Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КОРЕ́ЙСКОЕ ПИСЬМО́

  • рубрика

    Рубрика: Языкознание

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 253-256

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Л. Р. Концевич

КОРЕ́ЙСКОЕ ПИСЬМО́, фо­не­ти­че­ское бук­вен­но-сло­го­вое пись­мо, при­ме­няе­мое для пи­сьменной фиксации ко­рей­ского язы­ка. В Ко­рее со­су­ще­ст­во­ва­ло неск. си­с­тем пись­ма. С пер­вых ве­ков н. э. до ре­форм 1894 осн. офиц. пись­мом бы­ло ки­тай­ское (см. Ки­тай­ское пись­мо, Хан­мун). Вер­сии о на­ли­чии у ко­рей­цев собств. не­ие­рог­ли­фич. пись­ма до 15 в. (напр., ка­рим­тхо из 38 зна­ков, внеш­не по­хо­жих на кор. бук­вы и якобы су­щест­во­вав­ших с 22 в. до н. э.) не под­твер­жде­ны. По­пыт­ки при­спо­со­бить кит. ие­рог­ли­фы для за­пи­си кор. агг­лю­ти­на­тив­но­го язы­ка при­ве­ли к соз­да­нию раз­но­вид­но­стей сил­ла­бо-мор­фем­но­го пись­ма под об­щим на­зва­ни­ем и́ду (‘чи­нов­ни­чье пись­мо’). Хо­тя это наз­в. впер­вые за­фик­си­ро­ва­но в 1287, тра­ди­ция при­пи­сы­ва­ет соз­да­ние иду сил­лас­ко­му учё­но­му Соль Чхо­ну (655–?), ко­то­рый, ви­ди­мо, лишь упо­ря­до­чил его для ком­мен­ти­ро­ва­ния кит. клас­си­ки. В 7–11 вв. для за­пи­си древ­ней кор. поэ­зии хян­га при­ме­нял­ся спо­соб хянч­халь, при ко­то­ром у од­них иеро­гли­фов бра­лось толь­ко зна­че­ние и пе­ре­во­ди­лось на кор. яз., у дру­гих – зву­ча­ние, из­ме­нён­ное по за­ко­нам кор. фо­не­ти­ки, т. е. по­сред­ст­вом хян­чхаль за­пи­сы­ва­лись це­ли­ком кор. фра­зы. Де­шифровка тек­стов на хянч­халь – де­ло весь­ма тру­до­ём­кое и не­бес­спор­ное. В 10 в. по­лу­чи­ло рас­про­стра­не­ние кан­це­ляр­ское пись­мо «собст­вен­но иду» – ич­халь (имун), в ко­то­ром спе­ци­аль­но ото­бран­ные иеро­гли­фы упот­реб­ля­лись фо­не­ти­чес­ки (как сил­ла­бо­грам­мы) и се­ман­ти­чес­ки (как мор­фе­мо- и син­таг­мо­грам­мы). Ими пе­ре­да­ва­лись кор. мор­фе­мы и сло­во­фор­мы (гла­го­лы, на­ре­чия) и кан­це­ля­риз­мы. Иеро­гли­фы рас­по­ла­га­лись в со­от­вет­ст­вии с по­ряд­ком слов кор. язы­ка и чи­та­лись по-ко­рей­ски. Ичхаль ис­поль­зо­ва­лось в кан­це­ляр­ской прак­тике мест­ных ве­домств и эпи­сто­ляр­ном сти­ле гл. обр. низ­ших сло­ёв об­щест­ва до кон. 19 в. С уси­ле­ни­ем ки­таи­за­ции стра­ны пос­ле 10 в. для об­лег­че­ния чте­ния и по­ни­ма­ния кит. кон­фу­ци­ан­ской клас­си­ки раз­вил­ся спо­соб ку­гёль (ип­кёт, ит­хо), ко­то­рый со­сто­ял в до­бав­ле­нии мел­ким шриф­том к кит. тек­сту кор. грам­ма­тич. форм, пе­ре­дан­ных со­кра­щён­ны­ми и со­став­ны­ми иеро­гли­фа­ми как сло­го­вы­ми транс­крип­ци­он­ны­ми зна­ка­ми (их чис­ло ко­ле­ба­лось от 72 до 100; с 15 в. за­ме­не­ны кор. бук­ва­ми). Ку­гёль чем-то на­по­ми­нал япон. манъё­га­ну (см. Япон­ское пись­мо). Слож­ность и неа­дек­ват­ность этих спо­со­бов за­пи­си кор. язы­ка яви­лись од­ним из сти­му­лов изо­бре­те­ния кор. ал­фа­ви­та.

В янв. 1444 (в 12-ю лу­ну 1443 по лун­но-сол­неч­но­му ка­лен­да­рю) по ини­циа­ти­ве го­су­да­ря Сед­жо­на Ве­ли­ко­го был изо­бре­тён, а с 1446 воз­ве­дён в ранг гос. пись­ма кор. фо­не­тич. ал­фа­вит чо­ным (‘пра­виль­ные зву­ки’) из 28 букв. Он счи­та­ет­ся наи­выс­шим на­уч. до­сти­же­ни­ем ср.-век. Ко­реи и нац. гор­до­стью. Его прин­ци­пы и струк­ту­ра бы­ли раз­ра­бо­та­ны учё­ны­ми из при­двор­ной ака­де­мии Чип­хёнд­жон (Па­виль­он соб­ра­ния муд­ре­цов). Ис­точ­ни­ка­ми этой на­уч. сис­те­мы гра­фи­ки по­слу­жи­ло зна­ком­ст­во изо­бре­та­те­лей К. п. с фо­не­тич. сис­те­мами пись­ма др. на­ро­дов [с ин­дий­ски­ми (см. Ин­дий­ское пись­мо), ти­бет­ской, с мон­голь­ским квад­рат­ным пись­мом (см. Мон­голь­ское пись­мо), уй­гур­ским пись­мом, япон. пись­мом и др.], творч. пе­ре­ос­мыс­ле­ние при­ме­ни­тель­но к зву­ко­во­му строю кор. язы­ка др.-кит. тео­рии рифм и на­тур­фи­ло­соф­ских уче­ний о пя­ти пер­во­эле­мен­тах, о двух кос­мич. си­лах инь и ян (Тьмы и Све­та), об «об­раз­ах и ман­ти­ческих чис­лах», сти­хий­но-на­уч­ное осо­зна­ние фо­нем­но­го со­ста­ва сред­не­ко­рей­ско­го язы­ка.

Пер­вый па­мят­ник К. п. – «Хун­мин чо­ным» («На­став­ле­ние на­ро­ду о пра­виль­ном про­из­но­ше­нии», 1446). Со­хра­нил­ся в двух ва­ри­ан­тах с раз­ным со­ста­вом: тек­сты на хан­му­не (со­дер­жат эдикт Сед­жо­на о вве­де­нии кор. ал­фа­ви­та и иног­да пре­ди­сло­вие учё­но­го Чон Ин Джи к эдик­ту) и бо­лее позд­ние (с 1459) тек­с­ты с он­хэ (букв. – по­яс­не­ния на он­муне, т. е. со­про­вож­де­ние иеро­гли­фич. тек­ста пе­ре­во­дом на кор. яз. и по­яс­не­ния­ми в кор. гра­фи­ке). В 1940 най­ден по­хо­жий на ори­ги­нал пол­ный текст «Хун­мин чо­ныма» на хан­му­не – «Хэ­ре бон», вклю­чаю­щий, кро­ме эдик­та и пре­дис­ло­вия, об­шир­ный ком­мен­та­рий к эдик­ту, на­пи­сан­ный 8 при­двор­ны­ми учё­ны­ми – Син Сук Чу, Сон Сам Му­ном, Чхве Ха­ном и др. Ны­не хра­нит­ся в Му­зее ис­кус­ств Кан­сон в Се­у­ле. За­ре­ги­стри­ро­ван в 1963 в Нац. со­кро­вищ­ни­це Рес­пуб­ли­ки Ко­рея под № 70 и в 1997 вне­сён ЮНЕСКО в ре­естр па­мят­ни­ков ми­ро­во­го до­ку­мен­таль­но­го на­сле­дия. В ус­ло­ви­ях гос­под­ст­ва кит. идео­ло­гии и куль­ту­ры в ср.-век. Ко­рее соз­да­ние кор. ал­фа­ви­та для за­пи­си слов и мор­фем кор. яз. бы­ло воз­мож­но толь­ко в фор­ме транс­крип­ци­он­ной си­сте­мы для пра­виль­но­го кор. чте­ния кит. иеро­гли­фов, ко­то­рая од­но­вре­мен­но ста­ла при­ме­нять­ся и для за­пи­си кор. язы­ка.

Звёздочкой помечены буквы и буквосочетания, не употребляемые в современном корейском алфавите, цифрой 1 – исходные буквы для согласных. В квадратных скобках даны сочетания букв, употреблявшиеся только... Корейский алфавит в «Хунмин чоныме»

Из ги­по­тез про­ис­хо­ж­де­ния К. п. (их бы­ло ок. 20: его воз­во­ди­ли к др.-кит. сти­лю пись­ма чжу­ань, монг. квад­рат­но­му пись­му, сан­скри­ту, ор­на­мен­ту кор. две­ри и др.) по­сле от­кры­тия пол­но­го тек­ста «Хун­мин чо­ны­ма» ста­ла по­пу­ляр­ной сим­во­ли­ко-ар­ти­ку­ля­тор­ная кон­цеп­ция, со­глас­но ко­то­рой ис­ход­ные бу­к­вы для со­глас­ных сим­во­ли­зи­ру­ют по­ло­же­ние ор­га­нов ре­чи (губ­ная  – об­раз рта, звук [m]; гор­тан­ная  – об­раз гор­ла, звук [’];  – об­раз пе­ред­них зу­бов, звук [s] и т. д.), а бу­к­вы для глас­ных – фор­мы трёх пер­во­на­чал ми­ро­зда­ния – Не­ба (круг­лая ), Зем­ли (пло­ская го­ри­зон­таль­ная – ) и Че­ло­ве­ка (вер­ти­каль­ная | ). Изо­бре­та­те­ли кор. ал­фа­ви­та при­ме­ни­ли по­рож­даю­щий прин­цип по­строе­ния бо­лее слож­ных гра­фем из про­стых, при­чём с опо­рой на фо­не­тич. клас­си­фи­ка­цию зву­ков, пред­став­лен­ную в кит. таб­ли­цах рифм, а так­же прин­цип со­че­тае­мо­сти букв друг с дру­гом при ком­по­нов­ке сло­гов. Кор. ал­фавит не толь­ко уни­ка­лен сре­ди пись­мен­но­стей ми­ра гра­фич. обоз­на­че­ни­ем ка­те­го­рий зву­ков, но и прост в изу­че­нии и упот­реб­ле­нии, ло­ги­чен в по­строе­нии и со­че­та­нии букв и точ­но пе­ре­да­ёт фо­нем­ный со­став кор. языка.

Из-за ки­тае­филь­ской по­зи­ции феод. зна­ти К. п. не за­ме­ни­ло кит. пись­ма, про­дол­жая ос­та­вать­ся гл. обр. транс­крип­ци­он­ным спо­со­бом письм. об­ще­ния жен­щин и представителей низов общества. И хо­тя на нём соз­да­на лит-ра – ком­мен­та­тор­ская [он­хэ (букв. – по­яс­не­ния на кор. ал­фа­ви­те) к буд­дий­ско­му ка­но­ну и кон­фу­ци­ан­ской клас­си­ке], ху­до­же­ст­вен­ная (ср.-век. кор. по­весть, кор. по­эзия в жан­рах сид­жо, ка­са и др.), учеб­ная (сло­ва­ри и сил­ла­ба­рии), удель­ный вес её не­ве­лик по срав­не­нию с лит-рой на хан­му­не. В за­ви­си­мо­сти от сре­ды рас­про­стра­не­ния К. п. на­зы­ва­ли про­стым или вуль­гар­ным (он­мун), жен­ским (амк­хыль), мо­на­ше­ским (чун­гыль), «пись­мом, ко­то­рым мож­но ов­ла­деть за од­но ут­ро» (ач­хим­гыль) и др. Изу­ча­ли его в ви­де сил­ла­ба­рия из со­глас­ных и глас­ных букв (панд­жоль). Лишь с подъ­ё­мом куль­тур­но-про­све­ти­тель­ско­го дви­же­ния в кон. 19 в. оно об­ре­ло пра­ва гра­ж­дан­ст­ва и по­лу­чи­ло совр. на­зва­ния – кун­мун ‘го­су­дар­ст­вен­ное пись­мо’ и хан­гыль ‘ве­ли­кое (=ко­рей­ское) пись­мо’ (вто­рое вве­де­но Чу Си Гё­ном в 1912; так оно име­ну­ет­ся и ны­не в Рес­пуб­ли­ке Ко­рея; в КНДР же при­ня­то назв. «чо­сон мун­ча», или «чо­сон­гыль» ‘ко­рей­ское пись­мо’).

К. п. фо­не­ма­тич­но (1 гра­фе­ма со­от­вет­ствует 1 фо­не­ме), эле­мен­тар­но (для каж­дой фо­не­мы – отд. гра­фе­ма или со­че­та­ние гра­фем), сис­тем­но (об­ра­зо­ва­ние гра­фем от ис­ход­ных и их со­че­тае­мость). Осн. гра­фы со­сто­ят из про­стых гео­мет­рич. эле­мен­тов и их со­че­та­ний: вер­ти­каль­ной, го­ри­зон­таль­ной, на­клон­ной, ко­рот­кой или длин­ной чер­ты, уг­ла, квад­ра­та, точ­ки (к 17 в. из­ме­нив­шей­ся в ко­рот­кую чер­ту) и ок­руж­но­сти. Со­че­та­ясь в оп­реде­лён­ном по­ряд­ке, эти эле­мен­ты об­ра­зу­ют бук­вы (ис­ход­ные, про­из­вод­ные и со­став­ные). Бу­к­вы не сле­ду­ют од­на за дру­гой, а груп­пи­ру­ют­ся по яру­сам, в за­ви­си­мо­сти от на­прав­ле­ния глас­ной бу­к­вы, в сло­ги, по­хо­жие на ли­га­ту­ры. Все сло­ги ви­зу­аль­но впи­сы­ва­ют­ся в во­об­ра­жае­мые квад­ра­ты рав­ной ве­ли­чи­ны (по образцу кит. иеро­гли­фич. пись­ма). Поэ­то­му К. п. на­зы­ва­ют бук­вен­но-сло­го­вым, т. е. пе­ре­ход­ным от сло­го­во­го (ти­па инд. де­ва­нага­ри или япон. ка­ны) к бук­вен­но­му. По­пыт­ки пе­ре­йти на по­бук­вен­ное ли­ней­ное пись­мо или ла­ти­ни­зи­ро­вать К. п. (в т. ч. в 1930-е гг. в про­ек­тах ла­ти­ни­за­ции ал­фа­ви­тов мла­до­пись­мен­ных на­ро­дов СССР) не при­ви­лись. К. п. с оди­на­ко­вым ус­пе­хом мож­но ис­поль­зо­вать и в вер­ти­каль­ном (свер­ху вниз со стро­ка­ми спра­ва на­ле­во; до 1950-х гг.), и в го­ри­зон­таль­ном (сле­ва на­пра­во; с 1950-х гг.) пись­ме. Оно удоб­но для ис­поль­зо­ва­ния в ком­пью­тер­ных про­грам­мах. Раз­ра­бо­та­ны на­цио­наль­ные и об­щие ком­пью­тер­ные про­грам­мы с разл. кор. шриф­та­ми. Таб­ли­цы сим­во­лов (Ari­al Unicode MS, New Batang) вклю­ча­ют 11172 тео­ре­ти­чес­ки воз­мож­ных сло­га, из ко­то­рых по кор. стан­дар­ту KS X1001 фак­ти­чес­ки до­ста­точ­но 2350 сло­гов для набора ис­кон­но кор. слов и за­им­ство­ва­ний. К не­до­стат­кам кор. ал­фа­вита можно отнести сло­го­вой ха­рак­тер, от­сут­ствие букв для за­пи­си спе­ци­фич. зву­ков иностр. язы­ков, слож­ность пе­ре­да­чи со­че­та­ний со­глас­ных и др., т. е. он не­до­ста­точ­но при­спо­соб­лен для транс­кри­би­ро­ва­ния зву­ков и зву­ко­со­че­та­ний др. язы­ков. Меж­ду тем пред­при­ни­ма­ют­ся по­пыт­ки рас­про­стра­нить К. п. сре­ди бес­пись­мен­ных на­ро­дов ми­ра и сде­лать его сред­ст­вом меж­ду­нар. об­ще­ния.

Современный корейский алфавит

Бук­вы К. п. де­лят­ся по ме­сту в сло­ге на на­чаль­ные (со­глас­ные), сре­дин­ные (глас­ные) и ко­неч­ные (для них ис­поль­зу­ют­ся не­ко­то­рые на­чаль­ные бук­вы и их со­че­та­ния). Ес­ли письм. слог на­чи­на­ется с глас­ной, то пе­ред ней обя­за­тель­но ста­вит­ся «не­мая» бук­ва , ко­то­рая в кон­це сло­га пе­ре­да­ёт зад­нея­зыч­ный но­со­вой. При глас­ных вер­ти­каль­ной оси со­глас­ная бу­к­ва пи­шет­ся сле­ва, при глас­ных го­ри­зон­таль­ной оси – свер­ху, слож­ные глас­ные, со­став­лен­ные из вер­ти­каль­ных и го­ри­зон­таль­ных букв, окай­мля­ют с­оглас­ную сни­зу и сле­ва. Ко­неч­ная со­глас­ная (и со­че­та­ние ко­неч­ных со­глас­ных) при­пи­сы­ва­ет­ся сни­зу под глас­ны­ми, об­ра­зуя «под­слог» (патч­хим). Струк­ту­ра письм. сло­га в кор. яз. го­раз­до слож­нее фо­не­тич. сло­га. Со 2-й пол. 15 в. по­лу­чил рас­про­стра­не­ние спо­соб сме­шан­но­го пись­ма, при ко­то­ром зна­мена­тель­ные сло­ва кит. про­ис­хож­де­ния (хан­мун­ные) в осн. пи­шут­ся ие­рог­ли­фа­ми, а ис­кон­ные корейские, слу­жеб­ные сло­ва и грам­ма­тич. по­ка­за­те­ли – кор. бу­к­ва­ми. С 1949 в КНДР ста­ли упот­реб­лять только К. п.; в Рес­пуб­ли­ке Ко­рея про­дол­жа­ет ис­поль­зо­вать­ся, на­ря­ду с ко­рей­ским, и сме­шан­ное пись­мо.

В совр. кор. ал­фа­ви­те 40 гра­фем (их по­ря­док и наз­ва­ния от­ли­ча­ют­ся в КНДР и Рес­пуб­ли­ке Ко­рея; наз­ва­ния кор. букв впер­вые бы­ли да­ны кор. язы­ко­ве­дом Чхве Се Джи­ном в нач. 16 в.), из них 24 – про­стые, со­хра­нив­шие­ся с не­ко­торы­ми из­ме­не­ния­ми от 28 букв 15 в. В 1933 про­ве­де­на ре­фор­ма, оп­ре­де­лив­шая осн. прин­ци­пы совр. ор­фо­гра­фии кор. яз. (из­ло­же­ны в Про­ек­те пра­во­пи­са­ния ко­рей­ско­го язы­ка). При этом ор­фо­гра­фич. нор­мы в двух кор. го­су­дар­ст­вах раз­лич­ны. В сво­де ор­фо­гра­фии КНДР (1966) в ка­чест­ве осн. ор­фо­гра­фич. прин­ци­па ус­та­нов­лен эти­мо­ло­го-мор­фо­ло­ги­чес­кий; в сво­де ор­фо­гра­фии Рес­пуб­ли­ки Ко­рея (1988) от­ра­жён мор­фо­ло­гич. прин­цип с тен­ден­ци­ей к фо­не­тич. на­пи­са­нию. По но­вой ре­дак­ции сво­да ор­фо­гра­фии 1988 в КНДР при­ня­то не по­слов­ное, а слит­ное на­пи­са­ние ком­по­нен­тов, вы­ра­жаю­щих од­но по­ня­тие (вхо­дя­щих в слож­но­со­став­ные сло­ва и фра­зео­ло­гиз­мы). Име­ют­ся от­ли­чия в на­пи­са­нии иностр. слов и др. В РФ и стра­нах СНГ с 1970-х гг. в кар­то­гра­фии, на­уч. и спра­воч­ных из­да­ни­ях при­ня­та рус. прак­тич. транс­крип­ция кор. слов и тер­ми­нов, раз­ра­бо­тан­ная Л. Р. Кон­це­ви­чем на ос­но­ве транс­крип­ции, пред­ло­жен­ной А. А. Хо­ло­до­ви­чем. С 2000 в Рес­пуб­ли­ке Ко­рея дей­ст­ву­ет в ка­чест­ве го­су­дар­ст­вен­ной «но­вая си­сте­ма ро­ма­ни­за­ции» («New Romanization of Korean»), ко­то­рая от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на рус. пе­ре­да­че кор. имён и наз­ва­ний в СМИ. В ми­ро­вом ко­рее­ве­де­нии по-преж­не­му про­дол­жа­ет ис­поль­зо­вать­ся лат. транс­крип­ция Мак­кю­на – Рэй­шау­эра (McCu­ne – Reischauer, 1939).

Согласные

п/п
Корейские
буквы
Между­
народный
фонетический
алфавит
Русская транскрипция Холодовича— КонцевичаЛатинская транскрипция Маккюна — Рэйшауэра (1939)"Новая система романизации" (Республика Корея, 2000)
1kК-, -к1K-, -g-, -kG-, -k
2КК, -кKKKK
3nНNN
4tТ-, -Д- -тT-, -d-, -tD-, -t
5ТТTTTT
6r/l-Р-, -ЛЬ2-R-, -L-R-, -L
7mММM
8pП-, -б-, -пP-, -b-, -pB-, -p
9ППPPPP
10sС, -тs, (sh)3, -tS-,-t
11СС,-тSSSS-, -t
124O звука/ŋ-Н (-нъ)5-NG-NG
13ʧЧ-, -дж-5, -тCH-, -j-, -tJ
14ʧˀЧЧTCHJJ
15ʧ'ЧХ, -тCH'1, -tCH
16k'КХ, -кK', -kK
17t'ТХ, -тT'T
18p'ПХ, -пP'P
19hXHH
Гласные
1aАAA
2ɛ/æЭAEAE
3jaЯYAYA
4ЙАYAEYAE
5ʌ/ɔО [ŏ, ɔ]6Ŏ (ео)7EO
6еЕЕE
7jʌ/jɔЁ/ЙО9 [йŏ, йɔ]6YŎ (уео)7YEO
8jeЙЕ/-Е8YEYE
9oООO
10waВАWAWA
11ВЭWAEWAE
12ø/öBEОЕOE
13joЁ/ЙО9YOYO
14uУUU
15ВОWŎ (wo)10WO
16weВЕWEWE
17y/üВИWIWI
18juЮYUYU
19ɯЫŬ (eu)7EU
20ɯiЫЙ11ŬI (eui/yi)7UI
21iИII

В таб­ли­цах при­во­дит­ся сло­вар­ный по­ря­док букв (см.: Ор­фо­гра­фия ко­рей­ско­го язы­ка. Се­ул, 1988). Основные со­глас­ные бу­к­вы (14): ㄱ  ㄴ ㄷ  ㄹ ㅁ ㅂ  ㅅ  ㅇ ㅈ  ㅊ ㅋ ㅌ ㅍ ㅎ; со­став­ные (5): ㄲ ㄸ ㅃ ㅆ ㅉ.

1 Основные на­пи­са­ния со­глас­ных пе­ре­да­ны про­пис­ны­ми бу­к­ва­ми. Де­фис по­сле бу­к­вы ука­зы­ва­ет на её чте­ние в на­ча­ле сло­ва, пе­ред бу­к­вой – в кон­це сло­ва, а с двух сто­рон от бу­к­вы – на про­из­но­ше­ние в се­ре­ди­не сло­ва ме­ж­ду глас­ны­ми или по­сле Н, ЛЬ, М и НЪ.

На­чаль­ные со­глас­ные К, Т, П, Ч – глу­хие, в се­ре­ди­не сло­ва ме­ж­ду глас­ны­ми они звон­кие – Г, Д, Б, ДЖ; КХ, ТХ, ПХ, ЧХ – при­ды­ха­тель­ные, а КК, ТТ, ПП, ЧЧ и СС – «силь­ные» (на­пря­жён­ные).

2 ЛЬ (ㄹ) пе­ред Л (ㄹ) и Н (ㄴ) пе­ре­хо­дит в ЛЛ (ㄹㄹ), а ㄹ пе­ред ㅎ чи­та­ет­ся как Р, т. е. РХ. На гра­ни­це сло­гов внут­ри сло­ва час­ты слу­чаи ас­си­ми­ля­ции ко­неч­но­го со­глас­но­го пред­ше­ст­вую­ще­го сло­га и на­чаль­но­го со­глас­но­го по­сле­дую­ще­го сло­га, напр. -К+Н-→-НН-, -П+Н-→-МН-, -Н+К-→-НН-.

3 Со­че­та­ние букв sh в русском тек­сте пе­ре­да­ёт­ся как С.

4 Бу­к­ва в ви­де «круж­ка» (ㅇ) пе­ред глас­ной не про­из­но­сит­ся, а в кон­це сло­га она зву­чит как зад­нея­зыч­ный но­со­вой ŋ. В русской прак­тической транс­крип­ции в кон­це сло­га она пе­ре­да­ёт­ся обыч­ным Н, но перед «йо­ти­ро­ван­ны­ми» глас­ны­ми Я, Ё, Е, Ю и И она обо­зна­ча­ется НЪ.

5 Звон­кий ва­ри­ант Ч сле­ду­ет пе­ре­да­вать как ДЖ, а не как ЧЖ.

Ос­нов­ные глас­ные бу­к­вы (10): ㅏㅑㅓㅕㅗ ㅛㅜㅠㅡㅣ, со­став­ные (11): 1) ос­нов­ная глас­ная + ㅣ(7) – ㅐㅒㅔㅖㅚㅟㅢ  ; 2) ос­нов­ная глас­ная ㅗ / ㅜ+ ㅏ / ㅓ(2) – ㅘ ㅝ; 3) ос­нов­ная глас­ная ㅗ / ㅜ+ ㅏ / ㅓ+ ㅣ(2) – ㅙ ㅞ.

6 Обо­зна­че­ния 어 и 여 транс­крип­ци­он­ны­ми зна­ка­ми Ŏ, Ɔ и ЙŎ, ЙƆ, дан­ные в квад­рат­ных скоб­ках, упот­реб­ля­ют­ся толь­ко в сло­ва­рях и ра­бо­тах по корейскому язы­ку. Дол­го­та глас­ных не пе­ре­да­ёт­ся. Глас­ные Ɔ (сла­бо огуб­лён­ное) и О (огуб­лён­ное), а так­же их со­че­та­ния с по­лу­глас­ным Й в русском тек­сте пе­ре­да­ют­ся од­ним О или Ё.

7 Обо­зна­че­ние 어, 여, 으 и 의 без ди­ак­ри­ти­че­ских (над­бу­к­вен­ных) зна­ков в латинице по­сред­ст­вом EO (или О), YEO (или YO, YOU), EU и EUI (ино­гда YI) час­то встре­ча­ет­ся на прак­ти­ке.

8 На­пи­са­ние ЙЕ упот­реб­ля­ет­ся толь­ко в на­ча­ле сло­га, а по­сле со­глас­ной за­ме­ня­ет­ся обыч­ным Е. На прак­ти­ке не­ред­ки слу­чаи за­ме­ны на­чаль­но­го ЙЕ од­ним Е.

9 На­пи­са­ние ЙО вме­сто Ё в на­ча­ле сло­ва при­ня­то толь­ко в гео­гра­фических на­зва­ни­ях (напр., Йо­су, Йонъ­ин, а не Ёсу, Ёнъ­ин).

10 В этом ди­фтон­ге над­строч­ный знак обыч­но опус­ка­ет­ся.

11 По­ка­за­тель родительного па­де­жа 의, хо­тя и про­из­но­сит­ся как -Е, в транс­крип­ции пи­шет­ся -ЫЙ.

Письменные слоги

 В корейском письме со­глас­ные бу­к­вы пи­шут­ся в на­ча­ле и кон­це сло­га (здесь воз­мож­ны со­че­та­ния двух со­глас­ных). Глас­ные бу­к­вы вер­ти­каль­ной оси (№ 1–8, 21) пи­шут­ся спра­ва от со­глас­ной бу­к­вы; глас­ные бу­к­вы го­ри­зон­таль­ной оси (№ 9, 13, 14, 18, 19) пи­шут­ся под со­глас­ной бу­к­вой; ос­таль­ные слож­ные бу­к­вы, со­стоя­щие из букв пер­вых двух ти­пов (№ 10–12, 15–17, 20), окайм­ля­ют со­глас­ную сни­зу и спра­ва. Ко­неч­ные со­глас­ные и их со­че­та­ния: ㄱㄲㄳㄴㄵㄶㄷㄹㄺㄻㄼㄽㄾㄿㅀㅁㅂㅄㅅㅆㅇㅈㅊㅋㅌㅍㅎ.

При­ме­ры корейских пись­мен­ных сло­гов [С – со­глас­ная, Г – глас­ная; слож­ные корейские бу­к­вы для «силь­ных» (уд­во­ен­ных) со­глас­ных и диф­тон­гов, а так­же для мо­но­фтон­гов ε , е, ø , у и ко­неч­ных со­став­ных со­глас­ных обо­зна­ча­ют­ся со­че­та­ни­ем про­стых букв; де­фи­сом от­де­ле­ны глас­ные от ко­неч­ных со­глас­ных]: СГ 가고, СГ-С 각곡, СГ-СС 닭홁, ССГ 까꼬, ССГ-С 깍꼭, ССГ-СС 깎똚, СГГ 깨괴, СГГ-С 객관, СГГ-СС 댔덨, ССГГ 깨꾀, ССГГ-С 깽껗, ССГГ-СС 깼쌌, СГГГ 괘, СГГГ-С 괜, СГГГ-СС 됐, ССГГГ 꽤.

В Рес­пуб­ли­ке Ко­рея соз­дан Му­зей ко­рей­ско­го пись­ма, имею­щий свой пор­тал в Ин­тер­не­те.

Лит.: Gаlе J. S. The Korean alphabet // Trans­ac­tions of the Korean branch of the Royal Asia­tic Society. Seoul, 1912. Vol. 4. Pt. 1; McCune G. M., Reischauer E. O. The romanization of the Korean language // Ibid. Seoul, 1939. Vol. 29; Чхве Хён­бэ. Ис­сле­до­ва­ние ко­рей­ско­го пись­ма. Кён­сон [Се­ул], 1942 (на кор. яз.); Xон Ги­мун. Ис­то­рия раз­ви­тия ко­рей­ско­го пись­ма. Се­ул, 1946. Т. 1–2 (на кор. яз.); он же. Ис­сле­до­вание иду. Пхень­ян, 1957 (на кор. яз.); Ким Юн­гён. Ис­то­рия изу­че­ния ко­рей­ско­го пись­ма и язы­ка. Се­ул, 1954 (на кор. яз.); Ким Мин­су. Ком­мен­ти­ро­ван­ное из­да­ние «Хун­мин чо­ныма». Се­ул, 1957 (на кор. яз.); Кон­це­вич Л. Р. Из ис­то­рии лин­гвис­ти­че­ских уче­ний на Вос­то­ке // На­ро­ды Азии и Аф­ри­ки. 1975. № 4; он же. Ко­рее­ве­де­ние. Из­бран­ные ра­боты. М., 2001; он же. На­став­ле­ния на­ро­ду о пра­виль­ном про­из­но­ше­нии // Во­сточ­ная кол­лек­ция. 2007. № 4; Чон Джиён, Чан Сегё. Сло­варь иду. Се­ул, 1976 (на кор. яз.); Хун­мин чо­ным. «На­став­ле­ние на­ро­ду о пра­виль­ном про­из­но­ше­нии» / Пер., прим. и прил. Л. Р. Кон­це­ви­ча. М., 1979 (библ.); Пак Чи­хон. «Хун­мин чо­ным». Ис­сле­до­ва­ние и пе­ре­вод с ком­мен­та­рия­ми. Се­ул, 1984 (на кор. яз.); Кан Син­хан. Ис­сле­до­ва­ние «Хун­мин чо­ны­ма». Се­ул, 1987 (на кор. яз.); Квон Джон­сон. Ос­но­вы тео­рии пись­ма. Пхень­ян, 1988 (на кор. яз.); Understanding Hunmin­-jǒng.ǔm. Seoul, 1990; Нам Пхун­хён. Изу­че­ние ку­гёль кон­ца пе­рио­да Ко­рё и на­ча­ла Чо­сон // Чин­дан хак­по. Се­ул, 1990. Т. 69 (на кор. яз.); Сб. ма­те­риа­лов по ку­гёль. Сон­нам, 1995–1996. Т. 1–2 (на кор. яз.); King Sejong the Great: the light of fifteenth century Korea. 2nd ed. Wash., 1997; The Korean alphabet: Its history and structure. Honolulu, 1997; Le­dy­ard G. K. The Korean language reform of 1446: the ori­gin, background, and early history of the Ko­rean alphabet. 2nd ed. Ann Arbor, 1999; The revised romanization of Korean. Seoul, 2000; Изу­че­ние пись­мен­но­сти Ко­реи и пись­ма (во­об­ще). Се­ул, 2003 (на кор. яз.).

Вернуться к началу