А́ФРИКА

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2016 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: О. А. Климанова (Природа: физико-географический очерк),  Н. А. Божко (Природа: геологическое строение и полезные ископаемые), В. А. Попов (Исторический очерк: доколониальный период; >>

А́ФРИКА, вто­рой по ве­ли­чи­не (по­сле Евра­зии) ма­те­рик и часть све­та.

Общие сведения

Площадь 29,2 млн. км2 (с островами 30,3 млн. км2). Население 1,1 млрд. чел. (2014). Крайние точки: на севере – мыс Бен-Секка (37°21ʹ с. ш.), на юге – мыс Игольный (34°51ʹ ю. ш.), на западе – мыс Альмади на полуострове Зелёный Мыс (17°31ʹ з. д.), на востоке – мыс Рас-Хафун на полуострове Сомали (51°27ʹ в. д.). Материк почти посередине пересечён экватором. На Северное полушарие приходится более широкая часть А. (от мыса Альмади до мыса Рас-Хафун – 7500 км), на Южное полушарие – узкая часть (около 3100 км). В А. находится 54 независимых государства (2013).

Берега А. омываются на севере Средиземным морем, на востоке и северо-востоке Индийским океаном и Красным морем, на западе – Атлантическим океаном. С ближайшим материком Евразией А. соединяется узким (120 км) Суэцким перешейком (через который прорыт одноимённый канал), а отделяется Гибралтарским (наименьшая ширина 14 км), Тунисским и Баб-эль-Мандебским проливами. Протяжённость береговой линии составляет 30 500 км. Берега расчленены слабо, нередки коралловые рифы, удобных бухт мало. Крупнейшие заливы: Гвинейский, Габес и Сидра. Самый большой полуостров – Сомали.

Фото О. В. Соколовской Дюны Тимет.

К А. (как части света) относят острова в Индийском (Мадагаскар, Коморские, Маскаренские, Амирантские, Сейшельские, Альдабра, Пемба, Мафия, Занзибар, Сокотра) и в Атлантическом (Мадейра, Канарские, Зелёного Мыса, Аннобон, Сан-Томе, Принсипи, Биоко и отдалённые острова – Вознесения, Святой Елены и Тристан-да-Кунья) океанах. Общая площадь островов 1,1 млн. км2 (см. Физическую карту).

А. – самый жаркий из материков. В А. находятся крупнейшая рифтовая система суши – Восточно-Африканская рифтовая система и величайшая пустыня мира – Сахара. А. считается прародиной человека.

Фото О. В. Соколовской Вади Тин Тантарабин.

Самая широкая часть А., лежащая в тропических широтах, в сочетании с пустынным и жарким Аравийским полуостровом создаёт идеальные условия для формирования аридных ландшафтов. Обширные размеры и выровненность рельефа А. обусловили классическую чёткость в проявлении географической зональности. Особенно ярко проявляется зональность экваториального, субэкваториального и тропического поясов. В северной, более широкой части А. зоны вытянуты широтно, а в южной под влиянием океанических течений и возвышенного рельефа окраин материка их простирание близко к субмеридиональному (см. карту Географические пояса и зоны).

Коренные природные африканские ландшафты испытали радикальное изменение в результате антропогенного воздействия, что привело к их существенной деградации. Условно-коренные ландшафты занимают 17,5% площади А., вторично-производные – 71,4%, антропогенные модификации – 11,1% площади.

В Африке выделяют следующие физико-географические регионы: Северная Африка (Атласские горы, Сахара), Западная Африка (западная часть Судано-Сахельской зоны, Северная Гвинея), Центральная Африка (восточная часть Судано-Сахельской зоны, впадина Конго), Восточная Африка (Эфиопское нагорье, Восточно-Африканское плоскогорье, полуостров Сомали) и Южная Африка (с островом Мадагаскар).

Природа

Рельеф

Вершина Килиманджаро.

А. отличается компактной формой и слабой горизонтальной и вертикальной расчленённостью поверхности. Средняя высота около 650 м, бóльшая часть материка находится в диапазоне высот 400600 м и 8001000 м; ниже 200 м – менее 10% площади материка. Чётко выражена асимметрия высот между Низкой (северной и западной) и Высокой А. (южной и восточной). Наибольшие высоты (более 2000 м) отмечаются на востоке, в горных системах, обрамляющих Великий Африканский разлом. Самая высокая вершина – вулкан Килиманджаро (5895 м). Самая глубокая депрессия – котловина озера Асаль (–153 м) в тектонической впадине Афар.

Мыс Доброй Надежды.

Современный выровненный рельеф значительной части А., сформированный в неогене и в начале четвертичного периода, обусловлен платформенной структурой материка, процессами длительной пенепленизации. Расчленению поверхности препятствовало широкое развитие бронирующих кор выветривания – латеритных (в условиях жаркого и переменно-влажного климата) и солевых (в условиях пустынного климата).

Краевым прогибам докембрийской платформы соответствуют немногочисленные аккумулятивные низменности (Ливийская, Мозамбикская, побережья Гвинейского залива). Внутриплатформенным прогибам – крупные, часто замкнутые, впадины, занятые аккумулятивными и аккумулятивно-денудационными равнинами (Калахари, Конго, Чадская, Белого Нила и др.). Высота днищ этих равнин возрастает с севера на юг от 300 (Чадская, Белого Нила) до 900 м (Калахари). Денудационные плато и плоскогорья с многочисленными останцовыми вершинами (Северо-Гвинейская возвышенность, поднятие Азанде, плоскогорье Уньямвези)  занимают выступы кристаллического фундамента и склоны впадин. На востоке и юго-востоке А. древнее основание платформы во многих местах приподнято на восток (более 1000 м) и обнажено.

В рельефе широко представлены ступенчатые равнины, столовые плато, чередующиеся  с куэстовыми уступами и хребтами; часто осложнены останцовыми горами.

Северо-запад А. занимают складчато-глыбовые горы Атлас на разновозрастном складчатом основании, образующие сложную систему хребтов, достигающих наибольшей высоты в Высоком Атласе (гора Тубкаль, 4165 м). Северный хребет Эр-Риф (складчатые горы кайнозойского орогенеза), Средний и Высокий Атлас (складчато-блоковые горы герцинского орогенеза, омоложенные в кайнозое) с севера, востока и юга обрамляют ступенчатое плато Марокканской Месеты, Телль-Атлас и Сахарский Атлас; восточные отроги Высокого Атласа окружают Высокие плато, соответствующие эпигерцинской платформе. Бóльшая часть Предатласского прогиба (в северо-западной части Сахары) представлена в рельефе предгорными равнинами, расчленёнными сетью русел высохших водотоков. На крайнем юге А. протягиваются складчато-глыбовые Капские горы (высота 2152 м), их плосковершинные хребты разделяются широкими продольными долинами (Малое Кару и др.) и пересекаются узкими поперечными ущельями.

Остальная часть А. – морфоструктуры платформенных областей. К югу от Атласских гор расположены пластовые денудационно-аккумулятивные равнины и плато Сахары и Судана. Сахара – район активного аридного рельефообразования. В зависимости от состава поверхностных отложений выделяются песчаные (эрги), щебнистые (хамады), галечниковые (сериры), глинистые (реги), солончаковые (себхи) пустыни. Пески покрывают 1/7 поверхности Сахары; самые большие скопления песков – Большой Западный Эрг, Большой Восточный Эрг, Ливийская пустыня. Сохранились следы воздействия влажного климата плювиальных эпох четвертичного периода – сухие русла (уэды), озёрные котловины, днища которых заняты солончаками, и др. В центре Сахары, где древнее основание материка приподнято на высоту до 20002500 м, выделяются обширные нагорья Ахаггар (гора Тахат, 2906 м) и Тибести (гора Эми-Куси, 3415 м). Их вершинные поверхности перекрыты лавовыми потоками и увенчаны конусами потухших вулканов. Нагорье Ахаггар опоясано куэстовыми грядами Тассилин-Адджер (гора Ниссер, 2217 м) и Тассилин-Ахаггар (высота свыше 500 м). Они сменяются рядом более низких плато – Танезруфт, Тадемаит и другие, постепенно переходящие в аккумулятивно-денудационные равнины внутренних впадин. Над равнинами Судана поднимаются плато и плоскогорья: Марра (3071 м), Аир (2022 м), Эннеди (1450 м) и др. Плато в южной части Судана расчленяются широкими, но слабоврезанными долинами постоянных рек, несущих большое количество аллювия, отлагающегося при разливах в Нигерийской впадине (в т. н. материковой дельте реки Нигер), вокруг озера Чад и во впадине Белого Нила.

Останцы на плато Джос.

С юга равнины Судана обрамляет Северо-Гвинейская денудационная возвышенность –  выступ древнего кристаллического фундамента, расчленённый тектоническими прогибами и разломами на отдельные массивы. Наиболее высокие из них – плато Фута-Джаллон (1753 м), горы Лома (гора Бинтимани, 1945 м), Нимба (1952 м) –  на западе и плато Джос (высота до 1735 м) на востоке.

Впадину Конго, лежащую в замкнутой синеклизе Африканской платформы, амфитеатром окружают выступы древнего кристаллического фундамента: на севере – плато Азанде, на западе – горы Адамава (высота 2740 м) и вулкан Камерун (высота 4100 м), на юге – горный массив Моко (высота 2610 м), на востоке – Восточно-Африканское плоскогорье (средние высоты около 1000 м).

В Восточной и Южной Африке возрастают не только абсолютные высоты, но и вертикальная расчленённость рельефа. Наиболее высокий и расчленённый рельеф на Эфиопском нагорье и Восточно-Африканском плоскогорье, претерпевшем существенные преобразования в ходе континентального рифтогенеза. На значительных пространствах обнажаются кристаллические породы Африканской платформы; широко распространены лавовые плато и вулканические конусы. Эфиопское нагорье (высшая точка – гора Рас-Дашэн, 4620 м) на востоке и юго-востоке круто обрывается по линиям меридионально простирающихся сбросов к впадине Афар и к Эфиопскому грабену, на западе ступенчато понижается к равнинам Судана. Западные склоны нагорья прорезаны глубокими каньонами реки Голубой Нил и её притоков. Лежащий к юго-востоку от Эфиопского нагорья полуостров Сомали образован в северной части ступенчатыми плато, обрывающимися на юго-восток к аккумулятивной прибрежной низменности. Восточно-Африканское плоскогорье разбито многочисленными тектоническими разломами. В рельефе чередуются возвышенные цокольные равнины, глубокие сбросовые впадины, частично занятые озёрами Танганьика, Ньяса (Малави), Рудольф (Туркана) и другими, ограниченные уступами глыбовых гор, а также лавовые плато и вулканические конусы, в том числе самые высокие в А. – Килиманджаро (высота 5895 м), Кения (высота 5199 м), Карисимби (высота 4507 м), Элгон (высота 4221 м) и другие. 

Почти всю Южную А. занимает обширная высокая (около 1000 м) равнина Калахари, по краям которой поднимаются ступенчатые плато и плоскогорья: с запада – Намакваленд, Дамара (Дамараленд) и Каоко, с востока – Матабеле, плато Велд, столовые Драконовы горы и нагорье Лесото. Самые высокие вершины Лесото, бронированные базальтовыми покровами, сохраняют плоские формы и достигают наибольшей в Южной А. высоты (гора Тхабана-Нтленьяна, 3482 м). С юга Калахари замыкает плато Верхнее Кару, обрываясь почти отвесно к впадине Большое Кару. Крутой склон Большого Уступа образует орографический и ландшафтный рубеж в междуречье Лимпопо и Кунене.

Геологическое строение

Африка, за исключением Атласа на северо-западе и Капских гор на юге, в тектоническом отношении представляет собой докембрийскую платформу (Африканскую, или Африкано-Аравийскую), которая до недавнего геологического времени включала также Аравийский полуостров и остров Мадагаскар (см. Тектоническую карту). В палеозое – начале мезозоя Африканская платформа составляла часть древнего крупного континента Гондвана. В фундаменте этой платформы выделяются участки раннедокембрийской консолидации – кратоны (наиболее крупные – Западно-Африканский, включающий Регибатский и Леоно-Либерийский массивы, Центральноафриканский, Танзанийский, Зимбабве, Каапваальский, Мадагаскарский), которые разделены подвижными зонами позднего докембрия. В строении кратонов преобладают архейские гнейсы, кристаллические сланцы, гранитоиды, возраст которых 3,6–2,5 млрд. лет. Существенную роль также играют зеленокаменные пояса нескольких генераций, образованные метаморфизованными вулканитами и обломочными породами. Линейные складчатые системы, спаивающие глыбы архейской консолидации, сложены терригенно-вулканогенными образованиями, испытавшими метаморфизм и гранитизацию в раннем протерозое. В эпоху эбурнейского тектогенеза (около 2 млрд. лет назад) образовался Бирримский пояс Западно-Африканского кратона; к этому времени также относится проявление главных деформаций и метаморфизма в гранулитовом поясе Лимпопо на юге континента. В конце раннего протерозоя (1,8–1,7 млрд. лет назад) завершилось формирование складчатых систем Магонди, Кейс, Убенди, Усагара, Рувензори, Кимези, Буганда-Торо. В период протерозойской активизации архейской платформы на юге Африки произошло становление крупнейшего на Земле расслоенного Бушвелдского плутона (массива глубинных кристаллических пород) и массива Великая Дайка. Подвижные зоны позднего докембрия имеют различную природу. Одни из них формировались на континентальной коре (среднепротерозойские Кибарский и Ирумидский пояса Центральной Африки, позднепротерозойские системы – Западно-Конголезская и Катанга, прогибы-троги в пределах центральной и восточной частей Транссахарского пояса, протягивающегося от восточной части Антиатласа до Гвинейского залива) и сложены главным образом метаморфизованными и гранитизированными вулканогенно-осадочными комплексами. Подвижные зоны с широким развитием магматических пород базит-гипербазитовой ассоциации, рассматривающихся в качестве офиолитов, формировались на коре океанического типа и представлены складчатыми системами Намаква-Наталь, Дамара, Гарип-Малмсбери, Мавритано-Сенегальской, западной частью Транссахарского пояса. В пределах Аравийско-Нубийского пояса и в Антиатласе развиты полные офиолитовые ассоциации (фрагменты древней океанической коры) и островодужные вулканические комплексы. Все эти системы испытали замыкание в венде – начале кембрия в панафриканскую тектоническую эпоху. Тектонотермальной переработке подверглись значительные территории, сложенные породами раннего докембрия в пределах гранулито-гнейсового Мозамбикского пояса Восточной Африки, в восточной и центральной частях Транссахарского пояса. Таким образом, в начале палеозоя завершилась консолидация фундамента Африкано-Аравийской платформы.

Накопление чехла осадков поверх фундамента началось на юге Африки в Каапваальском кратоне ещё в позднем архее и продолжалось в раннем протерозое. В позднем рифее и венде осадки отлагались на обширных площадях синеклиз Тауденни и Конго. Фанерозойский осадочный чехол развит главным образом в западной и центральной частях Северной Африки (Сахарская плита – синеклизы Западно- и Восточно-Сахарские, Восточно-Ливийская), в крупных впадинах Экваториальной и Южной Африки (Конго, Окаванго, Калахари, Кару), в Мозамбикском прогибе восточного побережья, а также в полосе Атлантического побережья – от Мавритании до Анголы. Нижне- и среднепалеозойский (раннегондванский) комплекс фанерозойского осадочного чехла в Северной Африке представлен морскими отложениями. Породы верхнего палеозоя – нижнего мезозоя (позднегондванский комплекс) почти везде континентальные. В Экваториальной и Южной Африке в палеозое – начале мезозоя формировался комплекс Кару, включающий ледниковые отложения верхов карбона, угленосную толщу нижней перми и красноцветные отложения верхней перми – триаса. Формирование комплекса Кару завершилось в средней юре мощными излияниями платобазальтов.

С конца средней юры до позднего мела происходило оформление современных контуров Африки в связи с распадом Гондваны и образованием молодых океанов (Атлантического, Индийского, Тетиса). В юрском и меловом периодах по периметру материка шло накопление мелководно-морских терригенно-карбонатных осадков (на северной и восточной окраинах с эвапоритами). В поздней юре – раннем мелу от вершины Гвинейского залива в северо-восточном направлении до бассейна Нила развивалась рифтовая система (включает также грабен Бенуэ в Нигерии). Меловой период – эпоха формирования алмазоносных кимберлитовых трубок в центральных и южных районах Африки. В палеоцене море отступило в пределы прибрежной полосы и современного шельфа. С конца эоцена – начала олигоцена Африка (главным образом восточные и южные районы) испытывает интенсивное поднятие; возникла Восточно-Африканская рифтовая система с грабенами-рифтами озёр Ньяса (Малави), Танганьика, Руква и др. В позднем миоцене начинается раскрытие рифтов Аденского залива и Красного моря, сопровождающееся мощной вспышкой базальтового вулканизма, проявившегося также в Ахаггаре, Тибести и Камеруне. В конце миоцена возникло складчатое сооружение гор Атлас.

Полезные ископаемые

Среди других континентов и частей света Африка занимает ведущее место по запасам металлов платиновой группы, хромовых, марганцевых руд, кобальта, золота, алмазов, бокситов, фосфоритов (по состоянию на 2-ю половину 2000-х гг.). Значительны запасы флюорита, руд циркония, урана, тантала, бериллия, титана, никеля, меди, ванадия, лития,  сурьмы, драгоценных камней (табл.).

Запасы основных полезных ископаемых

Полезные ископаемыеОбщие запасы % от общемировых запасов
Барит, тыс. т541806
Бериллиевые руды1, тыс. т19814,2
Бокситы, млн. т873929,8
Бурый уголь, млн. т3480,03
Вольфрамовые руды2, тыс. т220,3
Железные руды, млн. т451229,6
Золотые руды2, т3814034,2
Калийные соли1, млн. т2130,8
Каменный уголь, млн. т1095203,7
Кобальтовые руды2, тыс. т532040,94
Марганцевые руды, млн. т959962,5
Медные руды2, тыс. т58885,6310,3
Металлов платиновой группы (в т. ч. платины) руды2, т51498383,31
Молибденовые руды2, тыс. т190,1
Нефть и газоконденсат, млн. т15012,937,4
Никелевые руды2, тыс. т1719510,6
Ниобиевые руды1, тыс. т6267,1
Оловянные руды2, тыс. т6804,6
Природный горючий газ, млрд. м313707,937,8
Редкоземельные металлы1, тыс. т3910,3
Свинцовые руды2, тыс. т162788
Серебряные руды2, т539605,4
Танталовые руды1, тыс. т45,715,59
Титановые руды1, млн. т102,711,2
Урановые руды2, тыс. т686,515,8
Флюорит, млн. т104,5325,5
Фосфатные руды1, млн. т8342,644,2
Хромовые руды, млн. т1839,2376,11
Цинковые руды2, тыс. т317756,5
Циркониевые руды1, млн. т1425,41

1В пересчёте на оксиды. 2В пересчёте на металл. 3Подтверждённые запасы.

Уникальные месторождения руд хрома, металлов платиновой группы (в т. ч. платины), железа, титана, ванадия, золота, а также сульфидных медно-никелевых, оловянных руд, флюорита приурочены к Бушвелдскому комплексу в ЮАР. Крупнейший рудоносный массив Великая Дайка, с которым связаны месторождения руд хрома и металлов платиновой группы, размещается в Зимбабве. Важнейший в мировом масштабе рудный район Витватерсранд с уникальными начальными запасами руд золота и урана в метаморфизованных докембрийских конгломератах расположен в ЮАР. Многочисленны гидротермальные месторождения руд золота в ЮАР, Зимбабве, Демократической Республике Конго, Гане, Алжире, а также россыпные месторождения в Габоне, Эфиопии и Гвинее. Значимые запасы урановых руд сосредоточены в пегматитовых месторождениях в Намибии и на Мадагаскаре, в осадочных месторождениях в Нигере, Габоне и ЦАР, в гидротермальных и магматогенных месторождениях в Алжире, Мали, Мозамбике и Сомали. Крупные месторождения марганцевых руд связаны с докембрийскими метаморфическими толщами на территории ЮАР, Ганы; стратиформные, гидротермальные месторождения и кор выветривания известны в Габоне и Демократической Республике Конго. Помимо магматогенных месторождений руд железа (Бушвелдский комплекс) в Африке имеются метаморфогенные (в ЮАР, на Мадагаскаре, в Анголе), осадочные (в Алжире, Египте, Нигерии), кор выветривания (в Гвинее). В Сьерра-Леоне, Египте, Сенегале, Сомали, ЮАР, Мозамбике – прибрежно-морские россыпи титаномагнетита, ильменита, рутила, иногда с цирконом или монацитом. Алюминиевые руды на материке представлены главным образом бокситами (месторождения в Гвинее, Гане). В Африке сосредоточена бóльшая часть ресурсов алмазов мира. Коренные месторождения алмазов связаны с протерозойскими и меловыми трубками и дайками кимберлитов – трубки «Премьер», «Кимберли» (ЮАР), «Орапа», «Джваненг» (Ботсвана), «Дизиле» (Демократическая Республика Конго), «Камафука», «Катока» (Ангола), «Мвадуи» (Танзания) и др.; россыпные месторождения встречаются на континенте в Демократической Республике Конго (в районе Бакванга), Анголе, Гане, ЮАР, а также на шельфе Атлантического океана в Намибии и ЮАР. Основные запасы фосфоритов заключены в уникальных осадочных месторождениях Аравийско-Африканской фосфоритоносной провинции (частично).

Важнейшие месторождения медных руд приурочены к Меденосному поясу Центральной Африки (в месторождениях этого пояса также сосредоточена бóльшая часть запасов руд кобальта). Африка известна своими крупнейшими месторождениями комплексных руд тантала, ниобия, лития, цезия, связанными с редкометалльными гранитными пегматитами (месторождения в Намибии, ЮАР, Мозамбике и др.). В пегматитах также находятся значительные количества бериллия, олова, висмута, драгоценных и поделочных камней (изумруд, аквамарин, топаз, амазонит и др.). Важнейшие источники тантала и ниобия – россыпи (отрабатываются в Демократической Республике Конго и Нигерии) и массивы карбонатитов (месторождения в Демократической Республике Конго, Уганде, Танзании, Анголе, ЮАР и др.). Наиболее значительные запасы олова заключены в гранитных пегматитах и грейзенах Нигерии и Демократической Республики Конго. На территории Алжира, Туниса и ЮАР – гидротермальные месторождения ртути, сурьмы. Крупные месторождения асбеста – в ЮАР, Зимбабве, Судане, Ботсване, Кении.

Основные нефтегазовые районы сосредоточены в Присредиземноморской зоне прогибания – в Сахаро-Восточносредиземноморском нефтегазоносном бассейне (Тунис, Ливия, Египет), Алжиро-Ливийском нефтегазоносном бассейне и Суэцкого залива нефтегазоносном бассейне (Египет), а также в зоне окраинно-континентальных прогибов Западной Африки – в Гвинейского залива нефтегазоносном бассейне (Нигерия, Камерун, Габон, Кот-д’Ивуар, Гана, Того, Бенин). В Северной Африке расположены все гигантские и крупнейшие месторождения нефти и газа [нефтяные – Хасси-Месауд (Алжир), Амаль, Насер (Зельтен), Джалу, Серир (Ливия); газовые – Хасси-Рмель (Алжир), Абу-Мади (Египет)]. На материке также имеются месторождения руд вольфрама, свинца, цинка, каменных и бурых углей, барита, апатита, каменной и калийных солей, серы, соды.

Климат

А. – самый жаркий материк Земли; в Ливии, в Эль-Азизии, отмечен максимум температуры воздуха на Земле 57,8° C (см. карту Средняя температура воздуха).

Вся территория материка характеризуется высокими значениями суммарной солнечной радиации – 760–840 МДж/м2 в год (180–200 ккал/см2 в год). Положение материка по обе стороны экватора приводит к тому, что времена года в Северном и Южном полушариях противоположны. В обоих полушариях среднемесячные летние температуры составляют 25–30 ° C (в Сахаре до 38° C), зимой 10–25° C (в горах наблюдаются отрицательные температуры). В апрелеоктябре более прогрето Cеверное полушарие, в ноябремарте – >жное. На циркуляцию атмосферы над материком влияют Азорский антициклон и Южно-Атлантический антициклон над Атлантическим океаном и Южно-Индийский антициклон над Индийским океаном. На бóльшей части материка (между обоими тропиками) количество и режим выпадения осадков определяют сезонное положение внутритропической зоны конвергенции (ВЗК). В январе осадки получает практически вся А., расположенная к югу от экватора (за исключением юго-западной части); весной и осенью – главным образом районы между 10° с. ш. и 20° ю. ш.; в июле – между экватором и 18° с. ш. Осадки распределены неравномерно, и на значительной территории отчётливо выделяются сухой и влажный сезоны различной продолжительности (см. карту Годовое количество осадков). Осадки выпадают почти исключительно в виде дождя, кроме горных субтропических районов (где зимой на период до 20 дней устанавливается снежный покров) и высокогорий субэкваториальных поясов. Многие районы А. (особенно зона Сахель и окраины Калахари) сильно страдают от засухи (иногда катастрофической, повторяющейся в среднем через 30 лет), что ограничивает возможности развития сельского хозяйства на 1/3 площади. Самые сухие районы А. – восточная часть Сахары (10–20 мм осадков в год) в Северном полушарии и пустыня Намиб (около 25 мм в год) в Южном полушарии. Коэффициенты межгодовой изменчивости осадков в А. превышают 200% в пустынных, около 40% – в семиаридных и 5–20% – во влажных районах.

В Судане часты пыльные бури (хабуб). Преобладающие в Сахаре северо-восточные сухие и горячие пассатные ветры (харматтан, хамсин) несут на равнины Западной Африки много пыли, надолго загрязняя воздух даже на побережье. Основные скопления пыли – котловина Боделе (зимний перенос пыли на юго-запад), равнины Идехан и Идехан-Марзук (весенний перенос пыли на север и северо-восток), равнина Эль-Джуф (летний перенос пыли на запад). Обильно и равномерно (1500–4000 мм в год) увлажнены экваториальные районы; на побережье Гвинейского залива и в экваториальной части Восточно-Африканского плоскогорья отмечается два максимума осадков: апрельиюнь и октябрьноябрь. Самое влажное место в А. – подножие вулкана Камерун (Дебунджа, 9655 мм осадков в год). С удалением от экватора к тропикам укорачивается сезон дождей и уменьшается количество осадков (от 1500 мм и до 250 мм). В Судане, в Восточной А. и на большей части Южной А. осадки выпадают в основном летом; на северной и юго-западной субтропических окраинах материка – преимущественно зимой (600–700 мм, иногда до 950 мм); на юго-восточной окраине – летний максимум осадков. В районе Северо-Гвинейской возвышенности обычны грозовые шквалы (торнадо).

Территория А. расположена в экваториальном, субэкваториальном, тропическом и субтропическом климатических поясах. Внутри климатических поясов типы климата различаются в основном характером увлажнения. В экваториальном поясе преобладает постоянно влажный и жаркий экваториальный климат (побережье Гвинейского залива и впадина Конго). В субэкваториальных поясах (равнины Судана, междуречье Конго – Замбези и Восточная А.) субэкваториальный климат с летним влажным и зимним сухим сезонами; зона Сахеля и полуостров Сомали находятся в области субэкваториального климата с недостаточным увлажнением. В тропических поясах, где возрастают месячные и суточные колебания температур (в пустынях до 20° С), выделяют тропический экстрааридный климат (почти вся Сахара и равнина Калахари), тропический пустынный климат с высокой относительной влажностью воздуха (на западе Сахары и в пустыне Намиб), тропический морской климат с летним максимумом осадков (в Драконовых горах). В субтропических поясах различают субтропический климат средиземноморского типа (на северной и юго-западной окраинах материка), субтропический пустынный (на востоке Сахары) и субтропический муссонный (на юго-восточном побережье).

Темпы увеличения средней за десятилетие температуры воздуха в 1961–2000 составили 0,29 ° в зоне влажных лесов и 0,1–0,3 ° в Южной А. В прибрежных районах Восточной А. и вокруг озёр, напротив, отмечалось понижение температуры. С конца 1980-х гг. продолжительные засухи регистрировались не реже, чем 1 раз в 10 лет. В Западной А. (4–20° с. ш., 20° з. д. – 40° в. д.) сокращение годового количества осадков наблюдается с конца 1960-х гг., причём за периоды 1931–60  и 1968–90 на 20–40%. В зоне влажных экваториальных лесов впадины Конго уменьшение годового количества осадков составило 2–4%; на побережье Гвинейского залива – увеличилось на 10%. В Южной Африке ярко выраженного тренда изменения годовых осадков выявить не удалось, однако отмечалось общее увеличение межгодовой изменчивости осадков, рост повторяемости сильных дождей и засух. В Восточной Африке отмечено нарастание контрастности в увлажнении между севером (за счёт увеличения) и югом (за счёт уменьшения годового количества осадков).

Внутренние воды

Годовой сток рек А. – 3930 км3 (9% мировых ресурсов). Обеспеченность речным стоком крайне неравномерна (см. карту Речной сток), 48% всего стока – в Центральной А., в бассейне Конго в областях постоянного избыточного увлажнения. В областях переменного и недостаточного увлажнения по мере возрастания продолжительности сухого периода густота речной сети уменьшается. В сухой период резко сокращаются расходы воды в реках, часть из которых пересыхает. В пустынных областях реки с постоянным течением отсутствуют (за исключением крупных транзитных рек, например Нила), сток имеет эпизодический характер. Их сухие русла (уэды) наполняются только во время редких ливней и превращаются в кратковременные бурные потоки, в понижениях образуются быстро пересыхающие солёные озёра (шотты). Около 40% территории А. имеет эпизодический сток. Бессточные бассейны и области внутреннего стока (пустыни Сахара, Данакиль, Намиб, впадина Калахари, бассейны озёр Чад, Рудольф и других, ряд плато в горах Атлас и др.) охватывают около 33% территории материка. Одиночные населённые пункты в Сахаре располагаются в местах, где подземные воды доступны для использования. В горных районах густота речной сети увеличивается за счёт многочисленных коротких рек, стекающих в океан, и более длинных рек, текущих с подветренных склонов внутрь материка.

Река Нил в нижнем течении. Снимок из космоса.

Главные реки относятся к бассейну Атлантического океана (50% всей площади А.): Конго (самая полноводная и вторая по длине река А.), Нигер, Сенегал, Гамбия и Оранжевая; к бассейну Средиземного моря – Нил; к бассейну Индийского океана – Замбези. Русла многих рек сочетают пологие и крутые участки с порогами (например, катаракты на р. Конго) и водопадами (крупнейший – Виктория на р. Замбези), что значительно препятствует судоходству, особенно в нижнем течении рек.

В А. много озёр, особенно на юго-востоке, в области тектонических разломов и сбросов (область Великих озёр), где расположены крупнейшие озёра – Танганьика (глубиной до 1435 м – второе в мире по глубине после озера Байкал), Виктория (уступает по площади лишь Каспийскому морю и озеру Верхнее в Северной Америке), Ньяса и другие. В областях внутреннего стока озёра преимущественно мелководные и солёные (шотты, или себхи); в сухой сезон некоторые превращаются в солончаки. Уровни и площади озёр в областях с недостаточным увлажнением сильно меняются в течение года, возрастая в период дождей; самое крупное – озеро Чад (площадь от 10 до 26 тыс. км2 при средней глубине 2 м).

В пус­ты­нях и по­лу­пус­ты­нях А. боль­шое зна­че­ние име­ют под­зем­ные во­ды, как грун­то­вые, за­ле­гаю­щие обыч­но под рус­ла­ми вре­мен­ных во­до­то­ков, так и бо­лее глу­бо­кие, об­ра­зую­щие круп­ные ар­те­зи­ан­ские бас­сей­ны (Боль­шой Са­хар­ский, Ли­вий­ский, Ни­гер­ский и др.).

Среди многочисленных болот самые крупные находятся в тропиках (во внутренней дельте реки Нигер, вокруг озера Чад и ряда озёр Восточной А.), а также в бассейнах верхнего Нила и Конго, где их общая площадь около 340 тыс. км2.

Удельная водообеспеченность составляет 3537 м3/чел. в год (2013); минимальная в Египте – 25 (2004), максимальная – в Габоне 121 392 (2004). С учётом трансграничного речного стока минимальная водообеспеченность в Ливии (106 м3/чел. в год) (2004), максимальная – в Демократической Республике Конго (217 915 м3/чел. в год) (2004). Относительный (водообеспеченность менее 1700 м3/чел. в год) или даже сильный дефицит (менее 1000 м3) водных ресурсов характеризует ситуацию с использованием воды в каждой четвёртой африканской стране (14 из 53). Более 65% площади А. – трансграничные водосборные бассейны. Крупнейшие – Конго (12,5% площади, 9 стран), Нил (10,3%; 10 стран), озеро Чад (7,8%, 7 стран), Нигер (7,5%, 10 стран).

Ежегодное водопотребление в А. составляет 214 814 млн. м3 (2004), из них – 86% используется в сельском хозяйстве, 10% – в жилищно-коммунальной сфере, 4% – в промышленности. Ярко выражены региональные различия: в Центральной А. в сельском хозяйстве используется 57% водозабора, в Судано-Сахельской зоне –  95%; в Северной А. и Судано-Сахельской зоне – 67% орошаемых пашен. Ирригационный потенциал рек оценивается в 42,5 млн. га, орошается 13,4 млн. га (2015). Орошаемые земли, главным образом в долинах Нила (Египет, Судан), Нигера (Мали), а также в Марокко, Тунисе, Ливии и ЮАР, составляют около 6% всех обрабатываемых площадей.

По потенциальным запасам гидроэнергии (около 20% мировых) А. уступает только Азии. Доступный для освоения гидропотенциал –  1,75 млн. ГВт·ч в год, освоено около 58% (минимальная доля среди всех материков). Наибольшими запасами обладают бассейны рек Конго (390 млн. кВт) и Замбези (137 млн. кВт).

На реках сооружено (2007) свыше 1300 крупных и средних по объёму водохранилищ (из них 40% –  в ЮАР). Почти  400 водохранилищ имеет площадь зеркала около 0,01 км2, в том числе крупнейшие: по объёму воды – Оуэн-Фолс (200 км3), Кариба (188 км3) и Асуан (Насер) (162 км3); по площади – Акосомбо (Вольта) (8482 км2).

Почвы

В тропических поясах характерен латеритный процесс почвообразования. В экваториальном поясе развиты бедные кислые красно-жёлтые ферраллитные почвы. В самых низких частях бассейна р. Конго распространены различные переувлажнённые глеевые почвы и торфяные болота. В наиболее влажных частях субэкваториального пояса, на равнинах Гвинеи, под высокотравными саваннами и редколесьями преобладают красные ферраллитные и альферритные почвы саванн. Железистые водонепроницаемые латеритные горизонты образуются в современных почвах или встречаются как массивные панцири на поверхности в результате эрозии. Особенно широко распространены латеритные панцири в саваннах западной части тропического пояса – в бассейнах рек Сенегал, Гамбия и Нигер.

В субэкваториальных поясах, отличающихся пестротой почвенного покрова, преобладают бедные питательными веществами красные, красновато-коричневые и красно-коричневые ферралитизированные и ферраллитные почвы. Самые плодородные почвы влажных саванн – тёмно-красные ферралитные, развитые на выходах базальтов в Восточной А., – в наиболее освоенном земледельческом регионе. В тропиках при нарастании сухости климата процесс латеритизации почв ослаблен. Под сухими и опустыненными саваннами появляются красно-бурые и красновато-бурые почвы. Для этих нейтральных (карбонатных) почв, преимущественно песчаных и супесчаных, характерно довольно высокое содержание питательных веществ. В связи с их лёгким механическим составом и в результате чрезмерного выпаса скота на значительных площадях (особенно в зоне Сахеля) эти почвы подвержены физическому выветриванию, дефляции и активному опустыниванию. Такие же по типу почвы формируются в Южной А. на равнинах Калахари на плаще четвертичных песчаных отложений.

На аккумулятивных равнинах впадины озера Чад и котловины Белого Нила в Эль-Гезире значительные площади занимают темноцветные слитые почвы (слитозёмы), большинство почв оглеены и часто засолены. Вместе с ними в котловинах встречаются осолоделые солонцы, солоди и болотные почвы.

В пустынях Африки – Сахаре, Карру и Намиб – распространены слаборазвитые, нарушенные процессами дефляции, песчаные почвы, пустынные почвы, покрытые  щебнистыми или галечниковыми отложениями. В местах развития карбонатных и гипсовых древних кор выветривания нередко в результате развевания верхних почвенных горизонтов образуются известковые и гипсовые панцири. Они широко распространены на западе Сахары, в Ливийской и Аравийской пустынях. В местах развития солевых кор выветривания распространены солончаки.

В Восточной А. под листопадными редколесьями на древних корах выветривания формируются красные альферритные почвы саванн, малогумусные, со слабокислой реакцией, в почвенном профиле часто встречаются обломки латеритных панцирей. В более сухих районах северо-востока преобладают красно-бурые почвы. К базальтовым лавовым плато Кении приурочены тёмно-красные ферраллитные почвы. В районах, примыкающих к вулканам Кения, Килиманджаро и Меру, на рыхлых вулканических пеплах и туфах распространены андосоли. Эти мощные гумусные почвы, хорошо водо- и воздухопроницаемые, богатые минеральными элементами, обладают высоким плодородием и являются наиболее интенсивно используемыми почвами в экваториальных районах.

На Эфиопском нагорье на более увлажнённых западных склонах на высотах 1500–1800 м под листопадными редколесьями на базальтовых породах господствуют тёмно-красные гумусные почвы, чередующиеся с чёрными высокоплодородными монтмориллонитовыми почвами. В более сухих районах внутренних плато на высотах более 2500 м под горными саваннами формируются горные чернозёмовидные почвы и очень плодородные глинистые гумусные с карбонатным горизонтом. Земледелие ведётся на них очень давно, и посевы зерновых поднимаются до высоты 3600 м.

Особым плодородием отличаются долина и дельта р. Нил, где почвы представляют собой сформировавшиеся в результате длительного хозяйственного использования агрозёмы. Для субтропиков Северной А. в горах Атлас, в условиях средиземноморского климата и в более влажных приморских районах типичны коричневые почвы и слитозёмы; в более сухих – серо-коричневые, обогащённые карбонатами и гипсом. В субтропиках Южной А. – в Капских горах – также прослеживается дифференциация почвенного покрова в зависимости от условий увлажнения и характера растительности. На юго-восточном побережье Африки в муссонных субтропиках формируется небольшой по площади ареал желтозёмов и краснозёмов.

В целом почвы А. неплодородны, малогумусны (среднее содержание менее 1%). В условиях интенсивного роста населения господствующая на материке переложная система земледелия способствует отчуждению всё большего числа земель под распашку; рост пахотных земель наблюдается в большинстве стран. При интенсивном и длительном сведении естественной растительности, столь характерном для А., почвы быстро теряют плодородие, иссушаются и подвергаются сильной эрозии. Аридный климат, низкое содержание питательных веществ, маломощность почв приводят к тому, что под распашку пригодно лишь около 1/5 всех земель, из них в земледелии используется всего 1/3 (2000). Ветровая и водная эрозия широко распространены. Процессы опустынивания затронули уже 46% территории материка. В наибольшей степени пострадали периферийные области пустынь в Средиземноморье, Сахельской зоне, странах Африканского Рога и Южной А., где  живёт до 25% населения.

Растительность

Флора А. насчитывает более 50 тыс.  видов растений. В А. выделяют 3 флористических царства: северная окраина относится к Голарктическому флористическому царству, территория к югу от Сахары – к Африканскому подцарству Палеотропического флористического царства, юго-западная часть – к Капскому флористическому царству.

Известно свыше 40 тыс. видов высших растений, объединённых почти в 4 тыс. родов; из них около 900 родов эндемичны. Преобладает тропическая растительность. Внетропические виды встречаются на северной и южной окраинах материка, а также в высокогорье. Типы растительности в целом определяют характер зональных типов природных ландшафтов и географических поясов (см. карту Географические пояса и зоны).

В экваториальном поясе распространены постоянно-влажные вечнозелёные и полувечнозелёные леса. В этих лесах произрастает свыше 3000 видов древесных растений (около 1000 – в составе верхнего яруса, главным образом семейства цезальпиниевых); обычны фикусы, терминалии и хлебное дерево. Свыше 40 видов имеют ценную древесину (эбеновое, санталовое, красное дерево, кайя, альстония, окумэ, хлорофора и др.). Для деревьев характерны ходульные и досковидные корни, наблюдается каулифлория, то есть цветки развиваются на стволах или на ветках деревьев; много лиан и эпифитов. В краевых частях впадины Конго и на побережье Гвинейского залива по мере появления кратковременного сухого периода вечнозелёные леса сменяются полувечнозелёными. В их верхних ярусах наряду с вечнозелёными большую роль играют листопадные породы (до 70%). Полувечнозелёные леса флористически даже более богаты, чем вечнозелёные. Бóльшая часть видов, ценных с точки зрения коммерческой заготовки древесины, содержится именно в этих лесах. Среди видов с ценной древесиной – эбеновое дерево, санталовое, красное, хлорофора, кайя, терминалия и др. В западной части ареала гилей произрастает масличная пальма, из плодов которой добывают пальмовое масло, являющееся предметом экспорта. Центральную часть бассейна Конго занимают заболоченные леса с преобладанием таких видов, как энтандрофрагма болотная, уапака, стеркулия; обильны участки, покрытые пальмой рафия, по берегам рек распространены марантовые. Горные вечнозелёные леса распространены в горах Вирунга и Рувензори, на вулкане Камерун. В массиве Рувензори эти леса произрастают на высотах 1800–2300 метров, выше – до 3000 метров – преобладают заросли бамбука. На высоте более 3000 метров развиты древесные формы вереска; выше – пояс афроальпийской растительности.

К субэкваториальным поясам относится узкая зона сезонно-влажных (листопадно-вечнозелёных) лесов (с хлорофорой высокой, триплохитоном твердоствольным, копаловым деревом и др.) и широкая зона редколесий, кустарников и саванн. В Северной А. (в Судане) преобладают саванны, на юге Восточной и Южной А.– редколесья. Саванны занимают около 33% территории материка. В зависимости от продолжительности сухого сезона с юга на север последовательно сменяются: влажные высокотравные саванны (сухой сезон 3–4 мес) с густым покровом из высоких злаков среди единичных или группами разбросанных акаций, баугиний и др.; типичные, или суданские (сухой сезон до 5 месяцев), сухие низкотравные саванны с отдельно стоящими баобабами, акациями, пальмой дум и другие, а также с зарослями колючих кустарников; опустыненные, или сахельские, саванны (сухой сезон 8–10 мес) с разреженным растительным покровом из злаков (аристиды и др.), низкорослыми деревьями и кустарниками (акации, баугинии, терминалии и др.). На побережьях Атлантического и Индийского океанов обычны мангровые заросли. Сухие леса, редколесья и кустарниковые сообщества господствуют на юге материка, занимая высокие плато. Типичен баобаб. Среди деревьев преобладают представители семейства бобовых, формирующие редкостойные леса (миомбо). В северном и южном тропических поясах структура географической зональности различна. В северном тропическом поясе из-за высокой аридности климата практически всю площадь занимает зона пустынь (преимущественно каменистых и глинистых). В южном тропическом поясе хорошо выражены секторные закономерности. В восточном приокеаническом секторе преобладают влажные тропические леса и саванны, в континентальном – опустыненные саванны и полупустыни. Зона тропических пустынь Южной А. находится почти целиком в западном секторе побережья Атлантического океана и заходит в глубь материка лишь в нижнем течении р. Оранжевая. Полупустыни и пустыни занимают 40% территории, в  Северной А. преобладают пустыни с ксерофильной, в Южной – с суккулентной растительностью. Бедный растительный покров пустынь сильно разрежен и зависит от особенностей грунта. Галечниковые пустыни и подвижные барханные пески почти лишены растительности. Неподвижные барханные пески закреплены верблюжьей колючкой, джузгуном, селитрянкой и др. В каменистых пустынях обычны акации (ретам и сахарский дрок), виды эфедры, зизифуса. В Южной А. многочисленны алоэ, злаки (аристида, ковыль, просо и др.), а также представители семейства мезембриантовых. В пустыне Намиб произрастает вельвичия. В Южной А. на хорошо увлажняемых плоскогорьях Велда распространены высокотравные злаковники с преобладанием злака темеды, имеющего высокую кормовую ценность.

В субтропических поясах в условиях зимних осадков и летней сухости формируются лесные и кустарниковые (на северо-западной окраине), а также преимущественно кустарниковые (на юго-западной окраине) типы средиземноморских ландшафтов. В пределах Атласа и на северном побережье от Туниса до устья реки Нил преобладают жестколистные вечнозелёные леса (дубы каменный и пробковый, сосны алеппская и приморская, земляничное дерево, ладанник и др.), похожие на леса Южной Европы и Передней Азии. Леса в значительной степени сведены и замещены кустарниковыми и травяными сообществами (фригана, маквис, гарига). Во внутренних районах типичны ландшафты полупустынь и пустынь. В Южном полушарии в составе субтропических кустарниковых зарослей сохранились эндемики капской флоры: ногоплодники, или подокарпусы Тунберга, маслина лавролистная, тодея бородатая. На юго-восточном побережье (при летнем максимуме осадков) – муссонные смешанные леса.

Границы и типы растительности А. определились в конце плиоцена с установлением современного соотношения тепла и влаги, но в результате действующей столетиями подсечно-огневой системы земледелия, сведения лесов и выпаса скота естественный растительный покров сильно нарушен. Многие растительные формации являются вторичными. Бóльшая часть саванн возникла на месте сведённых лесов, редколесий и кустарников, представлявших естественный переход от влажных вечнозелёных лесов к пустыням. Около 8 тыс. лет назад почти четверть территории материка была покрыта сомкнутыми лесными массивами, в настоящее время коренная растительность сохранилась только на 8% территории.

Основная причина обезлесения в 19602010 – аграрное обезлесение, связанное с расчисткой площадей для сельскохозяйственных полей и сбор древесины на топливо. За 1990-2010 темпы обезлесения составляли 0,7% в год. Наиболее интенсивно оно идёт в странах Западной А. (Кот-Д’Ивуар – 7% в год). Потребление энергии от сгорания биомассы составляет 5% в странах Магриба, Ливии, Египте и Судане, 15% в ЮАР и 86% в странах к югу от Сахары (кроме ЮАР).

Животный мир

В А. обитают 25% из 4700 видов известных на Земле млекопитающих, в том числе 79 видов антилоп. Птиц насчитывается 2000 видов (1/5 мирового состава), многочисленны и разнообразны насекомые – около 100 тыс. известных видов насекомых, пауков и паукообразных. Наиболее древняя фауна сохранилась в Капской подобласти (некоторые беспозвоночные, двоякодышащие рыбы). С мела и до эоцена фауна А. имела много общего с фауной Австралии и особенно Южной Америки (дикобразоподобные грызуны, трубкозубы, ящеры, страусы). С олигоцена начался обмен фауной между А., Индией и Южной Европой (слоны, человекообразные обезьяны). В плиоцене из Азии проникла фауна копытных и хищных животных саванн, но в ледниковое и послеледниковое время она была оттеснена из Северной Африки мигрантами из Европы и Передней Азии.

Территория материка относится к двум фаунистическим областям. Северная А. (включая Сахару) входит в Средиземноморскую подобласть Голарктической области. В Средиземноморской подобласти обитают: гиена, виверра, бесхвостые обезьяны, заяц, антилопа мендаса и буала, газель, лисичка-фенёк, африканский страус (в Сахаре), дрофа (в Атласе). Остальная часть материка принадлежит Эфиопской области, чья фауна млекопитающих выделяется особым своеобразием и исключительным богатством. Считают, что она была центром формирования млекопитающих всего земного шара. Здесь сосредоточено около 1/4 всех видов млекопитающих, 51 семейство, из которых почти половина – эндемики. Наибольшим количеством видов представлены грызуны, летучие мыши, насекомоядные, парнокопытные, хищники и приматы. Видовой эндемизм наиболее высок среди приматов (94%), парнокопытных (88%) и грызунов (85%). В пределах области выделяют четыре подобласти: Конголезскую, Суданскую, Капскую и Мадагаскарскую.

Конголезская подобласть занимает преимущественно лесные районы. Для неё характерно «многоэтажное» распределение животных и связь многих из них с древесным пологом. На земле обитают кистеухая свинья, кистеухие дикобразы, окапи, водяной оленёк, горилла и др. Среди обитателей древесного полога – обезьяна-гвереца, мартышки, шимпанзе, древесные даманы, разнообразные белки. Из птиц преимущественно лазающие виды (серые попугаи и др.), а также птицы-носороги, бородатки. Много пресмыкающихся и термитов (св. 500 видов).

Экваториальные леса очень богаты птицами. По численности и биомассе доминируют плодоядные формы – представители семейства бананоедов (турако). Наряду с ними, в кронах можно встретить и птиц-носорогов. Аналогом крошечных птиц колибри из Нового Света в А. являются нектарницы, питающиеся нектаром, пыльцой, а также мелкими насекомыми.

Суданская подобласть охватывает территории саванн Судана, Восточной и Южной части материка. Обилие крупных животных, в первую очередь копытных, – определяющая черта животного мира А. Как по числу видов, так и по обилию особей на единицу площади саванны и редколесья этого континента не имеют себе равных в мире. В подобласти особенно богато представлены травоядные животные (около 80 видов). Среди них первенство принадлежит парнокопытным (жирафам, буйволам, разнообразным группам антилоп и газелей), непарнокопытным (зебрам, носорогам, слонам). В А. биомасса диких копытных наибольшая на Земле (до 30 т на 1 км2). Из хищников распространены лев, леопард, гиеновая собака, каракал, шакал. Обычны африканский слон, гамадрил, бабуин, носорог, бегемот, буйволы; из птиц – африканский страус, цесарки, птица-секретарь, марабу, ткачики и др. Многочисленны ящерицы (мабуйи, агамы, гекконы), часто встречается шумящая гадюка. Очень много термитов; почти повсеместна муха цеце. Только в Суданской подобласти обитают собакоголовые обезьяны – павианы, мандрилы. Очень много пресмыкающихся: ящериц, хамелеонов, гадюк и питонов. В реках и озёрах водятся крокодилы. Из птиц подобласти наиболее распространены страус и молотоголовая цапля.

В пустынях и полупустынях из копытных обычны антилопы, газели; из хищников – лев, гепард, каракал, барханная и дикая кошки, лисичка-фенёк, полосатая и пятнистая гиены; распространены тушканчики и песчанки. Птиц мало, в их числе пустынный и малый жаворонки, каменки, рябки, вертлявая славка, дрофы. Разнообразны пресмыкающиеся: гадюки, песчаная эфа, египетская кобра, гюрза и др.

Очень своеобразна фауна Мадагаскарской области с обилием эндемичных форм при полном отсутствии таких распространенных групп, как настоящие обезьяны, высшие хищники и ядовитые змеи. На Мадагаскаре широко распространены лемуры, представленные многими родами и видами. Из хищников – только виверровые. Много насекомоядных, из которых эндемичны тенреки.

В А. выделяют восемь «горячих точек биоразнообразия» – природных регионов, где богатый органический мир находится под угрозой исчезновения из-за активной деятельности человека: Средиземноморская область; острова западной части Индийского океана (Мадагаскар насчитывает больше всего эндемиков в А., в том числе 700 эндемичных видов позвоночных); Капское флористическое царство (самое маленькое и самое богатое в мире, где произрастает 8700 видов растений); суккулентное Кару (самая богатая по видовому составу пустыня мира); Гвинейская лесная область; леса горной дуги Восточной А.; береговые леса Восточной А.; Мапуту, Африканский Рог.

Особо охраняемые природные территории

Африка – один из первых материков, где ещё в колониальный период после резкого сокращения численности диких животных стали создаваться национальные парки. Одними из первых созданы: национальный парк Крюгер в ЮАР (1898), Вирунга на границе Демократической Республики Конго и Уганды (1925), Серенгети в Танзании (1940), Цаво в Кении (1948) и др.

В нач. 21 в. 14,7% площади А. имеет статус охраняемых территорий (на прилегающей акватории охраняется всего 2,4%), в том числе 198 морских акваторий, 50 биосферных заповедников, 80 водно-болотных угодий международного значения.

Начат процесс трансграничного соединения охраняемых территорий, к числу таких относится самый большой национальный парк – Кхалагади (38 тыс. км2) на границе ЮАР и Ботсваны. К 2016 в список Всемирного наследия были внесены 130 объектов, в том числе 45 – природных. Среди них национальные парки – Джа (Камерун), Маново-Гоунда-Сен-Флорис (ЦАР), Таи, Комоэ (Кот-д’Ивуар), Вирунга, Кахузи-Биега, Гарамба, Салонга (Демократическая Республика Конго), Сымен (Эфиопия), Маунт-Кения (Кения), Банк-д’Арген (Мавритания), Аир и Тенере, Дубль-Ве (Нигер), Валле-де-Ме (Сейшельские Острова), Ниоколо-Коба (Сенегал), Сент-Люсия, Дракенсберг (ЮАР), Ишкёль (Тунис), Бвинди, Рувензори (Уганда), Нгоронгоро, Серенгети, Килиманджаро (Танзания), Мана-Пулс, Сапи и Чеворе, Моси-оа-Тунья/Виктория-Фолс (Зимбабве); озёра – Рудольф (Туркана), Ньяса (Малави), парки – в Капской области (ЮАР); заповедники – Мон-Нимба (Кот- д’Ивуар), Окапи (Демократическая Республика Конго), Цинжи-дю-Бемараха (Мадагаскар); птичий заказник Джудж (Сенегал); атолл Альдабра (Сейшельские Острова). Несмотря на свой статус, охраняемые территории находятся под угрозой нарушения режима и растущего антропогенного воздействия, сопровождающихся вырубкой лесов и потерей биоразнообразия.

Географические открытия

Начало географических исследований А. относится ещё к древнейшим временам. Не позднее 2-го тыс. до н. э. древние египтяне совершали плавания вдоль берегов Северной А. – от Суэцкого перешейка на востоке до залива Сидра (Большой Сирт) на западе. Финикийцы в 6 в. до н. э. открыли бóльшую часть южного побережья Средиземного моря и вышли непосредственно на побережье Атлантического океана, представив А. в виде огромного острова, соединённого перешейком с Азией. Карфагенянин Ганнон в 5 в. до н. э. совершил плавание вдоль берегов А. с запада до побережья южнее мыса Зелёного. С первых веков н. э. с восточным побережьем А. ознакомились индонезийцы, открывшие остров Мадагаскар. В 7 в., после завоевания Северной А., арабы многократно пересекали Сахару и Ливийскую пустыню во всех направлениях, положив начало открытию низовьев реки Сенегал, среднего течения реки Нигер, озера Чад и левых притоков Белого Нила. Знакомство европейцев с побережьем А. расширилось в эпоху Великих географических открытий, когда португальцы искали морской путь в Индию в обход А. В течение всего 15 в. португальцы постепенно продвигались на юг: в 1487 Б. Диаш впервые обогнул мыс Доброй Надежды; в 1497–98 Васко да Гама, завершая открытие морского пути в Индию, прошёл вдоль восточного побережья. В 16 в. установлены очертания А. В 17 в. португальскими путешественниками открыты озеро Тана (1618) и озеро Ньяса (1616), исследованы истоки Голубого Нила и нижнего течения Конго; англичанами изучена река Гамбия, французами – река Сенегал. С конца 18 в. началось активное изучение внутренних областей материка. Шотландец М. Парк достиг реки Нигер с запада от реки Гамбия (1795–97, 1805–06); в 1830 были открыты низовье и устье реки Нигер. В Восточной А. в 1848 немецкие миссионеры И. Крапф и И. Ребман открыли вулкан Килиманджаро и гору Кения. Англичане Р. Ф. Бёртон и Дж. Спик в 1858 достигли озера Танганьика; Спик в том же году открыл озеро Виктория. Во 2-й половине 19 в. немецкие путешественники Г. Барт, Г. Нахтигаль, О. Ленц, Г. Рольфс, француз П. Монтейль, русский путешественник А. В. Елисеев исследовали Северную А., Сахару и Судан. Несколько путешествий по Центральной А. совершил (1849–73) английский путешественник Д. Ливингстон. Он открыл озеро Нгами и верхнее течение реки Замбези, прошёл отсюда в Анголу, пересёк материк с запада на восток, проследив течение Замбези до устья; впоследствии изучал озёра Ньяса и Танганьика, открыл озёра Мверу, Бангвеулу и реку Луалаба – верховье реки Конго (приняв её за приток Нила). В 1874–77 американский журналист Г. М. Стенли завершил исследование озёр Виктория и Танганьика, открыл горный массив Рувензори и озеро Эдуард, спустился по рекам Луалаба и Конго до устья и окончательно доказал, что Луалаба представляет собой верхнюю часть реки Конго, не связанную с Нилом. Им была открыта река Кагера, которую принято считать верховьем реки Нил. Бассейн реки Бахр-эль-Газаль, водораздел Нил – Конго были детально исследованы русским путешественником В. В. Юнкером (1876–78, 1879–86). Благодаря работам ряда путешественников 19 в. были разрешены четыре географические проблемы, связанные с главными реками А.  Нигером, Нилом, Конго и Замбези.

В 20 в. были накоплены фундаментальные научные материалы по природе и хозяйству большинства африканских стран. Появились сводные работы общегеографического характера и по отдельным аспектам природы или естественных ресурсов. В конце 20 – начале 21 вв. значительная часть проводимых исследований была посвящена изучению экологических. проблем.

Исторический очерк

Со­глас­но совр. на­уч. дан­ным, А. бы­ла ко­лы­бе­лью че­ло­ве­че­ст­ва (см. в ст. Ан­тро­по­ге­нез). В 6–5-м тыс. до н. э. в до­ли­не Ни­ла скла­ды­ва­ет­ся зем­ле­дельч. куль­ту­ра (см. Та­сий­ская куль­ту­ра, Фай­юм, Ме­рим­да-Бени-Саламе), на ос­но­ве ко­то­рой в 4-м тыс. до н. э. воз­ни­к­ла древ­ней­шая афр. ци­ви­ли­за­ция – Еги­пет Древ­ний. К югу (так­же на Ни­ле) под её влия­ни­ем сфор­ми­ро­ва­лась кер­ма-ку­шит­ская ци­ви­ли­за­ция (см. Куш), сме­нив­шая­ся в нач. 1-го тыс. ну­бий­ской (см. На­па­та), рас­цвет ко­то­рой при­шёл­ся на пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния Ме­ро­ит­ско­го цар­ст­ва (6 в. до н. э. – 4 в. н. э.). По­сле рас­па­да по­след­не­го об­ра­зо­ва­лись хри­сти­ан­ские гос-ва Алоа, Му­кур­ра, Но­ба­тия и др., на­хо­див­ши­еся под куль­тур­ным и по­ли­тич. влия­ни­ем Эфио­пии, копт­ско­го Егип­та и Ви­зан­тии. На се­ве­ре Эфи­оп­ско­го на­го­рья под влия­ни­ем юж­но­ара­вий­ско­го Са­бей­ско­го цар­ст­ва воз­ник­ла эфи­оп­ская ци­ви­ли­за­ция: в 5 в. до н. э. вы­ход­ца­ми из Юж. Ара­вии об­ра­зо­ва­но Эфи­оп­ское цар­ст­во, в кон. 1–11 вв. н. э. су­ще­ст­во­ва­ло Ак­сум­ское цар­ст­во, на ос­но­ве ко­то­ро­го сло­жи­лась ср.-век. ци­вили­за­ция хри­сти­ан­ской Эфио­пии (12–16 вв.). Эти оча­ги ци­ви­ли­за­ции бы­ли ок­ру­же­ны ско­то­водч. пле­ме­на­ми ли­вий­цев, а так­же пред­ка­ми совр. ку­ши­то- и ни­ло­тоя­зыч­ных на­ро­дов.

На тер­ри­то­рии совр. пус­ты­ни Са­ха­ра (быв­шей то­гда бла­го­при­ят­ной для оби­та­ния са­ван­ной) к 4-му тыс. до н. э. скла­ды­ва­ет­ся ско­то­вод­че­ско-зем­ле­дельч. хо­зяй­ст­во. С сер. 3-го тыс. до н. э., ко­гда на­ча­лось вы­сы­ха­ние Са­ха­ры, её на­се­ле­ние от­сту­пи­ло к югу, от­тес­няя ме­ст­ное на­се­ле­ние Тро­пич. А. Ко 2-й пол. 2-го тыс. в Са­ха­ре рас­про­стра­ни­лась ло­шадь. На ос­но­ве ко­не­вод­ст­ва (с пер­вых ве­ков н. э. – так­же верб­лю­до­вод­ст­ва), транс­са­хар­ской тор­гов­ли («до­ро­ги ко­лес­ниц» – в ан­тич­ных ис­точ­ни­ках) и оа­зис­но­го зем­леде­лия к 12 в. до н. э. в Са­ха­ре сфор­ми­рова­лась га­ра­мант­ская ци­ви­ли­за­ция с цен­тром в оа­зи­се Га­ра­ма (Джер­ма), ко 2 в. до н. э. воз­ник­ло ли­вий­ское пись­мо. На сре­ди­зем­но­мор­ском по­бе­ре­жье А. в 12–2 вв. до н. э. про­цве­та­ла фи­ни­кий­ско-кар­фа­ген­ская ци­ви­ли­за­ция (см. Кар­фа­ген). За­тем эти об­ла­сти во­шли в со­став т. н. Рим. Аф­ри­ки.

В А. юж­нее Са­ха­ры в 1-м тыс. до н. э. рас­про­стра­ня­ет­ся ме­тал­лур­гия же­ле­за. В Тро­пич. А. в осн. не сло­жи­лась куль­ту­ра брон­зо­во­го ве­ка, и про­изо­шёл не­по­средств. пе­ре­ход от не­оли­та к же­лез­но­му ве­ку. Сфор­ми­ро­ва­лись ме­ст­ные куль­ту­ры же­лез­но­го ве­ка (Нок и др.). Рас­про­стра­не­ние же­ле­за спо­соб­ст­во­ва­ло ос­вое­нию но­вых тер­ри­то­рий, пре­ж­де все­го тро­пич. ле­сов, и ста­ло од­ной из при­чин рас­се­ле­ния по боль­шей ча­сти Тро­пич. А. на­ро­дов, го­во­ря­щих на язы­ках бан­ту, от­тес­нив­ших к се­ве­ру и югу пред­ста­ви­те­лей эфи­оп­ской и юж­но­аф­ри­кан­ской рас.

Оча­ги ци­ви­ли­за­ций Тро­пич. А. рас­про­стра­ня­лись в на­прав­ле­нии с се­ве­ра на юг (в вост. час­ти кон­ти­нен­та) и от­час­ти с вос­то­ка на за­пад (осо­бен­но в зап. час­ти) – по ме­ре уда­ле­ния от вы­со­ких ци­ви­ли­за­ций Сев. А. и Ближ­не­го Вос­то­ка. Боль­шин­ст­во круп­ных со­цио­куль­тур­ных общ­но­стей Тро­пич. А. име­ли не­пол­ный на­бор при­зна­ков ци­ви­ли­за­ции, по­это­му точ­нее они мо­гут быть на­зва­ны про­то­ци­ви­ли­за­ция­ми. С кон. 3 в. н. э. в Зап. А. в бас­сей­не Се­не­га­ла и Ни­ге­ра раз­ви­ва­ют­ся за­пад­но­су­дан­ская (см. в ст. Га­на), с 8–9 вв. – цен­траль­но­су­дан­ская (см. Ка­нем) ци­ви­ли­за­ции, воз­ник­шие на ба­зе транс­са­хар­ской тор­гов­ли со стра­на­ми Сре­ди­зем­но­мо­рья.

По­сле араб­ских за­вое­ва­ний (7 в.) Сев. А. во­шла в со­став Ха­ли­фа­та. Ара­бы и бер­бе­ры на­дол­го ста­ли единств. по­сред­ни­ка­ми ме­ж­ду Тро­пич. А. и ос­таль­ным ми­ром, в т. ч. че­рез Ин­дий­ский ок., где гос­под­ство­вал араб. флот. Под араб. влия­ни­ем сфор­ми­ро­ва­лись но­вые гор. ци­ви­ли­за­ции в Ну­бии, Эфио­пии и Вост. А. Куль­ту­ры Зап. и Центр. Су­да­на сли­лись в еди­ную зап.-афр., или су­дан­скую, зо­ну ци­ви­ли­за­ций, про­сти­рав­шую­ся от Се­не­га­ла до совр. Рес­публи­ки Су­дан. Во 2-м тыс. эта зо­на по­ли­ти­че­ски и эко­но­ми­че­ски бы­ла объ­е­ди­не­на в му­сульм. им­пе­ри­ях: Ма­ли (13–15 вв.), ко­то­рой под­чи­ня­лись мел­кие по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ния на­ро­дов фуль­бе, во­лоф, се­рер, су­су и сон­гай (Тек­рур, Джо­лоф, Син, Са­лум, Кай­ор, Coco и др.), Сон­гай (сер. 15 – кон. 16 вв.) и Бор­ну (кон. 15 – нач. 18 вв.) – пре­ем­ни­ка Ка­не­ма. Ме­ж­ду Сон­гаем и Бор­ну с нач. 16 в. уси­ли­ва­лись хау­сан­ские го­ро­да-го­су­дар­ст­ва (Дау­ра, Зам­фа­ра, Ка­но, Ра­но, Го­бир, Ка­ци­на, За­рия, Би­рам, Кеб­би и др.), к ко­то­рым в 17 в. от Сон­гай и Бор­ну пе­ре­шла роль гл. цен­тров транс­са­хар­ской тор­гов­ли.

К югу от су­дан­ских ци­ви­ли­за­ций в 1-м тыс. скла­ды­ва­ет­ся про­то­ци­ви­ли­за­ция Ифе, став­шая ко­лы­бе­лью ци­ви­ли­за­ции йо­ру­ба и би­ни (см. Бе­нин, Ойо). Её влия­ние ис­пы­та­ли да­го­мей­цы, иг­бо, ну­пе и др. К за­па­ду от неё во 2-м тыс. сфор­ми­ро­ва­лась ака­но-ашан­тий­ская (см. Акан, Ашан­ти кон­фе­де­ра­ция) про­то­ци­ви­ли­за­ция, рас­цвет ко­то­рой при­шёл­ся на 17 – нач. 19 вв. К югу от боль­шой из­лу­чи­ны Ни­ге­ра воз­ник по­ли­тич. центр, ос­но­ван­ный мо­си и др. на­ро­да­ми, го­во­ря­щи­ми на язы­ках гур (т. н. ком­плекс Мо­си – Да­гом­ба – Мам­пру­си), и пре­вра­тив­ший­ся к сер. 15 в. в воль­тий­скую про­то­ци­ви­ли­за­цию [ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ния Уа­га­ду­гу, Ятен­га, Фа­дан-Гур­ма (см. Гур­ма), Да­гом­ба, Мам­пру­си]. В Центр. Ка­ме­ру­не воз­ник­ла про­то­ци­ви­ли­за­ция ба­мум и ба­ми­ле­ке, в бас­сей­не р. Кон­го – про­то­ци­ви­ли­за­ция Вун­гу (ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ния Кон­го, Нго­ла, Ло­ан­го, Нгойо, Ка­кон­го), к югу от не­го (в 16 в.) – про­то­ци­ви­ли­за­ция юж. са­ванн (ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ния Ку­ба, Лун­да, Лу­ба), в р-не Ве­ли­ких озёр – ме­жо­зёр­ная про­то­ци­ви­ли­за­ция: ран­ние гос-ва Бу­ган­да (13 в.) и Ки­та­ра (13–15 вв.), или Бунь­о­ро (с 16 в.), позд­нее – Нко­ре (16 в.), Ру­ан­да (16 в.), Бу­рун­ди (16 в.), Ка­раг­ве (17 в.), Ки­зи­ба (17 в.), Бу­со­га (17 в.), Уке­ре­ве (кон. 19 в.), То­ро (19 в.) и др.

В Вост. А. с 910 в. про­цве­та­ла суа­хи­лий­ская аф­ро­му­сульм. ци­ви­ли­за­ция (го­ро­да-го­су­дар­ст­ва Кил­ва, Па­те, Мом­ба­са, Ла­му, Ма­лин­ди, Со­фа­ла и др., сул­та­нат Зан­зи­бар), в Юго-Вост. А. – зим­баб­вий­ская (см. Зим­баб­ве, Мо­но­мо­та­па) про­то­ци­ви­ли­за­ция (10–19 вв.), на Ма­да­га­ска­ре про­цесс го­су­дар­ст­во­об­ра­зо­ва­ния за­вер­шил­ся в нач. 19 в. объ­е­ди­не­ни­ем всех ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ний ост­ро­ва во­круг гос. об­ра­зо­ва­ния Име­ри­на, воз­ник­ше­го ок. 15 в.

Боль­шин­ст­во афр. ци­ви­ли­за­ций и про­то­ци­ви­ли­за­ций пе­ре­жи­ва­ло подъ­ём в кон. 15–16 вв. С кон. 16 в., с про­ник­но­ве­ни­ем ев­ро­пей­цев и раз­ви­ти­ем транс­атлан­тич. ра­бо­тор­гов­ли, про­дол­жав­шей­ся до сер. 19 в., про­ис­хо­дит их упа­док. Вся Сев. А. (кро­ме Ма­рок­ко) к нач. 17 в. во­шла в со­став Ос­ман­ской им­пе­рии. С окон­чательным раз­де­лом А. ме­ж­ду ев­роп. дер­жа­ва­ми на­сту­пил ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од, на­силь­ст­вен­но при­об­щив­ший аф­ри­кан­цев к ин­ду­ст­ри­аль­ной ци­ви­ли­за­ции.

Про­ник­но­ве­ние ев­ро­пей­цев в А. юж­нее Са­ха­ры на­ча­лось в 15 в., ко­гда к бе­ре­гам Зап. А. бы­ли сна­ря­же­ны пор­туг. ко­раб­ли. К 1485 пор­ту­галь­цы соз­да­ли опор­ные пунк­ты на по­бе­ре­жье Гви­ней­ско­го зал., за­тем под­ня­лись по р. Кон­го и дос­тиг­ли од­но­им. государства. От­кры­тие мор­ско­го пу­ти в Ин­дию (1498) по­ло­жи­ло на­ча­ло пор­туг. экс­пан­сии в Вост. А. Пор­туг. фак­то­рии в Зап. и Вост. А. ста­ли цен­тра­ми ра­бо­тор­гов­ли, в ко­то­рую втя­ги­ва­лись об­шир­ные об­лас­ти Афри­канского кон­ти­нен­та. На­ря­ду с пор­ту­галь­ца­ми по­став­кой жи­во­го то­ва­ра в Аме­ри­ку и Вест-Ин­дию за­ни­ма­лись куп­цы др. ев­роп. стран. Ис­пан­цы кон­тро­ли­ро­ва­ли ввоз ра­бов в свои амер. ко­ло­нии (см. Ась­ен­то).

На ру­бе­же 16–17 вв. часть пор­тугаль­ских ко­ло­ни­аль­ных вла­де­ний за­хва­ти­ли Ни­дер­лан­ды. В А. под их вла­стью ока­зал­ся о. Мав­ри­кий, ко­то­рый они на­ча­ли ос­ваи­вать с 1598. В 1652 воз­ник­ла ни­дерландская ко­ло­ния в Юж. А. на мы­се Доб­рой На­де­ж­ды (см. Кап­ская ко­ло­ния).

Англ. ко­ло­ни­аль­ная экс­пан­сия раз­вер­ну­лась в 17 в. В ре­зуль­та­те анг­ло-гол­ланд­ских войн 17–18 вв. бы­ла по­дор­ва­на ко­ло­ни­аль­ная ге­ге­мо­ния Ни­дер­лан­дов, а в хо­де вой­ны за Ис­пан­ское на­след­ст­во (1701–14) Ве­ли­ко­бри­та­ния по­лу­чи­ла пра­во ась­ен­то в исп. ко­ло­ни­ях (с 1713). В 1795–1806 она за­хва­ти­ла Кап­скую ко­ло­нию.

В 16 в. к за­хва­там на зап. по­бе­ре­жье А., ме­ж­ду усть­ем р. Се­не­гал и Гвиней­ским зал., при­сту­пи­ла Фран­ция. В 17 в. фран­цу­зы ус­та­но­ви­ли кон­троль над о. Ре­юнь­он в Ин­дий­ском ок., ос­но­ва­ли тор­го­вый пост в Се­не­га­ле, а в 1643–74 пред­при­ня­ли по­пыт­ку соз­дать ко­ло­нию на о. Ма­да­га­скар. По­сле по­ра­же­ния Фран­ции в Се­ми­лет­ней вой­не 1756–63 осн. франц. ко­ло­ни­аль­ные вла­де­ния, в т. ч. в А., пе­ре­шли к Ве­ли­ко­бри­та­нии. По­сле на­по­ле­о­нов­ских войн Фран­ция по Па­риж­ско­му мир­но­му до­го­во­ру 1814 со­хра­ни­ла за со­бой в А. не­боль­шую тер­ри­то­рию в Се­не­га­ле и о. Ре­юнь­он.

Ра­бо­тор­гов­ля про­дол­жа­лась на тер­ри­то­рии А. в те­че­ние 400 лет, с сер. 15 до сер. 19 вв. Она обер­ну­лась для А. ог­ром­ны­ми люд­ски­ми по­те­ря­ми, де­фор­ма­ция­ми в эко­но­мич., со­ци­аль­но-по­ли­тич. и куль­тур­ном раз­ви­тии, де­гра­да­ци­ей и за­пус­те­ни­ем об­шир­ных рай­онов. По­сле за­пре­ще­ния ра­бо­тор­гов­ли ев­роп. коммерсанты пе­ре­ори­ен­ти­ро­ва­лись на тор­гов­лю зо­ло­том, пря­но­стя­ми, про­дук­та­ми мас­лич­ной паль­мы, кау­чу­ком, сло­но­вой ко­стью и пр.

В пе­ри­од «ко­ло­ни­аль­но­го раз­де­ла ми­ра» (по­след­няя четв. 19 в.) ев­роп. дер­жа­вы ус­та­но­ви­ли кон­троль над внутр. рай­она­ми А. Спо­ры и про­ти­во­ре­чия ме­ж­ду ни­ми ре­ша­лись дву­сто­рон­ни­ми и мно­го­сто­рон­ни­ми со­гла­ше­ния­ми (см. Брюс­сель­ские кон­фе­рен­ции 1876 и 1889–90, Бер­лин­ская кон­фе­рен­ция 1884–85). Са­мые об­шир­ные и эко­но­ми­че­ски важ­ные рай­оны ока­за­лись под брит. и франц. гос­под­ством.

Ве­ли­ко­бри­та­ния в 1880–90-х гг. за­хва­ти­ла Со­ма­ли, Сев. Ни­ге­рию, Бе­чуа­на­ленд, Зу­лу­ленд, Юж. и Сев. Ро­де­зию, Нья­са­ленд, Ке­нию, Зан­зи­бар, Зо­ло­той Бе­рег. Брит. кон­троль был ус­та­нов­лен над Су­эц­ким ка­на­лом (1875) и над Егип­том (1882). В ре­зуль­та­те вой­ны про­тив бур­ских рес­пуб­лик Юж. А. (1899–1902) их тер­ри­то­рии бы­ли пре­вра­ще­ны в брит. ко­ло­нию, пре­об­ра­зо­ван­ную в 1910 в до­ми­ни­он Юж­но-Афри­канский Со­юз.

С 1830-х гг. Фран­ция вновь всту­пи­ла на путь ко­ло­ни­аль­ных за­хва­тов в А. К нач. 1-й ми­ро­вой вой­ны ей при­над­ле­жа­ли Ал­жир, Ту­нис, Ма­рок­ко, Ма­да­га­скар, Ре­юнь­он, Франц. Со­ма­ли, об­шир­ные вла­де­ния в Зап. и Эк­ва­ториальной Аф­ри­ке.

В кон. 19 – нач. 20 вв. в А. су­ве­рен­ны­ми счи­та­лись лишь два государства – Эфио­пия и Ли­бе­рия. Ос­таль­ная тер­ри­то­рия кон­ти­нен­та вхо­ди­ла в со­став ко­ло­ни­аль­ных вла­де­ний Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции, Гер­ма­нии, Бель­гии, Пор­ту­га­лии, Ис­па­нии, Ита­лии. Аф­ри­кан­цы ока­зы­ва­ли со­про­тив­ле­ние, не­ред­ко воо­ру­жён­ное, ко­ло­ни­аль­ной экс­пан­сии (см. Ча­ка, Абд аль-Ка­дир, Анг­ло-ашан­тий­ские вой­ны и др.).

В ре­зуль­та­те 1-й ми­ро­вой вой­ны Гер­ма­ния ут­ра­ти­ла свои ко­ло­нии: Гер­ман­скую Вост. А., Гер­ман­скую Юго-Зап. А., Ка­ме­рун и То­го. Раз­дел ко­ло­ни­аль­ных вла­де­ний Гер­ма­нии ме­ж­ду Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Фран­ци­ей, Бель­ги­ей и Пор­ту­га­ли­ей был юри­ди­че­ски оформ­лен ман­дат­ной сис­те­мой Ли­ги На­ций. В 1922 суверенным государством был провозглашён Египет. По­сле 1-й ми­ро­вой вой­ны мет­ро­по­лии ста­ли бо­лее ин­тен­сив­но ос­ваи­вать за­хваченные тер­ри­то­рии, пре­вра­щая их в свои аг­рар­но-сырь­е­вые при­дат­ки. С.-х. про­из-во под дав­ле­ни­ем ко­ло­ни­аль­ных вла­стей пе­ре­ори­ен­ти­ро­ва­лось на экс­порт. Всё боль­ше ко­ло­ний ста­но­ви­лось тер­ри­то­рия­ми мо­но­куль­тур­но­го хозяйства. На­ка­ну­не 2-й ми­ро­вой вой­ны во многих из них от 2/3 до 98% стои­мо­сти экс­пор­та при­хо­ди­лось на к.-л. од­ну куль­ту­ру – зем­ля­ной орех, ка­као-бо­бы, ко­фе, чай, хло­пок, та­бак и др. Экс­порт­ная про­дук­ция вы­ра­щи­ва­лась как в хозяйствах афр. кре­сть­ян, так и на фер­мах ев­роп. по­се­лен­цев. Соз­да­вав­шая­ся в А. про­м-сть – гл. обр. гор­но­до­бы­ваю­щая – то­же име­ла вы­ра­жен­ную экс­порт­ную ори­ен­та­цию и раз­ви­ва­лась бы­ст­ро. К кон. 1930-х гг. А. за­ни­ма­ла од­но из ве­ду­щих мест в ми­ре по до­бы­че ал­ма­зов, ко­баль­та, зо­ло­та, хро­ми­та, ли­тие­вых ми­не­ра­лов, мар­ган­це­вой ру­ды, ме­ди, фос­фа­тов.

Эф­фек­тив­но экс­плуа­ти­ро­вать на­се­ле­ние А. ев­ро­пей­цы не мог­ли без уча­стия са­мих аф­ри­кан­цев. Они бы­ли вклю­че­ны в сис­те­му как пря­мо­го, так и кос­вен­но­го ко­ло­ни­аль­но­го управ­ле­ния. При пря­мом управ­ле­нии ко­ло­ни­аль­ная ад­ми­ни­ст­ра­ция на­зна­ча­ла афр. во­ж­дей в тот или иной рай­он, не счи­та­ясь с ме­ст­ны­ми ин­сти­ту­та­ми вла­сти и про­ис­хо­ж­де­ни­ем пре­тен­ден­та, пла­ти­ла им зар­пла­ту. В сис­те­ме косвенного управ­ле­ния ко­ло­ни­аль­ные вла­сти фор­маль­но со­хра­ня­ли сло­жив­шие­ся ин­сти­ту­ты вла­сти, пе­ре­стро­ив их в со­от­вет­ст­вии со свои­ми ну­ж­да­ми. Во­ж­дём мог стать толь­ко че­ло­век, при­над­ле­жав­ший к ме­ст­ной зна­ти; он по­лу­чал от­чис­ле­ния от сум­мы со­б­ран­ных им на­ло­гов. Сис­те­ма пря­мо­го управ­ле­ния ча­ще ис­поль­зо­ва­лась во франц. ко­ло­ни­ях, кос­вен­но­го – в британских, но это не бы­ло пра­ви­лом.

Втя­ги­ва­ние А. в ми­ро­вое хозяйство ус­ко­ри­ло про­цес­сы со­ци­аль­ной транс­фор­ма­ции, ста­нов­ле­ние ко­ло­ни­аль­ных об­ществ. Осн. фак­то­ром со­ци­аль­но-иму­ществ. стра­ти­фи­ка­ции ста­ло уча­стие в сис­те­ме эко­но­мич. по­сред­ни­че­ст­ва ме­ж­ду иностр. ка­пи­та­лом и ме­ст­ным на­се­ле­ни­ем на ос­но­ве со­юз­нич. от­но­ше­ний с ко­ло­ни­аль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей. Гл. но­си­те­лем по­сред­нич. функ­ций бы­ла «ту­зем­ная» ад­ми­ни­ст­ра­ция. Во­ж­ди, их род­ня, при­бли­жён­ные и кли­ен­те­ла поль­зо­ва­лись за­ко­но­да­тель­но не оформ­лен­ны­ми, но важ­ны­ми пре­иму­ще­ст­ва­ми при раз­бо­ре дел в «ту­зем­ных» су­дах, от­прав­ке на при­ну­дит. ра­бо­ты, сбо­ре на­ло­гов и т. д. Они бо­га­те­ли, ста­но­ви­лись фак­тич. вла­дель­ца­ми об­щин­ных зе­мель, рос­тов­щи­ка­ми, тор­гов­ца­ми. Ев­роп. об­ра­зо­ва­ние в ко­ло­ни­аль­ном об­ще­ст­ве да­ва­ло важ­ные пре­иму­ще­ст­ва для ма­те­ри­аль­но­го на­ко­п­ле­ния и вер­ти­каль­ной со­ци­аль­ной мо­биль­но­сти. Во франц. и пор­туг. ко­ло­ни­ях грань ме­ж­ду по­лу­чив­шим об­ра­зо­ва­ние мень­шин­ст­вом и ог­ром­ным боль­шин­ст­вом не­гра­мот­ных под­чёр­ки­ва­лась пре­дос­тав­ле­ни­ем об­ра­зо­ван­ным не­ко­то­рых прав гра­ж­дан мет­ро­по­лии. Они по­лу­ча­ли ста­тус со­от­вет­ст­вен­но «эво­люэ» и «ас­си­ми­ля­душ», ста­но­вясь как бы «чёр­ны­ми ев­ро­пей­ца­ми». Пе­ре­во­дчи­ки, свя­щен­ни­ки, мел­кие клер­ки, учи­те­ля на­чаль­ных клас­сов – с этих про­фес­сий на­чи­на­лось ста­нов­ле­ние об­ра­зо­ван­ной эли­ты. Мед­лен­но рос­ла не­мно­го­числ. про­слой­ка юри­стов, вра­чей, пред­ста­ви­те­лей творч. ин­тел­ли­ген­ции, окон­чив­ших уни­вер­си­те­ты в мет­ро­по­лии. Зна­чит. часть об­ра­зо­ван­ной эли­ты со­че­та­ла проф. дея­тель­ность с пред­при­ни­ма­тель­ст­вом, из её сре­ды вы­шли ли­де­ры нац.-ос­во­бо­дит. дви­же­ния. Ко­ло­ни­аль­ное кре­сть­ян­ст­во от­ли­ча­лось от об­щин­ни­ков до­ко­ло­ни­аль­ных вре­мён тем, что ра­бо­та­ло на ми­ро­вой или ме­ст­ный ры­нок и ве­ло то­вар­ное хозяйство. От фер­ме­ров раз­ви­тых стран его от­ли­ча­ли мно­го­числ. ме­ры вне­эко­но­мич. при­ну­ж­де­ния, при­ме­няе­мые ко­ло­ни­аль­ны­ми вла­стя­ми, а так­же со­хра­не­ние на­ту­раль­но­го про­из-ва. Кре­сть­ян­ская сре­да бы­ла очень раз­но­род­ной, в ней шли про­цес­сы иму­ществ. и со­ци­аль­но­го рас­слое­ния. Но­вым со­ци­аль­ным яв­ле­ни­ем ста­ло от­ход­ни­че­ст­во. Оно при­ня­ло мас­со­вый ха­рак­тер и ока­за­лось наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ной фор­мой ра­бо­ты по най­му. На тру­де ми­гран­тов дер­жал­ся то­вар­ный сек­тор с. х-ва и гор­но­до­бы­ваю­щая про­м-сть. Сколь дол­го от­ход­ник ни жил бы на чуж­би­не, со­хра­ня­лись фун­да­м. фак­то­ры, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ли уни­каль­ность его ста­ту­са. В про­м-сти и сфе­ре ус­луг это бы­ла лич­ная, не рас­счи­тан­ная на вос­про­из­вод­ст­во ра­бо­чей си­лы зар­пла­та, в с. х-ве – от­сут­ст­вие воз­мож­но­стей при­об­ре­сти зем­лю. Да­же не­мно­гие до­бив­шие­ся ма­те­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия от­ход­ни­ки все­гда за­бо­ти­лись о со­хра­не­нии сво­их по­зи­ций в род­ной об­щи­не. От­ход­ни­че­ст­во са­мо ста­ло мощ­ным фак­то­ром со­ци­аль­ной транс­фор­ма­ции, спо­соб­ст­во­ва­ло рас­ша­ты­ва­нию тра­диц. ус­то­ев в де­рев­не. От­ход­ни­ки прив­но­си­ли в са­мые глу­хие мес­та но­вые цен­но­сти, на­вы­ки, по­ня­тия и пер­спек­ти­вы. Ру­ши­лись тра­диц. ав­то­ри­те­ты, ме­ня­лись нор­мы взаи­мо­от­но­ше­ний.

Со­ци­аль­но-эко­но­мич. пе­ре­ме­ны при­ве­ли к по­яв­ле­нию но­вых форм ан­ти­ко­ло­ни­аль­ной борь­бы, воз­ник­но­ве­нию по­ли­тич. ор­га­ни­за­ций и пар­тий, проф­сою­зов. Разл. афр. на­ро­ды ов­ла­де­ва­ли но­вы­ми ме­то­да­ми про­тес­та в раз­ное вре­мя, в за­ви­си­мо­сти от уров­ня сво­его раз­ви­тия и сте­пе­ни ко­ло­ни­аль­ной транс­фор­ма­ции. Наи­бо­лее раз­ви­тые фор­мы по­ли­тич. борь­бы ис­поль­зо­ва­лись в Сев. А. и Юж­но-Африканском Сою­зе.

По­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны кри­зис ко­ло­ни­аль­ной сис­те­мы в А. стал оче­вид­ным. Мет­ро­по­лии пы­та­лись со­хра­нить свои вла­де­ния на кон­ти­нен­те как пу­тём по­ли­тич. ма­нёв­ров, так и ко­ло­ни­аль­ны­ми вой­на­ми (Ке­ния, Ал­жир, Ан­го­ла, Мо­зам­бик), но без­ус­пеш­но. В 1950–60-е гг. под на­по­ром нац.-ос­во­бо­дит. дви­же­ния про­изо­шёл рас­пад ко­ло­ни­аль­ной сис­те­мы в А., за­вер­шив­ший­ся в 1970-е гг.

В 1956 независимыми государствами провозглашены Тунис и Марокко (оба – колонии Франции), Судан (совместное владение Великобритании и Египта), в 1957 – Гана (бывшая британская колония Золотой Берег), в 1958 – Гвинея (колония Франции). Наибольшее число африканских государств получили независимость в 1960: французские колонии и подопечные территории ООН, находившиеся под управлением Франции, – Камерун, Того, Малагасийская Республика (с 1975 Мадагаскар), Республика Конго, Дагомея (с 1975 Бенин), Верхняя Вольта (с 1984 Буркина-Фасо), Берег Слоновой Кости (с 1985 Кот-д'Ивуар), Чад, Убанги-Шари (ныне Центральноафриканская Республика), Габон, Мавритания, Нигер, Сенегал, Мали; бывшая британская колония Нигерия (самая густонаселённая страна Африки); бывшая бельгийская колония Бельгийское Конго (ныне Демократическая Республика Конго, в 1960–64 Республика Конго, в 1971–97 Заир); британская колония Сомалиленд и Итальянское Сомали объединились в государство Республика Сомали. В 1961 независимость обрели бывшие британские владения: Сьерра-Леоне, Танганьика, ЮАС (ныне ЮАР); в 1962 – британский протекторат Уганда, подмандатные бельгийские территории Бурунди и Руанда, французская колония Алжир; в 1963 – британские владения Кения, Занзибар; в 1964 – британские владения Северная Родезия (ныне Замбия), Ньясаленд (ныне Малави), в этом же году Танганьика и Занзибар образовали Объединённую Республику Танзания; в 1965 – британская колония Гамбия; в 1966 – британские владения Бечуаналенд (ныне Ботсвана), Басутоленд (ныне Лесото); в 1968 – британские владения Маврикий и Свазиленд, Испанская Гвинея (ныне Экваториальная Гвинея); в 1973 – португальская колония Гвинея-Бисау; в 1975 португальские колонии Ангола, Мозамбик, Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи, французская колония Коморские Острова (остров Майотта остался заморским французским владением); в 1977 – британская колония Сейшельские Острова, а также Французская Территория Афаров и Исса (ныне Джибути); в 1980 – британская колония Южная Родезия (ныне Зимбабве), в 1990 – Намибия (бывшая подопечная территория ЮАР). В 1993 от Эфиопии отделилось государство Эритрея. В 2011 по результатам референдума образовано новое африканское государство – Южный Судан (вышел из состава Судана).

В большинстве африканских государств получение независимости стало результатом подъёма национально-освободительного движения и происходило мирным путём. Процесс становления национальных государственных институтов, создание новых социально-экономических структур сопровождались усилением политической и экономической неустойчивости, ростом социальных противоречий. Неразвитость демократических институтов, «фасадный» характер либеральных преобразований, сохранявшееся стремление к политическому обособлению на основе родо-племенного деления (см. Трибализм) обусловили установление во многих африканских странах авторитарных режимов, длительные гражданские войны, нередко с вмешательством соседних государств и миротворческих сил ООН: гражданская война в Эфиопии 1974–91; гражданские войны в Чаде и чадско-ливийский конфликт 1978–87; гражданская война в Анголе 1975–2002, гражданская война в Мозамбике 1976–92, гражданская война в Сьерра-Леоне 1991–2002 и др.

Обретение независимости сопровождалось выбором путей экономического развития. В 1960-х гг. курс на построение т. н. африканского социализма избрали Гана, Гвинея, Мали, Египет, Сомали, Танзания, Алжир, в 1970–80-х гг. – Ангола, Мозамбик, Конго, Эфиопия, Бенин. Многие из этих стран получали помощь Советского Союза. Поддержка позволила на время улучшить экономическое положение, однако командные методы хозяйствования, милитаризация экономики впоследствии лишь закрепили отсталость африканских государств и привели к 1980–90-м гг. к глубокому системному кризису.

Страны, избравшие капиталистический путь, также испытывали существенные трудности в финансово-экономической сфере. Большинство африканских стран находились на низком уровне развития, их экономика продолжала иметь ярко выраженный аграрно-сырьевой характер. Нарастание финансовой зависимости от Запада, а также сложившейся к середине 20 в. системы международного разделения труда (см. Неоколониализм) тормозили развитие экономики. Политика неолиберальных реформ, осуществлявшихся в 1990-е гг. по рекомендации международных финансовых организаций, также не способствовала позитивной трансформации африканской экономики. Отказ государств от управления социальной сферой лишил большинство населения доступа к системе образования и здравоохранения.

Сложный этнический состав африканских государств, искусственный характер межгосударственных границ, сложившихся ещё в период колониального раздела Африки, стали причиной многочисленных этнических конфликтов, в ходе которых нередко осуществлялся геноцид целых народов. Среди такого рода конфликтов самыми масштабными стали: геноцид в Руанде в 1994 (временное правительство, пришедшее к власти в результате военного переворота и состоявшее преимущественно из представителей народности хуту, осуществило геноцид тутси; убито, по некоторым данным, до 1 млн. человек, беженцами стали 1,5 млн. человек); первая конголезкая война 1996–97 и вторая конголезская война 1998–2002 (т. н. великая африканская война, участвовало 9 государств, погибло 5,4 млн. чел.), гражданская война в Судане 1983–2005, сопровождавшаяся массовыми убийствами неарабских народов юга страны (число жертв – ок. 2 млн. чел.) и др.

В середине 1990-х гг. более 30 африканских государств перешли от авторитарных режимов к многопартийным политическим системам. Демократические режимы, однако, не обладают прочной социальной базой и экономической основой, нерешёнными остаются многие этнические и приграничные споры, возникшие ещё в колониальный и постколониальный периоды. На континенте сохраняется несколько серьёзных очагов напряжённости: в районе Дарфура, на границе Судана и Южного Судана, на границе Эфиопии и Эритреи, в Сомали и др.

В начале 21 в. А. по-прежнему остаётся самым бедным континентом планеты, большинство африканских государств относятся к наименее развитым странам (по терминологии ООН); Африка лидирует по числу т. н. вынужденных мигрантов.

Особое положение на африканском континенте занимает ЮАР, присоединившаяся в 2010 к международной организации БРИКС (пяти наиболее быстро развивающихся крупных стран мира) и являющаяся наиболее развитой экономикой А. (в регионе на долю ЮАР приходится 62% вырабатываемой электроэнергии, 45% добываемого минерального сырья, около 40% промышленной и 30% сельскохозяйственной продукции).

Тяжёлое социально-экономическое положение стран А. стало причиной острых внутриполитических кризисов, прежде всего в ряде государств Северной А. С конца 2010 в регионе начались массовые акции гражданского сопротивления (забастовки, демонстрации, шествия и митинги), известные как «арабская весна». Протестное движение привело к переворотам, началу либеральных реформ и демократизации политических режимов в Тунисе, Египте, Ливии, массовым протестам в Алжире, Марокко, Мавритании, Судане, сопровождавшимся серьёзной дестабилизацией внутриполитического положения в регионе.

В 1990–2000-х гг. в условиях нестабильности политических режимов, общей тенденции к исламизации африканских государств активизировалась деятельность радикальных исламских организаций и террористических группировок – Братья мусульмане (базируется в Египте), Боко Харам (Нигерия), Организация Аль-Каида в Исламском Магрибе (Алжир) и др. Весной 2012 на территории Мали повстанцы туареги из радикальных мусульман объявили о создании независимого государство Азавад (в начале 2013 уничтожено франко-малийскими силами). Одновременно начался процесс религиозного противостояния на континенте, в 2015 в Анголе объявлено о полном запрете исповедания ислама на территории страны.

Поток беженцев из африканских стран вместе с беженцами ближневосточного региона, усилившийся в период «арабской весны», стал причиной т. н. миграционного кризиса на южных и юго-восточных границах Европы в 2015 (по состоянию на сентябрь 2015 через Средиземное море до Европы добралось почти 350 тыс. человек). Вынужденные мигранты покидают в основном такие страны, как Сомали и Эритрея. В 2014–15 большое количество беженцев принимает Джибути, нелегальная переправка беженцев в страны Северной Африки и Аравийского полуострова стала одним из источников доходов местного населения.

Большинство африканских государств объединены в Африканский союз (до 2002 – Организация африканского единства). Страны Севера Африки и преимущественно арабо-мусульманские страны являются членами Лиги арабских государств. На Юге Африки в 1980 сложилась субрегиональная организация Конференция по координации развития стран Юга Африки (САДКК), в 1992 реорганизованная в Сообщество развития Юга Африки (САДК), в 1975 создано Экономическое сообщество стран Западной Африки (ЭКОВАС).

Народы

В А. на­счи­ты­ва­ют от 500 до 7000 на­ро­дов. Та­кой раз­но­бой объ­яс­ня­ет­ся не­яс­но­стью раз­гра­ни­че­ния на­ро­дов и их под­раз­де­ле­ний. Ве­ро­ят­нее все­го, чис­ло на­ро­дов и круп­ных эт­нич. общ­но­стей, объ­е­ди­няю­щих неск. близ­ко­родств. на­ро­дов, ко­леб­лет­ся от 1 до 2 тыс. Боль­шин­ст­во на­ро­дов А. име­ют чис­лен­ность по неск. ты­сяч или да­же со­тен че­ло­век и на­се­ля­ют 1–2 де­рев­ни. Поч­ти 90% нас. А. со­став­ля­ют 120 на­ро­дов чис­лен­но­стью св. 1 млн. чел., из них 2/3 при­хо­дит­ся на 30 на­ро­дов чис­лен­но­стью св. 5 млн. чел., в осн. по­том­ков соз­да­те­лей до­ко­ло­ни­аль­ных ци­ви­ли­за­ций и круп­ных эт­но­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ний, спо­соб­ст­во­вав­ших кон­со­ли­да­ции и ас­си­ми­ля­ции со­се­дей. 1/3 нас. Тро­пич. А. пред­став­ле­на 8 круп­ней­ши­ми на­ро­да­ми чис­лен­но­стью св. 10 млн. чел.: хау­са, фуль­бе, йо­ру­ба, ­игбо, ам­ха­ра, оро­мо, ру­ан­да, ма­ла­га­сий­цы.

Ис­то­рия и куль­ту­ра на­ро­дов А., не­смот­ря на их раз­но­об­ра­зие, тра­ди­ци­он­но изу­ча­лись как еди­ное це­лое.

Этнографический очерк

В куль­тур­но-эт­но­гра­фич. от­но­ше­нии тер­ри­то­рия А. рас­па­да­ет­ся на 2 ис­то­ри­ко-эт­но­гра­фич. про­вин­ции – Се­ве­ро­аф­ри­кан­скую и Тро­пи­че­ско-аф­ри­кан­скую (А. юж­нее Са­ха­ры).

Се­ве­ро­аф­ри­кан­скую про­вин­цию (Еги­пет, Ли­вия, Ту­нис, Ал­жир, Ма­рок­ко, Зап. Са­ха­ра, б. ч. Мав­ри­та­нии и Рес­пуб­ли­ки Су­дан, юго-вос­ток Ча­да, се­вер и се­ве­ро-за­пад Ма­ли и Ни­ге­ра), ино­гда под­раз­де­ляе­мую на Еги­пет­ско-су­дан­скую и Маг­ри­бин­ско-мав­ри­тан­скую ис­то­ри­ко-эт­но­гра­фич. об­лас­ти (ИЭО), на­се­ля­ют на­ро­ды, го­во­ря­щие на аф­ра­зий­ских язы­ках (ара­бы и бер­бе­ры) и от­но­ся­щие­ся пре­им. к южноевропеоид­ной ин­до-сре­ди­зем­но­мор­ской ра­се. На юго-вос­то­ке про­вин­ции жи­вут на­ро­ды, го­во­ря­щие на язы­ках ни­ло-са­хар­ской (ну­бий­цы), ни­ге­ро-кор­до­фан­ской (кор­до­фан­ские на­ро­ды) мак­ро­се­мей и ку­ши­тоя­зыч­ные бед­жа.

По­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во на­се­ле­ния Се­ве­ро­афр. про­вин­ции ис­по­ве­ду­ет ис­лам сун­нит­ско­го на­прав­ле­ния, за ис­клю­че­ни­ем коп­тов – пря­мых по­том­ков древ­них егип­тян, ко­то­рые яв­ля­ют­ся хри­стиа­на­ми-мо­но­фи­зи­та­ми. Осн. за­ня­тие в Сев. А. – па­шен­ное зем­ле­де­лие (в оа­зи­сах и до­ли­не Ни­ла – по­лив­ное), са­до­вод­ст­во и ви­но­гра­дар­ст­во, куль­ти­ви­ро­ва­ние фи­ни­ко­вой паль­мы в оа­зи­сах, у час­ти ара­бов (бе­дуи­нов), бер­бе­ров и беджа, как пра­ви­ло, в гор­ных и по­лу­пус­тын­ных рай­онах – ко­че­вое и по­лу­ко­че­вое ско­то­вод­ст­во (верб­лю­ды, круп­ный и мел­кий ро­га­тый скот, ло­ша­ди, ос­лы). Оде­ж­да – длин­ные ши­ро­кие ру­ба­хи (га­ла­бея) с круг­лым во­ро­том, су­жаю­щие­ся кни­зу шта­ны, без­ру­кав­ки, курт­ки, каф­та­ны, рас­паш­ные пла­щи с уко­ро­чен­ны­ми ру­ка­ва­ми или без ру­ка­вов. Тра­ди­ция ко­чев­ни­ков со­хра­ни­лась в обы­чае си­деть, есть и спать на по­лу. Осн. пи­ща – ка­ши, ле­пёш­ки, ки­слое мо­ло­ко, кус­кус (ша­ри­ки из про­ся­ной му­ки с овощ­ны­ми и мяс­ны­ми при­пра­ва­ми), мя­со, жа­рен­ное на вер­те­ле, в ви­де фар­ша, ры­ба, пи­рож­ки, бо­бо­вые под­ли­вы, ост­рые со­усы, олив­ко­вое мас­ло, сухо­фрук­ты и блю­да на их ос­но­ве, чай, ко­фе. Жи­ли­ще зем­ле­дель­цев: гли­но­бит­ные или са­ман­ные по­строй­ки с пло­ской кры­шей, час­то с тер­ра­са­ми, с вы­хо­дом на внутр. двор, на ули­цу усадь­ба об­ра­ще­на глу­хой сте­ной; жи­ли­ще ко­чев­ни­ков – раз­бор­ные кар­кас­ные шат­ры и па­лат­ки, кры­тые ко­жей, шку­ра­ми или гру­бой тка­нью. В стра­нах Маг­ри­ба рас­про­стра­нён мав­ри­тан­ский стиль гор. ар­хи­тек­ту­ры.

Тро­пи­че­ско-аф­ри­кан­ская про­вин­ция. Об­щая ха­рак­те­ри­сти­ка. Боль­шин­ст­во ко­рен­но­го на­се­ле­ния Тро­пич. А. от­но­сит­ся к боль­шой нег­ро­ид­ной ра­се, ко­то­рая пред­став­ле­на негр­ской, цен­траль­но­аф­ри­кан­ской, или нег­рилль­ской (пиг­меи), и юж­но­аф­ри­кан­ской (кой-ко­ин, сан) ма­лы­ми ра­са­ми. В зо­нах кон­так­тов с ев­ро­пео­и­да­ми Сев. А. и Ара­вии сфор­ми­ро­ва­лось два пе­ре­ход­ных ан­тро­по­ло­гич. ти­па – фульб­ский (фуль­бе) и эфи­оп­ская ра­са. К осо­бо­му сме­шан­но­му ра­со­во­му ти­пу, со­че­таю­ще­му чер­ты нег­рои­дов и мон­го­лои­дов, а так­же юж. ев­ро­пео­и­дов, от­но­сит­ся ко­рен­ное на­се­ле­ние Ма­да­га­ска­ра (ма­ла­га­сий­цы) – по­том­ки авс­тро­не­зий­цев, пе­ре­се­лив­ших­ся с ост­ро­вов Ин­до­не­зий­ско­го ар­хи­пе­ла­га.

В Тро­пич. А. 3/4 нас. го­во­рит на ни­геро-кор­до­фан­ских язы­ках, сре­ди них осо­бое ме­сто за­ни­ма­ет под­груп­па бан­ту языков бан­то­ид­ной груп­пы бе­нуэ-кон­го­лез­ской се­мьи, на язы­ках ко­то­рой го­во­рит боль­шин­ст­во на­се­ле­ния Эк­ва­то­ри­аль­ной, Вост. и Юж. А. К круп­ней­шим бан­туя­зыч­ным на­ро­дам (чис­лен­ность св. 3 млн. чел.) от­но­сят­ся ру­ан­да, рун­ди, ма­куа, кон­го, шо­на, ма­ла­ви, зу­лу, ко­са, лу­ба, тсон­га, ньям­ве­зи, ки­куйю, тсва­на, су­то, лу­хья, овим­бун­ду, ган­да, пе­ди, фанг, бем­ба, суа­хи­ли. На др. бан­то­ид­ных язы­ках го­во­рят тив, ба­ми­ле­ке, ба­мум, ти­кар, экои. К ни­ге­ро-кор­до­фан­ским от­но­сят­ся и язы­ки круп­ней­ших на­ро­дов Зап. и Эк­ва­то­ри­аль­ной А.: на бе­нуэ-кон­го­лез­ских язы­ках го­ворят йо­ру­ба, иг­бо, би­ни, ну­пе, гба­ри, ига­ла, идома (зап. под­семья), иби­био, эфик, кам­ба­ри, ка­таб, джу­кун (вост. подсемья); на язы­ках се­мьи ква язы­ки – на­ро­ды акан, эве, фон, га, ла­гун­ные на­ро­ды; се­мьи гур язы­ки – мо­си, да­гом­ба, мам­пру­си, гру­си, гур­ма, ло­би, ку­лан­го, каб­ре, бар­ба; се­мьи ман­де язы­ки – со­нин­ке, бо­зо, на­ро­ды груп­пы ман­ден (бам­ба­ра, ма­ндин­ка, дьу­ла и др.), мен­де, су­су, ваи; на ат­лан­ти­че­ских язы­ках – фуль­бе, во­лоф, се­рер, дио­ла, тем­не; на ада­ма­ва-убан­гий­ских язы­ках – му­муйе, чам­ба, зан­де, бан­да, нгбан­ди, гбайя; на кор­до­фан­ских язы­ках – кор­до­фан­ские на­ро­ды; язы­ки ид­жо, до­го­нов и се­ну­фо вы­де­ля­ют­ся в отд. се­мьи в рам­ках ни­геро-кор­до­фан­ской мак­ро­семьи, рав­но как и кру язы­ки, на ко­то­рых го­во­рят бе­те, ба­к­ве, бас­са, гре­бо и другие.

Поч­ти 15% нас. Тро­пич. А., пре­ж­де все­го в Эфио­пии и на Аф­ри­кан­ском Ро­ге, в Центр. и Вост. Су­да­не, го­во­рят на аф­ра­зий­ских язы­ках. Это эфио­се­мит­ские на­ро­ды (ам­ха­ра, тиг­ре, ти­граи, гу­ра­ге, ха­ра­ри и др.), ку­ши­ты (оро­мо, сома­лий­цы, си­да­мо, агау, афар, ира­ку и др.), на­ро­ды, го­во­ря­щие на язы­ках омот­ской (оме­то, ги­мир­ра и др.) и чад­ской (хау­са и близ­кие к ним по язы­ку на­ро­ды Ни­ге­рии, Ка­ме­ру­на и Ча­да: бу­ра, ан­гас, ан­кве, су­ра, ба­де, бо­ле­ва, ман­да­ра, ко­то­ко, ма­та­кам, мар­ги, му­би, сом­рай, ка­ре­ка­ре, муз­гу, ма­са, мар­ба и др.) се­мей.

Ок. 6% жи­те­лей Тро­пич. А., в осн. в Центр. и Вост. Су­да­не, Ме­жо­зе­рье и Вост. А., го­во­рят на ни­ло-са­хар­ских язы­ках, сре­ди них – сон­гай, ка­ну­ри, ка­нем­бу, за­га­ва, ту­бу, ма­ба, фур, са­ра, ба­гир­ми, мур­ле, на­ро­ды мо­ру-ман­гбе­ту, ни­ло­ты (ну­эр, дин­ка, шил­лук, ба­ри, ка­ра­мод­жонг, луо, ма­саи, ка­ленд­жин и др.), а так­же бер­та, ко­ма, гу­муз, ку­на­ма, куль­як, тум­тум, ка­дуг­ли и крон­го.

Кой-ко­ин (гот­тен­то­ты) и сан (буш­ме­ны) в Юж. А., сан­да­ве и хад­за в Вост. А. – ос­тат­ки древ­не­го суб­страт­но­го на­се­ле­ния – го­во­рят на кой­сан­ских язы­ках.

Поселение мандара (Камерун).

Зна­чит. часть на­се­ле­ния А. со­став­ля­ют пред­ста­ви­те­ли ев­роп. на­ро­дов (анг­ли­ча­не, нем­цы, гол­ланд­цы, фла­манд­цы, фран­цу­зы, пор­ту­галь­цы, ис­пан­цы, италь­ян­цы, гре­ки, ар­мя­не, по­ля­ки и др.) и вы­ход­цы из Юж. Азии, го­во­ря­щие на ин­до­ев­ро­пей­ских язы­ках. В Юж. А. есть пред­ста­ви­те­ли и дра­ви­доя­зыч­ных на­ро­дов Юж. Ин­дии. В ко­ло­ни­аль­ную эпо­ху на пре­ж­де не за­се­лён­ных ост­ро­вах Ин­дий­ско­го и Ат­лан­ти­че­ско­го океа­нов на ос­но­ве сме­ше­ния афр. и ев­роп. на­се­ле­ния сфор­ми­ро­ва­лись кре­оль­ские на­ро­ды, го­во­ря­щие на кре­оль­ских язы­ках: мав­ри­кий­цы, ре­юнь­он­цы, сей­шель­цы, ка­бо­верд­цы, гви­ней­цы, сан­то­мий­цы, ан­но­бон­цы, фер­нан­ди­но, крио­лы (кре­о­лы Сьер­ра-Ле­о­не), ли­бе­рий­цы и др. В ЮАР сфор­ми­ро­ва­лись два на­ро­да, го­во­ря­щие на ин­до­ев­ро­пей­ских язы­ках – анг­лий­ском (юж­но­аф­ри­кан­цы) и аф­ри­ка­анс (аф­ри­ка­не­ры).

Боль­шин­ст­во на­ро­дов Тро­пич. А. – при­вер­жен­цы тра­диц. ве­ро­ва­ний, ок. 30% – му­суль­ма­не-сун­ни­ты, ок. 25% – хри­стиа­не разл. де­но­ми­на­ций. Есть так­же по­сле­до­ва­те­ли аф­рох­ри­сти­ан­ских куль­тов (ким­бан­гизм и мат­сва­низм в Эк­ва­то­ри­аль­ной А., хар­ризм на Гви­ней­ском по­бе­ре­жье и др.).

Тро­пи­че­ско-аф­ри­кан­ская про­вин­ция вклю­ча­ет 6 ИЭО: За­пад­но­аф­ри­кан­скую, или Западносу­данскую, Эк­ва­то­ри­аль­ную (Зап. Тро­пи­че­скую), Юж­но­аф­ри­кан­скую, Вос­точ­но­аф­ри­кан­скую, Се­ве­ро-Вос­точ­ную, Ма­да­га­скар­скую ост­ров­ную.

Городское жилище хауса.

Са­мой круп­ной и слож­ной по со­ста­ву яв­ля­ет­ся За­пад­но­аф­ри­кан­ская ИЭО, рас­па­даю­щая­ся на 3 по­доб­ла­сти. Ат­лан­ти­че­ская по­доб­ласть вклю­ча­ет сев., зап. и центр. часть Се­не­га­ла, юж. при­се­не­галь­ские рай­оны Мав­ри­та­нии, за­пад Гам­бии, сев. и зап. рай­оны Гви­неи, центр. и зап. (с о-ва­ми Би­жа­гош) рай­о­ны Гви­неи-Би­сау, сев.-зап. и при­ат­лан­ти­че­ские (с о. Шер­бро и др.) рай­оны Сьер­ра-Лео­не, сев.-зап. рай­оны Ли­бе­рии, Ка­бо-Вер­де; Су­дан­ская по­доб­ласть – юж. и вост. Се­не­гал, вост. Гам­бию, сев. и вост. Гви­нею-Би­сау, центр. и вост. Гви­нею, центр., сев. и вост. часть Сьер­ра-Ле­о­не, сев.-вост. Ли­бе­рию, Ма­ли (кро­ме сев. час­ти), юж. при­ма­лий­ские рай­о­ны Мав­ри­та­нии, Бур­ки­на-Фа­со, се­вер Кот-д’Ивуара, Га­ны, То­го, Бе­ни­на, Ни­ге­рии и Ка­ме­ру­на, б. ч. тер­ри­то­рии Ни­ге­ра и Ча­да (кро­ме юж. и юго-вост. рай­онов); Гви­ней­ская по­доб­ласть ох­ва­ты­ва­ет центр. и юж. рай­оны Кот-д’Иву­ара, Га­ны, То­го, Бе­ни­на и Ни­ге­рии.

Боль­шин­ст­во на­ро­дов Су­дан­ской под­об­ла­сти го­во­рит на ни­ге­ро-кор­до­фан­ских язы­ках: здесь оби­та­ют прак­ти­че­ски все на­ро­ды, го­во­ря­щие на язы­ках ман­де, гур, до­гон, се­ну­фо, а так­же круп­ней­ший на­род, го­во­ря­щий на язы­ке ат­лан­ти­че­ской се­мьи (фуль­бе), и го­во­рящие на ада­ма­ва-убан­гий­ских язы­ках му­муйе, чам­ба и др. На чад­ских язы­ках го­во­рят пре­ж­де все­го хау­са, на ни­ло-са­хар­ских – сон­гай, ка­ну­ри, ту­бу, за­га­ва, ма­ба, фур, са­ра, ба­гир­ми и др. Все на­ро­ды Гви­ней­ской по­доб­ла­сти го­во­рят на ни­ге­ро-кор­до­фан­ских язы­ках: на бе­нуэ-кон­го­лез­ских (йо­ру­ба, иг­бо, би­ни, ну­пе, гба­ри, ига­ла и идо­ма, иби­био, эфик, кам­ба­ри, ка­таб, би­ром и джу­кун), в т. ч. бан­то­ид­ных (тив, экои), и на язы­ках се­мей ид­жо, ква и кру. Поч­ти все на­ро­ды Ат­лан­ти­че­ской по­доб­ла­сти го­во­рят на ат­лан­ти­че­ских язы­ках, ос­таль­ные – на яз. ман­де (су­су, ма­нин­ка, мен­де, ваи и др.) и кре­оль­ских язы­ках на англ. (крио­лы Сьер­ра-Ле­о­не и ли­бе­рий­цы) и пор­туг. (ка­бо­верд­цы и гви­ней­цы) ос­но­ве.

В Зап. А. не слу­чай­но воз­ни­ка­ли очаги ци­ви­ли­за­ций: при­род­ные ус­ло­вия (дос­та­точ­ное ко­ли­че­ст­во осад­ков) здесь наи­бо­лее при­год­ны для зем­ле­де­лия (в осн. руч­но­го, в Гви­ней­ской по­доб­ла­сти – пе­ре­лож­но­го и под­сеч­но-ог­не­во­го). В Зап. и Центр. Су­да­не воз­де­лы­вают зер­но­вые (т. н. зер­но­вой, или просо­сор­го­вый, по­яс: про­со и его раз­но­вид­ность – фо­нио, сор­го, рис), в зо­не тро­пич. ле­сов Гви­ней­ско­го по­бере­жья – кор­не- и клуб­не­пло­ды (т. н. по­яс ям­са: ямс, ма­ни­ок и др.), а так­же мас­лич­ную паль­му, в Ат­лан­тич. по­доб­ла­сти – как зер­но­вые, так и кор­не­пло­ды. В Су­дан­ской по­доб­ла­сти раз­во­дят круп­ный и мел­кий ро­га­тый скот. Важ­ней­шее зна­че­ние име­ли ме­сто­ро­ж­де­ния зо­ло­та и от­сут­ст­вие со­ли, по­бу­ж­дав­шие на­ро­ды Зап. А. тор­го­вать с бо­га­той со­лью Са­ха­рой.

Го­ро­да Зап. А. воз­ни­ка­ли как тор­го­во-ре­мес­лен­ные цен­тры (Ка­но, Джен­не, Том­бук­ту), ре­зи­ден­ции пра­ви­те­лей (Уа­га­ду­гу, Ку­ма­си), са­краль­ные цен­т­ры (Ифе) или со­вме­ща­ли эти функ­ции (Со­ко­то, Бе­нин, Ойо). Сель­ские по­се­ле­ния раз­бро­сан­но­го ти­па, ино­гда – ху­тор­ско­го (в са­ван­не), в Гви­ней­ской по­д­об­ла­сти – улич­но­го. Жи­ли­ще – од­но­камер­ное, круг­лое, квад­рат­ное или прямо­уголь­ное в пла­не. Стро­ит. ма­те­риа­лом в са­хе­ле слу­жат гли­на, ка­мень, кус­тар­ник, тра­ва, в са­ван­не – де­ре­во, вет­ки, со­ло­ма, в ле­сах – паль­мо­вая дре­ве­си­на, бам­бук, ли­стья ба­на­на и фи­ку­со­вых; по­все­ме­ст­но при по­строй­ке жи­лищ ис­поль­зу­ют­ся ко­жи, шку­ры, тка­ни, ци­нов­ки, на­воз, ил. Сло­жил­ся т. н. су­дан­ский стиль ар­хи­тек­ту­ры – из сыр­цо­во­го кир­пи­ча бан­ко (букв. – сы­рая гли­на), час­то об­ли­цо­ван­но­го слан­цем, или из кам­ней на гли­ня­ном рас­тво­ре; ха­рак­тер­ны рас­чле­не­ние фа­са­дов пи­ля­ст­ра­ми, глу­хие мас­сив­ные ко­ни­че­ские или в фор­ме усе­чён­ной пи­ра­ми­ды баш­ни и ми­на­ре­ты, про­ни­зан­ные тор­ча­щи­ми на­ру­жу бал­ка­ми пе­ре­кры­тий.

Девушка ньянека (Ангола).

В Су­дан­ской под­об­ла­сти сло­жил­ся еди­ный тип муж­ско­го кос­тю­ма, вос­хо­дя­щий к оде­ж­де ис­лам­ских учи­те­лей-ма­ра­бу­тов: бу­бу (длин­ная ши­ро­кая ру­ба­ха, как пра­ви­ло, тра­ди­ци­он­но го­лу­бо­го или бе­ло­го цве­та, час­то с вы­шив­кой у во­ро­та и на на­груд­ном кар­ма­не), ши­ро­кие ша­ро­ва­ры с ман­же­та­ми вни­зу, ша­поч­ка, сан­да­лии. Для Гви­ней­ской под­об­ла­сти ха­рак­тер­на не­сши­тая оде­ж­да – как пле­че­вая (кен­те у акан), так и по­яс­ная (ти­па юбок).

Осн. пи­ща на­ро­дов Зап. А. рас­ти­тель­ная – ка­ши (в т. ч. кру­тые ка­ши фуфу с разл. со­усами), по­хлёб­ки, ры­ба, паль­мо­вое ви­но, про­ся­ное пи­во.

Вы­де­ля­ет­ся мат­ри­ли­ней­ность счё­та род­ст­ва у акан, у них и др. на­ро­дов Гви­ней­ско­го по­бе­ре­жья – спе­ци­фи­че­ское имя­на­ре­че­ние, ко­гда од­но из имён со­от­вет­ст­ву­ет дню не­де­ли, в ко­то­рый че­ло­век ро­дил­ся. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны тай­ные сою­зы, со­ци­аль­ные ин­сти­ту­ты ти­па каст. Бы­ла рас­про­ст­ра­не­на сло­го­вая пись­мен­ность, соз­дан­ная ваи и за­им­ст­во­ван­ная их со­се­дя­ми (мен­де, кпел­ле, ло­ома, ба­сса и др.). То­наль­ность мн. язы­ков Зап. А. по­зво­ля­ет пе­ре­да­вать ин­фор­ма­цию с по­мо­щью «го­во­ря­щих» ба­ра­ба­нов.

Эт­но­куль­тур­ная си­туа­ция в Зап. А. силь­но из­ме­ни­лась в свя­зи с ми­гра­ция­ми фуль­бе, пред­ки ко­то­рых сфор­ми­ро­ва­лись на тер­ри­то­рии Са­ха­ры до её вы­сыха­ния. В 10–11 вв. фуль­бе обос­но­вались в до­ли­не Се­не­га­ла и обл. Фу­та-То­ро, в 11–19 вв. рас­се­ли­лись по всей Зап. А.

Зулусский ансамбль.

Эк­ва­то­ри­аль­ная ИЭО (центр. и юж. рай­оны Ка­ме­ру­на, юг Ча­да, ЦАР, Рес­пуб­ли­ка Кон­го, Га­бон, Эк­ва­то­ри­аль­ная Гви­нея, Сан-То­ме и Прин­си­пи, б. ч. Де­мо­кра­тич. Рес­пуб­ли­ки Кон­го, Ан­го­лы и Зам­бии) пред­став­ле­на пре­ж­де все­го бан­туя­зыч­ны­ми на­ро­да­ми: дуа­ла, фанг, бу­би (фер­нанд­цы), мпон­гве, те­ке, мбо­си, нга­ла, ко­мо, мон­го, те­те­ла, ку­ба, кон­го, ам­бун­ду, овим­бун­ду, чо­к­ве, лу­эна, ло­зи, тон­га, бем­ба, лу­ба и др. На дру­гих бан­то­ид­ных язы­ках го­во­рят ба­ми­ле­ке, ба­мум, ти­кар, на ада­ма­ва-убан­гий­ских – зан­де, бан­да, нгбан­ди и гбайя, на цен­траль­но­су­дан­ских – на­ро­ды мо­ру-ман­гбе­ту. Пиг­меи го­во­рят на язы­ках сво­их со­се­дей, т. е. всех пе­ре­чис­лен­ных се­мей, но в осн. на язы­ках бан­ту. Сан­то­мий­цы и ан­но­бон­цы – кре­о­лы с язы­ка­ми на ос­но­ве пор­ту­галь­ско­го и язы­ков бан­ту, фер­нан­ди­но – кре­о­лы с язы­ком на ос­но­ве анг­лий­ско­го и йо­ру­ба.

Ма­те­ри­аль­ная куль­ту­ра ха­рак­тер­на для зо­ны тро­пич. ле­сов и близ­ка к куль­ту­ре Гви­ней­ской по­доб­ла­сти За­пад­но­афр. ИЭО. В Эк­ва­то­ри­аль­ной А. от­сут­ст­ву­ет ско­то­вод­ст­во (из-за рас­про­ст­ра­не­ния му­хи це­це). Вы­де­ля­ет­ся куль­ту­ра пиг­ме­ев, со­хра­няю­щих об­раз жиз­ни, ос­но­ван­ный на под­виж­ных охо­те и со­би­ра­тель­ст­ве.

Юноша масаи (Кения).

Юж­но­аф­ри­кан­ская ИЭО (Юж. Ан­го­ла, На­ми­бия, ЮАР, Сва­зи­ленд, Ле­со­то, Бот­сва­на, Зим­баб­ве, юж. и центр. Мо­зам­бик) на­се­ле­на бан­туя­зыч­ны­ми на­ро­да­ми ко­са, зу­лу, сва­зи, нде­бе­ле и матабе­ле (груп­па нгу­ни), су­то, тсва­на, пе­ди, тсон­га, вен­да, шо­на, ге­ре­ро, овам­бо и др., а так­же на­ро­да­ми, го­во­ря­щими на кой­сан­ских язы­ках (кой-ко­ин, сан и др.). Аф­ри­ка­не­ры и «цвет­ные» в ЮАР (де­ти от сме­шан­ных бра­ков) гово­рят на аф­ри­ка­анс, юж­но­аф­ри­кан­цы – на ме­ст­ном ва­ри­ан­те англ. язы­ка. Вы­ход­цы из Ев­ро­пы и Юж. Азии (хин­ду­стан­цы, би­хар­цы, гуд­жа­рат­цы и др.) го­во­рят на ин­до­ев­ро­пей­ских язы­ках, часть ин­дий­цев (та­ми­лы, те­лу­гу и др.) – на дра­ви­дий­ских язы­ках.

На тер­ри­то­рии Юж. А. по­сто­ян­но про­ис­хо­ди­ли ми­гра­ци­он­ные про­цес­сы, на­чи­ная с пе­ре­се­ле­ния из Вост. А. бан­ту­языч­ных на­ро­дов во 2-й пол. 1-го тыс. н. э., от­тес­нив­ших кой­сан­ские на­ро­ды в ме­нее бла­го­при­ят­ные рай­оны (пус­ты­ни Ка­ла­ха­ри и На­миб). В 1-й пол. 19 в. часть на­ро­дов нгу­ни пе­ре­се­ли­лась на се­вер совр. ЮАР (нде­бе­ле), на тер­ри­то­рию совр. Зим­баб­ве (ма­та­бе­ле) и на юг Тан­за­нии (нго­ни). На­ко­нец, по­след­ней круп­ной ми­гра­ци­ей был «Ве­ли­кий трек» – пе­ре­се­ле­ние аф­ри­ка­не­ров в сер. 19 в. из Кап­ской ко­ло­нии, за­хва­чен­ной анг­ли­ча­на­ми, на се­ве­ро-вос­ток, за ре­ки Оран­же­вая и Ва­аль (соз­да­ние бур­ских рес­пуб­лик – Оран­же­во­го сво­бод­но­го гос-ва и Транс­ва­аль).

Воины тутси (Бурунди).

Тра­диц. за­ня­тия бан­туя­зыч­ных на­родов – руч­ное под­сеч­но-ог­не­вое зем­ле­де­лие (сор­го, про­со, ку­ку­ру­за, бо­бо­вые, ово­щи) и по­лу­ко­че­вое ско­то­вод­ст­во (круп­ный и мел­кий ро­га­тый скот). Кой-ко­ин за­ни­ма­ют­ся от­гон­ным ско­то­вод­ст­вом (круп­ный и мел­кий ро­га­тый скот), за ис­клю­че­ни­ем тон­нар в рай­оне Ки­то­вой бух­ты (На­ми­бия), до не­дав­не­го вре­ме­ни за­нимав­ших­ся мор­ским зве­ро­бой­ным про­мыс­лом; сан – под­виж­ные охот­ни­ки и со­би­ра­те­ли. Тра­диц. пи­ща зем­ле­дель­цев и ско­то­во­дов – по­хлёб­ки и ка­ши из сор­го и ку­ку­ру­зы, при­прав­лен­ные ово­ща­ми, мо­ло­ко; осн. на­пи­ток – про­ся­ное пи­во. Тра­диц. по­се­ле­ние – коль­це­вой пла­ни­ров­ки из по­лу­сфе­рич. хи­жин (кра­аль). В от­ли­чие от боль­шин­ст­ва афр. на­ро­дов, имею­щих от­кры­тый очаг (как пра­ви­ло, вне жи­ли­ща, во дво­ре), у гор­ных жи­те­лей тсва­на и су­то рас­про­стра­не­ны гли­но­бит­ные пе­чи. Тра­диц. оде­ж­да – не­сши­тая (на­бед­рен­ная по­вяз­ка и пе­ред­ник, ко­жа­ный ка­росс – плащ).

Вос­точ­но­аф­ри­кан­ская ИЭО (се­вер Мо­зам­би­ка, Ма­ла­ви, Ко­мор­ские о-ва, се­ве­ро-вос­ток и вос­ток Зам­бии, Тан­за­ния, Уган­да, Ру­ан­да, Бу­рун­ди, вос­ток и се­ве­ро-вос­ток Де­мо­кра­тич. Рес­пуб­ли­ки Кон­го, б. ч. Ке­нии, юг Су­да­на, за­пад Эфио­пии) име­ет в сво­ём со­ста­ве При­бреж­ную (по­бе­ре­жье Ин­дий­ско­го ок. – от Со­ма­ли до вост. Мо­зам­би­ка) и Ме­жо­зер­ную (Ру­ан­да, Бу­рун­ди, вос­ток и се­ве­ро-вос­ток Де­мо­кра­тич. Рес­пуб­ли­ки Кон­го, за­пад и юг Уган­ды, се­ве­ро-за­пад Тан­за­нии) по­доб­ла­сти.

Осн. часть Вос­точ­но­афр. ИЭО на­селя­ют бан­туя­зыч­ные на­ро­ды (ки­куйю, кам­ба, бем­ба, ме­ру, лу­хья, джаг­га, ньям­ве­зи, су­ку­ма, шам­ба­ла, за­ра­мо, го­го, хе­хе, бе­на, кин­га, фи­па, яо, ма­ла­ви, ма­куа, ма­кон­де, нго­ни и др.) и прак­ти­че­ски все ни­ло­ты, а так­же го­во­ря­щие на ни­ло-са­хар­ских язы­ках бер­та, ко­ма, гу­муз, ку­на­ма, куль­як, тум­тум, ка­дуг­ли и крон­го. Ку­ши­тоя­зыч­ные эфио­пои­ды ира­ку, го­ро­ва, бу­рун­ги и да­ха­ло вме­сте с кой­са­ноя­зыч­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми юж­но­аф­ри­кан­ской ра­сы сан­да­ве и хад­за – ос­тат­ки древ­не­го суб­страт­но­го на­се­ле­ния, вы­тес­нен­но­го но­си­те­ля­ми язы­ков бан­ту на се­вер и юг в нач. 1-го тыс. н. э. Ме­жо­зе­рье на­се­ля­ют бан­ту­языч­ные ру­ан­да, рун­ди, ган­да, со­га, ньоро, ньян­ко­ле, то­ро и др., а так­же пиг­меи (тва), При­бреж­ную по­доб­ласть – суа­хи­ли, суа­хи­лия­зыч­ные ко­мор­цы и мид­жи­кен­да.

Боль­шин­ст­во на­се­ле­ния Вост. А. за­ни­ма­ет­ся руч­ным зем­ле­де­ли­ем (бан­ту­языч­ные на­ро­ды) или от­гон­ным ско­то­вод­ст­вом (ни­лот­ские на­ро­ды). Со­ци­аль­ная ор­га­ни­за­ция ни­ло­тов и час­ти бан­ту­я­зыч­ных на­ро­дов ос­но­ва­на на сис­те­ме воз­рас­тных клас­сов.

Са­мо­быт­ная куль­ту­ра вост.-афр. по­бе­ре­жья и близ­ле­жа­щих ост­ро­вов сфор­ми­ро­ва­лась в 7–10 вв. в ре­зуль­та­те кон­так­тов но­си­те­лей му­сульм. куль­ту­ры – вы­ход­цев из Азии (Ара­вия, Оман, Пер­сия, Ин­дия) – с бан­туя­зыч­ны­ми або­ри­ге­на­ми. Воз­ник­шая на ос­но­ве по­сред­ни­че­ской транс­оке­ан­ской тор­гов­ли с Ближ­ним Вос­то­ком суа­хи­лий­ская ци­ви­ли­за­ция дос­тиг­ла наи­выс­ше­го рас­цве­та в 14 в. Суа­хи­лий­цы за­ни­ма­лись лов­лей ры­бы и мор­ских жи­вот­ных, до­бы­чей жем­чу­га и свя­зан­ны­ми с этим мо­ре­ход­ст­вом и су­до­строе­ни­ем. Они об­ла­да­ли зна­чит. по­зна­ния­ми в ас­тро­но­мии и на­ви­га­ции, ос­вои­ли строи­тель­ст­во до­мов из кам­ня и ко­рал­ло­вых плит. Ка­раван­ная тор­гов­ля с внутр. рай­она­ми Вост. А. спо­соб­ст­во­ва­ла рас­про­стра­не­нию ис­ла­ма и ки­суа­хи­ли, ко­то­рый стал осн. язы­ком-по­сред­ни­ком в ме­жэт­ни­че­ских кон­так­тах ме­ст­но­го на­се­ле­ния; в на­стоя­щее вре­мя – это гос. язык Тан­за­нии, офиц. язык Ке­нии, Уган­ды, Де­мо­кра­тич. Рес­пуб­ли­ки Кон­го, Мо­зам­би­ка, а так­же ра­бо­чий язык ООН.

Ме­жо­зе­рье – один из оча­гов са­мо­быт­ной афр. го­су­дар­ст­вен­но­сти, сфор­ми­ро­вав­ший­ся в ус­ло­ви­ях прак­ти­че­ски пол­ной изо­ля­ции и не ис­пы­ты­вав­ший до сер. 19 в. ни­ка­ких воз­дей­ст­вий со сто­ро­ны раз­ви­тых ци­ви­ли­за­ций. Боль­шин­ст­во эт­но­по­ли­тич. общ­но­стей Ме­жо­зе­рья со­стоя­ло из трёх эн­до­гам­ных общ­но­стей, го­во­рив­ших на од­ном язы­ке, но от­ли­чав­ших­ся друг от дру­га ан­тро­по­ло­гич. об­ли­ком и пре­им. сфе­рой дея­тель­но­сти, при­чём ка­ж­дая из них име­ла раз­ный со­ци­аль­ный ста­тус. Са­мый вы­со­кий ста­тус име­ли тут­си (в Ру­ан­де и Бу­рун­ди), или хи­ма (у эт­но­сов юж. Уган­ды),– ско­то­водч. ари­сто­кра­тия, вла­дев­шая боль­ши­ми ста­да­ми и луч­ши­ми зем­ля­ми и имев­шая бо­лее или ме­нее вы­ра­жен­ный эфио­по­ид­ный внеш­ний об­лик, а так­же очень вы­со­кий рост: это са­мые вы­со­ко­рос­лые и са­мые ху­дые лю­ди на зем­ле. На сле­дую­щей сту­пе­ни стоя­ли зем­ле­дель­цы ху­ту, или иру,– ти­пич­ные нег­рои­ды, на­хо­див­шие­ся в за­ви­си­мо­сти от тут­си/хи­ма и арен­до­вавшие у них скот и зем­лю. Са­мую низ­кую сту­пень этой ие­рар­хии за­ни­ма­ли пиг­меи тва – охот­ни­ки, гон­ча­ры, а так­же слу­ги (как у тут­си/хима, так и у ху­ту/иру). Эта эт­но­ка­сто­вая сис­те­ма воз­ник­ла в 15 в., ко­гда бан­туя­зыч­ные нег­рои­ды (пред­ки ху­ту/иру) под­верг­лись на­ше­ст­вию ско­то­во­дов – ни­ло­тов или ку­ши­тов, а мо­жет быть, и тех и дру­гих. Пе­ре­няв язык и куль­ту­ру зем­ле­дель­цев-бан­ту, при­шель­цы со­хра­ни­ли ряд свя­зан­ных со ско­то­вод­ством черт куль­ту­ры, об­щих со ско­то­вода­ми Аф­ри­кан­ско­го Ро­га. Наи­бо­лее чёт­ко эта сис­те­ма дей­ст­во­ва­ла в Ру­ан­де, Бу­рун­ди и Нко­ре, где свя­щен­ные ца­ри мва­ми все­гда бы­ли из тут­си/хи­ма, а пра­вя­щая вер­хуш­ка со­стоя­ла ис­клю­чи­тель­но из ско­то­водч. ари­сто­кра­тии.

Пре­об­ла­да­ние в эко­но­ми­ке Ме­жо­зе­рья мно­го­лет­ней и вы­со­ко­уро­жай­ной куль­ту­ры ба­на­на, не тре­бо­вав­шей боль­шо­го объ­ё­ма ра­бот по рас­чи­ст­ке зе­мель, со­дей­ст­во­ва­ло срав­ни­тель­но лёг­ко­му по­лу­че­нию из­бы­точ­но­го про­дук­та и осед­ло­сти на­се­ле­ния, а так­же сво­ди­ло к ми­ни­му­му уча­стие муж­чин в зем­ле­дельч. ра­бо­тах. По­это­му зем­ле­де­лие ста­ло чис­то жен­ским за­ня­ти­ем, а муж­чи­ны за­ни­ма­лись охо­той, ры­бо­лов­ст­вом и ре­мес­лом, но пре­ж­де все­го – вой­ной и по­сред­ни­че­ской тор­гов­лей.

На­ро­ды Се­ве­ро-Вос­точ­но­аф­ри­кан­ской ИЭО (б. ч. Эфио­пии, Эрит­рея, Джи­бу­ти, Со­ма­ли, сев.-вост. и вост. Ке­ния) го­во­рят в осн. на эфио­се­мит­ских (ам­ха­ра, тиг­ре, ти­граи, гу­ра­ге, ха­ра­ри и др.), ку­шит­ских (оро­мо, со­ма­лий­цы, си­да­мо, агау, афар, кон­со и др.) и омот­ских (оме­то, ги­мир­ра и др.) язы­ках афра­зий­ской мак­ро­се­мьи.

С ак­сум­ских вре­мён в Эфио­пии рас­про­стра­ни­лось па­шен­ное тер­рас­ное зем­ле­де­лие, со­че­тав­шее­ся с па­ст­бищ­ным и от­гон­ным ско­то­вод­ст­вом. Зем­ля об­ра­баты­ва­ет­ся при­ми­тив­ным плу­гом (ма­рэ­ша), в ко­то­рый впря­га­ют­ся во­лы. Ак­су­ми­ты впер­вые ста­ли воз­де­лы­вать зла­ко­вые и бо­бо­вые куль­ту­ры, ко­то­рые не встре­ча­ют­ся в Тро­пич. А. за пре­де­лами Эфио­пии: чис­то эфи­оп­скую куль­ту­ру тэфф (раз­но­вид­ность про­са), дур­ру (раз­но­вид­ность сор­го), да­гус­су, нут, чи­ну. Эфи­оп­ское на­го­рье так­же ро­ди­на не­ко­то­рых ви­дов пше­ни­цы и ко­фе. По­се­ле­ния раз­бро­сан­но­го и улич­но­го ти­пов, тра­ди­ци­он­ное жи­ли­ще – круг­лая бре­вен­ча­тая хи­жи­на с об­ма­зан­ны­ми гли­ной или на­во­зом сте­на­ми и с ко­ну­со­об­раз­ной кров­лей (ту­куль), ка­мен­ная пря­мо­уголь­ная по­строй­ка с пло­ской кры­шей (хыд­мо). Оде­ж­да – ту­ни­ко­об­раз­ная ру­ба­ха с ши­ро­ким поя­сом и пла­щом у муж­чин, по­кры­ва­лом (шам­ма) у жен­щин, шта­ны (су­ри).

Почти 15 столетий Эфио­пия бы­ла един­ст­вен­ным хри­сти­ан­ским го­су­дар­ст­вом Тро­пич. А. С 1-го тыс. до н. э. здесь при­ме­ня­ет­ся эфи­оп­ское пись­мо, с 4 в. н. э. – копт­ский ка­лен­дарь.

Оро­мо, со­ма­лий­цы, тиг­ре, афар и др.– му­суль­ма­не-сун­ни­ты. За­ни­ма­ют­ся ко­че­вым и по­лу­ко­че­вым ско­то­вод­ст­вом (верб­люды, ло­ша­ди, мел­кий ро­га­тый скот). У оро­мо за­фик­си­ро­ва­на воз­рас­тная ор­га­ни­за­ция «га­да».

Часть агау (фа­ла­ша) ис­по­ве­ду­ет иу­да­изм («эфи­оп­ские», или «чёр­ные», ев­реи).

Ма­да­га­скар­ская ост­ров­ная ИЭО (Ма­да­га­скар, Сей­шель­ские Ост­ро­ва, Мав­ри­кий, Ре­юнь­он) на­се­ле­на ма­ла­га­сий­ца­ми (Ма­да­га­скар) и кре­о­ла­ми (мав­ри­кий­цы, ре­юнь­он­цы, сей­шель­цы), а так­же вы­ход­ца­ми из Юж. Азии, го­во­ря­щи­ми на ин­доа­рий­ских и дра­ви­дий­ских язы­ках. Есть не­боль­шие груп­пы ки­тай­цев, ма­лай­цев и ара­бов.

Ма­те­ри­аль­ная куль­ту­ра ма­ла­га­сий­цев со­хра­ни­ла мно­го эле­мен­тов юж.-ази­ат. про­ис­хо­ж­де­ния (стре­ло­ме­та­тель­ная труб­ка, па­рус­ная долб­лё­ная лод­ка с ба­лан­си­ром, тех­но­ло­гия ри­со­сея­ния, шел­ко­вод­ст­во, не­сши­тая шёл­ко­вая оде­ж­да-лам­ба ти­па са­рон­га и др.). Пре­об­ла­да­ет па­шен­ное (плуж­ное) зем­ле­де­лие в со­че­та­нии с па­ст­бищ­ным и от­гон­ным ско­то­вод­ст­вом. Куль­ту­ра кре­оль­ских на­ро­дов пред­став­ля­ет со­бой син­тез франц., афр. и ин­дий­ской (осо­бен­но на о. Мав­ри­кий) тра­ди­ций.

Языки

В А. насчитывается до 2000 язы­ков. В ге­не­тич. от­но­ше­нии они де­лят­ся на 7 изо­ли­ров. язы­ков и 29 се­мей, из ко­то­рых 3 (се­мит­ская, ин­до­ев­ро­пей­ская и авс­тро­не­зий­ская) в историч. время про­ис­хо­дят из др. час­тей све­та. За ис­клю­че­ни­ем двух по­след­них все ос­таль­ные со вре­мён Дж. Грин­бер­га (1963) ус­лов­но объ­е­ди­ня­ют­ся в 4 ги­по­те­тич. мак­ро­се­мьи. Род­ст­во язы­ков в ка­ж­дой из них в раз­ной сте­пени до­ка­за­но и об­ще­при­знан­но; раз­ли­ча­ет­ся и их пред­по­ла­гае­мая вре­мен­нáя глу­би­на. В основ­ном эти мак­ро­се­мьи яв­ля­ют­ся так­со­но­ми­че­ски­ми, а не ге­не­ти­че­ски­ми, по край­ней ме­ре при современном уров­не их изу­чен­но­сти.

Род­ст­во аф­ра­зий­ской (се­ми­то-ха­мит­ской) мак­ро­се­мьи (см. Аф­ра­зий­ские язы­ки) наи­бо­лее до­ка­за­но и об­ще­при­ня­то. Рас­пад аф­ра­зий­ско­го пра­язы­ка про­изо­шёл при­мер­но в 10-м тыс. до н. э. Вклю­ча­ет 6 се­мей.

Се­мит­ская се­мья про­ис­хо­дит из юго-зап. Азии (Ара­вия), но до­воль­но ра­но от­дель­ные её пред­ста­ви­те­ли про­ни­ка­ли в А. Де­лит­ся на 3 вет­ви: юж.-­се­мит­скую (совр. язы­ки юж. Ара­вии – сокот­рий­ский и др.), вост.-се­митскую (вы­мер­ший ак­кад­ский язык) и зап.-се­мит­скую (все ос­таль­ные язы­ки). По­след­няя рас­па­да­ет­ся на неск. групп, из ко­то­рых в А. пред­став­ле­ны сле­дую­щие.

1. Ха­наа­ней­ская груп­па вклю­ча­ет сре­ди про­чих древ­не­ев­рей­ский язык и фи­ни­кий­ский язык, ко­то­рый с 9 в. до н. э. рас­про­стра­нил­ся в Сев. А. (Кар­фа­ген) и раз­вил­ся там в пу­ний­ский яз., про­су­ще­ст­во­вав­ший до сер. 1-го тыс. н. э.

2. Ара­вий­ская груп­па вклю­ча­ет, в част­но­сти, клас­сич. араб­ский (см. Араб­ский язык) и мно­го­числ. араб. диа­лек­ты, рас­про­стра­нив­шие­ся с 7 в. в Сев. А. и раз­вив­шие­ся ны­не в са­мо­сто­ят. язы­ки.

3. Эфио­се­мит­ская груп­па рас­про­стра­не­на толь­ко в А. (Эфио­пия и Эрит­рея). Пред­ки но­си­те­лей этих язы­ков пе­ре­се­ли­лись не позд­нее кон. 2-го тыс. до н. э. из юж. Ара­вии. Вклю­ча­ет 2 под­груп­пы: се­вер­ную (мёрт­вый ге­эз, тиг­ре и тиг­ри­нья) и юж­ную (амхар­ский язык и мно­же­ст­во мел­ких язы­ков центр. Эфио­пии).

Бер­бе­ро-ли­вий­ская се­мья (см. Бер­бе­ро-ли­вий­ские язы­ки) со­сто­ит из 4 вет­вей жи­вых язы­ков, рас­про­стра­нён­ных сре­ди бер­бе­ров на се­ве­ре А., в т. ч. в Са­харе, и трёх древ­них эпи­гра­фи­че­ских язы­ков, а так­же, воз­мож­но, вы­мер­ших к 18 в. гу­анч­ских язы­ков (Ка­нар­ские о-ва). Совр. вет­ви: зе­на­га, се­вер­ная [вклю­ча­ет ат­лас­скую (язы­ки та­шель­хит и та­ма­зигхт), зе­нет­скую (мно­же­ст­во язы­ков, в т. ч. риф, ша­уйя, джер­ба, мзаб) и кабиль­скую груп­пы], туа­рег­ская (юж­ная; язы­ки та­ул­лем­мет, аир, та­ма­хак, та­ма­жек, та­ма­шек, та­нес­лемт; см. Туа­рег­ские язы­ки) и вос­точ­ная (си­ва и др. язы­ки).

Еги­пет­ская се­мья со­сто­ит из древ­не­еги­пет­ско­го язы­ка, про­шед­ше­го неск. эта­пов раз­ви­тия, по­след­ний из ко­то­рых на­зы­ва­ет­ся копт­ским язы­ком (ак­тив­но ис­поль­зо­вал­ся как язык об­ще­ния при­мер­но до 14 в.).

Чад­ская се­мья (см. Чад­ские язы­ки) со­сто­ит из 3 круп­ных вет­вей, рас­про­стра­нён­ных в центр. Су­да­не (се­вер Ни­ге­рии и Ка­ме­ру­на, юг Ни­ге­ра и Чад): за­пад­ной (боль­шое чис­ло групп и язы­ков, из ко­то­рых наи­бо­лее известный – хау­са, так­же ба­де, бо­ле, ка­ре­ка­ре, тан­га­ле), цен­траль­ной [так­же мно­го групп – ко­то­ко, мус­гу, ман­да­ра, ма­са (час­то вы­де­ля­ет­ся в отд. ветвь) и др. язы­ков (все с до­воль­но не­боль­шим ко­ли­че­ст­вом го­во­ря­щих) – кам­ве, бу­ра, ху­ба, ман­да­ра и др.] и вос­точ­ной (мень­ше язы­ков, в ча­ст­но­сти нан­че­ре, му­би, ке­ра).

Ку­шит­ская се­мья (см. Ку­шит­ские язы­ки) со­сто­ит из 4 круп­ных вет­вей (в осн. в Эфио­пии, Со­ма­ли, Джи­бу­ти, Ке­нии, Су­да­не): бе­да­уйе (се­вер­но­ку­шит­ская, или бед­жа; 1 язык), агав­ская (цент­раль­но­ку­шит­ская; неск. язы­ков ост­ров­ка­ми сре­ди эфио­се­ми­тов), южноку­шит­ская (7 язы­ков, в т. ч. иракв и 2 мёрт­вых в Тан­за­нии и Ке­нии) и восточноку­шит­ская – наи­бо­лее круп­ная по ко­ли­че­ст­ву язы­ков [вклю­ча­ет груп­пы си­да­мо, афар-са­хо, оро­мо, со­ма­ли, дул­лай (3–4 язы­ка) и др.].

Омот­ская се­мья (юго-за­пад Эфио­пии; см. Омот­ские язы­ки), ра­нее вклю­чав­ша­я­ся в ку­шит­скую, рас­па­да­ет­ся на 2 вет­ви: юж­ную (неск. близ­ких язы­ков) и се­вер­ную, ко­то­рая име­ет слож­ную струк­ту­ру и вклю­ча­ет бо­лее 20 язы­ков, в т. ч. омето, каф­фа (ка­фи­чо), ги­мир­ра, гон­га, джанд­же­ро.

Ни­ге­ро-кор­до­фан­ская мак­ро­се­мья пред­по­ло­жи­тель­но объ­е­ди­ня­ет б. ч. язы­ков А. от Се­не­га­ла до ЮАР. Ес­ли род­ст­во этой мак­ро­се­мьи бу­дет до­ка­за­но, её вре­меннáя глу­би­на ед­ва ли ока­жет­ся ме­нее 15 тыс. лет. Вклю­ча­ет ок. 10 се­мей, при­чём наи­ме­нее ве­ро­ят­но род­ст­во кор­до­фан­ских яз. с ос­таль­ны­ми семь­я­ми. В них в свою оче­редь вы­де­ля­ет­ся яд­ро воль­та-кон­го­лез­ских язы­ков и се­мьи: ид­жо­ид­ная, ат­лан­ти­че­ская и ман­де.

Кор­до­фан­ская се­мья вклю­чает бо­лее двух де­сят­ков не­боль­ших язы­ков Су­да­на, рас­па­даю­щих­ся на 4 вет­ви, род­ст­во ме­ж­ду ко­то­ры­ми стро­го не до­ка­за­но: хей­бан, та­ло­ди, ра­шад, кат­ла. Язы­ки тум­тум (ка­ду), вклю­чав­шие­ся Дж. Грин­бер­гом в чис­ло кор­до­фан­ских, ны­не счи­та­ют­ся отд. семь­ёй, пред­по­ло­жи­тель­но вхо­дя­щей в ни­ло-са­хар­скую мак­ро­се­мью.

Се­мья ман­де (центр Зап. Су­да­на) рас­па­да­ет­ся на 3 вет­ви: за­пад­ную (7 групп с язы­ка­ми ба­ма­на, ман­дин­ка, дью­ла, мен­де, су­су, со­нин­ке, бо­зо, ваи и др.), вос­точ­ную (юж­ная и вост. груп­пы с язы­ка­ми дан, ту­ра, би­са, бо­ко и др.) и са­мо­го-бо­бо (язык бо­бо и груп­па са­мого).

Ат­лан­ти­че­ская (за­пад­но­ат­лан­ти­че­ская) се­мья (край­ний за­пад Аф­ри­ки) вклю­ча­ет 7 вет­вей (не­ко­то­рые из них яв­ля­ют­ся, воз­мож­но, отд. семь­я­ми): се­вер­ную (7 групп и мно­же­ст­во язы­ков, в т. ч. фу­ла, во­лоф, се­рер, буй, ньюн и др.), бак (манд­жак, пе­пель, ман­кань, ба­лант и груп­па дио­ла), лим­ба, на­лу, суа-фо­ре-мбо­те­ни, бид­жо­го и мель (4 груп­пы с язы­ка­ми тем­не, бул­лом, ки­си, го­ла и др.).

Ид­жо­ид­ная се­мья (см. Ид­жо­ид­ные язы­ки) со­сто­ит из язы­ка де­фа­ко и 9 язы­ков груп­пы ид­жо, ко­то­рые все рас­про­стра­не­ны в дель­те р. Ни­гер.

До­гон­ская се­мья (см. До­гон­ские язы­ки) со­сто­ит из неск. близ­ко­род­ст­вен­ных язы­ков, рас­про­стра­нён­ных на юго-вос­то­ке Ни­ге­ра.

Се­мья кру (юг Ли­бе­рии и юго-за­пад Кот-д’Ивуара) со­сто­ит из яд­ра, ко­то­рое рас­па­да­ет­ся на за­пад­ную (11 язы­ков, в т. ч. бас­са, клао) и вос­точ­ную (23 язы­ка, в т. ч. бе­те, ба­к­ве) вет­ви, и из бо­лее от­да­лён­но род­ст­вен­ной вет­ви ай­зи (2–3 язы­ка) и двух изо­ли­ров. языков – ку­ваа и сэ­мэ.

Се­мья гур (воль­тий­ская) (вос­ток Зап. Су­да­на, к се­ве­ру от язы­ков ква) со­сто­ит из яд­ра, рас­па­даю­ще­го­ся на се­вер­ную (39 язы­ков, в т. ч. мо­оре, мо­си, ва­ла, да­гом­ба, кон­ком­ба, мам­пру­си) и юж­ную (31 язык, в т. ч. гру­си, тем) вет­ви, и 6–8 не­боль­ших вет­вей по 1–2 язы­ка (в т. ч. гур­ма, ка­бье, бар­ба). Тра­дици­он­но в эту се­мью вклю­ча­лись язы­ки се­ну­фо, хо­тя в по­след­нее вре­мя пред­по­ла­га­ет­ся, что они об­ра­зу­ют отд. се­мью.

Ада­ма­ва-убан­гий­ская се­мья (ус­тар. ада­ма­уа-вос­точ­ная; юг центр. Су­дана – от вост. Ни­ге­рии до юго-за­па­да Рес­пуб­ли­ки Су­дан) де­лит­ся на 2 под­семьи – ада­ма­ва (6–8 вет­вей, ок. 90 язы­ков, в т. ч. му­муйе, ту­пу­ри, мун­данг) и убан­гий­скую (5 вет­вей, ок. 60 язы­ков, в т. ч. зан­де, нгба­ка, бан­да, гбайя и кре­оль­ский язык сан­го).

Се­мья ква (гви­ней­ская) (юг Зап. Су­дана – от юга Кот-д’Ивуара до юга Бе­ни­на) вклю­ча­ет бо­лее 80 язы­ков, об­ра­зую­щих ок. 9 вет­вей: по­ту-та­но [6 групп, ок. 40 язы­ков, в т. ч. акан (чви-фан­ти), аб­рон, гу­ан, кро­бу, аньи, бау­ле, нзи­ма], эга, га-дан­гме, атье, аг­не­би, ави­кам-ал­ла­ди­ан, гбе (в т. ч. фон и эве), ка-то­го и на-то­го.

Бе­нуэ-кон­го­лез­ская семья – са­мая круп­ная в Аф­ри­ке как по чис­лу язы­ков (бо­лее 900) и го­во­ря­щих на них, так и по ох­ва­ты­вае­мой тер­ри­то­рии (от Бе­ни­на до Со­ма­ли и на юг до ЮАР). Де­лит­ся пре­ж­де все­го на 2 круп­ные части – за­пад­ную (быв. вост. ква) и вос­точ­ную, ко­то­рые, воз­мож­но, яв­ля­ют­ся са­мо­сто­ят. семь­я­ми. Зап. бе­нуэ-кон­го со­сто­ят из 9 вет­вей и вклю­ча­ют та­кие круп­ные язы­ки, как йо­ру­ба, иг­бо, идо­ма, эдо. Вост. бе­нуэ-кон­го де­лят­ся на 3 круп­ные вет­ви: центр.-ни­ге­рий­скую (кайнд­жи-пла­то­ид­ную; 13 групп, в т. ч. джу­ку­но­ид­ная и кайнд­жи, и бо­лее 70 язы­ков), кросс-ри­вер­скую (ок. 70 языков, вклю­чая язык эфик, или иби­био), бан­то­ид­ную (бо­лее 600 языков; см. Бан­то­ид­ные язы­ки) и язык ука­ан. По­след­няя вклю­ча­ет ок. 14 групп и та­кие язы­ки, как тив, ба­ми­ле­ке, ба­мум, джа­ра­ва, ти­кар, эко­ид­ные. Од­ной из групп яв­ля­ют­ся язы­ки бан­ту (ок. 500 язы­ков, в т. ч. суа­хи­ли, лин­га­ла, ру­ан­да, кон­го, рун­ди, зу­лу, ко­са и мн. дру­гие; см. Бан­ту язы­ки).

Бо­лее ги­по­те­ти­че­ская ни­ло-са­хар­ская мак­ро­се­мья пред­по­ло­жи­тель­но вклю­ча­ет 9 се­мей и 4 изо­ли­ров. язы­ка, рас­про­стра­нён­ных ме­ж­ду язы­ка­ми аф­ра­зий­ской и ни­ге­ро-кон­го­лез­ской мак­ро­се­мей и не во­шед­ших ни в од­ну из них. Ес­ли род­ст­во этих се­мей ко­гда-ли­бо бу­дет до­ка­за­но, то оно ока­жет­ся су­ще­ст­вен­но бо­лее да­лё­ким, чем это мож­но пред­по­ла­гать для ни­ге­ро-кон­го­лез­ских язы­ков. Се­мьи пе­ре­чис­ля­ют­ся в це­лом с за­па­да на вос­ток.

Сон­гай­ская се­мья (сон­гай-за­р­ма; ср. те­че­ние р. Ни­гер в пре­де­лах Ниге­ра и Ма­ли; см. Сон­гай­ские язы­ки) вклю­ча­ет ок. 10 язы­ков, из ко­то­рых наи­бо­лее из­вест­ны сон­гай и за­рма.

Са­хар­ская се­мья (юж. край Са­ха­ры у оз. Чад; см. Са­хар­ские язы­ки) объ­еди­ня­ет ок. 10 язы­ков, в т. ч. ка­ну­ри и ту­бу.

Ма­бан­ская се­мья (см. Ма­бан­ские язы­ки) вклю­ча­ет 5–9 язы­ков в юго-вост. Ча­де на гра­ни­це с Су­да­ном.

В се­мье фур (фор) все­го 2 языка – фур и ам­данг (на вос­то­ке Ча­да и на за­па­де Су­да­на).

Цен­траль­но­су­дан­ская се­мья (см. Цент­раль­но­су­дан­ские язы­ки) со­сто­ит из 8 вет­вей, гео­гра­фи­че­ски раз­де­лён­ных на за­пад­ную (юг Ча­да и се­вер ЦАР) и вос­точ­ную [юг Су­да­на и се­ве­ро-вос­ток Конго (Киншаса)] час­ти, и бо­лее 60 язы­ков, в т. ч. луг­ба­ра, ба­гир­ми, ман­гбе­ту, са­ра, мо­ру. Се­мья дос­та­точ­но боль­шая, и род­ст­во всех вхо­дя­щих в неё язы­ков не по­лу­чи­ло по­ка стро­го­го до­ка­за­тель­ст­ва.

Вос­точ­но­су­дан­ская се­мья (см. Вос­точ­но­су­дан­ские язы­ки) – са­мое боль­шое из ни­ло-са­хар­ских объеди­нений – вклю­ча­ет бо­лее 90 язы­ков. Они де­лят­ся на 9 вет­вей, из ко­то­рых 4 [ну­бий­ская (в т. ч. др.-ну­бий­ский язык), не­ра (на­ра), ньи­ма (ньи­манг), та­ма] объ­е­ди­ня­ют­ся в бо­лее тес­ное яд­ро, ос­таль­ные же [сур­мий­ская, дже­бель­ская, те­мейн, дад­жу и ни­лот­ская (са­мая круп­ная, вклю­ча­ет бо­лее 50 язы­ков, в т. ч. луо, ачо­ли, дин­ка, ма­саи, ну­эр, те­со, шил­лук; см. Ни­лот­ские язы­ки)] на­зы­ва­ют­ся пе­ри­фе­рий­ны­ми. Род­ст­во пе­ри­фе­рий­ных вет­вей ме­ж­ду со­бой и с ядром не до­ка­за­но, и, воз­мож­но, не­ко­то­рые из них об­ра­зу­ют отд. се­мьи.

Две по­след­ние се­мьи не об­ра­зу­ют ни­ка­ко­го осо­бо­го су­дан­ско­го един­ст­ва.

Се­мья ка­ду (ка­дуг­ли или тум­тум) ра­нее вклю­ча­лась в чис­ло кор­до­фан­ских язы­ков. Со­сто­ит из 7 язы­ков в цен­тре Рес­пуб­ли­ки Су­дан. Се­мья куль­як (руб) вклю­ча­ет все­го 3 не­боль­ших язы­ка в Уганде – ик, со и вы­мер­ший ньян­гия. Се­мью бер­та об­ра­зу­ет все­го 1 язык в зап. Эфио­пии.

Ко­ман­ская се­мья вклю­ча­ет 5 не­боль­ших язы­ков (в т. ч. ква­ма и ко­мо) на гра­ни­це Эфио­пии и Су­да­на.

Се­мья гу­муз со­сто­ит из един­ст­вен­но­го язы­ка в Эфио­пии, чуть к се­ве­ру от ко­ман­ской. Пред­по­ла­гав­шее­ся ра­нее вхо­ж­де­ние по­след­них двух се­мей в од­ну ны­не от­верг­ну­то.

Се­мья ку­на­ма так­же со­сто­ит из 1 язы­ка, рас­про­стра­нён­но­го ещё се­вер­нее, в Эрит­рее.

Древ­ний ме­ро­ит­ский язык (по р. Нил, к югу от Егип­та) так­же мог от­но­сить­ся к ни­ло-са­хар­ским язы­кам, но ску­дость дан­ных не по­зво­ля­ет сде­лать од­но­знач­но­го вы­бо­ра. Вы­де­ляв­шая­ся ра­нее ша­ри-ниль­ская груп­пи­ров­ка ны­не от­верг­ну­та, а вхо­див­шие в неё язы­ки от­но­сят­ся к семь­ям цен­траль­но- и вост.-су­дан­ской, бер­та и ку­на­ма.

Ги­по­те­за кой­сан­ской мак­ро­се­мьи наибо­лее про­ти­во­ре­чи­ва. Со­глас­но ей, вме­сте объ­е­ди­ня­ют­ся все не-бан­ту язы­ки юга А. Их об­щий признак – на­ли­чие осо­бых щёл­каю­щих со­глас­ных. По это­му же при­зна­ку к кой­сан­ским язы­кам до­бав­ля­ют­ся 2 изо­ли­ров. язы­ка (на вос­то­ке А.) – сан­да­ве и хад­за. Кой­сан­ские язы­ки изу­че­ны очень сла­бо, при­чём око­ло по­ло­ви­ны из при­мер­но 30 вклю­чае­мых в мак­ро­се­мью язы­ков уже вы­мер­ло, а боль­шин­ст­во ос­таль­ных на­хо­дит­ся на гра­ни вы­ми­ра­ния. Всё это зна­чи­тель­но за­труд­ня­ет их ис­сле­до­ва­ние. Ра­нее по эт­но­гра­фич. прин­ци­пу эти язы­ки де­ли­лись на буш­мен­ские и гот­тен­тот­ские. Ны­не из­вест­ные кой­сан­ские язы­ки под­раз­де­ля­ют­ся на 2 се­мьи, род­ст­во ме­ж­ду ко­то­ры­ми впол­не ве­ро­ят­но, и 3 изо­ли­ро­ван­ных язы­ка, ко­то­рые мо­гут быть и не род­ст­вен­ны ос­таль­ным.

Се­мья кхой (цен­траль­но­кой­сан­ская; На­ми­бия, Бот­сва­на, ЮАР) вклю­ча­ет вет­ви: кхойк­хой (с наи­бо­лее круп­ным кой­сан­ским язы­ком на­ма) и чу-кхве (ка­ла­ха­ри; с язы­ка­ми кхое, на­ро, лъга­на, шуа и чва).

Се­мья жу-къви (пе­ри­фе­рий­но-буш­мен­ская; Бот­сва­на, Ан­го­ла, На­ми­бия, ЮАР) вклю­ча­ет 2 вет­ви: жу-чъоан (се­вер­но­кой­сан­ская) с груп­пой жу (къхунг, 3–4 язы­ка) и язы­ком чъоан; та-къви (юж­но­кой­сан­ская) с груп­па­ми та (къхонг) и къви (язык нцъу и ещё 8 вы­мер­ших язы­ков ЮАР).

Три из по­тен­ци­аль­но кой­сан­ских язы­ков яв­ля­ют­ся изо­ли­ро­ван­ны­ми: сан­да­ве, хад­за (оба в Тан­за­нии) и вы­мер­ший ква­ди (юго-зап. Ан­го­ла).

Язы­ки сле­дую­щих двух се­мей поя­ви­лись в А. в ис­то­рич. вре­мя.

Из ин­до­ев­ро­пей­ской се­мьи (см. Ин­до­ев­ро­пей­ские язы­ки) пер­вым стал др.-греч. яз. ко­ло­ний в Егип­те и Ли­вии в 1-м тыс. до н. э. (см. Гре­че­ский язык). Греч. об­щи­на и по­ны­не со­хра­ня­ет­ся в Егип­те. По­сле при­сое­ди­не­ния Кар­фа­ге­на к Ри­му по маг­риб­ско­му по­бе­ре­жью рас­про­стра­нил­ся ла­тин­ский язык, на­чав­ший раз­ви­вать­ся в са­мо­сто­ят. ро­ман­ский яз., ко­то­рый был вы­тес­нен араб­ским к кон. 1-го тыс. н. э. В 15–17вв. в Сев. А. поя­вил­ся др. ро­ман­ский яз. – се­фард­ский, на ко­то­ром го­во­ри­ли ев­реи, бе­жав­шие из Ис­па­нии и Пор­ту­га­лии. С 17 в. на­чи­на­ет­ся ос­вое­ние Аф­ри­ки ев­роп. дер­жа­ва­ми и рас­про­стра­не­ние ев­роп. языков – нидерланд­ско­го язы­ка, ис­пан­ско­го язы­ка, ­пор­ту­галь­ско­го языка, позд­нее фран­цуз­ско­го язы­ка, не­мец­ко­го язы­ка и анг­лий­ско­го язы­ка. Во мно­гих мес­тах на ос­но­ве этих язы­ков раз­ви­лись пид­жи­ны и кре­оль­ские язы­ки. Од­на­ко лишь на не­ко­то­рых ост­ро­вах и на юге А. (аф­ри­ка­анс) но­си­те­ли ин­до­ев­роп. язы­ков за­ни­ма­ют ны­не ком­пакт­ные тер­ри­то­рии.

Но­си­те­ли од­но­го из язы­ков авс­тро­незий­ской се­мьи (см. Авс­тро­не­зий­ские язы­ки), род­ст­вен­но­го ка­ли­ман­тан­ским, на­ча­ли се­лить­ся на Ма­да­га­ска­ре с кон. 1-го тыс. до н. э., и сей­час всё на­се­ле­ние го­во­рит на ма­ла­га­сий­ском язы­ке.

Письменности

Не­смот­ря на то что на тер­ри­то­рии А. воз­ник­ла древ­ней­шая пись­мен­ность мира – еги­пет­ское пись­мо (4-е тыс. до н. э. – 4 в. н. э.), б. ч. язы­ков А. дол­гое вре­мя ос­та­ва­лась бес­пись­мен­ной. В 1-м тыс. до н. э. на се­ве­ре А. поя­ви­лись ещё неск. ви­дов пись­ма: кон­со­нант­ное фи­ни­кий­ское пись­мо (с 9 в. до н. э. вдоль сре­ди­зем­но­мор­ско­го по­бе­ре­жья; к кон­цу ты­ся­че­ле­тия раз­ви­лось в но­во­пу­ний­ское пись­мо, ис­поль­зо­вав­шее­ся до сер. 1-го тыс. н. э.), эфи­оп­ское пись­мо (с 4 в. до н. э., на ос­но­ве юж­но­се­мит­ско­го; сна­ча­ла кон­со­нант­ное, с 4 в. н. э. сло­го­вое; ис­поль­зу­ет­ся до на­ших дней для неск. язы­ков Эфио­пии), копт­ское пись­мо (с 3 в. до н. э., ал­фа­вит на ос­но­ве гре­че­ско­го; ис­поль­зу­ет­ся до на­ших дней в бо­го­слу­жеб­ных кни­гах), ли­вий­ское пись­мо (из­вест­но со 2 в. до н. э.; воз­мож­но, раз­ви­лось на ос­но­ве фи­ни­кий­ско­го; воз­ник­шее на его ос­но­ве пись­мо ти­фи­наг ис­поль­зу­ет­ся и сей­час бер­бе­ра­ми Ма­рок­ко, Ал­жи­ра и Ли­вии), ме­ро­ит­ское (со 2 в. до н. э. к югу от Егип­та, ал­фа­вит на ос­но­ве егип. зна­ков; ис­поль­зо­ва­лось для ме­ро­ит­ско­го яз. до 4 в. н. э.).

В сле­дую­щем ты­ся­че­ле­тии на се­ве­ре А. по­лу­ча­ет ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние араб­ское пись­мо (с 7 в.), сна­ча­ла толь­ко для араб­ско­го, за­тем и для др. язы­ков – для бер­бер­ских (с 12 в.), для язы­ков Зап. и Вост. А. (т. н. ад­жами). В 8–11 вв. в Ну­бии (к югу от Егип­та) ис­поль­зо­вал­ся воз­ник­ший на ос­но­ве копт­ско­го др.-ну­бий­ский ал­фа­вит (см. Ну­бий­ский язык).

За­тем лишь в 19 в. в не­сколь­ких ареа­лах Зап. А. бы­ли пред­при­ня­ты но­вые по­пыт­ки соз­да­ния пись­ма, уже под влия­ни­ем араб. и ев­роп. куль­ту­ры (и час­то в про­ти­во­вес по­след­ней). Неск. та­ких сис­тем пись­ма по­лу­чи­ли не­ко­то­рое рас­про­стра­не­ние: нко пись­мо (с 1949 для ман­ден язы­ков в Гви­нее и Ма­ли), бас­са (с 1900-х гг. до на­стоящего вре­мени), ваи пись­мо (с 1820-х гг. до на­стоящего вре­мени), кпел­ле (1930-е–1940-е гг.), ло­ма (1930-е–1940-е гг. в Ли­бе­рии), мен­де пись­мо (1921–1940-е гг. в Сьер­ра-Ле­о­не), ба­мум (1896–1950-е гг. в Ка­ме­ру­не). Все пись­мен­но­сти (кро­ме ал­фа­вит­ных нко и бас­са) сло­го­вые. Два ал­фа­ви­та ис­поль­зо­ва­лись для спе­ци­аль­но соз­дан­ных язы­ков в ме­ст­ных по­лу­хри­с­ти­ан­ских об­щи­нах Нигерии – об­бе­ри-окай­ме (1930-е гг., в ареа­ле иби­био-эфик) и «йо­ру­ба» (с 1928). Неск. ал­фа­ви­тов ос­та­лись дос­тоя­ни­ем их ав­то­ров и ино­гда близ­ких им людей – для язы­ков во­лоф (1960-е гг. в Се­не­га­ле), бе­те (1956, Кот-д’Ивуар), две сис­те­мы для язы­ка фу­ла (1950–60-е гг., Ма­ли). О ещё трёх сис­те­мах – ба­гам (эгап; 1910-е гг., Ка­ме­рун), го­ла (1960-е гг., Ли­бе­рия) и гу­ро (Кот-д’Ивуар) – ма­ло что из­вест­но.

В 1920-х гг. был так­же соз­дан ал­фа­вит ос­ма­нья для язы­ка со­ма­ли, к 1970-м гг. вы­тес­нен­ный пись­мом на лат. ос­но­ве. Ис­поль­зо­ва­ние греч. пись­ма в А. все­гда ог­ра­ни­чи­ва­лось греч. язы­ком, как бы­ло пер­во­на­чаль­но и с ла­тин­ским (во вре­ме­на Рим. им­пе­рии). С 18 в. пись­мо на лат. ос­но­ве на­чи­на­ет при­ме­нять­ся для ме­ст­ных язы­ков.

Та­ким об­ра­зом, в нач. 21 в. в А., по­ми­мо лат. и араб. пись­ма, про­дол­жа­ют ис­поль­зо­вать­ся ещё эфи­оп­ское, ти­фи­наг, нко, ваи, бас­са и, очень ог­ра­ни­чен­но, копт­ское.

Традиционная культура

Словесное творчество

Се­вер­ная Аф­ри­ка. О бер­бер­ском фольк­ло­ре см. в ст. Бер­бе­ры. Фольк­лор ара­бов Маг­ри­ба (пес­ни, сказ­ки, по­сло­ви­цы и по­го­вор­ки) бли­зок фольк­ло­ру ара­бов Вос­то­ка. Бы­ту­ет на ал­жир­ском, ма­рок­кан­ском и ту­нис­ском диа­лек­тах араб. язы­ка. Об­ря­до­вая по­эзия пред­став­ле­на сва­деб­ны­ми и по­хорон­ны­ми пес­ня­ми, а так­же пес­ня­ми, свя­зан­ны­ми с му­сульм. празд­ни­ка­ми. В Ал­жи­ре и Ма­рок­ко рас­про­стра­не­ны пес­ни, ис­пол­няе­мые жен­щи­на­ми во вре­мя про­гу­лок в са­ду, стир­ки бе­лья и т. п. (хау­фи), лю­бов­ные пес­ни (ару­би) и их раз­но­вид­ность – «пес­ни на ка­че­лях». По­пу­ля­рен цикл ска­зок о плу­те Жхе, на­по­ми­наю­щих бер­бер­ские сказ­ки о Си Джо­ху.

Осн. осо­бен­но­стью фольк­ло­ра Тро­пи­че­ской Аф­ри­ки яв­ля­ет­ся его ар­ха­ич. ха­рак­тер, что про­яв­ля­ет­ся в ми­фо­ло­гиз­ме, присущем всем жан­рам тра­ди­цион­но­го фольк­ло­ра. Ти­пы ми­фо­ло­гич. сис­тем на­ро­дов Чёр­ной А. оп­ре­де­ля­ют­ся центр. пер­со­на­жем, во­круг ко­то­ро­го цик­ли­зу­ют­ся ми­фы: то­те­ми­че­ский или ан­тро­по­морф­ный пре­док, обо­же­ст­в­лён­ный пра­ви­тель, куз­нец, пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ные яв­ле­ния при­ро­ды. Центр. пер­со­наж мо­жет быть на­де­лён разл. функ­ция­ми, вы­сту­пая как пра­ро­ди­тель че­ло­ве­че­ст­ва, де­ми­ург, со­з­дав­ший всё су­щее, куль­тур­ный ге­рой, пе­ре­дав­ший лю­дям да­ры куль­ту­ры (огонь, зла­ки и пр.), учи­тель пер­вых лю­дей, обу­чив­ший их по­лез­ным на­вы­кам, ре­мёс­лам, хо­зяйств. за­ня­ти­ям и уч­ре­див­ший об­ря­ды и ус­та­нов­ле­ния. В ар­ха­ич. ми­фах этот пер­со­наж не­ред­ко ха­рак­те­ри­зу­ет­ся и как трик­стер, при этом со­вер­шае­мые им ми­фо­ло­гич. дея­ния пред­ста­ют как ре­зуль­тат его трю­ков и про­де­лок (ми­фы сан о куз­не­чи­ке-бо­го­мо­ле Цаг­не, ми­фы на­ро­дов Зап. А. о пау­ке Анан­си и др.). В по­ли­теи­стич. пан­те­о­нах раз­ви­тых ми­фо­ло­гий бо­же­ст­ва раз­гра­ни­че­ны по сво­им функ­ци­ям, и трик­стер обо­соб­ля­ет­ся от де­ми­ур­га, пра­ро­ди­те­ля, гро­мов­ни­ка (трик­сте­ры Лег­ба у фон, Эшу у йо­ру­ба).

То­те­мич. пред­став­ле­ния о пер­во­пред­ке, зоо­морф­ном куль­тур­ном ге­рое ха­рак­тер­ны для ар­ха­ич. ми­фо­ло­гий (фольк­лор буш­мен­ских пле­мён Юж. А.), од­на­ко в отд. ре­лик­тах они об­на­ру­жи­ва­ют­ся и в ста­ди­аль­но бо­лее позд­них ми­фо­ло­гич. сис­те­мах (при­пи­сы­ва­ние то­те­мич. про­ис­хо­ж­де­ния обо­же­ст­в­лён­ным пра­ви­те­лям). С раз­ви­ти­ем куль­та пред­ков, по­лу­чив­ше­го в А. ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние, на пер­вое ме­сто в ми­фо­ло­гии вы­дви­га­ют­ся ан­тро­поморф­ные ро­до­вые пред­ки (де­ми­ур­ги Му­ку­ру у ге­ре­ро, Ун­ку­лун­ку­лу у зу­лу, Мо­ри­мо у су­то-тсва­на, Мбо­ри у зан­де, Мва­ри у вен­да и шо­на, Ле­бе у до­гон, Му­лун­гу у мн. бан­туя­зыч­ных на­ро­дов). Для на­ро­дов, у ко­то­рых скла­ды­ва­лись ран­не­го­су­дарств. об­ра­зо­ва­ния, ха­рак­тер­на са­кра­ли­за­ция вла­сти вер­хов­но­го пра­ви­те­ля; цен­траль­ным пер­со­на­жем их ми­фо­ло­гий ста­но­вит­ся обо­же­ств­лён­ный пре­док пра­вя­щей ди­на­с­тии. Культ пред­ков пра­вя­ще­го ро­да стал гос. ре­ли­ги­ей древ­не­го Бе­ни­на, в го­су­дар­ст­ве ашан­ти; в ми­фах на­ро­дов Ме­ж­о­зе­рья куль­тур­ные ге­рои – «пер­вый пра­ви­тель» гос-ва Ру­ан­да – Киг­ва и его по­то­мок Ги­хан­га, в ми­фах ган­да – обо­же­ст­в­лён­ный пра­ви­тель Кин­ту, у шил­лук – ми­фич. пре­док пра­ви­те­лей Ньи­канг, у ру­ан­да – Ри­ан­гом­бе.

Не­ред­ко гла­вен­ст­во вер­хов­но­го бо­жест­ва по­ли­теи­стич. пан­те­о­на чис­то но­ми­наль­ное, то­гда как бо­ги, во­шед­шие в пан­те­он как «вто­ро­сте­пен­ные» (его «де­ти», «слу­ги»), со­хра­ни­ли свою кон­крет­ную об­ласть дея­тель­но­сти, свои функ­ции. Ха­рак­те­ри­сти­ка гла­вы пан­те­о­на очень не­оп­ре­де­лён­на: это не­кое аб­ст­ракт­ное «не­бес­ное бо­же­ст­во», чья связь с при­род­ны­ми яв­ле­ния­ми вы­ра­же­на сла­бо, чёт­ко оп­ре­де­ле­на лишь его функ­цио­наль­ная роль во­ж­дя пан­те­о­на.

Соб­ст­вен­но кос­мо­го­нич. ми­фы, по­ве­ст­вую­щие о про­ис­хо­ж­де­нии кос­мо­са и его струк­ту­ры, у афр. на­ро­дов не слиш­ком рас­про­стра­не­ны, ус­ту­пая ме­сто сю­же­там о про­ис­хо­ж­де­нии че­ло­ве­ка и на­ро­дов, жи­вот­ных и рас­те­ний, ре­мё­сел и др. ви­дов хо­зяйств. дея­тель­но­сти, се­мей­но-брач­ных и со­ци­аль­ных от­но­ше­ний, уч­ре­ж­де­нии обы­ча­ев и об­ря­дов. Имею­щие ме­ж­ду со­бой мно­го об­ще­го слож­ные ми­фо­ло­гич. сис­те­мы до­гон и бам­бара (Зап. А.), на не­сколь­ко по­ряд­ков от­ли­чаю­щие­ся от ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ний, ха­рак­тер­ных для боль­шин­ст­ва афр. на­ро­дов, пред­став­ля­ют со­бой ско­рее ис­клю­че­ние из об­ще­го пра­ви­ла. По­ла­га­ют, что в соз­да­нии этих сис­тем зна­чит. роль при­над­ле­жа­ла жре­че­ско­му ин­сти­ту­ту, по­лу­чив­ше­му в Зап. А. ши­ро­кое раз­ви­тие бла­го­да­ря су­ще­ст­во­ва­нию тай­ных об­ществ. Об этом эзо­те­рич. зна­нии, дос­туп­ном уз­ко­му кру­гу по­свя­щён­ных, да­ют пред­став­ле­ние ма­те­риа­лы М. Грио­ля и учё­ных его шко­лы, ис­сле­до­вав­ших ми­фы до­гон, бам­ба­ра, мо­си, ма­лин­ке, бо­зо и др.

Вме­сте с тем бо­же­ст­ва, оли­це­тво­ряю­щие солн­це, лу­ну, ат­мо­сфер­ные яв­ле­ния, не­ред­ко фи­гу­ри­ру­ют в афр. ми­фах как цен­траль­ные. Наи­бо­лее от­чёт­ли­во это вы­ра­же­но в фольк­ло­ре хад­за­пи Вост. А., у ко­то­рых Ишо­ко (Солн­цу) при­над­ле­жит гла­вен­ст­вую­щая роль: он уст­раи­ва­ет мир, а Хай­нэ (Лу­на) по­мо­га­ет ему и вы­пол­ня­ет его по­ру­че­ния. Ишо­ко – де­ми­ург и куль­тур­ный ге­рой, он соз­дал лю­дей и жи­вот­ных, раз­де­лив по­след­них на ди­ких и до­маш­них; ука­зал лю­дям и жи­вот­ным на их пи­щу, рас­пре­де­лил ме­ж­ду пле­ме­на­ми хад­за­пи, а так­же бан­ту бла­га, оп­ре­де­лил за­ня­тия для раз­ных пле­мён и дал им ору­дия и ору­жие со­от­вет­ст­вен­но этим за­ня­ти­ям; на­учил хад­за­пи ри­ту­аль­ным тан­цам и дал им муз. ин­ст­ру­мен­ты.

Не­бес­ное бо­же­ст­во-гро­мов­ник фи­гу­ри­ру­ет в ми­фах мн. афр. на­ро­дов (Ле­за у бан­туя­зыч­ных на­ро­дов Тро­пи­ч. А., Нгаи – у ма­саи, ки­куйю, кам­ба). Воз­ник­нув как пер­со­ни­фи­ка­ция ат­мо­сфер­ных при­род­ных яв­ле­ний, бо­же­ст­ва-гро­мов­ни­ки мо­ди­фи­ци­ро­ва­лись под влия­ни­ем пред­став­ле­ний, свя­зан­ных с куль­том пред­ков. С дру­гой сто­ро­ны, и пер­во­пред­ки на­де­ля­лись чер­та­ми, ха­рак­тер­ны­ми для гро­мов­ни­ков. Пу­тём взаи­мо­про­ник­но­ве­ния и слия­ния этих пред­став­ле­ний скла­ды­вал­ся ми­фо­ло­гич. тип пред­ка-гро­мов­ни­ка (Мва­ри, Му­лун­гу и др.).

Ми­фо­ло­гич. сю­жет о про­ис­хо­ж­де­нии че­ло­ве­ка свя­зан с дея­тель­но­стью пра­роди­те­лей и де­ми­ур­гов – то­те­ми­че­ских и ан­тро­по­морф­ных пред­ков и бо­жеств. Со­глас­но наи­бо­лее ар­хаич. пред­став­ле­ни­ям, де­ми­ург вме­сте с людь­ми и жи­вот­ны­ми вы­хо­дит из-под зем­ли, из тро­ст­ни­ка, «свя­щен­но­го де­ре­ва» пред­ков. По дру­гим ми­фам, бо­же­ст­во по­ро­ж­да­ет, со­тво­ря­ет, ле­пит из гли­ны, зем­ли лю­дей и жи­вот­ных. В ми­фо­ло­ги­ях, где фи­гу­ри­ру­ет «не­бес­ное» вер­хов­ное бо­же­ст­во, пре­ва­ли­ру­ют пред­став­ле­ния о спус­ке пер­вых лю­дей вме­сте с до­маш­ни­ми жи­вот­ны­ми с не­ба.

По­лу­чив дар веч­ной жиз­ни, лю­ди тот­час же ли­ша­ют­ся это­го бес­цен­но­го да­ра, и по их ви­не в мир при­хо­дит смерть. Сю­же­ты о про­ис­хо­ж­де­нии смер­ти на Зем­ле очень мно­го­чис­лен­ны и те­ма­ти­че­ски под­раз­де­ля­ют­ся на неск. групп: при­чи­на по­яв­ле­ния смер­ти – на­ру­ше­ние за­пре­та или ус­та­нов­ле­ний бо­же­ст­ва, не­пра­виль­ный вы­бор, мед­ли­тель­ность по­сыль­но­го с ве­с­тью о веч­ной жиз­ни, ко­то­ро­го опе­ре­жа­ет по­сыль­ный с ве­стью о смер­ти, и др.

На­ря­ду с ми­фа­ми о «пер­вич­ном» про­ис­хо­ж­де­нии тех или иных благ куль­туры, су­ще­ст­ву­ют так­же «вто­рич­ные» ми­фы, по­ве­ст­вую­щие, соб­ст­вен­но, не о про­ис­хо­ж­де­нии, а о по­яв­ле­нии у тех или иных пер­со­на­жей, пле­мён этих благ, по­лу­чен­ных, ук­ра­ден­ных, до­бы­тых ими у преж­них вла­дель­цев. Те­ма­ти­ка вто­рич­ных ми­фов как бы по­вто­ря­ет те­ма­ти­ку ми­фов о пер­вич­ном про­ис­хо­ж­де­нии, об­ра­зуя свое­об­раз­ные па­ры по­ня­тий: веч­ная жизнь – ожив­ле­ние умер­ших, про­ис­хо­ж­де­ние ба­буи­нов – их воз­ро­ж­де­ние по­сле то­го, как они ис­чез­ли с ли­ца зем­ли, и т. п.

Кро­ме ми­фов как та­ко­вых, в фольк­ло­ре суб­са­хар­ской А. дос­та­точ­но ши­ро­ко, хо­тя и не­од­но­род­но, пред­став­ле­ны др. жан­ро­вые ка­те­го­рии – жи­вот­ная, вол­шеб­ная, но­вел­ли­сти­че­ская (бы­то­вая) сказ­ка, бы­лич­ка, бас­ня, пе­сен­ная по­эзия, ма­лые фор­мы (за­кли­на­ния, за­гад­ки, по­сло­ви­цы, по­го­вор­ки). Аф­ри­кан­ская сказ­ка о жи­вот­ных мо­жет быть на­зва­на клас­сич. фор­мой жан­ра в сис­те­ме ми­ро­во­го фольк­ло­ра. На­ря­ду с её клас­сич. ва­ри­ан­том с ге­ро­ем – жи­вот­ным-трик­сте­ром (у на­ро­дов Зап., Вост. и Центр. А.) на­ли­че­ст­ву­ет ар­ха­ич. ва­ри­ант, ге­рой ко­торо­го бли­зок к ми­фо­ло­гич. трик­сте­ру (фольк­лор сан Юж. А., цик­лы ска­зок о пау­ке в фольк­ло­ре Зап. А.), и ста­ди­аль­но бо­лее позд­ний ва­ри­ант жан­ра – сказ­ка о жи­вот­ных ба­сен­но­го ти­па, а так­же цик­лы о хит­ре­це и плу­те, ге­ро­ем ко­то­рых яв­ля­ет­ся уже не жи­вот­ный трик­стер, а че­ло­век – Абу Ну­вас, Си Дже­ха и др. (в фольк­ло­ре Вост., Зап., а так­же Сев. А.).

Аф­ри­кан­ская вол­шеб­ная сказ­ка мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как ар­хаи­че­ская ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ная фор­ма клас­си­че­ской (ми­ро­вой) вол­шеб­ной сказ­ки, од­на­ко у не­ко­то­рых на­ро­дов Зап. и Вост. А. от­ме­че­ны на­ря­ду с ар­ха­ич. фор­ма­ми и ти­пич­ные вол­шеб­ные сказ­ки с тра­диц. ге­ро­ем, клас­сич. мно­го­хо­до­вой раз­ра­бот­кой сю­же­та, за­кре­п­лён­ной по­сле­до­ва­тель­но­стью мо­ти­вов в сю­же­те, и т. п. Это обу­слов­ли­ва­ет­ся как бо­лее вы­со­ким ста­ди­аль­ным уров­нем об­ще­ст­вен­но-ис­то­рич. раз­ви­тия этих на­ро­дов, дос­тиг­ших ран­ней го­су­дар­ст­вен­но­сти, так и влия­ни­ем араб. фольк­ло­ра, при­шед­ше­го вме­сте с му­сульм. куль­ту­рой (Зап. А.), инд. куль­ту­ры вку­пе с араб­ской (Вост. А.) и ев­ро­пей­ской (пор­ту­галь­ской) тра­ди­ции (Ан­го­ла).

Эпич. творчество, воз­ник­но­ве­ние ко­то­ро­го обу­слов­ле­но дос­та­точ­но вы­со­ким уров­нем со­ци­аль­но­го раз­ви­тия, про­цес­са­ми эт­нич. кон­со­ли­да­ции и фор­ми­ро­ва­ния го­су­дар­ст­вен­но­сти, об­на­ру­жи­ва­ет­ся не у всех афр. на­ро­дов. Диа­па­зон раз­но­вид­но­стей афр. эпо­сов вклю­ча­ет та­кие ка­те­го­рии, как ран­ние, клас­сич. и позд­ние эпич. фор­мы. Это ге­роич. сказ­ка (у су­то, су­бийя, со­нин­ке, хау­са), ска­зоч­но-ми­фо­ло­гич. эпос (пре­да­ния ам­бун­ду о Су­ди­ка-Мбам­би, ньян­га о Мвин­до, фанг об Ако­ма Мба), «ис­то­ри­че­ские» эпо­сы разл. ста­ди­аль­ных уров­ней – «эт­ни­че­ский» эпос (пре­да­ния мон­го о Ли­ан­жа и Нсон­го, пре­дания бо­зо о Фа­ра­не), «го­су­дар­ст­вен­ный» эпос (пре­да­ния ман­ден о Сун­дь­я­те, ос­но­ва­те­ле древ­не­го цар­ст­ва Ма­ли), эпи­ко-ис­то­рич. фор­мы (со­цио­ло­ги­зи­ро­ван­ные эпич. пре­да­ния бам­ба­ра о Ба­ка­рид­жа­не, зу­лус­ские пре­да­ния о Ча­ке); на­ря­ду с эти­ми ран­ни­ми до­ли­те­ра­тур­ны­ми фор­ма­ми су­ще­ст­ву­ют так­же и позд­ние внут­ри­ли­те­ра­тур­ные эпо­сы (суа­хи­лий­ские пре­да­ния о Ли­он­го Фу­мо).

Музыкальное творчество

Музыкант Тунисского национального ансамбля – исполнитель на литаврах наккарат. 1972.

Му­зы­ка Се­вер­ной Аф­ри­ки вклю­ча­ет 2 осн. вет­ви – бер­бер­скую и араб­скую. В син­кре­тич. куль­ту­ре бер­бе­ров зна­чит. роль иг­ра­ет рес­пон­сор­ное пе­ние, сре­ди муз. ин­ст­ру­мен­тов пре­об­ла­да­ют мем­бра­но­фо­ны. Уча­стие в раз­ных ви­дах му­зи­ци­ро­ва­ния рег­ла­мен­ти­ру­ет­ся по со­ци­аль­но-по­ло­вым при­зна­кам: раз­де­ля­ет­ся уча­стие за­муж­них жен­щин и де­ву­шек, раз­ли­ча­ют­ся муж­ские и жен­ские жан­ры и ин­ст­ру­мен­ты. Осн. ви­ды араб­ской му­зы­ки близ­ки тра­ди­ци­ям все­го ара­бо-му­сульм. ми­ра, рас­про­стра­не­ны жан­ры куль­то­вой му­зы­ки (воз­гла­ше­ние аза­на в стра­нах Маг­ри­ба от­ли­чает­ся бóльшим ме­ло­дич. бо­гат­ст­вом). Зна­чит. ме­сто при­над­ле­жит ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ке, ве­ду­щий жанр клас­сич. проф. му­зы­ки афр. ара­бов – ну­ба. Сис­те­ма ма­ка­мов (в Сев. А. пре­иму­ще­ст­вен­но под названием та­ба, в Мав­ри­та­нии – бхар) вклю­ча­ет, на­ря­ду с обще­араб­ски­ми, маг­риб­ские ла­ды и рит­мич. фор­му­лы. Рас­про­стра­нён жанр ша­а­би, объ­еди­нив­ший бер­бер­ские и ара­бо-тур. муз. осо­бен­но­сти. Спе­ци­фич. ин­ст­ру­мен­ты – мав­ри­тан­ская ар­фа ар­дин, лют­ня с длин­ной шей­кой гу­ин­бри (ве­ро­ят­но, по­то­мок др.-егип. лют­ни).

Му­зы­ка Тро­пи­че­ской Аф­ри­ки об­ла­да­ет ря­дом об­щих черт, обу­слов­лен­ных син­кре­тич. ти­пом куль­ту­ры, боль­шой ро­лью пе­ния и иг­ры на ин­ст­ру­мен­тах в об­ря­дах и др. фор­мах об­ществ. жиз­ни, раз­де­ле­ни­ем проф. му­зы­ки вы­со­кой тра­ди­ции (при­двор­ная, куль­то­вая) и фольк­ло­ра, муж­ских и жен­ских тра­ди­ций. Со­хра­ня­ют­ся ар­ха­ич. фор­мы му­зи­ци­ро­ва­ния (в охот­ничь­их об­ря­дах, це­ре­мо­ни­ях ини­циа­ции, об­ря­дах тай­ных об­ществ и др.). Ти­пич­но раз­ви­тое во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ное и ан­самб­ле­вое инструментальное му­зи­ци­ро­ва­ние с пре­об­ла­даю­щей ро­лью удар­ных (пре­им. ба­ра­ба­нов) и шу­мо­вых ин­ст­ру­мен­тов. Рас­про­стра­не­ны ла­мел­ла­фо­ны – ин­ст­ру­мен­ты спе­ци­фич. ти­па, не встре­чаю­ще­го­ся ни­где, кро­ме Тро­пич. А. Од­ним из осн. вы­ра­зит. средств яв­ля­ет­ся ритм с ха­рак­тер­ной ан­самб­ле­вой по­ли­рит­ми­ей. Один из важ­ней­ших прин­ци­пов в ор­га­ни­за­ции му­зы­ки – ос­ти­на­то. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­но рес­пон­сор­ное и ан­ти­фон­ное пе­ние, ха­рак­тер­но со­су­ще­ст­во­ва­ние од­но­го­ло­сия и мно­го­го­ло­сия (не­ред­ко в прак­ти­ке од­но­го и то­го же на­ро­да). Зву­ко­ряд­ная ос­но­ва – пен­та­то­ни­ка, встре­ча­ют­ся и др. ин­тер­валь­ные сис­те­мы (диа­то­ни­ка, мик­ро­хро­ма­ти­ка). Зна­чит. влия­ние на тра­диц. му­зы­ку ока­за­ло рас­про­стра­не­ние араб. свет­ской и ре­лиг. куль­ту­ры. У на­ро­дов, ис­пы­тав­ших влия­ние хри­сти­ан­ст­ва, вы­ра­бо­та­лись спе­ци­фич. сме­шан­ные фор­мы му­зы­ки. На ру­бе­же 19–20 вв. на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние гор. сти­лей, ос­но­ван­ных на сме­ше­нии ме­ст­ных и за­им­ст­во­ван­ных эле­мен­тов.

Гриот из Бенина.

При этом му­зы­ка Тро­пич. А. ха­рак­тери­зу­ет­ся мно­же­ст­вом раз­но­об­раз­ных ло­каль­ных сти­лей, ко­то­рые рас­смат­ри­ва­ют­ся в со­от­вет­ст­вии с при­ня­тым де­ле­ни­ем её тер­ри­то­рии на 6 ис­то­ри­ко-эт­но­гра­фич. об­лас­тей: Зап., Центр., Юж., Сев.-Вос­точ­ную, Вос­точ­ную, Ма­да­га­с­кар­скую ост­ров­ную.

Наи­бо­лее слож­ная и пё­ст­рая по со­ста­ву – му­зы­ка За­пад­ной Аф­ри­ки. Ар­ха­ич. фор­мы му­зи­ци­ро­ва­ния, вос­хо­дя­щие к про­то­ци­ви­ли­за­ци­ям йо­ру­ба и игбо, со­хра­ня­ют связь с пред­став­ле­ния­ми о сверхъ­ес­те­ст­вен­ном про­ис­хо­ж­де­нии му­зы­ки, от­но­ше­ние к му­зы­ке как к по­сред­ни­ку ме­ж­ду людь­ми и ми­ром ду­хов; ха­рак­тер­на са­кра­ли­за­ция и та­буи­за­ция муз. ин­ст­ру­мен­тов, рит­мов, на­пе­вов, на­сле­до­ва­ние сек­ре­тов из­го­тов­ле­ния ин­ст­ру­мен­тов и иг­ры на них, пе­ния. От­но­ше­ние к зву­ку как к ма­гич. си­ле осо­бен­но вы­ра­же­но в му­зы­ке тай­ных об­ществ и прак­ти­ке кол­ду­нов, ис­поль­зую­щих муз. ат­ри­бу­ты (напр., ис­ка­жаю­щие го­лос мас­ки: лес­но­го чу­до­ви­ща Гби­ни у гбе­не, Бег­бо у дан; гу­дел­ка в куль­те Оро у йо­ру­ба).

Об­щин­ная му­зы­ка пред­став­ле­на мно­го­числ. тру­до­вы­ми (пес­ни кось­бы и греб­ли у кон­ком­ба, сбо­ра ри­са у дан), охот­ничь­и­ми, ка­лен­дар­ны­ми пес­ня­ми. Рас­про­стра­не­ны пес­ни по­гре­баль­ные, во­ен­ные (эпич. во­ен­ные пес­ни мвет у фанг), пес­ни об­ря­дов ини­циа­ции, по­кло­не­ния ду­хам. Об­ря­до­вые дей­ст­ва не­редко транс­фор­ми­ру­ют­ся в мас­ка­ра­ды, ноч­ные тан­цы, со­стя­за­ния в со­про­во­ж­де­нии удар­но-шу­мо­вой му­зы­ки. Мно­го­чис­лен­ны лю­бов­ные ли­рич. пес­ни.

Вы­со­кая тра­ди­ция скла­ды­ва­лась при дво­рах во­ж­дей, где бы­ла ча­стью эти­ке­та и це­ре­мо­ниа­ла, поз­же – в ис­ла­ми­зи­ров. гос-вах Га­на, Ма­ли, Сон­гаи и др. В прак­ти­ку во­шли при­двор­ные кон­цер­ты (да­рен джу­маа в Ни­ге­рии). Сло­жилась кас­та проф. му­зы­кан­тов (ко­ро­лев­ские ска­зи­те­ли аро­ки­ны, менд­за­ны, джа­ли; см. Гри­от), в ре­пер­ту­ар ко­то­рых вхо­ди­ли хва­леб­ные пес­ни, ис­то­рич. ска­за­ния; на­ря­ду с дер­ви­ша­ми они бы­ли и стран­ст­вую­щи­ми му­зы­кан­та­ми. Боль­шую роль в при­двор­ном це­ре­мо­ниа­ле по-преж­не­му иг­ра­ют ан­самб­ли и ор­ке­ст­ры, со­стоя­щие из ба­ра­ба­нов, ро­гов ан­ти­ло­пы, бив­ней сло­на, ме­тал­лич. труб.

Музыкант с арфой эннанга (Уганда). 1967.

У раз­ных эт­нич. групп раз­лич­ны прин­ци­пы зву­ко­из­вле­че­ния и кри­те­рии «кра­со­ты» и «пра­виль­но­сти» зву­ка: у бо­пои­ноу при­ня­то мяг­кое по тем­бру, спо­кой­ное пе­ние, у акан, эве, га – от­кры­тый звук, фаль­цет, пе­ние в ро­де йод­лей. Сре­ди ин­ст­ру­мен­тов пре­об­ла­да­ют ба­ра­ба­ны – ци­лин­д­ри­че­ские, ко­ну­со­об­раз­ные, в фор­ме пе­соч­ных ча­сов, в ви­де гли­ня­ных со­су­дов, во­дя­ные, ще­ле­вые. Раз­ви­та тра­ди­ция т. н. го­во­ря­щих ба­ра­ба­нов (дун-дун у йо­ру­ба, нтум­пе­не у акан), спо­соб­ных вос­про­из­во­дить рит­мо­ин­то­на­ци­он­ный ри­су­нок ре­чи. Ба­ра­ба­ны, а так­же разл. аэ­ро­фо­ны ис­поль­зу­ют­ся как сиг­наль­ные для пе­ре­да­чи со­об­ще­ний на рас­стоя­нии и в тор­жеств. слу­ча­ях для сла­во­сло­вий. Мно­го­об­раз­ны идио­фо­ны – ла­мел­ла­фо­ны, кси­ло­фо­ны, гон­ги, ко­ло­коль­чи­ки, тре­щот­ки, по­гре­муш­ки. Рас­про­стра­не­ны аэ­ро­фо­ны – флей­ты, тру­бы, сви­ст­ки, ока­ри­ны. Са­мая ма­ло­чис­лен­ная и позд­няя по про­ис­хо­ж­де­нию груп­па – струн­ные (за­не­се­ны с се­ве­ра ко­чев­ни­ка­ми-фуль­бе): смыч­ко­вые од­но­струн­ные есть у туа­регов (им­зад), тем­не; раз­но­об­раз­ны ар­фы и цит­ры; 21-струн­ная ко­ра (у ман­дин­го) – пред­ста­ви­тель­ни­ца уни­каль­ного, встре­чаю­ще­го­ся толь­ко в Зап. А. ти­па – ар­фо­лют­ни, объ­е­ди­няю­щей при­зна­ки двух раз­ных ти­пов струн­ных; из­вест­ны разл. фор­мы му­зы­каль­но­го лу­ка, в т. ч. мно­го­струн­ный (т. н. плу­ри­арк). У ис­ла­ми­зи­ров. на­ро­дов рас­про­стра­не­ны щип­ко­вые.

В кре­оль­ской му­зы­ке Ат­лан­ти­че­ской по­доб­ла­сти ска­за­лось влия­ние зап.-хри­сти­ан­ской куль­ту­ры и свет­ских форм му­зы­ки и муз. жиз­ни зап. об­раз­ца. С 1930–1940-х гг. рас­про­стра­ни­лись за­им­ст­во­ва­ния из США и стран Ка­риб­ско­го бас­сей­на (спи­ри­чу­элы, блюз, джаз, со­ул).

В Цен­траль­ной Аф­ри­ке наи­бо­лее ар­ха­ич. пласт со­став­ля­ет во­каль­ная му­зы­ка пиг­ме­ев (пес­ни охот­ни­ков, сбор­щи­ков мё­да, ко­лы­бель­ные, пла­чи) со спе­ци­фич. тех­ни­кой пе­ния (напр., мно­го­го­ло­сие ти­па го­ке­та) и осо­бы­ми спо­со­ба­ми зву­ко­из­вле­че­ния (пе­ние с за­жа­тым но­сом, разл. гор­ло­вые эф­фек­ты и др.).

Бродячий музыкант с музыкальным луком (Уганда).

Мно­гие муз.-тан­це­валь­ные тра­ди­ции кон­го, те­ке, лу­ба, бан­да, азан­де, чо­к­ве, мбун­ду, бем­ба свя­за­ны с куль­та­ми, вклю­ча­ют­ся в об­ря­ды ини­циа­ции юно­шей и де­ву­шек, по­свя­ще­ния в чле­ны тай­ных об­ществ, об­ще­ния с ду­ха­ми пред­ков, вра­че­ва­тель­ные об­ря­ды (напр., ин­ки­ри у ба­те­ка).

В су­ще­ст­во­вав­ших на тер­ри­то­рии Центр. А. ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ни­ях – Кон­го, Лун­да, Лу­ба, Бу­шон­го, Ндон­го и др. – сре­ди важ­ней­ших сим­во­лов вла­сти бы­ли спе­ци­фич. муз. ат­ри­бу­ты, в т. ч. ко­ро­лев­ский ба­ра­бан. В при­двор­ных це­ре­мо­ни­аль­ных дей­ст­вах уча­ст­во­ва­ли при­ви­ле­ги­ров. проф. му­зы­кан­ты и тан­цо­ры. Со­хра­ни­лось иск-во грио­тов. В свя­зи с хри­стиа­ни­за­ци­ей зна­чит. час­ти на­се­ле­ния сфор­ми­ро­вал­ся слой му­зы­ки, со­че­таю­щий эле­мен­ты бо­го­слу­жеб­ной му­зы­ки и ме­ст­ных сти­лей. Рас­про­стра­не­ны фор­мы куль­то­вой му­зы­ки ис­ла­ма. Из ин­ст­ру­мен­тов наи­бо­лее раз­но­об­раз­ны ба­ра­ба­ны – двух­сто­рон­ние ци­лин­д­ри­че­ские (фу­ла­ма, нсо­ло, ндун­гу), в фор­ме пе­соч­ных ча­сов (ки­сун­гу, мао­ма), ще­ле­вые. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­на тра­ди­ция «го­во­ря­щих» ба­ра­ба­нов. Др. ин­ст­ру­мен­ты: разл. кси­ло­фо­ны (ма­рим­ба), ла­мел­ла­фо­ны (сан­за/цан­ца, ли­кем­бе), флей­ты, тру­бы из ро­га, языч­ко­вый ал­гаи­та (у хау­са; ин­ст­ру­мент араб. про­ис­хо­ж­де­ния), цит­ры (бан­го, нзен­зе, ма­фи­ли), смыч­ко­вые (кам­по), раз­но­вид­но­сти му­зы­каль­но­го лу­ка (мвет, мтьан­га­ла; об­ря­до­вый ин­ст­ру­мент, у не­ко­то­рых на­ро­дов жен­ский).

Традиция амхара. Святой Яред поёт в сопровождении священников с барабанами и систрами. Миниатюра рукописной книги «Диггуа». Ок. 500.

По­пу­ляр­ная не­от­ра­ди­ци­он­ная му­зы­ка вклю­ча­ет аф­роа­мер. и аф­ро­ку­бин­ские влия­ния. Раз­ви­ва­ет­ся хо­ро­вое ис­пол­ни­тель­ст­во совр. зап. ти­па.

В Юж­ной Аф­ри­ке так­же со­хра­ни­лись ар­ха­ич. слои му­зы­ки. Это гл. обр. муз.-тан­це­валь­ные тра­ди­ции охот­ни­чьих и др. ри­туа­лов сан и кой-ко­ин, у пред­ков ко­то­рых бы­ла раз­ви­та муз. ми­фо­ло­гия. Ха­рак­тер­но пре­об­ла­да­ние во­каль­ной му­зы­ки – хо­ро­вой (пре­им. мно­го­го­лос­ной) и соль­ной, при­ме­ня­ет­ся тех­ни­ка йод­ли­ро­ва­ния; осн. ин­ст­ру­мент – му­зы­каль­ный лук гóра.

Древ­ние тра­ди­ции на­ро­дов бан­ту – шо­на, нде­бе­ле, ма­куа, вен­да, тсон­га, су­то, тсвана, овам­бо, ге­ре­ро, сва­зи – со­хра­ни­лись в ви­де отд. обы­ча­ев и об­ря­дов. Од­на из ти­пич­ных форм – тан­це­валь­ное пред­став­ле­ние в со­про­во­ж­де­нии ин­ст­ру­мен­таль­но­го ан­самб­ля. Осн. ин­ст­ру­мен­таль­ный стиль – т. н. зим­баб­вий­ско-мо­зам­бик­ский, ос­но­ву ко­то­ро­го со­став­ля­ет кси­ло­фон­ная му­зы­ка; вы­де­ля­ют­ся сле­дую­щие тра­ди­ции: тим­би­ла у чо­пи; му­хам­би у тсва­на; ва­лим­ба, или ма­рим­ба, у ньика, куа­бо, бар­ви, ндау; ман­гви­ло и дим­би­ла у ма­куа, ма­кон­де. По­пу­ляр­ность со­хра­ня­ет мго­до – клас­сич. му­зы­ка кси­ло­фон­ной тра­ди­ции чо­пи. Проф. иг­ра на кси­ло­фо­не мби­ла от­ли­ча­ет­ся осо­бой вир­ту­оз­но­стью; ис­пол­ни­те­ли-муж­чи­ны, как пра­ви­ло, по­томств. му­зы­кан­ты. Другой ин­ст­ру­мен­таль­ный стиль, осо­бен­но ха­рак­тер­ный для шо­на,– му­зы­ка ла­мел­ла­фо­нов мби­ра. 4 раз­но­вид­но­сти мби­ра (дза вад­зи­му, нья­ри, ван­дау и ка­лим­ба) ис­поль­зу­ют­ся ка­ж­дая в оп­ре­де­лён­ных це­ре­мо­ни­ях (пер­вая – в об­ря­де об­ще­ния с ду­ха­ми пред­ков). Оформ­ле­ние ин­ст­ру­мен­таль­ных, а так­же не­ко­то­рых во­каль­ных тра­ди­ций (напр., ис­то­рич. ска­за­ния) вос­хо­дит к вы­со­кой тра­ди­ции ср.-век. ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ний юго-вост. по­бе­ре­жья. В Мо­но­мо­та­пе му­зы­кан­ты со­став­ля­ли слож­ную ие­рар­хич. струк­ту­ру и поль­зо­ва­лись осо­бы­ми при­ви­ле­гия­ми (напр., проф. при­двор­ные шу­ты ма­ром­бе име­ли пра­во в пе­сен­ной фор­ме под­вер­гать осу­ж­де­нию по­ступ­ки гос­по­ди­на).

Ха­рак­тер­но на­ли­чие слож­ной сис­те­мы форм, жан­ров, раз­ви­той муз. тер­ми­но­ло­гии. У су­то ин­ст­ру­мен­ты и во­каль­ные сти­ли клас­си­фи­ци­ру­ют­ся со­глас­но спо­со­бу из­вле­че­ния зву­ка («ли­лет­са тса мат­со­хо» – ру­ка­ми и «ли­лет­са тса мо­лохо» – гу­ба­ми) и рас­по­ло­же­нию му­зыкан­та во вре­мя ис­пол­не­ния («хо эн­гое» – стоя на мес­те и «ка мао­то» – двига­ясь). Со­от­вет­ст­вен­но пес­ни раз­ли­ча­ют­ся как пес­ни «без дви­же­ний», в ко­то­рые вхо­дят ко­лы­бель­ные, тай­ные пес­ни об­ря­да ини­циа­ции маль­чи­ков (ли­кома), за­кли­на­ния до­ж­дя (тха­пе­ло), по­хо­рон­ные жен­ские пла­чи и мн. др., и пес­ни-тан­цы, изо­бра­жаю­щие тру­до­вые про­цес­сы. Ис­поль­зо­ва­ние ка­ж­до­го ин­ст­ру­мен­та функ­цио­наль­но ог­ра­ни­че­но; так, од­но­сто­рон­ний ба­ра­бан (мо­ро­па) со­про­во­ж­да­ет жен­ские тан­цы и пес­ни де­ву­шек в це­ре­мо­нии по­свя­ще­ния; двух­сто­рон­ний ба­ра­бан (се­ку­пи) ис­поль­зу­ет­ся в ша­ман­ских ри­туа­лах; му­зы­каль­ный лук с ре­зо­на­то­ром (ле­си­ба) при­меня­ет­ся пас­ту­ха­ми. У вен­да по­ня­тия «у им­ба», «у ам­ба» и «у рен­да» оп­ре­де­ля­ют пе­ние, речь под му­зы­ку и ре­чи­ти­ро­ва­ние. Муз.-тан­це­валь­ные фор­мы от­ли­ча­ют­ся осо­бой слож­но­стью мет­ро­рит­мич. струк­ту­ры; осо­бое зна­че­ние име­ют дет­ские и юно­ше­ские иг­ро­вые пес­ни-тан­цы. У шо­на пре­об­ла­да­ет кол­лек­тив­ное му­зи­ци­ро­ва­ние, в пе­нии есть эле­мен­ты по­ли­фо­нии (в т. ч. ка­нон), ти­пич­на по­ли­рит­мия. Хо­ро­вое пе­ние ма­та­бе­ле, ма­куа, ма­кон­де вклю­ча­ет дви­же­ние па­рал­лель­ны­ми ин­тер­ва­ла­ми; ха­рак­тер­но рез­кое, прон­зи­тель­ное зву­ча­ние го­ло­сов.

Муз. ин­ст­ру­мен­та­рий ис­пы­тал влия­ние Юго-Вост. Азии. Кро­ме кси­ло­фо­нов и ла­мел­ла­фо­нов ис­поль­зу­ют­ся ба­ра­ба­ны (у не­ко­то­рых на­ро­дов по­чи­та­ют­ся как ре­ли­к­вии), т. н. зем­ля­ной ба­ра­бан (из­вес­тен толь­ко в Юж. А.), флей­ты, тру­бы, кос­тя­ные и де­рев. сви­ст­ки, му­зы­каль­ный лук мвет, цит­ра бан­го.

Влия­ние ара­бов вы­ра­зи­лось в рас­про­стра­не­нии скрип­ки в араб­ском строе, буб­на (даф), приё­мах ис­пол­не­ния во­каль­ной му­зы­ки.

Для Мо­зам­би­ка ха­рак­тер­но влия­ние пор­туг. куль­ту­ры, для ЮАР – сме­ше­ние зап. и афр. тра­ди­ций, в т. ч. в об­лас­ти цер­ков­ной му­зы­ки, ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние ев­роп. ин­ст­ру­мен­тов.

Му­зы­ка Вос­точ­ной Африки, ос­но­ву ко­то­рой со­став­ля­ют тра­ди­ции на­ро­дов бан­ту, от­ли­ча­ет­ся от­но­сит. це­ло­ст­но­стью. Пе­ние, та­нец и иг­ра на ин­ст­ру­мен­тах со­про­во­ж­да­ют об­ря­ды ини­циа­ции, об­ряд, пред­ше­ст­вую­щий охо­те на сло­нов (у го­го); му­зы­каль­ный лук (ута) ис­поль­зу­ет­ся как ат­ри­бут зна­ха­ря у на­ро­дов нам­ба.

На ос­но­ве взаи­мо­дей­ст­вия куль­ту­ры бан­ту с ни­лот­ской и ку­шит­ской раз­ви­лась проф. тра­ди­ция при­двор­ной му­зы­ки. Од­ним из при­зна­ков ко­ро­лев­ской вла­сти был ба­ра­бан – муд­жа­гу­зо (Бу­ган­да), ин­ча­бе (Ру­ан­да); та­кие ба­раба­ны встре­ча­ют­ся в совр. Тан­за­нии и у на­ро­дов, пред­ки ко­то­рых со­став­ля­ли в до­ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од на­се­ле­ние Бу­ган­ды, Бунь­о­ро, Ан­ко­ле, То­ро (тер­ри­то­рия совр. Уган­ды), Ру­ан­ды, Бу­рун­ди. Проф. му­зы­кан­ты для дво­ра от­би­ра­лись сре­ди ари­сто­кра­тов (Ан­ко­ле) ли­бо ра­бов (Бу­ке­ре­бе) и об­ла­дали вы­со­ким со­ци­аль­ным ста­ту­сом, в не­ко­то­рых ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ни­ях со­став­ляя кас­ты (напр., в Ру­ан­де в ан­самб­ле флейт ин­сен­го иг­ра­ли толь­ко чле­ны кла­на Аба­син­ди). К при­двор­ной тра­ди­ции вос­ходят хва­леб­ные пес­ни для го­ло­са и 8-струн­ной ар­фы (эн­нан­га), це­ре­мо­ни­аль­ная му­зы­ка амаг­ва­ла (тру­бы из ро­га и ба­ра­ба­ны), ан­самб­ли кси­ло­фо­нов у на­ро­дов Уган­ды, хва­леб­ные пес­ни для го­ло­са и 6-струн­ной цит­ры (ли­гом­бо) у на­ро­дов Тан­за­нии. Ин­ст­ру­мен­таль­ный ан­самбль ин­га­на с со­ли­рую­щим ба­ра­ба­ном иша­к­ве до кон. 20 в. со­про­во­ж­дал празд­нич­ные це­ре­мо­нии в Ру­ан­де.

Са­мо­быт­ные нар. тра­ди­ции со­хра­ни­лись во внутр. об­лас­тях. Мно­го­го­ло­сие встре­ча­ет­ся у ка­ленд­жин, ма­саи, тур­кана, оро­мо (с эле­мен­та­ми по­ли­фо­нии, вклю­чая тех­ни­ку ти­па го­ке­та), го­го, нан­ди, лу­хья, тва, нгуу (пе­ние па­рал­лель­ны­ми ин­тер­ва­ла­ми). У ган­да хо­ро­вые пес­ни ос­но­ва­ны на варь­и­ро­ван­ном по­вто­ре­нии ко­рот­ких рес­пон­сор­ных пе­ре­кли­чек. Во­каль­ные сти­ли у пиг­ме­ев-тва, сан­да­ве и др. вклю­ча­ют тех­ни­ку йод­ли­ро­ва­ния. У ма­саи рес­пон­сор­ное пе­ние зву­чит без со­про­во­ж­де­ния. Сре­ди жан­ров – ко­лы­бель­ные (иби­хо­зо), пас­ту­шьи (ама­хам­ба), пес­ни ло­доч­ни­ков (ама­са­ре), пес­ни по­ле­вых ра­бот кви­до­га (все – у ху­ту); на об­щин­ных празд­ни­ках зву­чат пес­ни ин­ди­лим­бо, нби­та­ра­мо (у ху­ту), сан­ге­нья (у ди­го). Су­ще­ст­вует тра­ди­ция «го­во­ря­щих» ба­ра­ба­нов (эм­бу­ту, аму­ба­ла у ган­да).

Араб. влия­ния силь­ны в му­зы­ке при­бреж­ных со­ма­лий­цев, суа­хи­ли, по­ка­мо, гирь­я­ма, нгу­лу, зи­гуа, ма­кон­да. Фор­мы ара­бо-суа­хи­лий­ской муз.-по­этич. куль­ту­ры – шаи­ри (с лю­бов­ной или во­ен. те­ма­ти­кой) и утен­зе (эпич. пес­ни на ре­лиг. или ис­то­рич. сю­же­ты). Гор. муз.-те­ат­раль­ная фор­ма таа­раб сло­жи­лась под воз­дей­ст­ви­ем араб. и инд. тра­ди­ций. Араб. вли­я­ние ска­за­лось и в му­зы­ке оро­мо (Эфио­пия, Ке­ния), ньям­ве­зи, су­ку­ма (Тан­за­ния).

В ин­ст­ру­мен­та­рии важ­ную роль иг­ра­ют струн­ные: му­зы­каль­ные лу­ки с ты­к­вен­ным ре­зо­на­то­ром и без не­го, смыч­ко­вые – од­но­струн­ные (си­ри­ри у лу­хья, го­го, ака­ну­ем­бе у ма­кон­де) и двух­струн­ные (чи­зе­зе у го­го), ар­фы, ли­ры, цит­ры (ли­тун­гу у лу­хья). Сре­ди ду­хо­вых – мно­го­числ. флей­ты (пас­ту­шья ум­ви­рон­ги у ху­ту, мно­го­стволь­ные, но­со­вые), тру­бы (си­ва из бив­ня сло­на или брон­зы, араб. про­ис­хо­ж­де­ния, у бад­жун; ихем­бе из ро­га ан­ти­ло­пы у ху­ту; ом­вом­ба из дре­ве­си­ны у ке­ре­бе; ма­кон­де­ре из на­бора тыкв у хайя), языч­ко­вый за­ма­ри (араб. про­ис­хо­ж­де­ния). Зна­чит. ме­сто за­ни­ма­ют ба­ра­ба­ны: ци­лин­д­ри­че­ские од­но­сто­рон­ние и двух­сто­рон­ние (ин­га­ма у тут­си, ху­ту, сан­да­ве, го­го), ко­ну­со­вид­ные (об­ря­до­вый ба­ра­бан с за­ост­рён­ным дном у ма­кон­де), ба­ра­ба­ны-со­су­ды, фрик­ци­он­ные ба­ра­ба­ны, кси­ло­фо­ны (в т. ч. ама­дин­да в Уган­де и тим­би­ла у ма­кон­де, на ко­то­рых иг­ра­ют вдво­ём), ла­мел­ла­фо­ны (икем­бе у ху­ту), буб­ны, гон­ги, ко­ло­коль­чи­ки, по­гре­муш­ки, тре­щот­ки.

С кон. 19 в. куль­ту­ра Вост. А. ис­пы­ты­ва­ла влия­ние зап. му­зы­ки, в т. ч. её цер­ков­ных форм. Во 2-й пол. 20 в. рас­про­стра­ни­лись ан­самб­ли ев­роп.-амер. об­раз­ца, не­ред­ко вклю­чаю­щие и ме­ст­ные сти­ле­вые осо­бен­но­сти.

Му­зы­ка ку­шит­ских, эфио­се­мит­ских, ни­лот­ских на­ро­дов Се­ве­ро-Вос­точ­ной Аф­ри­ки вос­хо­дит к при­двор­ной куль­ту­ре Ку­ша, Ме­роэ, Кер­мы, Ак­су­ма.

Су­ще­ст­вен­ная роль при­над­ле­жит му­зы­ке Эфи­оп­ской церк­ви: у ам­ха­ра со­хра­ни­лись ар­ха­ич. фор­мы ли­тур­ги­че­ско­го пе­ния и тан­цев, ис­пол­няю­щих­ся в со­про­во­ж­де­нии об­ря­до­вых ин­ст­ру­мен­тов (систр цэ­на­цыль, ба­ра­бан ка­ба­ро). С рас­про­стра­не­ни­ем ис­ла­ма в муз. прак­ти­ку во­шли араб. тра­ди­ции, сме­шав­ши­еся с ме­ст­ны­ми, об­ра­зо­вав муз.-по­этич. жан­ры со­ма­лий­цев. При мно­го­об­ра­зии влия­ний тра­диц. му­зы­ка име­ет проч­ные афр. кор­ни: рас­про­стра­не­но мно­го­го­ло­сие (эле­мен­ты по­ли­фо­нии у ни­лот­ских на­ро­дов; раз­ви­тое 4-го­ло­сие у дор­зе), рес­пон­сор­ное пе­ние. По­пу­ляр­ны соль­ные пес­ни с со­про­во­ж­де­ни­ем или без не­го. Мн. пес­ни и тан­цы яв­ля­ют­ся ча­стью тра­диц. об­ря­дов, свя­зан­ных с ве­рой в ду­хов, вра­че­ва­тель­ных. У ам­ха­ра до на­стоя­ще­го вре­ме­ни со­хра­ни­лись кас­ты проф. му­зы­кан­тов – аз­ма­ри и др. Зна­чит. слой со­став­ля­ют бро­дя­чие пев­цы низ­ших со­сло­вий – ха­ми­на. Муз. ин­ст­ру­мен­та­рий, осо­бен­но об­шир­ный у на­ро­дов Су­да­на и Эфио­пии, вклю­ча­ет: ли­ро­вид­ные (кы­рар, бе­гэ­нна), смыч­ко­вые (од­но­струн­ный ма­сен­ко), флей­ты (пас­ту­шья бам­бу­ко­вая ва­шинт, мно­го­стволь­ная бо­ал; все – у ам­ха­ра), тру­бы – из ро­га, ты­к­вы (пе­нах), бам­бу­ка (мэ­ла­кат у ам­ха­ра), тро­ст­ни­ка (ва­за), дре­ве­си­ны (ву­уг­во), разл. кси­ло­фо­ны, ла­мел­ла­фо­ны, по­гре­муш­ки, ко­ло­коль­чи­ки, ли­тав­ры (в т. ч. ке­ра­ми­че­ские; зо­ло­тые ли­тав­ры – сим­вол ко­ро­лев­ской вла­сти у ам­ха­ра), ба­ра­ба­ны.

С про­ник­но­ве­ни­ем в ре­ги­он ев­ро­пей­ско­го, а за­тем и амер. влия­ний сло­жи­лись жан­ры и ви­ды му­зи­ци­ро­ва­ния, ори­ен­ти­ро­ван­ные на гор. мас­со­вую куль­ту­ру.

Ма­да­га­скар­ская ост­ров­ная об­ласть. Тра­ди­ции ма­ла­га­сий­цев сло­жи­лись при силь­ном влия­нии куль­тур Юж. и Юго-Вост. Азии, наи­бо­лее ар­ха­ич. муз. слой вос­хо­дит к про­то­ма­ла­га­сий­цам; в по­хо­рон­ных об­ря­дах ис­поль­зу­ет­ся ко­ну­со­об­раз­ный двух­сто­рон­ний ба­ра­бан ха­зу­ла­хи, со­хра­ня­ют­ся тра­диц. тран­со­вые пред­став­ле­ния. В ср.-век. пе­ри­од на Ма­да­га­ска­ре и др. ост­ро­вах рас­про­стра­ни­лись араб. муз. сти­ли и ин­ст­ру­мен­ты. С 17 в. у ма­ла­га­сий­цев фор­ми­ру­ют­ся важ­ней­шие фор­мы му­зы­ки вы­со­кой тра­ди­ции (напр., стиль мпа­ма­ди­на, свя­зан­ный с труб­ча­той цит­рой ва­ли­ха, при­шед­шей из Юго-Вост. Азии). Ко­ло­ни­за­ция ост­ро­вов ев­ро­пей­ца­ми при­ве­ла к об­ра­зо­ва­нию сме­шан­ных сти­лей, в т. ч. в об­лас­ти куль­то­вой му­зы­ки, рас­про­стра­не­нию ев­роп. ин­ст­ру­мен­тов. Кре­оль­ская куль­ту­ра о. Мав­ри­кий и Сей­шель­ских о-вов объ­е­ди­ня­ет чер­ты юж.-ази­ат., ев­роп. и афр. му­зы­ки.

Танец

Ритуальный танец. Наскальный рисунок сан. Высокий Велд (ЮАР, близ г. Ледибранд).

Пер­вые све­де­ния об афр. тан­це да­ют на­скаль­ные ри­сун­ки в гор­ных мас­си­вах Са­ха­ры и Юж. А. Изо­бра­же­ния пля­шу­щих лю­дей и фан­та­стич. су­ществ в зве­ри­ных шку­рах, с ро­га­ми и в мас­ках сло­на или ан­ти­ло­пы, по-ви­ди­мо­му, от­ра­жа­ют вра­че­ва­тель­ные ри­туа­лы.

Танец. Рисунок из Фенета. Сахара.

Та­нец совр. на­ро­дов А. со­про­во­ж­да­ет­ся хо­ро­вым пе­ни­ем, ак­ком­па­не­мен­том на разл. муз. ин­ст­ру­мен­тах, пре­ж­де все­го удар­ных, ко­то­рые и оп­ре­де­ля­ют его рит­мич. ри­су­нок. Ис­пол­ни­те­ли час­то оде­ты в спе­ци­аль­ные кос­тю­мы, мас­ки, шку­ры жи­вот­ных, ис­поль­зу­ют хо­ду­ли, ко­ло­коль­чи­ки, ору­жие и др. Тра­диц. тан­цы вклю­че­ны в охот­ни­чьи, зем­ле­дель­че­ские, ша­ман­ские це­ре­мо­нии, в об­ря­ды по­кло­не­ния пред­кам, ини­циа­ции, об­ря­ды тай­ных сою­зов и др. Тип об­ря­да час­то оп­ре­де­ля­ет ха­рак­тер тан­ца. Напр., уча­ст­ни­ки охот­ничь­их ри­туа­лов под­ра­жа­ют по­вад­кам и кри­кам жи­вот­ных и птиц, во вре­мя об­ря­дов вы­зы­ва­ния до­ж­дя тан­цо­ры изо­бра­жа­ют плы­ву­щие об­ла­ка, лью­щие­ся по­то­ки во­ды и т. п. У мн. на­ро­дов рас­про­стра­не­ны тан­цы птиц, при­зван­ные пре­до­хра­нять по­се­вы от вре­ди­те­лей, тан­цы «бла­го­да­ре­ния при­ро­ды». Не­ко­то­рые тан­цы с ору­жи­ем со­хра­ня­ют связь с во­ин­ски­ми ри­туа­ла­ми (напр., та­нец с щи­та­ми у пе­ди). Осо­бой слож­но­сти дос­ти­га­ют тан­цы, свя­зан­ные с куль­том пред­ков, со­про­во­ж­даю­щие ини­циа­ции и др. пе­ре­ход­ные об­ря­ды (напр., ини­циа­ци­он­ный «та­нец кро­ви» у сан, тан­цы Чи­пан­де и Ча­си у го­го, Му­ги­ро у мбе­ре, тан­цы об­ря­да об­ре­за­ния у ма­кон­де, «та­нец Пи­то­на» у вен­да и др.), об­ря­ды тай­ных сою­зов. Их ис­пол­не­ние ино­гда тре­бу­ет дли­тель­ной под­го­тов­ки. В не­ко­то­рых тан­цах уча­ст­ву­ет неск. со­тен тан­цо­ров, при этом гл. ис­пол­ни­тель за­пе­ва­ет пес­ню и за­да­ёт всё бо­лее ус­ко­ряю­щий­ся темп и ус­лож­няю­щий­ся ритм. Тан­цы мо­гут иметь спе­циали­за­цию по ген­дер­но­му (жен­ские и муж­ские тан­цы) или про­фес­сио­наль­но­му (тан­цы кол­ду­нов, вои­нов и т. п.) при­зна­ку. В не­ко­то­рых стра­нах А. поя­ви­лись проф. тан­цов­щи­ки (напр., в Ру­анде су­ще­ст­ву­ет ин­сти­тут проф. тан­цо­ров ин­то­ре, воз­ник­ший при дво­ре мва­ми). Об­щин­ные тан­цы не­ред­ко пред­став­ля­ют со­бой од­ну из форм до­су­га. С рас­па­дом ро­до­вой ор­га­ни­за­ции та­нец по­степенно те­ря­ет куль­то­вый ха­рак­тер.

Тра­диц. афр. та­нец ока­зал зна­читель­ное влия­ние на совр. ев­роп. и амер. хо­рео­гра­фию.

Изобразительное искусство и архитектура

До кон. 19 в. нау­ка уде­ля­ла сла­бое вни­ма­ние иск-ву на­ро­дов А. Ев­роп. об­ще­ст­во от­кры­ло афр. иск-во в осн. по­сле англ. ка­ра­тель­ной опе­ра­ции в Бе­ни­не 1897, ко­гда в ка­че­ст­ве ре­па­ра­ции бы­ла за­хва­че­на бо­га­тая кол­лек­ция брон­зы и резь­бы по сло­но­вой кос­ти из двор­ца бе­нин­ских пра­ви­те­лей. На­уч. со­би­ра­ние па­мят­ни­ков иск-ва на­чал в нач. 20 в. Л. Фро­бе­ни­ус. Зна­ком­ст­во ев­роп. об­ще­ст­ва с афр. иск-вом, осо­бен­но пос­ле Па­риж­ской ко­ло­ни­аль­ной вы­став­ки 1931, ока­за­ло силь­ное влия­ние на фор­ми­ро­ва­ние аван­гар­диз­ма. В сер. 19 в. ста­новят­ся из­вест­ны пер­вые афр. на­скаль­ные изо­бра­же­ния. Поз­же о них писали Л. Фро­бе­ни­ус, Х. Обер­май­ер, А. Брёйль. С кон. 1950-х гг. бла­го­да­ря ра­бо­там А. Ло­та осо­бен­но зна­ме­ни­ты­ми ста­но­вят­ся пет­рог­ли­фы Са­ха­ры.

Стадо с пастухами(Тассилин-Адджер).

Древ­ней­ший из до­шед­ших до нас ви­дов афр. иск-ва – пет­рог­ли­фы и наскаль­ная жи­во­пись. Наи­бо­лее из­вест­ны их ско­п­ле­ния в Юж. А. (Ук­ха­лам­ба в Дра­ко­но­вых го­рах в ЮАР и Ле­со­то, Бранд­берг и Тви­фел­фон­тейн в На­ми­бии, Тсо­ди­ло в Бот­сва­не, Ма­то­пос в Зим­баб­ве, р-н Дед­за-Чон­го­ни в Ма­лави, р-н Ка­са­ма в Зам­бии, Ан­го­ла), Вост. А. (р-н Кон­доа-Иран­ги в Тан­за­нии, про­вин­ция Ма­ни­ка в Мо­зам­би­ке, Сол­лум-Баа­ти, Ме­заб-Ала­бе, пе­ще­ры Порк-Эпик, Ла­га-Ода и др. в Эрит­рее, Эфиопия), Зап. (Бан­диа­га­ра) и Сев. А. (Са­хар­ский Ат­лас, Телль-Ат­лас, Ахе­нет, Тас­си­лин-Ад­джер в Ал­жи­ре, Фец­цан в Зап. Ли­вии, Те­не­ре, Аир в Сев. Ни­ге­ре, Джа­до, Ти­бе­сти, Бор­ку, Эн­не­ди в Сев. Ча­де, Ад­рар-Ифо­рас и др. в Ма­ли, в Зап. Са­ха­ре и Мав­ри­та­нии).

Древ­ней­шие на­скаль­ные изо­бра­же­ния Юж. А. да­ти­ру­ют­ся 27,5 тыс. лет на­зад, позд­ней­шие – нач. 20 в. Рос­пи­си в осн. рас­про­стра­не­ны на юго-вос­то­ке, юге и юго-за­па­де Юж. А., пет­ро­гли­фы – во внутр. рай­онах. Древ­ней­шие изо­бра­же­ния жи­вот­ных – про­филь­ные мо­но­хром­ные, позд­нее по­яв­ля­ют­ся двух­цвет­ные и мно­го­цвет­ные рос­пи­си, изо­бра­же­ние схе­ма­ти­зи­ру­ет­ся, ус­лож­ня­ет­ся ком­по­зи­ция, раз­ви­ва­ет­ся по­ве­ст­во­ва­тель­ность. Так, в пе­ще­ре Ба­руа изо­бра­же­на бит­ва сан с бан­ту: сан, от­стре­ли­ва­ясь из лу­ков, при­кры­ва­ют то­ва­ри­щей, уго­няю­щих скот, ко­то­рых пре­сле­ду­ют рос­лые тем­но­ко­жие пас­ту­хи-бан­ту; фи­гу­ры рас­по­ло­же­ны яру­са­ми. Счи­та­ет­ся, что боль­шин­ст­во изо­бра­же­ний, ос­тав­лен­ных охот­ни­ка­ми и со­би­ра­те­ля­ми (пред­ка­ми совр. сан), свя­за­ны с вра­че­ва­тель­ны­ми ри­туа­ла­ми (изо­бра­же­ния лю­дей, фан­тастич. су­ществ, жи­вот­ных; для ка­ж­до­го ре­гио­на ха­рак­тер­ны изо­бра­же­ния оп­ре­де­лён­но­го ви­да жи­вот­ных: афр. ан­тило­пы – на юго-вос­то­ке, сло­на – на юго-за­па­де, ан­ти­ло­пы ку­ду и жи­ра­фа – в На­ми­бии, Зим­баб­ве и Тан­за­нии); ско­то­во­да­ми и зем­ле­дель­ца­ми (пред­ка­ми кой-ко­ин и бан­ту) – с ини­циа­ция­ми [час­то пре­об­ла­да­ют гео­мет­рич. зна­ки и фи­гу­ры (напр., в Тсо­ди­ло), ор­на­мен­ты]; в ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од по­яв­ля­ют­ся изо­бра­же­ния ло­ша­дей, верб­лю­дов, мо­то­цик­лов, по­ез­дов.

Наи­бо­лее при­ня­та сле­дую­щая пе­рио­ди­за­ция сев.-афр. на­скаль­ных изо­бра­же­ний.

1) «Пе­ри­од древ­не­го буй­во­ла» (8000/6000–3500 до н. э.). Изо­бра­же­ния со­про­во­ж­да­ют­ся ка­мен­ны­ми ору­дия­ми кап­сий­ской куль­ту­ры. Для ар­ха­ич. пе­ри­о­да ха­рак­тер­ны оди­ноч­ные изо­бра­же­ния жи­вот­ных (в т. ч. древ­не­го буй­во­ла, вы­мер­ше­го к на­ча­лу не­оли­та, – Тас­си­лин-Ад­джер, Ти­бе­сти, Фец­цан), вы­пол­нен­ные глу­бо­ко вре­зан­ной и от­шли­фо­ван­ной ли­ни­ей; есть и жи­во­пис­ные изо­бра­же­ния. Позд­нее уси­ли­ва­ет­ся де­та­ли­за­ция, по­яв­ля­ют­ся пер­вые мно­го­фи­гур­ные ком­по­зи­ции (де­ру­щие­ся буй­во­лы, сце­ны охо­ты, на­па­де­ние бар­са на сло­нов и др.). Ха­рак­тер­ны круп­ные реа­ли­стич­но ис­пол­нен­ные фи­гу­ры сло­нов, жи­ра­фов, страу­сов, львов и др. хищ­ни­ков, лю­дей с ка­мен­ны­ми то­по­ра­ми, лу­ка­ми, со зве­ри­ны­ми го­ло­ва­ми, боль­шие круг­ло­го­ло­вые фи­гу­ры (Тас­си­лин-Ад­джер). Из­вест­ны рель­еф­ные фи­гу­ры – пер­вые изо­бра­же­ния, воз­мож­но, одо­маш­нен­ных бы­ков (Фец­цан).

2) «Пе­ри­од до­маш­не­го бы­ка» (3500–1500 до н. э.). Осн. сю­жет – ста­до бы­ков с пас­ту­ха­ми, рас­про­стра­не­ны так­же жан­ро­вые сце­ны, сце­ны сбо­ра пло­дов, при­го­тов­ле­ния пи­щи, тан­ца и др.; из ди­ких жи­вот­ных со­хра­ня­ются изо­бра­же­ния гл. обр. жи­ра­фов и страусов. Не­ко­то­рые мо­ти­вы свя­зы­ва­ют­ся с иск-вом до­ди­на­стич. Егип­та: дис­ки, вен­чаю­щие го­ло­вы жи­вот­ных, сло­ны с уша­ми в ви­де крыль­ев ба­боч­ки и др. В жи­во­пи­си раз­ви­ва­ет­ся по­ли­хро­мия: внутр. по­верх­ность изо­бра­же­ния по­кры­ва­ет­ся кон­т­ра­ст­ным цве­том, по­яв­ля­ет­ся мо­де­ли­ров­ка объ­ё­ма. Рас­про­стра­не­ны ис­пол­нен­ные ох­рой и об­ве­дённые бе­лым кон­ту­ром че­ло­ве­че­ские фи­гу­ры (т. н. еги­пет­ский стиль).

3) «Пе­ри­од ло­ша­ди» (1500 до н. э. – 200 н. э.). Уси­ли­ва­ет­ся сти­ли­за­ция изо­бра­же­ний – ло­ша­дей, ко­лес­ниц, всад­ни­ков, вои­нов с копь­я­ми и щи­та­ми, лю­дей в ко­ло­ко­ло­вид­ных оде­ж­дах, бы­ков, коз, ос­лов, со­бак. По­яв­ля­ют­ся бит­ре­уголь­ные че­ло­ве­че­ские фи­гу­ры.

4) «Пе­ри­од верб­лю­да» (1–2-е тыс. н. э.). Изо­бра­же­ния круп­ных ди­ких жи­вот­ных (сло­нов, но­со­ро­гов, страу­сов, ан­ти­лоп, жи­ра­фов), верб­лю­дов в по­зе «ле­тя­ще­го га­ло­па», всад­ни­ков на верб­лю­дах (Тас­си­лин-Ад­джер), ло­ша­дей, бы­ков. Уси­ли­ва­ет­ся тен­ден­ция к сти­ли­зации и схе­ма­ти­за­ции. Фи­гу­ры лю­дей и жи­вот­ных ис­пол­не­ны в «кри­во­ли­ней­ном» и «пря­мо­ли­ней­ном» (бит­ре­угольном) сти­ле. Не­ко­то­рые фи­гу­ры пре­вращают­ся в ус­лов­ные зна­ки. Изо­бра­же­ния со­про­во­ж­да­ют­ся ли­вий­ски­ми и араб­ски­ми над­пи­ся­ми.

Деревянная скульптура: 1 – статуэтка – сосуд для костей умерших. Кота (Габон). Дерево, обложенное латунью и медью. Этнологическая коллекция (Цюрих);2 – статуэтка женщины с ребёнком, держащей сосуд. Йо...

У на­ро­дов, за­ни­мав­ших­ся под­виж­ной охо­той и со­би­ра­тель­ст­вом (сан, сан­да­ве, пиг­меи), ско­то­во­дов и пас­ту­ше­ско-зем­ле­дельч. на­ро­дов Вост. и Юж. А. из­вест­ны ор­на­мен­та­ция мел­ких пред­ме­тов (гра­ви­ров­ка по скор­лу­пе страу­со­вых яиц у сан и др.), фи­гур­ная ке­ра­ми­ка (ньо­ро, ган­да); у шил­лук из­вест­ны ко­жа­ные мас­ки, у ма­саи – рос­пись ко­жа­ных щи­тов и т. п. По­все­ме­ст­но в Тро­пич. А. раз­ви­ты из­го­тов­ле­ние ка­ле­ба­сов, пле­те­ние, тка­че­ст­во.

Скульп­ту­ра по­лу­чи­ла раз­ви­тие в осн. у зем­ле­дельч. на­ро­дов зо­ны са­ванн и тро­пич. ле­сов ме­ж­ду тер­ри­то­рия­ми Ма­ли на се­ве­ре, Ме­жо­зе­рья на вос­то­ке и Ан­го­лы на юге; наи­боль­ше­го раз­ви­тия она дос­тиг­ла в ни­зовь­ях Бе­нуэ и Ни­ге­ра в юж. Ни­ге­рии. Древ­ней­шие па­мят­ни­ки резь­бы по де­ре­ву – куль­то­вые фи­гур­ки и мас­ки – от­но­сят­ся к 16–17 вв. Сре­ди ти­пов де­рев. ста­туэ­ток вы­де­ля­ют­ся изо­бра­же­ния жен­ских пред­ков, в т. ч. с ре­бён­ком на ру­ках, фи­гур­ки, внутрь ко­то­рых по­ме­ща­лись ко­сти умер­ших (у ко­та, фанг и др.), со­су­ды для ри­ту­аль­ных воз­лия­ний в ви­де че­ло­ве­ка, дер­жа­ще­го ча­шу, ри­ту­аль­ные си­де­ния и под­го­лов­ни­ки в фор­ме че­ло­ве­че­ских фи­гур. Афр. мас­ки ино­гда за­кры­ва­ют всю го­ло­ву и шею (мас­ки-шле­мы), ино­гда име­ют вы­со­кие скульп­тур­ные на­вер­шия. Мас­ки-на­го­лов­ни­ки со­сто­ят из од­но­го на­вер­шия, при­кре­п­лён­но­го к пле­тё­ной ша­поч­ке, ли­цо и фи­гу­ру ря­же­но­го за­кры­ва­ет ба­хро­ма из рас­тит. во­ло­кон. Рез­ные мас­ки обыч­но рас­кра­ши­ва­ют­ся, име­ют рез­ной ор­на­мент, ими­ти­рую­щий ска­ри­фи­ка­цию. Ино­гда вер­ти­каль­ные чер­ты под гла­за­ми изоб­ра­жа­ют «слё­зы», сим­во­ли­зи­рую­щие стра­да­ния че­ло­ве­ка, под­верг­ше­го­ся ини­циа­ции (у яка и су­ку в басс. Кон­го). В оформ­ле­нии ма­сок ши­ро­ко при­ме­ня­ют­ся бу­сины, ра­ко­ви­ны, пе­рья, рас­тит. во­лок­но и др.

Деревянная и терракотовая скульптура: 1 – дверь зернохранилища. Сенуфо. Дерево. Коллекция А. Хельда (Экубленс, Швейцария); 2 – статуэтка номори. Буллом (Сьерра-Леоне). Стеатит. Музей искусства (Балтим...

Вы­де­ля­ют­ся 3 зо­ны наи­боль­ше­го раз­ви­тия де­рев. резь­бы: Зап. Су­дан, Гви­ней­ское по­бе­ре­жье и бас­сейн р. Кон­го. Осн. ху­дож. цен­тры Зап. Су­да­на – р-н Бан­диа­га­ра (до­гоны, мо­си, ку­рум­ба, бо­бо, ло­би) и вер­хо­вья Ни­ге­ра (бам­ба­ра, ма­лин­ке, ха­сон­ке); иск-во се­ну­фо близ­ко к обо­им цен­трам. На Гви­ней­ском по­бе­ре­жье вы­де­ля­ют­ся зап. (от Се­не­га­ла до Кот-д’Ивуара – ба­га, бидь­о­го, мен­де, кис­си, дан, ге­ре и др.), центр. (от вос­то­ка Кот-д’Ивуара до дель­ты Ни­ге­ра – бау­ле, гу­ро, ашан­ти, йо­ру­ба и др.) и вост. (от дель­ты Ни­ге­ра до Габо­на – иг­бо, ид­жо, иби­био, экои, ба­мум, ба­миле­ке и др.) груп­пы. Для де­рев. резь­бы бас­сей­на Кон­го (фанг, ко­та, бем­ба, те­ке, кон­го, пен­де, ку­ба, лу­ба, чо­к­ве, зан­де, мо­ру-ман­гбе­ту и др.) ха­рак­тер­но пре­об­ла­да­ние ста­ту­эток над мас­ка­ми; фи­гур­ки име­ют уко­ро­чен­ные про­пор­ции. Вы­со­ко­го раз­ви­тия дос­тиг­ла де­рев. скульп­ту­ра в при­двор­ном иск-ве пра­ви­те­лей ку­ба: из­вест­ны 19 боль­ших де­рев. ста­туй пра­ви­те­лей (17–19 вв.), де­рев. шка­тул­ки, ан­тро­по­морф­ные и ке­фа­ло­морф­ные куб­ки. Бы­ла раз­ви­та ин­кру­ста­ция по де­ре­ву ме­дью и же­ле­зом (де­ре­в. ри­ту­аль­ные ме­чи). В Вост. А. де­рев. скульп­ту­ра ред­ка и схе­ма­тич­на по сти­лю.

К тра­ди­ци­ям де­рев. резь­бы, воз­мож­но, вос­хо­дят древ­ней­шие па­мят­ни­ки скульп­ту­ры Тро­пич. А. – тер­ра­ко­ты куль­ту­ры Нок (5 в. до н. э. – 3 в. н. э.). Тра­ди­ция тер­ра­ко­то­вой скульп­ту­ры в Ни­ге­рии про­дол­жа­лась в куль­ту­ре Ифе (12–15 вв.) и у на­ро­дов акан (ашан­ти, аньи и бау­ле, 17–19 вв.), рас­про­стра­не­на в Зап. Су­да­не (куль­ту­ра Сао 8–18 вв. в Ча­де, тер­ра­ко­ты 1–2-го тыс., най­ден­ные в Джен­не-джон­но в Ма­ли, и др.). В 1-м тыс. она бы­ла из­вест­на в басс. Кон­го (фи­гур­ные ур­ны 7–8 вв. из по­гре­бе­ний у оз. Ки­са­ле на юго-вос­то­ке Де­мо­кра­тич. Рес­пуб­ли­ки Кон­го).

Бюст правителя Ифе. Бронза. Национальный музей Нигерии (Лагос).

К па­мят­ни­кам резь­бы по кам­ню от­но­сят­ся древ­ние ста­ту­эт­ки, да­ти­руе­мые 13–19 вв., ко­то­рые на­хо­дят в зем­ле и ис­поль­зу­ют в сво­их ри­туа­лах не­ко­то­рые на­ро­ды Тро­пич. А.: пом­до у кис­си и мен­де (Гви­нея), но­мо­ри у бул­лом (Сьер­ра-Ле­о­не), ма­хан яфе у ко­но (Сьер­ра-Ле­о­не), мин­та­ди у кон­го (Де­мо­кра­тич. Рес­пуб­ли­ка Кон­го). У не­ко­то­рых на­ро­дов из­вест­на мо­ну­мен­таль­ная над­гроб­ная стол­бо­об­раз­ная скульп­ту­ра: из­вая­ния вы­со­той до 7 м у оме­то, оромо в Сев.-Вост. А., ба­заль­то­вые фал­ли­че­ские над­гро­бия ак­ван­чи у экои в Ни­ге­рии и Каме­ру­не и др. Ка­мен­ная резь­ба раз­ви­ва­лась в при­двор­ном иск-ве Зап. А. (кол­лек­ция ка­мен­ной скульп­ту­ры из свя­щен­ной ро­щи Оре близ Ифе; бо­лее 800 стеа­ти­то­вых го­лов и ста­ту­эток 12–18 вв., най­ден­ных у Эзие в Ни­ге­рии, ко­то­рые при­пи­сы­ва­ют­ся пред­кам ну­пе, и др.). Здесь бы­ла соз­да­на бле­стя­щая тра­ди­ция литья из брон­зы (Ифе, Иг­бо-Ук­ву, древ­ний Бе­нин) и зо­ло­та (ми­ниа­тюр­ные зо­ло­тые мас­ки и фи­гур­ные гирь­ки у ашан­ти) в тех­ни­ке вос­ко­вой мо­де­ли, резь­ба по сло­но­вой кос­ти (Ифе, Бе­нин). Брон­зо­вые го­ло­вы пра­ви­те­лей и пра­ви­тель­ниц Бе­ни­на и рез­ные сло­но­вые бив­ни ле­жа­ли на ал­та­ре во двор­це, за­хва­чен­ном англи­ча­на­ми в 1897; две­ри двор­ца бы­ли оби­ты брон­зо­вы­ми рель­е­фа­ми. Из двор­ца пра­ви­те­лей Да­го­меи в Або­мее про­ис­хо­дят де­ревянные, рас­кра­ш. или оби­тые лис­то­вой ме­дью и се­реб­ром ста­туи жи­вот­ных и по­ли­хром­ные гли­ня­ные мно­го­фи­гур­ные на­стен­ные релье­фы. Резь­ба по сло­но­вой кос­ти бы­ла из­вест­на и у ку­ба. К пре­стиж­ным ви­дам иск-ва от­но­си­лась также ков­ка же­леза: ко­ва­ная скульп­ту­ра су­ще­ст­во­ва­ла у ку­ба, до­гон (ан­тро­по­морф­ные на­вер­шия жез­лов, ус­та­нав­ливаемых на ал­та­рях и мо­ги­лах), в при­двор­ном иск-ве Да­го­меи (фи­гур­ки охот­ни­ков, му­зы­кан­тов, бо­га вой­ны Гу из Або­мея, пор­та­тив­ные ал­та­ри-асе­ны и др.). Было раз­ви­то юве­лир­ное иск-во: об­ра­бот­ка брон­зы, се­реб­ра и зо­ло­та, по­лу­дра­го­цен­ных кам­ней, сло­но­вой кос­ти (ук­ра­ше­ния, на­вер­шия по­со­хов и зон­тов, слу­жив­шие со­слов­ны­ми сим­во­ла­ми, и др.). У йору­ба, би­ни, кон­го, ку­ба сло­жи­лись груп­пы прид­вор­ных ре­мес­лен­ни­ков, в Зап. А. и Эфио­пии ре­мес­лен­ни­ки об­ра­зо­вы­ва­ли замк­ну­тые кас­ты (куз­не­цы у на­ро­дов ман­ден, рез­чи­ки по де­ре­ву у йо­ру­ба и др.).

Статуэтка европейского всадника. Йоруба. Дерево. Британский музей (Лондон).

Афр. тра­диц. мо­ну­мен­таль­ная ар­хи­тек­ту­ра тес­но свя­за­на с жи­лищ­ным строи­тель­ст­вом (см. Эт­но­гра­фи­че­ский очерк). Гли­но­бит­ные жи­ли­ща в зо­не по­лу­пус­тынь и са­ванн Су­да­на и Юж. А. ор­на­мен­ти­ро­ва­ны внут­ри и сна­ру­жи рос­пи­сью или рель­е­фом, фар­фо­ро­вы­ми плит­ка­ми (Су­дан, с 15 в.), име­ют рез­ные де­рев. две­ри и па­не­ли у вхо­да. В го­ро­дах Зап. А. (ашан­ти, йо­ру­ба, би­ни) из­вест­ны двор­цы пра­ви­те­лей, со­стоя­щие из мн. по­ме­ще­ний, с внутр. дво­ра­ми (по об­раз­цу до­мов с внутр. дво­ри­ка­ми-«им­п­лю­вия­ми»). Древ­ней­шие гли­но­бит­ные ме­че­ти в Су­да­не име­ют пря­мо­уголь­ную или усе­чён­но-пи­ра­ми­даль­ную фор­му: ме­четь Сан­ко­ре в Том­бук­ту (14–16 вв.), гроб­ни­ца ас­кии (сон­гай­ско­го пра­ви­те­ля) Му­хам­ме­да (1493–1529) из Гао (Ма­ли). Мо­ну­мен­таль­ная ка­менная ар­хи­тек­ту­ра (кре­по­сти, двор­цы, хра­мы) раз­ви­ва­ет­ся в ран­не­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ни­ях Юж. (см. Зим­баб­ве), Вост. (Эн­га­ру­ка в Тан­за­нии) и Сев.-Вост. (скаль­ные хра­мы Ла­ли­бэ­лы, «ко­ро­лев­ский комп­лекс» Гон­де­ры в Эфио­пии и др.) Аф­ри­ки.

Большой Зимбабве. Дворец («Храм»).

На­чи­ная со Сред­не­ве­ко­вья иск-во Суда­на ис­пы­ты­ва­ло влия­ние ара­бо-му­сульм. иск-ва, вы­ра­жав­шее­ся гл. обр. в пре­имуществ. раз­ви­тии ор­на­мен­ти­ки. В Эфио­пии под ви­зант. и ев­роп. влия­ни­ем фор­ми­ру­ет­ся шко­ла хри­сти­ан­ской жи­во­пи­си. С 15 в. в иск-во Тро­пич. А. про­ни­ка­ет ев­роп. влия­ние. Воз­ни­ка­ет из­го­тов­ле­ние «аф­ри­кан­ских идо­лов» на за­каз для исп. и пор­туг. вель­мож. В де­рев. резь­бе и брон­зо­вом ли­тье по­яв­ля­ют­ся фи­гур­ки, изо­бра­жаю­щие ев­ро­пей­цев (всад­ни­ков, тор­гов­цев, сол­дат, вра­чей, мис­сио­не­ров и т. п.), хри­сти­ан­ские мо­ти­вы. В Зап. А. фор­ми­ру­ет­ся тра­ди­ция т. н. аф­ро-пор­ту­галь­ской пла­сти­ки – пред­ме­ты, из­го­тав­ли­вав­шие­ся, по-ви­ди­мо­му, при дво­рах пра­ви­те­лей по за­ка­зу пор­туг. тор­гов­цев. В 20 в. нар. тра­ди­ции лег­ли в ос­но­ву нац. иск-ва мо­ло­дых афр. го­су­дарств. Сло­жи­лось проф. иск-во, воз­ник­ли ло­каль­ные ху­дож. шко­лы (По­то-По­то в Де­мо­кра­тич. Рес­пуб­ли­ке Кон­го, Тин­га-Тин­га в Тан­за­нии).

Спорт

Наиболее популярные виды спорта на африканском континенте: футбол, лёгкая атлетика (в т. ч. стайерский бег, где лидерство удерживают Кения и Эфиопия), баскетбол, гандбол (наиболее развиты в странах Северной Африки – Алжире, Египте, Тунисе), крикет (Зимбабве и ЮАР), регби (сборная команда ЮАР входит в тройку ведущих в мире), волейбол, хоккей на траве, бокс и боевые искусства, ралли и др.

Ведущая спортивная организация А. – Ассоциация национальных олимпийских комитетов Африки (АНОКА); основана в 1981 (первоначальное название – Панафриканская олимпийская организация). Стала преемником Высшего совета спорта Африки, учреждённого в 1966 вместо Постоянного комитета африканского спорта, созданного в 1965. Объединяет 54 национальных олимпийских комитета. Штаб-квартира АНОКА расположена в г. Абуджа (Нигерия). Президент организации – Л. Паленто (Кот-д’Ивуар).

Другая крупная спортивная организация – Ассоциация африканских спортивных конфедераций (ААСК). Образована в 1983. Штаб-квартира – в Яунде (Камерун). Президент – А. М. Фоули (Египет).

Совместно с Африканским союзом они организуют крупнейшие на континенте соревнования – Африканские игры (с 1965). Также проходят чемпионаты А. по отдельным видам спорта: баскетболу (с 1962), лёгкой атлетике (с 1979) и др. Главный турнир по футболу среди национальных сборных команд – Кубок африканских наций (проводится 1 раз в 2 года; впервые – в 1957). Также организуется чемпионат африканских наций (с участием только игроков из национальных чемпионатов своих стран). Самый престижный футбольный клубный турнир – Лига чемпионов КАФ (с 1964 по 1997 – Африканский кубок чемпионов). Второй по значимости турнир среди клубов – Кубок конфедераций КАФ (с 2004, после объединения Кубка КАФ с Кубком обладателей кубков). Среди первых крупнейших международных соревнований, состоявшихся в Африке, – этап чемпионата мира «Формула-1» Гран-при Марокко ((1958) и Гран-при Южной Африки (в 1962–93, с перерывами); межзональный шахматный турнир в Сусе (Тунис, 1967), в котором приняли участие сильнейшие шахматисты мира – Р. Фишер, Б. Ларсен, Л. Штейн, В. Горт и др. В 1979–2007 по территории ряда африканских государств проходило ралли Париж – Дакар. В 2010 в Африке впервые состоялся чемпионат мира по футболу (в 10 городах ЮАР).

Природа. Лит.: Бернар О. Северная и Западная Африка. М., 1949; Моретт Ф. Экваториальная, Восточная и Южная Африка. М., 1951; Барков А. С. Африка. М., 1953; Черч Р. Дж. Г. Западная Африка. М., 1959; Климаты Африки. Л., 1967; Магидович И.П. Очерки по истории географических открытий. М., 1967; Карасик Г. Я. Водный баланс Африки. М., 1970; Африка: Энциклопедический справочник: В 2 т. М., 1986– 1987; Хаин В.Е., Божко Н.А. Историческая геотектоника. Докембрий. М., 1988; Африка. Региональные аспекты глобальных проблем. М., 1996; Исаченко, А. Г., Шляпников, А. А. Ландшафты. Природа мира. М., Мысль, 1989. Africaʼs valuable assets: a reader in natural resource management. Wash., 1998; Хаин В. Е. Тектоника континентов и океанов (год 2000). М., 2001; Africa environmental outlook. S.l., 2002. Климанова, О. А. Ресурсоведение и ресурсы мира. Африка. М.: Географический факультет МГУ, 2007. Эдельштейн К.К. Гидрология материков. М.: 2005; Сорокина В. Н., Гущина Д. Ю. Климатология. География климатов. М., 2006; Климанова, О. А. Геоэкологическое страноведение: Природные и антропогенные факторы формирования регионов. — М.: Ленанд, 2014; Романова Э. П., Алексеева Н. Н., Аршинова М. А. Физическая география материков и океанов. В двух томах. Т. 1. Физическая география материков. В двух книгах. Кн. 2. Дифференциация и развитие ландшафтов суши Земли. Северная Америка, Южная Америка, Африка. М., 2014; Africa Environment Outlook -3: Summary for policy makers. 2013., Protected Planet. Report 2014. UNEP, 2014.

На­ро­ды. Лит.: Льво­ва Э. С. Эт­но­гра­фия Аф­ри­ки. М., 1984; African history: from earliest times to independence. L., 1995; Куль­ту­ры Аф­ри­ки в ми­ро­вом ци­ви­ли­за­ци­он­ном про­цес­се. М., 1996; Ки­рей Н. И. Эт­но­гра­фия ара­бов Пе­ред­ней Азии и Се­вер­ной Аф­ри­ки. Крас­но­дар, 1996; Reader J. Africa: a biography of the continent. L., 1997; Тра­ди­ци­он­ные куль­ту­ры аф­ри­кан­ских на­ро­дов: про­шлое и на­стоя­щее. М., 2000; По­пов В. А. Эт­но­гра­фия Аф­ри­ки (Ци­ви­ли­за­ции и про­то­ци­ви­ли­за­ции Тро­пи­че­ской Аф­ри­ки). СПб., 2001.

Лит.: African languages: an introduction / Ed. B. Heine, D. Nurse. Camb.; N. Y., 2000.

Традиционная культура. Лит.: Вaumann H. Schöpfung und Urzeit des Menschen im Mythus der afrikanischen Völker. В., 1936; Tegnaeus H. Le Héros civilisateur. Contribution à l’étude ethnologique de la religion et de la sociologie africaines. Stockh., 1950; Abrаhamssоn Н. The origin of death. Studies in African mythology. Uppsala, 1951; Siсard H. von. Ngoma lungundu; eine afri­ka­nische Bundeslade. Uppsala, 1952; Griaule M. Conversation with Ogotemmeli. L., 1965; Кот­ляр Е. С. Миф и сказ­ка Аф­ри­ки. М., 1975; она же. Эпос на­ро­дов Аф­ри­ки юж­нее Са­ха­ры. М., 1985; она же. Аф­ри­кан­ская вол­шеб­ная сказ­ка. (Опыт ти­по­ло­ги­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния). М., 2002.

Лит.: Ви­но­гра­дов В. С. Му­зы­ка Гви­неи. М., 1969; Му­зы­ка на­ро­дов Азии и Аф­ри­ки / Сост. В. С. Ви­но­гра­дов. М., 1969–1984. Вып. 1–4; Очер­ки му­зы­каль­ной куль­ту­ры на­ро­дов Тро­пи­че­ской Аф­ри­ки. Сб. ст. М., 1973; Ku­bik G. Ostafrika. Lpz., 1982 (Musikge­schich­te in Bildern. Bd 1. Lfg 8); Collaer P., Elsner J. Nordafrika. Lpz., 1983 (Ibid. Bd 1. Lfg 10); Gan­semans J., Schmidt-Wrenger B. Zentral­afrika. Lpz., 1986 (Ibid. Bd 1. Lfg 9).

Лит.: Lewis-Williams J. D. The rock art of Southern Africa. Camb., 1983; Ми­ри­ма­нов В. Б. Ис­кус­ст­во Тро­пи­че­ской Аф­ри­ки. М., 1986; Dowson T. A. Rock engravings of Sou­thern Africa. Johannesburg, 1992; Coulson D., Campbell A. African rock art. N. Y., 2000; Basset S. T. Rock paintings of South Africa. Cape Town, 2001; Willett F. African art. L., 2002.

  • А́ФРИКА второй по величине материк и часть света (2005)
Вернуться к началу