Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МАКЕДО́НСКИЙ ЯЗЫ́К

  • рубрика

    Рубрика: Языкознание

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 18. Москва, 2011, стр. 536-537

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Р. П. Усикова
Македонский алфавит.

МАКЕДО́НСКИЙ ЯЗЫ́К, язык ма­ке­дон­цев. Офиц. яз. Рес­пуб­ли­ки Ма­ке­до­ния. Но­си­те­ли ма­кед. го­во­ров жи­вут так­же в Гре­ции, Бол­га­рии, Ал­ба­нии. Чис­ло го­во­ря­щих на М. я. в Ма­ке­до­нии св. 2 млн. чел. (2002, пе­ре­пись).

М. я. от­но­сит­ся к юж. груп­пе сла­вян­ских язы­ков, сре­ди ко­то­рых наи­бо­лее бли­зок бол­гар­ско­му. Осн. ди­ал. груп­пы – за­пад­ная, вос­точ­ная, се­вер­ная. По ря­ду струк­тур­но-ти­по­ло­гич. при­зна­ков вхо­дит в чис­ло язы­ков, со­став­ляю­щих центр бал­кан­ско­го язы­ко­во­го сою­за.

В во­ка­лиз­ме лит. М. я. 5 глас­ных фо­нем – «а», «о», «у», «е», «и». Име­ет­ся сло­го­об­ра­зую­щее «р» (напр., «срце» ‘сердце’). Уда­ре­ние ди­на­ми­че­ское, фо­не­ти­че­ски под­виж­ное, не да­лее 3-го сло­га от кон­ца сло­ва (ак­цент­ной груп­пы): «Дóнеси лóпата, тáте» ‘При­не­си ло­па­ту, отец’ – «Донéси ja лопáтана, тáте» ‘При­не­си (ту) ло­па­ту, отец’. Ре­дук­ция без­удар­ных глас­ных от­сут­ст­ву­ет. Кон­со­нан­тизм ха­рак­те­ри­зу­ет­ся тем, что все шум­ные со­глас­ные, кро­ме «х», име­ют па­ры по глу­хо­сти-звон­ко­сти; со­глас­ные j, ќ, ѓ, њ, љ мяг­кие, ос­таль­ные – твёр­дые. В лит. М. я. от­ра­же­ны ис­то­рич. из­ме­не­ния: силь­ные ре­ду­ци­ро­ван­ные «ъ» и «ь» > со­от­вет­ст­вен­но «о» и «е» («сон», «ден» ‘день’); ѣ > е («ле­то», «ле­тен» ‘летний’); ѧ > е («ме­со» ‘мясо’, «пет» ‘пять’); ѫ > а («даб» ‘дуб’, «pa­кa» ‘ру­ка’); *tj, *dj > аф­фри­ка­ты ќ, ѓ (свеќа ‘свеча’, меѓа ‘межа’).

У су­ще­ст­ви­тель­ных па­деж­ные окон­ча­ния (кро­ме зва­тель­ной фор­мы) ут­ра­че­ны, син­так­сич. от­но­ше­ния вы­ра­жа­ют­ся ана­ли­ти­че­ски (см. Ана­ли­тизм в язы­ко­зна­нии). Пост­по­зи­тив­ный ар­тикль (член) ука­зы­ва­ет на оп­ре­де­лён­ность пред­ме­та и на его про­странственное по­ло­же­ние – бли­зость/уда­лён­ность (в пря­мом и пе­рен. смыс­ле) с точ­ки зре­ния го­во­ря­ще­го: «кни­га­та» (оп­ре­де­лён­ная кни­га, без ука­за­ния на про­странственное по­ло­же­ние), «кни­га­ва» [оп­ре­де­лён­ная и близ­ко на­хо­дя­щая­ся или близ­кая в пе­рен. смыс­ле (напр., лю­би­мая) кни­га], «кни­га­на» (оп­ре­де­лён­ная и да­ле­ко на­хо­дя­щая­ся или вы­зы­ваю­щая не­ко­то­рую не­га­тив­ную оцен­ку кни­га). Лич­ные ме­сто­име­ния име­ют крат­кие и пол­ные фор­мы вин. и дат. па­де­жей.

Для гла­го­ла ха­рак­тер­на слож­ная сис­те­ма мо­даль­но-вре­мен­ных форм. Все гла­го­лы де­лят­ся по ви­ду (не­сов. вид. и сов. вид). Со­хра­ни­лась лишь од­на фор­ма при­час­тия, ко­то­рая, од­на­ко, мо­жет вы­ра­жать зна­че­ния и стра­дат., и дей­ст­вит. за­ло­га: «лег­нат» ‘лёг­ший, улёгшийся’ и ‘уло­жен­ный’, «за­бо­ра­вен, ос­та­рен чо­век» ‘за­бы­тый, по­ста­рев­ший че­ло­век’, «са­мо­уби­ен» ‘по­кон­чив­ший с собой’. Име­ют­ся т. н. да-кон­ст­рук­ции (час­ти­ца «да» + лич­ная фор­ма наст. вр. гла­го­ла), ко­то­рые вы­пол­ня­ют функ­ции ут­ра­чен­но­го ин­фи­ни­ти­ва («са­каш да чи­таш» ‘ты хо­чешь читать’), а так­же не­ко­то­рые дру­гие («да чи­таш по­глас­но» ‘чи­тай громче’, «са­кам да чи­таш» ‘хо­чу, что­бы ты чи­тал’). Не­пе­рех. гла­го­лы мо­гут иметь по­ка­за­тель – воз­врат­ное ме­сто­им. «се»: ср. «се враќа» ‘возвращаться’, «се ше­гу­ва» ‘шу­тить’, «ос­та­не» ‘остаться’, «лег­не» ‘лечь’, «лег­ну­ва» ‘ложиться’. Гла­го­лы мо­гут иметь по­ка­за­тель пе­ре­ход­но­сти – крат­кое лич­ное ме­сто­име­ние в вин. п.: ср. «тоj лег­на» ‘он лёг’ (не­пе­рех. гла­гол) и «тоj го лег­на» ‘он его уложил’ (пе­рех. гла­гол); «Тоj не ќе ум­ре» ‘Он не умрёт’ (не­пе­рех. гла­гол) и «Тоj ќе ме ум­ре» ‘Он ме­ня уморит’ (пе­рех. гла­гол). Буд. вр. об­ра­зу­ет­ся с по­мо­щью час­ти­цы «ќе», от­ри­цат. бу­ду­щее – с по­мо­щью «не ќе» или «не­ма да», при­сое­ди­няе­мых к лич­ной фор­ме наст. вр. («ќе ка­же» ‘ска­жет’, «не ќе ка­же» / «не­ма да ка­же» ‘не ска­жет’, «ќе ле­жи» ‘бу­дет лежать’); бу­ду­щее в про­шед­шем – пу­тём при­сое­ди­не­ния «(не) ќе» к лич­ной фор­ме им­пер­фек­та или «не­ма­ше да» к лич­ной фор­ме наст. вр. (напр., «Се зби­раа ́ќе одеа в град» ‘Они собирались, долж­ны бы­ли по­ехать в го­род’). В лит. М. я. 4 про­шед­ших вре­ме­ни: ао­рист (у гла­го­лов сов. ви­да), им­пер­фект (у гла­го­лов не­сов. ви­да), по па­ре форм пер­фек­та [наст. вре­мя гла­го­ла «сум» ‘быть’ + гла­голь­ная фор­ма на -л (т. н. л-фор­ма; от ос­но­вы ао­ри­ста у гла­го­лов сов. ви­да, от ос­но­вы им­пер­фек­та у гла­го­лов не­сов. ви­да) / наст. вре­мя гла­го­ла «има»/«не­ма» ‘иметь’/‘не иметь’ + при­час­тие в ср. ро­де] и плю­ск­вам­пер­фек­та (со вспо­мо­гат. гла­го­ла­ми «сум» и «има»/«не­ма» в им­пер­фек­те). Пер­фект и плю­ск­вам­пер­фект обо­зна­ча­ют фак­ты/ре­зуль­та­ты про­шед­ше­го дей­ст­вия, ак­ту­аль­ные для ори­ен­та­ци­он­но­го мо­мен­та – на­стоя­ще­го (пер­фект) или про­шед­ше­го (плю­ск­вам­пер­фект).

Кро­ме изъ­я­вит. и по­ве­лит. на­кло­не­ний, есть: по­тен­ци­ал, кон­ди­цио­нал, фор­мы ко­то­ро­го омо­ни­мич­ны бу­ду­ще­му в про­шед­шем [ср. «Ако ме по­ка­нев­те, би до­шол» ‘Ес­ли бы вы при­гла­си­ли ме­ня, я бы пришёл’ (по­тен­ци­ал) и «Ако ме по­ка­нев­те, ќе дой­дев» ‘Ес­ли вы при­гла­си­ли бы ме­ня, я, ко­неч­но же, при­шёл бы’ (кон­ди­цио­нал)], пред­по­ло­жи­тель­ное на­кло­не­ние (конк­лю­зив) [«ќе да» + лю­бая вре­меннáя фор­ма: «ќе да доjде» ‘ве­ро­ят­но, (он, она) придёт’, «ќе да до­шол» ‘ве­ро­ят­но, он пришёл’]. Все мо­даль­но-вре­мен­ны́е фор­мы (кро­ме по­ве­лит. на­кло­не­ния и по­тен­циа­ла) име­ют т. н. пе­ре­ска­зы­ва­тель­ную раз­но­вид­ность, упот­реб­ляю­щую­ся, ес­ли го­во­ря­щий пе­ре­да­ёт чу­жую ин­фор­ма­цию. По­ка­за­тель пе­ре­ска­за – «гла­гол "сум" + л-фор­ма (от ао­ри­ст­ной или им­пер­фект­ной ос­но­вы в за­ви­си­мо­сти от пе­ре­ска­зы­вае­мой фор­мы)»; напр., «тие дош­ле» ‘они, (го­во­рят, яко­бы и т. п.), пришли’, «тие до­аѓале» ‘они, (дес­кать), при­хо­ди­ли/приходят’, «тие ќе доjделе» ‘они, (дес­кать, яко­бы), придут’.

Гла­голь­ные син­таг­мы с т. н. уд­во­ен­ным объ­ек­том – пря­мым и кос­вен­ным ад­ре­са­та, вы­ра­жен­ны­ми крат­ки­ми лич­ны­ми ме­сто­име­ния­ми, – име­ют чёт­кий по­ря­док слов и со­став­ля­ют ак­цен­тную груп­пу: «Тоj / не му já да­де / кни­га­та на Иван» ‘Он не дал (эту, из­вест­ную) кни­гу Ивану’. В имен­ной син­таг­ме ар­тикль при­сое­ди­ня­ет­ся к пер­во­му сло­ву: «земjава на­ша / на­ша­ва земjа» ‘на­ша (род­ная) страна’. В пред­ло­же­нии те­ма обыч­но пред­ше­ст­ву­ет ре­ме (см. Ак­ту­аль­ное чле­не­ние пред­ло­же­ния).

Ос­но­ву лек­си­ки М. я. со­став­ля­ют ис­кон­ные слав. сло­ва, но в разг. язы­ке есть не­ма­ло тур­циз­мов и сер­биз­мов. В лит. М. я. от­сут­ст­ву­ет пу­ризм: тер­ми­но­ло­гия, в т. ч. ин­тер­на­цио­на­лиз­мы, за­им­ст­во­ва­лась гл. обр. из серб­ско­хор­ват­ско­го яз., с 1990-х гг. – в осн. из анг­лий­ско­го.

Осо­бен­но­сти ма­кед. диа­лек­тов на­шли от­ра­же­ние в ста­ро­сла­вян­ских па­мят­ни­ках (Ох­рид­ской книж­ной шко­лы) и в не­ко­то­рых ср.-век. тек­стах. С 19 в. поя­ви­лись ав­тор­ские тек­сты, соз­да­вав­шие­ся на ба­зе ма­кед. диа­лек­тов и цер­ков­но­сла­вян­ских книж­ных тра­ди­ций.

Лит. М. я. бли­зок к ди­ал. ба­зе и язы­ку фольк­ло­ра; в его ос­но­ве центр. го­во­ры зап. ди­ал. груп­пы. Ко­ди­фи­ци­ро­ван в 1945 как офиц. яз. толь­ко что соз­дан­ной в со­ста­ве фе­де­ра­тив­ной Юго­сла­вии Нар. Рес­пуб­ли­ки Ма­ке­до­ния. В том же го­ду соз­дан ал­фа­вит на ос­но­ве ки­рил­ли­цы – прин­цип ор­фо­гра­фии фо­не­ти­ческий, вве­де­но об­ра­зо­ва­ние на род­ном ма­кед. язы­ке.

Лит.: Ко­не­ски Б. Гра­ма­ти­ка на ма­ке­дон­ски­от ли­те­ра­ту­рен jaзик // Ко­не­ски Б. Из­бра­ни де­ла. 2 изд. Скопjе, 1981. Кн. 6; он же. Исто­риjа на ма­ке­дон­ски­от jaзик // Там же. Кн. 7; Уси­ко­ва Р. П. Ма­ке­дон­ский язык // Ос­но­вы бал­кан­ско­го язы­ко­зна­ния. Язы­ки бал­кан­ско­го ре­гио­на. СПб., 1998. Ч. 2: Сла­вян­ские язы­ки; она же. Грам­ма­ти­ка ма­ке­дон­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка. М., 2003; она же. Ма­ке­дон­ский язык // Язы­ки ми­ра. Сла­вян­ские язы­ки. М., 2005.

Сло­ва­ри: Реч­ник на ма­ке­дон­ски­от jазик со српскох­рват­ски толкувања / Под ред. Б. Ко­не­ски. Скопjе, 1961–1966. Т. 1–3; То­лов­ски Д., Ил­лич-Сви­тыч В. М. Ма­ке­дон­ско-рус­ский сло­варь / Под ред. Н. И. Тол­сто­го. М., 1963; Ма­ке­дон­ско-рус­ки реч­ник / Под ред. Р. П. Уси­ко­вой. Ско­пjе, 1997. Т. 1–3; Чун­де­ва Н., Наjческа-Си­до­ров­ска М., На­кев С. Рус­ко-ма­ке­дон­ски реч­ник. Скопjе, 1997; Ма­ке­дон­ско-рус­ский сло­варь / Под ред. Р. П. Уси­ко­вой, Е. В. Ве­риж­ни­ко­вой. М., 2003; Мур­го­ски З. Реч­ник на ма­ке­дон­ски­от jазик. Скопjе, 2005.

Вернуться к началу