Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ТУРКМЕ́НИЯ

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 32. Москва, 2016, стр. 539-551

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Е. В. Баранчиков (Общие сведения,  Население,  Хозяйство), Н. Н. Алексеева (Природа: физико-географический очерк), Л. Б. Кирчо (Исторический очерк: каменный и бронзовый века); >>

ТУРКМЕ́НИЯ, Турк­ме­ни­стан (Türk­me­nistan).

Общие сведения

Т. – го­су­дар­ст­во в Центр. Азии. Гра­ни­чит на се­ве­ро-за­па­де с Ка­зах­ста­ном, на се­ве­ре и се­ве­ро-вос­то­ке с Уз­бе­ки­ста­ном, на юго-вос­то­ке и юге с Аф­га­ни­ста­ном, на юге и юго-за­па­де с Ира­ном; на за­па­де омы­ва­ет­ся Кас­пий­ским м. (про­тя­жён­ность бе­ре­го­вой ли­нии 1768 км). Пл. 491,2 тыс. км2 (офиц. дан­ные). Нас. 5231,4 тыс. чел. (2015, оцен­ка; 4751,1 тыс. чел., 2012, пе­ре­пись). Сто­ли­ца – Аш­ха­бад. Офиц. язык – турк­мен­ский; со­хра­ня­ет зна­че­ние рус­ский как язык меж­на­цио­наль­но­го об­ще­ния. Де­неж­ная еди­ни­ца – ма­нат. Адм.-терр. де­ле­ние: 5 ве­лая­тов (об­лас­тей) и го­род с пра­ва­ми ве­лая­та Аш­ха­бад (табл.).

Административно-территориальное деление (2005)

ВелаятПлощадь, тыс. км2Население, тыс. чел.Административный центр
Ашхабад0,5871,5 
Ахалский97,2939,7Аннау
Балканский139,3553,5Балканабат
Дашогузский73,41370,4Дашогуз
Лебапский93,71334,5Туркменабат
Марыйский87,11480,4Мары

Т. – член ООН (1992), МВФ (1992), МБРР (1992), ОБСЕ (1992), Орг-ции ис­лам­ско­го со­труд­ни­че­ст­ва (до 2011 – Орг-ция Ис­лам­ская кон­фе­рен­ция; 1992).

Государственный строй

Т. – уни­тар­ное гос-во. Кон­сти­ту­ция при­ня­та 18.5.1992. Фор­ма прав­ле­ния – пре­зи­дент­ская рес­пуб­ли­ка.

Гла­ва го­су­дар­ст­ва и пра­ви­тель­ст­ва – пре­зи­дент, из­би­рае­мый все­на­род­ным го­ло­со­ва­ни­ем на 5 лет (с пра­вом од­но­го пе­ре­из­бра­ния). Пре­зи­ден­том мо­жет быть из­бран граж­да­нин Т., ро­див­ший­ся в Т., не мо­ло­же 40 и не стар­ше 70 лет, вла­дею­щий гос. язы­ком, в те­че­ние пред­ше­ст­вую­щих 15 лет по­сто­ян­но про­жи­ваю­щий в Т. и ра­бо­таю­щий в гос. ор­га­нах, об­ществ. объе­ди­не­ни­ях, на пред­прия­ти­ях, в уч­реж­де­ни­ях, ор­га­ни­за­ци­ях.

Выс­ший за­ко­но­дат. ор­ган – од­но­па­лат­ное Нац. со­б­ра­ние (Медж­лис Турк­ме­ни­ста­на). Со­сто­ит из 125 де­пу­та­тов, из­би­рае­мых на­се­ле­ни­ем в мно­го­ман­дат­ных из­би­рат. ок­ру­гах аб­со­лют­ным боль­шин­ст­вом го­ло­сов. Срок пол­но­мо­чий – 5 лет.

Пра­ви­тель­ст­во – Ка­би­нет ми­ни­ст­ров, на­зна­ча­емый пре­зи­ден­том.

Ве­ду­щая по­ли­тич. пар­тия – Де­мо­кра­тич. пар­тия Турк­ме­нии.

Природа

Берега

Бе­ре­го­вая ли­ния Кас­пий­ско­го м. на юге из­ре­за­на сла­бо, на се­ве­ре име­ет из­ви­ли­стые очер­та­ния, об­ра­зуя за­ли­вы [Ка­ра-Бо­газ-Гол, Турк­мен­ба­ши (Крас­но­во­дский), Турк­мен­ский], по­лу­ос­т­ро­ва (Крас­но­вод­ский, Дард­жа, Че­ле­кен) и ко­сы (круп­ней­шая – Крас­но­во­д­ская). Бе­ре­га низ­мен­ные, пес­ча­ные. У по­бе­ре­жья рас­по­ло­же­ны ост­ро­ва (Огур­чин­ский и др.).

Рельеф

Фото David Stanley / flickr.com Каракумы.

Поч­ти вся рав­нин­ная часть Т. ле­жит в пре­де­лах Ту­ран­ской низ­мен­но­сти, за­ня­той в осн. пус­ты­ней Ка­ра­ку­мы. В Цен­траль­ных и Юго-Вос­точ­ных Ка­ра­ку­мах пре­об­ла­да­ют низ­кие рав­ни­ны с ячеи­сто-гря­до­вы­ми и буг­ри­сты­ми пес­ка­ми, с уча­ст­ка­ми бар­ха­нов; в по­ни­же­ни­ях – та­кы­ры и со­лон­ча­ки (шо­ры). За­ун­гуз­ские Ка­ра­ку­мы рас­по­ло­же­ны на от­но­си­тель­но при­под­ня­том За­ун­гуз­ском сто­ло­вом пла­то. При­кас­пий­ская (За­пад­но-Турк­мен­ская) низ­мен­ная рав­ни­на ле­жит ни­же уров­ня мо­ря (–27 м). По пра­во­бе­ре­жью Аму­да­рьи про­сти­ра­ют­ся пес­ки Сун­дук­ли. Струк­тур­но-де­ну­да­ци­он­ные воз­вы­шен­но­сти и пла­то ха­рак­тер­ны для за­пад­но­го (Крас­но­во­д­ское пла­то) и сев.-зап. рай­онов – юж. ок­раины пла­то Ус­тюрт, За­уз­бой­ское пла­то с куэ­сто­вы­ми воз­вы­шен­но­стя­ми Ба­ба­ши, Кой­мат­даг, Чё­люн­гкыр, Те­кед­жик (выс. до 488 м) и др. В юж. час­ти воз­вы­ша­ют­ся го­ры Ко­пет­даг (выс. до 2889 м). К се­ве­ро-за­па­ду от них рас­по­ло­же­ны два обо­соб­лен­ных хреб­та – Боль­шой Бал­хан (выс. до 1880 м) и Ма­лый Бал­хан (до 779 м). На юго-вос­то­ке в пре­де­лы Т. за­хо­дят сев. пред­горья Па­ро­пами­за – воз­вы­шен­но­сти Бад­хыз и Ка­ра­биль (выс. до 906 м). На край­нем юго-вос­то­ке – хре­бет Ку­ги­танг­тау (выс. до 3137 м – наи­боль­шая в Т.). Вдоль сев. под­но­жий Ко­пет­да­га и Па­ро­па­ми­за про­сти­ра­ют­ся лёс­со­вые под­гор­ные рав­ни­ны ши­ри­ной от 5 до 40 км с оа­зи­са­ми (Ки­зыл-Ар­ват­ский, Ба­хар­ден­ский, Геок-Те­пин­ский, Аш­ха­бад­ский и Ка­ах­кин­ский). У сев. под­ножия Ко­пет­да­га на­хо­дит­ся Ба­хар­ден­ская пе­ще­ра.

Геологическое строение и полезные ископаемые

На тер­ри­то­рии T. вы­де­ля­ют: юж. часть эпи­гер­цин­ской Ту­ран­ской плат­фор­мы (пли­ты), склад­ча­тую об­ласть аль­пий­ско­го воз­рас­та (гор­но-склад­ча­тые со­ору­же­ния Боль­шо­го Бал­ха­на и Ко­пет­дага, За­пад­но-Tуркменская впа­ди­на, Пред­ко­пет­даг­ский крае­вой про­гиб) и Га­ур­дак-Кугитангскую обл. эпи­плат­фор­мен­ных под­ня­тий. Наи­бо­лее круп­ны­ми струк­тур­ны­ми эле­мен­та­ми Tуранской плат­фор­мы яв­ля­ют­ся: Цен­траль­но­тур­к­мен­ская обл. под­ня­тий ши­рот­но­го про­сти­ра­ния, раз­де­лён­ная ме­ри­дио­наль­ным про­ги­бом на зап. и вост. час­ти, и суб­ши­рот­ная Юж­но-Tуркменская крае­вая зо­на со зна­чит. по­гру­же­ния­ми и по­вы­шен­ной тек­то­нич. под­виж­но­стью. До­верх­не­па­ле­о­зой­ский склад­ча­тый фун­да­мент плат­фор­мы за­ле­га­ет на глу­би­нах от ме­нее 1 км (Кapa-Бо­газ­ский свод) до 15 км (Mургабская впа­ди­на); пе­ре­крыт верх­не­па­лео­зой­ско-триа­со­вым ком­плек­сом эф­фу­зив­но-оса­доч­ных от­ло­же­ний (от­сут­ст­ву­ет на сво­дах, в гра­бе­нах и при­раз­лом­ных про­ги­бах зна­чи­тель­но де­фор­ми­ро­ван). Ме­зо­кай­но­зой­ский оса­доч­ный че­хол сло­жен тер­ри­ген­ны­ми и кар­бо­нат­ны­ми от­ло­же­ния­ми от юры до чет­вер­тич­ных.

Струк­тур­ные эле­мен­ты аль­пий­ской склад­ча­то­сти при­над­ле­жат До­б­руд­жан­ско-Ко­пет­даг­ской вет­ви Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го под­виж­но­го поя­са, они на­ло­же­ны на гер­цин­ское склад­ча­тое ос­но­ва­ние (вы­хо­дит на по­верх­ность на Боль­шом Бал­ха­не). Bерхнепалеозойско-триа­со­вый ком­плекс (тер­ри­ген­ные по­ро­ды с про­слоя­ми из­вест­ня­ков и вул­ка­ни­тов) раз­вит не­по­все­ме­ст­но, дос­ти­га­ет макс. мощ­но­сти (до 6 км) в Пред­ко­пет­даг­ском про­ги­бе. Вы­ше­ле­жа­щий ниж­не­юр­ско-па­лео­ге­но­вый ком­плекс об­ра­зо­ван мел­ко­вод­но-мор­ски­ми тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ны­ми от­ло­же­ния­ми (мощ­ность до 7 км), в гор­ных со­ору­же­ни­ях смя­ты­ми в склад­ки и на­ру­шен­ны­ми раз­ры­ва­ми. Пред­копет­даг­ский крае­вой про­гиб (глу­би­на до 2,5 км; от­де­лён от склад­ча­то­го со­ору­же­ния круп­ным раз­ло­мом) и За­пад­но-Tуркменская впа­ди­на (8 км) за­пол­не­ны ниж­ней мор­ской и верх­ней кон­ти­нен­таль­ной мо­лас­са­ми. B строе­нии Га­ур­дак-Кугитангской обл. но­вей­ших под­ня­тий, яв­ляю­щей­ся юго-зап. окон­ча­ни­ем струк­тур Юж. ме­га­зоны Тянь-Шань­ской склад­ча­той си­сте­мы, уча­ст­ву­ют па­лео­зой­ский фун­да­мент и от­час­ти де­фор­ми­ро­ван­ный ме­зо­кай­но­зой­ский оса­доч­ный че­хол.

На тер­ри­то­рии T. наи­бо­лее сейс­мич­ны аль­пий­ская склад­ча­тая об­ласть и зо­на её со­чле­не­ния с эпи­гер­цин­ской плат­фор­мой. Круп­ней­шие зем­ле­тря­се­ния этой зо­ны: 9-балль­ные Крас­но­во­д­ское (1895), Гер­маб­ское (1929), Ка­занд­жик­ское (1946), Аш­ха­бад­ское (1948); 7–8-балль­ное Геок-Tепинское (1936). B пре­де­лах плат­фор­мы в вост. и сев.-вост. на­прав­ле­ни­ях сейс­мич. ак­тив­ность ос­ла­бе­ва­ет.

Важ­ней­шие по­лез­ные ис­ко­пае­мые T.: нефть и при­род­ный го­рю­чий газ, гор­нохи­ми­че­ское и ин­ду­ст­ри­аль­ное сы­рьё. Осн. неф­тя­ные ме­сто­ро­ж­де­ния (Че­ле­кен, Бар­са­гель­мес, Ди­яр­бе­кир и др.) и мел­кие га­зо­вые со­сре­до­то­че­ны в За­пад­но-Tуркменской впа­ди­не. B центр. и вост. плат­фор­мен­ных час­тях T. (Аму­дарь­ин­ская га­зо­неф­те­нос­ная про­вин­ция) на­хо­дят­ся наи­бо­лее круп­ные га­зо­вые (Дов­ле­та­бад-Дон­мез, Яш­лар, Гал­кы­ныш, Са­ман­те­пе) и мел­кие неф­тя­ные (Юж. Ио­ло­тан – Ос­ман и др.) ме­сто­рож­де­ния.

Име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния ба­ри­та и ви­те­ри­та (в зап. час­ти Ко­пет­да­га), ис­ко­пае­мой ка­мен­ной и ка­лий­ных со­лей (Ка­ра­биль­ское, Га­ур­дак­ское, Ку­ги­танг­ское и др. в Вост. Т.), са­мо­са­доч­ной ка­мен­ной со­ли (в Зап. Т., близ Турк­мен­ба­ши), са­мо­са­доч­ных суль­фат­но-маг­ние­вых со­лей (зал. Кapa-Бо­газ-Гол), ио­доб­ром­ных вод (Че­ле­кен, Боя­даг, Hебитдаг-Mонд­жук­лы в Зап. Т.) и рас­со­лов (на юго-вос­токе), са­мо­род­ной се­ры (Га­ур­дак­ское и др.), озо­ке­рита (п-ов Че­ле­кен), гип­са, це­ле­сти­на, бен­то­ни­та, као­ли­на, квар­це­вых пес­ков, пес­ча­но-гра­вий­но­го ма­те­риа­ла и др. при­род­ных стро­ит. ма­териалов. Из­вест­ны так­же ме­сто­ро­ж­де­ния и про­яв­ле­ния ка­мен­но­го уг­ля, руд свин­ца и цин­ка, мо­либ­де­на, рту­ти, ти­тан-цир­ко­ние­вых рос­сы­пей, дра­го­цен­ных и по­де­лоч­ных кам­ней.

Климат

На тер­ри­то­рии Т. кли­мат суб­тро­пи­че­ский, на б. ч. – рез­ко кон­ти­нен­таль­ный, за­суш­ли­вый (за ис­клю­че­ни­ем при­бреж­ной зо­ны). Ле­то жар­кое и су­хое, зи­ма мяг­кая и ма­ло­снеж­ная. Ср. темп-ра ян­ва­ря от –5 °C на се­ве­ро-вос­то­ке до 4,5 °C на по­бе­ре­жье Кас­пий­ского м. (аб­со­лют­ный ми­ни­мум –32 °C, Да­шо­гуз­ский ве­ла­ят). Ср. темп-ра ию­ля от 27 °C на по­бе­ре­жье Кас­пий­ско­го м., 28 °C на се­ве­ро-вос­то­ке до 32 °C на юге (аб­со­лют­ный мак­си­мум 50,1 °C, Ре­пе­тек). Осад­ки скуд­ные: от 95 мм в год в рай­оне зал. Ка­ра-Бо­газ-Гол, 150 мм в Ка­ра­ку­мах, 200–300 мм в пред­горь­ях и гор­ных до­ли­нах до 400 мм в го­рах. Б. ч. осад­ков вы­па­да­ет с но­яб­ря по ап­рель. Снеж­ный по­кров не­ус­той­чив, обы­ч­но дер­жит­ся нес­коль­ко дней (в сев. рай­онах и го­рах). Пре­об­ла­да­ют сев.-вост., се­вер­ные, сев.-зап. вет­ры; в пред­горь­ях Ко­пет­да­га ле­том ду­ет су­хой жар­кий ве­тер гарм­силь. При сме­не се­зо­нов ха­рак­тер­ны пыль­ные бу­ри, наи­бо­лее час­тые на вос­то­ке (60–140 дней в го­ду). Ве­ге­тац. пе­ри­од 200–270 су­ток.

Внутренние воды

До 80% тер­ри­то­рии ли­ше­но по­сто­ян­но­го по­верх­но­ст­ного сто­ка. Един­ст­вен­ная мно­го­вод­ная р. Аму­да­рья про­те­ка­ет по вост. ок­раи­не, от неё на­чи­на­ет­ся Ка­ра­кум­ский ка­нал. На юге про­те­ка­ют ре­ки Мур­габ и Тед­жен, за­кан­чи­ваю­щие­ся су­хи­ми дель­та­ми. На юго-за­па­де те­чёт р. Ат­рек (по гра­ни­це с Ира­ном) и её пра­вый при­ток Сум­бар. С сев. скло­на Ко­пет­да­га сте­ка­ет мно­го ко­рот­ких рек, во­ды ко­то­рых раз­би­ра­ют­ся на оро­ше­ние и во­до­снаб­же­ние. Важ­ное хо­зяйств. зна­че­ние име­ют ре­сур­сы под­зем­ных вод. Озё­ра рас­по­ло­же­ны в до­ли­не Уз­боя и на по­бе­ре­жье Кас­пий­ско­го мо­ря. В го­рах – озё­ра кар­сто­во­го про­ис­хо­ж­де­ния. Ес­теств. впа­ди­ны [Са­ры­ка­мыш­ская и Гёк­лен­куи (Ка­ра­шор)] ис­поль­зу­ют­ся для сбро­са кол­лек­тор­но-дре­наж­ных вод с оро­шае­мых по­лей. Еже­год­но во­зоб­нов­ляе­мые вод­ные ре­сур­сы со­став­ля­ют 24,8 км3, во­до­обес­пе­чен­ность 5752 м3 на чел. в год. Еже­год­ный во­до­за­бор ок. 28 км3, из них в с. х-ве ис­поль­зу­ет­ся 94%, в пром-сти – 3%, в ком­му­наль­но-бы­то­вом во­до­снаб­же­нии – 3%.

Почвы, растительный и животный мир

Се­ро-бу­рые пус­тын­ные поч­вы за­ни­ма­ют пла­то Ус­тюрт, Крас­но­во­дское и За­ун­гуз­ское, се­ро­зё­мы – гл. обр. под­но­жия и ниж­ние скло­ны гор. На лёс­со­вых под­гор­ных рав­ни­нах рас­про­стра­не­ны свет­лые се­ро­зё­мы; на скло­нах гор – ти­пич­ные и тём­ные се­ро­зё­мы, в наи­бо­лее вы­со­ких час­тях скло­нов хреб­тов Ко­пет­даг и Ку­ги­танг­тау – гор­ные ко­рич­не­вые поч­вы. В Ка­ра­ку­мах зна­чит. пло­ща­ди за­ни­ма­ют за­кре­п­лён­ные пес­ки. В по­ни­же­ни­ях рас­про­стра­не­ны со­лон­ча­ки, та­кы­ры и та­кы­ро­вид­ные поч­вы, в до­ли­нах рек – лу­го­во-се­ро­зём­ные и ал­лю­ви­аль­но-лу­го­вые поч­вы.

Рас­ти­тель­ность в осн. пус­тын­ная. В пус­ты­не на пес­ках рас­тут кус­тар­ни­ки: бе­лый и чёр­ный сак­са­ул, кан­дым (джуз­гун), чер­кез, эфед­ра, пес­ча­ная ака­ция, в тра­вя­ном по­кро­ве пре­об­ла­да­ет пес­ча­ная осо­ка илак (гл. кор­мо­вое рас­те­ние пус­ты­ни). На со­лон­ча­ках и со­рах рас­про­стра­не­ны гре­бен­щик, сар­са­зан, по­таш­ник и др. На пла­то Ус­тюрт ти­пич­ны по­лын­ные и по­лын­но-со­лян­ко­вые пус­ты­ни с раз­ре­жен­ны­ми ксе­ро­фит­ны­ми по­лу­кус­тар­нич­ка­ми (боя­лыч, би­юр­гун, те­тир). Б. ч. пус­ты­ни ис­поль­зу­ет­ся как круг­ло­го­дич­ное па­ст­би­ще. В реч­ных до­ли­нах – ост­ров­ные ту­гай­ные ле­са. Для пус­тын­ных пред­го­рий и низ­ко­го­рий Ко­пет­да­га ха­рак­тер­на по­лу­кус­тар­нич­ко­вая рас­ти­тель­ность из юж­ной и се­рой по­лы­ней и эфе­мер­ное раз­но­тра­вье. На Ка­ра­би­ле и Бад­хы­зе – тра­вя­ни­стая рас­ти­тель­ность эфе­ме­ро­ид­но­го ти­па (лу­ко­вич­ный мят­лик, пус­тын­ная осоч­ка, фе­ру­ла) и эфе­ме­ры. В го­рах с выс. 600–1150 м рас­про­стра­не­ны гор­ные пы­рей­но-круп­но­зла­ко­вые и ко­выль­но-тип­ча­ко­вые сте­пи, вы­ше по скло­ну встре­ча­ют­ся ар­човни­ки. С выс. 2200 м гос­под­ству­ет гор­но-лу­го­вая рас­ти­тель­ность. Уще­лья в зап. час­ти Ко­пет­да­га бо­га­ты ди­ко­рас­ту­щи­ми пло­до­вы­ми (ви­но­град, яб­ло­ня, алы­ча, мин­даль, гра­нат, ин­жир и др.). На юго-вос­то­ке Ко­пет­да­га и на Бад­хы­зе – ред­ко­ле­сье из фис­таш­ки. В Ко­пет­да­ге име­ют­ся ве­сен­ние (пред­гор­ные и низ­ко­гор­ные) и лет­ние (гор­ные) па­ст­би­ща.

На­счи­ты­ва­ет­ся 103 ви­да мле­ко­пи­таю­щих (под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния 9 ви­дов, в т. ч. сай­гак, джей­ран). В пус­ты­не мно­го­чис­лен­ны гры­зу­ны (пес­чан­ки, туш­кан­чи­ки и др.); оби­та­ют ли­си­ца-кор­сак, волк, бар­хан­ный и степ­ной кот, ша­кал; из пре­смы­каю­щих­ся – яще­ри­цы, змеи (эфа, стре­ла-змея, коб­ра и др.), степ­ная че­ре­па­ха. В го­рах встре­ча­ют­ся ар­хар, без­оа­ро­вый и вин­то­ро­гий ко­зёл, ди­кий кот, ле­о­пард; на Бад­хы­зе – ку­ла­ны. В до­ли­не Аму­да­рьи оби­та­ют бу­хар­ский олень и ка­бан. В ор­ни­то­фау­не – 372 ви­да птиц, из них 234 – гнез­дя­щих­ся, 16 ви­дов на­хо­дят­ся под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния (в т. ч. улар). В пус­ты­не оби­та­ют сак­са­уль­ная сой­ка, жа­во­рон­ки, дро­фа; в пред­горь­ях – удод, ряб­ки, стре­пет, кор­шун, чёр­ный гриф, бе­ло­го­ло­вый сип и др.

Состояние и охрана окружающей среды

Дли­тель­ное раз­ви­тие оро­шае­мо­го зем­ле­де­лия при­ве­ло в ря­де рай­онов ко вто­рич­но­му за­со­ле­нию и осо­лон­це­ва­нию почв, за­бо­ла­чи­ва­нию зе­мель вдоль ка­на­лов, за­гряз­не­нию почв и грун­то­вых вод с.-х. хи­ми­ка­та­ми. Для па­ст­бищ­ных зе­мель ха­рак­тер­ны про­цес­сы опус­ты­ни­ва­ния, вет­ро­вая эро­зия, об­ра­зо­ва­ние по­движ­ных форм пес­ков. В го­рах и пред­горь­ях на­блю­да­ют­ся се­ли и про­са­доч­ные яв­ле­ния.

Ох­ра­няе­мые при­род­ные тер­ри­то­рии за­ни­ма­ют 4% пло­ща­ди и вклю­ча­ют 9 за­по­вед­ни­ков (Бад­хыз­ский, Ха­зар­ский, Сюнт-Ха­сар­даг­ский, Ко­пет­даг­ский, Ку­ги­танг­ский, Аму­дарь­ин­ский, Ка­план­кыр­ский, Бе­ре­кет­ли-Ка­ра­кум­ский, Ре­пе­тек­ский), 19 при­род­ных за­каз­ни­ков (Огур­чин­ский, Меа­на-Чаа­чин­ский, Са­рыка­мыш­ский и др.), два па­мят­ни­ка при­ро­ды, од­но вод­но-бо­лот­ное уго­дье, ох­ра­няе­мое в рам­ках Рам­сар­ской кон­вен­ции.

Население

Б. ч. на­се­ле­ния Т. (78,6%, 2015, оцен­ка) со­став­ля­ют турк­ме­ны. На вос­то­ке (вос­ток Ле­бап­ско­го ве­лая­та, а так­же до­ли­на р. Аму­да­рья и её пра­вых при­то­ков в Ле­бап­ском и на вос­то­ке Да­шо­гуз­ско­го ве­лая­та) про­жи­ва­ют уз­бе­ки (9,4%), на се­ве­ро-вос­то­ке (се­ве­ро-вос­ток Да­шо­гуз­ско­го ве­лая­та) – ка­ра­кал­па­ки (0,1%); в до­ли­нах Аму­да­рьи, Мур­га­ба, Куш­ки, Тед­же­на, на юге Ахал­ско­го и в Бал­кан­ском ве­лая­те – рус­ские (3,2%), ка­за­хи (2,7%), та­та­ры (1,2%), азер­бай­джан­цы (1,0%), ар­мя­не (0,4%), пер­сы (0,2%); в вер­ховь­ях Мур­га­ба – бе­луд­жи (0,7%), нем­цы (0,05%) и уй­гу­ры (0,04%), в рай­оне Аш­ха­ба­да – кур­ды (0,1%) и др.

С сер. 20 в. чис­лен­ность на­се­ле­ния уве­ли­чи­лась поч­ти в 4,5 раза (1,2 млн. чел. в 1950; 2,2 млн. чел. в 1970; 3,7 млн. чел. в 1990; 5,0 млн. чел. в 2010) при по­сте­пен­ном сни­же­нии тем­пов рос­та (макс. зна­че­ние 3,56% в 1962, 2,91% в 1992, 1,14% в 2015). Осн. ис­точ­ник рос­та – вы­со­кий ес­теств. при­рост нас. (13,3 на 1000 жит. в 2015, при об­щей тен­ден­ции его со­кра­ще­ния с нач. 1960-х гг.). Ро­ж­дае­мость 19,4 на 1000 жит., смерт­ность 6,1 на 1000 жит. (2015). По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти 2,1 ре­бён­ка на 1 жен­щи­ну; мла­ден­че­ская смерт­ность 36,8 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных. В воз­растной струк­ту­ре на­се­ле­ния до­ля де­тей (до 15 лет) – 26,1%, лиц в тру­до­спо­соб­ном воз­рас­те (15–65 лет) – 69,5%, по­жи­лых (стар­ше 65 лет) – 4,4%. На­селе­ние мо­ло­дое – ср. воз­раст 27,1 го­да (муж­чи­ны – 26,6, жен­щи­ны – 27,5). На 98 муж­чин при­хо­дит­ся 100 жен­щин. Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 69,8 го­да (муж­чи­ны – 66,8, жен­щины – 72,9). Для совр. Т. ха­рак­те­рен ми­грац. от­ток на­се­ле­ния (ок. 1,8 на 1000 жит.). За гра­ни­цей про­жи­ва­ют ок. 125 тыс. гра­ж­дан Т. (2012, пе­ре­пись).

Ср. плот­ность нас. 11 чел./км2 (2015). Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны (ср. плот­ность св. 50 чел./км2) оа­зи­сы вдоль р. Аму­да­рья (осо­бен­но в ок­ре­ст­но­стях Турк­ме­на­ба­та и Да­шо­гу­за) и Ка­ра­кум­ско­го ка­на­ла (близ Ма­ры и Тед­же­на) и в Турк­ме­но-Хо­ра­сан­ской гор­ной сис­те­ме, наи­ме­нее плот­но (ме­нее 1 чел./км2) – пус­тын­ные рай­оны в цен­тре и на за­па­де Т. До­ля гор. на­се­ле­ния ок. 50% (2015). Круп­ней­шие го­ро­да (тыс. чел., 2009, оцен­ка): Аш­ха­бад (Аш­га­бат) 1003,7, Турк­ме­на­бат 408,9, Да­шо­гуз (Даш­хо­вуз) 227,2, Ма­ры 208,7.

Эко­но­мически ак­тив­ное нас. 2,3 млн. чел. (2013); сре­ди за­ня­тых на до­лю сель­ско­го и лес­но­го хо­зяй­ст­ва при­хо­дит­ся 48,2%, сфе­ры ус­луг – 37,8%, пром-сти и строи­тель­ст­ва – 14,0% (2004, оцен­ка). Офиц. уро­вень без­рабо­ти­цы 11% (2014).

Религия

Боль­шин­ст­во на­се­ле­ния му­суль­ма­не, в осн. сун­ни­ты-ха­на­фи­ты (св. 90% – 2016, оцен­ка). По гра­ни­це с Ира­ном про­жи­ва­ют шии­ты-има­ми­ты. На вол­не ре­лиг. подъ­ё­ма 1990-х гг. чис­ло ме­че­тей вы­рос­ло с 4 до 398. Дей­ст­ву­ют 13 пра­во­слав­ных при­хо­дов, вхо­дя­щих в Пат­ри­ар­шее бла­го­чи­ние при­хо­дов РПЦ в Т., жен­ский мо­на­стырь в Аш­ха­ба­де. По­сле 2004 за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­ны не­боль­шие об­щи­ны ад­вен­ти­стов седь­мо­го дня, сви­дете­лей Ие­го­вы, бап­ти­стов, пя­ти­де­сят­ни­ков (Пол­ная еван­гель­ская цер­ковь и цер­ковь Свет Вос­то­ка в Да­шо­гу­зе), лю­те­ран, др. про­тес­тант­ских групп, ка­то­ли­ков, иу­де­ев, ба­хаи­тов. Кон­сти­ту­ция дек­ла­ри­ру­ет сво­бо­ду ве­ро­ис­по­ве­да­ния и не ус­та­нав­ли­ва­ет гос. ре­ли­гии, но на прак­ти­ке го­су­дар­ст­во осу­ще­ст­в­ля­ет кон­троль за дея­тель­но­стью ре­лиг. ор­га­ни­за­ций. Мис­сио­нер­ская дея­тель­ность, пуб­ли­ка­ция и ввоз ре­лиг. ли­те­ра­ту­ры за­пре­ще­ны. Ре­лиг. ста­ти­сти­ки не ве­дёт­ся.

Исторический очерк

Территория Туркмении в древности

К древ­ней­шим па­мят­ни­кам че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти в ре­гио­не от­но­сят­ся на­ход­ки ру­бил, ха­рак­тер­ных для Аше­ля, и ору­дий эпо­хи Му­стье на Крас­но­во­дском пла­то (Зап. Т.). Му­стье пред­став­ле­но и на пла­то Бад­хыз (Юго-Вост. Т.). Стра­ти­гра­фич. ко­лон­ка Вост. При­кас­пия от эпи­па­ле­о­ли­та до не­оли­та по­лу­че­на в пе­ще­рах Дам-Дам-Чеш­ме-2 и Дже­бел; к не­оли­ту от­но­сит­ся и ка­ра­бо­газ­ский ком­плекс. На се­ве­ре не­олит пред­став­лен верх­не­уз­бой­ской куль­ту­рой кель­те­ми­нар­ской куль­ту­ры (общ­но­сти).

Археологические находки из Туркмении: 1 – мозаичное изображение из "царского" некрополя Гонур; 2 – терракотовая женская статуэтка с городища Алтын-Депе; 3 – ритон из слоновой кости с... Государственный Эрмитаж

В пред­горь­ях Ко­пет­да­га на ос­но­ве свя­зан­ной с Пе­ред­ним Вос­то­ком не­оли­тич. куль­ту­ры Джей­тун и рас­про­стра­нив­шей­ся с тер­ри­то­рии Ира­на эне­о­ли­тич. куль­ту­ры Анау IА к сер. 5-го тыс. до н. э. скла­ды­ва­ет­ся вы­со­ко­раз­ви­тая зем­ле­дельч. анау­ская куль­ту­ра. На ран­нем эта­пе (Анау IБ/На­маз­га I; до 1-й тре­ти 4-го тыс.) за­се­ля­ет­ся и древ­няя дель­та р. Тед­жен; про­дви­же­ние в до­ли­ну р. Сум­бар при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию куль­ту­ры Юго-Зап. Т. VII. В сред­нем эне­о­ли­те (ок. 3700/3600–3300) вы­де­ля­ют­ся ком­плек­сы ти­па На­маз­га II в центр. час­ти пред­горь­ев Ко­пет­да­га и ялан­гач­ско­го ти­па к юго-вос­то­ку, фор­ми­ру­ет­ся ие­рар­хич. струк­ту­ра по­се­ле­ний (цен­тры до 14 га), слож­ные куль­ты, сис­те­мы по­лив­но­го зем­ле­де­лия, др. спе­циа­ли­зир. от­рас­ли хо­зяй­ст­ва. Ок. 3300–3200/3100 ос­ваи­ва­ют­ся вер­хо­вья р. Зе­рав­шан (см. Са­разм). Куль­ту­ра Юго-Зап. Т. VI близ­ка ком­плек­су Гис­сар IIA. В позд­нем эне­о­ли­те (вре­мя На­маз­га III, ок. 3200/3100–2800/2700) уси­ли­ва­ют­ся свя­зи с тер­ри­то­ри­ей Ира­на, в т. ч. по «Сев. ла­зу­ри­то­во­му пу­ти», и куль­ту­рой Юго-Зап. Т. V; на­се­ле­ние кон­цен­три­ру­ет­ся в сред­них и круп­ных (ти­па Гео­ксюр 1) цен­трах, рас­про­стра­ня­ют­ся ир­ри­га­ция, ис­поль­зо­ва­ние тяг­ло­вой си­лы бы­ков/во­лов, пе­ча­ти-пу­го­ви­цы.

Эти про­цес­сы про­дол­жа­ют­ся в ран­нем брон­зо­вом ве­ке (вре­мя На­маз­га IV, ок. 2800/2700–2400/2300). В центр. по­се­ле­ни­ях оформ­ля­ет­ся внутр. струк­ту­ра, по­яв­ля­ют­ся мо­ну­мен­таль­ные об­вод­ные сте­ны; рас­про­стра­ня­ют­ся гон­чар­ный круг, стан­ко­вое свер­ле­ние. В 3-й четв. 3-го тыс. поя­ви­лись 2-ярус­ные гон­чар­ные пе­чи, ли­тьё по вос­ко­вой мо­де­ли, 4-ко­лёс­ные по­воз­ки. В сред­нем брон­зо­вом ве­ке (вре­мя На­маз­га V, ок. 2400/2300 – нач. 2-го тыс.) оформ­ля­ют­ся го­ро­да (Ал­тын-Де­пе, ве­ро­ят­но, На­маз­га-Де­пе) с мо­ну­мен­таль­ным куль­то­вым цен­тром. В древ­ней дель­те р. Мур­габ (Мар­гиа­на) в 3-й тре­ти 3-го тыс. по­яв­ля­ют­ся «кре­по­сти», в пла­не близ­кие квад­ра­ту, ок­ру­жён­ные двой­ным пе­ри­мет­ром стен, с жи­лой за­строй­кой внут­ри. Сю­да по­сте­пен­но сме­ща­ет­ся центр раз­ви­тия, фор­ми­ру­ет­ся ран­не­го­су­дар­ст­вен­ная струк­ту­ра со сто­ли­цей, ве­ро­ят­но, в Го­ну­ре 1, кон­так­ты – от Пе­ред­не­го Вос­то­ка до ха­рапп­ской ци­ви­ли­за­ции. В позд­нем брон­зо­вом ве­ке (вре­мя На­маз­га VI, ок. 2000/1800–1500/1300) из-за ухуд­ше­ния эко­ло­гич. об­ста­нов­ки жиз­не­дея­тель­ность на осн. по­се­ле­ни­ях пред­горь­ев Ко­пет­да­га рез­ко со­кра­ща­ет­ся, в Мар­гиа­не про­ис­хо­дит де­зин­те­гра­ция и сме­ще­ние осн. на­се­ле­ния к югу.

На юго-за­па­де ре­гио­на в брон­зо­вом ве­ке про­дол­жа­лось раз­ви­тие гир­кан­ской куль­тур­но-ис­то­рич. общ­но­сти (Юго-Зап. Т. IV–I), в на­ча­ле ран­не­го же­лез­но­го ве­ка ос­во­ив­шей Ме­ше­ди-Мис­ри­ан­скую рав­ни­ну и се­ве­ро-вос­ток пред­горь­ев Ко­пет­да­га. Во 2-м тыс. на се­ве­ре ре­гио­на рас­про­стра­ни­лась та­за­багъ­яб­ская куль­ту­ра. На осн. час­ти пред­горь­ев Ко­пет­да­га, в Мар­гиа­не и, ве­ро­ят­но, в до­ли­не Ср. Аму­да­рьи ок. 13 в. поя­ви­лись но­си­те­ли язов­ской куль­тур­ной общ­но­сти (её про­ис­хо­ж­де­ние – пред­мет дис­кус­сий), под­чи­нив­шие ме­ст­ное на­се­ле­ние.

С кон. 8 – 7 вв. на се­ве­ре рас­про­стра­ни­лись кую­сай­ская куль­ту­ра и груп­пы са­ко-мас­са­гет­ско­го кру­га куль­тур. В кон. 7 – нач. 6 вв. юго-зап. ча­стью ре­гио­на ов­ла­де­ла Ми­дия. В 3-й четв. 6 в., не­смот­ря на ги­бель Ки­ра II Ве­ли­ко­го (530, по од­ной из вер­сий, – близ Уз­боя) и сму­ту 523–521 (см. Бе­хи­стун­ская над­пись), весь ре­ги­он во­шёл в Ахе­ме­ни­дов го­су­дар­ст­во.

В 330–327 Гир­ка­ния и Пар­фия, со­хра­нив сат­ра­па Фра­та­фер­на, Мар­гиа­на и об­лас­ти по Ср. Аму­да­рье во­шли в со­став им­пе­рии Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го, по­сле войн диа­до­хов – в гос-во Се­лев­ки­дов. В сер. 3 в. до н. э. юго-вост. зем­ли ста­ли ча­стью Гре­ко-Бак­трий­ско­го цар­ст­ва; пар­ны во гла­ве с Ар­ша­ком об­ра­зо­ва­ли Пар­фян­ское цар­ст­во (см. так­же Ни­са, Ман­сур-Де­пе). По­сте­пен­но ар­ша­ки­ды ов­ла­де­ли все­ми зем­ля­ми Юж. Турк­ме­нии.

Хо­резм (ни­зо­вья Аму­да­рьи) до­бил­ся не­за­ви­си­мо­сти, ве­ро­ят­но, в кон­це ахе­ме­нид­ской эпо­хи и со­хра­нял её до нач. 8 в. н. э. На се­ве­ро-за­па­де ре­гио­на в 4 в. до н. э. – 4 в. н. э. оби­та­ли ко­чев­ни­ки-ско­то­во­ды. Зем­ли по Ср. Аму­да­рье в 1–4 вв. при­над­ле­жа­ли Ку­шан­ско­му цар­ст­ву.

При­шед­шие к вла­сти в Ира­не в 226–227 Са­са­ни­ды ов­ла­де­ли юж. ча­стью ре­гио­на, се­ве­ро-вос­ток в 4–5 вв. стал аре­ной борь­бы с хио­ни­та­ми и эф­та­ли­та­ми. В сер. 6 в. гос-во эф­та­ли­тов бы­ло раз­гром­ле­но Са­са­ни­да­ми и Тюрк­ским ка­га­на­том, ме­ж­ду ко­то­ры­ми вско­ре воз­ник­ла вра­ж­да.

Туркменистан от периода арабских завоеваний и до сер. 19 в.

В сер. 7 в. в хо­де араб­ских за­вое­ва­ний дер­жа­ва Са­са­ни­дов бы­ла раз­гром­ле­на. В 651 ара­бы за­вла­де­ли Мер­вом (см. Мерв Древ­ний); го­род стал сто­ли­цей пров. Хо­ра­сан и гл. ба­зой араб. по­хо­дов за р. Аму­да­рья: для ук­ре­п­ле­ния вла­сти Ха­ли­фа­та в 671 в Мер­ве бы­ли рас­се­ле­ны 50 тыс. араб. ко­ло­ни­стов. В 747/748 Абу Мус­лим про­воз­гла­сил в Мер­ве но­вую ди­на­стию Аб­ба­си­дов и на­чал борь­бу про­тив Омей­я­дов. При под­держ­ке в т. ч. не­араб­ско­го на­се­ле­ния, ко­то­ро­му Абу Мус­лим обе­щал на­ло­го­вые по­слаб­ле­ния, в 750 Аб­ба­си­ды до­би­лись по­бе­ды. Убий­ст­во в 755 Абу Мус­ли­ма и от­каз но­вой ди­на­стии вы­пол­нять свои обе­ща­ния вы­звал ряд мощ­ных вос­ста­ний, с тру­дом по­дав­лен­ных вла­стя­ми (см. Му­кан­наа вос­ста­ние).

К кон. 8 в. сте­пи за­пад­нее Сыр­да­рьи и Ара­ла бы­ли за­се­ле­ны тюр­ка­ми-огу­за­ми. Вско­ре эти тер­ри­то­рии по­лу­чи­ли на­име­но­ва­ние Дешт-и-Гузз – «Огуз­ская степь». Нес­коль­ко ра­нее в сог­дий­ских тек­стах из зам­ка с го­ры Муг впер­вые фик­си­ру­ет­ся эт­но­ним «турк­мен». Из­на­чаль­но, ве­ро­ят­но, это был об­щий сог­дий­ский эк­зо­эт­но­ним всех тюрк. пле­мён. По мне­нию боль­шин­ст­ва ис­сле­до­ва­те­лей, «турк­мен» пред­став­ля­ет со­бой со­че­та­ние обоб­щаю­ще­го ав­то­эт­но­ни­ма «тюрк» и сог­дий­ско­го суф­фик­са сход­ст­ва «мен» («по­хо­жие на тюр­ков»). Дол­гое вре­мя Мерв ос­та­вал­ся од­ним из гл. го­ро­дов Ха­ли­фа­та. В 813–818 в Мер­ве раз­ме­ща­лась ре­зи­ден­ция ха­ли­фа аль-Ма­му­на; в 821 он на­зна­чил на­ме­ст­ни­ком Хо­ра­са­на од­но­го из сво­их спод­виж­ни­ков, вы­ход­ца из Ге­ра­та – Та­хи­ра ибн Ху­сей­на. Вско­ре Та­хир сфор­ми­ро­вал гос-во Та­хи­ри­дов, лишь фор­маль­но под­чи­няв­шее­ся ха­ли­фу. В 873 на сме­ну Та­хи­ри­дам при­шла ди­на­стия Саф­фа­ри­дов, опи­рав­ших­ся на от­ря­ды доб­ро­воль­цев-га­зи, сте­кав­ших­ся на вост. гра­ни­цы Ха­ли­фа­та для борь­бы с языч­ни­ка­ми-тюр­ка­ми. В 900 юж. зем­ли Т. по­па­да­ли в со­став мо­гу­ществ. гос-ва Са­ма­ни­дов, в сер. 10 в. – под власть гос-ва Газ­не­ви­дов. В 10 в. тер­мин «турк­ме­ны» вновь по­явил­ся в ис­точ­ни­ках – так ста­ли на­зы­вать тюр­ков, пе­ре­се­ляв­ших­ся в Иран. По­пу­ляр­ные эти­мо­ло­гии свя­зы­ва­ют дан­ный тер­мин с фак­том при­ня­тия ча­стью тю­рок ис­ла­ма. К 13 в. тер­мин «турк­мен» или «тур­ко­ман» прак­ти­чес­ки вы­те­сня­ет тер­мин «огуз».

В 1037 от­ветв­ле­ние тю­рок-огу­зов, на­зы­вав­ших се­бя сель­джу­ка­ми, под рук. Тог­рул-бе­ка без боя за­ня­ло Мерв. Зем­ли совр. Т. во­шли в со­став ги­гант­ской дер­жа­вы Ве­ли­ких Сель­джу­ков, про­сти­рав­шей­ся от Ма­лой Азии, За­кав­ка­зья и Си­рии до Пер­сии и Хо­рез­ма. Од­ним из круп­ней­ших го­ро­дов им­пе­рии и все­го ис­лам­ско­го ми­ра стал Мерв, в 1-й пол. 12 в. его на­се­ле­ние дос­тиг­ло 200 тыс. чел. Прав­ле­ние сель­джу­ков при­ве­ло к уве­ли­че­нию до­ли тюрк. на­се­ле­ния в зем­лях Юж. Т., в т. ч. в рай­оне Мерв­ско­го оа­зи­са и в пред­горь­ях Ко­пет­да­га. В 1141 сул­тан Санд­жар, по­след­ний из Ве­ли­ких Сель­джу­ков, был раз­бит вой­ска­ми ка­ра­ки­да­ней. В 1153 Санд­жар по­тер­пел в Бал­хе по­ра­же­ние от ко­че­вав­ших там огу­зов, его дер­жа­ва рух­ну­ла; Мерв был ра­зо­рён. На ко­рот­кое вре­мя го­род ока­зал­ся под вла­стью Гу­ри­дов, в 1193 во­шёл в со­став дер­жа­вы хо­резм­ша­хов. Все эти со­бы­тия по­дор­ва­ли бо­гат­ст­во Мер­ва – он окон­ча­тель­но ус­ту­пил гла­вен­ст­во в Хо­ра­са­не Ни­ша­пу­ру.

В 1219 гос-во хо­резм­ша­хов по­па­ло под со­кру­шит. удар ко­че­вой им­пе­рии Чин­гис­ха­на. Вой­на пре­вра­ти­лась в се­рию осад го­ро­дов, ко­то­рые, не­смот­ря на оже­с­то­чён­ное со­про­тив­ле­ние, один за дру­гим бы­ли взя­ты за­вое­ва­те­ля­ми (в 1221 за­хва­чен и силь­но раз­ру­шен Мерв).

По­сле монг. за­вое­ва­ния зем­ли Т. ока­за­лись на сты­ке трёх чин­ги­сид­ских улу­сов – Джу­чи, Ча­га­тая и Ху­ла­гу. Зем­ли Сев. Т. при­над­ле­жа­ли по­пе­ре­мен­но Джу­чи­дам и Ча­га­таи­дам, юг Т. по­пал под власть гос-ва иль­ха­нов. В те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни Мерв при­над­ле­жал мон­го­лам-ка­рау­ни, ко­то­ры­ми пра­вил джу­чид­ский вое­на­чаль­ник Не­гу­дер (от­сю­да 2-е назв. ка­рау­ни – не­гу­де­ри). В кон. 13 в. Вост. Иран (в т. ч. Юж. Т.) неск. раз ста­но­вил­ся це­лью гра­би­тель­ских по­хо­дов ча­га­тай­ско­го ха­на Ду­вы (вас­са­ла мя­теж­но­го ха­на Кай­ду), в ито­ге до­бив­ше­го­ся от не­гу­де­ри при­зна­ния его сво­им сю­зе­ре­ном. В нач. 14 в. не­гу­де­ри ус­ту­пи­ли свои хо­ра­сан­ские вла­де­ния ди­на­стии Кар­ти­дов, счи­тав­ших се­бя по­том­ка­ми Гу­ри­дов. С 1337 юж. пред­го­рья Ко­пет­да­га по­па­ли под кон­троль пов­станч. гос-ва сер­бе­да­ров («ви­сель­ни­ков»), управ­ляв­ше­го­ся шей­ха­ми дер­ви­шей [в 1353 сер­бе­да­ры уби­ли по­следне­го пре­тен­ден­та на иль­хан­ский пре­стол – То­га-Ти­му­ра (Ту­га-Ти­му­ра)]. Часть зе­мель Юж. Т. (в т. ч. Аби­вард и Мерв) в это вре­мя кон­тро­ли­ро­ва­ли мон­го­ло-тюрк­ские пле­ме­на джавн-и-кур­бан.

В 1381 Ти­мур унич­то­жил гос-во сер­бе­да­ров; его вас­са­ла­ми при­зна­ли се­бя Кар­ти­ды. По­сле смер­ти сы­на Ти­му­ра – Шах­ру­ха, пра­вив­ше­го в Хо­ра­са­не, Ти­му­ри­ды по­те­ря­ли Зап. Иран, пе­ре­шед­ший под власть вра­ж­деб­ной им кон­фе­де­ра­ции турк­ме­нов Ка­ра-Ко­юн­лу (в 1468 их сме­ни­ла др. туркм. кон­фе­де­ра­ция – Ак-Ко­юн­лу). Зем­ли Т. во­шли в со­став дер­жа­вы Абу-Саи­да (1458–69); се­вер Т. на­хо­дил­ся в ор­би­те влия­ния джу­чид­ско­го ха­на Абул­хай­ра, су­мев­ше­го на неск. де­ся­ти­ле­тий (1428–68) объ­е­ди­нить мо­гу­ществ. ор­ды но­гай­цев и уз­бе­ков. По­сле ги­бе­ли Абу-Саи­да дер­жа­ва Ти­му­ри­дов рас­па­лась на мно­же­ст­во вра­ж­дую­щих друг с дру­гом кня­жеств.

Не­смот­ря на по­ли­тич. не­ста­биль­ность, прав­ле­ние Ти­му­ри­дов ста­ло эпо­хой рас­цве­та нау­ки и куль­ту­ры, де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва, мо­ну­мен­таль­ной ар­хи­тек­ту­ры. В лит-ре за­мет­но уси­ли­лась роль тюрк. язы­ка – род­но­го для зна­чит. час­ти зна­ти. Ста­ра­ния­ми при­двор­ных по­этов Ти­му­ри­дов сфор­ми­ро­вал­ся ча­га­тай­ский язык, до нач. 20 в. быв­ший еди­ным лит. язы­ком тю­рок Центр. Азии.

В сво­их меж­до­усо­би­цах Ти­му­ри­ды не­ред­ко ис­поль­зо­ва­ли уз­бе­ков. В 1488 один из узб. вое­на­чаль­ни­ков, внук Абул­хай­ра, хан Му­хам­мед Шей­ба­ни пе­ре­шёл на сто­ро­ну вра­гов Ти­му­ри­дов – ха­нов Мо­гу­ли­ста­на и по­лу­чил от них пра­во на управ­ле­ние зна­чит. тер­ри­то­рия­ми к се­ве­ру от р. Сыр­да­рья, где ста­ли со­би­рать­ся рас­се­ян­ные по сте­пи уз­бе­ки. В 1500 он взял Са­мар­канд, в 1505 – Мерв. К 1510 под вла­стью Шей­ба­ни-ха­на ока­за­лась ог­ром­ная дер­жа­ва, вклю­чав­шая Хо­ра­сан, Аф­га­ни­стан и Ма­ве­ран­нахр. Од­на­ко в этом же го­ду уз­бе­ки бы­ли раз­би­ты у Мер­ва ар­ми­ей перс. ша­ха и по­кро­ви­те­ля шии­тов Ис­маи­ла I. Шей­ба­ни-хан по­гиб; Мерв был вклю­чён в со­став им­пе­рии Се­фе­ви­дов. Не­смот­ря на по­сто­ян­ные узб. на­бе­ги, перс. вла­ды­че­ст­во бы­ло бла­го­при­ят­ным для юж. зе­мель совр. Т.; вос­ста­нав­ли­ва­лись дав­но раз­ру­шен­ные ир­ри­гац. со­ору­же­ния, бы­ст­ро рос­ло на­се­ле­ние. В 1524–28 тер­ри­то­рия юга Т. не­на­дол­го пе­ре­шла под кон­троль Араб­ша­хи­дов, с 1511 пра­вив­ших в Хо­рез­ме (в 1598 сто­ли­ца хан­ст­ва бы­ла пе­ре­не­се­на из Ку­ня-Ур­ген­ча в Хи­ву; см. Хи­вин­ское хан­ст­во); в 1588–98 ею ов­ла­дел Аб­дул­ла-хан II, пред­ста­ви­тель балх­ской вет­ви Шей­ба­ни­дов, су­мев­ший к кон­цу сво­его прав­ле­ния соз­дать боль­шую дер­жа­ву с цен­тром в Бу­ха­ре (см. Бу­хар­ское хан­ст­во). В 1598 он скон­чал­ся, власть за­хва­ти­ли бра­тья Джа­ни­ды (Аш­тар­ха­ни­ды), бе­жав­шие ко дво­ру Шей­ба­ни­дов пред­ста­ви­те­ли джу­гид­ской ди­на­стии, пра­вив­шей в Аст­ра­ха­ни до её за­вое­ва­ния Ива­ном IV Ва­силь­еви­чем Гроз­ным; все внеш­ние за­вое­ва­ния Бу­ха­ры бы­ли по­те­ря­ны.

Туркм. пле­ме­на, ко­че­вав­шие в зем­лях Сев. Т., на­хо­ди­лись в вас­саль­ной за­ви­си­мо­сти от Араб­ша­хи­дов. В сер. 17 в. по­ло­же­ние турк­мен ухуд­ши­лось; в их зем­ли со­вер­ша­ли мно­го­числ. по­хо­ды хи­вин­ский хан Абул­га­зи I, Се­фе­ви­ды (часть туркм. пле­мён юга Т. ста­ли их вас­са­ла­ми), а так­же кал­мы­ки. Од­ним из по­след­ст­вий этих втор­же­ний ста­ло фор­ми­ро­ва­ние осн. туркм. пле­мён. В нач. 18 в. ин­те­рес к тер­ри­то­рии совр. Т. ста­ла про­яв­лять Рос. им­пе­рия. В 1717 хи­вин­цы унич­то­жи­ли рус. раз­ве­ды­ват. от­ряд кн. А. Б. Бе­ко­ви­ча-Чер­кас­ско­го (см. Хи­вин­ская экс­пе­ди­ция 1717).

В ре­зуль­та­те перс. втор­же­ния 1740–47 ос­лаб­ла власть ме­ст­ных ди­на­стий. Джа­ни­ды в Бу­ха­ре ус­ту­пи­ли власть ди­на­стии Ман­гы­тов (см. Бу­хар­ский эми­рат), Хи­ва в 1767 бы­ла за­хва­че­на туркм. пле­ме­нем йо­му­дов. По­бе­див­ший по­след­них эмир узб. пле­ме­ни кон­гра­тов стал фак­тич. пра­ви­те­лем Хи­вин­ско­го хан­ст­ва. В 1785 Мерв, по­сле смер­ти На­дир-ша­ха быв­ший сто­ли­цей не­за­ви­си­мо­го кня­же­ст­ва ди­на­стии Кад­жа­ров, был взят бу­хар­ски­ми вой­ска­ми. В 1788–89 поч­ти всё на­се­ле­ние оа­зи­са уг­на­но в Бу­ха­ру (по­том­ки пе­ре­се­лен­цев, ос­таю­щие­ся шии­та­ми, жи­вут в Уз­бе­ки­ста­не и ны­не), Мерв был ра­зо­рён и со­хра­нял­ся толь­ко как опор­ный пункт для бу­хар­ских на­бе­гов в Иран; ира­ноя­зыч­ное на­се­ле­ние на тер­ри­то­рии Т. прак­ти­че­ски ис­чез­ло.

В 1804 Араб­ша­хи­ды ус­ту­пи­ли хи­вин­ский трон ди­на­стии Кон­гра­тов. В 1806 к вла­сти в Хи­ве при­шёл Му­хам­мед Ра­хим-хан, ко­то­рый в 1811 на­чал се­рию кам­па­ний про­тив ок­ру­жаю­щих ко­че­вых пле­мён. Ему уда­лось за­ста­вить пе­ре­се­лить­ся на под­кон­троль­ные Хи­ве зем­ли мн. туркм. пле­ме­на сев. Хо­ра­са­на (пре­ж­де все­го те­ке); под власть Хи­вы бы­ли воз­вра­ще­ны йо­му­ды. Турк­ме­ны по­лу­ча­ли от ха­на оро­шае­мые зем­ли в Хо­рез­ме и не­ко­то­рые при­ви­ле­гии в об­мен на во­ен. служ­бу, со­ста­вив ко­стяк хи­вин­ской ар­мии. В 1823 под кон­троль Хи­вы пе­ре­шёл Мерв. Гл. це­лью мно­го­числ. по­хо­дов в Пер­сию и ка­зах. сте­пи стал за­хват ра­бов.

Туркменистан в сер. 19 – нач. 21 вв.

В 1869 на бе­ре­гу Кас­пия был ос­но­ван пер­вый рус. порт в ре­гио­не – Крас­но­водск (ны­не Турк­мен­ба­ши). В ре­зуль­та­те Хи­вин­ско­го по­хо­да 1873 (см. Хи­вин­ские по­хо­ды) Му­хам­мед Ра­хим-хан II ка­пи­ту­ли­ро­вал пе­ред рос. вой­ска­ми тур­ке­стан­ско­го ген.-гу­бер­на­то­ра К. П. фон Ка­уф­ма­на; 12(24) авг. был под­пи­сан Ген­де­ми­ан­ский мир 1873, со­глас­но ко­то­ро­му хан­ст­во, со­хра­нив­шее лишь ма­лую часть сво­ей тер­ри­то­рии, ста­ло про­тек­то­ра­том Рос. им­пе­рии.

Силь­ней­шим из туркм. пле­мён бы­ли те­ке, по­стро­ив­шие в сво­ём оа­зи­се Ахал-те­ке на юге Т. кре­пость Геок-те­пе и по­сто­ян­но со­вер­шав­шие на­бе­ги на рус. кре­по­сти и под­чи­нив­ших­ся Рос­сии йо­му­дов. Ле­том 1879 те­кин­цам уда­лось за­ста­вить от­сту­пить от Геок-те­пе от­ряд ген.-м. Н. П. Ло­ма­ки­на; толь­ко зи­мой 1881, по­сле трёх­не­дель­ной оса­ды, вой­ска ген.-л. М. Д. Ско­бе­ле­ва взя­ли кре­пость, по­гиб­ла по­ло­ви­на за­щит­ни­ков – ок. 15 тыс. те­кин­цев. Со­про­тив­ле­ние турк­мен бы­ло по­дав­ле­но.

В сент. 1881 ос­но­ва­на опор­ная кре­пость Ас­ха­бад, в ко­то­рый из Крас­но­во­д­ска пе­ре­не­сён адм. центр За­кас­пий­ской об­лас­ти; в кон. 1881 под­пи­сан до­го­вор о де­ли­ми­та­ции гра­ни­цы с Ира­ном. В 1884 ан­нек­си­ро­ван при­над­ле­жав­ший с 1857 те­кин­цам Мерв. В мар­те 1885 про­изош­ло столк­но­ве­ние с афг. вой­ска­ми за близ­ле­жа­щий оа­зис Пан­дж­шех, ко­то­рый Аф­га­ни­стан счи­тал сво­ей тер­ри­то­ри­ей. Афг. вой­ска от­сту­пи­ли с боль­ши­ми по­те­ря­ми, на­зре­вав­ший кон­фликт с Анг­ли­ей, чьим про­тек­то­ра­том был Аф­га­ни­стан, уда­лось пре­дот­вра­тить бла­го­да­ря уси­ли­ям ди­пло­ма­тов обе­их стран; в 1887 за­клю­че­но рус.-брит. со­гла­ше­ние о де­ли­ми­та­ции гра­ни­цы с Аф­га­ни­ста­ном. Го­род Куш­ка (ны­не Сер­хе­та­бат), по­стро­ен­ный в оа­зи­се Пан­дж­шех, стал са­мой юж. точ­кой Рос. им­пе­рии и Т. Де­мар­кация гра­ни­цы при­ве­ла к раз­де­ле­нию не­ко­то­рых туркм. пле­мён, мн. йо­му­ды ос­та­лись в Ира­не, а эр­са­ри, са­ры­ки и али-ели – в Аф­га­ни­ста­не.

Ос­но­вой эко­но­ми­ки Т. ос­та­ва­лись ско­то­вод­ст­во и хлоп­ко­вод­ст­во. В 1876 неф­тя­ная ком­па­ния бр. Но­бе­лей при­сту­пи­ла к бу­ре­нию пер­вых неф­тя­ных сква­жин на за­па­де Т. Бы­ло на­ча­то строи­тель­ст­во За­кас­пий­ской во­ен. же­лез­ной до­ро­ги, от­кры­ты ли­нии Дже­бел – Ки­зыл-Ар­ват (Кы­зыл-Ар­ват; 1881), Ки­зыл-Ар­ват – Аму­да­рья (Чард­жоу) (че­рез Ас­ха­бад и Мерв; 1886), Крас­но­водск – Дже­бел (1896). В 1900 Мерв со­еди­нён ж.-д. вет­кой с Куш­кой, в 1906 ср.-ази­ат. же­лез­ные до­ро­ги со­еди­не­ны с ж.-д. се­тью Европ. Рос­сии. Рус­ские, чья до­ля в на­се­ле­нии об­лас­ти ед­ва пре­вы­ша­ла 7%, со­став­ля­ли ок. 80% ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих и зна­чит. часть го­ро­жан.

Турк­ме­ны, в осн. пе­ре­шед­шие к осед­ло­му об­ра­зу жиз­ни ещё под вла­стью хи­вин­ских ха­нов, со­хра­ня­ли тра­диц. ук­лад и пле­мен­ное де­ле­ние. В нач. 20 в. ок. 30% туркм. на­се­ле­ния Т. со­став­ля­ли те­ке, 21% – йо­му­ды, 16% – эр­са­ри, на де­ся­ток бо­лее мел­ких плё­мен при­хо­ди­лась ос­тав­шая­ся треть на­се­ле­ния. Из те­кин­цев рос. ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей фор­ми­ро­ва­лись доб­ро­вольч. от­ря­ды – Туркм. кон­ная ми­ли­ция (с 1885), Туркм. кон­но-ир­ре­гу­ляр­ный ди­ви­зи­он (с 1892), Туркм. кон­ный ди­ви­зи­он (с 1911). В 1914 ди­ви­зи­он был раз­вёр­нут в Те­кин­ский кон­ный полк, за­ре­ко­мен­до­вав­ший се­бя на фрон­тах 1-й ми­ро­вой вой­ны. В це­лом тер­ри­то­рия Т. бы­ла го­раз­до ме­нее раз­ви­той в пром. и по­ли­тич. от­но­ше­нии, чем др. об­лас­ти рус. Тур­ке­ста­на; ме­ст­ное на­се­ле­ние бы­ло край­не ма­ло во­вле­че­но в мо­дер­ни­за­ци­он­ные про­цес­сы.

В нач. 1916 вождь йо­му­дов Джу­на­ид-хан (1858–1938) взбун­то­вал­ся про­тив вла­сти хи­вин­ско­го ха­на, взял Хи­ву и каз­нил не­сколь­ких ми­ни­ст­ров. При­шед­шие на по­мощь ха­ну рус. вой­ска вес­ной вы­би­ли йо­му­дов из го­ро­да, Джу­на­ид-хан бе­жал в Аф­га­ни­стан, на турк­мен бы­ла на­ло­же­на тя­жё­лая кон­три­буция. За­хват турк­ме­на­ми Хи­вы стал про­ло­гом к Сред­не­ази­ат­ско­му вос­ста­нию 1916, ча­стью ко­то­ро­го бы­ло вос­ста­ние йому­дов (сент. – дек. 1916).

По­сле па­де­ния Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва ча­стью туркм. пле­мён был из­бран Нац. ис­пол­нит. к-т во гла­ве с полк. Ураз-Сер­да­ром, од­на­ко вско­ре в Ас­ха­бад при­был от­ряд пред. Тур­ке­стан­ско­го со­ве­та нар. ко­мис­са­ров Ф. И. Ко­ле­со­ва и ус­та­но­вил в Т. сов. власть. В апр. 1918 бы­ло объ­яв­ле­но о вклю­че­нии тер­ри­то­рии За­кас­пий­ской обл. в со­став Тур­ке­стан­ской АССР со сто­ли­цей в Таш­кен­те.

В ию­не 1918 в Ас­ха­ба­де на­ча­лись вол­не­ния ж.-д. ра­бо­чих, вы­зван­ные при­ка­зом о мо­би­ли­за­ции; при­слан­ный из Таш­кен­та от­ряд А. И. Фро­ло­ва раз­вер­нул по­ли­ти­ку тер­ро­ра, спро­во­ци­ро­вав Ас­хабад­ское вос­ста­ние 11–12 ию­ля. Вско­ре пов­стан­цы уже кон­тро­ли­ро­ва­ли все круп­ней­шие го­ро­да Т., от­ряд Фро­ло­ва был унич­то­жен. В Ас­ха­ба­де уч­ре­ж­де­но За­кас­пий­ское врем. пра­ви­тель­ст­во во гла­ве с пра­вым эсе­ром ма­ши­ни­стом Ф. А. Фун­ти­ко­вым, в пра­ви­тель­ст­во так­же во­шли пред­ста­ви­те­ли ка­де­тов, во­ен­ных, ра­бо­чих, туркм. зна­ти (Ураз-Сер­дар стал во­ен. ми­ни­ст­ром). К 21 ию­ля под кон­тро­лем это­го пра­ви­тель­ст­ва ока­за­лась зна­чит. часть тер­ри­то­рии Т. От­ряд ко­мис­са­ра Тур­ке­стан­ско­го Сов­нар­ко­ма П. Г. Пол­то­рац­ко­го был ок­ру­жён в Мер­ве, Пол­то­рац­кий рас­стре­лян. По­пыт­ка За­кас­пий­ско­го врем. пра­ви­тель­ст­ва пе­рей­ти в на­сту­п­ле­ние про­ва­ли­лась, по­слан­ный на вос­ток от­ряд был раз­бит под Чард­жоу, пов­стан­цам не уда­лось ов­ла­деть Куш­кой. Чле­ны пра­ви­тель­ст­ва об­ра­ти­лись за по­мо­щью к брит. во­ен. мис­сии в Меш­хе­де. По со­гла­ше­нию от 19 авг. анг­ли­ча­нам был пе­ре­дан кон­троль над Кас­пий­ской во­ен. фло­ти­ли­ей, пор­та­ми и же­лез­ны­ми до­ро­га­ми. Осе­нью в го­ро­дах вдоль же­лез­ной до­ро­ги раз­мес­ти­лись брит. гар­ни­зо­ны (все­го ок. 1000 чел.); са­мым круп­ным столк­но­ве­ни­ем брит. войск с си­ла­ми боль­ше­ви­ков ста­ло сра­же­ние при ст. Ду­шак в Юж. Т., 1 но­яб. вой­ска За­кас­пий­ско­го врем. пра­ви­тель­ст­ва за­ня­ли Мерв. Штаб брит. во­ен. мис­сии во гла­ве с У. Мал­ле­со­ном раз­мес­тил­ся в Ас­ха­ба­де. 20 сент. по ре­ше­нию ме­ст­но­го от­де­ле­ния За­кас­пий­ско­го врем. пра­ви­тель­ст­ва под Крас­но­во­дском бы­ли рас­стре­ля­ны аре­сто­ван­ные анг­ли­ча­на­ми в Ба­ку ли­де­ры Ба­кин­ской ком­му­ны.

К кон. 1918 по­ло­же­ние За­кас­пий­ско­го врем. пра­ви­тель­ст­ва ос­лож­ни­лось; на вол­не не­до­воль­ст­ва ра­бо­чих оно уш­ло в от­став­ку, 1.1.1919 его сме­нил К-т об­ществ. спа­се­ния (Ди­рек­то­рия) из пя­ти из­би­рае­мых чле­нов (3 рус­ских и 2 турк­мен). В ус­ло­ви­ях за­вер­ше­ния 1-й ми­ро­вой вой­ны 21.1.1919 брит. пра­ви­тель­ст­во при­ня­ло ре­ше­ние о вы­во­де войск с тер­ри­то­рии Т. (обос­но­ва­ни­ем ин­тер­вен­ции по­слу­жи­ла не­об­хо­ди­мость борь­бы с нем. и тур. влия­ни­ем в ре­гио­не); осн. час­ти пе­ре­шли перс. гра­ни­цу к 5 апр. (в Крас­но­вод­ске брит. гар­ни­зон ос­та­вал­ся до ав­гу­ста). Час­ти РККА 21 мая взя­ли Бай­рам-Али, 23 мая – Мерв, 24 мая – Куш­ку, 9 июля – Ас­ха­бад (пе­ре­име­но­ван в Пол­то­рацк). 8 авг. Ди­рек­то­рия рас­пу­ще­на; власть пе­ре­да­на вре­мен­но ко­манд. вой­ска­ми За­кас­пий­ской обл. ген.-м. С. Н. Ла­за­ре­ву, под­чи­няв­ше­му­ся глав­но­ко­манд. Воо­ру­жён­ных сил Юга Рос­сии (ВСЮР) А. И. Де­ни­ки­ну. ВСЮР не уда­лось на­дол­го ос­та­но­вить на­тиск РККА, 6.2.1920, с па­де­ни­ем Крас­но­во­д­ска, на всей тер­ри­то­рии Т. ус­та­нов­ле­на сов. власть.

Со­про­тив­ле­ние рас­про­стра­не­нию сов. вла­сти в Хо­рез­ме воз­гла­вил Джу­на­ид-хан (в кон. 1917 – нач. 1920 фак­тич. пра­ви­тель Хи­вин­ско­го хан­ст­ва; см. Бас­ма­че­ст­во). По­сле ли­к­ви­да­ции хан­ст­ва и соз­да­ния Хо­резм­ской на­род­ной со­вет­ской рес­пуб­ли­ки Джу­на­ид-хан скрыл­ся в Ка­ра­ку­мах и про­дол­жил борь­бу; вес­ной 1922 он был вы­ну­ж­ден уй­ти в Иран. Опи­ра­ясь на ба­зы в при­гра­нич­ных рай­онах Ира­на и Аф­га­ни­ста­на (где зна­чит. часть на­се­ле­ния со­став­ля­ли турк­ме­ны), Джу­на­ид-ха­ну в 1923, 1927, 1929 и 1931 уда­ва­лось осу­ще­ст­в­лять круп­ные втор­же­ния на тер­ри­то­рию Т. Ле­том 1931 Сред­не­ази­ат­ский ВО про­вёл круп­но­мас­штаб­ную во­ен. опе­ра­цию про­тив бас­ма­чей Т. (об­щая чис­лен­ность их 14 от­ря­дов оце­ни­ва­лась в 2000 са­бель), что по­зво­ли­ло в осн. ли­к­ви­ди­ро­вать бас­ма­че­ст­во на тер­ри­то­рии Т., но ещё в 1933 бы­ло за­фик­си­ро­ва­но бо­лее 60 втор­же­ний бас­ма­чей в Т. из Ира­на и Аф­га­ни­ста­на.

Осн. часть Т. в 1921 во­шла в со­став Тур­ке­стан­ской АССР как Турк­мен­ская об­ласть. В хо­де на­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­но­го раз­ме­же­ва­ния Ср. Азии 27.10.1924 она бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в Туркм. ССР, ку­да так­же во­шли не­ко­то­рые об­лас­ти уп­разд­нён­ной Бу­хар­ской на­род­ной со­вет­ской рес­пуб­ли­ки (рай­оны Кир­ки и Чард­жоу в сред­нем те­че­нии Аму­да­рьи) и осн. тер­ри­то­рия Хо­резм­ской ССР (Ку­ня-Ур­генч, Та­ша­уз, Тах­та, Иль­я­ли, Пор­са). В 1925 гра­ни­ца Туркм. ССР бы­ла нес­коль­ко пе­ре­дви­ну­та на се­вер за счёт ря­да тер­ри­то­рий Ка­зак­ской АССР.

В 1927 сто­ли­це Т., Пол­то­рац­ку, воз­вра­ще­но ис­то­рич. наз­ва­ние – Аш­ха­бад. Ос­но­ву эко­но­ми­ки Туркм. ССР пер­воначаль­но со­став­ля­ло хлоп­ко­вод­ст­во (боль­шую роль сыг­ра­ло строи­тель­ст­во Ка­ра­кум­ско­го ка­на­ла), позд­нее ста­ла рас­ти роль неф­те­га­зо­вой и хи­мич. пром-сти (в 1967 вве­дён в экс­плуа­та­цию га­зо­про­вод «Сред­няя Азия – Центр»). Бы­ст­ро рос­ло на­се­ле­ние (в 1926 оно состав­ля­ло ме­нее 1 млн. чел., в 1959 – 1,5 млн., в 1989 – 3,5 млн. чел.), в т. ч. го­род­ское. Макс. до­ля рус. на­се­ле­ния – 18,6% – бы­ла дос­тиг­ну­та в 1939 (в 1989 – 9,5%, 334 тыс. чел.). Не­ма­лую роль в сни­же­нии тем­пов рос­та на­се­ле­ния сыг­ра­ло зем­ле­тря­се­ние 1948, в ко­то­ром поч­ти пол­но­стью был унич­то­жен Аш­ха­бад. Ок. 300 тыс. жи­те­лей Т. вое­ва­ли на фрон­тах Вел. Отеч. вой­ны, 86 тыс. из них по­гиб­ли. Т. ос­та­вал­ась ма­ло­раз­ви­той аг­рар­ной стра­ной, сла­бо за­тро­ну­той мо­дер­ни­за­ци­ей.

Во вре­мя пе­ре­строй­ки парт. ру­ко­во­д­ство Т. пол­но­стью со­хра­ня­ло кон­троль над си­туа­ци­ей. С ию­ля 1988 в рес­пуб­ли­ке бы­ли за­пре­ще­ны ми­тин­ги и ше­ст­вия, оп­по­зиц. об­ществ. объ­е­ди­не­ния. 27.10.1990 на без­аль­тер­на­тив­ных вы­бо­рах на пост пре­зи­ден­та Туркм. ССР из­бран С. Ния­зов, с 1985 за­ни­мав­ший пост 1-го сек­ре­та­ря КП Туркм. ССР. 26.10.1991 со­сто­ял­ся ре­фе­рен­дум, со­гла­с­но ре­зуль­та­там ко­то­ро­го 27 окт. Т. бы­ла про­воз­гла­ше­на не­за­ви­си­мым го­су­дар­ст­вом (член ООН с 2.3.1992), КП пре­об­ра­зо­ва­на в Де­мо­кра­тич. пар­тию Т. Для 1990-х гг. ха­рак­те­рен су­щест­вен­ный от­ток рус­ско­языч­но­го на­се­ле­ния. В 1992 Ния­зов вновь по­бе­дил на без­аль­тер­на­тив­ных пре­зи­дент­ских вы­бо­рах. В 1993 Медж­лис (пар­ла­мент) при­сво­ил Ния­зову ти­тул Турк­мен­ба­ши («Гла­ва турк­мен»), ко­то­рый стал ис­поль­зо­вать­ся вме­сто его фа­ми­лии; в 1999 Нар. со­вет Т. при­нял ре­ше­ние о по­жиз­нен­ном пре­зи­дент­ст­ве Ния­зо­ва. Т. пре­вра­тилась в за­кры­тую стра­ну, в ко­то­рой был вы­стро­ен культ лич­но­сти Ния­зо­ва. Ос­но­вой офиц. на­цио­на­ли­стич. идео­ло­гии ста­ла на­пи­сан­ная Ния­зо­вым «Рух­на­ма» («Кни­га ду­ха»), воз­ве­ли­чи­ваю­щая турк­мен как са­мый древ­ний и та­лант­ли­вый на­род ми­ра; изу­че­ние кни­ги ста­ло стро­го обя­за­тель­ным.

В 2006 С. Ния­зов ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся, ре­ше­ни­ем Со­ве­та безо­пас­но­сти Турк­ме­нии и. о. гла­вы го­су­дар­ст­ва был на­зна­чен мин. здра­во­охра­не­ния Г. Бер­ды­му­ха­ме­дов, в 2007 по­бе­див­ший на без­аль­тер­на­тив­ных вы­бо­рах (в 2012 пе­ре­из­бран). Культ лич­но­сти Ния­зо­ва был во мно­гом свёр­нут (за­ме­нён бо­лее уме­рен­ным куль­том но­во­го пре­зи­ден­та), про­изош­ла не­ко­то­рая ли­бе­ра­ли­за­ция жиз­ни стра­ны – уп­ро­щён дос­туп к Ин­тер­не­ту, вновь от­кры­лась Ака­де­мия на­ук Т. В 2012 в стра­не поя­ви­лась вто­рая пар­тия – Пар­тия про­мыш­лен­ни­ков и пред­при­ни­ма­те­лей Т. Зна­чит. до­хо­ды от экс­пор­та га­за поз­во­ля­ют пра­вя­ще­му ре­жи­му обес­пе­чи­вать срав­ни­тель­но вы­со­кий уро­вень жиз­ни на­се­ле­ния Т., со­хра­ня­ют­ся быст­рые тем­пы его ро­ста (чис­лен­ность рус­ских со­кра­ти­лась до 2%).

Ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния ме­ж­ду РФ и Т. ус­та­нов­ле­ны 8.4.1992. В 2002 за­клю­чён До­го­вор о друж­бе и со­труд­ни­че­ст­ве. То­ва­ро­обо­рот (2014) со­став­ля­ет 1247 млн. долл., экс­порт – 1156 млн. долл.

Хозяйство

Т. – сла­бо­раз­ви­тая центр.-ази­ат. стра­на со срав­ни­тель­но вы­со­ки­ми до­хо­да­ми из-за зна­чит. до­ли в эко­но­ми­ке неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра. Объ­ём ВВП 90,3 млрд. долл. (по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти; 2015, оцен­ка), в рас­чё­те на ду­шу на­се­ле­ния ок. 15,6 тыс. долл. Ин­декс че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия 0,688 (2014; 109-е ме­сто сре­ди 188 стран).

В со­ста­ве СССР Т. пе­ре­жи­ва­ла бур­ное эко­но­мич. раз­ви­тие (соз­да­ны круп­ные пром. пред­при­ятия, уч­ре­ж­де­ния сфе­ры ус­луг, про­ве­де­на ин­тен­си­фи­ка­ция с.-х. про­из-ва за счёт строи­тель­ст­ва оро­сит. сис­тем, по­ста­вок ми­нер. удоб­ре­ний и тех­ни­ки). По­сле рас­па­да СССР гос. по­ли­ти­ка свя­за­на с вве­де­ни­ем жё­ст­ких адм. мер управ­ле­ния эко­но­ми­кой (ры­ноч­ные ин­сти­ту­ты не вы­пол­ня­ют функ­ции ес­теств. ре­гу­ля­то­ров эко­но­мич. про­цес­сов). Осн. на­прав­ле­ния раз­ви­тия Т. оп­ре­де­ля­ет Нац. про­грам­ма со­ци­аль­но-эко­но­мич. раз­ви­тия на 2011–30 (гл. прин­цип – пол­ное удов­ле­тво­ре­ние собств. по­треб­но­стей при опо­ре на внутр. ре­сур­сы, в т. ч. пу­тём соз­да­ния от­сут­ст­вую­щих про­из­водств).

Осн. от­рас­ли кон­тро­ли­ру­ют­ся гос. кор­по­ра­ция­ми и кон­цер­на­ми [«Türk­men­nebit» («Турк­мен­нефть»), «Türk­men­gaz» («Турк­мен­газ»), «Türk­men­ener­go» («Турк­мен­энер­го»), «Турк­мен­хи­мия» («Türk­men­himiýa»), «Türk­men­pagta» («Турк­мен­хло­пок») и др.]. При­ва­ти­за­ция ог­ра­ни­че­на фер­мер­ски­ми хо­зяй­ст­ва­ми и мел­ки­ми пред­при­ятия­ми сфе­ры ус­луг. Иностр. ка­пи­тал до­пус­ка­ет­ся в стра­ну в ис­клю­чит. слу­ча­ях. Уро­вень ин­фля­ции 16% (2015, оцен­ка). Тем­пы эко­но­мич. рос­та ус­той­чи­во вы­со­кие (10,3% в 2014, 10,2% в 2013, 11,1% в 2012), гл. фак­тор – гос. по­ли­ти­ка, в т. ч. ин­ве­сти­ро­ва­ние в разл. от­рас­ли до­хо­дов (в 2014 со­ста­ви­ли св. 18 млрд. долл.) от неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра. Со­кра­ще­ние тем­пов рос­та в то­п­лив­но-энер­ге­тич. ком­плек­се в нач. 2010-х гг. ком­пен­си­ру­ет­ся бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми в др. от­рас­лях (в т. ч. в строи­тель­ст­ве, роз­нич­ной тор­гов­ле и транс­пор­те).

В струк­ту­ре ВВП до­ля пром-сти и строи­тель­ст­ва со­став­ля­ет 49,3%, сфе­ры ус­луг – 38,0%, сель­ско­го, лес­но­го хо­зяй­ст­ва и ры­бо­лов­ст­ва – 12,7% (2015, оцен­ка).

Промышленность

Тра­ди­ци­он­но ве­ду­щую роль иг­ра­ет то­п­лив­но-энер­ге­тич. ком­плекс (ок. 80% стои­мо­сти пром. про­дук­ции, нач. 2010-х гг.). Сре­ди др. от­рас­лей бы­ст­ры­ми тем­па­ми раз­ви­ва­ют­ся хи­ми­че­ская (гл. обр. неф­те- и га­зо­хи­ми­че­ская), лёг­кая (пре­ж­де все­го тек­стиль­ная) и пи­ще­вку­со­вая пром-сть, а так­же ма­ши­но­строе­ние и ме­тал­ло­об­ра­бот­ка.

Топливная промышленность

Фото В. Вяткина / РИА Новости Туркменбашинский комплекс нефте-перерабатывающих заводов.

До­бы­ча неф­ти и га­зо­во­го кон­ден­са­та 12 млн. т (2013; 5,7 млн. т в 1990); осн. ме­сто­ро­ж­де­ния – в Бал­кан­ском (Че­ле­кен, Бар­са­гель­мес, Ди­яр­бе­кир и др.) и Ма­рый­ском (Юж­ный Ио­ло­тан – Ос­ман и др.) ве­лая­тах. Дей­ст­ву­ют (ус­та­нов­лен­ная мощ­ность, млн. т сы­рой неф­ти в год): Турк­мен­ба­шин­ский ком­плекс неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щих за­во­дов (7,5; ши­ро­кий спектр то­п­ли­ва и хи­мич. сы­рья; зна­чит. часть про­дук­ции экс­пор­ти­ру­ет­ся; г. Турк­мен­ба­ши, Бал­кан­ский ве­ла­ят) и Сей­дин­ский НПЗ (6,0; про­из-во то­п­ли­ва и би­ту­ма; г. Сей­ди, близ Турк­ме­на­ба­та). Про­из-во неф­те­про­дук­тов 8,1 млн. т (2013). До­бы­ча при­род­но­го и по­пут­но­го неф­тя­но­го га­за 69,2 млрд. м3 (2013; 81,9 млрд. м3 в 1990). Экс­плуа­ти­ру­ют­ся св. 30 га­зо­вых и га­зо­кон­денсат­ных ме­сто­ро­ж­де­ний; ос­нов­ные – Са­ман­те­пе (Ле­бап­ский ве­ла­ят), Дов­ле­та­бад-Дон­мез, Яш­лар и Гал­кы­ныш (Ма­рый­ский ве­ла­ят). При ме­сто­ро­ж­де­ни­ях дей­ст­ву­ет ряд за­во­дов по очи­ст­ке, пер­вич­ной пе­ре­ра­бот­ке и сжи­же­нию при­род­но­го га­за. Про­из-во сжи­жен­но­го при­род­но­го га­за ок. 400 тыс. т (2008). В то­п­лив­ную пром-сть при­вле­ка­ет­ся иностр. ка­пи­тал (в т. ч. ком­па­нии: аме­ри­кан­ские «Chevron», «ConocoPhillips», «Marathon Oil Corporation»; брит. BP, франц. «To­tal», герм. RWE, австр. OMV, норв. «Statoil», ирл. «Dragon Oil», ма­лай­зий­ская «Petroliam Nasional Berhad», рос. ЛУКОЙЛ и др.).

Электроэнергетика

Про­из-во элек­тро­энер­гии 22,3 млрд. кВт·ч (2014). Вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся гл. обр. на ТЭС (св. 40% сум­мар­ной мощ­но­сти – га­зо­тур­бин­ные); круп­ней­шие (ус­та­нов­лен­ная мощ­ность, МВт) – Ма­рый­ская ГРЭС (1685), Турк­мен­ба­шин­ская ТЭЦ (420), Бал­ка­на­бат­ская (380). Гин­ду­куш­ская ГЭС (един­ст­вен­ная в стра­не; мощ­ность 1,2 МВт; на р. Мур­габ, Ма­рый­ский ве­ла­ят).

Металлургия

Ме­тал­лур­гич. за­вод в пос. Ова­дан­де­пе (Ахал­ский ве­ла­ят; мощ­ность 160 тыс. т про­дук­ции в год; ра­бо­та­ет на ме­тал­ло­ло­ме; вы­пуск сталь­но­го про­ка­та), про­из-во чу­гун­но­го и сталь­но­го ли­тья.

Машиностроение и металлообработка

Дей­ст­ву­ют за­во­ды: элек­тро­тех­ни­че­ский (изо­ля­то­ры, ру­биль­ни­ки, пре­до­хра­ни­те­ли, кон­так­ты вво­да для транс­фор­ма­то­ров, све­то­ди­од­ные ли­нии), «Türkmen Kabel» («Турк­мен­ка­бель»; ка­бе­ли, алю­ми­ние­вые про­во­да для ЛЭП и др.), «Аш­прод­маш» (обо­рудо­ва­ние для пи­ще­вой пром-сти), те­п­ло­во­зо­ре­монт­ный, «Demir» («Де­мир»; алю­ми­ние­вое ли­тьё, в т. ч. ка­за­ны; все – в Аш­ха­ба­де), «Аг­ро­маш» (лен­точ­ные транс­пор­тё­ры; ре­монт дви­га­те­лей с.-х. ма­шин; в Турк­ме­на­ба­те), ма­ши­но­строи­тель­ный (цен­тро­беж­ные на­со­сы, в г. Ма­ры), ва­го­но­ре­монт­ный (г. Сер­дар, Бал­кан­ский ве­ла­ят).

Химическая промышленность

До­бы­ча (тыс. т, 2013): ка­лий­ных (4000; Ка­ра­биль­ское ме­сто­ро­ж­де­ние), ка­мен­ной (225; оз. Гув­лы близ Турк­мен­ба­ши) и глау­бе­ро­вой (63; зал. Ка­ра-Бо­газ-Гол) со­лей, са­мо­род­ной се­ры [11; ме­сто­ро­ж­де­ние близ г. Ма­гдан­лы (Гаур­дак); Ле­бап­ский ве­ла­ят] и др. Экс­плуа­ти­ру­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния ио­до­бромных вод в Бал­кан­ском ве­лая­те.

Сре­ди пред­при­ятий – ком­би­на­ты: «Guv­lyduz» («Гув­лы­дуз»; ус­та­нов­лен­ная мощ­ность 180 тыс. т пи­ще­вой ио­ди­ро­ван­ной со­ли), «Garabogazsulfat» («Ка­ра­бо­газ­суль­фат»; суль­фат и хло­рид маг­ния, мор. соль, мед. глау­бе­ро­ва соль, суль­фат на­трия и др.; гл. обр. на экс­порт; оба – Бал­кан­ский ве­ла­ят), по вы­пус­ку ка­лий­ных удоб­ре­ний (сер. 2016, стро­ит­ся; Ле­бап­ский ве­ла­ят). ПО «Türk­menmineral» («Турк­мен­ми­не­рал»; це­ле­сти­но­вый кон­цен­трат; экс­порт мо­ло­той се­ры; г. Ма­гдан­лы). За­во­ды: Турк­ме­на­бат­ский хи­мич. им. С. Ния­зо­ва (сер­ная ки­сло­та, ам­мо­ний­ный су­пер­фос­фат, пла­сти­ко­вые тру­бы; г. Турк­ме­на­бат), Га­ур­дак­ский сер­ный (г. Ма­гдан­лы), Ха­зар­ский хи­ми­че­ский (г. Ха­зар), Бал­ка­на­бат­ский иод­ный (оба – иод и бром), «Maryazot» («Ма­рыа­зот»; про­из-во 400 тыс. т. ам­миа­ка и 640 тыс. т кар­ба­ми­да в год; ок. 80% кар­ба­ми­да экс­пор­ти­ру­ет­ся; г. Ма­ры), га­зо­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щий (по­ли­эти­лен и по­ли­про­пи­лен; Бал­кан­ский ве­ла­ят), «Dökünhimiýa» («До­кун­хи­мия»; бы­то­вая хи­мия; г. Аш­ха­бад). Про­из-во: ио­да (500 т, 2013), бро­ма (500 т), ми­нер. удоб­ре­ний (774,4 тыс. т, 2010; в т. ч. азот­ных 447,9, фос­фор­ных 326,5). Раз­ви­ва­ет­ся фар­ма­цев­тич. пром-сть (неск. фаб­рик в Аш­ха­ба­де).

Промышленность строительных материалов

Про­из-во це­мен­та 2,7 млн. т (2013); осн. за­во­ды (ус­та­нов­лен­ная мощ­ность, млн. т): в райо­не посёл­ка Ке­ля­та [Ахал­ский ве­ла­ят; два – мощ­но­стью со­от­вет­ст­вен­но 1,25 и 1,0; оба – в со­ста­ве гос. ком­па­нии «Türk­men­cement» («Турк­мен­це­мент»)], а так­же в по­сёл­ках Гар­лык (Ле­бап­ский ве­ла­ят; 1,4) и Дже­бел (Бал­кан­ский ве­ла­ят; 1,0; оба – тур. ком­па­нии «Polimeks»). Сте­коль­ный ком­би­нат (г. Аш­ха­бад).

Лёгкая промышленность

Лёг­кая про­мыш­лен­ность ис­поль­зу­ет собств. сы­рьё. Об­щая мощ­ность хлоп­ча­то­бу­маж­ных фаб­рик ок. 135 тыс. т хлоп­ка-во­лок­на. Пре­об­ла­да­ют круп­ные тек­стиль­ные ком­плек­сы [(ос­нов­ные – в Аш­ха­ба­де, Гёк­де­пе (Ахал­ский ве­ла­ят) и Бай­ра­ма­лы (Бай­рам-Али; Ма­рыйский ве­ла­ят)] по вы­пус­ку хлоп­ча­то­бу­маж­ных пря­жи и тка­ни (в т. ч. джин­со­вой), три­ко­таж­но­го и мах­ро­во­го полот­на, го­то­вой оде­ж­ды и др. швей­ных из­де­лий. Мно­го­числ. хлоп­ко­очи­стит. за­во­ды. Про­из-во мед. ва­ты и кос­ме­тич. ват­ных средств. Ко­же­вен­ные заво­ды в Аш­ха­ба­де и Ма­ры, обув­ная фаб­ри­ка в г. Ан­нау (Ахал­ский ве­ла­ят); Аш­ха­бад­ский дом мо­де­лей.

Пищевкусовая промышленность

Пи­ще­вку­со­вая про­мыш­лен­ность пред­став­ле­на пе­ре­ра­бот­кой ры­бы (в т. ч. за­вод в г. Турк­мен­ба­ши), то­ма­тов, про­из-вом рас­тит. мас­ла, са­ха­ра (един­ст­вен­ный за­вод в г. Ма­ры; мощ­ность 146 тыс. т са­ха­ра-сыр­ца в год), фрук­то­вых со­ков, су­хо­фрук­тов, оре­хов (мин­да­ля, ле­щи­ны, ара­хи­са, фис­таш­ки и др.), не­сколь­ки­ми ви­но­дельч. за­во­да­ми (в Аш­ха­ба­де и др.).

Сельское хозяйство

Пре­об­ла­да­ют кре­сть­ян­ские объ­е­ди­не­ния, дай­хан­ские (ин­ди­ви­ду­аль­ные фер­мер­ские) и лич­ные под­соб­ные хо­зяй­ст­ва. Про­во­дит­ся по­ли­ти­ка ди­вер­си­фи­ка­ции вы­ра­щи­вае­мых куль­тур (рас­ши­ря­ют­ся по­се­вы ри­са, са­хар­ной свёк­лы, бах­че­вых, овощ­ных и пло­до­во-ягод­ных куль­тур). В струк­ту­ре с.-х. уго­дий (млн. га, 2011) из 33,8 на па­ст­би­ща при­хо­дит­ся 31,8, паш­ню – 1,9 (ок. 97% – оро­шае­мая), мно­го­лет­ние на­са­ж­де­ния – ок. 0,1.

Ве­ду­щая от­расль – рас­те­ние­вод­ст­во (ок. 2/3 стои­мо­сти с.-х. про­дук­ции). Стра­те­гич. зна­че­ние име­ют хлоп­ко­вод­ст­во и про­из-во зер­но­вых куль­тур (в 2012 по­сев­ные пло­ща­ди под зер­но­вы­ми – 860 тыс. га, под хлоп­чат­ни­ком – 550 тыс. га), тра­ди­ци­он­но важ­ное ме­сто за­ни­ма­ют бах­че­вод­ст­во, ово­ще­вод­ст­во (в Ахал­ском ве­лая­те), са­до­вод­ст­во и ви­но­гра­дар­ст­во (в рай­онах Аш­ха­ба­да, Гёк­де­пе, Ма­ры, вдоль р. Аму­да­рья).

Вы­ра­щи­ва­ют (сбор, тыс. т, 2013): зер­но­вые 1614,0 (в т. ч. пше­ни­ца 1370,0, рис 130,0), разл. ово­щи 1006,6 (кар­то­фель 280,0, лук 126,8, ка­пус­та 82,3, мор­ковь и ре­па 80,2 и др.) и фрук­ты 419,0 (в т. ч. яб­ло­ки 82,0, сли­вы 34,0, аб­ри­ко­сы 33,0, пер­си­ки 30,0), по­ми­до­ры 376,9, ар­бу­зы 250,0, ви­но­град 240,0, мин­даль 1,2 и др. Осн. тех­нич. куль­туры (сбор, тыс. т, 2013): хлоп­чат­ник 574,2 (376,2 се­мян; 198,0 хлоп­ка-во­лок­на, св. 1/3 – осо­бо цен­ный тон­ко­во­лок­ни­стый хло­пок), са­хар­ная свёк­ла 238,0, та­бак 2,1. Про­из-во кор­мов (тыс. т, 2013): тра­вя­ные сме­си 2400, си­лос 810 (из зе­ле­ни ку­ку­ру­зы и лю­цер­ны), кор­не­пло­ды 140.

Выпас верблюдов.

По­го­ло­вье (млн. го­лов, 2014): пти­цы 16,5, овец 14,0 (ве­ду­щие на­прав­ле­ния – ка­ра­ку­ле­вод­ст­во и тон­ко­рун­ное ов­це­вод­ст­во), круп­но­го ро­га­то­го ско­та (вклю­чая буй­во­лов) ок. 2,3, коз ок. 2,3, верб­лю­дов св. 0,1 (св. 1/2 по­го­ло­вья – в Ахал­ском и Бал­кан­ском ве­лая­тах). Шел­ко­вод­ст­во (про­из-во шёл­ка-сыр­ца 720 т, 2013). Пче­ло­вод­ст­во (сбор мё­да 810 т, 2013). Раз­ве­де­ние осет­ро­вых рыб. Про­из-во (тыс. т, 2013): мо­ло­ка 2200,0 (в т. ч. ко­ровь­е­го 1460,0), мя­са 324,2 (гл. обр. го­вя­ди­на и ба­ра­ни­на); яиц 833,4 млн. шт.

Сфера услуг

Гл. опе­ра­тор фи­нан­со­вой сис­те­мы – Центр. банк Турк­ме­ни­ста­на (1991). Бан­ков­ская сис­те­ма вклю­ча­ет неск. ком­мерч. бан­ков (в т. ч. 5 гос. и 2 с иностр. уча­сти­ем). Гос. то­вар­но-сырь­е­вая бир­жа Т. (1994). Ры­нок стра­хо­вых ус­луг кон­тро­ли­ру­ет Гос. стра­хо­вая орг-ция. Раз­ви­ва­ет­ся ту­ризм (ак­тив­но с 2000-х гг.). Осн. ви­ды: пляж­ный (с 2007 на по­бе­ре­жье Кас­пий­ско­го м. в рай­оне г. Турк­мен­ба­ши соз­да­ёт­ся ку­рорт­ная зо­на ме­ж­ду­нар. клас­са Ава­за), куль­тур­но-по­зна­ва­тель­ный и ле­чеб­ный (ряд баль­нео­ло­гич. ку­рор­тов).

Транспорт

Осн. ви­ды транс­пор­та – же­лез­но­до­рож­ный (ок. 80% внеш­не­тор­го­вых пе­ре­во­зок) и ав­то­мо­биль­ный. Т. вы­год­но рас­по­ло­же­на на пе­ре­крё­ст­ке транс­порт­ных пу­тей [в т. ч. ме­ж­ду­нар. транс­порт­ные ко­ри­до­ры «Се­вер – Юг», ТРАСЕКА (Ев­ро­па – Кав­каз – Азия) и др.]. Об­щая про­тя­жён­ность ав­то­до­рог ок. 58,6 тыс. км, в т. ч. с твёр­дым по­кры­ти­ем ок. 47,6 тыс. км (2002). Гл. ав­то­до­ро­ги: Турк­мен­ба­ши – Аш­ха­бад – Турк­ме­на­бат, Бай­рам­лы – Га­зо­джак – Да­шо­гуз. Дли­на же­лез­ных до­рог 2980 км (2014). Осн. ли­ния: Турк­мен­ба­ши – Аш­ха­бад – Ма­ры – Турк­ме­на­бат. Мор. флот на­счи­ты­ва­ет 11 су­дов (2010). Гл. мор. порт – Турк­мен­ба­ши; ре­гу­ляр­ное со­об­ще­ние с Ас­т­ра­ха­нью, Ма­хач­ка­лой (оба – Рос­сия), Ба­ку (Азер­бай­джан) и Эн­зе­ли (Иран), мор. ж.-д. пе­ре­пра­ва до Ба­ку, мор. ав­то­мо­биль­ная пе­ре­пра­ва до рос. порта Оля. Дли­на неф­те­про­во­дов 1501 км, га­зо­про­во­дов 7500 км [2013; в т. ч. «Ср. Азия – Центр» (в Рос­сию), Ар­тык – Лот­фа­бад, Кор­пед­же – Курт-Куи, Дов­ле­та­бад – Се­рахс – Хан­ги­ран, Дов­ле­та­бад – Са­лыр-Яп (все – в Иран), «Центр. Азия – Ки­тай»]. Ме­ж­ду­нар. аэ­ро­пор­ты: в Аш­ха­ба­де, Турк­мен­ба­ши, Ма­ры. Про­тя­жён­ность внутр. вод­ных пу­тей 1300 км (2011; су­до­ход­ны р. Аму­да­рья и 450 км на­чаль­но­го уча­ст­ка Ка­ра­кум­ско­го ка­на­ла).

Внешняя торговля

Внеш­не­тор­го­вый ба­ланс тра­ди­ци­он­но сво­дит­ся с про­фици­том. Объ­ём внеш­не­тор­го­во­го обо­ро­та 35,8 млрд. долл. (2015, оцен­ка), в т. ч. экс­порт 21,0 млрд. долл., им­порт 14,8 млрд. долл. Экс­пор­ти­ру­ют­ся: при­род­ный газ (ок. 80%; 46,9 млрд. м3), сы­рая нефть и неф­те­про­дук­ты (ок. 11%), хи­мич. то­ва­ры (кар­ба­мид, по­ли­про­пи­лен и др.), хло­пок (ок. 60 тыс. т в 2013) и тек­стиль. Гл. по­ку­па­те­ли (% стои­мо­сти, 2014): Ки­тай 69,7 и Тур­ция 4,6. Им­пор­ти­ру­ют­ся: ма­ши­ны и обо­ру­до­ва­ние, из­де­лия из ме­тал­лов, фар­ма­цев­тич. пре­па­ра­ты, ме­бель и про­дук­ты пи­та­ния. Осн. по­став­щи­ки (% стои­мо­сти, 2014): Тур­ция 25,1, Рос­сия 13,0, Ки­тай 10,7.

Вооружённые силы

Воо­руж. си­лы (ВС) на­счи­ты­ва­ют 22 тыс. чел. (2015) и со­сто­ят из Су­хо­пут­ных войск (СВ), ВВС и ПВО, ВМС и войск центр. под­чи­не­ния. При­ня­тая в 2009 во­ен. док­три­на под­чёр­ки­ва­ет ней­траль­ный ста­тус стра­ны. Во­ен. го­до­вой бюд­жет 612 млн. долл. (2013, оцен­ка), кро­ме то­го, во­ен. по­мощь США – св. 0,5 млн. долл. (2014). Вер­хов­ный глав­но­ко­манд. ВС – пре­зи­дент, осу­ще­ст­в­ляю­щий об­щее ру­ко­во­дство обо­ро­ной стра­ны. Не­по­средств. ру­ко­во­дство ВС воз­ло­же­но на мин. обо­ро­ны, за­да­чи опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния – на Гл. штаб. В во­ен­но-адм. от­но­ше­нии тер­ри­то­рия стра­ны раз­де­ле­на на 5 во­ен. ок­ру­гов.

СВ (18,5 тыс. чел.) – осн. вид ВС. Вклю­ча­ют 3 ме­ха­ни­зир. ди­ви­зии, бри­га­ды (2 ме­ха­ни­зир., арт., ра­кет­ную, зе­нит­ную ра­кет­ную), пол­ки (ме­ха­ни­зир., про­ти­во­тан­ко­вый, РСЗО, ин­же­нер­ный), учеб­ную ди­ви­зию, под­раз­де­ле­ния бое­во­го и ты­ло­во­го обес­пе­че­ния. На воо­ру­же­нии со­сто­ит 680 осн. бое­вых тан­ков, 170 БРМ, 940 БМП, 830 БТР, 470 ору­дий по­ле­вой ар­тил­ле­рии, 97 ми­но­мё­тов, 131 РСЗО, ПУ ПТУР, зе­нит­ные ус­та­нов­ки, ПЗРК, ЗРК и др.

ВВС и ПВО (3 тыс. чел.) све­де­ны в эс­кад­ри­льи (2 ис­тре­би­тель­но-бом­бар­ди­ро­воч­ные, транс­порт­ная, ПВО) и учеб­ный от­ряд. На воо­ру­же­нии 94 бое­вых, 2 транс­порт­ных, 2 учеб­ных са­мо­лё­та и ок. 10 вер­то­лё­тов, зе­нит­ные ра­кет­ные сред­ст­ва. ВМС (500 чел.) вклю­ча­ют ди­ви­зио­ны ка­те­ров. На воо­ру­же­нии 19 бое­вых ка­те­ров.

Ком­плек­то­ва­ние ре­гу­ляр­ных ВС по при­зы­ву и на кон­тракт­ной ос­но­ве, про­дол­жи­тель­ность сроч­ной служ­бы 24 мес. Под­го­тов­ка сер­жан­тов и тех­нич. спе­циа­ли­стов – в учеб­ной ди­ви­зии, офи­це­ров – в нац. учеб­ных за­ве­де­ни­ях и за ру­бе­жом. Мо­би­ли­зац. ре­сур­сы 1,5 млн. чел., в т. ч. год­ных к во­ен. служ­бе 1,1 млн. чел.

Здавоохранение

В Т. на 100 тыс. жит. при­хо­дит­ся 240 вра­чей, 440 лиц ср. мед. пер­со­на­ла, 10 сто­ма­то­ло­гов (2010); 400 боль­нич­ных ко­ек (2012). Об­щие рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние со­став­ля­ют 2% ВВП (бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние – 65,5%, ча­ст­ный сек­тор – 34,5%) (2013). Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние сис­те­мы здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ют: Са­ни­тар­ный ко­декс Т. (1992); за­ко­ны – о пра­вах ре­бён­ка (2002), о за­щи­те воз­ду­ха (1996), об ох­ра­не здо­ро­вья гра­ж­дан (2015) и др. Управ­ле­ние сис­те­мой здра­во­охра­не­ния про­во­дит Мин-во здра­во­охра­не­ния и мед. пром-сти. Оно осу­ще­ст­в­ля­ет гос. по­ли­ти­ку и нор­ма­тив­но-пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние в сфе­ре здра­во­охра­не­ния, обя­зат. мед. стра­хо­ва­ния, обо­ро­та ле­кар­ст­вен­ных средств и др. Боль­шин­ст­во гра­ж­дан ох­ва­че­ны обя­зат. мед. стра­хо­ва­ни­ем. Для де­тей и под­ро­ст­ков до 16 лет, жен­щин в дек­рет­ном от­пус­ке, пен­сио­неров мед. по­мощь в гос. мед. уч­ре­ж­де­ни­ях бес­плат­ная. Обя­зат. мед. стра­хо­ва­ние по­зво­ля­ет при­об­ре­тать ле­кар­ст­ва со скид­кой 90%, по­лу­чать мед. ус­лу­ги и при­об­ре­тать один раз в год са­на­тор­но-ку­рорт­ные пу­тёв­ки со скид­кой 50%. В ча­ст­ных мед. уч­ре­ж­де­ни­ях ус­лу­ги плат­ные или пре­дос­тав­ля­ют­ся по мед. стра­хов­ке. Совр. мед. цен­тры и боль­ницы рас­по­ло­же­ны гл. обр. в сто­ли­це и круп­ных го­ро­дах. В сель­ской ме­ст­но­сти дей­ст­ву­ет сеть т. н. мо­биль­ных кли­ник и пе­ре­движ­ных мед­пунк­тов, в ко­то­рых уро­вень ока­за­ния мед. ус­луг не­вы­со­кий. Осн. ин­фекц. бо­лез­ни: ту­бер­ку­лёз, тро­пич. ди­зен­те­рия, ма­ля­рия, ви­рус­ный ге­па­тит, ВИЧ-ин­фек­ция (2015). Осн. при­чи­ны смер­ти: ише­ми­че­ская бо­лезнь серд­ца, ин­сульт, цир­роз пе­че­ни, ин­фек­ции ниж­них ды­ха­тель­ных пу­тей (2015). Ку­рор­ты и ку­рорт­ные ме­ст­но­сти: Арч­ман, Бай­рам-Али (Бай­ра­ма­лы), Мол­ла­ка­ра (Мол­ла­га­ра), Ар­ча­бил (быв. Фи­рю­за), Ава­за и др.

Спорт

Эмблема Национального олимпийского комитета Туркмении.

Нац. олим­пий­ский к-т Т. ос­но­ван в 1990; при­знан МОК в 1993. В 1996 спорт­сме­ны Т. де­бю­ти­ро­ва­ли на Олим­пий­ских иг­рах (Ат­лан­та); на 1.1.2016 ме­да­лей не за­воё­ва­но. В со­ста­ве сбор­ной ко­ман­ды СССР чем­пио­ном Олим­пий­ских игр в То­кио (1964) стал гре­бец В. Мо­ро­зов (в со­ста­ве бай­дар­ки-чет­вёр­ки); се­реб­ря­ной на­гра­ды в Ри­ме (1960) удо­сто­ен М. Ния­зов в стрель­бе из ма­ло­ка­ли­бер­ной вин­тов­ки на 50 м. Круп­ней­шие спор­тив­ные аре­ны рас­по­ло­же­ны в Аш­ха­ба­де: Олим­пий­ский вод­но­спор­тив­ный ком­плекс, Нац. олим­пий­ский спор­тив­ный дво­рец, Спор­тив­ный ком­плекс для за­ня­тий зим­ни­ми ви­да­ми спор­та, мно­го­функ­цио­наль­ный ста­ди­он «Аш­ха­бад» (20 тыс. мест). В Аш­ха­ба­де долж­ны со­сто­ять­ся 5-е Ази­ат­ские иг­ры в за­кры­тых по­ме­ще­ни­ях (2017), к на­ча­лу ко­то­рых воз­во­дит­ся Олим­пий­ский го­ро­док (30 объ­ек­тов). В рам­ках Нац. про­грамм пре­зи­ден­том Т. за­пла­ни­ро­ва­но строи­тель­ст­во 200 спор­тив­ных школ на 75 тыс. мест, св. 100 спор­тив­ных со­ору­же­ний, ре­кон­ст­рук­ция 70 спор­тив­ных объ­ек­тов. Наи­бо­лее по­пу­ляр­ные ви­ды спор­та – фут­бол, борь­ба, шах­ма­ты и др.

Образование. Учреждения науки и культуры

Сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния (с 2013/14 учеб­но­го го­да) вклю­ча­ет: до­шко­ль­ное вос­пи­та­ние де­тей от 3 до 6 лет. 12-лет­нее школь­ное обу­че­ние (4-лет­нее на­чаль­ное, 6-лет­нее ос­нов­ное сред­нее, 2-лет­нее об­щее сред­нее), проф.-тех­ни­че­ское и выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Школь­ное об­ра­зо­ва­ние обя­за­тель­но для де­тей в воз­рас­те от 7 до 16 лет. Дей­ст­ву­ют (2014): 1760 сред­них об­ще­об­ра­зо­ват. учеб­ных за­ве­де­ний, 64 на­чаль­ных и 37 сред­них проф. учеб­ных за­ве­де­ний, 23 ву­за (все – го­су­дар­ст­вен­ные). Уро­вень гра­мот­но­сти на­се­ле­ния стар­ше 15 лет со­став­ля­ет 99,6% (2015, дан­ные Ин-та ста­ти­сти­ки ЮНЕСКО). Гл. на­уч. уч­ре­ж­де­ния, ву­зы, биб­лио­те­ки и му­зеи на­хо­дят­ся в Аш­ха­ба­де, Турк­мен­ба­ши, Турк­ме­на­ба­те (до 1999 Чард­жоу). Дей­ст­ву­ют так­же С.-х. ин-т (2010) в Да­шо­гу­зе, фи­ли­ал Ме­ж­ду­нар. ун-та неф­ти и га­за в Бал­ка­на­ба­те (гл. кам­пус – в Аш­ха­ба­де).

Средства массовой информации

Ве­ду­щие пе­рио­дич. из­да­ния: рес­пуб­ли­кан­ские га­зе­ты, кон­тро­ли­руе­мые ор­га­на­ми гос. вла­сти (г. Аш­ха­бад): «Ней­траль­ный Турк­ме­ни­стан» (вы­хо­дит с 1924; с 1995 совр. назв., еже­днев­но, ти­раж 50 тыс. экз., на рус. яз., с 2012 из­да­ёт­ся так­же анг­лоя­зыч­ное при­ло­же­ние), «Tür­kmenistan» (с 1920; еже­днев­но, 23 тыс. экз., на туркм. яз.). Ра­дио с 1927, те­ле­ви­де­ние с 1959. Транс­ля­цию те­ле- и ра­дио­пе­ре­дач осу­ще­ст­в­ля­ют гос. ка­на­лы, пре­им. на туркм. яз. Един­ст­вен­ное ин­фор­мац. агент­ст­во – туркм. Гос. ин­фор­мац. служ­ба «Türkmen döwlet habarlar» («Турк­ме­ни­стан се­го­дня»; с 1991, на туркм., рус. и англ. язы­ках). Дей­ст­ву­ют так­же не­го­су­дар­ст­вен­ные ин­фор­мац. ин­тер­нет-пор­та­лы (ТУРКМЕНинформ, с 2007, и др.), од­на­ко чис­ло ин­тер­нет-поль­зо­ва­те­лей в Т. не­ве­ли­ко (ок. 5% нас.), в прав­ле­ние С. Ния­зо­ва Ин­тер­нет был офи­ци­аль­но за­пре­щён. В 2013 при­нят за­кон о сво­бо­де СМИ.

Литература

Лит-ра туркм. на­ро­да раз­ви­ва­ет­ся на турк­мен­ском язы­ке. На её фор­ми­ро­ва­ние боль­шое влия­ние ока­за­ли тюрк­ская и пер­сид­ская лит-ры, су­физм, а так­же бо­га­тая фольк­лор­ная тра­ди­ция. Ко­че­вой ха­рак­тер жиз­ни турк­мен пре­до­пре­де­лил из­на­чаль­ную уст­ную фор­му бы­то­ва­ния про­из­ве­де­ний и осо­бую роль пев­цов (Шу­кур-бак­ши, Са­ры-бак­ши и др.); ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли дас­та­ны. Осо­бое зна­че­ние для турк­мен име­ют ге­ро­ич. эпо­сы «Ки­та­би Де­де Кор­куд» и «Кёр-ог­лы». До сер. 18 в. пре­об­ла­да­ла ди­дак­тич. по­эзия: твор­че­ст­во (на ча­га­тай­ском язы­ке и пер­сид­ском язы­ке) Ход­жи Ах­ме­та Яса­ви, Ве­паи, Дов­лет­ма­ме­да Аза­ди (по­эма «Про­по­ведь Аза­ди») и др. су­фи­ев, об­ра­щён­ное к из­ло­же­нию ос­нов ис­ла­ма и мо­раль­ных норм. По­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лось твор­че­ст­во огуз­ско­го по­эта Бай­рам­ха­на. Во 2-й пол. 18 в. на­ча­лось об­нов­ле­ние лит-ры, ини­циа­то­ром ко­то­ро­го стал Мах­тум­ку­ли (Фра­ги) на­ря­ду с тра­диц. ару­дом, ак­тив­но ис­поль­зо­вав­ший но­вую сти­хотв. фор­му – сил­ла­бич. чет­ве­ро­сти­шие (гог­ши), а так­же жи­вой, разг. язык. Но­ватор­ский ха­рак­тер но­си­ло твор­че­ст­во С. Сеи­ди и К. Зе­ли­ли (про­сла­ви­лись как ав­то­ры по­этич. пе­ре­пис­ки). Раз­ра­бот­ка древ­них сю­же­тов ха­рак­тер­на для по­эзии Мол­ла­не­пе­са; бо­гат­ст­вом тем от­ме­че­на са­ти­ра Ке­ми­не. Сре­ди круп­ней­ших по­этов ру­бе­жа 19–20 вв. – Мя­тад­жи, Ан­да­либ, Маг­ру­пи, Гёр­мол­ла, Аб­ду­са­тар Ка­зи. В нач. 20 в. сто­рон­ни­ки джа­ди­диз­ма вы­сту­пи­ли за мо­дер­ни­за­цию нац. лит-ры, при­зы­вая к вне­дре­нию но­вых жан­ров и об­ра­ще­нию к ак­ту­аль­ной про­бле­ма­ти­ке (Мол­ла­мурт, Дур­ды Гы­лыч, А. Гуль­му­хам­ме­дов и др.). Тра­ди­ции по­этич. пе­ре­пис­ки бы­ли про­дол­же­ны Ата Са­ли­хом и Дур­ды Гы­лы­чем. Сов. пе­ри­од лит-ры Т. ха­рак­те­ри­зу­ет­ся раз­ви­ти­ем пре­им. в рус­ле реа­лиз­ма. Зна­чит. ре­зо­нанс име­ло твор­че­ст­во Н. Са­ры­ха­но­ва (по­весть «Шу­кур-бах­ши», 1941), Б. Кер­ба­бае­ва, Г. Мух­та­ро­ва (пье­сы «Честь се­мьи», 1949), А. Ке­ки­ло­ва (по­эма «По­след­няя встре­ча», 1940; ро­ман в сти­хах «Лю­бовь», 1957), Н. Гул­лае­ва (по­этич. сб. «По­ко­рён­ный кра­со­той», 1968), Х. Дерь­яе­ва (ро­ман-тет­ра­ло­гия «Судь­ба», 1960–71; дра­ма «Мех­ри», по­ста­нов­ка в 1964), Г. Сейт­лие­ва (по­этич. сб. «Ис­точ­ник», 1950), Т. Эсе­но­вой, Ч. Аши­ро­ва, Г. Эзи­зо­ва, К. Гур­бан­не­пе­со­ва (по­эма «Дед Тай­маз», 1989), Б. Ху­дай­на­за­ро­ва и др. Центр. те­мой совр. лит-ры Т. ос­та­ёт­ся пат­рио­тизм и лю­бовь к Ро­ди­не; сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных пи­са­те­лей – Ш. Гель­дие­ва, Х. Аман­гель­ди­ев, А. Ата­ба­ев, С. Язо­ва, Г. Ша­гу­лые­ва (по­этич. сб. «Ду­ша, со­кры­тая в Лу­не», 2015), Г. Ораз­гу­лы­ев; по­пу­ляр­ность сни­ска­ло лит. твор­че­ст­во туркм. пре­зи­ден­та Г. Бер­ды­му­ха­ме­до­ва (ро­ман «Пти­ца сча­стья», 2013).

Архитектура и изобразительное искусство

К древ­ней­шим па­мят­ни­кам иск-ва на тер­ри­то­рии Т. от­но­сит­ся ор­на­мен­ти­ро­ван­ная ке­ра­ми­ка кель­те­ми­нар­ской куль­ту­ры и куль­ту­ры Джей­тун; по­строй­ка на джей­тун­ском по­се­ле­нии Пес­сед­жик-Де­пе с ко­лон­на­ми и пи­ля­стра­ми, чёр­ной и крас­ной рос­пи­сью (гео­мет­рич. ор­на­мен­ты, изо­бра­же­ния жи­вот­ных) на бе­лом фо­не стен (6-е тыс. до н. э.). В энео­ли­те и ран­нем брон­зо­вом ве­ке раз­ви­ва­ет­ся рос­пись по ке­ра­ми­ке, пред­став­ле­ны со­су­ды мн. форм, тер­ра­ко­то­вая и але­баст­ро­вая пла­сти­ка (см. На­маз­га). В сред­нем брон­зо­вом ве­ке по­яв­ля­ют­ся го­ро­да (напр., Ал­тын-Де­пе), кре­по­сти в Мар­гиа­не, сто­ли­цей ко­то­рой стал Го­нур, имев­шие сло­жив­шие­ся фор­ти­фи­ка­цию, пла­ни­ров­ку, мо­ну­мен­таль­ную ар­хи­тек­ту­ру.

Мавзолей Тюрабек-ханым в Куня-Ургенче. 14 в.

С кон. 8 в. до н. э. до раз­ви­то­го Сред­не­ве­ко­вья иск-во се­ве­ра ре­гио­на раз­ви­ва­ет­ся в рус­ле куль­ту­ры Хо­рез­ма (его пер­вый осн. центр – Кю­зе­ли-Гыр). С 3-й четв. 6 в. оп­ре­де­ляю­щим ста­но­вит­ся Ахе­ме­ни­дов го­су­дар­ст­во, не­ко­то­рое вре­мя конт­ро­ли­ро­вав­шее всю тер­ри­то­рию Т. (см. так­же Ка­ла­лы-гыр 1). Пос­ле его ги­бе­ли, в кон. 4 – 1-й пол. 3 вв. до н. э., скла­ды­ва­ют­ся ло­каль­ные ва­ри­ан­ты вост.-эл­ли­ни­стич. куль­ту­ры, став­шей од­ной из ос­нов раз­ви­тия иск-ва Пар­фян­ско­го цар­ст­ва и гос-ва Са­са­ни­дов на юге ре­гио­на. Кро­ме зо­ро­аст­риз­ма, на иск-во ока­зы­ва­ли влия­ние буд­дизм, хри­сти­ан­ст­во (напр., Мерв Древ­ний).

Пос­ле араб. за­вое­ва­ний 2-й пол. 7–8 вв. на зем­лях Т. рас­про­стра­ня­ет­ся ис­лам, креп­нут свя­зи с др. ре­гио­на­ми Ха­ли­фа­та, что оп­ре­де­ли­ло и раз­ви­тие иск-ва. В го­ро­дах раз­рас­та­лись ра­ба­ды с ка­ра­ван-са­рая­ми, куль­то­вы­ми комп­лек­са­ми, жи­лы­ми квар­та­ла­ми, за­вер­шая фор­ми­ро­ва­ние клас­сич. ср.-ази­ат. гор. струк­ту­ры. Раз­ра­ба­ты­ва­лись свод­ча­то-ку­поль­ные кон­ст­рук­ции; в ар­хит. де­ко­ре при­ме­ня­лась узор­ная кир­пич­ная клад­ка, резь­ба по стук­ко, ор­на­мен­таль­ные рос­пи­си и др. Для ар­хи­тек­ту­ры двор­цов и ка­ра­ван-са­ра­ев ха­рак­тер­ны дво­ро­вые ай­ван­ные ком­по­зи­ции; в куль­то­вом зод­че­ст­ве вы­ра­бо­та­ны ме­ст­ные ти­пы – пят­нич­ной ме­че­ти, круг­ло­ст­воль­но­го ми­на­ре­та, цен­траль­но- и пор­таль­но-ку­поль­ных мав­зо­ле­ев (в Се­рах­се, Ур­ген­че и др.). В ар­хи­тек­ту­ре 14 в. вы­де­лил­ся па­рад­ный вход-пеш­так; ар­хит. де­кор обо­га­тил­ся рез­ны­ми на­бор­ны­ми ке­ра­мич. мо­заи­ка­ми. Из ху­дож. ре­мё­сел рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ла ке­ра­ми­ка, с 12 в. – тон­ко­стен­ные со­су­ды из вы­со­ко­крем­не­зё­ми­стой мас­сы (ка­ши­на), с гра­ви­ро­ван­ным или ажур­ным про­рез­ным узо­ром; тка­че­ст­во, ков­ро­де­лие и юве­лир­ное иск-во.

По­сле при­сое­ди­не­ния Т. к Рос­сии в 19 в. воз­ник­ли но­вые го­ро­да (Крас­но­водск, Ас­ха­бад, Чард­жуй и др.) с за­строй­кой по ре­гу­ляр­но­му пла­ну. С кон. 1870-х гг. в Т. ста­ли при­ез­жать рус. худож­ни­ки (Н. Н. Ка­ра­зин и др.), с 1880-х гг. ра­бо­тал пер­вый проф. туркм. жи­во­пи­сец Н. Ио­муд­ский. В нач. 20 в. в Т. ра­бо­та­ли К. С. Ми­шин, А. П. Вла­ды­чук, Р. М. Ма­зель, М. В. Ли­ба­ков. В 1930–40-х гг. соз­да­ны ген­пла­ны го­родов и по­сёл­ков, но­вые ти­пы жи­лых до­мов. По­сле зем­ле­тря­се­ния 1948 раз­ра­ба­ты­ва­лись про­ек­ты сейс­мо­стой­ких зда­ний; пред­при­ня­то рас­ши­ре­ние гор. ар­те­рий, соз­да­ние сис­те­мы гор. пло­ща­дей, зе­лё­ных эс­пла­над, ан­самб­лей адм. и об­ществ. зда­ний и т. д., твор­че­ски ис­поль­зо­вав­ших на­сле­дие рус. и туркм. зод­че­ст­ва (ком­плекс АН Туркм. ССР в Аш­ха­ба­де, 1952–54, арх. Л. К. Ра­ти­нов и др.). Ар­хи­тек­ту­ра 1960–80-х гг. от­ме­че­на стрем­ле­ни­ем к син­те­зу с мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ра­тив­ным иск-вом, ор­га­нич. свя­зи ар­хит. форм с ланд­шаф­том (Б-ка им. Аза­ди в Аш­ха­ба­де, 1969–74, арх. А. Р. Ах­ме­дов и др., скульп­то­ры В. С. Лем­порт, Н. А. Си­лис).

C 1990-х гг. ве­дёт­ся мас­штаб­ное строи­тель­ст­во но­вых об­ществ., адм. и жи­лых зда­ний в рус­ле по­стмо­дер­низ­ма и ре­гио­на­лиз­ма: ан­самбль пра­ви­тельств. зда­ний [в т. ч. Пре­зи­дент­ский дво­рец, 1995–1997, ком­плекс «Огуз­хан», 2011, Дво­рец кон­грес­сов «Ру­хи­ет» («Ру­хы­ет»)] и ме­четь Эр­тог­рул­га­зы (1998), ме­четь Турк­мен­ба­ши-Ру­хы (2004; все – в Аш­ха­баде) и мн. др.

Ста­нов­ле­ние изо­бра­зит. иск-ва Т. 20 в. свя­за­но с твор­че­ст­вом Р. М. Ма­зе­ля и А. П. Вла­ды­чу­ка, по ини­циа­ти­ве ко­то­рых в 1920 в Аш­ха­ба­де бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на «Удар­ная шко­ла ис­кусств Вос­то­ка»; иск-во раз­ви­ва­лось под зна­ком по­ис­ков нац. сти­ля (жи­во­пис­цы – Б. Ну­ра­ли, С. Н. Бег­ля­ров, Ю. П. Да­неш­вар, Е. М. Ада­мо­ва; гра­фи­ки – Р. В. Гер­ша­ник, В. Я. Де­ми­ден­ков, Н. И. Кос­тен­ко, М. П. Фе­ду­ра и др.). Сре­ди ху­дож­ни­ков 2-й пол. 20 в. – И. Клы­чев, Г. Я. Бру­сен­цов, А. Хад­жи­ев, А. Ку­ли­ев, А. Т. Ще­ти­нин, А. и Ч. Аман­гель­дые­вы, С. Г. Ба­би­ков, М. Ма­ме­дов, Д. Бай­ра­мов. Раз­ви­ва­ют­ся мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ра­тив­ное иск-во (Д. Джу­ма­дур­ды, К. Яр­ма­ме­дов и др.), тра­диц. ху­дож. про­мыс­лы.

Музыка

Ран­ние сви­де­тель­ст­ва раз­ви­той муз. куль­ту­ры – в ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ках Мар­гиа­ны, Пар­фян­ско­го цар­ст­ва (изо­бра­же­ния му­зы­кан­тов и муз. ин­ст­ру­мен­тов в Ни­се, Мер­ве Древ­нем), Со­гдиа­ны, Хо­рез­ма. Тра­диц. му­зы­ка име­ет об­щие кор­ни с муз. иск-вом др. на­ро­дов Ср. Азии, Ближ­не­го и Ср. Вос­то­ка. Ле­ген­дар­ный по­кро­ви­тель му­зы­ки и му­зы­кан­тов у турк­мен и др. на­ро­дов Хо­резм­ско­го оа­зи­са – Ба­ба-Гам­бар, ко­то­ро­му при­пи­сы­ва­ет­ся изо­бре­те­ние ду­та­ра. Центр. фи­гу­ры уст­ной проф. му­зы­ки турк­мен – бах­ши (пев­цы, ска­зи­те­ли дас­та­нов), са­зан­да (му­зы­кан­ты-ин­ст­ру­мен­та­ли­сты).

Фун­дам. труд по изу­че­нию тра­диц. муз. на­сле­дия, осу­ще­ст­в­лён­ный В. А. Ус­пен­ским и В. М. Бе­ляе­вым, – «Турк­мен­ская му­зы­ка» в 2 то­мах (т. 1, 1928, пе­ре­изд. 1979; т. 1–2, 2003). Его со­стави­ли за­пи­си, сде­лан­ные Ус­пен­ским в Юж. и Сев. Турк­ме­ни­ста­не в 1925–1926 (т. 1) и в Вост. и 3ап. Турк­ме­ни­ста­не в 1927–28 (т. 2), и ис­сле­до­ва­ния Бе­ляе­ва, в т. ч. об­ме­ры муз. ин­ст­ру­мен­тов. Пер­вое из­да­ние 1-го то­ма «Турк­мен­ской му­зы­ки» сыг­ра­ло оп­ре­де­ляю­щую роль в ста­нов­ле­нии ком­по­зи­тор­ской шко­лы в Т.: на­ря­ду с об­ра­бот­ка­ми нар. ме­ло­дий, поя­ви­лись ор­ке­ст­ро­вые и ка­мер­ные со­чи­не­ния на туркм. те­мы А. В. Мо­со­ло­ва, М. М. Ип­по­ли­то­ва-Ива­но­ва, С. Н. Ва­си­лен­ко, Н. А. Ро­слав­ца, В. А. Зо­ло­та­рё­ва. Под рук. ком­по­зи­то­ра и ди­ри­жё­ра Г. М. Ара­ке­ля­на ос­но­ва­ны пер­вые в рес­пуб­ли­ке сим­фо­нич. ор­кестр (1929) и хор (1934). В 1929 в Аш­ха­ба­де ор­га­ни­зо­ван ху­дож. тех­ни­кум с муз. и дра­ма­тич. от­де­ле­ния­ми (с 1935 Муз. уч-ще). Во 2-й пол. 1930-х – нач. 1940-х гг. ра­бо­та­ла Туркм. сту­дия при Моск. конс., здесь учил­ся один из пер­вых нац. проф. ком­по­зи­то­ров – А. Ку­ли­ев. В 1938 ос­но­ва­на Гос. фи­лар­мо­ния, в 1940 – ор­кестр нар. ин­ст­ру­мен­тов при ней. В 1939 от­крыт СК Туркм. ССР. В Туркм. те­ат­ре опе­ры и ба­ле­та (1941, с 1956 им. Мах­тум­ку­ли) по­став­ле­ны пер­вые туркм. про­из­ве­де­ния для сце­ны; сре­ди них – опе­ры «Зох­ре и Та­хир» А. Г. Ша­пош­ни­ко­ва (1941; 2-я ред. совм. с В. Му­ха­то­вым, 1953), «Ша­се­нем и Га­риб» Ша­пош­ни­ко­ва и Д. Ове­зо­ва (1944), ба­ле­ты «Ал­дар Ко­се» К. А. Кор­чма­рё­ва (1942), «Ак­памык» («Бе­лый хло­пок») А. Ф. Зно­ско-Бо­ров­ско­го и В. Му­ха­то­ва (1945). В го­ды Вел. Отеч. вой­ны в Т. жи­ли эва­куи­ро­ван­ные му­зы­кан­ты, в т. ч. укр. ком­по­зи­то­ры A. Я. Што­га­рен­ко, Ю. С. Мей­тус, Зно­ско-Бо­ров­ский. В по­сле­во­ен­ные го­ды в Аш­ха­ба­де по­став­ле­ны опе­ры «Лей­ли и Медж­нун» Мей­ту­са и Ове­зо­ва (1946), «Ай­на» Ша­пош­ни­кова и Ове­зо­ва (1957) и др. Сре­ди до­сти­же­ний туркм. му­зы­ки 1960–80-х гг. – опе­ры В. Му­ха­то­ва, Н. Му­ха­то­ва, А. Агад­жи­ко­ва, ба­ле­ты Ч. Ну­ры­мо­ва, Д. Ну­рые­ва, А. Ку­лие­ва, сим­фо­нич. про­из­ве­де­ния В. Му­ха­то­ва, Ну­ры­мо­ва, Н. Хал­ма­ме­до­ва, Р. Ал­лая­ро­ва, Б. Ху­дай­на­за­ро­ва, ки­но­му­зы­ка Р. Ред­же­по­ва, Хал­ма­ме­до­ва. С 1972 кад­ры проф. му­зы­кан­тов (вклю­чая ис­пол­ни­те­лей на тра­диц. ин­ст­ру­мен­тах) стал го­то­вить Туркм. гос. пе­да­го­гич. ин-т ис­кусств. В раз­ные го­ды в Т. ра­бо­та­ли: ди­ри­жёр Х. Ал­ла­ну­ров; пев­цы – А. Ан­на­ку­лие­ва, М. Ку­лие­ва, М. Шах­бер­дые­ва, Р. X. Ан­на­дур­ды­ев, Х. Ан­на­ев, А. Кур­ба­нов, М. Фа­рад­же­ва; му­зы­ко­ве­ды – Н. Н. Абу­ба­ки­ро­ва-Гла­зу­но­ва, Ф. Абу­ко­ва, Н. Ну­ры­мо­ва, Ш. Гул­лы­ев и др. Сре­ди из­вест­ных бах­ши и са­зан­да – Но­бат­ни­яз, Дур­ды, Чов­дур, Кель, Шу­кур, Са­ры (19 – нач. 20 вв.), Т. Су­хан­ку­ли­ев, П. Са­ры­ев, М. Тач­му­ра­дов, М. Гар­лы­ев, С. Джеп­ба­ров, Г. Угур­ли­ев, Д. Са­пар, О. Но­ба­тов, Н. Гу­лов, Х. Ан­на­мура­дов, А. Гу­ни­бе­ков, Ч. Тач­ма­ме­дов, Я. Нур­гель­ды­ев, А. Ав­ли­ев, А. Джуль­га­ев, Б. Ма­ша­ков (20 в.). С 1970 до нач. 1990-х гг. в Аш­ха­ба­де ра­бо­тал эс­т­рад­ный ан­самбль «Гю­неш».

При­ори­тет­ным на­прав­ле­ни­ем гос. куль­тур­ной по­ли­ти­ки Т. кон. 1990-х – нач. 2000-х гг. бы­ла ори­ен­та­ция на воз­ро­ж­де­ние нац. тра­ди­ций, поя­ви­лось боль­шое ко­ли­че­ст­во фольк­лор­ных кол­лек­ти­вов (вклю­чая дет­ские), гран­ди­оз­ных фольк­лор­ных шоу; шла ак­тив­ная офиц. под­держ­ка кон­церт­ных эс­т­рад­ных и фольк­лор­ных ис­пол­ни­те­лей. Од­но­врем. про­во­ди­лась ра­бо­та по уст­ра­не­нию «струк­тур­ных пе­ре­гру­зок» – опе­ры, ба­ле­та и др. «форм ев­ро­пей­ско­го ис­кус­ст­ва», в ре­зуль­та­те бы­ли за­кры­ты Туркм. те­атр опе­ры и ба­ле­та им. Мах­тум­ку­ли, Гос. фи­лар­мо­ния им. Ч. Тач­ма­ме­до­ва, СК. Дея­тель­ность этих уч­ре­ж­де­ний вско­ре, од­на­ко, бы­ла вос­ста­нов­ле­на (в ре­ор­га­ни­зо­ван­ном ви­де).

У ком­по­зи­то­ров ру­бе­жа 20–21 вв. на­блю­да­ет­ся ин­те­рес к круп­ным во­каль­но-сим­фо­нич. жан­рам: на­пи­са­ны кан­та­та М. Ан­на­му­ра­до­ва (1998), оды Р. Ал­лая­ро­ва (2003), С. Туй­лие­ва (2008); ав­то­ры сим­фо­нич. му­зы­ки – ком­по­зи­то­ры бо­лее мо­ло­до­го по­ко­ле­ния С. Му­хатов, А. Та­ги­ев, Д. Хы­ды­ров, М. Пур­лие­ва, И. Пин­ха­сов. В Аш­ха­ба­де ра­бо­та­ют (2016): Нац. муз.-дра­ма­тич. те­атр им. Мах­тум­ку­ли (2001), Гос. сим­фо­нич. ор­кестр (2008), Туркм. нац. конс. (1993). Осн. кон­церт­ная пло­щад­ка – Дво­рец му­ка­мов Нац. куль­тур­но­го цен­тра Т. (2007, назв. с 2013).

Театр

Ис­то­ки те­ат­ра Т. про­сле­жи­ва­ют­ся с 10 в. Осо­бое ме­сто за­ни­ма­ли бах­ши. В сред­ние ве­ка поя­вил­ся тип ак­тё­ра – нар. за­бав­ни­ка (мас­ха­ра­боз или оюн­баш). Пер­вым проф. те­ат­ром стал Гос. рус. дра­ма­тич. те­атр (им. А. С. Пуш­ки­на с 1937), от­кры­тый в 1926 в Пол­то­рац­ке (с 1927 Аш­ха­бад). В 1929 при те­ат­ре от­кры­лась туркм. сту­дия, на её ба­зе ор­га­ни­зо­ван Туркм. те­атр дра­мы (с 1963 им. Мол­ла­не­пе­са, с 2007 Сту­денч. те­атр им. Мол­ла­не­пе­са), где гл. обр. ста­вят­ся пье­сы туркм. дра­ма­тур­гов. В 2007 груп­па ак­тё­ров во гла­ве с О. В. Вол­ко­вой и И. М. Ан­нак­лы­че­вым соз­да­ли Мо­ло­дёж­ный те­атр «Ар­тИст». В 2001 соз­дан Нац. му­зы­каль­но-дра­матич. те­атр им. Ма­х­тум­ку­ли. С 2005 в Аш­ха­ба­де дей­ст­ву­ют Гл. дра­ма­тич. те­атр им. Са­пар­му­ра­та Турк­мен­ба­ши Ве­ли­ко­го и Туркм. гос. ку­коль­ный те­атр, с 2015 – Нац. дра­ма­тич. те­атр Турк­ме­ни­ста­на им. Алп-Арс­ла­на (ве­дёт ис­то­рию от соз­дан­но­го в 1988 экс­пе­рим. мо­ло­дёж­но­го те­ат­ра-сту­дии «Джан»). Му­зы­каль­но-дра­ма­тич. те­ат­ры ра­бо­та­ют в го­ро­дах Ма­ры, Турк­ме­на­бат, Да­шо­гуз, Бал­ка­на­бат – все с 2006. В 1941–2001 в Аш­ха­ба­де (на ба­зе су­ще­ст­во­вав­шей с 1937 опер­ной сту­дии с во­каль­ным и ба­лет­ным от­де­ле­ния­ми) ра­бо­тал Туркм. те­атр опе­ры и ба­ле­та (с 1956 им. Мах­тум­ку­ли). С 2012 раз в два го­да в Аш­ха­ба­де про­во­дит­ся Ме­ж­ду­нар. те­ат­раль­ный фес­ти­валь.

Кино

Кадр из фильма «Рабыня». Режиссёр Б. Мансуров. 1970.

Ки­не­ма­то­граф в Т. поя­вил­ся в нач. 1920-х гг. и был пред­став­лен хро­ни­каль­но-до­ку­мен­таль­ны­ми сю­же­та­ми (вы­бо­ры, сель­ские ра­бо­ты, за­ня­тия в шко­ле лик­бе­за и др.). Ки­но­сту­дия «Аш­ха­бад­ская ки­но­фаб­ри­ка» соз­да­на в 1926 в Пол­то­рац­ке (с 1938 Аш­ха­бад­ская ки­но­сту­дия, с 1958 «Турк­мен­фильм», с 1974 им. А. Кар­лие­ва; с 2007 объ­е­ди­не­ние «Турк­мен­фильм» им. Огуз-ха­на). Сре­ди пер­вых до­ку­мен­таль­ных филь­мов: «По Турк­ме­нии и Бу­ха­ре с ки­но­ап­па­ра­том» И. Н. Ло­зие­ва, «Турк­ме­ния» А. П. Вла­ды­чу­ка (оба 1929). В 1929 Вла­ды­чук снял пер­вую до­ку­мен­таль­но-иг­ро­вую лен­ту «Бе­лое зо­ло­то». Иг­ро­вые филь­мы рас­ска­зы­ва­ли о жиз­ни рес­пуб­ли­ки, соз­да­нии кол­хо­зов, борь­бе с за­су­хой и са­ран­чой, по­ис­ках неф­ти, строи­тель­ст­ве сер­но­го за­во­да в Ка­ра­ку­мах: «За­быть нель­зя» Д. А. По­знан­ско­го (1931), «Пер­вый в пус­ты­не» М. П. Бы­ст­риц­ко­го (1932), «Семь сер­дец» Н. И. Ти­хо­нова (1935). Важ­ной ве­хой стал ф. «Я вер­нусь» А. К. Ле­да­щё­ва (1935, по мо­ти­вам по­эмы «Бат­рак» О. Таш­на­за­ро­ва). Сре­ди пер­вых туркм. ки­но­ак­тё­ров: К. Куль­му­ра­дов, С. Му­рад, А. Ме­ля­ев. Во 2-й пол. 1930-х гг. сни­ма­лись филь­мы во­ен­но-пат­рио­тич., со­ци­аль­ной те­ма­ти­ки – «Ум­бар» А. А. Ма­ков­ско­го (1937), «Лю­ди до­ли­ны Сум­бар» (1938) и «Це­на жиз­ни» (1940) Ти­хо­но­ва, «Со­вет­ские пат­рио­ты» Г. З. Ло­мид­зе (1939). За­мет­ным яв­ле­ни­ем стал ф. «Дур­сун» Е. А. Ива­но­ва-Бар­ко­ва (1940; Гос. пр. СССР, 1941) о ду­хов­ном рас­кре­по­ще­нии жен­щи­ны-турк­мен­ки. В нач. Вел. Отеч. вой­ны в Аш­ха­бад эва­куи­ро­ва­на «Ки­ев­ская ки­но­сту­дия», совм. с ки­но­сту­ди­ей «Турк­мен­фильм» по­став­ле­ны лен­ты: «Как за­ка­ля­лась сталь» (1942) и «Ра­ду­га» (1944) М. С. Дон­ско­го, «Украiна 1941» И. А. Сав­чен­ко (1943), «Вол­шеб­ный кри­сталл» М. С. Ата­ха­но­ва и А. А. На­ро­диц­ко­го (1945), цикл «Бое­вых ки­но­сбор­ни­ков». В ре­зуль­та­те зем­ле­тря­се­ния 1948 ки­но­сту­дия «Турк­мен­фильм» бы­ла прак­ти­че­ски раз­ру­ше­на; по­сле муз. ко­ме­дии «Да­лё­кая не­вес­та» Ива­но­ва-Бар­ко­ва (1948; Гос. пр. СССР, 1949) сле­дую­щий иг­ро­вой фильм вы­шел толь­ко в 1955 («Сын пас­ту­ха» Р. Я. Пе­рель­штей­на). Подъ­ём нац. ки­не­ма­то­гра­фа на­чал­ся в 1960-е гг. с при­хо­дом но­во­го по­ко­ле­ния ре­жис­сё­ров (вы­пу­ск­ни­ков ВГИКа): Б. Ман­су­ро­ва – «Со­стя­за­ние» (1964), «Уто­ле­ние жа­ж­ды» (1967), «Ра­бы­ня» (1970); А. Кар­лие­ва – «Ре­шаю­щий шаг» (1966; Гос. пр. Туркм. ССР), «Мах­тум­ку­ли» (1968), «Тай­ны му­ка­ма» (1974; Гос. пр. Туркм. ССР, 1976, посм.); Х. Нар­лие­ва – «Не­вест­ка» (1972; Гос. пр. СССР, 1973), «Ко­гда жен­щи­на осед­ла­ет ко­ня» (1975), «Фра­ги, раз­лу­чён­ный со сча­сть­ем» (1985), «Ман­курт» (1988); К. Ораз­са­ха­то­ва – «На­след­ник» (1976), «До­ли­на мес­ти» (1986), «Клят­вы на­ше­го дет­ст­ва» (1989); Х. Ка­ка­бае­ва – «По­хи­ще­ние ска­ку­на» (1979; Гос. пр. Туркм. ССР, 1980), «Ко­рот­кие ру­ка­ва» (1984), «Сын» (1989); У. Са­па­ро­ва – «Муж­ское вос­пи­та­ние» (1982), «При­клю­че­ния на ма­лень­ких ост­ро­вах» (1985), «Смерть про­ку­ро­ра» (1991). В 1975 М. Ча­ры­ев соз­дал пер­вый туркм. ани­мац. ф. «Пу­зырь»; сре­ди др. его ани­мац. филь­мов: «Бед­няк и жад­ный бай» (1976), «Ко­вёр-са­мо­лёт» (1977), «Оа­зис» (1986), «Че­ло­век в пус­ты­не» (2000). В 1993 ки­но­сту­дия «Турк­мен­фильм» пе­ре­да­на творч. объ­е­ди­не­нию «Турк­мен­те­ле­фильм», в 2007 са­мо­сто­ят. ста­тус вос­ста­нов­лен. Сре­ди филь­мов 1990–2010-х гг.: «Ду­ша сго­ре­ла» Б. Аб­дул­лае­ва (1995), «Стра­ус» Д. Ния­зо­ва (2011), «Ко­не­вод» М. Ора­зо­ва (2012), «Пес­ня Ава­зы» Д. Хан­мам­ме­до­ва (2016).

При­ро­да. Лит.: Стра­ны и на­ро­ды. [Со­вет­ский Со­юз. Рес­пуб­ли­ки За­кав­ка­зья. Рес­пуб­ли­ки Сред­ней Азии. Ка­зах­стан]. М., 1984; Алек­сее­ва Н. Н. Со­вре­мен­ные ланд­шаф­ты за­ру­беж­ной Азии. М., 2000; Про­бле­мы эко­ло­ги­че­ски сба­лан­си­ро­ван­но­го раз­ви­тия стран с пе­ре­ход­ной эко­но­ми­кой. М., 2000; Турк­ме­ни­стан. Пя­тый док­лад по осу­ще­ст­в­ле­нию ре­ше­ний кон­вен­ции ООН о био­ло­ги­чес­ком раз­но­об­ра­зии на на­цио­наль­ном уров­не. Ашх., 2014.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Kohl P. L. Central Asia: Palaeolithic beginnings to the Iron Age. P., 1984; Га­фу­ров Б. Г. Тад­жи­ки: Древ­ней­шая, древ­няя и сред­не­ве­ко­вая ис­то­рия. 2-е изд. Душ., 1989. Кн. 1–2; History of civilisations of Central Asia. P., 1992–2005. Vol. 1–6; Хло­пин И. Н. Эне­о­лит Юго-За­пад­но­го Турк­ме­ни­ста­на. СПб., 1997; Curtis G. E. Kazakstan, Kyrgyz­stan, Taji­kistan, Turkmeni­stan, and Uzbekistan: country studies. Wash., 1997; Са­риа­ни­ди В. И. Мар­гуш: Древ­не­вос­точ­ное цар­ст­во в ста­рой дель­те ре­ки Мур­габ. Аш., 2002; Bregel Y. An historical atlas of Central Asia. Leiden; Boston, 2003; Мас­сон В. М. Куль­ту­ро­ге­нез Древ­ней Цен­траль­ной Азии. СПб., 2006; Па­мят­ни­ки ис­то­рии и куль­ту­ры Турк­ме­ни­ста­на. Аш., 2011; Пи­лип­ко В. Н. Ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие пар­фян­ской куль­ту­ры на тер­ри­то­рии Юж­но­го Турк­ме­ни­ста­на. СПб., 2015.

Хо­зяй­ст­во. Лит.: Де­ми­дов С. М. Пост­со­вет­ский Турк­ме­ни­стан. М., 2002; Вач­над­зе Г. Н. Де­ло­вая Турк­ме­ния: эко­но­ми­ка и свя­зи с Рос­си­ей в 2004–08 гг. М., 2008.

Ли­те­ра­ту­ра. Изд.: Слы­шу го­лос дру­га: Стра­ни­цы турк­мен­ской по­эзии. Аш., 1985; Си­я­нье не­мерк­ну­щих звезд: Фольк­лор и ли­те­ра­тур­ные па­мят­ни­ки Турк­ме­ни­ста­на. М., 2011; Свя­тая лю­бовь: Сбор­ник про­из­ве­де­ний пи­са­те­лей Бе­ла­ру­си и Турк­ме­ни­ста­на. Минск, 2013.

Лит.: Са­мой­ло­вич А. Н. Очер­ки по ис­то­рии турк­мен­ской ли­те­ра­ту­ры // Турк­ме­ния. Л., 1929. Т. 1; Ко­рог­лы Х. Г. Турк­мен­ская ли­тера­ту­ра. М., 1972; Ал­ла­хов Д. и др. Турк­мен­ская ли­те­ра­ту­ра. Аш., 2014 (на туркм. язы­ке).

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Лит.: Пу­га­чен­ко­ва Г. А. Ис­кус­ст­во Турк­ме­ни­ста­на. М., 1967; Па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры Турк­ме­ни­ста­на. Л., 1974; Brummell P. Turk­menistan: The Bradt travel guide. L., 2006.

Му­зы­ка. Лит.: Си­ня­вер Л., Ну­ры­мо­ва Н. Турк­мен­ская ССР // Ис­то­рия му­зы­ки на­ро­дов СССР. М., 1970–1974. Т. 1–5; Ис­то­рия му­зы­ки Сред­ней Азии и Ка­зах­ста­на / Ред.-сост. Т. Е. Со­ло­мо­но­ва. М., 1995; Ус­пен­ский В., Бе­ля­ев В. Турк­мен­ская му­зы­ка / Под ред. Ш. Гул­лие­ва. Ал­ма­ты, 2003. Т. 1–2.

Ки­но. Лит.: Ке­ри­ми К. Ш. Турк­мен­ский те­атр. М., 1964; он же. Турк­мен­ский ака­де­ми­че­ский те­атр дра­мы им. Мол­ла­не­пе­са. Аш., 1969; Ис­то­рия со­вет­ско­го ки­но, 1917–1967: В 4 т. М., 1969–1978; Ха­ри­то­но­ва В. Ки­но Турк­ме­нии. М., 1982; Slapke S. Fragments from the history of Turkmen cinema // Cinema in Central Asia: Rewriting cultural histories. L., 2013.

Вернуться к началу