Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВМЕНЯ́ЕМОСТЬ

  • рубрика

    Рубрика: Юриспруденция

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 460

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Т. Г. Понятовская

ВМЕНЯ́ЕМОСТЬ в пра­ве, спо­соб­ность че­ло­ве­ка соз­на­вать фак­ти­че­ский ха­рак­тер (а так­же со­ци­аль­ное зна­че­ние) сво­их дей­ст­вий и ру­ко­во­дить ими. В. яв­ля­ет­ся пред­по­сыл­кой юри­дич. от­вет­ст­вен­но­сти.

Пра­во (в т. ч. уго­лов­ное, гражд. и пр.) ис­хо­дит из то­го по­ло­же­ния, что вся­кий че­ло­век по при­ро­де сво­ей об­ла­да­ет В. Ис­клю­че­ние из это­го пра­ви­ла со­став­ля­ют слу­чаи, ко­гда отд. лич­ность ока­зы­ва­ет­ся не имею­щей или ут­ра­тив­шей спо­соб­ность дей­ст­во­вать са­мо­стоя­тель­но и осоз­нан­но в об­лас­ти юри­дич. от­но­ше­ний и, сле­до­ва­тель­но, не­сти от­вет­ст­вен­ность за со­де­ян­ное. По­это­му пра­во­вая нау­ка и за­ко­но­да­тель­ст­во со­сре­до­то­чи­ва­ют своё вни­ма­ние на от­ри­ца­тель­ной сто­ро­не во­про­са, т. е. на оп­ре­де­ле­нии ус­ло­вий и при­зна­ков не­вме­няе­мо­сти, при ко­то­рой че­ло­век при­зна­ёт­ся не­спо­соб­ным не­сти от­вет­ст­вен­ность за по­след­ст­вия сво­их по­ступ­ков вслед­ст­вие бо­лез­нен­ных, па­то­ло­гич. со­стоя­ний его пси­хи­ки.

Эти по­ло­же­ния име­ют зна­че­ние уни­вер­саль­но­го прин­ци­па, при­ня­то­го во всех без ис­клю­че­ния го­су­дар­ст­вах, раз­ви­тых в пра­во­вом от­но­ше­нии. Ис­то­рия во­про­са (его тео­ло­ги­че­ское, а за­тем фи­лос. обос­но­ва­ние) вос­хо­дит к 17 в. (Гер­ма­ния). В 18 в. по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние и при­зна­ние ма­те­риа­ли­стич. пред­став­ле­ния о В. (спо­соб­но­сти че­ло­ве­ка ко вме­не­нию), ко­то­рые обу­сло­ви­ли юри­дич. оформ­ле­ние В. как не­об­хо­ди­мо­го субъ­ек­тив­но­го ус­ло­вия от­вет­ст­вен­но­сти (Фран­ция, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Гер­ма­ния и др. стра­ны). В РФ В. – не­об­хо­ди­мое ус­ло­вие при­вле­че­ния к уго­лов­ной от­вет­ст­вен­но­сти.

Клас­си­че­ское (до­ре­во­лю­ци­он­ное) рос. пра­во трак­то­ва­ло В. как спо­соб­ность ко вме­не­нию, т. е. та­кую спо­соб­ность че­ло­ве­ка, ко­то­рая оп­ре­де­ля­ет­ся не толь­ко мед. (пси­хи­ат­рич.) по­ка­за­те­ля­ми, но и со­ци­аль­ны­ми, ин­ди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­гич. фак­то­ра­ми. Ис­хо­дя из это­го учи­ты­ва­лась сте­пень раз­ви­тия в лич­но­сти та­кой спо­соб­но­сти или сте­пень её ут­ра­ты. Так, ли­ца, глу­хо­не­мые от ро­ж­де­ния, ко­то­рые в си­лу об­стоя­тельств их жиз­ни и вос­пи­та­ния не мог­ли по­лу­чить над­ле­жа­ще­го пред­став­ле­ния о нор­мах пра­ва или пра­ви­лах по­ве­де­ния в об­ще­ст­ве, при­зна­ва­лись не­спо­соб­ны­ми ко вме­не­нию при ре­ше­нии во­про­са об их от­вет­ст­вен­но­сти за оп­ре­де­лён­ные по­ступ­ки. Это от­но­си­лось и к пред­ста­ви­те­лям ди­ких пле­мён (напр., са­мо­едам). Спо­соб­ность ко вме­не­нию мог­ла быть ог­ра­ни­че­на ис­сту­п­ле­ни­ем че­ло­ве­ка в со­стоя­нии го­ло­да или ис­те­ри­ки, дрях­ло­сти. Не­со­вер­шен­но­лет­ние рас­смат­ри­ва­лись как ли­ца с не­раз­ви­той спо­соб­но­стью ко вме­не­нию, что в од­них слу­ча­ях пре­пят­ст­во­ва­ло их от­вет­ст­вен­но­сти, а в дру­гих – влия­ло на её ин­ди­ви­дуа­ли­за­цию.

Сов. уго­лов­но-пра­во­вая док­три­на, от­ка­зав­шись от клас­сич. по­ни­ма­ния В., скон­цен­три­ро­ва­ла своё вни­ма­ние на не­вме­няе­мо­сти, т. е. на от­сут­ст­вии спо­соб­но­сти соз­на­вать ха­рак­тер сво­их дей­ст­вий и ру­ко­во­дить ими ис­клю­чи­тель­но по пси­хи­ат­рич. при­чи­нам (на­ли­чия у ли­ца пси­хич. рас­строй­ства). В совр. рос. уго­лов­ном пра­ве эта по­зи­ция со­хра­ни­ла своё зна­че­ние.

Лит.: На­за­рен­ко Г. В. Уго­лов­но-ре­ле­вант­ные пси­хи­че­ские со­стоя­ния лиц, со­вер­шив­ших пре­сту­п­ле­ния и об­ще­ст­вен­но опас­ные дея­ния. М., 2001.

Вернуться к началу