Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ТЕО́РИЯ СТАТУ́ТОВ

  • рубрика

    Рубрика: Юриспруденция

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 32. Москва, 2016, стр. 16

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: К. А. Бекяшев

ТЕО́РИЯ СТАТУ́ТОВ, в ме­ж­ду­нар. ча­ст­ном пра­ве пер­вая кон­цеп­ция (кол­ли­зи­он­ная тео­рия), бла­го­да­ря ко­то­рой юри­сты по­пы­та­лись объ­яс­нить со­от­но­ше­ние раз­лич­ных пра­во­по­ряд­ков для раз­ре­шения кол­ли­зий. Т. с. сфор­ми­ро­ва­лась в 13–14 вв. в Ита­лии (ро­до­на­чаль­ни­ка­ми счи­та­ют­ся Бар­то­ло де Сас­со­фер­ра­то и его уче­ник Баль­ди де Убаль­ди) и по­лу­чи­ла раз­ви­тие в за­ко­но­да­тель­ст­ве и док­три­не Ав­ст­рии, Фран­ции, Гер­ма­нии, Гол­лан­дии и Бель­гии. В Рос­сии од­ной из пер­вых на­уч. работ по Т. с. бы­ла кни­га Д. И. Мей­е­ра «Рус­ское гра­ж­дан­ское пра­во» (1858).

Пра­во ср.-век. го­ро­дов но­си­ло «дво­який» ха­рак­тер. С од­ной сто­ро­ны, мно­гие го­ро­да Се­вер­ной и Ср. Ита­лии стре­ми­лись (и не без ус­пе­ха) ос­во­бо­дить­ся от вла­сти па­пы Рим­ско­го и им­пе­ра­то­ра Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии. Пра­во та­ких не­за­ви­си­мых ком­мун на­зы­ва­лось ста­тут­ным и пред­став­ля­ло со­бой ко­ди­фи­ци­ро­ван­ные сво­ды обы­ча­ев (дей­ст­во­ва­ли толь­ко на тер­ри­то­рии не­за­ви­си­мых го­су­дарств-ком­мун). С дру­гой сто­ро­ны, рим­ское пра­во про­дол­жа­ло при­зна­вать­ся в ка­че­ст­ве тео­ре­тич. ос­но­вы как внутр. пра­ва го­су­дарств, так и пра­ва, ре­гу­ли­ро­вав­ше­го взаи­мо­от­но­ше­ния ме­ж­ду го­су­дар­ст­ва­ми (и в ча­ст­но­сти – с им­пе­ра­то­ром). В. Э. Гра­барь в свя­зи с этим от­ме­чал: «На про­стран­ст­ве, за­ня­той Рим­ской им­пе­ри­ей, об­ра­зо­ва­лось… двоя­кое гра­ж­дан­ское пра­во: об­щее для всей Им­пе­рии рим­ское пра­во, или гра­ж­дан­ское пра­во в соб­ст­вен­ном смыс­ле (jus civile), и осо­бое пра­во от­дель­ных тер­ри­то­ри­аль­ных сою­зов, час­тей Рим­ской им­пе­рии, так на­зы­вае­мое ста­тут­ное» (Гра­барь ВЭ. Рим­ское пра­во в ис­то­рии ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вых уче­ний. Эле­мен­ты ме­ж­ду­на­род­но­го пра­ва в тру­дах ле­ги­стов XII–XIV вв. Юрь­ев, 1901. С. 60). Осн. во­прос, ко­то­рый был по­став­лен то­гда юри­ста­ми (Бар­то­ло де Сас­со­фер­ра­то) и по­ло­жил на­ча­ло Т. с., зву­чал сле­дую­щим об­ра­зом: «Про­сти­ра­ют ли ста­ту­ты свой эф­фект за пре­де­лы тер­ри­то­рии?» Од­на­ко про­бле­ма со­стоя­ла в том, что от­но­ше­ния, ре­гу­ли­руе­мые ча­ст­ным пра­вом, но­си­ли разл. ха­рак­тер (как, напр., вещ­ные и лич­ные; тор­го­вые, брач­но-се­мей­ные и на­след­ст­вен­ные) и по­это­му од­но­знач­но­го от­ве­та дать бы­ло нель­зя. С точ­ки зре­ния Т. с., три мес­та име­ли осо­бую важ­ность в юри­дич. от­но­ше­нии: ме­сто жи­тель­ст­ва ли­ца, место на­хо­ж­де­ния иму­ще­ст­ва и ме­сто со­вер­ше­ния юри­дич. дей­ст­вия. Со­от­вет­ст­вен­но, при при­ме­не­нии пра­ва це­ле­со­об­раз­но ис­поль­зо­вать три осн. кол­ли­зи­он­ные при­вяз­ки: лич­ный ста­тут (statuta personalia), ре­аль­ный ста­тут (statuta rea­lia) и сме­шан­ный ста­тут (statuta mixta). Ср.-век. юри­сты та­ким обра­зом клас­си­фи­ци­ро­ва­ли все гра­ж­дан­ско-пра­во­вые нор­мы: ре­аль­ные ста­ту­ты (нор­мы о ве­щах), при­ме­няе­мые тер­ри­то­ри­аль­но; пер­со­наль­ные ста­ту­ты (нор­мы о ли­цах), ко­то­рые при­ме­ня­ют­ся экс­тер­ри­то­ри­аль­но – пра­во сле­ду­ет за ли­цом; сме­шан­ные ста­ту­ты, ко­то­рые не­воз­мож­но от­не­сти ни к ре­аль­ным, ни к пер­со­наль­ным.

Вплоть до 2-й пол. 19 в. Т. с. бы­ла гос­под­ствую­щей кол­ли­зи­он­ной тео­ри­ей в рам­ках ме­ж­ду­нар. ча­ст­но­го пра­ва. В рам­ках Т. с. сфор­ми­ро­ва­лось в раз­ное вре­мя неск. школ, но они все за­им­ст­во­ва­ли осн. по­ло­же­ния из рим­ско­го пра­ва. И хо­тя Т. с. сфор­ми­ро­ва­лась в стра­нах со схо­жи­ми куль­тур­но-ис­то­рич. ус­ло­вия­ми и ус­то­яв­ши­ми­ся со­ци­аль­но-эко­но­мич. свя­зя­ми, она не учи­ты­ва­ла на­цио­наль­но-куль­тур­ных осо­бен­но­стей фор­ми­ро­ва­ния пра­во­вой сис­те­мы. В Т. с. клас­си­фи­ка­ции под­вер­га­лись не нор­мы, а пра­во­от­но­ше­ния. Та­ким об­ра­зом, за­да­ча су­да со­стоя­ла в том, что­бы об­на­ру­жить «осед­лость» то­го или ино­го пра­во­от­но­ше­ния, его связь с кон­крет­ным пра­во­по­ряд­ком и на ос­но­ве это­го из­брать при­ме­ни­мую нор­му. Из­вест­ные юри­сты-ме­ж­ду­на­род­ни­ки сдер­жан­но вы­ска­зы­ва­лись от­но­си­тель­но Т. с. Так, Ф. Ф. Мар­тенс пи­сал, что не­точ­ность ста­тут­ной тео­рии соз­на­ва­ли са­ми её твор­цы и, что­бы вый­ти из за­труд­не­ний, до­пус­ка­ли мно­же­ст­во ис­клю­че­ний из ус­та­нов­лен­ных об­щих пра­вил. На сме­ну Т. с. при­шла клас­сич. кол­ли­зи­он­ная тео­рия ме­ж­ду­нар. ча­ст­но­го пра­ва.

Лит.: Лунц Л. А. Курс ме­ж­ду­на­род­но­го ча­ст­но­го пра­ва. М., 1973. [Т. 1]: Ме­ж­ду­на­род­ное ча­ст­ное пра­во. Об­щая часть; Мар­тенс Ф. Ф. Со­вре­мен­ное ме­ж­ду­на­род­ное пра­во ци­ви­ли­зо­ван­ных на­ро­дов. М., 2008. Т. 1; Ком­нат­ная Ю. А. Зна­че­ние тео­рии ста­ту­тов в оте­че­ст­вен­ной до­ре­во­лю­ци­он­ной док­три­не о ме­ж­ду­на­род­ном ча­ст­ном пра­ве // Гра­мо­та. 2012. № 12. Ч. 1.

Вернуться к началу