Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КРИ́ТСКОЕ ПИСЬМО́

  • рубрика

    Рубрика: Языкознание

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 16. Москва, 2010, стр. 72

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. Н. Казанский

КРИ́ТСКОЕ ПИСЬМО́, об­щее на­зва­ние ря­да пись­мен­но­стей Эгеиды кон. 3-го – 1-го тыс. до н. э., вклю­чаю­щих соб­ст­вен­но крит­ские пись­мен­но­сти и ки­про-ми­ной­ское пись­мо.

Знаки письменности Фестского диска.
Знаки критской иероглифики класса A и класса B.

Па­мят­ни­ки крит­ской пись­мен­но­сти бы­ли от­кры­ты А. Эван­сом, ко­то­рый пре­дло­жил их клас­си­фи­ка­цию. Са­мые ран­ние над­пи­си на пе­ча­тях (позд­нее – на гли­ня­ных таб­лич­ках) вы­пол­не­ны крит­ской ие­рог­ли­фи­кой и под­раз­де­ля­ют­ся на 2 клас­са – A и B (Б). К раз­ря­ду иеро­гли­фи­чес­ких мо­гут от­но­сить­ся и тек­сты, ко­то­рые Эванс счи­тал «та­ли­сма­на­ми»; в этом слу­чае мож­но го­во­рить о раз­но­вид­но­сти крит­ской иеро­гли­фи­ки C. Из­вест­ные об­раз­цы крит­ской ие­рог­ли­фи­ки да­ти­ру­ют­ся на­чи­ная с 23–22 вв. до н. э., боль­шин­ст­во из них от­но­сит­ся к 20–17 вв. до н. э. Зна­ки рас­по­ла­га­ют­ся не в ли­ней­ной по­сле­до­ва­тель­но­сти (кро­ме «та­ли­сма­нов»). От­дель­но стоя­щие зна­ки иеро­гли­фич. пе­ча­тей ча­сто не­воз­мож­но от­ли­чить от изо­бра­же­ний (мел­кой пла­сти­ки). Иеро­гли­фи­ка клас­са B от­ли­ча­ет­ся боль­шей схе­ма­тич­но­стью зна­ков. Язык па­мят­ни­ков крит­ской ие­рог­ли­фи­ки не­из­вес­тен. Крат­кость и не­мно­го­чис­лен­ность над­пи­сей зна­чи­тель­но со­кра­ща­ют воз­мож­но­сти её де­шиф­ров­ки. Со­глас­но И. Дюу (Бель­гия), для крит­ской ие­ро­г­ли­фи­ки в зна­чит. сте­пе­ни ха­рак­тер­но уд­вое­ние на­чаль­но­го зна­ка в сло­ве; воз­мож­но, это сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что струк­ту­ре за­пи­сан­но­го ею язы­ка свой­ст­вен­но уд­вое­ние на­чаль­ной мор­фе­мы. Есть ос­но­ва­ния пред­по­ла­гать уд­вое­ние пер­во­го сло­га в име­нах, опи­ра­ясь на име­на собст­вен­ные ти­па Τίτυρος. Все над­пи­си из­да­ны в мно­го­том­ном со­б­ра­нии «Corpus der mino­is­chen und mykenischen Siegel» (Hrsg. F. Matz, I. Pini, W. Müller, Bd 1–13–, 1964–2007–); изу­че­ние ве­дёт­ся в рам­ках про­ек­та по соз­да­нию кор­пу­са всех тек­стов, из­да­ние ко­то­ро­го пла­ни­ру­ет­ся под ред. Ж. П. Оли­вье (Фран­ция).

Сравнительная таблица знаков критского письма.

К 16 в. до н. э. от­но­сит­ся пись­мен­ность Фест­ско­го ди­ска (най­ден при рас­коп­ках Фе­ста). За­сви­де­тель­ст­во­ва­на как на са­мом дис­ке (из­го­тов­лен из гли­ны, пе­ред об­жи­гом на нём бы­ли от­тис­ну­ты по спи­ра­ли отд. зна­ки, сгруп­пи­ро­ван­ные в сло­ва), так и ещё на не­сколь­ких пред­ме­тах (на се­ки­ре из пе­ще­ры Ар­ка­ло­хо­ри на Кри­те и др.).

Сле­дую­щий этап раз­ви­тия К. п. – сло­го­вое ли­ней­ное пись­мо А (раз­ви­лось из иеро­гли­фи­ки клас­са B). Па­мят­ни­ки (пре­им. гли­ня­ные таб­лич­ки и пе­ча­ти с отд. зна­ка­ми) най­де­ны гл. обр. на Кри­те и на о. Ме­лос, да­ти­ру­ют­ся на­чи­ная с 17 в. Кро­ме то­го, из­вест­ны над­пи­си на т. н. воз­ли­ва­тель­ных сто­ли­ках, со­дер­жа­щие стан­дарт­ные груп­пы зна­ков [напр., (j)a-sa-sa-ra-me]; один та­кой сто­лик най­ден на по­бе­ре­жье п-ова Пе­ло­пон­нес. Также обнаружен текст на линейном А на юге Болгарии. Со­су­ды со зна­ка­ми ли­ней­но­го пись­ма A пред­став­ле­ны ши­ро­ко вплоть до Ми­ле­та. Ли­ней­ное A бы­ло вы­тес­не­но ли­ней­ным пись­мом B (Б), хо­тя из­вест­на да­ти­руе­мая 4 в. до н. э. над­пись на над­гро­бии, в ко­то­рой ал­фа­вит­ные зна­ки со­сед­ст­ву­ют с ли­ней­ным пись­мом A.

Ли­ней­ное пись­мо В (кри­то-ми­кен­ское пись­мо), про­дол­жаю­щее ли­ней­ное А, по­лу­чи­ло ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние на Кри­те и в ма­те­ри­ко­вой Гре­ции: Кносс, Ки­до­ния (ны­не Ха­нья), Пи­лос, Ми­ке­ны, Ти­ринф, Фи­вы об­ла­да­ли ар­хи­ва­ми гли­ня­ных таб­ли­чек с хо­зяйств. тек­ста­ми; зна­чи­тель­но ши­ре – до кре­по­сти в совр. Гла в Фес­са­лии – пред­став­ле­ны над­пи­си на со­су­дах. Все из­вест­ные тек­сты от­но­сят­ся к пос­лед­не­му го­ду пе­ред раз­ру­ше­ни­ем ми­кен­ских двор­цов и да­ти­ру­ют­ся 13–12 вв. до н. э. (кнос­ские таб­лич­ки мо­гут от­но­сить­ся к бо­лее ран­не­му вре­ме­ни, часть ис­сле­до­ва­те­лей да­ти­ру­ют их 14 в. до н. э.). Вы­де­ле­ны ок. 80 сло­го­вых зна­ков, а так­же идео­грам­мы, часть из ко­то­рых пред­став­ля­ют со­бой ло­го­грам­мы (знак впи­сан в знак или зна­ки на­ни­за­ны один на дру­гой). Со­по­став­ле­ние зна­ков на таб­лич­ках с над­пи­ся­ми на со­су­дах по­ка­зы­ва­ет, что пер­во­на­чаль­но зна­ки пись­ма B бы­ли рас­счи­та­ны на на­не­се­ние ки­сточ­кой или тро­стин­кой (ка­ла­мом). Оче­вид­но, что мно­гие (ви­ди­мо, су­щест­во­вав­шие) па­мят­ни­ки, вы­пол­нен­ные на ко­же и де­ре­ве, не мог­ли со­хранить­ся. Ли­ней­ное пись­мо B бы­ло де­шиф­ро­ва­но в 1952 М. Вен­три­сом (Ве­ликобри­та­ния), по­мощь ко­то­ро­му в ото­жде­ст­в­ле­нии язы­ка тек­стов, за­пи­сан­но­го им, с древ­ней­шим греч. язы­ком ока­зал Дж. Чед­вик. При из­да­нии и ци­ти­ро­ва­нии тек­сты под­раз­де­ля­ют­ся на груп­пы по мес­ту на­ход­ки, а так­же по те­ме (де­ле­ние на се­рии), вы­де­ляе­мой ис­сле­до­ва­те­ля­ми на ос­но­ва­нии со­дер­жа­ния. По се­ри­ям сра­зу мож­но оп­ре­де­лить со­дер­жа­ние тек­ста. Напр., тек­сты се­рии Аа пред­став­ля­ют со­бой учёт ра­бот­ни­ков и ра­бот­ниц, се­рии Еа – учёт зе­мель­ных уча­ст­ков, се­рии Sh – учёт воо­ру­же­ния и ко­лес­ниц и т. д.

Язы­ки Фест­ско­го ди­ска и па­мят­ни­ков ли­ней­но­го пись­ма A не­из­вест­ны, а все пред­ло­жен­ные де­шиф­ров­ки не яв­ля­ют­ся об­ще­при­ня­ты­ми. Язык ли­ней­но­го пись­ма A, ви­ди­мо, силь­но от­ли­чал­ся от язы­ка крит­ской иеро­гли­фи­ки, об­ла­дал иной струк­ту­рой. В ли­ней­ных A и B встре­ча­ют­ся пол­но­стью сов­па­даю­щие по­сле­до­ва­тель­но­сти зна­ков (напр., на­зва­ние Фес­та передано в них как pa-i-to), од­на­ко час­то на­блю­да­ют­ся раз­ли­чия в ко­неч­ном глас­ном: кри­то-ми­кен­ско­му -о в ли­ней­ном A со­от­вет­ству­ют -u, -e или -i (di-de-ru – di-de-ro, qa-qa-ru – qa-qa-ro, pa-ja-re – pa-ja-ro, te-ja-re – te-ja-ro, ta-na-ti – ta-na-to). Ва­ри­ан­ты глас­но­го в пос­лед­нем сло­ге мо­гут ука­зы­вать на на­ли­чие окон­ча­ния. Язык ли­ней­но­го пись­ма A об­ла­дал 5-член­ным во­ка­лиз­мом и про­ти­во­по­став­лен­но­стью со­глас­ных по ме­сту и по спо­со­бу об­ра­зо­ва­ния. Од­но­времен­но с этим не­воз­мож­но в си­лу осо­бен­но­стей пись­мен­но­сти ут­верж­дать, что в язы­ке ли­ней­но­го пись­ма A, по­доб­но греч. яз. ми­кен­ской эпо­хи, име­лось про­ти­во­по­став­ле­ние глу­хих и звон­ких (Т. В. Гам­кре­лид­зе).

Па­мят­ни­ки сло­го­во­го ки­про-ми­ной­ско­го пись­ма соз­да­ва­лись на всём про­тя­же­нии 2-го тыс. до н. э. Оно име­ет 3 раз­но­вид­но­сти. Ки­про-ми­ной­ское I и ки­про-ми­ной­ское II до сих пор не де­шиф­ро­ва­ны, а ки­про-ми­ной­ское III, де­шиф­ро­ван­ное в 1968 Э. Ма­сон (Фран­ция), скры­ва­ет тек­сты на од­ном из диа­лек­тов хур­рит­ско­го язы­ка. Про­дол­же­ни­ем кип­ро-ми­ной­ско­го пись­ма в зна­чит. сте­пе­ни яв­ля­ет­ся сло­го­вое кипр­ское пись­мо.

Ис­хо­дя из то­го, что зна­ки кип­ро-ми­ной­ско­го пись­ма, так же как и зна­ки раз­но­вид­но­стей собст­вен­но крит­ской пись­мен­но­сти, пе­ре­да­ют от­кры­тый слог, мож­но пред­по­ла­гать, что уже из­на­чаль­но пись­мен­но­сти Эгеи­ды бы­ли ори­ен­ти­ро­ва­ны на зна­ки струк­ту­ры «сог­лас­ный+глас­ный». В отд. слу­ча­ях мож­но про­сле­дить раз­ви­тие зна­ков по всем ви­дам К. п. Напр., знак для сло­га ni за­сви­де­тель­ст­во­ван и как сло­го­вой знак, и как идео­грам­ма со зна­че­ни­ем ‘смо­ков­ни­ца’. Г. Ной­ман (Гер­ма­ния) отож­де­ст­вил его со сло­вом, ко­то­рое на Кри­те упот­ре­бля­лось ещё в 1-м тыс. до н. э. и обоз­на­ча­ло смо­ков­ни­цу: νιϰύλεα. σῦ­ϰα. Κρῆτοι. Оно со­хра­ни­лось, т. к. слу­чай­но по­па­ло в сло­варь Ге­си­хия Алек­сан­дрий­ско­го. Знак  пред­став­лен и как идео­грам­ма, и как фо­не­тич. сло­го­вой знак и в ли­ней­ном пись­ме A, и в крит­ской иеро­гли­фи­ке.

К. п. пред­став­ля­ет со­бой осо­бый вид гра­фи­ки, де­мон­стри­рую­щий раз­ви­тие от ри­сун­ка к ли­ней­ной упо­ря­до­чен­но­сти зна­ков, пе­ре­даю­щих от­кры­тый слог. Для уз­на­ва­ния сло­ва при чте­нии бо­лее важ­ной ока­зы­ва­ет­ся его на­чаль­ная часть; кипр­ский сил­ла­ба­рий, впро­чем, чёт­ко от­ме­ча­ет ко­неч­ные сог­лас­ные. Ос­та­ёт­ся от­кры­тым воп­рос о со­от­но­ше­нии К. п. с др. сло­го­вы­ми пись­мен­но­стя­ми ре­гио­на Эгей­ско­го мо­ря.

Лит.: Evans A. Scripta Minoa. Oxf., 1909–1952. Vol. 1–2; Тай­ны древ­них пись­мен. М., 1976; Heubeck A. Schrift. Gött., 1979; Duhoux Y. Le linéaire A: Problèmes de déchiffrement // Pro­blems in Decipherment. Louvain-la-Neuve, 1989; idem. Pre-Hellenic language(s) of Crete // Jour­nal of Indo-European Studies. 1998. Vol. 26. № 1/2.

Вернуться к началу