Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ПРАВОВО́Й ПОЗИТИВИ́ЗМ

  • рубрика

    Рубрика: Юриспруденция

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 349

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. Г. Графский

ПРАВОВО́Й ПОЗИТИВИ́ЗМ, раз­но­вид­ность тол­ко­ва­ния при­ро­ды и на­зна­че­ния пра­ва, по­ни­мае­мо­го как со­во­куп­ность дей­ст­вую­щих за­ко­нов. Эта со­во­куп­ность и есть пра­во в жиз­ни, ко­то­рое об­на­ру­жи­ва­ет се­бя пре­ж­де все­го в ви­де пра­вил. Вся­кий за­кон, в ка­кую бы грам­ма­ти­че­скую или иную фор­му не об­ле­кал­ся, все­гда пред­став­ля­ет со­бой нор­му пра­ва или пра­ви­ло по­ве­де­ния. Т. к. нор­мы пра­ва от­ли­ча­ют­ся от др. со­ци­аль­ных норм тем, что со­блю­де­ние их под­дер­жи­ва­ет­ся тре­бо­ва­ни­ем (в ви­де убе­ж­де­ния или при­ну­ж­де­ния), ис­хо­дя­щим от го­су­дар­ст­ва, то от­сю­да по­зи­ти­ви­сты-за­кон­ни­ки де­ла­ют вы­вод: 1) что вне го­су­дар­ст­ва нет пра­ва и 2) что дей­ст­вие норм пра­ва ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся пре­де­ла­ми вла­сти го­су­дар­ст­ва. Та­кой го­су­дар­ст­вен­но цен­три­ст­ский под­ход к вос­при­ятию пра­ва иг­но­ри­ру­ет на­ли­чие пра­ва в ви­де обы­чая, ко­то­рый не обя­за­тель­но ис­хо­дит от го­су­дар­ст­ва и од­но­вре­мен­но не при­ни­ма­ет во вни­ма­ние пра­во­твор­че­ст­во со­гра­ж­дан, ко­то­рые, напр., за­клю­ча­ют дву­сто­рон­ние до­го­во­ры и тем са­мым об­ре­та­ют впол­не оп­ре­де­лён­ные юри­дич. взаи­мо­свя­зи в ви­де воз­ни­каю­щих при этом прав и обя­зан­но­стей, а так­же под­ра­зу­ме­ва­ют оп­ре­де­лён­ные га­ран­тии сво­его осу­ще­ст­в­ле­ния, не обя­за­тель­но свя­зан­ные с гос. при­ну­ж­де­ни­ем.

П. п. как обо­соб­лен­ная об­ласть юри­дич. зна­ний су­ще­ст­ву­ет с 19 в. Про­изош­ло это под силь­ным влия­ни­ем ис­сле­до­ва­тель­ской и про­све­ти­тель­ной ак­тив­но­сти И. Бен­та­ма и осо­бен­но по­сле пуб­ли­ка­ции «Лек­ций о юрис­пру­ден­ции, или Фи­ло­со­фии по­зи­тив­но­го пра­ва» (4-е изд., 1873) Дж. Ос­ти­на, где со­дер­жа­лось зна­ме­ни­тое оп­ре­де­ле­ние пра­ва как при­ка­за (ко­ман­ды) су­ве­ре­на (вер­хов­но­го пра­ви­те­ля). Для по­зи­ти­ви­стов нор­мы пра­ва со­став­ля­ют про­дукт че­ло­ве­че­ской во­ли и яв­ля­ют­ся сред­ст­ва­ми дос­ти­же­ния че­ло­ве­че­ских це­лей. По­это­му нор­мы под­ле­жат оцен­ке с точ­ки зре­ния их це­ле­со­об­раз­но­сти и спра­вед­ли­во­сти. Вме­сте с тем под­вер­га­ют­ся оцен­ке и те це­ли, ко­то­рые пред­по­ла­га­ет­ся дос­тичь при по­мо­щи юри­дич. норм. Вни­ма­нию ис­сле­до­ва­те­ля, т. о., под­ле­жит толь­ко то пра­во, ко­то­рое дей­ст­ву­ет, но не то пра­во, ко­то­рое долж­но бы дей­ст­во­вать. Этим ог­ра­ни­че­ни­ем пре­дот­вра­ща­ет­ся, со­глас­но по­зи­ти­ви­стам, опас­ность сме­ше­ния пра­ва с пра­во­вым идеа­лом, со спра­вед­ли­во­стью (Г. Ф. Шер­ше­не­вич и др.). Пра­во­вое яв­ле­ние как объ­ект пра­во­ве­де­ния – это пре­ж­де все­го нор­ма пра­ва. Ко­неч­но, нор­ма пра­ва не есть что-то ма­те­ри­аль­ное, под­даю­щее­ся ося­за­нию, но от­сю­да не сле­ду­ет, что пра­во­ве­де­ние не име­ет объ­ек­та для тео­ре­тич. по­зна­ния. Вы­ра­жен­ный вла­ст­вую­щи­ми ли­ца­ми в оп­ре­де­лён­ной фор­ме при­каз оп­ре­де­лён­но­го со­дер­жа­ния и вос­при­ня­тый под­вла­ст­ны­ми по­сред­ст­вом слу­ха и зре­ния есть оп­ре­де­лён­ный во вре­ме­ни факт. Это про­изош­ло и вос­при­ня­то как яв­ле­ние. Соз­на­ние свя­зан­но­сти сво­их дей­ст­вий вслед­ст­вие вос­при­ня­той нор­мы, а так­же соз­на­ние сво­бо­ды сво­их дей­ст­вий на ос­но­ве вос­при­ня­той нор­мы со­став­ля­ют ак­ты про­из­вод­но­го пси­хич. соз­на­ния.

Ино­гда по­зи­ти­ви­ста­ми име­ну­ют пред­ста­ви­те­лей юри­дич. нау­ки с це­лью осу­ж­де­ния уз­ко дог­ма­ти­че­ских «фор­ма­ли­сти­че­ских по­зи­ций», со­глас­но ко­то­рым с пра­вом все­гда всё яс­но («за­кон есть за­кон») и, ка­ким бы бес­по­мощ­ным и не­пра­виль­ным оно ни ста­но­ви­лось, при­ме­нять­ся оно долж­но со всей стро­го­стью и не­ук­лон­но­стью. По­доб­ная ори­ен­та­ция на­хо­ди­ла оп­рав­да­ние и под­держ­ку в ра­бо­тах ло­ги­че­ских по­зи­ти­ви­стов с их те­зи­сом о том, что зна­че­ние сло­ва есть спо­соб ве­ри­фи­ка­ции (про­вер­ки на ис­тин­ность), а так­же сре­ди со­цио­ло­ги­че­ских по­зи­ти­ви­стов, где об­ще­при­ня­тым бы­ло пред­став­ле­ние о том, что со­ци­аль­ные яв­ле­ния долж­ны изу­чать­ся ме­то­да­ми ес­теств. на­ук.

Дав­ним пунк­том рас­хо­ж­де­ний ме­ж­ду юри­ста­ми-по­зи­ти­ви­ста­ми и не­по­зи­ти­ви­ста­ми был и ос­та­ёт­ся ха­рак­тер взаи­мо­от­но­ше­ний пра­ва и мо­ра­ли. Од­на по­зи­ция в ре­ше­нии это­го во­про­са до­пус­ка­ет при­зна­ние не­раз­дель­но­сти мо­раль­ных и пра­во­вых тре­бо­ва­ний в тех или иных пра­во­от­но­ше­ни­ях [«мяг­кий по­зи­ти­визм», или «вклю­чаю­щий (мо­раль) по­зи­ти­визм»], дру­гая его от­ри­ца­ет («ис­клю­чаю­щий по­зи­ти­визм»). Ха­рак­тер­но в дан­ном слу­чае, что са­мые стро­гие в ме­то­до­ло­гич. от­но­ше­нии юри­сты-по­зи­ти­ви­сты всё же де­ла­ют ис­клю­че­ние и при­зна­ют со­че­тае­мость пра­ва и мо­ра­ли в двух слу­ча­ях – ко­гда пра­во­вые тре­бо­ва­ния фор­му­ли­руют­ся от име­ни свя­щен­но­го ав­то­ри­те­та и ко­гда та­кие тре­бо­ва­ния ста­но­вят­ся со­став­ной ча­стью ус­лов­ных (до­го­вор­ных) от­но­ше­ний. В рос. фи­лос. пра­во­ве­де­нии эта те­ма бы­ла пред­ме­том ост­рой и па­мят­ной по­ле­ми­ки ме­ж­ду фи­ло­со­фом В. С. Со­ловь­ё­вым (с его те­зи­сом о не­из­мен­ном при­сут­ст­вии в пра­ве ми­ни­му­ма мо­раль­ных тре­бо­ва­ний) и ли­бе­раль­но-кон­сер­ва­тив­ным по­ли­тич. мыс­ли­те­лем Б. Н. Чи­че­ри­ным на ру­бе­же 19–20 вв.

Вы­ра­же­ние «юри­ди­че­ский по­зи­ти­визм» не очень по­пу­ляр­но в Рос­сии. От­час­ти это свя­за­но с тем, что юри­сты не про­во­дят раз­ли­чия ме­ж­ду пра­во­вым по­зи­ти­виз­мом, с од­ной сто­ро­ны, и фи­лос. по­зи­ти­виз­мом, а так­же ло­ги­че­ским по­зи­ти­виз­мом – с дру­гой. А ино­гда сто­рон­ни­ки П. п. и его про­тив­ни­ки вкла­ды­ва­ют раз­ный смысл в од­ни и те же сло­ва или тер­ми­ны.

Лит.: Зорь­кин В. Д. По­зи­ти­ви­ст­ская тео­рия пра­ва в Рос­сии. М., 1978; Бу­лы­гин Е. В. Что та­кое пра­во­вой по­зи­ти­визм? // Пра­во­ве­де­ние. 2011. № 4.

Вернуться к началу