МОРДО́ВИЯ

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2020 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. Н. Петрушина (Природа.), М. Д. Горячко (Население, Хозяйство), А. А. Беговаткин (археология),  В. А. Юрчёнков (исторический очерк), А. Н. Прокинова (Здравоохранение); >>

МОРДО́ВИЯ (Рес­пуб­ли­ка Мор­до­вия), субъ­ект Российской Фе­де­ра­ции. Рас­по­ло­же­на в цен­тре Ев­ропейской час­ти Рос­сии. Вхо­дит в со­став При­волж­ско­го фе­де­раль­но­го окр. Площадь 26,1 тыс. км2. Нас. 790,2 тыс. чел. (2019; 834,8 тыс. чел. в 2010, 888,8 тыс. чел. в 2002, 964,1 тыс. чел. в 1989, 1002,0 тыс. чел. в 1959). Сто­ли­ца – Са­ранск. Муниципальное устройство: 1 гор. округ, 22 рай­она, включающих 6 городов и 13 посёлков гор. типа.

Органы государственной власти

Система органов государственной власти республики устанавливается Конституцией РФ и Конституцией Республики Мордовия (1995). Государственная власть в республике осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. В систему органов государственной власти республики входят: Глава Республики Мордовия – высшее должностное лицо; Государственное собрание Республики Мордовия – высший законодательный (представительный) орган государственной власти; правительство республики – высший исполнительный орган государственной власти; иные исполнительные органы государственной власти. Государственное собрание состоит из 48 депутатов, работающих, как правило, без отрыва от основной деятельности. Депутаты, осуществляющие полномочия на профессиональной постоянной основе, не могут занимать иные оплачиваемые должности, заниматься иной оплачиваемой деятельностью, за исключением преподавательской, научной и иной творческой деятельности. Срок полномочий депутатов – 5 лет. Глава республики является высшим должностным лицом М. и возглавляет высший исполнительный орган государственной власти. Глава республики избирается сроком на 5 лет гражданами РФ, проживающими на территории М. и обладающими активным избирательным правом, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Главой республики может быть избран гражданин РФ, обладающий пассивным избирательным правом, не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства, и достигший возраста 30 лет. Одно и то же лицо не может занимать эту должность более двух сроков подряд. На главу республики распространяются ограничения и запреты, установленные для членов Правительства РФ, если иное не установлено федеральным законом. Глава республики обеспечивает соблюдение прав и свобод человека и гражданина на территории М., законность и правопорядок; обеспечивает координацию деятельности исполнительных органов государственной власти республики с Государственным собранием; представляет республику в отношениях с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления; определяет структуру исполнительных органов государственной власти республики; образовывает и упраздняет министерства и иные исполнительные органы, устанавливает их организационную структуру и предельную численность работников аппаратов; назначает по согласованию с Государственным собранием председателя республиканского правительства и освобождает его от должности; назначает на должность заместителей председателя правительства, министров и других руководителей исполнительных органов, а также освобождает их от должности; формирует администрацию главы республики; осуществляет иные полномочия. Судебная власть в республике осуществляется федеральными судами и мировыми судьями, осуществляющими свою деятельность на территории М. Порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей определяется республиканскими законами в соответствии с федеральным законодательством.

Природа

Рельеф

М. рас­по­ло­же­на на вос­то­ке Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­ны, в бас­сей­не р. Вол­га. Зап. часть за­ни­ма­ет Ок­ско-Дон­ская рав­ни­на с ши­ро­ки­ми во­до­раз­де­ла­ми и по­ло­ги­ми сла­бо­рас­чле­нён­ны­ми скло­на­ми, цен­тр. и вос­т. – При­волж­ская воз­вы­шен­ность (выс. до 321 м – наи­боль­шая в М.), гус­то (до 1 км/км2) и глу­бо­ко (100–120 м) рас­чле­нён­ная эро­зи­он­ны­ми фор­ма­ми (ов­ра­ги, бал­ки и др.). По­верх­ность не­ред­ко ос­лож­не­на суф­фо­зи­он­ны­ми блюд­це­об­раз­ны­ми за­па­ди­на­ми диа­мет­ром до 11 м (ино­гда до 30 м). До­ли­ны рек, наи­бо­лее круп­ные в центр. и зап. час­тях, мес­та­ми име­ют ши­ри­ну до 15 км. Для них ти­пич­ны пой­ма и три над­пой­мен­ные тер­ра­сы, верх­няя из ко­то­рых не­ред­ко пред­став­ля­ет со­бой эо­ло­вую по­верх­ность с пес­ча­ны­ми гря­да­ми и дю­на­ми дли­ной до 50–100 м и выс. до 15 м, раз­де­лён­ны­ми за­бо­ло­чен­ны­ми по­ни­же­ния­ми и де­фля­ци­он­ны­ми кот­ло­ви­на­ми. В М. раз­ви­ты так­же ополз­не­вые про­цес­сы, на юго-вос­то­ке – карст.

Геологическое строение и полезные ископаемые

Рес­пуб­ли­ка рас­по­ло­же­на в центр. час­ти Рус­ской пли­ты древ­ней Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы, в пре­де­лах Ток­мов­ско­го сво­да Вол­го-Ураль­ской ан­тек­ли­зы (юго-вост. часть М. от­но­сит­ся к на­ло­жен­ной на этот свод не­глу­бо­кой Уль­я­нов­ско-Са­ра­тов­ской си­нек­ли­зе). Глу­би­на за­ле­га­ния по­верх­но­сти до­кем­брий­ско­го кри­стал­лич. фун­да­мен­та уве­ли­чи­ва­ет­ся в вост. на­прав­ле­нии от ме­нее 1 км до ок. 2 км. Оса­доч­ный че­хол сло­жен кар­бо­нат­ны­ми и тер­ри­ген­ны­ми по­ро­да­ми де­во­на, кар­бо­на и пер­ми с лин­за­ми гип­са и ан­гид­ри­та (вы­сту­па­ют на се­ве­ро-за­па­де); гл. обр. тер­ри­ген­ны­ми от­ло­же­ния­ми юры, ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ны­ми по пло­ща­ди тер­ри­ген­ны­ми и кар­бо­нат­ны­ми (пис­чий мел) по­ро­да­ми ме­ла, крем­ни­сты­ми и тер­ри­ген­ны­ми об­ра­зо­ва­ния­ми па­лео­це­на и тер­ри­ген­ны­ми осад­ка­ми нео­ге­на. Че­хол рых­лых чет­вер­тич­ных от­ло­же­ний пред­став­лен лед­ни­ко­вы­ми, вод­но-лед­ни­ко­вы­ми на­ко­п­ле­ния­ми ран­не­­п­лей­сто­це­но­во­го оле­де­не­ния (раз­ви­ты в зап. час­ти М.), реч­ны­ми, озёр­ны­ми, элю­ви­аль­ны­ми, де­лю­ви­аль­ны­ми осад­ка­ми.

Не­дра М. не бо­га­ты по­лез­ны­ми ис­ко­пае­мы­ми. Име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния глин для про­из-ва кир­пич­но-че­ре­пич­ных из­де­лий (Лев­жин­ское II, Боль­ше­бе­рез­ни­ков­ское, Ду­бен­ское II) и ке­рам­зи­та (Ни­кит­ское, Пен­зят­ское), ту­го­плав­ких глин (Шиш­ке­ев­ское), стро­ит. пес­ков (Шин­га­рин­ское, Крас­но­сло­бод­ское, Уск­ляй­ское), диа­то­ми­та (Ате­мар­ское, Ану­чин­ское), мер­гель­но-ме­ло­вых по­род для про­из-ва из­вес­ти (Атя­шев­ское, Ате­мар­ское), це­мент­ных мер­ге­лей, опок (Алек­се­ев­ское) и глин (Коч­куш­ское), стро­ит. из­вест­ня­ков и до­ло­ми­тов (Бу­да­ев­ское, Ка­ба­ев­ское), ми­нер. кра­сок (Чу­каль­ское, Ана­ев­ское), под­зем­ных пре­сных и ми­нер. вод (Са­ран­ское). Из­вест­ны мел­кие ме­сто­ро­ж­де­ния тор­фа, са­про­пе­ля, про­яв­ле­ния го­рю­чих слан­цев, фос­фо­ри­тов.

Климат

На тер­ри­то­рии М. кли­мат уме­рен­но кон­ти­нен­таль­ный. Ср. темп-ры ян­ва­ря –11 °C (ми­ним. –48 °C), ию­ля 19 °C (макс. 40 °C). Осад­ков 450–500 мм в год, ос­нов­ная их часть (70–80%) вы­па­да­ет в тё­п­лый пе­ри­од го­да. Снеж­ный по­кров дер­жит­ся до 140–150 дней в го­ду, его сред­няя выс. 40–60 см, в мно­го­снеж­ные го­ды – до 80 см. Ве­ге­та­ци­он­ный пе­ри­од 137–144 су­ток. Из не­бла­го­при­ят­ных яв­ле­ний в М. от­ме­ча­ют­ся за­су­хи (силь­ные – до 4–6 раз в 10 лет, на вос­то­ке до 6–7 раз), су­хо­веи (ча­ще 1–2 раза в год, ино­гда до 15 раз), про­мер­за­ние почв (до 60–120 см).

Внутренние воды

Пойма реки Мокша. Фото О. Н. Артаева

В М. на­счи­ты­ва­ет­ся 1525 во­до­то­ков об­щей дли­ной бо­лее 9200 км, они от­но­сят­ся к бас­сей­ну р. Вол­га. Осн. ре­ки: Мок­ша (в пре­де­лах М. 320 км) с при­то­ка­ми Ис­са, Си­винь, Са­тис, Вад и др.; Су­ра (120 км) с при­то­ка­ми Ала­тырь (с Ин­са­ром, Ну­ей), Ме­ня и др. Ср. гус­то­та реч­ной се­ти 0,4 км/км2. Ре­ки рав­нин­ные со спо­кой­ным те­че­ни­ем, не­рав­но­мер­ным се­зон­ным сто­ком (на ап­рель – май при­хо­дит­ся 60–95% го­дово­го сто­ка). Пи­та­ние рек сме­шан­ное с пре­об­ла­да­ни­ем сне­го­во­го (до 60–90%). Вы­со­та по­ло­во­дья от 2–3 м на ма­лых ре­ках до 4–7 м (ино­гда до 10 м) на круп­ных и сред­них. Ус­той­чи­вый ле­дя­ной по­кров дер­жит­ся до 4–5 мес. Из бо­лее 450 не­боль­ших озёр пре­об­ла­да­ют пой­мен­ные (напр., Инер­ка в пой­ме Су­ры), есть кар­сто­вые про­валь­ные (напр., Ен­до­ви­ще). В М. по­строе­но бо­лее 220 гид­ро­тех­нических со­ору­же­ний. В до­ли­нах рек мно­го бо­лот, осо­бен­но ни­зин­ных.

Почвы, растительный и животный мир

М. рас­по­ло­же­на в зо­нах сме­шан­ных и ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов и ле­со­сте­пи. Хвой­но-ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са рас­про­стра­не­ны на за­па­де и се­ве­ре на дер­но­во-под­зо­ли­стых поч­вах. Пре­обла­да­ют со­сня­ки (ли­шай­ни­ко­вые, зе­ле­но­мош­ни­ки, дол­го­мош­ни­ки, слож­ные с раз­ви­тым под­лес­ком и на­поч­вен­ным по­кро­вом и др.) на вод­но-лед­ни­ко­вых и ал­лю­ви­аль­ных пес­ках, на суг­лин­ках и в по­ни­же­ни­ях встре­ча­ют­ся ель­ни­ки. Ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са из ду­ба че­реш­ча­то­го, ли­пы мел­ко­ли­ст­вен­ной, клё­на ост­ро­ли­ст­но­го и по­ле­во­го, ясе­ня обык­но­вен­но­го с раз­ви­тым под­лес­ком (ореш­ник, жи­молость и др.) и на­поч­вен­ным по­кро­вом встре­ча­ют­ся не­боль­ши­ми мас­си­ва­ми в зап., центр. и вост. час­тях; под ни­ми раз­ви­ты се­рые лес­ные поч­вы. Б. ч. этих ле­сов бы­ла вы­руб­ле­на во 2-й пол. 19 в. Мно­го вто­рич­ных ле­сов с бе­рё­зой и оси­ной. В це­лом ле­си­стость со­став­ля­ет ок. 25,1% тер­ри­то­рии Мор­до­вии.

Ле­со­сте­пи, за­ни­мав­шие б. ч. М., прак­ти­че­ски все рас­па­ха­ны. Под лу­го­вы­ми зла­ко­во-раз­но­трав­ны­ми сте­пя­ми (ко­вы­ли, тип­чак, ла­баз­ник, шал­фей и др.) и кус­тар­ни­ко­вы­ми (мин­даль низ­кий, степ­ная виш­ня, тёрн и др.) сфор­ми­ро­ва­лись чер­но­зё­мы опод­зо­лен­ные (на за­паде) и вы­ще­ло­чен­ные (на вос­то­ке). По до­ли­нам рек под лу­го­вой и лес­ной рас­ти­тель­но­стью раз­ви­ты ал­лю­ви­аль­ные дер­но­вые и лу­го­вые поч­вы, под бо­лот­ной – тор­фя­но-глее­вые, тор­фя­ные бо­лот­ные. Пой­мен­ные ле­са пред­став­ле­ны дуб­ра­вами, оль­ша­ни­ка­ми, ив­ня­ка­ми. Раз­но­об­раз­ны пой­мен­ные лу­га – ка­на­ре­еч­нико­во-щуч­ко­вые, ли­со­хво­ст­но-ти­мо­фе­еч­ные и др. Во фло­ре М. на­счи­ты­ва­ет­ся 1320 ви­дов со­су­ди­стых рас­те­ний, из них 1290 цвет­ко­вые. Часть ви­дов вне­се­на в Крас­ную кни­гу РФ (напр., не­от­ти­ан­та кло­буч­ко­вая, лун­ник ожи­ваю­щий).

Жи­вот­ный мир раз­но­об­ра­зен. Из лес­ных ви­дов оби­та­ют лось, ка­бан, мед­ведь, волк, ли­си­ца, заяц-бе­ляк, те­те­рев, лес­ной ко­нёк, ко­зо­дой, глу­харь и др., из степ­ных и полевых – заяц-русак, крап­ча­тый сус­лик, боль­шой туш­кан­чик, степ­ная пе­ст­руш­ка и др. В во­до­ёмах во­дят­ся ка­рась, карп, су­дак, окунь, плот­ва, лещ, че­хонь, щу­ка и др. Из 63 видов млеко­питающих почти половина – ред­кие (вы­хухоль, рысь, выдра речная, степ­ной сурок); из 267 ви­дов птиц 70 от­но­сят­ся к этой ка­те­го­рии. В Крас­ную кни­гу МСОП вне­се­ны степ­ной лунь, боль­шой по­дор­лик, мо­гиль­ник, ор­лан-бе­ло­хвост, стре­пет и др., в Крас­ную кни­гу РФ – ско­па, змее­яд, ку­лик-со­ро­ка, се­рый со­ро­ко­пут, пче­ла-плот­ник, брон­зов­ка глад­кая, обык­но­вен­ный апол­лон и др.

Состояние и охрана окружающей среды

От­ме­ча­ет­ся ис­то­ще­ние за­па­сов под­зем­ных вод, в ре­зуль­та­те во­до­за­бо­ра во­круг г. Са­ранск об­ра­зо­ва­лась де­прес­си­он­ная во­рон­ка ра­диу­сом 85 км. Сброс загрязненных сточ­ных вод в поверхностные водные объекты М. со­стави­л 27 млн. м (2018). В Су­ре воз­рос­ла ми­не­ра­ли­за­ция во­ды до 1,5–2,0 г/л и бо­лее, силь­но за­гряз­не­ны во­ды р. Ин­сар. На 76 озё­рах за­гряз­ни­те­ли рас­поло­же­ны в при­бреж­ной по­ло­се и во­доох­ран­ных зо­нах. Общий объём выбросов загрязняющих веществ (включая выбросы от ж.-д. транспорта) составил 134,4 тыс. т (2018), из них отходящих от стационарных источников  38 тыс. т. Доля уловленных и обезвреженных загрязняющих атмосферу веществ  90,6% (2018).

В со­ста­ве ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий, за­ни­маю­щих 2,6% пло­ща­ди М., 3 ООПТ федерального значения – Мор­дов­ский за­по­вед­ник (ох­ра­на лес­ных ланд­шаф­тов), нац. парк Смоль­ный (ох­ра­на ле­со­степ­ных ланд­шаф­тов) и Ботанический сад им. В. Н. Ржавитина Мордовского гос. ун-та им. Н. П. Огарева, 2 гос. природных за­каз­ни­ка и св. 100 па­мят­ни­ков при­ро­ды регионального значения (Ду­бо­вая ро­ща, уро­чи­ще «Шме­лев пруд», тор­фя­ное бо­ло­то «Свет­лое», лес­ная ро­ща «Ша­ко­лов­ка» и др.), 2 гос. природных заказника и памятник природы местного значения.

Население

Б. ч. на­се­ле­ния М. (53,2%) со­став­ля­ют рус­ские; мо­рд­ва на­счи­ты­ва­ет 39,9%, та­та­ры – 5,2% (2010, пе­ре­пись). С нач. 1990-х гг. де­мо­гра­фич. си­туа­ция М. ха­рак­те­ри­зу­ет­ся ус­той­чи­вым сни­же­ни­ем чис­лен­но­сти на­се­ле­ния (в 1990–2019 поч­ти на 169 тыс. чел.), что вы­зва­но как ес­теств. убы­лью (5,7 на 1 тыс. жит., 2019), так и од­ним из са­мых вы­со­ких в По­вол­жье ми­грац. от­то­ком на­се­ле­ния (68,5 на 10 тыс. жит., 2018), гл. обр. в Мо­ск­ву и Мо­с­ков­скую обл. Ро­ж­дае­мость (7,5 на 1 тыс. жит., один из са­мых низ­ких по­ка­за­те­лей в РФ, 2019) бо­лее чем в 1,5 раза ни­же смерт­но­сти (13,2 на 1 тыс. жит.); мла­ден­че­ская смерт­ность 4,3 на 1 тыс. жи­во­ро­ж­дён­ных. До­ля жен­щин 52,9%. До­ля на­се­ле­ния мо­ло­же тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (до 16 лет) 15,2%, стар­ше тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та 28,5% (2018). Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни у муж­чи­н – 68,6 лет, у жен­щи­н – 78,5. Ср. плот­ность нас. 30,2 чел./км2 (2019). Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны Са­ран­ский и Ру­за­ев­ский рай­оны. До­ля гор. нас. 63,9% (2019; 20% в 1959; 56,5% в 1989); 63,6% го­ро­жан про­жи­ва­ет в Са­ран­ске (320,6 тыс. чел., 2019). Другие круп­ные го­ро­да (тыс. чел.): Ру­за­ев­ка (44,3), Ко­выл­ки­но (18,9).

Религия

Рождество-Богородичный Санаксарский монастырь.

Боль­шин­ст­во ве­рую­щих – пра­во­слав­ные. За­ре­ги­ст­ри­ро­ва­но 425 ор­га­ни­за­ций (август 2020), при­над­ле­жа­щих Мордовской митрополии РПЦ, в т. ч. 13 монастырей [в Ро­ж­де­ст­во-Бо­го­ро­дич­ном Са­нак­сар­ском муж­ском мон. (ос­но­ван в 1659) на­хо­дят­ся мо­щи ад­ми­ра­ла святого пра­вед­но­го Фё­до­ра Уша­ко­ва]. С окт. 2011 Мордовская митрополия включает в себя Ар­да­тов­скую, Крас­но­сло­бод­скую и Са­ран­скую епар­хии. В М. за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­ны 62 му­сульм. ор­га­ни­за­ции, 5 общин христиан веры евангельской, 3 об­щи­ны еван­гель­ских хри­сти­ан-бап­ти­стов, 2 лю­те­ран­ских при­хо­да, по 1 ад­вен­ти­стов седь­мо­го дня, иу­де­ев, Ме­ж­ду­нар. об-ва соз­на­ния Криш­ны.

Исторический очерк

Керамический сосуд балахнинской культуры с поселения III у деревни Андреевка Ковылкинского района (по Ю. А. Зеленееву).

Древ­ней­шие по­се­ле­ния (9–6-е тыс. до н. э.) на тер­ри­то­рии М. (в бас­сей­не р. Мок­ша) из­вест­ны с ме­зо­ли­та. Ис­сле­до­ван­ные па­мят­ни­ки близ­ки бу­тов­ской куль­ту­ре. О воз­мож­но­сти бо­лее ран­не­го за­се­ле­ния ре­гио­на по­зво­ля­ют го­во­рить на­ход­ки на тер­ри­то­рии М. ру­бя­щих ору­дий из рё­бер ма­мон­та, кос­тей ма­мон­тов с ца­ра­пи­на­ми от скреб­ков, на­ли­чие стоя­нок позд­не­го па­лео­ли­та на со­сед­них зем­лях. В нео­лите (5-е – 1-я пол. 3-го тыс.) тер­ри­то­рия М. вхо­ди­ла в об­ласть па­мят­ни­ков с гре­бен­ча­то-на­коль­ча­той (близ­ки верх­не­волж­ской куль­ту­ре) и ямоч­но-гре­бен­ча­той (лья­лов­ская куль­ту­ра и ба­лах­нин­ская куль­ту­ра) ке­ра­ми­кой; в эне­о­ли­те (сер. 3-го – нач. 2-го тыс.) – в об­ласть во­ло­сов­ской куль­ту­ры.

Украшения и детали одежды (1–7),оружие (8–14), удила (15) из Андреевского кургана (по В. В. Гришакову и С. Э. Зубову).

В брон­зо­вом ве­ке (1-я четв. 2-го тыс. – 8/7 вв. до н. э.) в ре­гио­не поя­ви­лось но­вое на­се­ле­ние – но­си­те­ли аба­шев­ской куль­ту­ры, древ­но­стей кру­га Ба­ла­но­во, сруб­ной куль­ту­ры. По­ла­га­ют, что они при­над­ле­жа­ли разл. груп­пам древ­них ин­до­ев­ро­пей­цев. В ре­зуль­та­те их кон­так­тов с ме­ст­ным на­се­ле­ни­ем сло­жи­лась позд­ня­ков­ская куль­ту­ра. Её сме­ня­ет го­ро­дец­кая куль­ту­ра ран­не­го же­лез­но­го ве­ка, аре­ал центр. (мок­шан­ско-цнин­ско­го) ва­ри­ан­та ко­то­рой вклю­ча­ет тер­ри­то­рию М.

С 1 в. н. э. в ре­гио­не рас­про­стра­ня­ют­ся но­си­те­ли но­вых тра­ди­ций, ос­та­вив­шие Ан­д­ре­ев­ский кур­ган (на тер­ри­то­рии М.) и другие па­мят­ни­ки. На этой ос­но­ве раз­ви­ва­лись ря­за­но-ок­ских мо­гиль­ни­ков куль­ту­ра, аре­ал ко­то­рой с 5 в. ох­ва­ты­вал и сев.-зап. часть тер­ри­то­рии М. (в т. ч. один из опор­ных па­мят­ни­ков – Шок­шин­ский мо­гиль­ник), и другие груп­пы (в т. ч. па­мят­ни­ки, не­по­сред­ст­вен­но свя­зы­вае­мые с пред­ка­ми морд­вы). По­се­ле­ния и мо­гиль­ни­ки 2–4 вв. на тер­ри­то­рии М. прак­ти­че­ски не изу­че­ны, но ряд на­хо­док, уни­каль­ных для всей зо­ны Пра­во­бе­ре­жья Ср. По­вол­жья и По­очья (аташ рим. ко­тел­ка с изо­бра­же­ни­ем све­ва; де­неж­но-ве­ще­вой Шиль­ни­ков­ский клад), яв­ля­ют­ся сви­де­тель­ст­ва­ми вклю­че­ния ме­ст­но­го на­се­ле­ния в сис­те­му даль­них свя­зей и ми­гра­ций 2-й пол. 2 – 3 вв. Ср. По­су­рье в сер. – 3-й четв. 1-го тыс. вхо­ди­ло в зо­ну имень­ков­ской куль­ту­ры (на тер­ри­то­рии М. на­хо­дит­ся и один из опор­ных па­мят­ни­ков для её изу­че­ния – го­ро­ди­ще Ош-Пан­до у с. Сай­ни­но).

Украшения из могильника 8–9 вв. у села Тенишево Краснослободского района (по В. Н. Аксёнову и В. В. Гришакову).

В 7–10 вв. на всей тер­ри­то­рии М. с юго-за­па­да рас­се­ля­ют­ся древ­не­мор­дов­ские пле­ме­на, ве­ду­щие на­ту­раль­ное хо­зяй­ст­во, ос­но­ван­ное на ры­бо­лов­ст­ве, охо­те и со­би­ра­тель­ст­ве. По­сте­пен­но всё боль­шее зна­че­ние у них при­об­ре­та­ют при­реч­ное ско­то­вод­ст­во и под­сеч­ное зем­ле­де­лие. К это­му вре­ме­ни от­но­сят­ся пер­вые кон­так­ты морд­вы со сла­вя­на­ми и волж­ски­ми бул­га­ра­ми.

В 11–13 вв. за кон­троль над зем­ля­ми морд­вы бо­ро­лись пра­ви­те­ли Волж­ско-Кам­ской Бул­га­рии и русские кня­зья. К 11 в. от­но­сит­ся строи­тель­ст­во бул­га­ра­ми ря­да го­ро­дищ в Верх­нем По­су­рье, где сло­жил­ся ло­каль­ный ва­ри­ант куль­ту­ры волж­ских бул­гар со зна­чительным мордовским ком­по­нен­том (па­мят­ни­ки юлов­ско-зо­ло­та­рёв­ско­го ти­па, су­ще­ст­во­вав­шие до мон­го­ло-татарского за­вое­ва­ния). В 1103 морд­ва на­нес­ла по­ра­же­ние му­ро­мо-ря­зан­ско­му кн. Яро­сла­ву Свя­то­сла­ви­чу. В 12–13 вв. по­яви­лись но­вые мордовские го­ро­ди­ща («твер­ди», по русским ле­то­пи­сям) с мощ­ны­ми фор­ти­фи­кационными со­ору­же­ния­ми (Винд­рей­ское, Фёдо­ров­ское). Сре­ди на­се­ле­ния вы­де­ли­лась ка­те­го­рия профессиональных вои­нов, имев­ших всад­ни­че­ское сна­ря­же­ние, щи­ты и др.; поя­ви­лись во­ж­де­ст­ва во гла­ве с иня­зо­ра­ми и оця­зо­ра­ми. В ус­ло­ви­ях на­рас­тав­шей внеш­ней уг­ро­зы скла­ды­вал­ся круп­ный во­енный со­юз мордовских пле­мён и на его ос­но­ве – ран­не­го­су­дарственное объ­е­ди­не­ние (по со­об­ще­нию венгерского мис­сио­не­ра Юлиа­на, сер. 13 в., – «цар­ст­во Морд­ва­нов»). Од­ним из его под­раз­де­ле­ний бы­ла упо­ми­нае­мая в русских ле­то­пи­сях «Пур­га­со­ва во­лость» во гла­ве с Пур­га­сом. По мне­нию ис­сле­до­ва­те­лей, «Пур­га­со­ва во­лость» за­ни­ма­ла ме­ж­ду­ре­чье Мок­ши и Тё­ши, где бы­ли рас­по­ло­же­ны мно­го­численные мордовские по­се­ле­ния (в т. ч. Са­ров­ское го­ро­ди­ще – круп­ный ре­мес­лен­но-тор­го­вый и, по-ви­ди­мо­му, по­ли­тический центр). Ар­хео­ло­гические дан­ные сви­де­тель­ст­ву­ют о при­то­ке на эти зем­ли в основном эр­зян­ско­го и мок­шан­ско­го на­се­ле­ния, что го­во­рит об эт­нической кон­со­ли­да­ции мордовского на­ро­да. В 1220-х гг. вла­ди­мир­ские кня­зья со­вер­ши­ли несколько по­хо­дов на тер­ри­то­рию совр. М., наи­бо­лее зна­чи­тель­ный из них в «Пур­га­со­ву во­лость» (1229). Дру­гое мордовское по­ли­тическое об­ра­зо­ва­ние сло­жи­лось в Верх­нем и Сред­нем При­мок­ша­нье. Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что его воз­глав­лял Пу­реш.

По­ли­тическое и эко­но­мическое раз­ви­тие мордовского на­ро­да бы­ло пре­рва­но мон­го­ло-та­тар­ским на­ше­ст­ви­ем. Пер­вый удар по мордовским зем­лям был на­не­сён в 1237, в 1239 они по­втор­но под­верг­лись ра­зо­ре­нию.

В сер. 13 – сер. 15 вв. зна­чительная часть совр. тер­ри­то­рии М. на­хо­ди­лась в со­ста­ве Зо­ло­той Ор­ды. В нач. 14 в. воз­ник круп­ный адм. центр Ор­ды – г. Мох­ши (ны­не с. На­ров­чат Пен­зен­ской обл.; см. На­ров­чат­ское го­ро­ди­ще), в ко­то­ром с 1313 че­ка­ни­лась своя мо­не­та. По­се­ле­ния ме­ст­ной феод. зна­ти обыч­но рас­по­ла­га­лись вбли­зи боль­ших рек на вы­со­ких труд­но­дос­туп­ных мес­тах. На од­ном из них, Итя­ков­ском го­ро­ди­ще, най­де­на брон­зо­вая бля­ха, вы­да­вав­шая­ся долж­но­ст­ным ли­цам зо­ло­то­ор­дын­ской ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей. Во 2-й пол. 14 в., в пе­ри­од меж­до­усо­биц в Зо­ло­той Ор­де, не­ко­то­рые ор­дын­ские кня­зья пы­та­лись ос­но­вать на тер­ри­то­рии совр. М. не­за­ви­си­мые улу­сы: на Мок­ше – Та­гай, в При­су­рье – Се­гиз-бей, в При­мок­ша­нье – Бе­хан и др. По­сле по­хо­дов Ти­му­ра в кон. 14 в. Мох­ши по­те­рял своё зна­че­ние фор­по­ста хан­ской вла­сти. С сер. 15 в. по­сле рас­па­да Зо­ло­той Ор­ды эти тер­ри­то­рии ока­за­лись в со­ста­ве Ка­зан­ско­го хан­ст­ва.

В 1480-е гг. зна­чительная часть мордовских зе­мель уже вхо­ди­ла в со­став Русского государства. В свя­зи с обо­ст­ре­ни­ем от­но­ше­ний с Ка­зан­ским хан­ст­вом и уча­стив­ши­ми­ся на­бе­га­ми но­гай­ских би­ев и крым­ских ха­нов пра­ви­те­ли Русского государства про­во­ди­ли ук­ре­п­ле­ние вост. гра­ниц. С этой це­лью на­ча­лось строи­тель­ст­во но­вых го­ро­дов-кре­по­стей на мордовской ок­раи­не (Тем­ни­ков). В 1552 ок. 10 тыс. мордовских рат­ни­ков уча­ст­во­ва­ли в по­хо­де русских войск про­тив Ка­зан­ско­го хан­ст­ва, в ре­зуль­та­те по­ко­ре­ния ко­то­ро­го все мордовские зем­ли во­шли в со­став Русского государства.

В крае бы­ла вве­де­на сис­те­ма об­ще­рос­сий­ско­го вое­вод­ско­го управ­ле­ния, во­брав­шая в се­бя во­енные, административные и су­деб­ные функ­ции. До­пус­ка­лось уча­стие ме­ст­ной зна­ти в ка­че­ст­ве во­ло­ст­ных сот­ни­ков, пя­ти­де­сят­ни­ков. В отдельных слу­ча­ях для управ­ле­ния морд­вой на­зна­ча­лись осо­бые долж­но­ст­ные ли­ца: «мор­дов­ские го­ло­вы», при­каз­чи­ки и т. д. Окон­ча­тель­но сис­те­ма вое­вод­ско­го управ­ле­ния сло­жи­лась в хо­де строи­тель­ст­ва за­сеч­ных черт (в т. ч. Шацк – Ка­дом – Тем­ни­ков – Ала­тырь, 2-я пол. 16 в.; Ин­сар – Ате­мар – Са­ранск – Шиш­ке­ев – Тро­иц­кий ост­рог, 1630–40-е гг.), ко­то­рые спо­соб­ст­во­ва­ли уси­ле­нию цен­тра­ли­за­ции в об­лас­ти ме­ст­но­го управ­ле­ния. На вое­вод бы­ла воз­ло­же­на за­да­ча строи­тель­ст­ва кре­по­стей и за­сек; они об­ла­да­ли всей пол­но­той вла­сти в ре­гио­не. На зем­лях, по­жа­ло­ван­ных дво­ря­нам за служ­бу на за­сеч­ной чер­те, по­яв­ля­лись русские се­ле­ния. Скла­ды­ва­лось по­ме­ст­ное зем­ле­вла­де­ние, при этом рос­ли зе­мель­ные на­делы, уве­ли­чи­ва­лось на­се­ле­ние. Мордовских и татарских кня­зей при­вле­ка­ли на во­енную, по­гра­нич­но-сто­ро­же­вую служ­бу, к уча­стию в адм. управ­ле­нии, за что они по­лу­ча­ли зем­ли и де­неж­ные воз­на­гра­ж­де­ния.

В Смут­ное вре­мя морд­ва ока­за­ла су­ще­ст­вен­ную под­держ­ку Вто­ро­му опол­че­нию: ле­том 1612 мордовский (по др. вер­сии – та­тар­ский) мур­за Ба­юш воз­гла­вил от­ряд ала­тыр­ских мурз, морд­вы и слу­жи­лых лю­дей, вы­сту­пил про­тив крым­ских и но­гай­ских та­тар, ко­то­рые про­рва­ли сто­ро­же­вые ли­нии у р. Ала­тырь и дви­га­лись на Ар­за­мас и Ниж­ний Нов­го­род. Вы­иг­рав сражения у с. Чу­ка­лы и в Ар­да­тов­ском ле­су, от­ряд Баю­ша спас ты­лы опол­че­ния.

2-я пол. 17 в. ха­рак­те­ри­зо­ва­лась рас­ши­ре­ни­ем по­ме­ст­но­го и вот­чин­но­го зем­ле­вла­де­ния вслед­ст­вие мас­со­вых раз­дач по­мес­тий из государственных фон­дов и пу­тём са­мо­воль­ных за­хва­тов зе­мель у мордовских кре­сть­ян по­ме­щи­ка­ми. В 1661–1700 в Пен­зен­ском, Ин­сар­ском, Тем­ни­ков­ском уез­дах помещикам бы­ло пожаловано 75% зем­ли от её об­ще­го ко­ли­че­ст­ва в этих уез­дах. Зем­ли на тер­ри­то­рии совр. М. по­лу­чи­ли кня­зья Го­ли­цы­ны, Ро­мо­да­нов­ские, Тру­бец­кие, дво­рян­ские ро­ды На­рыш­ки­ных и др. Морд­ва за­ни­ма­лась из­во­зом, тор­гов­лей, за­го­тов­кой ле­са, смо­ло­ку­ре­ни­ем. Бы­ли раз­ви­ты плот­ниц­кий, уг­ле­жог­ный, мель­нич­ный, ду­биль­ный, бон­дар­ный и др. про­мыс­лы, тор­гов­ля про­дук­та­ми зем­ле­де­лия и жи­вот­но­вод­ст­ва, мё­дом, вос­ком, пуш­ни­ной, ры­бой.

Тер­ри­то­рия совр. М. в 1708–19 бы­ла раз­де­ле­на ме­ж­ду об­ра­зо­ван­ны­ми Азов­ской (го­ро­да Ате­мар, Ин­сар, Крас­ная Сло­бо­да, Са­ранск, Тро­ицк, Шиш­кее­во) и Ка­зан­ской (г. Тем­ни­ков) гу­бер­ния­ми. В 1717 под­вер­глась ра­зо­ре­нию во вре­мя Боль­шо­го ку­бан­ско­го по­гро­ма 1717, став­ше­го по­след­ним на­бе­гом ко­чев­ни­ков в ре­ги­он. С 1719 она бы­ла раз­де­ле­на ме­ж­ду Азов­ской (в 1725 переименована в Во­ро­неж­скую губ.), Ка­зан­ской и Ни­же­го­род­ской гу­бер­ния­ми. Территория региона находилась в ареале Пугачёва восстания 1773–75. В ре­зуль­та­те про­ве­де­ния гу­берн­ской ре­фор­мы 1775 во­шла в со­став Там­бов­ской губернии (1779–1928; до 1796 – Там­бов­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во), Ни­же­го­род­ской губ. (1779–1928, до 1796 – Ни­же­го­род­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во), Сим­бир­ской губернии (1780–1928; до 1796 – Сим­бир­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во; в 1924 переименована в Уль­я­нов­скую), Пензенской губернии (1780–97, 1801–1928; до 1796 – Пен­зен­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во).

Во 2-й пол. 18 – нач. 19 вв. пра­во­сла­вие ста­ло со­став­ной ча­стью ук­ла­да жиз­ни морд­вы. В 18 в. зна­чительного раз­ви­тия до­стиг­ло по­таш­ное про­изводство, ви­но­ку­ре­ние (1,5 млн. вё­дер ви­на в год), в т. ч. на круп­ных государственных за­во­дах – Бри­лов­ском и Штыр­мен­ском, дей­ст­во­ва­ли не­боль­шие ме­тал­лур­гические за­во­ды. В 1-й пол. 19 в. воз­ник­ли гос. Тро­иц­ко-Ост­рож­ский ви­но­ку­рен­ный за­вод, ча­ст­ный Ав­гур­ский ме­тал­лур­гический за­вод Н. Д. Ма­ну­хи­на. В кон. 19 – нач. 20 вв. бы­ст­ро раз­ви­ва­лась лес­ная промышленность, ос­нов­ные её цен­тры бы­ли со­сре­до­то­че­ны в Спас­ском и Тем­ни­ков­ском уез­дах. Сти­му­ли­ро­ва­ло раз­ви­тие лес­ной промышленности про­ве­де­ние ли­ний Мос­ков­ско-Ка­зан­ской ж. д. (1893–1902).

Поя­ви­лись пер­вые пред­ста­ви­те­ли мордовской ин­тел­ли­ген­ции, из­ве­ст­ны мордовский про­све­ти­тель А. Ф. Юр­тов, один из ос­но­во­по­лож­ни­ков мордовской лит-ры З. Ф. До­ро­фе­ев, из­да­тель пер­вой га­зе­ты края «Му­жик» В. В. Ба­жа­нов, скульп­тор С. Д. Эрь­зя, об­щественный дея­тель и про­за­ик С. В. Ани­кин, пе­да­гог Г. К. Уль­я­нов.

В кон. 1917 – нач. 1918 на тер­ри­то­рии совр. М. бы­ла ус­та­нов­ле­на советская власть. В 1918 и 1919 мордовские уез­ды ста­но­ви­лись приф­рон­то­вой по­ло­сой, бли­жай­шим ты­лом Восточного фрон­та Рабоче-крестьянской Красной Армии в хо­де Гражданской вой­ны 1917–22; в апреле – мае 1919 в Са­ран­ске раз­ме­щал­ся Баш­кир­ский рев­ком. Дей­ст­вия прод­от­ря­дов и ком­бе­дов ста­ли по­во­дом для кре­сть­ян­ских мя­те­жей вес­ны – ле­та 1918, вол­не­ний и вос­ста­ний кре­сть­ян в сё­лах Боль­шой Азясь, Яков­щи­на, Ба­ран­че­ев­ка, Ла­да, Пя­ти­на, Гум­ны, Ста­рое Син­д­ро­во и др. По­ли­тика «во­ен­но­го ком­му­низ­ма», осо­бен­но прод­раз­вёр­ст­ка, уси­ли­ва­ла не­до­воль­ст­во кре­сть­ян­ст­ва. Круп­ные вос­ста­ния про­изош­ли в ре­гио­не в 1919. На­ря­ду с кре­сть­ян­ски­ми про­ис­хо­ди­ли вы­сту­п­ле­ния в во­ин­ских час­тях, их уча­ст­ни­ка­ми ста­но­ви­лись де­зер­ти­ры, к 1920 де­зер­тир­ство пе­ре­рос­ло в «зе­лё­ное дви­же­ние». Слож­ная си­туа­ция воз­ник­ла на тер­ри­то­рии совр. М. во вре­мя Там­бов­ско­го вос­ста­ния 1920–21 под рук. А. С. Ан­то­но­ва: Тем­ни­ков­ский и Крас­но­сло­бод­ский уез­ды бы­ли объ­яв­ле­ны на во­енном по­ло­же­нии, на­пря­жён­ная си­туа­ция со­зда­лась в Ар­да­тов­ском, Кар­сун­ском, Са­ран­ском, Ин­сар­ском и Спас­ском уез­дах. В 1921–22 ре­ги­он был за­тро­нут го­ло­дом, со­про­во­ж­дав­шим­ся вспыш­ка­ми эпи­де­мий ти­фа, ма­ля­рии и др.

В 1926 мордовские уез­ды вы­шли в ли­де­ры по уров­ню ва­ло­вой про­дук­ции сельского хозяйства в Сред­не­волж­ском ре­гио­не, а к 1928 вос­ста­нов­ле­ние сельского хозяйства бы­ло за­вер­ше­но. Воз­рож­де­ние промышленности про­ис­хо­ди­ло мед­лен­но и не­рав­но­мер­но, мно­гие без­дей­ст­во­вав­шие пред­при­ятия бы­ли за­кры­ты (в т. ч. Зу­бо­во-По­лян­ские чу­гу­но­ли­тей­ный и ле­со­пиль­ный за­во­ды, Си­вин­ский же­ле­зо­де­ла­тель­ный за­вод, Тем­ни­ков­ская фа­ян­со­вая фаб­ри­ка). В то же вре­мя в 1920–30-е гг. бы­ли по­строе­ны кон­серв­ный ком­би­нат, ко­то­нин­ная фаб­ри­ка, пень­ко­ком­би­нат в Са­ран­ске.

В со­ста­ве Сред­не­волж­ской области (в 1929 переименована в Средневолжский край, в 1935 – в Куйбышевский) 16.7.1928 об­ра­зо­ван Мордовский округ с цен­тром в г. Са­ранск. 10.1.1930 Мордовский округ пре­об­ра­зо­ван в Мордовскую АО, 20.12.1934 – в Мордовскую АССР (в 1936 выделена из состава Куйбышевского края).

С кон. 1920-х – нач. 1930-х гг. в эко­но­ми­ке М. стал ак­тив­но ис­поль­зо­вать­ся при­ну­дительный труд за­клю­чён­ных (ле­со­за­го­тов­ки, ле­со­пи­ле­ние и ж.-д. строи­тель­ст­во). Круп­ней­шим ла­ге­рем сис­те­мы ГУ­ЛАГ на тер­ри­то­рии М. стал Тем­ни­ков­ский ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь (Тем­лаг, управ­ле­ние в пос. Явас), со­здан­ный в 1931 (в 1948–54 – Осо­бый ла­герь № 3, или Дуб­рав­лаг).

К нач. 1940-х гг. М. ста­ла од­ним из основных про­из­во­ди­те­лей в По­вол­жье ко­то­ни­на, ка­на­тов и ве­рё­вок; раз­ви­ва­лись тек­стиль­ная, пи­ще­вая, пе­ре­ра­баты­ваю­щая, ле­со­за­го­то­ви­тель­ная и де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая промышленность.

В Великую Отечественную вой­ну на тер­ри­то­рии М. дис­ло­ци­ро­ва­лись час­ти морской авиа­ции; 29-й, 85-й, 94-й и 95-й отдельные ба­таль­о­ны хи­мического от­по­ра, за­пас­ной полк бро­не­по­ез­дов, 178-й отд. ба­таль­он свя­зи и др., здесь так­же раз­ме­ща­лось 14 гос­пи­та­лей (в т. ч. 6 – в Са­ран­ске). На тер­ри­то­рии М. бы­ла сфор­ми­ро­ва­на 326-я Ро­славль­ская стрелковая ди­ви­зия, на сред­ст­ва на­селе­ния бы­ли по­строе­ны зве­но бое­вых са­мо­лё­тов и тан­ко­вая ко­лон­на «Мор­дов­ский кол­хоз­ник». В 1941 в М. бы­ло эва­куи­ро­ва­но обо­ру­до­ва­ние 17 пред­при­ятий из УССР, БССР, а так­же Брян­ской, Кур­ской, Ор­лов­ской об­лас­тей и др. Бла­го­да­ря вво­ду в строй Са­ран­ско­го ме­ха­нического за­во­да и за­во­да «Элек­тро­вы­пря­ми­тель» был за­ло­жен фун­да­мент для по­сле­во­ен­но­го раз­ви­тия круп­ной промышленности М. Рес­пуб­ли­ка при­ня­ла ок. 80 тыс. чел. эва­куи­ро­ван­но­го на­се­ле­ния (в т. ч. 25 тыс. де­тей до 15 лет).

Вес­ной 1946 М. ох­ва­ти­ла за­су­ха, что при­ве­ло к го­ло­ду. По­сте­пен­но шло раз­ви­тие промышленности: на­ча­лось раз­ме­ще­ние ком­плек­са пред­при­ятий хи­мической и све­то­тех­нической промышленности, ли­тей­но­го про­изводства, рас­ши­ре­ние стро­ительной ба­зы (Ко­выл­кин­ский за­вод си­ли­кат­но­го кир­пи­ча и ши­фер­ный за­вод в ра­бо­чем пос. Ком­со­моль­ский), воз­ве­де­ние при­бо­ро­строительного за­во­да, про­ве­де­на ре­кон­ст­рук­ция ка­бель­но­го, ин­ст­ру­мен­таль­но­го и других за­во­дов, вве­де­ны в экс­плуа­та­цию 1-я тур­би­на Са­ран­ской ТЭЦ-2, цех за­во­да ав­то­са­мо­сва­лов, ма­ка­рон­ная и ме­бель­ная фаб­ри­ки. К сер. 1960-х гг. М. пре­вра­ти­лась из аг­рар­но-ин­ду­ст­ри­аль­ной в ин­ду­ст­ри­аль­но-аг­рар­ную. Рос­ту ин­ду­ст­ри­аль­но­го раз­ви­тия М. спо­соб­ст­во­ва­ло про­ве­де­ние по её тер­ри­то­рии га­зо­про­во­да Са­ра­тов – Горь­кий (1959–60).

Во 2-й пол. 1980-х – 1-й пол. 1990-х гг. в М. ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись об­щественные си­лы в за­щи­ту национальных язы­ков, куль­ту­ры, са­мо­быт­но­сти мордовского на­ро­да; со­стоя­лось 3 съез­да мордовского на­ро­да (1992, 1995, 1999), воз­ник ряд об­щественных ор­га­ни­за­ций, та­ких как Со­вет воз­ро­ж­де­ния мордовского на­ро­да (1992), Фонд спа­се­ния эр­зян­ско­го языка им. А. П. Ря­бо­ва (1993) и др.

На сес­сии Верховного Совета (ВС) Мордовской АССР 7.12.1990 бы­ла при­ня­та Дек­ла­ра­ция о государственно-пра­во­вом ста­ту­се рес­пуб­ли­ки, Мордовская АССР бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в Мордовскую ССР. Бы­ла уч­ре­ж­де­на долж­ность пре­зи­ден­та (25.10.1991), од­на­ко уже 7.4.1993 ВС Мордовской ССР уп­разд­нил её. 25.1.1994 Мордовская ССР пе­ре­име­но­ва­на в Рес­пуб­ли­ку Мор­до­вия в со­ста­ве РФ. 21.9.1995 при­ня­та Кон­сти­ту­ция Рес­пуб­ли­ки Мордо­вия, ут­вер­жде­на но­вая сис­те­ма ор­га­нов государственной вла­сти. 22.9.1995 гла­вой Рес­пуб­ли­ки Мор­до­вия из­бран Н. И. Мер­куш­кин (с января 1995 председатель Государственного со­б­ра­ния рес­пуб­ли­ки, в 1998 все­на­род­но из­бран гла­вой Рес­пуб­ли­ки Мор­до­вия, пе­ре­из­бран в 2003, на­де­лён пол­но­мо­чия­ми пре­зи­ден­та­ми РФ в 2005 и 2010, занимал пост до 10.5.2012).

Пе­ре­ход к ры­ноч­ным от­но­ше­ни­ям в 1-й пол. 1990-х гг. со­про­во­ж­дал­ся сни­же­ни­ем эко­но­мических по­ка­за­те­лей рес­пуб­ли­ки. С 1997 в М. на­ме­ти­лась тен­ден­ция рос­та промышленного про­изводства на ос­но­ве ре­ст­рук­ту­ри­за­ции, вне­дре­ния пе­ре­до­вых тех­но­ло­гий, при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций; по­лучил раз­ви­тие аг­ро­про­мыш­лен­ный ком­плекс.

Хозяйство

М. вхо­дит в Вол­го-Вят­ский эко­но­мический район, яв­ля­ет­ся ин­ду­ст­риаль­но-аг­рар­ным ре­гио­ном РФ. Объ­ём промышленной про­дук­ции (об­ра­ба­ты­ваю­щие про­изводства, до­бы­ча по­лез­ных ис­ко­пае­мых, про­изводство и рас­пре­де­ле­ние элек­тро­энер­гии, га­за и во­ды) в 3,3 раза пре­вы­ша­ет объ­ём с.-х. про­дук­ции (2018). М. за­ни­ма­ет ве­ду­щие по­зи­ции в РФ по про­изводству не­ко­то­рых ви­дов элек­тро­тех­нической про­дук­ции, а так­же це­мен­та. Рес­пуб­ли­ка вы­де­ля­ет­ся про­изводством ва­го­нов-цис­терн, экс­ка­ва­то­ров, резиновых приводных рем­ней для промышленности.

Объём ВРП – 213,3 млрд. руб. (2017), в расчёте на душу населения 267 тыс. руб. Струк­ту­ра ВРП по ви­дам эко­но­мической дея­тель­но­сти (2017, %): промышленность 30,2 (в т. ч. об­ра­ба­ты­ваю­щие про­изводства 25,5, про­изводство и рас­пре­де­ле­ние элек­тро­энер­гии, га­за и во­ды 4,7), сель­ское и лес­ное хо­зяй­ст­во, охо­та и рыболовство 13,3, строи­тель­ст­во 11,8; сектора сферы услуг: тор­гов­ля 10,5, государственное управ­ле­ние и обе­с­пе­че­ние во­енной безо­пас­но­сти, обя­за­тель­ное со­ци­аль­ное обес­пе­че­ние 7,5, транс­порт и связь 7,2здра­во­охра­не­ние 5,0опе­ра­ции с не­дви­жи­мым иму­ще­ст­вом 4,3, об­ра­зо­ва­ние 3,9; прочие виды деятельности 6,3. Со­от­но­ше­ние пред­при­ятий по фор­мам соб­ст­вен­но­сти (в % от общего чис­ла ор­га­ни­за­ций, 2018): ча­ст­ная 62,1, му­ни­ци­паль­ная 16,9, государственная 9,4об­щественных и ре­лигиозных ор­га­ни­за­ций (объ­е­ди­не­ний) 8,0; прочие фор­мы соб­ст­вен­но­сти 3,6.

Эко­но­ми­че­ски ак­тив­ное на­се­ле­ние 421 тыс. чел., из них в эко­но­ми­ке за­ня­ты свыше 90% (2018). Струк­ту­ра за­ня­то­сти на­се­ле­ния по ви­дам эко­но­мической дея­тель­но­сти (2018, %): сель­ское и лес­ное хо­зяй­ст­во 19,8, об­ра­ба­ты­ваю­щие про­изводства 16,6, тор­гов­ля 13,3, строи­тель­ст­во 8,7, об­ра­зо­ва­ние 8,0, здра­во­охра­не­ние 6,9,  транс­порт и связь 6,9про­изводство и рас­пре­де­ле­ние элек­тро­энер­гии, га­за и во­ды 2,6опе­ра­ции с не­дви­жи­мым иму­ще­ст­вом 2,3, деятельность гостиниц и предприятий общественного питания 1,1, другие ви­ды дея­тель­но­сти 13,8. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы 4,2% (2018). Де­неж­ные до­хо­ды на ду­шу на­се­ле­ния 18,6 тыс. руб. в ме­сяц (2018; 56,2% от сред­не­го по РФ); 7,2% на­се­ле­ния М. име­ет до­хо­ды ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма.

Промышленность

Объ­ём проышленной про­дук­ции 209,8 млрд. руб. (2018); из них 90,1% при­хо­дит­ся на об­ра­ба­ты­ваю­щие про­изводства. От­рас­ле­вая струк­ту­ра об­ра­ба­ты­ваю­щих про­из­водств (2018, %): пи­ще­вая промышленность 40,9, ма­ши­но­строе­ние 31,3, ме­тал­лур­гия 12,0, про­изводство стро­ительных ма­те­риа­лов 8,0, хи­мическая промышленность и производство нефтепродуктов 3,8, лес­ная, де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая, цел­лю­лоз­но-бу­маж­ная промышленность и по­ли­гра­фическая дея­тель­ность 2,4, лёг­кая промышленность 0,6, др. от­рас­ли 1,0.

Ус­та­нов­лен­ная мощ­ность элек­тро­стан­ций св. 400 МВт. Про­изводство элек­тро­энер­гии (1,7 млрд. кВт·ч, 2018) удов­ле­тво­ря­ет внутренние по­треб­но­сти при­мер­но на 50%. Основной про­из­во­ди­тель – Са­ран­ская ТЭЦ-2 (мощ­ность 340 МВт).

Ведущее место в структуре обрабатывающих производств занимает пи­ще­вая промышленность М. Основные про­из­во­ди­те­ли брой­ле­ров и яиц – аг­ро­фир­ма «Ок­тябрь­ская» (с. Боль­шая Ел­хов­ка Лям­бир­ско­го р-на; один из ли­де­ров российского пти­це­вод­ст­ва; св. 30% производства мя­са в М.), пти­це­фаб­ри­ки «Ате­мар­ская» (пос. Ате­мар Лям­бир­ско­го р-на; круп­ный про­из­во­ди­тель яиц в М.) и «Чам­зин­ская» (пос. гор. ти­па Чам­зин­ка Чам­зин­ско­го р-на); мо­ло­ка и мо­лоч­ных про­дук­тов – мо­лоч­ный ком­би­нат «Са­ран­ский» ком­па­нии «Данон Россия», пред­при­ятие «На­де­ж­да» (Ко­выл­ки­но), сы­ро­дель­ный ком­би­нат «Ичал­ков­ский» (Ичал­ков­ский р-н), мас­ло­дель­ный за­вод «Атя­шев­ский» (пос. гор. ти­па Атя­ше­во); мя­са – 4 мя­со­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щих пред­при­ятия груп­пы ком­па­ний «Та­ли­на» (в её со­ста­ве так­же 3 сви­но­ком­плек­са, ком­би­кор­мо­вый за­вод, се­лек­ци­он­но-ге­не­тический центр), мя­со­ком­би­нат «Об­ро­чен­ский» (Ичал­ков­ский р-н); са­ха­ра – «Ро­мо­да­но­во­са­хар» (Ро­мо­да­нов­ский р-н). Кон­серв­ный за­вод «Са­ран­ский» (мяс­ные, мо­лоч­ные, овощ­ные кон­сер­вы), пред­при­ятие «Те­п­лич­ное» (Са­ранск, по­ми­мо кон­сер­ви­ро­ван­ных про­из­во­дит так­же све­жие ово­щи), ли­кё­ро-во­доч­ный за­вод «Са­ран­ский», пи­во­ва­рен­ный за­вод – фи­ли­ал ком­па­нии «АБ Ин­Бев Эфес» (Са­ранск, пос. гор. ти­па Ял­га).

Цех предприятия «Лисма». Саранск. ГУП Республики Мордовия «Лисма»

Второе место в струк­ту­ре промышленного производства за­ни­ма­ет ма­ши­но­строе­ние, пре­ж­де все­го про­изводство элек­тро­тех­нических из­де­лий. Ве­ду­щий на­уч.-тех­нич. центр в об­ла­сти раз­ра­бот­ки ис­точ­ни­ков све­та (один из круп­ней­ших в Рос­сии) – НИИ ис­точ­ни­ков све­та им. А. Н. Ло­ды­ги­на (г. Са­ранск; вклю­ча­ет так­же собственную про­из­водств. ба­зу по вы­пус­ку св. 500 ти­пов ламп, в т. ч. ис­точ­ни­ков уль­тра­фио­ле­то­во­го из­лу­че­ния для обез­за­ра­жи­ва­ния по­ме­ще­ний и др., квар­це­вых га­ло­ген­ных ламп, специальных ис­точ­ни­ков све­та для медицинской тех­ни­ки, нужд обо­рон­но-промышленного ком­плек­са, ме­ди­ци­ны и других от­рас­лей); на его ба­зе соз­да­н ин­но­ва­ци­он­но-про­из­водств. ком­плекс «Тех­но­парк-Мор­до­вия» (дея­тель­ность в сфе­ре ин­фор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­кац. тех­но­ло­гий, оп­то­эле­кт­ро­ни­ки, ис­точ­ни­ков све­та, энер­го­сбе­ре­же­ния и др.). Основное пред­при­ятие М. по вы­пус­ку све­то­тех­нич. про­дук­ции – Саранский светотехнический завод «Лисма», про­из­во­дит св. 1,5 тыс. ви­дов про­дук­ции, в т. ч. св. 60% российских ис­точ­ни­ков све­та: различные лам­пы на­ка­ли­ва­ния, в т. ч. квар­це­вые га­ло­ген­ные, раз­ряд­ные, вы­со­ко­го дав­ле­ния, и различные ви­ды специальных ламп. Дей­ст­ву­ют так­же све­то­тех­нический за­вод в г. Ар­да­тов и эле­кт­ро­тех­ни­че­ский в пос. гор. ти­па Ка­дош­ки­но (в со­ста­ве НПО по вы­пус­ку све­то­тех­нического об­ору­до­ва­ния – ком­па­нии GALAD). Круп­ней­шая элек­тро­тех­ническая ком­па­ния М. – «Элек­тро­вы­пря­ми­тель» (Са­ранск), один из ве­ду­щих российских про­из­во­ди­те­лей по­лу­про­вод­ни­ко­вых при­бо­ров си­ло­вой элек­тро­ни­ки, пре­об­ра­зо­вательной тех­ни­ки (в т. ч. для элек­тро­под­виж­но­го со­ста­ва, за­ряд­но-пус­ко­вые уст­рой­ст­ва), а так­же свето­тех­нической про­дук­ции. В со­став ком­па­нии вхо­дят научно-инженерные цент­ры по­лу­про­вод­ни­ко­вых при­бо­ров и пре­об­ра­зовательной тех­ни­ки, за­вод специальных пре­об­ра­зо­ва­те­лей (все – в г. Са­ранск). Сре­ди других круп­ных про­из­во­ди­те­лей элек­тро­тех­нической про­дук­ции – рас­по­ло­жен­ные в Са­ранске и близ не­го пред­при­ятия «Ор­би­та» (элек­тро­обо­ру­до­ва­ние для ком­плек­то­ва­ния рас­пре­де­лительных уст­ройств за­кры­тых транс­фор­ма­тор­ных под­стан­ций и рас­пре­де­лительных пунк­тов; светотехническая продукция; электронная техника; микроэлектромеханические системы), «Са­ран­ск­ка­бель» (ка­бель­но-про­вод­ни­ко­вая про­дук­ция, в т. ч. по­вы­шен­ной по­жа­ро­без­опас­но­сти), «Ме­д­обо­ру­до­ва­ние» (ста­цио­нар­ное де­з­ин­фек­ци­он­ное об­ору­до­ва­ние и пе­ре­движ­ная медицинская тех­ни­ка), за­во­ды точ­ных при­бо­ров (ком­плек­тую­щие для ра­дио­элек­трон­ной ап­па­ра­ту­ры и вы­чис­лительной тех­ни­ки) и при­бо­ро­строи­тель­ный (при­бо­ры для контроля и измерения технологических процессов, параметров движения, регулирования давления и температуры, и др.), а так­же элек­тро­ме­ха­нический за­вод (г. Ко­выл­ки­но; элек­трон­ное, си­ло­вое, рас­пре­де­лительное, ра­дио­ло­кационное обо­ру­до­ва­ние, элек­тро­при­во­ды, пе­ре­движ­ные ди­зель­ные элек­тро­стан­ции и др.). На­ла­же­но уни­каль­ное для Рос­сии производство во­ло­кон­но-оп­тического ка­бе­ля, встро­ен­но­го в гро­зо­за­щит­ный трос («Са­ранск­ка­бель-Оп­ти­ка»), пла­ки­ро­ван­ной алю­ми­ни­ем сталь­ной про­во­ло­ки («Эм-Ка­бель»), а так­же спи­раль­ной ар­ма­ту­ры для ЛЭП и воз­душ­ных ли­ний свя­зи (российско-испанское пред­прия­тие «Сар­мат»; все пред­прия­тия вхо­дят в груп­пу ком­па­ний «Оп­тик­энер­го», г. Са­ранск).

Завод «Рузхиммаш». Котельно-сварочный цех. Рузаевка. ООО «УК холдинга РКТМ»
Завод «Рузхиммаш». Сборочно-сварочный цех. Рузаевка. ООО «УК холдинга РКТМ»

Важ­ное на­прав­ле­ние ма­ши­но­строе­ния М. – производство транс­порт­ных средств и обо­ру­до­ва­ния, где наи­бо­лее кон­ку­рен­то­спо­соб­ным яв­ля­ет­ся ва­го­но­строе­ние. Ве­ду­щее ва­го­но­стро­ительное пред­при­ятие «Руз­хим­маш» (г. Ру­за­ев­ка), вме­сте с ря­дом пред­прия­тий и ор­га­ни­за­ций, осу­ще­ст­в­ля­ю­щих про­ек­ти­ро­ва­ние («РМ Рейл Инжиниринг», г. Саранск), ре­монт («РМ Рейл ВКМ-Сервис», г. Рузаевка), вы­пуск комп­лек­тую­щих и зап­ча­стей для по­движ­но­го гру­зо­во­го со­ста­ва («Не­он», г. Инсар) и оборудования для переработки и хранения нефтехимических и прочих продуктов («Рм Рейл Рвс», г. Рузаевка), вхо­дит в компанию «РМ Рейл». Основная про­дук­ция – ж.-д. ва­го­ны-цис­тер­ны, по­лу­ва­го­ны, а так­же га­зо­вое обо­ру­до­ва­ние, ав­то­мо­биль­ные по­лу­при­це­пы, обо­ру­до­ва­ние для неф­те­га­зо­до­бы­ваю­щей промышленности. Дей­ст­ву­ют так­же за­во­ды: ав­то­са­мо­сва­лов (ав­то­са­мо­сва­лы, при­це­пы, ком­му­наль­ная спец­тех­ни­ка, гид­рав­лическое обо­ру­до­ва­ние), «Франц Кляйне» (с.-х. техника), ва­го­но­ре­монт­ный (ре­монт неф­те­бен­зи­но­вых и спе­циа­ли­зированных цис­терн); все три – г. Саранск.

Ве­ду­щее пред­при­ятие хи­мической промышленности – за­вод «Ре­зи­но­тех­ни­ка» (один из круп­ней­ших про­из­во­ди­те­лей ре­зи­но­тех­нических из­де­лий в РФ). Дей­ст­ву­ет так­же за­вод «Био­хи­мик» (фар­ма­цев­тическая про­дук­ция). Оба – г. Саранск.

Промышленность строительных ма­те­риа­лов раз­ви­ва­ет­ся на ба­зе собственных ре­сур­сов ми­не­раль­но-строительного сы­рья (ме­ла, ке­рам­зи­то­вых и кир­пич­ных глин, пес­ка, в т. ч. сте­коль­но­го, из­вест­ня­ка и др.); основная про­дук­ция – це­мент, кир­пич и другие сте­но­вые ма­те­риа­лы, сбор­ные бе­тон­ные и железобетонные кон­ст­рук­ции, те­п­ло­изо­ляционные из­де­лия. Вы­де­ля­ют­ся за­во­ды: ком­па­нии «Мор­дов­це­мент» (в т. ч. производство це­мен­та по су­хой тех­но­ло­гии), «Лато» (ас­бес­то­це­ме­нт­ные из­де­лия; оба – в пос. гор. ти­па Ком­со­моль­ский Чам­зин­ско­го р-на), керамических из­де­лий (в Са­ран­ске и Ру­за­ев­ке), «Кир­пич си­ли­кат­ный» (пос. Си­ли­кат­ный Ко­выл­кин­ско­го р-на).

Сре­ди круп­ных пред­при­ятий других от­рас­лей – рас­по­ло­жен­ные в Са­ран­ске за­во­ды: «ВКМ-Сталь» (в со­ста­ве компании «РМ Рейл»; чу­гун­ное и сталь­ное ли­тьё), ком­па­нии «Мордоввторсырьё» (производство алю­ми­ние­вых спла­вов из вто­рич­но­го сы­рья); за­вод «Плай­тер­ра» (Зу­бо­во-По­лян­ский р-н; фа­не­ра и шпон из бе­рё­зы). Основная про­дук­ция лёг­кой промышленности: тка­ни, швей­ные, три­ко­таж­ные, чу­лоч­но-но­соч­ные из­де­лия; ве­ду­щие пред­при­ятия – швей­но-три­ко­таж­ные фаб­ри­ки «Руз­текс» (Ру­за­ев­ка), «Мордовские узоры», «Сар­текс» (обе – Са­ранск) и др.

Круп­ные промышленные цен­тры: Са­ранск, Ру­за­ев­ка, Ко­выл­ки­но.

Внеш­не­тор­го­вый обо­рот М. 505,6 млн. долл. США (2018), в т. ч. экс­порт 287,1 млн. долл. Экс­пор­ти­ру­ют­ся (2018, % от стои­мо­сти): ма­ши­ны, обо­ру­до­ва­ние и транс­порт­ные сред­ст­ва (39,5), ме­тал­лы и из­де­лия из них (24,0; гл. обр. алю­ми­ний и из­де­лия из не­го), древесина и целлюлозно-бумажные изделия (14,4), про­дук­ция хи­мической промышленности (12,6), про­до­вольственные то­ва­ры и с.-х. сы­рьё (5,5); им­пор­ти­ру­ют­ся (% от стои­мо­сти): про­дук­ция ма­ши­но­строе­ния (59,4; гл. обр. обо­ру­до­ва­ние и транс­порт­ные сред­ст­ва), продукция химической промышленности (15,7), ме­тал­лы и из­де­лия из них (14,0).

Сельское хозяйство

Стои­мость с.-х. про­дук­ции 63,7 млрд. руб. (2018), 61,4% при­хо­дит­ся на до­лю жи­вот­но­вод­ст­ва. С.-х. уго­дья со­став­ля­ют 63,4% тер­ри­то­рии М., из них паш­ня – 65,5%. Вы­ра­щи­ва­ют (2018, % от по­сев­ных пло­ща­дей): зер­но­вые и зернобобовые (58,5), кор­мо­вые куль­ту­ры (29,7), технические куль­ту­ры (9,3), кар­то­фель и ово­щи (2,9) (табл. 1). Ведущие отрасли жи­вот­но­вод­ст­ва: свиноводство, пти­це­вод­ст­во и мо­лоч­но-мясное ско­то­вод­ст­во (таб­лицы 2, 3). Боль­шая часть сельхозуго­дий от­но­сит­ся к зем­лям сельскохозяйственных ор­га­ни­за­ций; св. 9% за­ни­ма­ют зем­ли фер­мер­ских (кре­сть­ян­ских) хо­зяйств, ок. 5% зе­мель на­хо­дят­ся в лич­ном поль­зо­ва­нии гра­ж­дан. Св. 88% зер­на, весь под­сол­нечни­к на семя, 95% мяса скота и птицы на убой и 78% мо­ло­ка про­из­во­дит­ся в сельскохозяйственных ор­га­ни­за­ци­ях; 81% кар­то­фе­ля и 65% ово­щей – в хо­зяй­ст­вах на­се­ле­ния (2018).

Таблица 1. Основные виды продукции растениеводства, тыс. т

 199019952000200520092018
Зерно978,9474,9620,6768,01308,41068,3
Сахарная свёкла (фабричная)126,4137,6176,5295,5511,2621,3
Семена подсолнечника0,50,63,62,11,23,4
Картофель494,7584,9342,6346,7360,2297,3
Овощи55,271,2106,687,591,190,8
Плоды и ягоды8,014,219,412,021,429
 

Таблица 2. Поголовье скота, тыс. голов

 199019952000200520102018
Крупный рогатый скот656,8462,8356,2304,5298,8207,7
Свиньи325,0195,9163,7228,7310,8362,4
Овцы и козы349,4137,061,439,341,741,1
 

Таблица 3. Основные виды продукции животноводства

 199019952000200520102018
Скот и птица на убой, тыс. т96,059,851,863,481,6228,5
Молоко, тыс. т602,4461,7398,3411,4458,1434,6
Яйца, млн. шт.326,9244,9345,6501,21077,51458,1
 

Сфера услуг

Основу финансовой системы республики составляют Отделение Банка России  Национальный банк по Республике Мордовия и отделения ведущих коммерческих банков страны – Сбербанка, Банка ВТБ, Газпромбанка, Россельхозбанка, Альфа-Банка, «ФК Открытие», Райффайзенбанка, Совкомбанка, Почта Банка, «Возрождение», «Хоум Кредит» и др. Действуют также региональные коммерческие банки – КС Банк (1992) и Актив Банк (1993), оба имеют головные офисы в г. Саранск.

Оборот розничной торговли 91,8 млрд. руб. (2018; в расчёте на душу населения 114,7 тыс. руб.), из них продовольственных товаров 47,4%, непродовольственных товаров 52,6%; предприятий общественного питания 5 млрд. руб. (6,3 тыс. руб.); платных услуг населению 26 млрд. руб. (32,5 тыс. руб.).

М. рас­по­ла­га­ет значительным рекреационным по­тен­циа­лом для раз­ви­тия познавательного, экологического, спор­тив­но-оз­до­ро­ви­тель­но­го, религиозного и этнического ту­риз­ма. На тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки рас­по­ло­же­ны св. 1 тыс. ис­то­ри­ко-куль­тур­ных па­мят­ни­ков (зна­чи­тель­ная их часть – на тер­ри­то­ри­ях Тем­ни­ков­ско­го и Крас­но­сло­бод­ско­го рай­онов).

Транспорт

М. име­ет раз­ви­тую транс­порт­ную ин­фра­струк­ту­ру. Дли­на же­лез­ных до­рог 544 км (2018). По тер­ри­то­рии М. про­хо­дят ж.-д. ма­ги­ст­раль Мо­ск­ва – Ря­зань – Са­ранск – Са­ма­ра, ж.-д. ли­нии от Са­ран­ска до Ниж­не­го Нов­го­ро­да и Пен­зы. Дли­на ав­то­до­рог с твёр­дым по­кры­ти­ем ок. 13,5 тыс. км. (2018). Юго-западную часть рес­пуб­ли­ки пе­ре­се­ка­ет фе­де­раль­ная ав­то­трас­са «Урал», с ко­то­рой Са­ранск со­еди­нён ав­то­до­ро­гой че­рез го­ро­да Крас­но­сло­бодск и Ко­выл­ки­но; др. важ­ные ав­то­до­ро­ги: Са­ранск – Уль­я­новск; Ниж­ний Нов­го­род – Ар­за­мас – Са­ранск; Са­ранск – Пен­за. Аэ­ро­порт в г. Са­ранск.

Здравоохранение

На 2019 в М.  99 ам­бу­латор­но-по­ли­кли­нических организаций (266 посещений в смену на 10 тыс. жителей), 486 фельдшерско-акушерских пунктов, 32 боль­ницы на 6,2 тыс. ко­ек (79 коек на 10 тыс. жителей), ра­бо­та­ют 4,2 тыс. вра­чей (53 врача на 10 тыс. жителей), 8,6 тыс. лиц среднего медицинского персонала. Об­щая за­бо­ле­вае­мость на 2018 со­став­ля­ет 681 слу­чай на 1 тыс. жителей, из них болезни органов дыхания – 303, осложнения беременности, родов и послеродового периода – 57, болезни мочеполовой системы – 54, травмы и отравления – 51, болезни системы кровообращения – 42, болезни кожи и подкожной клетчатки – 36 и др. В 2018 вы­яв­ле­но 182 случая ВИЧ-ин­фек­ции, 321 случай активного туберкулёза. Основные при­чи­ны смер­ти на 2019: бо­лез­ни сис­те­мы кро­во­об­ра­ще­ния (29,8%); болезни нервной системы (15,9%); зло­ка­че­ст­вен­ные но­во­об­ра­зо­ва­ния (13,1%); внешние причины (трав­мы, от­рав­ле­ния, убийства, не­сча­ст­ные слу­чаи и др.  7,6%); болезни органов пищеварения (4,2%) и др. 

Образование. Учреждения науки и культуры

На 2018 в М. функционируют 195 дошкольных образовательных организаций (33 тыс. воспитанников), 297 об­ще­об­ра­зо­вательных учеб­ных за­ве­де­ний (72 тыс. учащихся), 34 организации среднего профессионального образования (включая филиалы; 15,9 тыс. студентов), 7 ву­зов (вклю­чая фи­лиа­лы). В вузах республики обучаются 26,4 тыс. студентов. Среди учреждений культуры на 2019 – 5 профессиональных театров, 23 музея, 499 общедоступных библиотек, 485 учреждений культурно-досугового типа. Главные вузы, на­учные уч­ре­ж­де­ния, библиотеки и му­зеи на­хо­дят­ся в Са­ран­ске, в т. ч. Мор­дов­ский гос. ун-т им. Н. П. Ога­рё­ва (1931, основан как Пе­да­го­гический ин-т, совр. ста­тус с 1957), Мор­дов­ский гос. пе­да­го­гический ун-т им. М. Е. Ев­севь­е­ва (1962), Все­российский НИИ тех­нической фи­зи­ки и ав­то­ма­ти­за­ции Фе­де­раль­но­го агент­ст­ва по атом­ной энер­гии, Мордовское НИИ сельского хозяйства, Мордовский рес­пуб­ли­кан­ский объ­е­ди­нён­ный крае­ведческий му­зей им. И. Д. Во­ро­ни­на (1918), Мордовский рес­пуб­ли­кан­ский му­зей изо­бра­зит. ис­кусств им. С. Д. Эрь­зи (ос­но­ван в 1958, от­крыт в 1960), Му­зей мордовской куль­ту­ры (1999), Национальная б-ка им. А. С. Пуш­ки­на (1899). Функ­цио­ни­ру­ют так­же крае­ведческие му­зеи в го­ро­дах Ар­да­тов, Ин­сар, Крас­но­сло­бодск, Ру­за­ев­ка, Тем­ни­ков и др.; до­ма-му­зеи: ху­дож­ни­ка Ф. В. Сыч­ко­ва (1970, с. Ко­че­лае­во Ко­выл­кин­ско­го р-на), С. Д. Эрь­зи (1976, с. Бае­во Ар­да­тов­ско­го р-на), ком­по­зи­то­ра Л. И. Вои­но­ва (г. Тем­ни­ков) и др.

Средства массовой информации

В республике действуют информагентства «Вестник Мордовии», «Инфо-РМ».

Ведущие республиканские издания (все — в г. Саранск): газеты «Известия Мордовии» (1918), «Столица С» (1992), «Эрзянь правда» («Эрзянская правда»; 1921, на эрзянском и русском языках), «Мокшень правда» («Мокшанская правда»; 1924, на мокшанском и русском языках), «Эрзянь мастор» («Страна эрзян»; 1994, на эрзянском и русском языках); журналы «Мокша» (1928, на мокшанском и русском языках), «Сятко» («Искра»; 1929, на эрзянском и русском языках), «Юлдаш» («Спутник»; 2005, на татарском и русском языках). Районные и муниципальные газеты: «Маяк» (г. Ардатов), «Вперёд» (г. Атяшево), «Время и жизнь» (г. Зубова Поляна), «Рузаевская газета» («Рузаевские новости», г. Рузаевка), «Красная слобода» (г. Краснослободск) и др.

Радиовещание осуществляется с 1927, регулярное телевещание – с 1963. Теле- и радиокомпании: ГТРК «Мордовия», НТМ («Народное телевидение Мордовии»), «ТелеСеть Мордовии» («10 канал»), «Саранск-TV» (кабельная сеть).

Республиканские интернет-СМИ: электронные версии печатных изданий, «Газета 13», «Pro Город Саранск», «Вестник Мордовии», «13orb.ru».

Литература

Ли­т-­ра М. раз­ви­ва­ет­ся на мор­дов­ских (мок­шан­ском и эр­зян­ском) и рус­ском язы­ках. Фор­ми­ро­ва­нию мордовской сло­вес­но­сти спо­соб­ст­во­ва­ло из­да­ние в кон. 19 – нач. 20 вв. па­мят­ни­ков мордовского фольк­ло­ра, пред­при­ня­тое про­све­ти­те­ля­ми А. Ф. Юр­то­вым и М. Е. Ев­севь­е­вым, Х. Паа­со­не­ном (фин. эт­но­гра­фом и лин­гвис­том), А. А. Шах­ма­то­вым и др. В 1821 был осу­ще­ст­в­лён пер­вый пе­ре­вод Еван­ге­лия на эр­зян­ский яз., од­на­ко ре­аль­ную роль в ста­нов­ле­нии ли­т-­ры М. сыг­ра­ли пе­ре­ло­же­ния Еван­ге­лий, вы­пол­нен­ные в кон. 19 – нач. 20 вв. (на эр­зян­ском яз. – в 1882, 1889, 1897, 1910; на мок­шан­ском яз. – в 1891), а так­же бу­к­ва­ри (оба 1892) Ев­севь­е­ва.

Пер­вые про­из­ве­де­ния мордовской лит-ры бы­ли соз­да­ны на рус. яз.: рас­ска­зы С. В. Ани­ки­на («Без­до­ро­жье», 1903; кн. «Де­ре­вен­ские рас­ска­зы», 1911), В. В. Ба­жа­но­ва («В сель­ской ла­воч­ке», «Во­ло­ст­ной суд», «Сель­ский сход», все – 1904), по­эзия З. Ф. До­ро­фее­ва (сб. «Пес­ни и ду­мы на­род­но­го учи­те­ля», 1912), лит. об­ра­бот­ки мордовских народных ска­зок и др. Раз­ви­тие лит-ры на мордовских язы­ках на­ча­лось по­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 и про­ис­хо­ди­ло под влия­ни­ем сов. лит-ры – про­зы М. Горь­ко­го, А. С. Се­ра­фи­мо­ви­ча, А. А. Фа­дее­ва, по­эзии Д. Бед­но­го, В. В. Мая­ков­ско­го и др. Зна­чит. роль в этом про­цес­се иг­ра­ла пе­рио­ди­ка, где бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны пер­вые сти­хо­тво­ре­ния на мордовских язы­ках – М. И. Без­бо­ро­до­ва, И. П. Кри­во­шее­ва, А. Мо­ро, рас­ска­зы и очер­ки Ф. М. Чес­но­ко­ва, П. С. Глу­хо­ва, А. Д. Ку­тор­ки­на, Мок­шо­ни (псевд. А. И. Ко­чет­ко­ва), Я. П. Гри­го­ши­на, дра­ма Ф. И. За­ва­ли­ши­на («Же­на Яко­ва», 1923), от­ра­зив­шие ре­во­люц. пе­ре­ме­ны в жиз­ни мордовской де­рев­ни.

В 1930–40-е гг. мордовская лит-ра от­хо­дит от фольк­лор­ной тра­ди­ции и ос­ваи­ва­ет прин­ци­пы со­циа­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма. Оформ­ля­ет­ся сис­те­ма жан­ров. Ве­ду­щее ме­сто за­ни­ма­ет по­эзия, пре­им. гра­ж­дан­ская и пей­заж­ная ли­ри­ка (Н. Эр­кай, А. К. Мар­ты­нов и др.). По­эмы «Га­лё» А. В. Ро­го­жи­на, «Эрь­мезь» Я. Я. Кул­дур­кае­ва (обе 1935), «Лам­зурь» Ку­тор­ки­на (1941) по­свя­ще­ны дра­ма­тич. стра­ни­цам ис­то­рии мордовского на­ро­да. Фор­ми­ру­ют­ся жан­ры по­вес­ти («Та­тю» Т. А. Рап­та­но­ва, 1933, о но­вом со­ци­аль­ном ста­ту­се мордовской жен­щи­ны) и ро­ма­на («Под Чи­хан-го­рой» Рап­та­но­ва, 1934, о мордовском се­ле пе­рио­да НЭПа). Ши­ро­кой по­пу­ляр­но­стью поль­зо­вал­ся ро­ман «Лав­ги­нов» В. М. Ко­ло­ма­со­ва (1941), со­дер­жа­щий юмо­ри­стич. опи­са­ние кол­хоз­но­го бы­та. Дра­ма­тур­гия это­го пе­рио­да пред­став­лена со­ци­аль­ны­ми и ис­то­рич. дра­ма­ми К. С. Пет­ро­вой («По ста­рин­ке», 1932, о до­ре­во­люц. ук­ла­де мордовского се­ла; «Лет­няя ночь», 1933, о гражд. вой­не), П. С. Ки­рил­ло­ва («Ли­то­ва», 1939, об уча­стии мордовского кре­сть­ян­ст­ва в Ра­зи­на вос­ста­нии 1670–71). Об­раз­цы во­енной ли­ри­ки соз­да­ли М. А. Бе­бан (сб. «Ог­ни в до­ли­не», 1946), И. М. Де­вин (сб. «Ут­рен­няя за­ря», 1945), А. К. Мар­ты­нов (сб. «К по­бе­де», 1942; сб. «Зо­ри по­бе­ды», 1944) и др.

В 1950–60-е гг. в лит-ре М. ут­вер­дил­ся жанр со­ци­аль­но­го ро­ма­на: «Ши­ро­кая Мок­ша» Т. А. Кир­дяш­ки­на (1953); ро­ман в сти­хах «Яб­ло­ня у боль­шой до­ро­ги» А. Д. Ку­тор­ки­на (1958); три­ло­гия «Най­ман» (1957), «Лю­ди ста­ли близ­ки­ми» (1961), «Дым над зем­лёй» (1964) К. Г. Аб­ра­мо­ва; «Тра­ва-му­ра­ва» И. М. Де­ви­на (1969) – о со­циа­ли­стич. пре­об­ра­зо­ва­ни­ях в мордовском се­ле. В дра­ма­тур­гии это­го пе­рио­да на­шла от­ра­же­ние ис­то­рия морд­вы в 1-й пол. 20 в.: «Учи­тель­ни­ца» П. С. Ки­рил­ло­ва (1953); «Име­нем на­ро­да» (1955) и «На рас­све­те» (1957) Г. Я. Мер­куш­ки­на. Эпич. ох­ва­том со­бы­тий и бли­зо­стью к нар. по­эзии от­ме­че­ны по­эмы «Сия­жар» (1960), «Пен­за и Су­ра» (1972) В. К. Ра­дае­ва, «Зем­ля» (1960), «Тё­п­лые сле­ды» (1968) А. С. Маль­ки­на и др. На­чи­на­ет ак­тив­но раз­ви­вать­ся дет­ская лит-ра: рас­ска­зы и сказ­ки Я. М. Пи­ня­со­ва и Ф. С. Атя­ни­на и др.

В цен­тре мордовской лит-ры 1970–80-х гг. – кон­фликт лич­ных и об­ществ. ин­те­ре­сов. Для про­зы ха­рак­тер­но со­че­та­ние ли­риз­ма, пси­хо­ло­гиз­ма и пуб­ли­ци­стич­но­сти: по­вес­ти «Дни дет­ст­ва» (1970), «Ди­кие гу­си» (1977), ро­ман «Хру­сталь­ные ко­ло­ко­ла» (1974) С. С. Ла­рио­но­ва; сб-ки рас­ска­зов «Ко­ло­коль­чи­ки мои...» (1973), «Осен­ние ря­би­ны» (1979), по­весть «По­до­ж­ди­те, бы­ст­рые об­ла­ка» (1981) Ю. Ф. Куз­не­цо­ва; по­вес­ти «При­клю­че­ния За­хар­ки» (1973), сб-ки по­вес­тей «Со­се­ди» (1980), «Суп­ру­ги» (1985) А. П. Тя­пае­ва; сб-ки рас­ска­зов «Се­реб­ря­ная ра­куш­ка» (1974) и «Дым­ное ут­ро» (1976), по­весть «Во­ро­та вре­ме­ни» (1984), сб. про­зы «Лю­ди в до­ро­ге» (1985) В. И. Ми­ша­ни­ной; сб-ки про­зы «Жар­кое ле­то» (1980), «Дру­зья и зна­ко­мые» (1985), «К са­мо­му тё­п­ло­му бе­ре­гу» (1988) Г. И. Пи­ня­со­ва. Те­му со­ци­аль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний в мордовской де­рев­не про­дол­жи­ла три­ло­гия «Бур­ли­вая Су­ра» А. Д. Ку­тор­ки­на (ч. 1–3, 1969–87). Из­вест­ность по­лу­чи­ли про­из­ве­де­ния К. Г. Аб­ра­мо­ва: био­гра­фич. три­ло­гия о мордовском скульп­то­ре С. Д. Эрь­зе «Сын эр­зян­ский» (ч. 1–3, 1971–73), ис­то­рич. ро­ма­ны «Пур­газ» (1988) и «За во­лю» (1989). Этич. про­бле­ма­ти­ка пре­об­ла­да­ет в дра­ма­тур­гии («В пус­том до­ме лю­ди» А. И. Пу­ди­на, 1989, и др.).

Ли­т-ра М. 1990–2000-х гг., об­ра­щённая к ос­мыс­ле­нию ис­то­рич. про­шло­го и нац. иден­тич­но­сти морд­вы, тя­го­те­ет к ус­лож­не­нию жан­ро­вых форм и экс­пе­ри­мен­ту: по­эзия А. В. Ара­по­ва (сб-ки «Го­лос», 1990; «Ок­но», 1992; «Взмах», 2001; «По­сле», 2006), Ма­ризь Ке­маль (Р. С. Ке­май­ки­ной) (сб-ки «Ко­лы­бель», 1988; «Све­ча», 1994), С. В. Ки­ня­ки­на (сб-ки «Под солн­цем и лу­ной», 1984; «Я жи­ву, тре­во­жусь и люб­лю», 2007), Р. К. Ор­ло­вой (сб-ки «Ста­ну звёз­доч­кой», 1997; «Ря­би­но­вый ве­нок», 2005; «То­бой жи­ву», 2007), А. М. Ша­ро­но­ва (эпич. по­эма «Мас­то­ра­ва», 1994); про­за М. И. Бры­жин­ско­го (сб. рас­ска­зов «Ле­кар­ст­во от жиз­ни», 1991; по­весть «Ро­вес­ни­ки», 2008), А. М. До­ро­ни­на (ро­ма­ны «Пе­ре­пёл­ка – пти­ца по­ле­вая», 1993; «Те­ни ко­ло­ко­лов», 1996; «Кузь­ма Алек­се­ев», 2001) и др. Дра­ма­тур­гия пред­став­ле­на пье­са­ми В. И. Ми­ша­ни­ной («Вет­ви свя­щен­но­го ду­ба», 1992; «Де­воч­ка из пле­ме­ни пе­ре­пё­лок», 2000; «Дом без окон», 2002).

За­мет­ную роль про­дол­жа­ет иг­рать лит-ра на рус. яз.: про­за Ф. К. Ан­д­риа­но­ва (ро­ма­ны «Ви­жу зе­лё­ный», 1975; «За­ре­во над Ру­за­ев­кой», кн. 1–2, 1958–80), А. А. Со­бо­лев­ско­го (до­ку­мен­таль­ная по­весть «Ко­ман­дир под­зем­но­го гар­ни­зо­на», 1975), Г. В. Ба­ла­бае­ва (сб. «Ост­ро­жок на Са­ран­ке», 1982), А. И. и К. В. Смо­ро­ди­ных (сб. «В по­ис­ках сла­вы», 2005), В. А. Пет­ру­хи­на (сб. «И всё-та­ки я те­бя знаю», 2008); по­эзия В. Ю. Юш­ки­на (ли­ро-эпич. по­эма «Мур­за Акай­ка», 1971; сб. «Мой бе­рег», 1985), И. Г. Ось­му­хи­на (сб. «Ле­бе­ди­ная пес­ня», 1981), В. А. Га­дае­ва (сб. по­эм «Оза­рён­ная жа­ж­да», 1986; «Про­зре­ние», 1989; «Жем­чуг ис­ка­ний», 1993), С. А. Каз­но­ва (сб. «Цве­ты и звёз­ды», 2006), С. Ю. Се­ни­че­ва (сб. «За­по­вед­ник име­ни ме­ня», 2005; «Сти­хи, ко­то­рые нель­зя», 2008); дра­ма­тур­гия А. П. Те­рёш­ки­на («Кре­ст­ник его ве­ли­че­ст­ва», 1976), Д. В. Гурь­я­но­ва («Бе­лые пти­цы неж­но­сти», 2000; «За­пах лёг­ко­го за­га­ра», 2005); пуб­ли­ци­сти­ка С. Б. Бах­му­сто­ва, В. И. Лап­ту­на и др.

С сер. 20 в. раз­ви­ва­ет­ся мордовское ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние. Ис­то­ри­ей мордовской лит-ры за­ни­ма­ют­ся А. В. Алёш­кин, А. И. Бры­жин­ский, В. М. Ма­куш­кин, Н. И. Че­рап­кин. Тео­ре­тич. во­про­сы раз­ра­ба­ты­ва­ют В. В. Гор­бу­нов, А. М. Ка­то­ро­ва. Фольк­лор­ные ис­то­ки мордовской лит-ры ис­сле­ду­ют Т. П. Де­вят­ки­на, А. И. Мас­ка­ев, А. М. Ша­ро­нов. Русско-мордовские лит. свя­зи и во­про­сы лит. крае­ве­де­ния ос­ве­ща­ют­ся в ра­бо­тах Н. Л. Ва­силь­е­ва, И. Д. Во­ро­ни­на, С. С. Кон­ки­на, О. Е. Осов­ско­го.

Архитектура и изобразительное искусство

К древ­ней­шим про­из­ве­де­ни­ям иск-ва от­но­сит­ся ор­на­мен­ти­ров. ке­ра­ми­ка брон­зо­во­го ве­ка; в эпо­ху ран­не­го же­лез­но­го ве­ка и ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья из брон­зы и се­реб­ра из­го­тов­ля­лись конь­ки-под­вес­ки, ажур­ные бля­хи, за­стёж­ки, час­то с гео­мет­рич. и рас­тит. узо­ра­ми (на­ход­ки из мо­гиль­ни­ков, кур­га­нов, го­ро­дищ). Сё­ла, из­вест­ные с 16–17 вв., име­ли гнез­до­вой план; с 18 в. их пе­ре­страи­ва­ли по улич­но­му пла­ну. Б. ч. го­ро­дов воз­ник­ла как ук­ре­п­лён­ные пунк­ты с 16–17 вв., гл. обр. в ре­зуль­та­те строи­тель­ст­ва с 1638 Ате­мар­ской за­сеч­ной по­ло­сы, яв­ляв­шей­ся ча­стью Бел­го­род­ско-Сим­бир­ской сто­ро­же­вой ли­нии.

Церковь Святого Иоанна Богослова в селе Макаровка. 1700–1704. Фото П. С. Павлинова

Пер­вые пра­во­слав­ные хра­мы и мо­на­сты­ри 16–17 вв. строи­лись из де­ре­ва и не со­хра­ни­лись [сре­ди них – ц. Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы (1591) Пур­до­шев­ско­го Ро­ж­де­ст­во-Бо­го­ро­дич­но­го мон. (с 1580-х гг., уп­разд­нён в 1764), ц. Сре­те­ния Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри (1669–76) Са­нак­сар­ской Сре­тен­ско-Бо­го­ро­диц­кой пус­ты­ни (с 1659, с 1764 Са­нак­сар­ский Ро­ж­де­ст­во-Бо­го­ро­дич­ный мон.), по­строй­ки Тем­ни­ков­ской Афа­нась­ев­ской и др. пус­ты­ней и мо­на­сты­рей 17 в., уп­разд­нён­ных в 1764]. С кон. 17 в. воз­во­дят­ся ка­мен­ные хра­мы: Спас­ский со­бор (1685–94, ра­зо­бран в нач. 20 в.) и 5-гла­вая ц. Святого Ио­ан­на Бо­го­сло­ва в Са­ран­ске (1693), ан­самбль Ма­ка­ров­ско­го по­гос­та в с. Ма­ка­ров­ка (с 1995 Ио­ан­но-Бо­го­слов­ский Ма­ка­ров­ский муж­ской мон.; ц. Святого Ио­ан­на Бо­го­сло­ва, 1700–1704; ц. Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла ти­па «под ко­ло­ко­лы», 1702–1706; ко­ло­коль­ня 1720-х гг.), Ус­пен­ская ц. (1728–31, со­хра­ни­лись руи­ны) Ряб­кин­ской Ус­пен­ской пу­сты­ни в с. Ста­рая Ряб­ка (ос­но­ва­на в нач. 1710-х гг., уп­ра­зд­не­на в 1764), Ус­пен­ская ц. в Са­ран­ске (1735–37, сне­се­на в 1930-е гг.) и др.

С сер. 18 в., по­сле но­вой вол­ны хри­стиа­ни­за­ции 1740-х гг., строи­лись церк­ви в сти­ле про­вин­ци­аль­но­го ба­рок­ко, час­то с ис­поль­зо­ва­ни­ем др.-рус. форм: Тро­иц­кая в с. Ан­д­ре­ев­ка типа «вось­ме­рик на чет­ве­ри­ке» (1751 или 1784), Трёх­свя­ти­тель­ская (1761–65, пе­ре­строе­на в 1930-е гг.) и Тро­иц­кая (за­вер­ше­на в 1771) в Са­ран­ске, Ка­зан­ская в с. Бе­ке­тов­ка (1755), Тих­вин­ская в с. Урей (1765), Бо­го­яв­лен­ская (ро­тон­даль­ная) в с. Язы­ко­ва Пя­ти­на (1770), Ка­зан­ская в с. Ря­за­нов­ка (1772), По­кров­ская в с. Ка­мен­ный Брод (1784), Тро­иц­кая в с. Винд­рей (1786), По­кров­ская в с. Ка­ба­но­во (1790), Зна­мен­ская в с. Яков­щи­на (Клю­чи­щи; 1792), Смо­лен­ская (ны­не Ие­ру­са­лим­ская) в с. Кон­д­ров­ка (1795); 5-гла­вые Тро­иц­кий со­бор в Ар­да­то­ве (1769) и Пе­тро­пав­лов­ская ц. (1770–80-е гг., раз­ру­ше­на в 1931) 2-го Пе­тро­пав­лов­ско­го муж­ско­го мон. в Са­ран­ске (об­ра­зо­ван в нач. 1770-х гг. со­еди­не­ни­ем Иль­ин­ско­го и Пет­ров­ско-Бо­го­ро­диц­ко­го мо­на­сты­рей, за­крыт в 1928) и др. В ду­хе бес­столп­ных церк­вей 17 в. по­строе­ны ц. Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в с. Куш­ки (1758), Ус­пен­ская ц. в с. Ни­коль­ское (1767). Луч­ший ба­роч­ный ан­самбль – Са­нак­сар­ский Ро­ж­де­ство-Бо­го­ро­дич­ный муж­ской мон. близ Тем­ни­ко­ва (1659, за­крыт в 1920-е гг., воз­ро­ж­дён в 1991): со­бор Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы (1765–80), ко­ло­коль­ня с Пре­об­ра­жен­ской ц. (1774–76), тра­пез­ная (с 1777), сте­ны с уг­ло­вы­ми баш­ня­ми (1778), ке­лей­ные (1779–82) и на­стоя­тель­ский (1783–84) кор­пу­са, боль­нич­ные ке­льи с ц. Сре­те­ния Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри (1780–82), го­сти­ни­ца (1785–87), клад­би­щен­ская Вос­кре­сен­ская ц. (1805–10).

В 1779–80 мн. по­се­ле­ния ут­вер­жде­ны в ста­ту­се го­ро­да, в них вво­ди­лась ре­гу­ляр­ная пла­ни­ров­ка; после пожара 1814 раз­ра­бо­тан ре­гу­ляр­ный план Крас­но­сло­бод­ска. С кон. 18 в. прин­ци­пы клас­си­циз­ма (час­то в со­еди­не­нии с ба­роч­ны­ми эле­мен­та­ми) ис­поль­зу­ют­ся в со­ору­же­нии церк­вей: Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в с. За­руб­ки­но (де­рев., 1765, вос­ста­нов­ле­на в 1990-е гг.), По­кров­ская в с. Стан­д­ро­во (1791), Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва ти­па «под ко­ло­ко­лы» с 2 вось­ме­ри­ка­ми ко­ло­коль­ни в с. Маль­це­во (1796), Ро­ж­де­ст­ва Ио­ан­на Пред­те­чи в Са­ран­ске (1800–1803), По­кров­ская в с. Же­га­ло­во с кре­сто­об­раз­ным пла­ном 2-го яру­са (1800–1812, 1840), Пре­об­ра­жен­ская в с. Ка­зён­ный Май­дан (1820), Иль­ин­ская в с. Сор­ли­ней (1856). Зна­чит. ан­самб­ли в сти­ле клас­си­циз­ма: Крас­но­сло­бод­ский Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский муж­ской мон. в пос. Уч­хоз [ос­но­ван в 1655 как Спас­ская пус­тынь, за­крыт в 1928, воз­ро­ж­дён в 1994; Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский со­бор (1796–99, раз­ру­шен в 1930-е гг.), боль­нич­ный кор­пус с ц. Святого Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1810–17), над­врат­ная ко­ло­коль­ня с Ни­коль­ской ц. (1810–55)] и ком­плекс в с. Че­бер­чи­но – Ка­зан­ская ц. с ку­поль­ной ро­тон­дой (1798), ц. Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла (сер. 19 в.) и мав­зо­лей гра­фов Ру­мян­це­вых. Сре­ди др. церк­вей в сти­ле клас­си­циз­ма (не­ко­то­рые ти­па «ро­тон­да на чет­ве­ри­ке»): Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы в с. Ку­ли­ко­во (1788; верх не сохр.), Вве­ден­ская в быв. с. Ба­зар­ные Дуб­ров­ки (1790–95), Трёх­свя­ти­тель­ская в с. Са­бур-Мач­ка­сы (1790-е гг.), Ус­пен­ская (быв. Ни­коль­ская) в Са­ран­ске (1800–1802), Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в с. По­тиж­ская Сло­бо­да (1817), По­кров­ская в с. Пе­ре­ве­сье (ок. 1818), Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в с. Ак­сел (1821, с эле­мен­та­ми нео­го­ти­ки), Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в с. Ста­рый Ко­вы­ляй (ос­вя­ще­на в 1826), По­кров­ская в с. Ин­сар-Ак­ши­но, Ус­пе­ния в г. Тем­ни­ко­в (обе 1827), Ни­коль­ская в с. Шок­ша (ос­вя­ще­на в 1830), Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в с. По­чин­ки (1831), По­кров­ская в с. Ва­дов­ские Се­ли­щи (1832), Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в с. Тро­ицк (1839), Святой Па­ра­ске­вы Пят­ни­цы в с. Ста­рый Го­род (Го­ро­ди­ще; 1840). Тра­ди­ци­он­но­стью форм от­ли­ча­ет­ся По­кров­ская ц. с 4-доль­ным ба­роч­ным ку­по­лом в с. Ши­ро­ма­со­во (1821). Не со­хра­ни­лись Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский со­бор в г. Тем­ни­ко­в (кон. 18 в. – 1803; раз­ру­шен в кон. 1970-х гг.) и Ка­зан­ский со­бор в Ин­са­ре (1816–28).

«Пугачёвская палатка» (кладовая дома воеводы Каменицкого) в Саранске. 1765. Фото П. С. Павлинова

Со­хра­ни­лись усадь­бы кон. 18–19 вв. – Ф. Ф. Уша­ко­ва в дер. Алек­се­ев­ка, Ара­по­вых в Ко­выл­ки­но (в быв. с. Вос­кре­сен­ская Лаш­ма; нач. 19 в.), По­лян­ских в с. Ма­ка­ров­ка (19 в.), Ру­мян­це­вых в Че­бер­чи­но; так­же жи­лые и гражд. до­ма 18 – нач. 20 вв. в Ар­да­то­ве, Крас­но­сло­бод­ске, Тем­ни­ко­ве, Са­ран­ске (в т. ч. кладо­вая до­ма воеводы Каменицкого, 1765); дом де­каб­ри­ста А. А. Туч­ко­ва в Ин­са­ре, Дом-му­зей А. С. Но­ви­ко­ва-При­боя на оз. Имер­ка близ пос. Умёт. Сре­ди по­стро­ек пром. ар­хи­тек­ту­ры – руи­ны су­кон­ной фаб­ри­ки в пос. Ши­рин­гу­ши (ос­но­ва­на в 1726, за­кры­та в 1990-е гг.). По ти­по­вым про­ек­там (ис­пол­нен­ным под рук. А. Д. За­ха­ро­ва) по­строе­ны зда­ния уезд­ных вла­стей в Ин­са­ре (1812), Крас­носло­бод­ске (1815), Са­ран­ске (1816). Уезд­ные го­ро­да в 19 в. со­хра­ня­ли свой об­лик без су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний. С сер. 19 в. к ста­рым хра­мам час­то при­страи­ва­лись тра­пез­ные и ко­ло­коль­ни (клас­си­ци­стич. ко­ло­коль­ня Тро­иц­кой ц. в с. Шиш­ке­е­во, 1863), ино­гда – ко­лон­ные пор­ти­ки (ц. в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость» в с. Ен­га­лы­че­во).

Во 2-й пол. 19 в. воз­во­дят­ся хра­мы в ис­то­ри­че­ских сти­лях, в т. ч. по про­ек­там пен­зен­ских ар­хи­тек­то­ров А. Е. Эрен­бер­га, А. С. Фе­до­то­ва и др. Сре­ди зна­чит. ан­самб­лей 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. – жен­ские мо­на­сты­ри: Ро­ж­де­ст­во-Бо­го­ро­диц­кий близ г. Тем­ни­ко­в (1859, за­крыт в 1926; со­бор в рус­ско-ви­зан­тий­ском сти­ле, 1849–54, не сохр.), Ус­пен­ский в Крас­но­сло­бод­ске (1861, за­крыт в 1920-е гг.; 5-гла­вый Вос­кре­сен­ский со­бор в рус.-ви­зант. сти­ле, 1872–82, не сохр.), Пай­гарм­ский Па­ра­ске­во-Воз­не­сен­ский (1884, за­крыт в 1920-е гг., воз­ро­ж­дён в 1994; 5-гла­вый Ус­пен­ский со­бор в рус.-ви­зант. сти­ле, 1874–90; Воз­не­сен­ская ц., 1893–96, арх. Эрен­берг; ча­сов­ня над мо­ща­ми игу­ме­ньи Па­ра­ске­вы, 1895–97), Ин­сар­ский Свя­то-Оль­гин­ский (1909; за­крыт в 1920-е гг., воз­ро­ж­дён в 1995; ц. Святой кн. Оль­ги в рус­ском сти­ле, 1898–1900, и др.). В рус.-ви­зант. сти­ле так­же по­строе­ны: но­вый Спас­ский со­бор в Са­ран­ске (1860–86, ра­зо­бран в 1930–32), 1-гла­вая Ус­пен­ская ц. в с. Марь­я­нов­ка (1876); 5-гла­вые церк­ви – Святителя Ни­ко­лая в с. Са­лаз­горь (1867), По­кров­ская в с. Вар­же­ляй (1880), Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в с. Ку­ли­ков­ка (кон. 19 в.), По­кров­ская в с. Но­вые Вы­сел­ки (1890–1903, взор­ва­на в 1944). В ду­хе нов­го­род­ских 1-гла­вых хра­мов по­строе­на Тро­иц­кая ц. в с. Ада­ше­во со стол­по­об­раз­ной ко­ло­коль­ней (1864), др.-рус. хра­мов 17 в. – 5-гла­вые Ка­зан­ская ц. в с. Ку­че­няе­во (1863), Святителя Ни­ко­лая в с. Ко­ло­пи­но (1867). С ис­поль­зо­ва­ни­ем эле­мен­тов клас­си­циз­ма – 5-гла­вые церк­ви Святителя Ни­ко­лая в с. Сиа­ле­ев­ская Пя­ти­на (1879–83) и Ка­зан­ская в с. Стре­лец­кая Сло­бо­да (кон. 19 в.). В рус­ском сти­ле с нач. 1890-х гг. воз­ве­де­ны: 5-гла­вые церк­ви в честь Ка­зан­ской ико­ны Бо­жией Ма­те­ри в с. Ниж­няя Вя­зе­ра (1893), Святителя Ни­ко­лая в с. Ож­га 2-я (1894), Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва (ны­не Ус­пе­ния) в с. Кань­гу­ши (1896–1905), Святителя Ни­ко­лая в Са­ран­ске (1897–1906, Эрен­берг); Тро­иц­кая ц. в с. Боль­шой Азясь (1900–1904, Эрен­берг); 5-шат­ро­вые церк­ви – Святителя Ни­ко­лая в с. Ста­рая Те­риз­мор­га (1894) и По­кров­ская в с. Ача­до­во (1895). В нео­ви­зан­тий­ском сти­ле: 5-гла­вые церк­ви Святителя Ни­ко­лая в с. Ки­ша­лы (1882–87) и Ка­зан­ская ц. в с. Ма­ко­ло­во (кон. 19 в.), 1-гла­вые – Тро­иц­кая в пос. Тур­ге­не­во (кон. 19 в.) и Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в пос. Ичал­ки (1900-е гг.). В 1913 по­строе­на так­же ка­мен­ная ме­четь в с. Тю­вее­во (1913).

Со­хра­нив­шие­ся де­рев. церк­ви воз­во­ди­лись пре­им. во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. – в рус.-ви­зант. сти­ле (1-гла­вые Воз­не­сен­ская в с. Атя­ше­во, Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в с. Боль­шие Ма­на­ды­ши, Свя­тых Кос­мы и Да­миа­на в с. Рус­ские Дуб­ров­ки, 1897), в рус­ском сти­ле (Святого Алек­сан­д­ра Нев­ско­го в с. Скря­би­но, 1865), ти­па «вось­ме­рик на чет­ве­ри­ке» (Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в с. По­кас­сы, 1878–80, и Бо­го­ро­ди­цы в с. Ло­ба­ски, 1879, обе пе­ре­кры­ты шат­ром; Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в с. Ине­лей, 1896), в сти­ле по­зд­не­го клас­си­циз­ма. Не­ко­то­рые церк­ви име­ют слож­ные ар­хит. фор­мы и бо­га­тый рез­ной де­кор: 5-гла­вые в с. Жу­рав­ки­но (с 2000 Жу­рав­кин­ский в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Жи­во­нос­ный Ис­точ­ник» муж­ской мон.) и в с. Пик­ся­си (обе кон. 19 в.); Бо­го­яв­лен­ская в с. Ве­дян­цы (1892), Ус­пен­ская в с. Ста­рая Пи­че­мор­га (Но­са­ки­но; 1896), пе­ре­кры­тая вось­ме­ри­ком с ки­ле­вид­ны­ми при­ру­ба­ми. Не­ред­ко при­ме­ня­лись эле­мен­ты мо­дер­на (По­кров­ская ц. в с. Мор­дов­ская Коз­лов­ка, 1888, пе­ре­ст­рое­на в 1904, не сохр.).

Покровская церковь в селе Дракино. 1843.
Собор Святого Фёдора Ушакова в Саранске. 2002–2006.

В сов. вре­мя про­ве­де­ны боль­шие ра­бо­ты по ре­кон­ст­рук­ции го­ро­дов; круп­ным пром. и куль­тур­ным цен­тром стал Са­ранск, где воз­ве­де­ны жи­лые и об­ществ. зда­ния в сти­ле сов. не­оклас­си­циз­ма [гл. кор­пус Мордовского ун-та (1935, арх. И. И. Плет­нёв), Дом Со­ве­тов (1940, арх. И. А. Ме­ер­зон), Дом Сою­зов (1957, арх. С. О. Лев­ков) и др.]. С 1990-х гг. воз­ро­ж­да­ют­ся мо­на­сты­ри: Ка­зан­ская Клю­чев­ская Тур­ге­нев­ская пус­тынь (с 1708, воз­ро­ж­де­на в 1994; Ка­зан­ская ц., 1806–1807), Ко­вы­лян­ский Свя­то-Тро­иц­кий жен­ский мон. (с 1875, воз­ро­ж­дён в 2000), Чу­фа­ров­ский Свя­то-Тро­иц­кий жен­ский мон. (с 1885, воз­ро­ж­дён как муж­ской мон. в 1994; со­бор Но­во­му­че­ни­ков Рос­сий­ских, 1996), Ку­ри­лов­ский Свя­то-Тих­вин­ский жен­ский мон. (с 1890, воз­ро­ж­дён в 1995; де­рев. Тих­вин­ская ц., 1997), Ким­ляй­ский Алек­сан­д­ро-Нев­ский муж­ской мон. (ос­но­ван как жен­ский мон. в 1901, воз­ро­ж­дён в 1998). Воз­во­дят­ся но­вые мо­на­сты­ри (По­кро­во-Се­ли­щен­ский Свя­то-Вар­со­но­фи­ев­ский жен­ский, ос­но­ван в 1996, де­рев. Ни­коль­ская ц., 1756, Вос­кре­сен­ский со­бор, 2002–2008; По­кров­ский Дра­кин­ский, ос­но­ван в 1998, По­кров­ская ц., 1843) и церк­ви – Святого Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го в Ко­выл­ки­но (1995), Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы и Святителя Ни­ко­лая в Ру­за­ев­ке, Бла­го­ве­щен­ская в пос. Ком­со­моль­ский (2005), в честь Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в пос. Удар­ный (2000-е гг.); со­бо­ры – Святого Фё­до­ра Уша­ко­ва в Са­ран­ске (2002–2006), Вос­кре­сен­ский в Крас­но­сло­бод­ске (2006).

Сре­ди нар. про­мы­слов М. – вы­шив­ка, резь­ба. Фрон­то­ны, на­лич­ни­ки, др. де­та­ли нар. жи­ли­ща ук­ра­ше­ны глу­хой или про­пиль­ной резь­бой, в ко­то­рой со­че­та­ют­ся мо­ти­вы гео­мет­рич. и рас­тит. ор­на­мен­тов. В 17 – нач. 20 вв. раз­ви­ва­лись ико­но­пи­са­ние (в т. ч. в Са­нак­сар­ском, Ко­вы­ляй­ском, Чу­фа­ров­ском, Ку­ри­лов­ском, Пай­гарм­ском и др. мо­на­сты­рях), де­рев. скульп­ту­ра.

«Моисей». Скульптор С. Д. Эрьзя. 1932. Альгароббо. Мордовский республиканский музей изобразительных искусств (Саранск). МРМИИ им. С. Д. Эрьзи

В ста­нов­ле­нии изо­бра­зит. иск-ва М. зна­чит. роль сыг­ра­ли ху­дож­ни­ки К. А. Ма­ка­ров (ос­но­вал в 1828 Са­ран­скую жи­во­пис­ную шко­лу) и его сын И. К. Ма­ка­ров. С нач. 20 в. по­лу­чи­ли из­вест­ность са­мо­быт­ные про­из­ве­де­ния скульп­то­ра С. Д. Эрь­зи. В 1-й пол. 20 в. жан­ро­вые кар­ти­ны и по­рт­ре­ты пи­сал Ф. В. Сыч­ков. С 1930-х гг. в М. ра­бо­та­ли жи­во­пис­цы И. Н. Аб­ра­мов, В. А. Бе­ре­зин, Н. В. Еру­шев, И. И. Сно­валь­ни­ков, В. Д. Хры­мов. В сер. – 2-й пол. 20 в. в об­лас­ти те­ма­тич. кар­ти­ны ра­бо­та­ли В. А. Пан­ков, А. А. Ро­дио­нов, Н. К. Рос­тов­цев, И. И. Си­дель­ни­ков, Ф. В. Сыч­ков, порт­ре­та – В. Д. Илю­хин, Е. А. Ноз­д­рин, пей­за­жа – В. А. Бед­нов, А. А. Му­хин, В. А. Пет­ре­шов, В. А. Поп­ков, на­тюр­мор­та – П. Ф. Ря­бов. Сре­ди скульп­то­ров М. – М. И. Не­фё­дов, Н. М. Обу­хов, Е. Ф. Яшин; гра­фи­кой во 2-й пол. 20 в. за­ни­ма­лись А. И. Ко­ро­вин, Н. Д. Кур­дю­ков, Н. С. Ма­куш­кин, Н. А. Фи­ли­мо­нов, Л. С. Ша­ни­на-Трем­ба­чев­ская, М. С. Ша­нин.

Музыка

Ос­но­ва муз. куль­ту­ры М. – фольк­лор морд­вы, рус­ских, та­тар и других на­ро­дов. Пер­вые за­пи­си и ис­сле­до­ва­ния мордовского муз. фольк­ло­ра поя­ви­лись в нач. 20 в. (фин. му­зы­ко­вед А. О. Вяй­ся­нен, австр. му­зы­ко­вед Р. Лах), в 1920-х гг. из­да­ны пер­вые сбор­ни­ки пе­сен. Тра­ди­ции нар. му­зы­ки под­дер­жи­ва­ют и про­па­ган­ди­ру­ют Нар. хор с. Ко­че­тов­ка Ин­сар­ско­го р-на (1946), нар. ан­самбль пес­ни и тан­ца «Ли­то­ва» (1955, Са­ранск), Ста­ро­те­риз­морг­ский нар. фольк­лор­ный хор (1957, Ста­ро­шай­гов­ский р-н), нар. фольк­лор­ный ан­самбль «Цё­ков­не» с. Ни­зов­ка Ар­да­тов­ско­го р-на (1985), ан­самбль «То­ра­ма» (1990, Са­ранск) и др.

В 18–19 вв. в по­ме­щичь­их име­ни­ях су­ще­ст­во­ва­ли кре­по­ст­ные те­ат­ры, в име­нии Ога­рё­вых в с. Ста­рое Ак­ши­но Пен­зен­ской губ. (ны­не Ста­ро­шай­гов­ский р-н М.) – кре­по­ст­ной ор­кестр. Ком­по­зи­тор и об­ществ. дея­тель В. С. Се­ро­ва в 1891 соз­да­ла кре­сть­ян­скую опер­ную труп­пу в с. Су­до­се­во (ны­не Боль­ше­бе­рез­ни­ков­ский р-н), ко­то­рая су­ще­ст­во­ва­ла ок. 10 лет. Ком­по­зи­тор и ба­ла­ла­еч­ник Л. И. Вои­нов в 1918 ор­га­ни­зо­вал Тем­ни­ков­ский ор­кестр русских народных ин­ст­ру­мен­тов (су­ще­ст­ву­ет по­ны­не), пе­вец и хо­ровой ди­ри­жёр П. А. Ор­га­нов в том же го­ду – эр­зян­ский хор в с. Ичал­ки (ны­не Ичал­ков­ский р-н), за­тем боль­шой гор. хор в Са­ран­ске. К са­мо­быт­но­му мордовскому фольк­ло­ру об­ра­ща­лись моск. ком­по­зи­то­ры Б. М. Тро­шин, М. И. Душ­ский.

Ос­но­вы нац. проф. му­зы­каль­но­го иск-ва за­ло­же­ны в 1930-е гг., в Са­ран­ске соз­да­ны пер­вые гос. муз. уч­ре­ж­де­ния: муз.-дра­ма­тич. сту­дия (1930), муз. тех­ни­кум (1932, c 1937 муз.-дра­ма­тич. уч-ще, с 1944 Са­ран­ское муз. уч-ще, с 1966 им. Л. П. Ки­рю­ко­ва). В 1935–37 дей­ст­во­вал Рес­пуб­ли­кан­ский русский те­атр музыкальной ко­ме­дии, в даль­ней­шем на его ос­но­ве бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны Те­атр опе­ры и ба­ле­та (1937–41, 1943–48), Мордовский муз.-дра­ма­тич. те­атр (с 1959), Те­атр муз. ко­ме­дии (1969–92). В 1943–48 су­ще­ст­во­ва­ла Мордовская нац. опер­ная сту­дия при Са­ра­тов­ской конс. В 1939 ос­но­ва­на Мордовская хо­ро­вая ка­пел­ла, в 1943 – Гос. фи­лар­мо­ния (от­кры­та до 1963 и с 1978).

Ос­но­во­по­лож­ник мордовской проф. ком­по­зи­тор­ской шко­лы – Л. П. Ки­рю­ков, его осн. про­из­ве­де­ния: му­зы­ка к дра­ме «Ли­то­ва» П. С. Ки­рил­ло­ва (1943), опе­ры «Не­сме­ян и Лам­зурь» (пер­вая мордовская опе­ра, на эр­зян­ском яз., 1944), «Но́р­маль­ня» (на мок­шан­ском яз., ор­ке­ст­ров­ка А. А. Бре­нин­га, 1962; все – Са­ранск), аран­жи­ров­ки мордовских пе­сен (сб-­ки из­да­ны в 1929, 1935, 1948). В его со­чи­не­ни­ях, а так­же в во­каль­ных, хо­ро­вых, ин­ст­ру­мен­таль­ных про­из­ве­де­ни­ях Г. И. Су­рае­ва-Ко­ро­лё­ва (так­же фольк­ло­рист, хо­ро­вой ди­ри­жёр), И. В. Со­ко­ло­вой – ис­поль­зо­ва­ние нац. фольк­ло­ра и опо­ра на тра­ди­ции русской клас­сической му­зы­ки. Об­нов­ле­ние в мордовском проф. му­зы­каль­ном иск-ве, на­чав­шее­ся на ру­бе­же 1960–70-х гг., свя­за­но со стрем­ле­ни­ем ком­по­зи­то­ров рас­ши­рить жан­ро­вые и вы­ра­зи­тель­ные воз­мож­но­сти нац. му­зы­ки, с ос­вое­ни­ем совр. средств пись­ма. Сре­ди круп­ней­ших мордовских ком­по­зи­то­ров – Г. Г. Вдо­вин, ав­тор кан­та­ты «Эрь­зя» (1976), муз. дра­мы «Ве­тер с По­ни­зо­вья» (по пье­се Ки­рил­ло­ва «Ли­то­ва», 1981), опе­ры «Па­сы­нок судь­бы» (1986; обе – Са­ранск) и др. муз.-сце­нич., сим­фо­нич., ин­ст­ру­мен­таль­ных, во­каль­ных и хо­ро­вых со­чи­не­ний. В 1967 в Са­ран­ске по­став­ле­на муз. дра­ма на нац.-ска­зоч­ную те­ма­ти­ку «Не­вес­та гро­ма» (му­зы­ка К. Д. Аки­мо­ва, либр. Ф. С. Атя­ни­на), в 1990 – од­но­им. опе­ра-ба­лет (му­зы­ка Аки­мо­ва и Р. Г. Гу­бай­дул­ли­на). Пер­вая мордовская опе­рет­та – «Мок­шан­ские зо­ри» Г. В. Пав­ло­ва и Аки­мо­ва (1974, Са­ранск). С 1955 в Са­ран­ске ра­бо­та­ло Объ­е­ди­не­ние ком­по­зи­то­ров М., в 1982 ос­но­ван Со­юз ком­по­зи­то­ров М.; до 1982 не­ко­то­рые мордовские му­зы­кан­ты вхо­ди­ли в Верх­не-Волж­скую орг-цию Сою­за ком­по­зи­то­ров РСФСР. В раз­ных жан­рах ра­бо­та­ют ком­по­зи­то­ры: Н. Н. Ми­тин (сюи­та для ор­ке­ст­ра нар. ин­ст­ру­мен­тов «Тем­ни­ков­ская», 1994), Н. В. Ко­ше­ле­ва (во­каль­ный цикл «Мок­шан­ские пес­ни», 1975), Г. Г. Су­ра­ев-Ко­ро­лёв (рок-опе­ра «Что же сча­стье?», 1990), С. Я. Тер­ха­нов (пер­вый в М. ба­лет «Кто ты...», 1993), М. Н. Фо­мин (так­же хо­ро­вой ди­ри­жёр; опе­ра «Сия­жар», по мо­ти­вам по­эмы В. К. Ра­дае­ва, 1995) и др. Зна­чит. ме­сто в ком­по­зи­тор­ском твор­че­ст­ве М. за­ни­ма­ет пес­ня.

В раз­ное вре­мя ра­бо­та­ли: ди­ри­жё­ры – Ф. П. Ва­зер­ский, А. М. Бра­гин­ский, М. И. Фро­лов­ский, В. Т. Шес­то­па­лов; хор­мей­сте­ры – В. А. Ку­зин, Е. А. Пу­рил­ки­на, В. И. Ро­маш­кин; бая­нист В. А. Бе­ло­кло­ков; пев­цы – И. М. Яу­шев, В. С. Ки­уш­кин, А. В. Яш­нов, Е. А. Охо­ти­на, Р. М. Бес­па­ло­ва-Ере­мее­ва, Д. И. Ере­ме­ев, В. П. Яков­лев, Л. В. Ми­шан­ская, М. Н. Ан­то­но­ва, И. П. Мя­ки­шев, С. А. Пло­ду­хин, С. Н. Эс­кин. Сре­ди му­зы­ко­ве­дов: Н. И. Бо­яр­кин, Н. М. Сит­ни­ко­ва, Л. Б. Бо­яр­ки­на, А. И. Ма­ка­ро­ва.

Государственный музыкальный театр Республики Мордовия. 1961. Архитектор С. М. Гельфер.

В Са­ран­ске функ­цио­ни­ру­ют: Гос. муз. те­атр (1992, соз­дан на ба­зе Те­ат­ра муз. ко­ме­дии; с 1994 им. И. М. Яу­ше­ва); в со­ста­ве Гос. фи­лар­мо­нии: фольк­лор­ный ан­самбль «Ке­лу» (1963), эс­т­рад­ный ан­самбль нар. пес­ни «Ро­си­чи» (1995); Гос. ан­самбль пес­ни и тан­ца «Ума­ри­на» (1941, соз­дан на ба­зе Гос. ка­пел­лы); Гос. ка­мер­ный хор (1991); Са­ран­ский гор. ор­кестр русских народных ин­ст­ру­мен­тов (1975). Выс­шее муз. об­ра­зо­ва­ние да­ёт муз.-пе­да­го­гич. ф-т (1986, ос­но­ван в 1983 как муз. от­де­ле­ние) Мор­дов­ско­го гос. пе­да­го­гического ун-та им. М. Е. Ев­севь­е­ва. Еже­год­но про­во­дит­ся фес­ти­валь «Дни мор­дов­ской му­зы­ки» (с 1995 «Му­зы­каль­ная вес­на»).

Театр

Проф. те­атр на­чал раз­ви­вать­ся в М. в 1930, ко­гда в Са­ран­ске из уча­ст­ни­ков са­мо­дея­тель­но­сти бы­ла соз­да­на 1-я Мордовская муз.-дра­ма­тич. сту­дия (с 1932 Мордовский дра­ма­тич. те­атр, с 1959 муз.-дра­ма­тич., с 1969 дра­ма­тич., с 1994 Гос. русский дра­ма­тич. те­атр Рес­пуб­ли­ки Мор­до­вия). Боль­шое зна­че­ние для ста­нов­ле­ния кол­лек­ти­ва име­ло шеф­ст­во моск. Ма­ло­го те­ат­ра (1935–38). Пер­вые мордовские пье­сы, по­став­лен­ные на сце­не те­ат­ра: дра­ма П. С. Ки­рил­ло­ва «Ли­то­ва» (1939) и ко­ме­дия В. М. Ко­ло­ма­со­ва «Про­ко­пыч» (1940). В Са­ран­ске в 1938 на ба­зе са­мо­де­ят. сту­дии под рук. М. Н. Ма­хо­ти­ной и Л. Ф. Ма­хо­ти­ной-Мио­ни ос­но­ван Те­атр ку­кол (ра­бо­тал как пе­ре­движ­ной, в 1979 по­лу­чил ста­цио­нар­ное по­ме­ще­ние), в 1989 – Мордовский гос. на­цио­наль­ный дра­ма­тич. те­атр. Зна­чит. вклад в те­ат­раль­ное иск-во М. вне­сли: ак­тё­ры и ре­жис­сё­ры К. М. Тя­гу­шев, В. А. Зо­рин, С. И. Кол­га­нов, А. А. Ар­жа­дее­ва, И. Г. Ку­дель­ки­на, В. В. Дол­гов, Д. И. Ере­ме­ев, В. П. Акаш­кин, Л. М. Де­ни­со­ва, Л. П. Боль­ша­ков, А. Н. Ер­мо­лин; дея­те­ли те­ат­ра ку­кол А. Н. Кар­по­ва, Т. В. Рас­те­га­ев, Л. И. Люй-Чан, Н. Ми­сю­ра, Н. А. Бар­мин, П. П. Юр­тай­ки­на, В. Я. Ка­за­чен­ко, Н. В. Коч­не­ва, Л. А. Си­до­ри­на и др. В Са­ран­ске еже­год­но про­во­дят­ся фес­ти­валь совр. тан­ца «Ли­са» (с 1998), Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь русских дра­ма­тич. те­ат­ров «Со­оте­че­ст­вен­ни­ки» (с 2006).

Лит.: Аль­бом древ­но­стей мор­дов­ско­го на­ро­да / Под ред. Ю. В. Го­тье, А. И. Яков­ле­ва. Са­ранск, 1941; Очер­ки ис­то­рии Мор­дов­ской АССР. Са­ранск, 1955–1961. Т. 1–2; Кос­ти­на Е. М. Изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во Со­вет­ской Мор­до­вии. Са­ранск, 1958; Сте­па­нов ПД. Ош Пан­до. Са­ранск, 1967; Степанов П. Д. Ан­д­ре­ев­ский кур­ган. Са­ранск, 1980; Ис­то­рия мор­дов­ской со­вет­ской ли­те­ра­ту­ры: В 3 т. Са­ранск, 1968–1974; Во­ро­нин ИД. Са­ран­ская жи­во­пис­ная шко­ла. Са­ранск, 1972; На­род­ные пев­цы и ком­по­зи­то­ры Мор­до­вии. Са­ранск, 1975; Мок­шин Н. Ф. Эт­ни­че­ская ис­то­рия морд­вы XIХ–ХХ в. Са­ранск, 1977; Ис­то­рия Мор­дов­ской АССР. Са­ранск, 1979–1981. Т. 1–2; Ка­та­лог па­мят­ни­ков ис­то­рии и куль­ту­ры Мор­дов­ской АССР. Са­ранск, 1979; Ши­ба­ков НИ. Де­ре­вян­ная скульп­ту­ра морд­вы. Са­ранск, 1980; Па­мят­ни­ки мор­дов­ско­го на­род­но­го му­зы­каль­но­го ис­кус­ст­ва: В 3 т. Са­ранск, 1982–1988; Алеш­кин АВ. Эпи­чес­кая по­эзия мла­до­пись­мен­ных на­ро­дов По­вол­жья. Са­ранск, 1983; Изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во Мор­до­вии. М., 1985; Мор­до­вия: на­род­ное ис­кус­ст­во. Са­ранск, 1985; Бо­яр­кин НИ. Ста­нов­ле­ние мор­дов­ской про­фес­сио­наль­ной му­зы­ки. Са­ранск, 1986; Гео­гра­фия Мор­дов­ской АССР. Са­ранск, 1986; Ка­ли­ти­на НП. Очер­ки о Мор­дов­ском му­зы­каль­ном те­ат­ре. Са­ранск, 1986; Фольк­лор в твор­че­ст­ве мор­дов­ских пи­са­те­лей и ком­по­зи­то­ров. Са­ранск, 1986; Де­вят­кин ГС. Мор­дов­ский рас­сказ. Са­ранск, 1987; Ис­то­рия со­вет­ско­го кре­сть­ян­ст­ва Мор­до­вии. Са­ранск, 1987–1989. Ч. 1–2; Те­ре­хин АФ., Те­реш­кин ИС. Дос­то­при­ме­ча­тель­но­сти Мор­до­вии. Са­ранск, 1989; Ще­ти­ни­на АС. Поч­вы Мор­до­вии. Са­ранск, 1990; Со­вре­мен­ная мор­дов­ская ли­те­ра­ту­ра, 60–80-е гг.: В 2 ч. Са­ранск, 1991–1993; Чер­нов ЕИ. Дра­ма­тур­ги Мор­до­вии. Са­ранск, 1991; Луз­гин АС. Про­мыс­лы Мор­до­вии. Са­ранск, 1993; Фольк­лор и со­вре­мен­ная ду­хов­ная куль­ту­ра фин­но-уг­ров. Са­ранск, 1993; Бры­жин­ский А. И. Про­цес­сы жан­ро­во­го раз­ви­тия мор­дов­ской про­зы (50-90-е годы). Са­ранск, 1995; Юр­чен­ков ВА. Взгляд со сто­ро­ны. Мор­дов­ский на­род и край в со­чи­не­ни­ях за­пад­но­ев­ро­пей­ских ав­то­ров XI–XVIII сто­ле­тий. Са­ранск, 1995; Юрченков В. А. Мор­дов­ский на­род: ве­хи ис­то­рии. Са­ранск, 2007; Осо­бо ох­ра­няе­мые при­род­ные тер­ри­то­рии Мор­до­вии. Са­ранск, 1997; Ма­ха­ев ВБ., Мер­ку­лов АИ. Ар­хи­тек­тур­ная ис­то­рия Мор­дов­ско­го края. Ру­за­ев­ка, 1998; Ямаш­кин АА. Фи­зи­ко-гео­гра­фи­че­ские ус­ло­вия и ланд­шаф­ты Мор­до­вии. Са­ранск, 1998; Ямашкин А. А. Гео­эко­ло­ги­че­ский ана­лиз про­цес­са хо­зяй­ст­вен­но­го ос­вое­ния ланд­шаф­тов Мор­до­вии. Са­ранск, 2001; Вод­ные ре­сур­сы Рес­пуб­ли­ки Мор­до­вия и гео­эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы их ос­вое­ния. Са­ранск, 1999; Бах­му­стов СБ. Мо­на­сты­ри Мор­до­вии. Са­ранск, 2000; Вих­ля­ев ВИ. Про­ис­хо­ж­де­ние древ­не­мор­дов­ской куль­ту­ры. Са­ранск, 2000; Гео­эко­ло­гия на­се­лен­ных пунк­тов Рес­пуб­ли­ки Мор­до­вия / На­уч. ред. и сост. А. А. Ямаш­кин. Са­ранск, 2001; Ис­то­рия Мор­до­вии. Са­ранск, 2001–2010. Т. 1–3; Са­ран­ская епар­хия, 1991–2001. Са­ранск, 2001; Мок­шэр­зянь ли­те­ра­ту­рань ан­то­ло­гия: XVIII–XX век­не. Са­ранск, 2003; Мор­до­вия. Эн­цик­ло­пе­дия. Са­ранск, 2003–2004. Т. 1–2; Пра­во­слав­ная Мор­до­вия в ли­цах. Са­ранск, 2003–2009. Вып. 1–6; Морд­ва: очер­ки по ис­то­рии, эт­но­гра­фии и куль­ту­ре мор­дов­ско­го на­ро­да. Са­ранск, 2004; Пи­са­те­ли Мор­до­вии. Са­ранск, 2004; Все о Мор­до­вии. Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский спра­воч­ник. Са­ранск, 2005; Мор­до­вия в пе­ри­од Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны. 1941–1945 гг. Са­ранск, 2005. Т. 1–2; Ко­ни­чен­ко Ж. Д., Юр­чен­ков В. А. На по­ро­ге ре­форм: об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ская жизнь Мор­до­вии в пер­вой по­ло­ви­не 1990-х гг. Са­ранск, 2006; Ма­ха­ев В. Б. Рес­пуб­ли­ка Мор­до­вия – от­дых и ту­ризм. Са­ранск, 2006; Мор­дов­це­мент: пол­ве­ка ста­биль­но­сти, 1956–2006. Са­ранск, 2006; Пе­тер­бург­ский ИМ., Ак­се­нов ВН. Вад­ская морд­ва в VIII–XI вв. Са­ранск, 2006; Спор­тив­ная Мор­до­вия: по­пу­ляр­ная эн­цик­ло­пе­дия. Са­ранск, 2007; Фе­до­сее­ва Е. А. Книж­ные фор­мы мор­дов­ско­го ге­рои­че­ско­го эпо­са: воз­ник­но­ве­ние и эво­лю­ция. Са­ранск, 2007; Ар­хео­ло­гия мор­дов­ско­го края: ка­мен­ный век, эпо­ха брон­зы. Са­ранск, 2008; Лом­шин В. А. Кре­сть­ян­ст­во и власть Мор­до­вии в по­сле­во­ен­ный пе­ри­од (1946 – се­ре­ди­на 1950-х гг.). Са­ранск, 2008; Би­рю­ко­ва О. И. Фор­ми­ро­ва­ние ху­до­же­ст­вен­ных тра­ди­ций мор­дов­ской ли­те­ра­ту­ры в кон­тек­сте со­ци­аль­ных и ис­то­ри­ко-куль­тур­ных про­блем кон­ца XIX – пер­вой тре­ти ХХ вв. Са­ранск, 2009; Гри­ша­ков В. В., Зу­бов С. Э. Ан­д­ре­ев­ский кур­ган в сис­те­ме ар­хео­ло­ги­че­ских куль­тур ран­не­го же­лез­но­го ве­ка Вос­точ­ной Ев­ро­пы. Ка­зань, 2009; Ах­ме­дов И. Р. «Свев» из Мор­до­вии. К изу­че­нию куль­тур­ных кон­так­тов по­волж­ских фин­нов в III в. н. э. // Рос­сий­ская ар­хео­ло­гия. 2010. № 1; Ис­кус­ст­во Мор­до­вии. Био­биб­лио­гра­фи­че­ский спра­воч­ник / Сост. О. В. Па­шу­ти­на. Са­ранск, 1973; Бры­жин­ский А. И., Па­шу­ти­на О. В., Чер­нов Е. И. Пи­са­те­ли Мор­до­вии: био­биб­лио­гра­фи­че­ский указ. Са­ранск, 2001; Ямашкин А. А. Природное и историческое наследие культурного ландшафта Мордовии. Саранск, 2008; Культура Мордовии. XX век = Culture of Mordovia. Twentieth century: в 2 томах. Саранск, 2018.

  • МОРДО́ВИЯ Рес­пуб­ли­ка Мор­до­вия, субъ­ект Российской Фе­де­ра­ции, рас­по­ло­же­на в цен­тре Ев­ропейской час­ти Рос­сии (2012)
Вернуться к началу