Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ТРИА́СОВАЯ СИСТЕ́MA (ПЕРИ́ОД)

  • рубрика

    Рубрика: Геология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 32. Москва, 2016, стр. 384-386

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Ю. Д. Захаров

ТРИА́СОВАЯ СИСТЕ́MA (ПЕРИ́ОД), три­ас, пер­вая сис­те­ма (пер­вый пе­ри­од) ме­зо­зой­ской эра­те­мы (эры). Рас­по­ла­га­ет­ся ме­ж­ду перм­ской и юр­ской сис­те­ма­ми (пе­рио­да­ми). Триа­со­вая сис­те­ма, по­лу­чив­шая на­зва­ние от ори­ги­наль­но­го трёх­член­но­го де­ле­ния (Buntsandstein, Mu­schel­kalk, Keuper), вы­де­ле­на нем. гео­ло­гом Ф. А. фон Аль­бер­ти в 1834 в кон­ти­нен­таль­ных от­ло­же­ни­ях Гер­манско­го бас­сей­на. В даль­ней­шем ярус­ное и зо­наль­ное рас­чле­не­ние осу­ще­ст­в­ле­но на ос­но­ва­нии раз­ре­зов мор. от­ло­же­ний Альп и др. ре­гио­нов. По дан­ным изо­топ­ных оп­ре­де­ле­ний (К. М. Ко­эн и др., 2013), триа­со­вый пе­ри­од на­чал­ся 252,17±0,06 млн. лет на­зад и за­кон­чил­ся 201±0,2 млн. лет на­зад; про­дол­жи­тель­ность пе­рио­да ок. 51 млн. лет.

Подразделения

Стратиграфическая шкала триасовой системы * * Указан возраст (млн. лет) нижних и верхних границ ярусов. Подразделениям системы соответствуют подразделения периода: отделам – эпохи, ярусам – века. Составлена в соответствии с Международной хронос...

В рос. и меж­ду­нар. стра­ти­гра­фич. шка­лах триа­со­вая сис­те­ма подраз­де­ля­ет­ся на 3 от­де­ла и 7 яру­сов (табл.). Ос­но­ва­ние инд­ско­го яру­са ус­та­нов­ле­но по пер­во­му по­яв­ле­нию ко­но­дон­тов Hin­deodus parvus (стра­то­ти­пич. раз­рез Мэй­шань, Юж. Ки­тай), ладин­ско­го яру­са – ам­мо­нои­дей Eoprotra­chу-саhyce­ras cu­rio­nii (Ба­го­ли­но, Ита­лия), кар­ний­ско­го яру­са – ам­мо­нои­дей Da­xa­tina canade­nis (Стуо­рес-Ви­зен, Ита­лия). Ма­те­риа­лы по др. яру­сам не ра­ти­фи­ци­ро­ва­ны; кан­ди­да­ты в стра­то­ти­пы для оле­нёк­ско­го яру­са пред­ло­же­ны в Юж. Ки­тае (раз­рез Уэст-Пин­дин­шань), Ин­дии (Муд) и Па­ки­ста­не (Нам­мал), для ани­зий­ско­го яру­са – в Ру­мы­нии (Дез­ли-Кай­ра), для но­рий­ско­го яру­са – в Ка­на­де (Блэк-Бэр-Ридж) и Ита­лии (Пиц­цо-Мон­дел­ло), для рэт­ско­го яру­са – в Ав­ст­рии (Штайн­бер­ко­гель).

На тер­ри­то­рии Рос­сии мор. от­ло­же­ния триа­со­вой сис­те­мы наи­бо­лее ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны на се­ве­ре Си­би­ри и в Юж. При­мо­рье, где пред­став­ле­ны тер­ри­ген­ны­ми, ре­же вул­ка­но­ген­но-оса­доч­ны­ми об­ра­зо­ва­ния­ми, а так­же на Сев. Кав­ка­зе, где раз­ви­ты ри­фо­ген­ные кар­бо­нат­ные фа­ции. При­ме­ром пред­по­ла­гае­мых абис­саль­ных океа­нич. от­ло­же­ний триа­со­вой сис­те­мы мо­гут яв­лять­ся мик­сти­ты Си­хо­тэ-Али­ня, Ко­ряк­ско­го на­го­рья, п-ова Кам­чат­ка и о. Са­ха­лин, сло­жен­ные пла­сти­на­ми крем­ней, глы­ба­ми ри­фо­ген­ных из­вест­ня­ков (воз­мож­но, гай­от­но­го про­ис­хо­ж­де­ния) и эф­фу­зи­вов ос­нов­но­го со­ста­ва. В пре­де­лах Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы рас­про­стра­не­ны кон­ти­нен­таль­ные от­ло­же­ния триа­са, имею­щие пре­им. тер­ри­ген­ный со­став. Кон­ти­нен­таль­ные от­ло­же­ния не­ко­то­рых го­ри­зон­тов верх­не­го триа­са Ура­ла, Си­би­ри и юга Даль­не­го Вос­то­ка уг­ле­нос­ны.

Общая характеристика периода

Три­ас вы­де­ля­ет­ся сре­ди др. пе­рио­дов фа­не­ро­зоя наи­бо­лее вы­ра­жен­ным гео­кра­ти­че­ским ре­жи­мом, ха­рак­те­ри­зую­щим­ся зна­чит. уве­ли­че­ни­ем пло­ща­ди су­ши. В на­ча­ле триа­са су­ще­ст­во­вал еди­ный су­пер­кон­ти­нент Пан­гея, ок­ру­жён­ный су­пер­океа­ном Пан­та­лас­са; в те­ло Пан­геи с вос­то­ка, со сто­ро­ны Пан­та­лас­сы, вда­вал­ся древ­ний оке­ан Ме­зо­те­тис (см. в ст. Те­тис). В по­сле­дую­щие эпо­хи триа­са су­пер­кон­ти­нент под­вер­гал­ся су­ще­ст­вен­но­му воз­дей­ст­вию кон­ти­нен­таль­но­го риф­то­ге­не­за, од­на­ко это не при­ве­ло к его зна­чит. рас­па­ду. В кон­це триа­са сев. ок­раи­ну Ме­зо­те­ти­са ох­ва­тил ран­не­ким­ме­рий­ский (ин­до­си­ний­ский) тек­то­ге­нез, за­вер­шив­ший­ся в ран­ней юре (см. в ст. Ким­ме­рий­ская эра тек­то­ге­не­за); этот тек­то­ге­нез про­явил­ся так­же на се­ве­ре Ура­ло-Охот­ско­го под­виж­но­го поя­са – в Пай-Хой­ско-Но­во­зе­мель­ской и Юж­но-Тай­мыр­ской склад­ча­тых сис­те­мах, кро­ме то­го, имел ме­сто в Ти­хо­оке­ан­ском под­виж­ном поя­се, напр. на Ан­тарк­ти­че­ском п-ове.

Имею­щие­ся па­лео­нто­ло­гич., ли­то­ло­гич. и гео­хи­мич. (в т. ч. изо­топ­ные) дан­ные сви­де­тель­ст­ву­ют о рез­ко из­ме­нив­ших­ся ус­ло­ви­ях сре­ды на ру­бе­же перм­ско­го и триа­со­во­го пе­рио­дов, что вы­зва­ло мас­со­вое вы­ми­ра­ние мор­ских и на­зем­ных ор­га­низ­мов. При­чи­на воз­ник­ших не­га­тив­ных С- и N-изо­топ­ных ано­ма­лий ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ной; не ис­клю­че­но, что эти ано­ма­лии бы­ли свя­за­ны пре­ж­де все­го с ак­ти­ви­за­ци­ей ман­тий­но-плю­мо­во­го (см. Ман­тий­ный плюм) вул­ка­низ­ма на се­ве­ре Си­би­ри, при­вед­ше­го к фор­ми­ро­ва­нию об­шир­ной Тун­гус­ской трап­по­вой про­вин­ции (см. Трап­пы). Ус­та­нов­лен­ный рез­кий пе­ре­пад в зна­чени­ях 87Sr/86Sr в ор­га­но­ген­ных кар­бо­нат­ных от­ло­же­ни­ях сред­ней пер­ми – ниж­не­го триа­са так­же сви­де­тель­ст­ву­ет о зна­чит. из­ме­не­ни­ях ус­ло­вий сре­ды. Но­вей­шие гео­хи­мич. ме­то­ды не под­твер­жда­ют су­ще­ст­во­ва­ние гло­баль­ной анок­сии на ру­бе­же пер­ми и триа­са. Из­ме­нение со­лё­но­сти мор. во­ды (в сто­ро­ну по­ни­же­ния) в на­ча­ле триа­са наи­бо­лее за­мет­но кос­ну­лось, ве­ро­ят­но, лишь бас­сей­нов вы­со­ких па­лео­ши­рот Сев. по­лу­ша­рия. Экс­тре­маль­ное по­те­п­ле­ние кли­ма­та в на­ча­ле триа­са не­ред­ко счи­та­ют од­ной из осн. при­чин гло­баль­но­го эко­ло­гич. кри­зи­са на ру­бе­же пер­ми и триа­са, од­на­ко это не со­гла­су­ет­ся с имею­щи­ми­ся дан­ны­ми о крат­ко­вре­мен­ном по­ни­же­нии темп-ры в не­ко­то­рых рай­онах зем­но­го ша­ра в на­ча­ле инд­ско­го ве­ка (по­лу­че­ны при изу­че­нии раз­ре­зов За­кав­ка­зья, Сев. Ира­на и Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы на ос­но­ве Ca-Mg и O-изо­топ­но­го ме­то­дов). В триа­со­вом пе­рио­де в це­лом до­ми­ни­ро­ва­ли арид­ные ус­ло­вия; сви­де­тель­ст­ва не­ко­то­рой гу­ми­ди­за­ции кли­ма­та име­ют­ся в низ­ких и сред­них па­лео­ши­ро­тах кон­ца ран­не­го триа­са и сред­не­го триа­са, а так­же в вы­со­ких па­лео­ши­ро­тах позд­не­го триа­са.

Органический мир

Фауна и флора триасового периода (карнийский век): 1 – хвойное растение; 2 – зверообразное пресмыкающееся (инфраотряд Dicynodontia); 3 – папоротник (семейство Dicksoniaceae), 4 &ndas... Рис. Е.Н. Федорченко

В триа­со­вом пе­рио­де про­изош­ла од­на из круп­ней­ших пе­ре­стро­ек ор­га­нич. ми­ра, вы­зван­ная мас­со­вым вы­ми­ра­ни­ем на ру­бе­же па­лео­зой­ской и ме­зо­зой­ской эр. Для ран­не­го эта­па инд­ско­го ве­ка ха­рак­тер­но су­ще­ст­вен­ное со­кра­ще­ние раз­но­об­ра­зия мор. ор­га­низ­мов, об­ла­даю­щих ске­лет­ны­ми об­ра­зо­ва­ния­ми, а так­же раз­ви­тие кар­бо­нат­ных мик­ро­би­аль­ных фа­ций в при­эк­ва­то­ри­аль­ных об­лас­тях. К чис­лу ор­га­низ­мов, вос­ста­но­вив­ших к кон­цу инд­ско­го ве­ка своё бы­лое раз­но­об­ра­зие по­сле позд­не­перм­ско­го гло­баль­но­го эко­ло­гич. кри­зи­са, от­но­сят­ся ам­мо­ни­ты и ко­но­дон­ты; про­дол­жи­ли своё раз­ви­тие пле­че­но­гие. В на­ча­ле оле­нёк­ско­го ве­ка поя­ви­лись бе­лем­ни­ты, по­лу­чив­шие ши­ро­кое раз­ви­тие в юре, и их­тио­зав­ры. В на­зем­ной фау­не до­ми­ни­ро­ва­ли зем­но­вод­ные и пре­смы­каю­щие­ся, сре­ди по­след­них наи­бо­лее обыч­ным пред­ста­ви­те­лем для ран­не­го триа­са был Lystrosaurus (из отр. ди­ци­но­дон­ты), рас­се­лив­ший­ся в юж. час­ти Пан­геи. В ран­нем и сред­нем триа­се ши­ро­ко рас­про­стра­нил­ся Cy­no­gna­thus – хищ­ное пре­смы­каю­щее­ся, имею­щее чер­ты мле­ко­пи­таю­щих. В сред­нем триа­се по­яв­ля­ют­ся пер­вые мел­кие ди­но­зав­ры, в позд­нем (но­рий­ский век) – бо­лее круп­ные фор­мы (Coelophysis). Из от­ло­же­ний кон­ца триа­са из­вест­ны пер­вые кос­ти­стые ры­бы и пер­вые мел­кие мле­ко­пи­таю­щие. Рас­ти­тель­ный мир су­ши 1-й пол. триа­са во мно­гом бли­зок к позд­не­перм­ско­му: ис­чез­ли гос­под­ство­вав­шие в па­лео­зое дре­во­вид­ные плау­но­вид­ные и ка­ла­ми­то­вые, кор­даи­то­вые, пра­па­по­рот­ни­ки и б. ч. древ­них хвой­ных. Рас­ти­тель­ный мир ран­не­го – на­ча­ла сред­не­го триа­са ха­рак­те­ри­зо­вал­ся пре­им. хвой­но-па­по­рот­ни­ко­во-хво­що­вой фло­рой: по­все­ме­ст­но гос­под­ство­ва­ли плев­ро­мей­е­вые, при­спо­соб­лен­ные к силь­ней­шей ари­ди­за­ции. На­чи­ная со сред­не­го триа­са в фи­то­це­но­зах до­ми­ни­ро­ва­ли ди­п­те­ри­дие­вые (сем. па­по­рот­ни­ков), бен­нет­ти­то­вые, хвой­ные ро­да по­до­за­ми­тес (т. н. сци­то­фил­ло­вая фло­ра). В се­ре­ди­не позд­не­го триа­са по­яв­ля­ет­ся ле­пи-доп­те­рие­вая фло­ра, ха­рак­те­ри­зую­щая­ся оби­ли­ем бен­нет­ти­то­вых, са­гов­ни­ко­вых, хвой­ных, че­ка­нов­ские­вых и дип­те­ри­дие­вых па­по­рот­ни­ков. Сме­на фло­ри­стич. ком­плек­сов в триа­се яви­лась, ве­ро­ят­но, от­ра­же­ни­ем не­ко­то­рых кли­ма­тич. из­ме­не­ний. Па­лео­фло­ри­стич. дан­ные сви­де­тель­ст­ву­ют о по­те­п­ле­нии кли­ма­та в оле­нёк­ско-ани­зий­ское вре­мя, не­ко­то­ром по­хо­ло­да­нии от се­ре­ди­ны триа­са к на­ча­лу ран­ней юры.

Полезные ископаемые

Важ­ней­шие по­лез­ные ис­ко­пае­мые, свя­зан­ные с от­ло­же­ния­ми триа­со­вой сис­те­мы, – нефть и при­род­ный го­рю­чий газ. На тер­ри­то­рии Рос­сии ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и га­за при­уро­че­ны к триа­со­вым от­ло­же­ни­ям Ле­но-Ви­люй­ской га­зо­неф­те­нос­ной про­вин­ции (ме­сто­ро­ж­де­ния Над­же­лин­ское, Сред­не­ви­люй­ское, То­лон­ское, Ба­да­ран­ское), Ле­но-Ана­бар­ской струк­тур­но-фа­ци­аль­ной об­лас­ти (Нор­двик­ское ме­сто­ро­ж­де­ние), Се­ве­ро-Кав­каз­ской неф­те­га­зо­нос­ной про­вин­ции, При­кас­пий­ской неф­те­га­зо­нос­ной про­вин­ции (час­тич­но в Ка­зах­ста­не). За ру­бе­жом круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния уг­ле­во­до­ро­дов при­уро­че­ны к триа­со­вым от­ло­же­ни­ям Се­вер­но­го мо­ря неф­те­га­зо­нос­ной об­лас­ти, Днеп­ров­ско-При­пят­ской га­зо­неф­те­нос­ной про­вин­ции, Тю­ринг­ско­го (Гер­ма­ния), Вен­ско­го (Ав­ст­рия), Си­ци­лий­ско­го (Ита­лия) бас­сей­нов, Се­вер­но­го скло­на Аля­ски неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на, бас­сей­на Свер­д­руп (см. Се­вер­ные Арк­ти­че­ские неф­те­га­зо­нос­ные бас­сей­ны Ка­на­ды), Ал­жи­ро-Ли­вий­ско­го неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на (Сев. Аф­ри­ка), рай­онов Дам­пир и Перт (Ав­ст­ра­лия), Мен­до­са и Не­укен (Ар­ген­ти­на), Джун­гар­ско­го бас­сей­на (КНР), не­ко­то­рых Ска­ли­стых гор неф­те­га­зо­нос­ных бас­сей­нов (Биг-Хорн, Уинд-Ри­вер, Уин­та-Пай­сенс).

В об­лас­тях раз­ви­тия триа­со­вых от­ло­же­ний вы­яв­ле­ны за­ле­жи ка­мен­но­го и бу­ро­го уг­лей (в Рос­сии – на вост. скло­не Ура­ла, Даль­нем Вос­то­ке, се­ве­ре Си­бири), ка­мен­ной со­ли, гип­са и ан­гид­ри­та (в Центр. Ев­ро­пе, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ис­па­нии, Cев. Аф­ри­ке и др.), ме­сто­ро­ж­де­ния као­ли­на (в Гер­ма­нии – в Ба­ва­рии), бок­си­тов (на Бал­кан­ском п-ове), го­рю­чих слан­цев, фос­фо­ри­тов и др. Верх­не­триа­со­вая кон­ти­нен­таль­ная фор­ма­ция Чин­ли (Шин­ли) на за­па­де США за­клю­ча­ет круп­ные за­па­сы ура­но­вых руд (про­вин­ция Ко­ло­ра­до-Пла­то). C триа­со­вы­ми трап­па­ми Си­бир­ской плат­фор­мы свя­за­ны ме­сто­ро­ж­де­ния ис­ланд­ско­го шпа­та (Тун­гус­ская про­вин­ция). Триа­со­вый воз­раст в Си­би­ри име­ют не­ко­то­рые ал­ма­зо­нос­ные ким­бер­ли­то­вые труб­ки (Якут­ская ал­ма­зо­нос­ная про­вин­ция), круп­ные щё­лоч­но-ульт­ра­ос­нов­ные коль­це­вые плу­то­ны (Гу­лин­ский), к ко­то­рым при­уро­че­ны ме­сто­ро­ж­де­ния ти­та­но­маг­не­ти­та, апа­ти­та, не­фе­ли­на, руд РЗЭ.

Лит.: Стра­ти­гра­фия CCCP. M., 1973. [Т. 7]: Триа­со­вая сис­те­ма; Да­гис А. С., Ар­хи­пов Ю. В., Быч­ков Ю. М. Стра­ти­гра­фия триа­со­вой сис­те­мы Се­ве­ро-Вос­то­ка Азии. М., 1979; До­б­рус­ки­на И. А. Триа­со­вые фло­ры Ев­ра­зии. М., 1982; Чу­ма­ков Н. М. Кли­мат и кли­ма­ти­че­ская зо­наль­ность пер­ми и ран­не­го триа­са // Кли­мат в эпо­хи круп­ных био­сфер­ных пе­ре­стро­ек. М., 2004; The ICS International chrono­stratigraphic chart // Episodes. 2013. Vol. 36; Lucas S. G. A new Triassic timescale // The Triassic system. 2013. № 61; Zakharov Y. D., Popov A. M. Recovery of brachiopod and am­monoid faunas following the end-permian crisis: Additional evidence from the lower Triassic of the Russian Far East and Kazakhstan // Journal of Earth Science. 2014. Vol. 25. № 1.

Вернуться к началу