: В 2 т. Йош­кар-Ола, 1979–1983; Са­ват­ко­ва А. А. Сло­варь гор­но­го на­ре­чия ма­рий­ско­го язы­ка. Йош­кар-Ола, 1981; Рус­ско-ма­рий­ский сло­варь. М., 1986; Сло­варь ма­рий­ско­го язы­ка. Йош­кар-Ола, 1990–2005. Т. 1–10; Ва­силь­ев В. М., Са­ват­ко­ва А. А., Уча­ев З. В. Ма­рий­ско-рус­ский сло­варь. Йош­кар-Ола, 1991; Ма­рий ор­фо­гра­фий му­тер (ор­фо­гра­фи­че­ский сло­варь ма­рий­ско­го язы­ка). Йош­кар-Ола, 1992.

Вернуться к началу