Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ПО́ЛЬША

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 32-71

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: И. С. Синицина (Общие сведения, Население, Хозяйство), Н. О. Тельнова (физико-географический очерк), И. О. Гавритухин (Территория Польши в древности и начале Средневековья); >>

ПО́ЛЬША (Polska), Рес­пуб­ли­ка Поль­ша (Rzeczpospolita Polska).

Общие сведения

П. – го­су­дар­ст­во в Центр. Ев­ро­пе. Гра­ни­чит на се­ве­ро-вос­то­ке с Рос­си­ей (Ка­ли­нин­град­ская обл.) и Лит­вой, на вос­то­ке – с Бе­ло­рус­си­ей и Ук­раи­ной, на юге – со Сло­ва­ки­ей и Че­хи­ей, на за­па­де – с Гер­ма­ни­ей. На се­ве­ре омы­ва­ет­ся Бал­тий­ским мо­рем. Пл. 312,7 тыс. км2. Нас. 38,3 млн. чел. (2014). Сто­ли­ца – Вар­ша­ва. Де­неж­ная еди­ни­ца – польск. зло­тый. Офиц. язык – поль­ский. Адм.-терр. де­ле­ние: 16 вое­водств (табл.).

Административно-территориальное деление (2013)

ВоеводствоПлощадь, тыс. км2Население, тыс. чел.Административный центр
Варминьско-Мазурское24,1731450,7Ольштын
Великопольское29,8263462,2Познань
Западно-Поморское22,8921721,4Щецин
Куявско-Поморское17,9722096,4Быдгощ, Торунь
Лодзинское18,2192524,7Лодзь
Люблинское25,1222165,7Люблин
Любушское (Любуское)13,9881023,3Гожув-Велькопольски,  Зелёна-Гура
Мазовецкое35,5585301,8Варшава
Малопольское15,1833354,1Краков
Нижнесилезское19,9472914,4Вроцлав
Опольское9,4121010,2Ополе
Подкарпатское17,8462130Жешув
Подляское20,1871198,7Белосток
Поморское18,312290,1Гданьск
Свентокшиское11,7111274Кельце
Силезское12,3334615,9Катовице

П. – член ООН (1945), Со­ве­та Ев­ро­пы (1991), ОБСЕ (1973); МВФ (1946–1950 и с 1986), МБРР (1946–50 и с 1986), Ев­роп. бан­ка ре­кон­ст­рук­ции и раз­ви­тия (1990), ВТО (1995), ОЭСР (1996), НАТО (1999), ЕС (2004).

Государственный строй

П. – уни­тар­ное гос-во. Кон­сти­ту­ция ут­вер­жде­на на ре­фе­рен­ду­ме 25.5.1997. Фор­ма прав­ле­ния – пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка.

Гла­ва гос-ва – пре­зи­дент, ко­то­рый из­би­ра­ет­ся все­на­род­ным го­ло­со­ва­ни­ем сро­ком на 5 лет на пря­мых все­об­щих вы­бо­рах (с пра­вом од­но­го пе­ре­из­бра­ния). Прeзидeнтoм мoжeт быть избрaн пoльск. грaждaнин, дос­тиг­ший 35 лeт и в пол­ной ме­ре пoльзующийся из­би­рат. прa­ва­ми на вы­бо­рах в Ceйм. Пре­зи­дент яв­ля­ет­ся вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим, осу­ще­ст­в­ля­ет пра­во по­ми­ло­ва­ния и вы­пол­ня­ет иные пол­но­мо­чия гла­вы гос-ва.

Выс­ший за­ко­но­дат. ор­ган – пар­ла­мент со­сто­ит из двух па­лат: ниж­ней – Сей­ма (460 де­пу­та­тов) и верх­ней – Се­на­та (100 се­на­то­ров). Де­пу­та­ты и се­на­то­ры из­би­ра­ют­ся од­но­вре­мен­но на 4 го­да в мно­го­ман­дат­ных из­би­рат. ок­ру­гах на ос­но­ве про­пор­цио­наль­ной и ма­жо­ри­тар­ной сис­те­мы со­от­вет­ст­вен­но.

Пра­ви­тель­ст­во – Со­вет ми­ни­ст­ров – фор­ми­ру­ет­ся по­бе­див­шей на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах пар­ти­ей, ут­вер­жда­ет­ся Сей­мом и при­во­дит­ся пре­зи­ден­том к при­ся­ге.

В П. су­ще­ст­ву­ет мно­го­пар­тий­ная сис­те­ма. Ве­ду­щие по­ли­тич. пар­тии: Гражд. плат­фор­ма, Пра­во и спра­вед­ли­вость, «Твоё дви­же­ние», Польск. кре­сть­ян­ская пар­тия, Со­юз де­мо­кра­тич. ле­вых сил.

Природа

Бе­ре­го­вая ли­ния Бал­тий­ско­го м. в це­лом из­ре­за­на сла­бо, на за­па­де вы­де­ля­ет­ся Ще­цин­ский зал., на вос­то­ке – Гдань­ский зал. с Пуц­кой бух­той и Вис­лин­ским зал. Пре­об­ла­да­ют аб­ра­зи­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ные и ак­ку­му­ля­тив­ные ли­ман­но-ла­гун­ные бе­ре­га – низ­мен­ные, с пес­ча­ны­ми пля­жа­ми и про­тя­жён­ны­ми ко­са­ми (Ме­жея-Хель­ска, Ме­жея-Вис­ля­на), от­де­ляю­щи­ми от мо­ря мно­го­числ. ла­гун­ные озё­ра (Ям­но, Бу­ко­во, Виц­кое, Гард­но, Леб­ское и др.) и ли­ман­ные за­ли­вы. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны при­мор­ские дюнные ком­плек­сы (Леб­ские дю­ны, пл. св. 300 га, – один из круп­ней­ших ком­плек­сов в Ев­ро­пе).

Рельеф

Св. 90% тер­ри­то­рии за­ни­ма­ют рав­ни­ны выс. до 300 м. Для по­верх­но­сти П. ха­рак­тер­но суб­ши­рот­ное че­ре­до­ва­ние поя­сов низ­мен­но­го и воз­вы­шен­но­го рель­е­фа, по­сте­пен­но рас­ши­ряю­щих­ся к вос­то­ку стра­ны. На се­ве­ре, вдоль по­бе­ре­жья Бал­тий­ско­го м., про­тя­ги­ва­ют­ся низ­кие при­мор­ские ак­ку­му­ля­тив­ные рав­ни­ны с лед­ни­ко­во-ак­ку­му­ля­тив­ны­ми фор­ма­ми. Юж­нее рас­по­ло­жен по­яс воз­вы­шен­но­стей Бал­тий­ской гря­ды, в рель­е­фе до­ми­ни­ру­ют хол­ми­сто-мо­ренные силь­но за­озё­рен­ные рав­ни­ны – По­мор­ское и Ма­зур­ское по­озе­рья. Ши­рокую по­ло­су в центр. час­ти стра­ны обра­зу­ют Ве­ли­ко­поль­ская низ­мен­ность и Ма­зо­вец­ко-Под­ляс­кая низ­мен­ность – об­шир­ные пло­ские зан­д­ро­вые рав­ни­ны, мес­та­ми с лед­ни­ко­во-ак­ку­му­ля­тив­ным рель­е­фом, в зап. час­ти за­озё­рен­ные (Ве­ли­ко­поль­ское по­озе­рье). К югу рас­по­ла­га­ет­ся по­яс пла­сто­во-сту­пен­ча­тых (в т. ч. куэ­сто­вых) асим­мет­рич­ных и б. ч. глу­бо­ко рас­чле­нён­ных лёс­со­вых воз­вы­шен­но­стей и пла­то, мес­та­ми ос­лож­нён­ных не­вы­со­ки­ми кри­стал­лич. глы­бо­вы­ми мас­си­ва­ми: Даль­ков­ская, Тшеб­ниц­кая и Ост­ше­шов­ская гря­ды (выс. до 284 м), наи­бо­лее при­под­ня­тые Си­лез­ская воз­вы­шен­ность и Ма­ло­поль­ская воз­вы­шен­ность со Свен­ток­ши­ски­ми го­ра­ми (выс. до 612 м, го­ра Лы­си­ца), Люб­лин­ская воз­вы­шен­ность и вал Роз­то­че. Воз­вы­шен­но­сти ог­ра­ни­че­ны с юга пред­гор­ны­ми кот­ло­ви­на­ми (Си­лез­ская, Ос­вен­цим­ская, Сан­до­меж­ская).

Высокие Татры. Фото Karol Krol

Го­ры за­ни­ма­ют край­нюю юж. часть стра­ны. Вдоль юго-зап. гра­ниц про­тя­ги­ва­ют­ся Су­де­ты, вдоль юж­ных и юго-вос­точ­ных – За­пад­ные Кар­па­ты и Вос­точ­ные Кар­па­ты. Су­де­ты пред­став­ле­ны изо­ли­ро­ван­ны­ми глы­бо­вы­ми низ­ко­гор­ны­ми мас­си­ва­ми выс. до 1602 м [го­ра Снеж­ка в мас­си­ве Кар­ко­но­ше (Крко­но­ше)], с се­ве­ра к ним при­мы­ка­ют де­ну­да­ци­он­ные под­гор­ные рав­ни­ны. Вдоль под­но­жий Кар­пат про­сле­жи­ва­ет­ся по­ло­са всхолм­лён­ных пред­го­рий, сме­няю­щих­ся сис­те­ма­ми фли­ше­вых склад­ча­тых, глу­бо­ко рас­чле­нён­ных пре­им. низ­ко­вы­сот­ных хреб­тов: Бес­ки­ды выс. до 1725 м [го­ра Ба­бья (Ба­бя)], Пе­ни­ны, Бе­ща­ды и др. Наи­боль­ших вы­сот Кар­па­ты до­сти­га­ют в мас­си­ве Тат­ры (до 2499 м, го­ра Ры­сы – выс­шая точ­ка П.), обо­соб­лен­но­м от сев. хреб­тов внут­ри­гор­ны­ми кот­ло­ви­на­ми (Под­га­ле и др.). В го­рах и на воз­вы­шен­но­стях юж. час­ти П. мес­та­ми раз­вит карст (кар­сто­вые ос­тан­цы, пе­ще­ры, во­рон­ки, кар­сто­вые ис­точ­ни­ки). В Тат­рах вы­ра­же­ны гор­но-лед­ни­ко­вые фор­мы рель­е­фа (тро­го­вые до­ли­ны, ка­ры, зуб­ча­тые греб­ни).

Геологическое строение и полезные ископаемые

На тер­ри­то­рии П. вы­де­ляют­ся: зап. ок­раи­на древ­ней Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы на вос­то­ке, вост. часть мо­ло­дой За­пад­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы на за­па­де и вы­тя­ну­тая уз­кой по­ло­сой на юге склад­ча­то-по­кров­ная сис­те­ма Кар­пат Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го под­виж­но­го поя­са с Пред­кар­пат­ским пе­ре­до­вым про­ги­бом. Гра­ни­ца ме­ж­ду плат­фор­мен­ны­ми об­лас­тя­ми про­хо­дит по зо­нам глу­бин­ных раз­ло­мов (т. н. ли­ния Тей­сей­ра – Торн­к­ви­ста), от­ра­же­ни­ем ко­то­рых в при­по­верх­но­ст­ной час­ти яв­ля­ют­ся флек­су­ры и раз­рыв­ные на­ру­ше­ния оса­доч­но­го чех­ла.

Ар­хей­ско-про­те­ро­зой­ский кри­стал­лич. фун­да­мент Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы за­ле­га­ет на глу­би­нах от 0,5 км (Mазурско-Cувалковский вы­ступ) до 8–9 км во впа­ди­нах (Под­ляс­ско-Бре­ст­ской, Люб­лин­ско-Львов­ской). Гра­бе­ны фун­да­мен­та за­пол­не­ны верх­не­про­те­ро­зой­ски­ми пес­ча­ни­ка­ми и слан­ца­ми. Оса­доч­ный че­хол сло­жен верх­не­ри­фей­ско-ниж­не­кем­брий­ски­ми тер­ри­ген­ны­ми по­ро­да­ми (раз­ви­ты вдоль зап. ок­раи­ны плат­фор­мы), сред­не­кем­брий­ски­ми пес­ча­но-алев­ро­ли­то­вы­ми, ор­до­вик-си­лу­рий­ски­ми кар­бо­нат­ны­ми от­ло­же­ния­ми и си­лу­рий­ски­ми грап­то­ли­то­вы­ми слан­ца­ми – в Бал­тий­ской си­нек­ли­зе, Под­ляс­ско-Бре­ст­ской и Люб­лин­ско-Львов­ской впа­ди­нах; в по­след­ней при­сут­ст­ву­ют так­же гли­ны, аргил­ли­ты и мер­ге­ли ниж­не­го де­во­на и ком­плекс де­вон-ка­мен­но­уголь­ных уг­ле­нос­ных от­ло­же­ний.

Судеты. Фото Marek Stŕansḱy

Склад­ча­тый фун­да­мент За­пад­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы вдоль т. н. ли­нии Тей­сей­ра – Торн­к­ви­ста в осн. ка­ле­дон­ский; в юго-зап. на­прав­ле­нии сме­ня­ет­ся гер­цин­ским – вы­сту­па­ет на по­верх­ность в Су­де­тах; глу­би­на за­ле­га­ния уве­ли­чи­ва­ет­ся с юго-за­па­да на се­ве­ро-вос­ток до св. 12 км. В Су­де­тах вы­де­ля­ют внут­ри­гор­ные Cеверо-Cудетскую и Bнут­рису­детскую (Hижнесилезскую) впа­ди­ны и пред­гор­ную Bерхнесилезскую впа­ди­ну (в по­след­них двух раз­ви­ты уг­ле­нос­ные от­ло­же­ния кар­бо­на).

В струк­ту­ре чех­ла За­пад­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы раз­ли­ча­ют Пред­су­дет­скую и Кра­ков­ско-Cилезскую мо­но­кли­на­ли и юго-вост. ок­раи­ну Сред­не­ев­ро­пей­ской ме­га­си­нек­ли­зы. Че­хол сло­жен тер­ри­ген­ны­ми уг­ле­нос­ны­ми тол­ща­ми кар­бо­на, верх­не­ка­мен­но­уголь­но-ниж­не­перм­скими об­ло­моч­ны­ми от­ло­же­ния­ми (с го­ри­зон­та­ми эф­фу­зи­вов в ниж­ней час­ти), тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­но-со­ле­нос­ной фор­ма­цией верх­ней пер­ми (цех­штейн), в ос­но­ва­нии ко­то­рой раз­ви­ты ме­тал­ло­нос­ные слан­цы. В об­лас­ти рас­про­стра­не­ния цех­штей­на мно­го­чис­лен­ны диа­пи­ро­вые струк­ту­ры. На всей плат­фор­мен­ной тер­ри­то­рии П. вы­ше за­ле­га­ют кон­ти­нен­таль­ные пес­ча­ни­ки ниж­не­го и ра­ко­вин­ные из­вест­ня­ки сред­не­го триа­са, тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ные от­ло­же­ния и эва­по­ри­ты верх­не­го триа­са и юры, тер­ри­ген­ные об­ра­зо­ва­ния ниж­не­го и кар­бо­нат­ные по­ро­ды верх­не­го ме­ла. На ру­бе­же ме­ла и па­лео­ге­на воз­ник­ла Куя­во-По­мор­ская зо­на внут­ри­плат­фор­мен­ных дис­ло­ка­ций (ох­ва­ты­ва­ет в т. ч. Свен­ток­ши­ские го­ры). Ши­ро­ко раз­ви­ты тер­ри­ген­ные от­ло­же­ния па­лео­ге­на и нео­ге­на с про­слоя­ми бу­рых уг­лей. Сре­ди рых­лых чет­вер­тич­ных осад­ков боль­шую роль иг­ра­ют лед­ни­ко­вые об­ра­зо­ва­ния.

О гео­ло­гич. строе­нии юж. гор­ных рай­онов П. см. в ст. Кар­па­ты.

На тер­ри­то­рии П. из­вест­ны ме­сто­ро­ж­де­ния разл. по­лез­ных ис­ко­пае­мых, важ­ней­ши­ми из ко­то­рых яв­ля­ют­ся ка­мен­ный уголь, нефть и при­род­ный го­рю­чий газ, ру­ды по­ли­ме­тал­лов, ме­ди, ка­мен­ная и ка­лий­ные со­ли. Ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за (неск. со­тен) при­над­ле­жат Цен­траль­но­ев­ро­пей­ско­му неф­те­га­зо­нос­но­му бас­сей­ну, Cеверо-Пред­кар­пат­ско­му и Карпат­ско­му неф­те­га­зо­нос­ным бас­сей­нам. Цен­траль­но­ев­ро­пей­ский бас­сейн ох­ва­ты­ва­ет плат­фор­мен­ные об­лас­ти П.; б. ч. ме­сто­ро­ж­де­ний на­хо­дит­ся на Пред­су­дет­ской мо­но­кли­на­ли и в По­мо­рье, вы­яв­ле­ны на шель­фе Бал­тий­ско­го м. Cеверо-Пред­кар­пат­ский бас­сейн ло­ка­ли­зо­ван в Пред­кар­пат­ском про­ги­бе, во внеш­ней час­ти ко­то­ро­го рас­по­ло­же­ны пре­им. га­зо­вые ме­сто­ро­ж­де­ния; неф­тя­ные ме­сто­ро­ж­де­ния мел­кие. Кар­пат­ский бас­сейн ох­ва­ты­ва­ет по­кро­вы Внеш­них Кар­пат; ме­сто­ро­ж­де­ния б. ч. неф­тя­ные. Ме­сто­ро­ж­де­ния ка­мен­но­го уг­ля на­хо­дят­ся в круп­ней­шем в П. Верх­не­си­лез­ском ка­мен­но­уголь­ном бас­сей­не на юге, Ниж­не­си­лез­ском уголь­ном бас­сей­не на юго-за­па­де и Люб­лин­ском уголь­ном бас­сей­не на юго-вос­то­ке стра­ны; уг­ли энер­ге­ти­че­ские и кок­сую­щие­ся. Бу­рые уг­ли и лиг­ни­ты наи­бо­лее ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны в центр. и зап. час­тях стра­ны, где из­вест­но неск. де­сят­ков ме­сто­ро­ж­де­ний; гл. ме­сто­ро­ж­де­ния – Aдамув, Конин, Бел­ха­тув, Tурув.

В не­драх П. за­клю­че­ны круп­ные за­па­сы руд свин­ца и цин­ка. По­ли­ме­тал­лич. ме­сто­ро­ж­де­ния на­хо­дят­ся на юге стра­ны, в пре­де­лах Кра­ков­ско-Си­лез­ской мо­но­кли­на­ли (глав­ные из них – Oлькуш, По­мо­жа­ны, Бы­том, Tшебёнка, За­вер­це); ру­ды б. ч. суль­фид­ные, по­пут­ные ком­по­нен­ты – Ag, Tl, Cu, As, Mo, Cd. Стра­ти­форм­ные ме­сто­ро­ж­де­ния мед­ных руд (Лю­бин, Руд­на, Поль­ко­ви­це-Се­ро­шо­ви­це и др. Лег­ниц­ко-Гло­гув­ско­го руд­но­го по­ля) – од­ни из круп­ней­ших в ми­ре в гео­ло­го-пром. ти­пе ме­ди­стых пес­ча­ни­ков и слан­цев, на­хо­дят­ся в пре­де­лах Пред­су­дет­ской мо­но­кли­на­ли; ру­ды со­дер­жат так­же при­ме­си Ag, Au, Pb, Ni, Co, V, Se, Pt, Pd, Re и др. Ме­сто­ро­ж­де­ния ка­мен­ной со­ли ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны в плат­фор­мен­ной час­ти стра­ны и в Пред­кар­пат­ском про­ги­бе и свя­за­ны с со­ля­ны­ми ку­по­ла­ми; наи­бо­лее круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния перм­ских со­лей – Клодава, Гypa, Ино­вроц­лав, Mогильно (со­дер­жат так­же лин­зы ка­лий­но-маг­не­зи­аль­ных со­лей), мио­це­но­вых со­лей – Bеличка (со­ля­ные ко­пи вклю­че­ны в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия), Бох­ня. Ка­лий­ные со­ли со­пут­ст­ву­ют за­ле­жам ка­мен­ной со­ли перм­ско­го воз­рас­та; наи­бо­лее круп­ные за­ле­жи по­ли­га­ли­та вы­яв­ле­ны на се­ве­ре, в pайоне Пуц­кой бух­ты. Ме­с­то­ро­ж­де­ния са­мо­род­ной се­ры от­но­сят­ся к чис­лу круп­ней­ших в ми­ре и рас­по­ло­же­ны в сев. час­ти Пред­кар­пат­ско­го се­ро­нос­но­го бас­сей­на; глав­ные из них – Гжи­був, Tар­но­бжег, Осек.

В П. так­же из­вест­ны ме­сто­ро­ж­де­ния же­лез­ных руд (Кше­мян­ка, Ковары, Конь­ске, Ло­без и др.), ни­ке­ле­вых руд (Шкля­ры). Име­ют­ся мно­го­числ. за­ле­жи тор­фа, ме­сто­ро­ж­де­ния фос­фо­ри­тов (в сев. об­рам­ле­нии Cвентокшиских гор), ба­ри­та (Бо­гу­шув, Ста­ни­сла­вув в Су­де­тах), гип­са и ан­гид­ри­та (в Пред­кар­пат­ском про­ги­бе, Ниж­ней Си­ле­зии), по­ле­во­го шпа­та, маг­не­зи­та, разл. глин, диа­то­ми­тов, при­род­ных стро­ит. ма­те­риа­лов (гра­ни­ты, мра­мо­ры, пес­ча­ни­ки, из­вест­ня­ки, до­ло­ми­ты, пес­ки, гра­вий), дра­го­цен­ных и по­де­лоч­ных кам­ней (ме­сто­ро­ж­де­ния Ян­тар, Па­гур­ки-Зax в По­мо­рье) и др. У под­но­жия Кар­пат и Су­дет – ми­нер. ис­точ­ни­ки.

Климат

На тер­ри­то­рии П. кли­мат уме­рен­ный, пе­ре­ход­ный от океа­ни­че­ско­го к кон­ти­нен­таль­но­му, сте­пень кон­ти­нен­таль­но­сти воз­рас­та­ет с за­па­да на вос­ток. В те­че­ние все­го го­да гос­под­ству­ет зап. пе­ре­нос влаж­но­го и тё­п­ло­го воз­ду­ха. Ср. темп-ры ян­ва­ря от –1 °C на по­бе­ре­жье и на за­па­де стра­ны до –4 °C в центр. и вост. рай­онах, до –6 °C в го­рах, ию­ля – от 16–17 °C на се­ве­ре до 17–19 °C в центр. рай­онах, до 10–14 °C в го­рах. Сред­не­го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков со­став­ля­ет 500–600 мм на рав­ни­нах, 600–700 мм на воз­вы­шен­но­стях, 800–1300 мм в го­рах; б. ч. осад­ков вы­па­да­ет в лет­ний пе­ри­од.

Внутренние воды

Тер­ри­то­рия П. в осн. при­над­ле­жит бас­сей­ну Бал­тий­ско­го мо­ря. Круп­ней­шие ре­ки – Вис­ла и Од­ра, пе­ре­се­каю­щие тер­ри­то­рию с юга на се­вер. Св. 1/2 тер­ри­то­рии от­но­сит­ся к бас­сей­ну Вис­лы и её гл. при­то­ков – Ду­на­ец, Сан, Вепш, Буг с На­ре­вом (пра­вые), Пи­ли­ца, Бзу­ра (ле­вые); ок. 1/3 – к бас­сей­ну Од­ры (осн. при­то­ки – Вар­та, Бубр). Не­зна­чит. часть тер­ри­то­рии дре­ни­ру­ет­ся не­боль­ши­ми ре­ка­ми, впа­даю­щи­ми не­по­сред­ст­вен­но в Бал­тий­ское м. (Пар­сен­та, Слу­пя, Ле­ба). Пи­та­ние рек пре­им. сне­го­во-до­ж­де­вое, ве­сен­нее по­ло­во­дье и лет­ние па­вод­ки не­ред­ко при­во­дят к силь­ным на­вод­не­ни­ям (1934, 2010). Сток наи­бо­лее круп­ных рек (Од­ра, Вис­ла, Ду­на­ец) час­тич­но за­ре­гу­ли­ро­ван про­ти­во­па­вод­ко­вы­ми во­до­хра­ни­ли­ща­ми. Осн. реч­ные сис­те­мы П. со­еди­не­ны ме­ж­ду со­бой су­до­ход­ны­ми ка­на­ла­ми (Быд­гощ­ский ка­нал и др.). На­счи­ты­ва­ет­ся св. 9000 озёр, б. ч. ко­то­рых со­сре­до­то­че­на в осн. пре­де­лах Ма­зур­ско­го и По­мор­ско­го по­озе­рий. Пре­об­ла­да­ют лед­ни­ко­вые озё­ра, круп­ней­шие – Сняр­двы (113,8 км2) и Мам­ры (104 км2).

Еже­год­но во­зоб­нов­ляе­мые вод­ные ре­сур­сы 61,6 км3, во­до­обес­пе­чен­ность – од­на из наи­бо­лее низ­ких в Ев­ро­пе (1,7 тыс. м3 на чел. в год). На хо­зяйств. ну­ж­ды ис­поль­зу­ет­ся ок. 1/5 всех имею­щих­ся вод­ных ре­сур­сов, из них 59% по­треб­ля­ют пром. пред­при­ятия, 31% рас­хо­ду­ет­ся в ком­му­наль­но-бы­то­вом во­до­снаб­же­нии, 10% – в сель­ском хо­зяй­ст­ве.

Почвы, растительный и животный мир

Тер­ри­то­рия П. рас­по­ло­же­на в пре­де­лах ланд­шафт­ных зон сме­шан­ных и ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов; в го­рах вы­ра­же­на вы­сот­ная по­яс­ность. В поч­вен­ном по­кро­ве рав­нин­ной час­ти пре­об­ла­да­ют дер­но­во-под­зо­ли­стые поч­вы и дер­но­во-под­зо­лы, на мо­рен­ных рав­ни­нах так­же рас­про­стра­не­ны тек­стур­но-диф­фе­рен­ци­ро­ван­ные поч­вы с при­зна­ка­ми ог­лее­ния в верх­них го­ри­зон­тах. На вос­то­ке и се­ве­ро-вос­то­ке ши­ро­ко пред­став­ле­ны бо­лот­ные поч­вы. Для лёс­со­вых воз­вы­шен­но­стей ха­рак­тер­ны дер­но­во-кар­бо­нат­ные поч­вы, на юго-вос­то­ке (Люб­лин­ская воз­вы­шен­ность) рас­про­стра­не­ны чер­но­зё­мы. В пред­горь­ях раз­ви­ты бу­рые лес­ные поч­вы, в го­рах – гор­ные бу­ро­зё­мы. По до­ли­нам рек сфор­ми­ро­ва­лись ал­лю­ви­аль­ные поч­вы.

Ан­тро­по­ген­ная транс­фор­ма­ция ланд­шаф­тов зна­чи­тель­на в ре­зуль­та­те дли­тель­но­го и ин­тен­сив­но­го ос­вое­ния. Св. 60% тер­ри­то­рии рас­па­ха­но. Ле­са за­ни­ма­ют 29,2% пл. стра­ны (2011). В 1950-х гг. во многих рай­онах П. осу­ще­ст­в­ля­лись мас­штаб­ные по­сад­ки со­сны (в 1945 пл. ле­сов со­став­ля­ла 20,8%), что при­ве­ло к пре­об­ла­да­нию сред­не­воз­ра­ст­ных хвой­ных ле­сов. Еже­год­но площадь ле­сов уве­ли­чи­ва­ет­ся на 0,3% (2005–10). Наи­боль­шей ле­си­сто­стью от­ли­ча­ют­ся Кар­па­ты, Су­де­ты и по­яс по­озе­рий. В совр. лес­ном по­кро­ве пре­об­ла­да­ют со­сня­ки (ок. 60% пл. ле­сов), в го­рах рас­про­стра­не­ны ель ев­ро­пей­ская и пих­та бе­лая (в ниж­не­гор­ном поя­се в со­ста­ве сме­шан­ных бу­ко­во-пих­то­вых и пих­то­во-ело­во-бу­ко­вых ле­сов, в сред­не­гор­ном – ело­вых ле­сов). Верх­няя гра­ни­ца ле­са (на выс. 1600–1800 м) пред­став­ле­на кри­во­лесь­я­ми из со­сны гор­ной, вы­ше раз­ви­ты гор­но-лу­го­вые со­об­ще­ст­ва (по­ло­ни­ны). В сев. и вост. рай­онах П. со­хра­ни­лись мас­си­вы ле­сов – пу­щи (Бе­ло­веж­ская – один из круп­ней­ших мас­си­вов ма­ло­на­ру­шен­ных ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов Ев­ро­пы, Ав­гу­стов­ская, Кам­пи­но­ская и др.). На се­ве­ре и се­ве­ро-вос­то­ке боль­шие пло­ща­ди за­ня­ты ве­ре­ско­вы­ми пус­то­ша­ми, вер­хо­вы­ми и ни­зин­ны­ми тор­фя­ни­ка­ми.

Уро­вень био­ло­гич. раз­но­об­ра­зия в П. – один из са­мых вы­со­ких в Ев­ро­пе. В со­ста­ве фло­ры св. 2300 ви­дов рас­те­ний, на тер­ри­то­рии стра­ны рас­по­ло­же­ны гра­ни­цы ареа­лов ок. 40% ви­дов фло­ры, в т. ч. вост. гра­ни­цы бу­ка ев­ро­пей­ско­го, яво­ра, сев. гра­ни­ца ли­пы ши­ро­ко­ли­ст­ной. В со­ста­ве фау­ны из­вест­но 92 ви­да мле­ко­пи­таю­щих, 395 ви­дов птиц (из них 232 ви­да – гнез­дят­ся на тер­ри­то­рии стра­ны), 8 ви­дов пре­смы­каю­щих­ся и 18 ви­дов зем­но­вод­ных, 129 ви­дов пре­сно­вод­ных и мор. рыб. Ха­рак­тер­ны пред­ста­ви­те­ли лес­ной фау­ны: из хищ­ных – волк, рысь, ли­си­ца, бар­сук, из ко­пыт­ных – ко­су­ля, бла­го­род­ный олень, лось. В нац. Крас­ную кни­гу в­не­се­ны 32 ви­да мле­ко­пи­таю­щих, 70 ви­дов птиц, 17 ви­дов рыб. Сре­ди ред­ких и ох­ра­няе­мых ви­дов – мед­ведь, волк, рысь, чис­лен­ность по­пу­ля­ций ко­то­рых по­сте­пен­но уве­ли­чи­ва­ет­ся, из птиц – чер­но­зо­бик (на гра­ни ис­чез­но­ве­ния), бе­ло­гла­зый ны­рок, бер­кут, ско­па. Поч­ти пол­но­стью ис­треб­лён­ные ра­нее зубр, бобр, сап­сан ус­пеш­но ре­акк­ли­ма­ти­зи­ро­ва­ны. Вод­но-бо­лот­ные уго­дья П. – цен­ные ме­с­то­оби­та­ния ред­ких ви­дов птиц об­ще­ев­ро­пей­ско­го и гло­баль­но­го зна­че­ния, напр. в П. со­сре­дото­че­но 25% ми­ро­вой по­пу­ля­ции верт­ля­вой ка­мы­шов­ки (на­хо­дя­щий­ся под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния вид, вклю­чён­ный в Крас­ную кни­гу МСОП).

Состояние и охрана окружающей среды

Осн. эко­ло­гич. про­бле­мы – за­гряз­не­ние воз­душ­ной и вод­ной сре­ды. Не­смот­ря на то, что вы­бро­сы ди­ок­си­дов се­ры и азо­та сни­зи­лись с 1990 бо­лее чем в 3 раза (в 2011 – 503 и 332 тыс. т со­от­вет­ст­вен­но), про­бле­ма за­гряз­не­ния воз­ду­ха ок­си­да­ми се­ры и азо­та, а так­же твёр­ды­ми час­ти­ца­ми со­хра­ня­ет­ся. Раз­ной сте­пе­ни де­фо­лиа­ции, од­ной из при­чин ко­то­рой яв­ля­ют­ся ки­слот­ные до­ж­ди, по-преж­не­му под­вер­же­ны 23,8% ле­сов. Еже­год­ный сброс за­гряз­нён­ных сточ­ных вод со­став­ля­ет 174 млн. м3 (2011). Эв­тро­фи­ка­ция вод за­фик­си­ро­ва­на в св. 60% рек. 17,5% зе­мель­ных уго­дий П. ис­пы­ты­ва­ют де­гра­да­цию вслед­ст­вие эро­зии и 27,6% – де­фля­ции.

В нац. сис­те­ме ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий, за­ни­маю­щих 32,5% пл. стра­ны (2011), – 23 нац. пар­ка [круп­ней­шие – Бе­щад­ский, Кам­пи­но­ский, Тат­ран­ский (Тат­жань­ский)], 121 ланд­шафт­ный парк, мно­го­числ. при­род­ные ре­зер­ва­ты, ох­ра­няе­мые ланд­шаф­ты и па­мят­ни­ки при­ро­ды. Б. ч. ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий вклю­че­на в об­ще­ев­ро­пей­скую сеть «На­ту­ра 2000». На тер­ри­то­рии П. на­хо­дит­ся часть транс­гра­нич­но­го (совм. с Бе­ло­рус­си­ей) био­сфер­но­го ре­зер­ва­та Бе­ло­веж­ская Пу­ща (вклю­че­на в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия). Ста­тус био­сфер­ных ре­зер­ва­тов ЮНЕСКО име­ют 10 ох­ра­няе­мых тер­ри­то­рий, в т. ч. нац. пар­ки Сло­винь­ский (ох­ра­на уни­каль­но­го мас­си­ва Леб­ских дюн), Ба­бё­гур­ский (вы­сот­ный спектр ланд­шаф­тов Бес­кид), ланд­шафт­ный парк Ту­холь­ский бор (вто­рой по ве­ли­чи­не лес­ной мас­сив по­сле Бе­ло­веж­ской Пу­щи) и др. Транс­гра­нич­ные био­сфер­ные ре­зер­ва­ты Кар­ко­нош­ский (совм. с Че­хи­ей), Тат­ран­с­кий (со Сло­ва­ки­ей), Вост. Кар­па­ты (с Ук­раи­ной и Сло­ва­ки­ей), Зап. По­ле­сье (с Бе­ло­рус­си­ей и Ук­раи­ной) – важ­ные эле­мен­ты ре­гио­наль­ных эко­ло­гич. се­тей. К вод­но-бо­лот­ным угодь­ям, имею­щим ме­ж­ду­нар. зна­че­ние и ох­ра­няе­мым в рам­ках Рам­сар­ской кон­вен­ции, от­не­се­но 13 тер­ри­то­рий и ак­ва­то­рий («Устье Вар­ты», «Ре­ка На­рев» и др.) об­щей пл. 145 тыс. га (2011).

Население

По пе­ре­пи­си 2011, по­ля­ка­ми на­зва­ли се­бя 93,7% на­се­ле­ния П., из них 2,2% так­же от­ме­ти­ли свою при­над­леж­ность к др. эт­нич. груп­пам; 2,1% от­не­сли се­бя к слен­за­нам, 0,6% – к ка­шу­бам, 16 тыс. чел. – к цы­га­нам, 10 тыс. чел. – к лем­кам. В стра­не про­жи­ва­ют так­же нем­цы (0,3%), ук­ра­ин­цы (0,1%) и бе­ло­ру­сы (0,1%), рус­ские, аме­ри­кан­цы, анг­ли­ча­не и др.

За 1946–2014 чис­лен­ность на­се­ле­ния П. уве­ли­чи­лась в 1,62 раза (23,6 млн. чел. в 1946; 35,7 млн. чел. в 1980; 38,7 млн. чел. в 2000). Во 2-й пол. 1940-х – 1960-е гг. на­блю­дал­ся вы­со­кий ес­теств. при­рост на­се­ле­ния (19,5 в 1953–55 – макс. по­ка­за­тель), с нач. 1970-х гг. на­ча­лось его сни­же­ние (8,2 в 1970; 4,1 в 1990), гл. обр. из-за со­кра­ще­ния ро­ж­дае­мо­сти. С нач. 2000-х гг. по­ка­за­тель ес­теств. при­рос­та на­се­ле­ния ко­леб­лет­ся око­ло ну­ле­вой от­мет­ки (0,3 на 1000 жит. в 2000; –0,1 в 2005; 0,9 в 2010). Гл. де­мо­гра­фич. про­бле­мы – низ­кая ро­ж­дае­мость (9,8 на 1000 жит., 2014) и от­но­си­тель­но вы­со­кая смерт­ность (10,4 на 1000 жит.). По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти 1,3 ре­бён­ка на 1 жен­щи­ну (2014); мла­ден­че­ская смерт­ность 6,2 на 1000 жи­во­рож­дён­ных (2014); ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни ок. 76,7 го­да (2014; муж­чи­ны – 72,7, жен­щи­ны – 80,8 го­да).

В воз­рас­тной струк­ту­ре на­се­ле­ния до­ля де­тей (до 15 лет) со­став­ля­ет 14,6% (2014), лиц в воз­ра­сте 15–65 лет – 70,9%, лиц стар­ше 65 лет – 14,5%. Ср. воз­раст нас. 39,5 лет (2014; муж­чи­ны – 37,9 го­да, жен­щи­ны – 41,3). На 100 муж­чин при­хо­дит­ся 106,4 жен­щин (2014).

Сред­няя плот­ность нас. 122,5 чел./км2 (2014). Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны юж­ные (Си­лез­ское, Ма­ло­поль­ское и Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­ва) и цен­траль­ные (Ма­зо­вец­кое, Лод­зин­ское) рай­оны стра­ны, в ко­то­рых сфор­ми­ро­ва­лись круп­ные гор. аг­ло­ме­ра­ции; зна­чи­тель­но ре­же – се­ве­ро-за­пад­ные (За­пад­но-По­мор­ское), за­пад­ные (Лю­бушс­кое) и се­ве­ро-вос­точ­ные (Вар­минь­ско-Ма­зур­ское и Под­ляс­кое) рай­оны.

С 1960 на­блю­да­ет­ся по­сто­ян­ный ми­грац. от­ток на­се­ле­ния. Во 2-й пол. 2000-х гг. ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась тру­до­вая эмиг­ра­ция по­ля­ков (гл. обр. муж­чин) в бо­лее бла­го­по­луч­ные стра­ны ЕС (0,47 на 1000 жит. в 2014).

До­ля гор. нас. 60,9% (2014). Круп­ней­шие го­ро­да (тыс. чел., 2014): Вар­ша­ва 1726,6 (в пре­де­лах аг­ло­ме­ра­ции 2,6 млн. чел.), Кра­ков 759,1 (1,45 млн. чел.), Лодзь 709,8 (1,45 млн. чел.), Вроц­лав 632,4 (1,0 млн. чел.), По­знань 547,2, Гданьск 461,5 [центр аг­ло­ме­ра­ции Труй­мя­сто (Трёх­гра­дье) с на­се­ле­ни­ем ок. 1,1 млн. чел.; вклю­ча­ет так­же го­ро­да Гды­ня и Со­пот], Ще­цин 408,1, Быд­гощ 358,9, Люб­лин 343,6, Ка­то­ви­це 304,4 (центр Верх­не­си­лез­ской аг­ло­ме­ра­ции с на­се­ле­ни­ем ок. 2,7 млн. чел.; вклю­ча­ет го­ро­да Со­сно­вец, Гли­ви­це, За­бже, Бы­том, Ру­да-Слён­ска, Дом­бро­ва-Гур­ни­ча и др.) и др.

Эко­но­ми­че­ски ак­тив­ное нас. 18,2 млн. чел. (2013). В сфе­ре ус­луг за­ня­то 57%, в пром-сти и строи­тель­ст­ве 30,2%, в сель­ском и лес­ном хо­зяй­ст­ве 12,8% (2010). Уро­вень без­ра­бо­ти­цы 10,3% (2013; 19,9% в 2003 – макс. по­ка­за­тель), в т. ч. в круп­ней­ших гор. аг­ло­ме­ра­ци­ях ме­нее 5%, в сев. рай­онах стра­ны св. 20%.

Религия

Ок. 89% на­се­ле­ния – хри­стиа­не, в т. ч. ок. 87,3% – ка­то­ли­ки (вклю­чая пред­ста­ви­те­лей Укр. гре­ко­ка­то­лич. церк­ви, Арм. ка­то­лич. церк­ви и ста­ро­ка­то­ли­ков), 1,3% – пра­во­слав­ные и ок. 0,39% – пред­ста­ви­те­ли разл. про­тес­тант­ских де­но­ми­на­ций (гл. обр. лю­те­ра­не и пя­ти­де­сят­ни­ки); ок. 0,33% – сви­де­те­ли Ие­го­вы; ок. 0,07% – при­вер­жен­цы др. ре­ли­гий (му­суль­ма­не, буд­ди­сты и др.); ок. 10% не при­чис­ля­ют се­бя ни к од­ной ре­лиг. груп­пе (2011, пе­ре­пись).

Рим­ско-ка­то­лич. цер­ковь лат. об­ря­да в П. пред­став­ле­на 14 ми­тро­по­лия­ми, со­стоя­щи­ми из 14 ар­хи­епар­хий и 27 епар­хий; Укр. гре­ко­ка­то­лич. цер­ковь – 1 ми­тро­по­ли­ей, со­стоя­щей из 1 ар­хи­епар­хии и 1 епар­хии. Дей­ст­ву­ет боль­шое чис­ло ка­то­лич. об­ществ. ор­га­ни­за­ций и учеб­ных за­ве­де­ний. Пра­во­слав­ные при­хо­ды на­хо­дят­ся в юрис­дик­ции Поль­ской пра­во­слав­ной церк­ви. В П. на­хо­дит­ся ряд круп­ных мест хри­сти­ан­ско­го па­лом­ни­че­ст­ва, в т. ч. мо­на­стырь пау­ли­нов Яс­на-Гу­ра в г. Чен­сто­хо­ва, где хра­нит­ся Чен­сто­хов­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Исторический очерк

Территория Польши в древности и начале Средневековья

К древ­ней­шим па­мят­ни­кам че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти на тер­ри­то­рии П. от­но­сят­ся на­ход­ки из Тшеб­ни­цы и Рус­ко (Ниж­няя Си­ле­зия), да­ти­руе­мые ок. 500 и 440–370 тыс. лет на­зад. На­ход­ки, со­от­но­си­мые с Аше­лем, из­вест­ны в Си­ле­зии, Кра­ко­ве и его ок­рест­но­стях. На час­ти па­мят­ни­ков сред­не­го па­лео­ли­та пред­став­ле­на ин­ду­ст­рия Ми­кок, на боль­шин­ст­ве – Му­стье. Для ран­ней час­ти верх­не­го па­лео­ли­та из­вест­ны Се­лет, Оринь­як, Гра­ветт. По­сле пе­ре­ры­ва в за­се­ле­нии, свя­зан­но­го с мак­си­му­мом оле­де­не­ния, поя­ви­лись па­мят­ни­ки куль­тур Мад­лен, эпи­гра­вет­та, за­тем гам­бург­ской (см. Мей­ен­дорф), Линг­би и про­дол­жаю­щей её тра­ди­ции аренс­бург­ской куль­ту­ры, сви­дер­ской куль­ту­ры, а так­же еди­нич­ные па­мят­ни­ки, куль­ту­ра ко­то­рых на вос­то­ке свя­за­на с бас­сей­ном р. Дес­на. В ран­нем ме­зо­ли­те рас­про­стра­ня­ет­ся ко­мор­ниц­кая куль­ту­ра (на за­па­де схо­жие тра­ди­ции до­хо­дят до Бри­тан­ских о-вов, то­гда со­еди­нён­ных с ма­те­ри­ком; см. Стар-Карр), за­тем – хой­ниц­ко-пень­ков­ская куль­ту­ра (близ­ка Маг­ле­мо­зе), в по­зд­нем ме­зо­ли­те – яни­сла­виц­кая куль­ту­ра. На се­ве­ро-вос­то­ке раз­ви­ва­лась куль­ту­ра Кун­да.

Археологические находки с территории Польши: 1 – культура Мадлен. Орнамент на кости. Машицкая пещера близ Кракова. Ок. 14 тыс. лет назад; 2 – культура Лендьель. Фрагмент антропоморфной фиг...

Не­оли­ти­за­ция, в т. ч. по­яв­ле­ние про­из­во­дя­ще­го хо­зяй­ст­ва, на тер­ри­то­рии П. свя­за­на с рас­про­стра­не­ни­ем ок. 5400–5300 до н. э. ли­ней­но-лен­точ­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ры и сло­жив­шей­ся на её ос­но­ве куль­ту­ры с ке­ра­ми­кой, ук­ра­шен­ной по­ло­са­ми из на­ко­лов от­сту­паю­щим штам­пом. Ок. 4600 да­ти­ру­ют по­яв­ле­ние куль­ту­ры Лен­дь­ель. С ней со­су­ще­ст­во­ва­ла ма­лиц­кая куль­ту­ра (сло­жи­лась при уча­стии лен­дь­ель­ских тра­ди­ций или групп с на­коль­ча­той ке­ра­ми­кой), влия­ние ко­то­рой ох­ва­ты­ва­ло зна­чит. часть тер­ри­то­рии П. Эне­о­лит пред­став­лен ва­ри­ан­та­ми во­рон­ко­вид­ных куб­ков куль­ту­ры, ша­ро­вид­ных ам­фор куль­ту­ры, шну­ро­вой ке­ра­ми­ки куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской общ­но­сти (см. так­же Ладь­е­вид­ных то­по­ров куль­ту­ра). Раз­ви­тие ме­зо­ли­тич. тра­ди­ций, ис­пы­ты­вав­ших влия­ние зем­ле­дель­че­ско-ско­то­водч. куль­тур, про­сле­жи­ва­ет­ся в куль­ту­ре Эр­те­бёл­ле (на тер­ри­то­рии Сев. П.), не­ман­ской куль­ту­ре (Центр. и Сев.-Вост. П.), нарв­ской куль­ту­ре (Сев.-Вост. П.).

К кон­цу эне­о­ли­та – на­ча­лу брон­зо­во­го ве­ка на тер­ри­то­рии П. от­но­сит­ся появ­ле­ние па­мят­ни­ков ко­ло­ко­ло­вид­ных куб­ков куль­ту­ры, её тра­ди­ции про­сле­жи­ва­ют­ся в уне­тиц­кой куль­ту­ре, аре­ал ко­то­рой вклю­чал и зап. зем­ли П. Тра­ди­ции куль­тур шну­ро­вой ке­ра­ми­ки на тер­ри­то­рии юго-вос­то­ка П. раз­ви­ва­лись в ме­жа­но­виц­кой и стшы­жов­ской куль­ту­рах, на се­ве­ро-вос­то­ке – сла­бо изу­чен­ны­ми груп­па­ми, свя­зан­ны­ми с куль­ту­ра­ми Сев.-Вост. Ев­ро­пы. На этой ос­но­ве при уча­стии куль­тур По­ду­на­вья (кру­га кур­ган­ных по­гре­бе­ний куль­ту­ры) на за­па­де скла­ды­ва­ет­ся т. н. пред­лу­жиц­кая куль­ту­ра, на вос­то­ке – тши­нец­кая куль­ту­ра, уча­ст­во­вав­шие в фор­ми­ро­ва­нии лу­жиц­кой куль­ту­ры, аре­ал ко­то­рой вклю­чал поч­ти всю тер­ри­то­рию П. в позд­нем брон­зо­вом ве­ке и на­ча­ле ран­не­го же­лез­но­го ве­ка.

В рам­ках лу­жиц­кой куль­ту­ры сло­жи­лась по­мор­ская куль­ту­ра, за­няв­шая к 4 в. до н. э. осн. часть ареа­ла пред­ше­ст­вен­ни­цы в гра­ни­цах П. Не­боль­шие груп­пы кель­тов, но­си­те­лей куль­ту­ры Ла­тен, поя­ви­лись в нач. 4 в. до н. э. на тер­ри­то­рии Си­ле­зии, в нач. 3 в. до н. э. – в вер­ховь­ях Вис­лы (ты­нец­кая груп­па) и Са­на. Не­боль­шая зо­на кон­цен­тра­ции ла­тен­ских на­хо­док фик­си­ру­ет­ся в Куя­вии. В про­цес­се ла­те­ни­за­ции по­мор­скую куль­ту­ру сме­ни­ли пше­вор­ская куль­ту­ра и ок­сыв­ская куль­ту­ра, став­шая суб­стра­том вель­бар­ской куль­ту­ры. Часть тер­ри­то­рии Сев.-Зап. П. в кон­це пред­рим­ско­го пе­рио­да (в осн. син­хрон­но Ла­те­ну) за­ни­ма­ли груп­пы, свя­зан­ные с тра­ди­ция­ми яс­торф­ской куль­ту­ры; груп­пы, близ­кие куль­ту­рам на тер­ри­то­рии Гер­ма­нии, су­ще­ст­во­ва­ли здесь и в рим. вре­мя (сер. 1 – 4 вв. н. э.). Ряд па­мят­ни­ков позд­ней час­ти пред­рим­ско­го и ран­ней час­ти рим. вре­ме­ни в Сев. При­кар­па­тье от­но­сит­ся к пу­хов­ской куль­ту­ре (осн. аре­ал в пред­гор­ной Сло­ва­кии). На край­нем вос­то­ке тер­ри­то­рии П. из­вест­ны па­мят­ни­ки с тра­ди­ция­ми за­ру­би­нец­кой куль­ту­ры и бо­лее позд­них групп, свя­зан­ных с куль­ту­ра­ми бас­сей­на Днеп­ра. Часть сев.-вост. зе­мель П. вхо­ди­ла в аре­ал куль­ту­ры за­пад­но­балт­ских кур­га­нов; в рим. вре­мя здесь раз­ви­ва­лись куль­тур­ные груп­пы (бо­га­чёв­ская куль­ту­ра и др.), при­над­ле­жа­щие кру­гу зап. бал­тов.

Рас­пад пше­вор­ской и вель­бар­ской куль­тур свя­зы­ва­ют с ухо­дом ван­да­лов, го­тов, ге­пи­дов, др. гер­ман­цев и свя­зан­но­го с ни­ми на­се­ле­ния к гра­ни­цам и на тер­ри­то­рию Рим. им­пе­рии в кон. 4 – 1-й пол. 5 вв. н. э. Со 2-й пол. 5 в. (для не­ко­то­рых па­мят­ни­ков не ис­клю­ча­ет­ся и не­мно­го бо­лее ран­няя да­та) на этих зем­лях рас­про­стра­ня­ет­ся праж­ская куль­ту­ра, со­от­не­се­ние ко­то­рой со сла­вя­на­ми не вы­зы­ва­ет со­мне­ний (о др. тео­ри­ях по­яв­ле­ния сла­вян на тер­ри­то­рии П. см. в ст. Сла­вя­не). Па­мят­ни­ки ти­па Суков – Дзед­зи­це боль­шин­ст­во совр. ар­хео­ло­гов счи­та­ют её ло­каль­ной мо­ди­фи­ка­ци­ей. Не­боль­шие анк­ла­вы пред­ше­ст­вую­щих куль­тур да­ти­ру­ют­ся в рам­ках 2-й пол. 5 в. – 520-х гг., их но­си­те­ли бы­ли вы­тес­не­ны или ас­си­ми­ли­ро­ва­ны но­си­те­ля­ми соб­ст­вен­но праж­ских и дзе­дзиц­ких тра­ди­ций. На этой ос­но­ве сфор­ми­ро­вал­ся ряд слав. куль­тур­ных групп 4-й четв. 1-го тыс., за­ни­мав­ших тер­ри­то­рию П., за ис­клю­че­ни­ем её сев.-вост. час­ти, где раз­ви­ва­лись балт­ские тра­ди­ции (прус­сы, ят­вя­ги и др.).

Польша от возникновения государства до становления «шляхетской демократии» (9–14 вв.)

По ме­ре рос­та на­се­ле­ния рас­ши­рял­ся аре­ал об­ра­ба­ты­вае­мых зе­мель, ус­лож­ня­лась со­ци­аль­ная ор­га­ни­за­ция, ве­ду­щую роль при при­ня­тии ре­ше­ний по­сте­пен­но при­об­ре­та­ли гла­вы об­щин (жу­па­ны), пле­мен­ные кня­зья и их ок­ру­же­ние, обо­соб­ляв­шие­ся в са­мо­сто­ят. со­ци­аль­ную груп­пу. По­яв­ле­ние об­щих для пле­ме­ни дел, осо­бен­но свя­зан­ных с обес­пе­че­ни­ем безо­пас­но­сти (со­дер­жа­ние гро­дов, лес­ных за­сек, не­се­ние во­ин­ской служ­бы), ве­ло к воз­ник­но­ве­нию сис­те­мы по­вин­но­стей.

Вы­де­ле­ние пле­мен­ной зна­ти и по­яв­ле­ние ин­сти­ту­та кня­же­ской вла­сти сти­му­ли­ро­ва­ли про­цесс объ­е­ди­не­ния мел­ких родств. пле­мён в боль­шие пле­ме­на и пле­мен­ные объе­ди­не­ния. Со­глас­но «Ба­вар­ско­му гео­гра­фу» (пе­ре­чень на­ро­дов Центр. и Вост. Ев­ро­пы 2-й пол. 9 в.), в П. бы­ло ок. 50 боль­ших и ма­лых пле­мён, в т. ч. вис­ля­не, ленд­зя­не, гло­жа­не (отож­дест­вля­ют­ся с зап. поля­на­ми­), го­п­ля­не, слен­за­не, ма­зов­ша­не, по­мо­ря­не. Про­цесс соз­да­ния гос-ва воз­гла­ви­ли по­ля­не, объ­еди­нён­ные князь­я­ми ма­ло­го лед­ниц­ко-гнез­нин­ско­го пле­ме­ни из ди­на­стии Пяс­тов. Их уси­ле­нию спо­соб­ст­во­ва­ли вы­год­ное стра­те­гич. по­ло­же­ние (по­ля­не бы­ли ок­ру­же­ны род­ст­вен­ны­ми и близ­ки­ми по уров­ню раз­ви­тия и си­ле пле­ме­на­ми), со­сре­до­то­че­ние в Гнез­но тор­гов­ли со­лью (до­бы­ва­лась в Куя­вии). Со­глас­но Гал­лу Ано­ни­му, князь­я­ми по­лян по­сле­до­ва­тель­но бы­ли Зе­мо­вит, ко­то­рый счи­та­ет­ся сы­ном ле­ген­дар­но­го Пяс­та, под­чи­нив­ший все пле­ме­на по­лян и, воз­мож­но, го­п­лян (Куя­вия); Ле­шек (Лес­тек), по всей ве­ро­ят­но­сти при­сое­ди­нив­ший к сво­ему гос-ву ма­зов­шан (Ма­зо­вия) и ленд­зян; Зе­мо­мысл, отец Меш­ко I, пер­во­го дос­то­вер­но из­вест­но­го кня­зя. По мне­нию Г. Ля­бу­ды, назв. «П.» поя­ви­лось на ру­бе­же 9–10 вв. и оз­на­ча­ет «воз­де­лы­вае­мое по­ле». По­сле то­го как П. ста­ло на­зы­вать­ся всё гос-во Пяс­тов, их ис­ход­ное вла­де­ние с цен­тром в Гнез­но по­лу­чи­ло назв. Ве­ли­кая Поль­ша (ВП; т. е. стар­шая, глав­ная, лат. Polonia Maior), а при­сое­ди­нён­ные позд­нее тер­ри­то­рии вис­лян и ленд­зян – Ма­лая Поль­ша (МП; т. е. млад­шая, лат. Polo­nia Minor).

Ок. 960 кня­же­ский пре­стол за­нял Меш­ко I. Его стрем­ле­ние до­бить­ся вклю­че­ния в со­став П. слав. пле­мён лю­бу­шан и по­мо­рян на­толк­ну­лось на про­ти­во­дей­ст­вие хри­сти­ан­ской Рим. им­пе­рии (в 12 в. она по­лу­чи­ла назв. Свя­щен­ная Рим. им­пе­рия). К это­му вре­ме­ни на тер­ри­то­рию П. всё ши­ре на­ча­ло про­ни­кать хри­сти­ан­ст­во. В 965 Меш­ко I же­нил­ся на чеш. княж­не До­б­ра­ве (Дуб­ров­ке, Дом­брув­ке), вме­сте с ней в П. в 965 при­бы­ла груп­па свя­щен­ни­ков-мис­сио­не­ров, ос­но­вав­ших в По­зна­ни мис­сио­нер­ское епи­скоп­ст­во. В 966 князь вме­сте с дво­ром при­нял хри­сти­ан­ст­во (счи­та­ет­ся го­дом кре­ще­ния Поль­ши).

По­ли­ти­ку кон­со­ли­да­ции и цен­тра­ли­за­ции гос-ва, а так­же его даль­ней­ше­го тер­ри­то­ри­аль­но­го рас­ши­ре­ния про­дол­жил сын Меш­ко I Бо­ле­слав I Храб­рый. На съез­де с имп. От­то­ном III в Гнез­но в 1000 он по­лу­чил под­твер­жде­ние сво­его су­ве­ре­ни­те­та, а так­же со­гла­сие на уч­ре­ж­де­ние под­чи­няю­щей­ся Ри­му Гнез­нен­ской ми­тро­по­лии с епи­скоп­ст­ва­ми в По­зна­ни, Кра­ко­ве, Вроц­ла­ве и Ко­лоб­же­ге. В кон. 10 в. Бо­ле­слав I вклю­чил в со­став П. Кра­ков с Кра­ков­ской зем­лёй и Си­ле­зию, на­хо­див­шие­ся под вла­стью Че­хии; во вре­мя по­хо­да на Ки­ев в 1018–1019 на по­мощь сво­ему зя­тю Свя­то­пол­ку Вла­ди­ми­ро­ви­чу при­сое­ди­нил чер­вен­ские го­ро­да, вре­мен­но ов­ла­дел Лу­жи­цей, ча­стью Ми­шен­ской мар­ки на за­па­де (см. Бу­ди­шин­ский мир 1018), не­на­дол­го за­нял (1003) чеш. пре­стол, при­сое­ди­нил Мо­ра­вию и часть Сло­ва­кии, но не су­мел удер­жать Зап. По­мо­рье (см. в ст. По­мо­рье). В 1025 Бо­ле­слав I при­нял ко­ролев­скую ко­ро­ну. При его пре­ем­нике Меш­ко II (1025–34) на­ча­лась усо­би­ца, ос­ла­бив­шая польск. гос-во и при­вед­шая к ут­ра­те Си­ле­зии и чер­вен­ских го­ро­дов; имп. Кон­рад II ли­шил Меш­ко II ко­ро­лев­ско­го ти­ту­ла. Сын Меш­ко II Ка­зи­мир I Вос­ста­но­ви­тель (1034–37, 1038 или 1039–1058) вос­ста­но­вил свою власть над Ма­зо­ви­ей, под­чи­нил Вост. По­мо­рье и Си­ле­зию. Даль­ней­шее уси­ле­ние Поль­ши про­изош­ло при Бо­ле­сла­ве II Сме­лом. В борь­бе за ин­ве­сти­ту­ру он вы­сту­пил на сто­ро­не Ри­ма, что об­лег­чи­ло по­лу­че­ние со­гла­сия па­пы на ко­ро­на­цию в 1076. Од­на­ко бунт на­би­рав­шей си­лу оп­по­зи­ции мож­нов­лад­цев (выс­ший слой во­ен­но-дру­жин­ной ари­сто­кра­тии) за­ста­вил Бо­ле­сла­ва II в 1079 бе­жать в Венг­рию. Его брат и пре­ем­ник Вла­ди­слав I Гер­ман (1079–1102) со­гла­сил­ся в 1097 вы­де­лить сво­им сы­новь­ям Збиг­не­ву и Бо­ле­сла­ву са­мо­сто­ят. уде­лы (ВП – пер­во­му, МП с Си­ле­зи­ей – вто­ро­му), а се­бе как прин­цеп­су ос­та­вил Ма­зо­вию и го­ро­да Кра­ков, Сан­до­мир (Сан­до­меж) и Вроц­лав.

По­сле смер­ти Вла­ди­сла­ва I Гер­ма­на ме­ж­ду его сы­новь­я­ми раз­вер­ну­лась борь­ба за власть, за­вер­шив­шая­ся по­бе­дой Бо­ле­сла­ва III Кри­во­ус­то­го. К 1123 он ов­ла­дел Вост. (Гдань­ским) По­морь­ем и Лю­буш­ской зем­лёй, за­тем под­чи­нил се­бе и в 1122–28 кре­стил Зап. По­мо­рье. На них бы­ла рас­про­стра­не­на юрис­дик­ция Гнез­нен­ской ми­тро­по­лии.

К сер. 12 в. польск. гос-во пред­став­ля­ло со­бой дос­та­точ­но раз­ви­той ин­сти­тут во гла­ве с еди­но­лич­но пра­вив­шим мо­нар­хом. Князь (ко­роль) опи­рал­ся на раз­ветв­лён­ный адм. ап­па­рат. В адм.-терр. от­но­ше­нии П. де­ли­лась на про­вин­ции (Си­лез­скую, Кра­ков­скую, Сан­до­мир­скую, Ма­зо­вец­кую, Ку­яв­скую, Се­радз­ско-Лен­чиц­кую и По­мор­скую с Вост. По­морь­ем), грод­ские ок­ру­га (воз­глав­ля­лись каш­те­ля­на­ми, осу­ще­ст­в­ляв­ши­ми свет­скую и во­ен. власть) и опо­лья (объ­е­ди­не­ния не­сколь­ких по­се­ле­ний-по­лей). Эта струк­ту­ра дуб­ли­ро­ва­лась со­от­вет­ст­вую­щей цер­ков­ной ор­га­ни­за­ци­ей. По­треб­но­сти кня­зя, его ад­ми­ни­ст­ра­ции, во­ен­но-слу­жи­ло­го и ду­хов­но­го со­сло­вий обес­пе­чи­ва­лись с по­мо­щью на­ту­раль­ных пла­те­жей и по­вин­но­стей в поль­зу гос-ва. По­сте­пен­но раз­ви­ва­лось де­неж­ное об­ра­ще­ние, по­ми­мо грив­ны, дос­та­точ­но дол­го ис­поль­зо­ва­лись иностр. мо­не­ты и за­ме­ни­те­ли де­нег. Ус­лож­ня­лась со­ци­аль­ная струк­ту­ра на­се­ле­ния (чис­лен­ность к нач. 12 в. – ок. 1,5 млн. чел.). Ос­нов­ную его мас­су со­став­ля­ли лич­но сво­бод­ные кре­сть­я­не, тру­див­шие­ся на зем­ле, вер­хов­ным соб­ст­вен­ни­ком ко­то­рой был князь; су­ще­ст­во­ва­ли так­же груп­пы за­ви­си­мых кре­сть­ян. На­ря­ду с ни­ми фор­ми­ро­ва­лись со­сло­вия ре­мес­лен­ни­ков, мож­но­влад­цев, ры­ца­рей. Боль­шин­ст­во пред­ста­ви­те­лей двух по­след­них групп (за ис­клю­че­ни­ем тех, что про­жи­ва­ли в Ма­зо­вии) дос­та­точ­но ра­но ог­ра­ни­чи­ли дос­туп в свои ря­ды, об­ра­зуя т. н. ге­раль­дич. ро­ды. Мож­нов­лад­цы и ры­ца­ри так­же ак­тив­но по­пол­ня­ли верх­ние слои ду­хо­вен­ст­ва. Про­ме­жу­точ­ную груп­пу ме­ж­ду ры­ца­ря­ми и кре­сть­я­на­ми со­став­ля­ли вло­ды­ки – пе­рио­ди­че­ски при­зы­вае­мые на во­ен. служ­бу кре­сть­я­не. Хри­стиа­ни­за­ция П. спо­соб­ст­во­ва­ла раз­ви­тию её куль­ту­ры на ос­но­ве ев­роп. дос­ти­же­ний, ста­нов­ле­нию сис­те­мы об­ра­зо­ва­ния на лат. язы­ке. В нач. 12 в. бы­ла на­пи­са­на пер­вая польск. хро­ни­ка Гал­ла Ано­ни­ма.

По­сле смер­ти Бо­ле­сла­ва III (1138) в П. на­чал­ся поч­ти 200-лет­ний пе­ри­од удель­ной раз­дроб­лен­но­сти. По его за­веща­нию (ста­ту­ту) польск. гос-во бы­ло раз­де­ле­но на 4 уде­ла. Стар­ший в пра­вя­щем ро­ду ста­но­вил­ся вел. кня­зем и по­лу­чал, по­ми­мо соб­ст­вен­но­го, ве­ли­ко­кня­же­ский удел (со­сто­ял из МП с Кра­ко­вом и, по мне­нию мно­гих ис­сле­до­ва­те­лей, вост. час­ти ВП с Гнез­но и Ка­ли­шем, а так­же Се­радз­ско-Лен­чиц­кой зем­ли). Стар­ший из брать­ев, Вла­ди­слав II Из­гнан­ник (1138–46), стре­мил­ся к ук­ре­п­ле­нию центр. вла­сти, но столк­нул­ся с про­ти­во­дей­ст­ви­ем брать­ев и мож­нов­лад­цев. В хо­де на­чав­шей­ся меж­до­усоб­ной вой­ны он по­тер­пел по­ра­же­ние, бе­жал из стра­ны и без­ус­пеш­но ис­кал по­мо­щи у Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии. За­тем кра­ков­ский пре­стол за­ни­ма­ли бра­тья Вла­ди­сла­ва II, Бо­ле­слав IV Куд­ря­вый (1146–73) и Меш­ко III Ста­рый [1173–77, 1191, 1198–1202 (с пе­ре­ры­вом)]. В 1177 в ре­зуль­та­те бун­та мож­нов­лад­цев Меш­ко был сверг­нут с ве­ли­ко­кня­же­ско­го сто­ла, а на его ме­сто ма­ло­поль­ские мож­нов­лад­цы и ду­хо­вен­ст­во из­бра­ли млад­ше­го из брать­ев, Ка­зи­ми­ра II Спра­вед­ли­во­го, а по­сле его смер­ти в 1194 – 8-лет­не­го сы­на Ка­зи­ми­ра, Ле­ше­ка Бе­ло­го. От­кро­вен­ное на­ру­ше­ние за­ве­ща­ния Бо­ле­сла­ва III да­ло тол­чок но­вой усо­би­це, длив­шей­ся с пе­ре­ры­ва­ми до кон. 13 в. В ре­зуль­та­те ди­на­стич. де­ле­ний ко­ли­че­ст­во удель­ных кня­жеств уве­ли­чи­лось (осо­бен­но в Си­ле­зии).

Удель­ная раз­дроб­лен­ность не­га­тив­но ска­за­лась на польск. гос-ве. В 1226 ма­зо­вец­кий кн. Кон­рад при­гла­сил Тев­тон­ский ор­ден для по­мо­щи в за­щи­те его уде­ла от на­бе­гов прус­сов и ят­вя­гов, их хри­стиа­ни­за­ции и при­об­ре­те­нии но­вых вла­де­ний. Од­на­ко в ито­ге соз­дан­ное ор­де­ном на прус. зем­лях гос-во, не­по­сред­ст­вен­но под­чи­няв­шее­ся па­пе Рим­ско­му, вклю­чи­ло в свой со­став Хел­мин­скую зем­лю, а в 1308–09 – Вост. По­мо­рье с Гдань­ском. В 1252 к Бран­ден­бур­гу пе­ре­шла Лю­буш­ская зем­ля, рас­по­ло­жен­ная в сред­нем те­че­нии Од­ры, а соз­дан­ная его пра­ви­те­ля­ми Но­вая мар­ка (Ной­марк) к 1270 от­де­ли­ла Зап. По­мо­рье от ВП. В 1241 МП и Си­ле­зия под­верг­лись раз­ру­шит. мон­го­ло-та­тар­ско­му на­ше­ст­вию (но­вые втор­же­ния про­изош­ли в 1259–1260, 1287–88).

В пе­ри­од раз­дроб­лен­но­сти ус­ко­ри­лись про­цес­сы фео­да­ли­за­ции об­ще­ст­ва, шло ста­нов­ле­ние осн. со­сло­вий – круп­ных зем­ле­вла­дель­цев и кре­сть­ян, ко­то­рые бы­ли обя­за­ны пла­тить на­ло­ги (всё ча­ще в де­неж­ной фор­ме) и не­сти не­ко­то­рые по­вин­но­сти не­по­сред­ст­вен­но в поль­зу фео­да­лов, ры­цар­ст­ва и ду­хо­вен­ст­ва (по­след­нее обо­со­би­лось в отд. со­сло­вие). На­ча­лось по­сте­пен­ное при­кре­п­ле­ние кре­сть­ян к зем­ле, сна­ча­ла во вла­де­ни­ях цер­ков­ных, а за­тем и свет­ских фео­да­лов. В ре­зуль­та­те ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния прак­ти­ки удель­ных со­б­ра­ний с уча­сти­ем кня­зей, фео­да­лов, ры­цар­ст­ва, а ино­гда и кре­сть­ян, со­би­рав­ших­ся для ре­ше­ния важ­ных эко­но­мич., по­ли­тич. и су­деб­ных во­про­сов, уде­лы пре­вра­ща­лись в свое­об­раз­ные со­слов­ные гос-ва. В 12–13 вв. про­ис­хо­ди­ли зна­чит. ми­гра­ци­он­ные про­цес­сы. В польск. зем­ли, осо­бен­но в Си­ле­зию, По­мо­рье и ВП, при­ез­жа­ли вы­ход­цы из Зап. Ев­ро­пы, гл. обр. нем­цы, при­но­сив­шие свои пра­во­вые нор­мы, но­вые тех­но­ло­гии, на­вы­ки и уме­ния. Так­же ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась внут­рен­няя ко­ло­ни­за­ция (в 13 в. на­счи­ты­ва­лось 230 го­ро­дов, имев­ших нем. пра­во, часть из ко­то­рых бы­ла ос­но­ва­на за­но­во). Раз­ви­ва­лись куль­тур­ные кон­так­ты с Зап. Ев­ро­пой, что про­яви­лось в сме­не ро­ман­ско­го сти­ля го­ти­кой в 13 в. Поя­ви­лись польск. хро­ни­ка Кад­лу­бе­ка и «Ве­ли­кая хро­ни­ка».

Пер­вые по­пыт­ки вос­ста­но­вить еди­ное польск. гос-во бы­ли пред­при­ня­ты ещё в 1-й пол. 13 в. Осо­бую ак­тив­ность про­яв­ля­ли си­лез­ские и ве­ли­ко­поль­ские кня­зья. Один из них, Пше­мысл II, в 1295 да­же ко­ро­но­вал­ся в Гнез­но, но вско­ре был убит. По­сле это­го ини­циа­ти­ва пе­ре­шла в ру­ки чеш. ко­ро­ля Вац­ла­ва II. В 1291 он под­чи­нил се­бе Кра­ков, всту­пил в брак с до­че­рью Пше­мыс­ла II Рик­сой (Рык­сой) и рас­про­стра­нил тем са­мым свою власть на ВП, в 1300 ко­ро­но­вал­ся в Гнез­но польск. ко­ро­ной. С пре­се­че­ни­ем чеш. ди­на­стии Прже­мы­сло­ви­чей (1306) на­чал­ся но­вый этап борь­бы за польск. ко­ро­ну, по­бе­ду на ко­то­ром одер­жал Вла­ди­слав I Ло­ке­тек. В 1320 с со­гла­сия па­пы Рим­ско­го он ко­ро­но­вал­ся в Кра­ко­ве. Зна­чит. ус­пе­ха в кон­со­ли­да­ции польск. гос-ва дос­тиг Ка­зи­мир III Ве­ли­кий. Ма­зо­вия при­зна­ла его су­ве­ре­ни­тет, с по­мо­щью па­пы Рим­ско­го уда­лось вер­нуть Куя­вию и Доб­жинь­скую зем­лю (ра­нее за­хва­че­ны Тев­тон­ским ор­де­ном), у Бран­ден­бур­га бы­ли от­воё­ва­ны Всхов­ская и Ва­лец­кая зем­ли. В 1340-х гг. бы­ли при­сое­ди­не­ны Га­лиц­кое и часть Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ско­го кн-ва, а так­же По­до­лье до р. Днестр, в ре­зуль­та­те че­го П. пе­ре­ста­ла быть мо­но­на­цио­наль­ным и мо­но­кон­фес­сио­наль­ным гос-вом. Ка­зи­мир III до­бил­ся уси­ле­ния ко­ро­лев­ской вла­сти; уни­фи­ци­ро­вал гос. ап­па­рат (в цен­тре – ко­ро­лев­ская кан­це­ля­рия и ко­ро­лев­ский со­вет, на мес­тах – на­зна­чае­мые ко­ро­лём ста­рос­ты); оз­до­ро­вил фи­нан­сы, на­ла­див сис­те­му сбо­ра на­ло­гов и тор­го­вых по­шлин и уве­ли­чив до­хо­ды от ко­ро­лев­ских вла­де­ний и гос. со­ля­ных ко­пий; ввёл в об­ра­ще­ние грош, ко­ди­фи­ци­ро­вал пра­во (см. Вис­ли­ц­ко-Пет­ро­ков­ские ста­ту­ты 1346–47). При ко­ро­лев­ской ре­зи­ден­ции был соз­дан выс­ший суд по де­лам го­ро­дов; по­ощ­ря­лась внутр. ко­ло­ни­за­ция; ев­ре­ям, го­ни­мым в Зап. Ев­ро­пе, раз­ре­ши­ли се­лить­ся в П. и за­ни­мать­ся хо­зяйств. дея­тель­но­стью, осо­бен­но тор­гов­лей. В 1364 в Кра­ко­ве бы­ла уч­ре­ж­де­на Ака­де­мия, от ко­то­рой ве­дёт свою ис­то­рию Ягел­лон­ский уни­вер­си­тет.

По­сколь­ку Ка­зи­мир III не ос­та­вил на­след­ни­ка муж­ско­го по­ла, польск. трон, со­глас­но до­го­во­рён­но­сти 1339 с венг. ко­ро­лём Кар­лом I Ро­бер­том, за­нял Лай­ош I Ве­ли­кий (в П. име­но­вал­ся Лю­до­ви­ком Вен­гер­ским). Это оз­на­ча­ло ко­нец прав­ле­ния в П. ди­на­стии Пяс­тов. Лю­до­вик не за­бо­тил­ся о воз­вра­ще­нии ут­ра­чен­ных польск. зе­мель, бо­лее то­го, Га­лиц­кая Русь бы­ла по­став­ле­на под уп­рав­ле­ние венг. ста­рост. С це­лью со­хра­нить за од­ной из сво­их до­че­рей польск. ко­ро­ну Лю­до­вик, не имев­ший на­след­ни­ка муж­ско­го по­ла, из­дал Ко­шиц­кий при­ви­лей 1374, ко­то­рый су­ще­ст­вен­но ог­ра­ни­чил власть и фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти польск. ко­ро­ля и по­ло­жил на­ча­ло про­цес­су ста­нов­ле­ния в П. строя шля­хет­ской де­мо­кра­тии. Для обо­зна­че­ния но­во­го ха­рак­те­ра гос-ва ста­ло ис­поль­зо­вать­ся по­ня­тие «Ко­ро­на Польск. ко­ро­лев­ст­ва» или про­сто «Ко­ро­на». В 1384 на трон взош­ла 11-лет­няя дочь Лю­до­ви­ка Яд­ви­га. Со­глас­но поль­ско-ли­тов. до­го­во­рён­но­сти (см. ­Кревская уния 1385), её му­жем и польск. ко­ро­лём под име­нем Вла­ди­сла­ва II (1386–1434) стал вел. кн. ли­тов­ский Ягай­ло (Ягел­ло). В польск. ис­то­рии на­ча­лась эпо­ха Ягел­ло­нов.

Польша в 15–18 веке

«Сейм при Александре Ягеллончике». Миниатюра из Статута Лаского. 1506.

Прав­ле­ние Вла­ди­сла­ва II Ягел­ло име­ло для П. двоя­кое по­след­ст­вие. Совм. с Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским (ВКЛ) уда­лось ос­ла­бить Тев­тон­ский ор­ден, хо­тя он и не был пол­но­стью раз­гром­лен (см. «Ве­ли­кая вой­на» 1409–11). Вме­сте с тем уния во­вле­ка­ла Поль­шу в борь­бу с на­би­рав­шим си­лу Мо­с­ков­ским ве­ли­ким кня­же­ст­вом, пре­тен­до­вав­шим на зем­ли Др.-рус. гос-ва, ока­зав­шие­ся в со­ста­ве ВКЛ; она так­же встре­ча­ла силь­ное со­про­тив­ле­ние ли­тов. элит, вслед­ст­вие че­го не раз фак­ти­че­ски пе­ре­ста­ва­ла дей­ст­во­вать. Да­же по­сле Го­ро­дель­ской унии 1413, ус­та­но­вив­шей по­ря­док из­бра­ния польск. ко­ро­ля и вел. кня­зя ВКЛ, а так­же взаи­мо­от­но­ше­ния ме­ж­ду ни­ми, оп­по­зи­ция со­хра­ня­лась. Стре­мясь обес­пе­чить из­бра­ние на польск. трон сво­их сы­но­вей, Вла­ди­слав II по­шёл на раз­да­чу зе­мель из ко­ро­лев­ско­го до­ме­на маг­на­там, а так­же пре­дос­тав­ле­ние шлях­те при­ви­ле­гий, что соз­да­ва­ло ос­но­ву для её по­сле­дую­ще­го пре­об­ла­да­ния в гос-ве. Он, в ча­ст­но­сти, под­твер­дил преж­ние шля­хет­ские пра­ва и воль­но­сти, га­ран­ти­ро­вал польск. шлях­те ис­клю­чит. пра­во на за­ня­тие долж­но­стей в П. (Кор­чин­ский при­ви­лей 1386), при­знал иму­ще­ст­вен­ную и лич­ную не­при­кос­но­вен­ность шлях­ты, на­ру­шить ко­то­рую мож­но бы­ло толь­ко на ос­но­ва­нии су­деб­но­го ре­ше­ния, за­кре­пил раз­де­ле­ние су­деб­ной и ис­пол­нит. вла­сти (1422, 1433). При Вла­ди­сла­ве II воз­рос ме­ж­ду­нар. ав­то­ри­тет П.: лен­ную за­ви­си­мость от неё при­зна­ло Мол­дав­ское кня­же­ст­во (1387), стар­ший сын Вла­ди­сла­ва II, польск. ко­роль Вла­ди­слав III Вар­нень­чик, в 1440 за­нял так­же венг. трон. В пе­ри­од прав­ле­ния млад­ше­го сы­на Вла­ди­сла­ва II, Ка­зи­ми­ра IV Ягел­лон­чи­ка, П. уда­лось на­нес­ти окон­чат. по­ра­же­ние Тев­тон­ско­му ор­де­ну в хо­де Три­на­дца­ти­лет­ней вой­ны 1454–66. По ус­ло­ви­ям под­пи­сан­но­го по её за­вер­ше­нии 2-го То­рунь­ско­го ми­ра П. бы­ли воз­враще­ны Вост. По­мо­рье, Хел­мин­ская и Ми­ха­лов­ская зем­ли, к ней бы­ли при­со­еди­не­ны пра­во­бе­реж­ное По­вис­лье с го­ро­да­ми Маль­борк и Эльб­лонг, а так­же Вар­мия, ко­то­рые со­ста­ви­ли пров. Ко­ро­лев­ская Прус­сия. Ос­таль­ная часть вла­де­ний Тев­тон­ско­го ор­де­на со сто­ли­цей в Кё­нигс­бер­ге (польск. Кру­ле­вец, ны­не г. Ка­ли­нин­град, РФ) ста­ла польск. ле­ном, но его пра­ви­те­ли не ос­та­ви­ли на­дежд на пе­ре­смотр мир­но­го до­го­во­ра. Во внутр. по­ли­ти­ке Ка­зи­мир IV опи­рал­ся на шлях­ту, воз­ме­щая под­держ­ку с её сто­ро­ны раз­да­чей ко­ро­лев­ских зе­мель и при­ви­ле­гия­ми, ко­то­рые он рас­про­стра­нил и на ли­тов. шлях­ту. Ка­ж­дая но­вая при­ви­ле­гия ог­ра­ни­чи­ва­ла власть ко­ро­ля, а рас­ши­ре­ние кру­га во­про­сов, по ко­то­рым не­об­хо­ди­мо бы­ло за­ру­чать­ся под­держ­кой шлях­ты, при­во­ди­ло к но­вым при­ви­ле­ги­ям. В ре­зуль­та­те власть по­сте­пен­но пе­ре­хо­ди­ла к сей­му, фор­ми­ро­вав­ше­му­ся на ба­зе ло­каль­ных со­б­ра­ний. В Не­шав­ских ста­ту­тах 1454 Ка­зи­мир IV обя­зал­ся не со­зы­вать в даль­ней­шем шля­хет­ское вой­ско и не ог­ла­шать но­вых за­ко­нов без со­гла­сия шля­хет­ских сей­ми­ков. По­треб­ность в вы­ра­бот­ке сей­ми­ка­ми со­гла­сов. по­зи­ции обу­сло­ви­ла воз­ник­но­ве­ние об­ще­поль­ско­го (валь­но­го) сей­ма. Од­но­вре­мен­но ко­ро­лев­ский со­вет, со­сто­яв­ший из выс­ших долж­но­ст­ных лиц гос-ва и Церк­ви, при­над­ле­жав­ших к ста­рин­ным ро­дам и вла­дев­ших круп­ней­ши­ми зе­мель­ны­ми вла­де­ния­ми, транс­фор­ми­ро­вал­ся в се­нат. Пер­вое со­вме­ст­ное за­се­да­ние этих двух ин­сти­ту­тов вла­сти со­стоя­лось в 1493 в Пет­рко­ве (ны­не Пёт­ркув-Тры­бу­наль­ски); в 1496 бы­ло ус­та­нов­ле­но, что по­ми­мо по­соль­ской из­бы и се­на­та, отд. «из­бой» яв­ля­ет­ся так­же ко­роль. Транс­фор­ма­цию ин­сти­ту­тов вла­сти сейм за­кре­пил при­ня­ти­ем Ра­дом­ской кон­сти­ту­ции 1505 (кон­сти­ту­ция «Nihil novi» – «ни­че­го но­во­го»). Хо­тя по­сле смер­ти Ка­зи­ми­ра IV польско-ли­тов. уния пе­ре­жи­ла оче­ред­ной кри­зис (на польск. трон был из­бран Ян Ольб­рахт, а на ли­тов. ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол – его млад­ший брат Алек­сандр), рус.-ли­тов. вой­на 1500–03 (см. Рус­ско-ли­тов­ские вой­ны) за­ста­ви­ла ли­тов. знать пой­ти на ук­ре­п­ле­ние от­но­ше­ний с П. В ре­зуль­та­те в 1501 Алек­сандр Ягел­лон­чик за­нял и польск. пре­стол (до 1506). Учи­ты­вая, что тре­тий сын Ка­зи­ми­ра IV, Вла­ди­слав II, за­ни­мал чеш. и венг. трон, под вла­стью Ягел­ло­нов ока­за­лась зна­чит. часть Центр. и Вост. Ев­ро­пы.

Во 2-й пол. 15 – 16 вв. эко­но­ми­ка П. раз­ви­ва­лась ус­пеш­но: рас­ши­рял­ся аре­ал об­ра­ба­ты­вае­мых зе­мель и вне­дря­лись про­грес­сив­ные ме­то­ды ве­де­ния с. х-ва, рос спрос и це­ны на аг­рар­ную про­дук­цию в стра­не и на внеш­них рын­ках (го­до­вой экс­порт хле­ба вы­рос за 16 в. бо­лее чем в 6 раз, дос­тиг­нув поч­ти 200 тыс. т); ос­но­вы­ва­лись но­вые го­ро­да (в 15 в. – ок. 200, в 16 в. – бо­лее 130), уве­ли­чи­ва­лось их на­се­ле­ние. С бур­ным раз­ви­ти­ем с. х-ва шлях­ту и маг­на­тов уже не уст­раи­ва­ли фик­си­ров. де­неж­ные пла­те­жи (чинш) с кре­сть­ян, им бы­ло вы­год­нее на­ла­дить то­вар­ное про­из-во хле­ба и сы­рья в собств. име­ни­ях (фоль­вар­ках). Пер­вы­ми жерт­ва­ми ста­нов­ле­ния фоль­ва­роч­ной сис­те­мы ста­ли хо­зяй­ст­ва со­лты­сов, ори­ен­ти­ро­ван­ные на то­вар­ное про­из-во: по Варт­ско­му ста­ту­ту 1423 шлях­та по­лу­чи­ла пра­во на их при­ну­дит. вы­куп. На­блю­дал­ся про­цесс т. н. вто­рич­но­го за­кре­по­ще­ния кре­сть­ян (см. в ст. Кре­сть­ян­ст­во). Вы­со­кие до­хо­ды уве­ли­чи­ва­ли ма­те­ри­аль­ную не­за­ви­си­мость шлях­ты, по­зво­ляя ей ак­тив­нее уча­ст­во­вать в по­ли­тич. жиз­ни.

Акт Люблинской унии с печатями.

В нач. 16 в. шлях­та, не­до­воль­ная уси­ле­ни­ем по­зи­ций маг­на­тов, всту­пи­ла с ни­ми в борь­бу. Она до­би­лась за­пре­та на раз­да­чу ко­ро­лев­ско­го иму­ще­ст­ва без со­гла­сия сей­ма, от­ме­ны Мель­ниц­ко­го при­ви­лея 1501, по­ста­вив­ше­го по­ли­ти­ку ко­ро­ля в за­ви­си­мость от се­на­та. В 1506 идео­лог шлях­ты Я. Лас­кий со­ста­вил и ра­зо­слал по су­дам под­го­тов­лен­ный им свод пра­во­вых норм, ко­то­рые долж­ны бы­ли лечь в ос­но­ву польск. пра­ва (т. н. ста­тут Лас­ко­го). Си­гиз­мунд I Ста­рый, за­няв трон, пы­тал­ся ук­ре­пить ко­ро­лев­скую власть, опи­ра­ясь на се­нат и маг­натов. Он от­стра­нил от по­ли­тич. дея­тель­но­сти Лас­ко­го, пред­при­нял ме­ры по уве­ли­че­нию до­ход­но­сти ко­ро­лев­ско­го иму­ще­ст­ва, по­пы­тал­ся вве­сти на­лог на шля­хет­ские име­ния, пред­ла­гал соз­дать на­ём­ную ар­мию, до­бил­ся от­ка­за от прин­ци­па «сво­бод­но­го вы­бо­ра» мо­нар­ха (в 1530 был при­знан на­след­ни­ком и ко­ро­но­ван его 9-лет­ний сын Си­гиз­мунд, бу­ду­щий ко­роль П. Си­гиз­мунд II Ав­густ). Од­на­ко ко­роль столк­нул­ся с силь­ным дви­же­ни­ем шлях­ты, до­би­вав­шим­ся ос­лаб­ле­ния по­зи­ций ари­сто­кра­тии под ло­зун­га­ми воз­вра­ще­ния ко­ро­лев­ско­го иму­ще­ст­ва, по­жа­ло­ван­но­го или пе­ре­дан­но­го в дер­жа­ние по­сле 1504 без со­гла­сия сей­ма, и вос­ста­нов­ле­ния на­ру­шен­ных маг­на­та­ми прав и «об­ществ. сво­бод» (т. н. эк­зе­ку­цио­ни­ст­ское дви­же­ние). Под его дав­ле­ни­ем Си­гиз­мунд I на сей­мах 1538 и 1539 обя­зал­ся не на­ру­шать имею­щих­ся за­ко­нов и не при­ни­мать но­вых без одоб­ре­ния сей­ма, вос­ста­но­вить сво­бод­ное из­бра­ние ко­ро­ля по­сле смер­ти Си­гиз­мун­да II, а шлях­та со­гла­си­лась на уп­ла­ту на­ло­га с име­ний. Не­од­но­знач­ны­ми бы­ли ито­ги и внеш­ней по­ли­ти­ки Си­гиз­мун­да I. При нём в со­став П. окон­ча­тель­но во­шла Ма­зо­вия (1526, фор­маль­но в 1529), бы­ли ус­та­нов­ле­ны дру­жеств. от­но­ше­ния с Габс­бур­га­ми (1515), за­клю­чён мир с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей (1533), вла­де­ния ко­то­рой при­бли­жа­лись к польск. ру­бе­жам. Од­на­ко в от­но­ше­ни­ях с на­хо­див­шей­ся в лен­ной за­ви­си­мо­сти Прус­си­ей воз­ник­ли серь­ёз­ные про­бле­мы. По ре­зуль­та­там вой­ны 1519–21 с Тев­тон­ским ор­де­ном П. не смог­ла при­сое­ди­нить ор­ден­ские тер­ри­то­рии и при­ня­ла план его се­ку­ля­ри­за­ции, раз­ра­бо­тан­ный в Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии. По мир­но­му до­го­во­ру 1525 ор­ден стал свет­ским гер­цог­ст­вом Прус­сия (Кня­же­ская Прус­сия), его пра­ви­тель при­нёс вас­саль­ную при­ся­гу польск. ко­ро­лю.

На раз­ви­тие П. в пе­ри­од прав­ле­ния Си­гиз­мун­да II Ав­гу­ста серь­ёз­ное влия­ние ока­за­ла Ли­вон­ская вой­на 1558–83. Её на­ча­ло по­зво­ли­ло шлях­те ус­пеш­но про­ти­во­дей­ст­во­вать ко­ро­лев­ско­му кур­су на ук­ре­п­ле­ние вла­сти с опо­рой на маг­на­тов. Сей­мы 1562–64 про­ве­ли во­ен­но-фи­нан­со­вую ре­фор­му, раз­де­лив гос. и двор­цо­вую каз­ну, ус­та­но­вив кон­троль над ко­ро­лев­ским иму­ще­ст­вом и об­ло­жив его по­сто­ян­ным на­ло­гом, до­би­лись воз­вра­ще­ния маг­на­та­ми не­за­кон­ных по­жа­ло­ва­ний и дер­жа­ний. При Си­гиз­мун­де II в П. бы­ла соз­да­на по­сто­ян­ная ар­мия, вме­сте с рее­ст­ро­вы­ми ка­за­ка­ми от­ра­жав­шая на­бе­ги крым­ских та­тар. Бы­ли по­вы­ше­ны по­зе­мель­ный на­лог и на­ло­ги на го­ро­жан. В 1569 про­изош­ло объ­е­ди­не­ние Ко­ро­лев­ской Прус­сии с польски­ми ко­рон­ны­ми зем­ля­ми при со­хра­не­нии осо­бо­го ста­ту­са Гдань­ска. Ук­ре­пил­ся и дос­тиг вер­ши­ны сво­его раз­ви­тия строй «шля­хет­ской де­мо­кра­тии»: с сер. 16 в. всё ча­ще стал при­ме­нять­ся прин­цип еди­но­гла­сия при при­ня­тии ре­ше­ний на сей­мах (ли­бе­рум ве­то), что (на­ря­ду с вве­де­ни­ем стро­го оп­ре­де­лён­ных сро­ков за­се­да­ний) при­во­ди­ло к их час­тым сры­вам. Тем не ме­нее по­зи­ции маг­на­тов не бы­ли окон­ча­тель­но по­дор­ва­ны.

При Си­гиз­мун­де II про­изош­ло ра­ди­каль­ное из­ме­не­ние ха­рак­те­ра польск. гос-ва в ре­зуль­та­те объ­е­ди­не­ния его с ВКЛ по Люб­лин­ской унии 1569 и об­ра­зо­ва­ния Ре­чи По­спо­ли­той (РП). Вклю­че­ние Ук­раи­ны и Под­ля­шья в со­став зе­мель Ко­ро­ны Поль­ской уст­ра­ни­ло пре­гра­ду для экс­пан­сии на их тер­ри­то­рии польск. шлях­ты, ус­ко­рил­ся про­цесс по­ло­ни­за­ции вост.-слав. и ли­тов. шлях­ты и маг­на­тов. В 16 в. в П. рас­про­стра­нил­ся про­тес­тан­тизм, гл. обр. в сре­де шлях­ты, ак­тив­но раз­ви­ва­лось дви­же­ние Ре­фор­ма­ции. Сре­ди нем. гор. на­се­ле­ния ук­ре­пи­лось лю­те­ран­ст­во, сре­ди шлях­ты – каль­ви­низм; поя­ви­лись и об­щи­ны мо­рав­ских бра­тьев, на­след­ни­ков гу­сит­ской тра­ди­ции. Про­тес­тант­ская шлях­та ак­тив­но уча­ст­во­ва­ла в эк­зе­ку­цио­ни­ст­ском дви­же­нии. На Пет­рков­ском сей­ме 1562/63 она до­би­лась от­ка­за от вы­пла­ты ан­нат Ри­му (сбо­ры в поль­зу пап­ской каз­ны с но­вых об­ла­да­те­лей ва­кант­ных цер­ков­ных бе­не­фи­ци­ев), от­ме­ны де­ся­ти­ны со шля­хет­ских име­ний, пол­но­го ос­во­бо­ж­де­ния шлях­ты от цер­ков­ной юрис­дик­ции, об­ло­же­ния цер­ков­ных вла­де­ний на­ло­гом на во­ен. ну­ж­ды. По­след­ней по­бе­дой про­тес­тан­тов ста­ло вве­де­ние т. н. Вар­шав­ской кон­фе­де­ра­ции 1573, га­ран­ти­ро­вав­шей ра­вен­ст­во прав все­го шля­хет­ско­го со­сло­вия не­за­ви­си­мо от ве­ро­ис­по­ве­да­ния. В по­след­ней четв. 16 в. в ус­ло­ви­ях на­чав­шей­ся Контр­ре­фор­ма­ции, удар­ной си­лой ко­то­рой был ор­ден ие­зуи­тов (поя­вил­ся в П. в 1564), шлях­та ста­ла те­рять ин­те­рес к про­тес­тан­тиз­му.

На эпо­ху Ягел­ло­нов при­шёл­ся пе­ри­од т. н. польск. Воз­ро­ж­де­ния. Вос­ста­нов­лен­ная в 1400 Кра­ков­ская ака­де­мия ста­ла цен­тром при­тя­же­ния для мо­ло­дё­жи из ВКЛ, Рус. гос-ва, Си­ле­зии, Венг­рии и да­же стран Зап. Ев­ро­пы. В 16 в. был от­крыт ун-т в Кё­нигс­бер­ге и ие­зу­ит­ская Ака­де­мия в Виль­но. Рос­ла сеть при­ход­ских школ, кон­ку­рен­та­ми про­тес­тант­ских гим­на­зий в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния бы­ли ие­зу­ит­ские кол­ле­гии. Рас­про­стра­ня­лось кни­го­пе­ча­та­ние, пе­ре­жи­ва­ла рас­цвет нау­ка, по­ми­мо ас­тро­но­ма Н. Ко­пер­ни­ка, ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли ме­дик Ю. Струсь, ма­те­ма­тик С. Гжеб­ский, ис­то­ри­ки и гео­гра­фы Мат­вей из Ме­хо­ва, М. Стрый­ков­ский, Б. Ва­пов­ский и др. Об­ще­ст­вен­но-по­ли­тич. и пра­во­вая мысль пред­став­ле­на трак­та­та­ми А. Мод­жев­ского­. В 16 в. на­ря­ду с ла­ты­нью уси­лия­ми М. Рея, Я. Ко­ха­нов­ско­го и др. ли­те­ра­то­ров по­лу­чил рас­про­стра­не­ние польск. лит. язык. Лит-ра, иск-ва и ре­нес­санс­ные нау­ки куль­ти­ви­ро­ва­лись не толь­ко при ко­ро­лев­ском дво­ре, но и во вла­де­ни­ях мн. свет­ских и ду­хов­ных маг­на­тов, в т. ч. гр. Я. За­мой­ско­го.

С пре­се­че­ни­ем ди­на­стии Ягел­ло­нов (1572) на­чал­ся но­вый этап в ис­то­рии П., ха­рак­те­ри­зо­вав­ший­ся по­сте­пен­ным ос­лаб­ле­ни­ем польск. го­су­дар­ст­вен­но­сти. В т. н. пер­вое бес­ко­ро­ле­вье (1572–73) бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о лич­ном уча­стии всей шлях­ты в вы­бо­рах ко­ро­ля (вы­бо­ры viritim – «по­оди­ноч­ке»). В 1573 польск. ко­роль Ген­рих Ва­луа (см. Ген­рих III) впер­вые под при­ся­гой обя­зал­ся со­блю­дать все ос­но­во­по­ла­гаю­щие пра­ва шлях­ты [т. н. Ген­ри­хо­вы (Ген­ри­ко­вы) ар­ти­ку­лы], со­гла­сил­ся на кон­троль соб­ст­вен­ной внеш­не­по­ли­тич. дея­тель­но­сти се­на­том и соз­да­ние по­сто­ян­но­го со­ве­та се­на­то­ров-ре­зи­ден­тов. По­сле скрыт­но­го отъ­ез­да Ген­ри­ха во Фран­цию и пе­рио­да «вто­ро­го бес­ко­ро­ле­вья» польск. трон был пе­ре­дан се­ст­ре Си­гиз­мун­да II Ан­не Ягел­лон­ке, му­жем ко­то­рой стал тран­силь­ван­ский кн. Сте­фан Ба­то­рий. Ла­ви­руя ме­ж­ду шлях­той и маг­на­та­ми, он пы­тал­ся ук­ре­пить ко­ро­лев­скую власть. Хо­тя в 1578 Ба­то­рий пе­ре­дал пол­но­мо­чия вер­хов­ной су­деб­ной вла­сти ко­рон­но­му три­бу­на­лу, со­став­лен­но­му из из­би­рае­мых сей­ми­ка­ми пред­ста­ви­те­лей шлях­ты, ему уда­лось вос­ста­но­вить прак­ти­ку со­еди­не­ния вы­со­ких гос. долж­но­стей в од­них ру­ках (обыч­но их за­ни­ма­ли маг­на­ты). На го­ды прав­ле­ния Ба­то­рия так­же при­шёл­ся за­вер­шаю­щий пе­ри­од Ли­вон­ской вой­ны. По­ли­ти­ку уси­ле­ния вла­сти ко­ро­ля про­дол­жил пер­вый пред­ста­ви­тель ди­на­стии Ва­за на польск. пре­сто­ле Си­гиз­мунд III, яв­ляв­ший­ся сто­рон­ни­ком аб­со­лю­ти­ст­ско­го прав­ле­ния при опо­ре на при­бли­жён­ных маг­на­тов и выс­шее ду­хо­вен­ст­во. Его гл. про­тив­ни­ком был Я. За­мой­ский, ко­то­рый ра­то­вал за ари­сто­кра­тич. строй без силь­ной ко­ро­лев­ской вла­сти. Сред­няя шлях­та бы­ла по­ли­ти­че­ски дез­ори­ен­ти­ро­ва­на, лег­ко под­да­ва­лась на ло­зун­ги за­щи­ты «зо­ло­тых воль­но­стей», про­воз­гла­шае­мые маг­на­та­ми. Не­ка­то­лич. шлях­та в ус­ло­ви­ях Контр­ре­фор­ма­ции по­сте­пен­но от­тес­ня­лась на обо­чи­ну по­ли­тич. жиз­ни. Сейм, в ко­тором борь­ба те­перь ве­лась не ме­ж­ду шлях­той и маг­на­та­ми, а ме­ж­ду разл. груп­па­ми маг­натов, те­рял зна­че­ние в поль­зу се­на­та и сей­ми­ков. От­ве­том на по­пыт­ку Си­гиз­мун­да III от­ка­зать­ся в сей­мо­вой прак­тике от прин­ци­па ли­бе­рум ве­то, уве­ли­чить ар­мию и по­пол­нить каз­ну стал ро­кош (мя­теж) Ми­ко­лая (Ни­ко­лая) Зеб­жи­дов­ско­го (1606–07, окон­ча­тель­но пре­кра­щён в 1609), под­дер­жан­ный мн. маг­на­та­ми и шлях­той и пе­ре­рос­ший в гражд. вой­ну. Од­на­ко по­сле его по­дав­ле­ния зна­чи­мо­го уси­ле­ния вла­сти ко­ро­ля не про­изош­ло. В П. по­сте­пен­но офор­мил­ся маг­нат­ско-ко­ро­лев­ский со­юз, роль мо­нар­ха в ко­то­ром оп­ре­де­ля­лась его лич­ны­ми спо­соб­но­стя­ми и внеш­не­по­ли­тич. ус­ло­вия­ми. Ус­той­чи­вой тен­ден­ци­ей стал срыв сей­мо­вых за­се­да­ний, осо­бен­но час­тый в кон. 17 – 1-й пол. 18 вв. До­пол­нит. труд­но­сти в от­но­ше­ни­ях с Рус. гос-вом соз­да­ла Бре­ст­ская уния 1596, вы­звав­шая не­до­воль­ст­во зна­чит. боль­шин­ст­ва пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния и час­ти ду­хо­вен­ст­ва; её от­ме­ны и урав­не­ния в пра­вах с польск. шлях­той до­би­ва­лись так­же укр. рее­ст­ро­вые ка­за­ки. П. под­дер­жи­ва­ла тес­ный со­юз с Габс­бур­га­ми, в пе­ри­од швед.-польск. вой­ны 1600–29 и Ре­чи По­спо­ли­той ин­тер­вен­ции на­ча­ла 17 в. без­ре­зуль­тат­но пы­та­лась ов­ла­деть швед. и рус. пре­сто­ла­ми, вое­ва­ла с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей (1620–21; см. Поль­ско-ту­рец­кие вой­ны 17 в.). В 1611 польск. сейм пе­ре­дал Кня­же­скую Прус­сию Бран­ден­бур­гу, при­знав на­следств. пра­ва на эту тер­ри­то­рию кур­фюр­ста Ио­ган­на Си­гиз­мун­да. От­но­си­тель­ное улуч­ше­ние по­зи­ций П. на ме­ж­ду­нар. аре­не (уре­гу­ли­рова­ние от­но­ше­ний со Шве­ци­ей, Рус. гос-вом и Ос­ман­ской им­пе­ри­ей) и внут­ри­по­ли­тич. ста­би­ли­за­ция бы­ли дос­тиг­ну­ты при Вла­ди­сла­ве IV. Тем не ме­нее по­пыт­ки ук­ре­пить ко­ро­лев­скую власть в П. и по­да­вить не­до­воль­ст­во ка­за­ков и кре­сть­ян (вос­ста­ния 1637, 1638) ос­та­лись без­ус­пеш­ны­ми. Но­вый этап, свя­зан­ный с ос­лож­не­ни­ем внеш­не- и внут­ри­по­ли­тич. си­туа­ции в П., при­шёл­ся на прав­ле­ние по­след­не­го ко­ро­ля из ди­на­стии Ва­за Яна II Ка­зи­ми­ра (1648–68). На­чав­шись в ус­ло­ви­ях ка­зац­ко­го вос­ста­ния на Ук­раи­не под пред­во­ди­тель­ст­вом Б. М. Хмель­ниц­ко­го (см. Ос­во­бо­ди­тель­ная вой­на ук­ра­ин­ско­го и бе­ло­рус­ско­го на­ро­дов 1648–54), оно со­про­во­ж­да­лось кон­флик­та­ми с Бран­ден­бур­гом, Тран­силь­ва­ни­ей, вой­на­ми с Рус. гос-вом (см. Рус­ско-поль­ские вой­ны 17 в.) и Шве­ци­ей (Се­вер­ная вой­на 1655–60). По­след­няя бы­ла осо­бен­но тя­жё­лой для П.: в 1655 швед. ар­мия втор­глась на польск. тер­ри­то­рию и поч­ти пол­но­стью её ок­ку­пи­ро­ва­ла (см. в ст. «По­топ»). В то вре­мя как зна­чит. часть маг­на­тов, шлях­ты и ар­мии пе­ре­шла на сто­ро­ну ин­тер­вен­тов, ге­ро­ич. со­про­тив­ле­ние польск. на­ро­да (наи­бо­лее яр­кий при­мер – обо­ро­на мон. Яс­на-Гу­ра, в ко­то­ром хра­ни­лась Чен­сто­хов­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри) спас­ло стра­ну. В ре­зуль­та­те вой­ны П. не толь­ко бы­ла ра­зо­ре­на, но и по­те­ря­ла часть Ли­во­нии, при­зна­ла пол­ное ос­во­бо­ж­де­ние Кня­же­ской Прус­сии от лен­ной за­ви­си­мо­сти (1657). По «Веч­но­му ми­ру» 1686 Ле­во­бе­реж­ная Ук­раи­на и Ки­ев (вхо­дили по­сле 1569 в со­став МП) ото­шли к Рос­сии, на­чал­ся про­цесс со­кра­ще­ния польск. вла­де­ний на вос­то­ке.

При Яне II Ка­зи­ми­ре П. всту­пи­ла в по­ло­су сис­тем­но­го кри­зи­са. От­ве­том шлях­ты на на­ме­тив­шее­ся сни­же­ние цен на польск. хлеб на внеш­них рын­ках ста­ло рас­ши­ре­ние его экс­пор­та и уве­ли­че­ние бар­щи­ны. Та­кая по­ли­ти­ка под­ры­ва­ла эко­но­ми­ку кре­сть­ян­ских хо­зяйств, ос­лож­ня­ла раз­ви­тие го­ро­дов (улуч­ше­ние си­туа­ции в с. х-ве и ре­мес­ле на­ме­ти­лось лишь во 2-й пол. 18 в.). Мно­го­числ. вой­ны и тер­ри­то­ри­аль­ные по­те­ри ве­ли к со­кра­ще­нию на­се­ле­ния. В по­ли­тич. жиз­ни рез­ко уси­ли­лась роль маг­на­тов. От­ве­том на по­пыт­ку ко­ро­ля из­брать при жиз­ни на­след­ни­ка пре­сто­ла стал ро­кош Е. С. Лю­бо­мир­ско­го (1665–66). Вос­ста­нав­ли­ва­лись по­зи­ции ка­то­ли­циз­ма: из стра­ны бы­ли из­гна­ны ариа­не (1658), за­пре­ще­но от­ступ­ни­че­ст­во от ка­то­лич. ре­ли­гии (1668), в по­сле­дую­щем ино­вер­цы бы­ли ли­ше­ны пра­ва за­ни­мать гос. долж­но­сти и за­се­дать в сей­ме (1733). Ра­бо­та сей­ма, пол­но­мо­чия ко­то­ро­го фор­маль­но про­дол­жа­ли рас­ши­рять­ся, всё бо­лее за­труд­ня­лась час­тым при­ме­не­ни­ем прин­ци­па ли­бе­рум ве­то, став­ше­го крае­уголь­ным кам­нем польск. «шля­хет­ской де­мо­кра­тии» (по­во­рот­ным со­бы­ти­ем счи­та­ет­ся срыв сей­ма в 1652 од­ним В. Си­цинь­ским, за ко­то­рым сто­ял маг­нат Я. Рад­зи­вилл; см. в ст. Рад­зи­вил­лы). Па­да­ло ме­ж­ду­нар. влия­ние П. Во вре­мя Се­вер­ной вой­ны 1655–60 у швед. ко­ро­ля Кар­ла X Гус­та­ва да­же воз­ник план её раз­де­ла. По­сле прав­ле­ний М. К. Виш­не­вец­ко­го (1669–73) и Яна III Со­бес­ко­го на­сту­пил пе­ри­од но­во­го бес­ко­ро­ле­вья. Он за­вер­шил­ся вос­ше­ст­ви­ем на польск. пре­стол под­дер­жи­вае­мо­го Ав­ст­ри­ей и Рос­си­ей сак­сон­ско­го кур­фюр­ста Фрид­ри­ха Ав­гу­ста I, пра­вив­ше­го в П. под име­нем Ав­гу­ста II Силь­но­го. При нём и его пре­ем­ни­ке Ав­гу­сте III П. всё боль­ше пре­вра­ща­лась в объ­ект по­ли­ти­ки со­сед­них дер­жав. Втя­ги­ва­ние Сак­со­нии в Се­вер­ную вой­ну 1700–21 на сто­ро­не ан­ти­швед­ской коа­ли­ции за­вер­ши­лось втор­же­ни­ем Кар­ла XII в П. и 5-лет­ним прав­ле­ни­ем С. Ле­щин­ско­го. Воз­вра­ще­ние на трон Ав­гу­ста II и вве­де­ние в П. сак­сон­ских войск при­ве­ло к об­ра­зо­ва­нию оп­по­зи­ци­он­ной Тар­ногрод­ской кон­фе­де­ра­ции (1715–17), уча­ст­ни­ки ко­то­рой бы­ли при­ну­ж­де­ны к под­чи­не­нию лишь при по­мо­щи рос. ар­мии. Прак­ти­че­ски пол­ный па­ра­лич польск. гос-ва стал сти­му­лом для по­ис­ка пу­тей его оз­до­ров­ле­ния. По­сте­пен­но сло­жи­лись 2 по­ли­тич. ла­ге­ря: один из них, «Фа­ми­лия», воз­глав­лял­ся князь­я­ми Чар­то­рый­ски­ми и вы­сту­пал за ре­фор­мы, вто­рой груп­пи­ро­вал­ся во­круг По­тоц­ких и стре­мил­ся со­хра­нить в не­при­кос­но­вен­но­сти ус­тои П. По­сле из­бра­ния на трон С. А. По­ня­тов­ско­го, кан­ди­да­та Чар­то­рый­ских, под­дер­жан­но­го рос. имп. Ека­те­ри­ной II, бы­ли про­ве­де­ны не­ко­то­рые ре­фор­мы гос. управ­ле­ния и фи­нан­со­вой сис­те­мы. При этом «кар­ди­наль­ные пра­ва» шлях­ты (ли­бе­рум ве­то, сво­бод­ные вы­бо­ры мо­нар­ха, пра­во не­по­ви­но­ве­ния ко­ро­лю) бы­ли со­хра­не­ны, га­ран­том их со­блю­де­ния ста­ла Рос. им­пе­рия (см. Вар­шав­ский до­го­вор 1768). Воз­ник­но­ве­ние Бар­ской кон­фе­де­ра­ции в от­вет на вос­ста­нов­ле­ние сей­мом по­ли­тич. рав­но­пра­вия не­ка­то­лич. на­се­ле­ния, гл. обр. пра­во­слав­но­го («дис­си­ден­тов»), и всту­п­ле­ние кон­фе­де­ра­ции в борь­бу с рос. ар­ми­ей и ко­рон­ны­ми вой­ска­ми при­ве­ли к из­ме­не­нию по­ло­же­ния П. Ека­те­ри­на II вы­ну­ж­ден­но от­ка­за­лась от идеи удер­жа­ния П. под кон­тро­лем Рос­сии и в 1772 со­гла­си­лась на пред­ло­же­ние Прус­сии и Ав­ст­рии о её раз­де­ле (см. Раз­де­лы Ре­чи По­спо­ли­той). Этот акт сти­му­ли­ро­вал про­цесс внутр. ре­форм в польск. гос-ве. Бы­ли об­ра­зо­ва­ны По­сто­ян­ный со­вет (1775; пре­вра­тил­ся в дей­ст­вен­ное пра­ви­тель­ст­во П.), пер­вое в Ев­ро­пе ве­дом­ст­во нар. про­све­ще­ния (Эду­ка­ци­он­ная ко­мис­сия, 1773), на­ча­лось соз­да­ние 100-ты­сяч­ной ре­гу­ляр­ной ар­мии, не­иму­щей шлях­те за­пре­ти­ли уча­стие в сей­ми­ках, рас­ши­ри­лись пра­ва го­ро­дов. Бы­ла при­ня­та Третье­го мая 1791 кон­сти­туция, от­кры­вав­шая путь к глу­бо­ко­му внутр. ре­фор­ми­ро­ва­нию польск. го­су­дар­ст­вен­но­сти, соз­да­вав­шая еди­ные ор­га­ны гос. вла­сти, фак­ти­че­ски уп­разд­няв­шая ВКЛ (вско­ре бы­ло вос­ста­нов­ле­но, од­на­ко его ав­то­но­мия под­вер­глась ог­ра­ни­че­нию). Про­тив­ни­ки ре­форм во гла­ве с про­рос­сий­ской «гет­ман­ской» пар­ти­ей соз­да­ли Тар­го­виц­кую кон­фе­де­ра­цию (1792–93), а Рос­сия вве­ла вой­ска в П. По­ра­же­ние польск. ко­рон­ных войск по­зво­ли­ло Рос­сии и Прус­сии про­вес­ти 2-й раз­дел РП (1793). Не­уда­ча Поль­ско­го вос­ста­ния 1794 под рук. Т. Кос­тюш­ко при­ве­ла к 3-му раз­де­лу РП (1795) и ли­к­ви­да­ции польск. го­су­дар­ст­ва.

Польские земли в кон. 18 – нач. 20 веке

«Пожалование конституции княжеству Варшавскому Наполеоном I в 1807 году». Художник М. Баччиарелли. 1811. Национальный музей (Варшава).

В ре­зуль­та­те раз­де­лов РП ис­то­рич. тер­ри­то­рия П. ото­шла к Прус­сии и Ав­ст­рии, осн. тер­ри­то­рия ВКЛ – к Рос­сии; на­ча­лась адм. и пра­во­вая уни­фи­ка­ция польск. зе­мель, ин­те­гра­ция польск. шлях­ты в пра­вя­щий класс иностр. го­сударств. На­де­ж­ды на вос­ста­нов­ле­ние не­за­ви­си­мо­сти свя­зы­ва­лись с ре­во­люц. Фран­ци­ей, а за­тем с На­по­ле­о­ном I, за­явив­шим о не­при­зна­нии раз­де­лов РП. В 1797 при ар­мии Транс­па­дан­ской рес­пуб­ли­ки был сфор­ми­ро­ван польск. ле­ги­он под ко­манд. Я. Х. Дом­бров­ско­го (с 1800 в со­ста­ве франц. воо­руж. сил), в 1799 при Рейн­ской ар­мии – Приду­най­ский ле­ги­он К. Кня­зе­ви­ча (см. Поль­ские ле­гио­ны). По Тиль­зит­ско­му ми­ру 1807 из час­ти польск. зе­мель, при­над­ле­жав­ших Прус­сии, бы­ло соз­да­но Вар­шав­ское кня­же­ст­во (гер­цог­ст­во), объ­е­ди­нён­ное лич­ной уни­ей с Сак­со­ни­ей. Да­ро­ван­ные гер­цог­ст­ву На­по­ле­о­ном I кон­сти­ту­ция и гражд. ко­декс от­ме­ня­ли со­слов­ные при­ви­ле­гии и ли­к­ви­ди­ро­ва­ли лич­ную за­ви­си­мость кре­сть­ян. В 1809 к кня­же­ст­ву бы­ли при­сое­ди­не­ны польск. зем­ли из со­ста­ва Австр. им­пе­рии. На Вен­ском кон­грес­се 1814–15 эт­нич. польск. зем­ли вновь бы­ли раз­де­ле­ны: ВП вклю­че­на в со­став Прус­сии как По­знан­ское ве­ли­кое кня­же­ст­во (ПВК), Австр. им­пе­рии воз­вра­ще­ны все тер­ри­то­рии, по­лу­чен­ные ею по 1-му раз­де­лу РП, Кра­ко­ву пре­дос­тав­лен ста­тус воль­но­го го­ро­да, на­хо­див­ше­го­ся под «опе­кой» дер­жав, уча­ст­во­вав­ших в раз­де­лах (см. Кра­ков­ская рес­пуб­ли­ка). Ос­таль­ная часть гер­цог­ства во­шла в со­став Цар­ст­ва Поль­ско­го (ЦП), со­еди­нён­но­го лич­ной уни­ей с Рос­си­ей, имп. Алек­сандр I да­ро­вал ему кон­сти­ту­цию и пра­во иметь ав­то­ном­ные ин­сти­ту­ты гос. вла­сти, за ис­клю­че­ни­ем внеш­не­по­ли­тич. ве­дом­ст­ва. На всей тер­ри­то­рии быв. гер­цог­ст­ва ус­та­нав­ли­вал­ся сво­бод­ный то­ва­ро­обо­рот. На­ру­ше­ние рос. вла­стя­ми по­ло­же­ний Кон­сти­ту­ции Цар­ст­ва Поль­ско­го 1815, вме­ша­тель­ст­во в его внутр. де­ла, от­каз от при­со­едине­ния к не­му Зап. края (быв. вост. тер­ри­то­рии П. с пре­об­ла­да­ни­ем не­поль­ско­го на­се­ле­ния) вы­зва­ли на­рас­та­ние не­до­воль­ст­ва. С 1820 фор­ми­ро­ва­лась ле­галь­ная оп­по­зи­ция (ка­ли­ша­не), воз­ни­ка­ли тай­ные об­ще­ст­ва, в т. ч. «Пат­рио­ти­че­ское об­ще­ст­во» (1821). В ре­зуль­та­те Поль­ско­го вос­ста­ния 1830–31 ста­тус ЦП в со­ста­ве Рос. им­пе­рии был из­ме­нён: из вла­де­ния, по­лу­чен­но­го по ме­ж­ду­нар. со­гла­ше­нию, оно пре­вра­ти­лось в за­во­ё­ван­ную тер­ри­то­рию. Кон­сти­ту­ция 1815 бы­ла за­ме­не­на Ор­га­ни­че­ским ста­ту­том Цар­ст­ва Поль­ско­го 1832, в 1833 вве­де­но чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние, длив­шее­ся 20 лет. Мно­гие уча­ст­ни­ки вос­ста­ния бы­ли осу­ж­де­ны и со­сла­ны во внутр. рай­оны Рос. им­пе­рии, из ЦП на­ча­лась мас­со­вая эмиг­ра­ция по­ля­ков, пре­ж­де все­го во Фран­цию, Ве­ли­ко­бри­та­нию и Швей­ца­рию (т. н. Великая эмиг­ра­ция); её по­ли­тич. цен­тра­ми ста­ли «Отель Лам­бер» (па­риж­ская ре­зи­ден­ция Чар­то­рый­ских), Польск. де­мо­кра­тич. об-во, «Люд поль­ский» и др. ор­га­ни­за­ции. До сер. 1850-х гг. ЦП пе­ре­ста­ло быть цен­тром борь­бы по­ля­ков за не­за­ви­си­мость, в его об­ще­ст­ве рас­про­стра­ни­лись идеи о пер­во­оче­рёд­но­сти ра­бо­ты во имя хо­зяйств. и куль­тур­но­го подъ­ё­ма стра­ны (кон­цеп­ция «ор­га­нич. тру­да»). Ши­ро­кий ре­зо­нанс име­ло ан­ти­шля­хет­ское кре­сть­ян­ское вос­ста­ние 1846 в Га­ли­ции («га­ли­ций­ская рез­ня»). Ре­во­люц. со­бы­тия 1848 в Ев­ро­пе силь­нее все­го за­тро­ну­ли ПВК, но и здесь вос­ста­ние по­ля­ков не при­нес­ло им ос­во­бо­ж­де­ния (см. По­знан­ское вос­ста­ние 1848). Ли­бе­ра­ли­за­ция рос. по­ли­ти­ки в от­но­ше­нии ЦП по­сле во­ца­ре­ния имп. Алек­сан­д­ра II (от­ме­на чрез­вы­чай­но­го по­ло­же­ния, ам­ни­стия уча­ст­ни­кам вос­ста­ния 1830–31, ре­фор­мы А. Ве­лё­поль­ско­го) бы­ла рас­це­не­на как сви­де­тель­ст­во сла­бо­сти Рос­сии. В 1860–61 в Вар­ша­ве про­шли пат­рио­тич. ма­ни­фе­ста­ции по слу­чаю нац. празд­ни­ков, воз­ник­ло мас­штаб­ное по­ли­тич. дви­же­ние, рас­ко­лов­шее­ся на 2 ла­ге­ря: «бе­лых», стре­мив­ших­ся к дос­ти­же­нию ав­то­но­мии пу­тём по­ли­тич. пе­ре­го­во­ров и дав­ле­ния на пра­ви­тель­ст­во, и «крас­ных», ра­то­вав­ших за дос­ти­же­ние не­за­ви­си­мо­сти пу­тём вос­ста­ния. Поль­ское вос­ста­ние 1863–64, по­тер­пев­шее по­ра­же­ние, при­ве­ло к ли­к­ви­да­ции ос­тат­ков са­мо­стоя­тель­но­сти ЦП, ру­си­фи­ка­ции адм. ап­па­ра­та и сис­те­мы об­ра­зо­ва­ния. Его су­ще­ст­вен­ным по­ло­жи­тель­ным ре­зуль­та­том ста­ла кре­сть­ян­ская ре­фор­ма в Цар­ст­ве Поль­ском 1864.

По­сле за­вер­ше­ния объ­е­ди­не­ния Гер­ма­нии (1871) в быв. прус. час­ти польск. зе­мель на­блю­да­лись про­цес­сы уси­ле­ния гер­ма­ни­за­ции об­ра­зо­ват. сис­те­мы, ог­рани­че­ния ис­поль­зо­ва­ния польск. яз. в пуб­лич­ной жиз­ни, це­ле­на­прав­лен­ная по­ли­ти­ка герм. ко­ло­ни­за­ции [Ко­ло­ни­за­ци­он­ная ко­мис­сия для Зап. Прус­сии и пров. По­зен (1886), Со­юз вост. ок­ра­ин (Га­ка­та; 1894)]. В мно­го­на­цио­наль­ной австр. пров. Га­ли­ция, на­про­тив, на­блю­да­лось су­ще­ст­вен­ное улуч­ше­ние по­ло­же­ния по­ля­ков. В 1861–73 ей бы­ла пре­дос­тав­ле­на ши­ро­кая ав­то­но­мия (на­ли­чие крае­во­го сей­ма, на­зна­че­ние на­ме­ст­ни­ка­ми про­вин­ции по­ля­ков, ис­поль­зо­ва­ние польск. яз. в гос. уч­ре­ж­де­ни­ях и сис­те­ме об­ра­зо­ва­ния и др.). Об­ще­ст­вен­но-по­ли­тич. раз­ви­тие польск. зе­мель шло под зна­ком за­вер­ше­ния эпо­хи до­ми­ни­ро­ва­ния шлях­ты (по­сле по­ра­же­ния вос­ста­ния 1863–64) и вы­хо­да на по­ли­тич. аре­ну но­вых со­ци­аль­ных сил: бур­жуа­зии, ра­бо­чих, кре­сть­ян. Этот про­цесс про­дол­жал­ся на про­тя­же­нии трёх по­след­них де­ся­ти­ле­тий 19 в. Так­же ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись по­ли­тич. пар­тии. На ру­бе­же 19–20 вв. в польск. зем­лях дей­ст­во­ва­ли Поль­ская со­циа­ли­сти­че­ская пар­тия (ППС), Со­ци­ал-де­мо­кра­тия Ко­ро­лев­ст­ва Поль­ско­го и Лит­вы (СДКПиЛ), Нац.-де­мо­кра­тич. пар­тия (эн­де­ки), кре­сть­ян­ская пар­тия «Поль­ске строн­ниц­тво лю­до­ве» (ПСЛ; по­сле рас­па­да в 1913 вме­сто неё соз­да­ны ПСЛ «Пяст» и ПСЛ-ле­ви­ца), Пар­тия ре­аль­ной по­ли­ти­ки (реа­ли­сты), хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты, кон­сер­ва­то­ры, про­грес­си­сты и др. Пе­ри­од их осо­бой ак­тив­но­сти свя­зан с Ре­во­лю­ци­ей 1905–07 в Рос­сии, од­ним из важ­ных цен­тров ко­то­рой бы­ло ЦП. По её ре­зуль­та­там бы­ли сде­ла­ны ог­ра­ни­чен­ные ус­туп­ки в по­ли­тич. сфе­ре (ле­га­ли­за­ция уме­рен­ных пар­тий, соз­да­ние польск. школ и об­ществ, польск. пред­ста­ви­тель­ст­во в Гос. ду­ме и Гос. со­ве­те), ук­ре­пив­шие ав­то­ри­тет эн­де­ков во гла­ве с Р. Дмов­ским. Сто­рон­ни­ки во­оруж. борь­бы за не­за­ви­си­мость (Ю. Пил­суд­ский и др.) соз­да­ли в 1908–14 вое­ни­зир. ор­га­ни­за­ции в Га­ли­ции. В це­лом польск. по­ли­тич. класс на­ка­ну­не 1-й ми­ро­вой вой­ны ока­зал­ся рас­ко­ло­тым: эн­де­ки и реа­ли­сты свя­зы­ва­ли про­ме­жу­точ­ное ре­ше­ние «польск. во­про­са» с по­бе­дой Ан­тан­ты и объ­е­ди­не­ни­ем всех польск. зе­мель на пра­вах ав­то­но­мии в со­ста­ве Рос­сии, сто­рон­ни­ки же Пил­суд­ско­го рас­счи­ты­ва­ли на все­на­род­ное вос­ста­ние в ЦП, уча­стие польск. ар­мии, соз­дан­ной на ба­зе вое­ни­зир. ор­га­ни­за­ций, в вой­не на сто­ро­не Гер­ма­нии и Ав­ст­ро-Венг­рии, по­лу­че­ние от них воз­мож­но­сти вос­соз­дать польск. гос-во из зе­мель ЦП и Зап. края.

В эко­но­мич. от­но­ше­нии польск. зем­ли в пе­ри­од по­сле раз­де­лов П. раз­ви­ва­лись не­рав­но­мер­но. Наи­боль­ший про­гресс был дос­тиг­нут в прус. вла­де­ни­ях – ВП (ка­пи­та­ли­стич. с. х-во) и Верх­ней Си­ле­зии (тя­жё­лая пром-сть, гор­ное де­ло). В ЦП пром-сть кон­цен­три­ро­ва­лась в Вар­шав­ском, Лод­зин­ском и Дом­бров­ском ок­ру­гах, пе­ре­ход кре­сть­ян­ских хо­зяйств к то­вар­но­му про­из-ву лишь на­чал­ся. Наи­ме­нее раз­ви­той бы­ла Га­ли­ция, в ней от­сут­ст­во­ва­ли зна­чит. цен­тры об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти, пре­об­ла­да­ли круп­ные по­ме­щи­чьи и мел­кие кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва. В со­ци­аль­ном от­но­ше­нии ос­н. до­лю польск. на­се­ле­ния (кро­ме Си­ле­зии) со­став­ля­ли кре­сть­я­не. Бур­жуа­зия и ра­бо­чий класс в польск. зем­лях бы­ли мно­го­на­цио­наль­ны­ми, по­ми­мо по­ля­ков су­ще­ст­вен­ной бы­ла до­ля ев­ре­ев и нем­цев; по­след­ние так­же бы­ли пред­став­ле­ны сре­ди ин­тел­ли­ген­ции, в ко­то­рой, од­на­ко, до­ми­ни­ро­ва­ли ли­ца шля­хет­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния.

Пер­вая ми­ро­вая вой­на, в хо­де ко­то­рой раз­вер­ну­лось про­ти­во­бор­ст­во ме­ж­ду дер­жа­ва­ми, вла­дев­ши­ми польск. зем­ля­ми, да­ла, по мне­нию по­ля­ков, шанс на ре­ше­ние «польск. во­про­са». Польск. пар­тии Га­ли­ции, ори­ен­ти­ро­вав­шие­ся на Ав­ст­ро-Венг­рию, уч­ре­ди­ли Гл. нац. к-т и по­лу­чи­ли со­гла­сие австр. имп. Фран­ца Ио­си­фа I на фор­ми­ро­ва­ние польск. ле­гио­на. Па­рал­лель­но Ю. Пил­суд­ский, план ко­то­ро­го со­брать польск. ар­мию и под­нять вос­ста­ние в ЦП про­ва­лил­ся, соз­дал в ЦП ряд тай­ных ор­га­ни­за­ций, в т. ч. Польск. во­ен. орг-цию (ПОВ). Польск. по­ли­ти­ки про­рос­сий­ской ори­ен­та­ции уч­ре­ди­ли в 1914 в Вар­ша­ве пер­вый Поль­ский на­цио­наль­ный ко­ми­тет (ПНК) и при­сту­пи­ли к ор­га­ни­за­ции доб­ро­вольч. час­тей (Пу­лав­ский и Люб­лин­ский ле­ги­оны). Вер­хов­ный глав­но­ко­манд. вел. кн. Ни­ко­лай Ни­ко­лае­вич Млад­ший в воз­зва­нии к польск. на­ро­ду от 1(14).8.1914 по­обе­щал пре­дос­та­вить П. ав­то­но­мию по­сле окон­ча­ния вой­ны. В 1915 ЦП бы­ло ок­ку­пи­ро­ва­но ар­мия­ми центр. дер­жав. Ак­том от 5.11.1916 пра­ви­тель­ст­ва Гер­ма­нии и Ав­ст­ро-Венг­рии соз­да­ли на ок­ку­пи­ров. тер­ри­то­рии за­ви­си­мое от них Польск. ко­ро­лев­ст­во (без уточ­не­ния его гра­ниц и име­ни мо­нар­ха) и объ­я­ви­ли на­бор в доб­ро­вольч. польск. ар­мию. На­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние польск. ор­га­нов вла­сти: Врем. гос. со­ве­та (1916), ре­гент­ско­го со­ве­та и пра­ви­тель­ст­ва (1917), Гос. со­ве­та Польск. ко­ро­лев­ст­ва (1918). По­сле Фев­раль­ской ре­во­лю­ции 1917 Врем. пра­ви­тель­ст­во объ­я­ви­ло о на­ме­ре­нии соз­дать по­сле по­бе­ды не­за­ви­си­мую П., свя­зан­ную тес­ным сою­зом с Рос­си­ей, а так­же раз­ре­ши­ло фор­ми­ро­ва­ние польск. час­тей в рос. ар­мии и ор­га­ни­зо­ва­ло Ли­к­ви­да­ци­он­ную ко­мис­сию по де­лам ЦП, ко­то­рая долж­на бы­ла «на­ме­тить осн. ве­хи для ре­ше­ния польск. во­про­са». К об­су­ж­де­нию бу­ду­ще­го П. под­клю­чи­лись со­юз­ни­ки Рос­сии в вой­не. В 1917 в Па­ри­же был соз­дан вто­рой ПНК во гла­ве с Р. Дмов­ским, ко­то­рый Ан­тан­та и США при­зна­ли в ка­че­ст­ве польск. нац. пред­ста­ви­тель­ст­ва. Во Фран­ции на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние Польск. ар­мии под ко­манд. Ю. Гал­ле­ра. Соз­да­ние не­за­ви­си­мой П. на тер­ри­то­ри­ях с «не­ос­по­ри­мо польск. на­се­ле­ни­ем» пре­ду­смат­ри­ва­лось 13-м пунк­том про­грам­мы по­сле­во­ен­но­го уст­рой­ст­ва пре­зи­ден­та США Т. В. Виль­со­на от 8.1.1918 (см. «Че­тыр­на­дцать пунк­тов Виль­со­на»). В авг. 1918 сов. пра­ви­тель­ст­во ан­ну­ли­ро­ва­ло все до­го­во­ры о раз­де­лах П. По­сле по­ра­же­ния в вой­не Ав­ст­ро-Венг­рии и Гер­ма­нии не ос­та­лось пре­пят­ст­вий для соз­да­ния не­за­ви­си­мо­го польск. гос-ва. 7.10.1918 ре­гент­ский со­вет про­воз­гла­сил не­за­ви­си­мость Польск. ко­ро­лев­ст­ва.

Польша в 1918–45

Во гла­ве но­во­го польск. гос-ва (Вто­рая РП) встал Ю. Пил­суд­ский. 10.11.1918 он вер­нул­ся в Вар­ша­ву из Бер­ли­на, 11 но­яб. по­лу­чил от ре­гент­ско­го со­ве­та вер­хов­ную во­ен­ную, 14 но­яб. – гражд. власть; в этот же день ре­гент­ский со­вет был рас­пу­щен, Польск. ко­ро­лев­ст­во офи­ци­аль­но пе­ре­ста­ло су­ще­ст­во­вать. Сфор­ми­ро­ван­ный Пил­суд­ским 18 но­яб. ле­вый ка­би­нет Е. Мо­ра­чев­ско­го по­обе­щал про­вес­ти по­сле из­бра­ния пар­ла­мен­та ши­ро­кие со­ци­аль­но-эко­но­мич. и по­ли­тич. ре­фор­мы, на­зна­чил Пил­суд­ско­го врем. на­чаль­ни­ком (гла­вой) гос-ва. Т. к. ле­вая по­ли­тич. ори­ен­та­ция пра­ви­тель­ст­ва пре­пят­ст­во­ва­ла его при­зна­нию Ан­тан­той и вы­зы­ва­ла оп­по­зи­цию со сто­ро­ны польск. пра­вых пар­тий, бы­ла ими­ти­ро­ва­на по­пыт­ка гос. пе­ре­во­ро­та, по­зво­лив­шая Пил­суд­ско­му без по­те­ри ли­ца за­ме­нить Мо­ра­чев­ско­го И. Я. Па­де­рев­ским. По­сле из­бра­ния Уч­ре­дит. сей­ма (26.1.1919) бы­ла при­ня­та т. н. Ма­лая кон­сти­ту­ция (20.2.1919), оп­ре­де­лив­шая пол­но­мо­чия выс­ших ор­га­нов гос. вла­сти и под­твер­див­шая ста­тус Пил­суд­ско­го как на­чаль­ни­ка гос-ва. П. ста­ла пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­кой с силь­ной за­ко­но­дат. вла­стью. Но­вая кон­сти­ту­ция, при­ня­тая 17.3.1921, на­де­ля­ла сейм не толь­ко за­ко­но­дат. пол­но­мо­чия­ми, но и воз­ла­га­ла на не­го обя­зан­но­сти по фор­ми­ро­ва­нию пра­ви­тель­ст­ва и кон­тро­лю над ним; пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та, из­би­рае­мо­го на со­вме­ст­ном за­се­да­нии сей­ма и се­на­та, ог­ра­ни­чи­ва­лись пред­ста­ви­тель­ски­ми функ­ция­ми.

Ус­та­нов­ле­ние но­вых гра­ниц Польск. рес­пуб­ли­ки со­про­во­ж­да­лось воо­руж. вос­ста­ния­ми в ВП (см. По­знан­ское вос­ста­ние 1918–19) и Верх­ней Си­ле­зии (см. Си­лез­ские вос­ста­ния 1919–21), вой­на­ми с Че­хо­сло­ва­ки­ей из-за Те­шин­ской Си­ле­зии (1919), с Зап.-Укр. нар. рес­пуб­ли­кой из-за Га­ли­ции (1918–19), Сов. Рос­си­ей и Сов. Ук­раи­ной из-за вост. гра­ни­цы П. (см. Со­вет­ско-поль­ская вой­на 1920, Риж­ский мир­ный до­го­вор 1921), а так­же кон­флик­том с Лит­вой из-за Виль­но (ны­не Виль­нюс; 1920). Вы­ход к Бал­тий­ско­му м. (см. «Поль­ский ко­ридор») П. по­лу­чи­ла по ре­ше­нию Па­риж­ской мир­ной кон­фе­рен­ции 1919–20, Дан­циг (Гданьск) при этом стал воль­ным го­ро­дом под кон­тро­лем Ли­ги На­ций (ЛН). П. про­иг­ра­ла Гер­ма­нии пле­бис­ци­ты в Вар­мии и Ма­зу­рах (1920) и в боль­шин­ст­ве рай­онов Верх­ней Си­ле­зии (1921; по ре­ше­нию Кон­фе­рен­ции по­слов от 20.10.1921 об­ласть бы­ла раз­де­ле­на ме­ж­ду дву­мя го­су­дар­ст­ва­ми). В ито­ге П. име­ла на­тя­ну­тые от­но­ше­ния со все­ми со­сед­ни­ми гос-ва­ми, кро­ме Ру­мы­нии и Лат­вии.

В 1919–39 на­се­ле­ние П. вы­рос­ло на 32% (с 26,3 до 34,9 млн. чел.). Это бы­ло мно­го­на­цио­наль­ное (по­ля­ки в 1921 со­став­ля­ли ок. 69% нас.) и по­ли­кон­фессио­наль­ное (62% ка­то­ли­ков) гос-во. В эко­но­ми­ке пре­об­ла­да­ло экс­тен­сив­ное с. х-во (ли­ца, за­ня­тые в с. х-ве, со­став­ля­ли 64%, к 1939 – 59%), ха­рак­тер­ным бы­ло аг­рар­ное пе­ре­на­се­ле­ние (до 5 млн. чел.). За го­ды су­ще­ст­во­ва­ния Вто­рой РП кар­ди­наль­ных из­ме­не­ний в раз­ме­ще­нии пром-сти не про­изош­ло, к по­зи­тив­ным сдви­гам от­но­сят­ся строи­тель­ст­во пор­та в Гды­не (1924–39) и не­сколь­ких же­лезных до­рог, соз­да­ние Центр. пром. ок­ру­га (1935). Лишь в 1926–28 польск. эко­но­ми­ка пе­ре­жи­ва­ла подъ­ём, ос­таль­ное вре­мя ха­рак­те­ри­зо­ва­лось кри­зи­са­ми и стаг­на­ци­ей. В чис­ле дос­ти­же­ний – уни­фи­ка­ция за­ко­но­да­тель­ст­ва, пе­ре­ори­ен­та­ция про­из-ва на внутр. ры­нок (б. ч. до­во­ен­ных внеш­них рын­ков бы­ла уте­ря­на), вве­де­ние кон­вер­ти­руе­мой де­неж­ной еди­ни­цы (зло­то­го). Про­дол­жал­ся про­цесс ур­ба­ни­за­ции, чис­ло го­ро­дов с на­се­ле­ни­ем св. 100 тыс. чел. вы­рос­ло в 1921–1938 с 6 до 13.

По­ли­тич. сис­те­ма ха­рак­те­ри­зо­ва­лась на­ли­чи­ем мно­же­ст­ва пар­тий, де­лив­ших­ся по идео­ло­гич., нац. и ре­гио­наль­но­му прин­ци­пу. Из пра­вых пар­тий наи­боль­шим влия­ни­ем поль­зо­ва­лись эн­де­ки, сре­ди цен­три­стов до­ми­ни­ро­ва­ли ПСЛ «Пяст», хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты и Нац. ра­бо­чая пар­тия (НРП), на ле­вом флан­ге – ППС и ПСЛ «Вы­зво­ле­не». Су­ще­ст­во­ва­ли так­же раз­лич­ные евр., укр. и бе­ло­рус. пар­тии. Ре­во­люц. ла­герь был пред­став­лен не­ле­галь­ной Ком­му­ни­стич. пар­ти­ей П. (КПП) и близ­ки­ми ей ле­галь­ны­ми пар­тия­ми нац. мень­шинств и кре­сть­ян. Пар­ла­мент­ские вы­бо­ры 1919 и 1922 и по­сле­дую­щая по­ли­тич. прак­ти­ка по­ка­за­ли, что в П. воз­мож­ны толь­ко коа­ли­ци­он­ные или т. н. де­ло­вые пра­ви­тель­ст­ва. С но­яб. 1918 до мая 1926 в П. сме­ни­лось 12 (фор­маль­но 14) ка­би­не­тов, са­мым эф­фек­тив­ным из них бы­ло де­ло­вое пра­ви­тель­ст­во В. Граб­ско­го (1923–25), су­мев­шее спра­вить­ся с ги­пер­ин­фля­ци­ей. Край­не не­по­пу­ляр­ны­ми бы­ли пра­во­цен­три­ст­ские ка­би­не­ты с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем эн­де­ков и ПСЛ «Пяст», ви­дев­шие вы­ход из эко­но­мич. труд­но­стей в ог­ра­ни­че­нии со­циаль­ных за­вое­ва­ний лиц на­ём­но­го тру­да. По­ли­ти­ка пра­ви­тель­ст­ва В. Ви­то­са в но­яб. 1923 при­ве­ла к все­об­щей стач­ке же­лез­но­до­рож­ни­ков, со­про­во­ж­дав­шей­ся в Кра­ко­ве воо­руж. столк­но­ве­ния­ми ма­ни­фе­стан­тов с вой­ска­ми. Соз­да­ние но­во­го пра­ви­тель­ст­ва Ви­то­са (10.5.1926) ста­ло по­во­дом для гос. пе­ре­во­ро­та (12–14.5.1926), осу­ще­ст­в­лён­но­го Ю. Пил­суд­ским под ло­зун­га­ми оз­до­ров­ле­ния («са­на­ции») по­ли­тич. и об­ществ. жиз­ни в П., что обес­пе­чи­ло ему под­держ­ку ле­вых пар­тий и да­же ком­му­ни­стов.

Ус­та­нов­лен­ный Ю. Пил­суд­ским ав­то­ри­тар­ный «са­на­ци­он­ный ре­жим» опи­рал­ся пре­ж­де все­го на ар­мию, но так­же на зна­чит. часть об­ще­ст­ва, раз­оча­ро­вав­шую­ся в мо­де­ли пар­ла­мент­ской де­мо­кра­тии, су­ще­ст­во­вав­шей в П. до 1926. Пил­суд­ский от­ка­зал­ся от ли­к­ви­да­ции пар­ла­мен­та, до­бил­ся от не­го под­твер­жде­ния ле­ги­тим­но­сти но­во­го ре­жи­ма и при­ня­тия по­пра­вок к кон­сти­ту­ции 1921, ко­то­рые су­ще­ст­вен­но уси­ли­ли пол­но­мо­чия ис­пол­нит. вла­сти. Ге­не­раль­ной ли­ни­ей во внутр. по­ли­ти­ке стал курс на соз­да­ние спе­ци­фич. пре­зи­дент­ской рес­пуб­лики (пост пре­зи­ден­та 4.6.1926 за­нял И. Мось­циц­кий, ре­ко­мен­до­ван­ный Пил­суд­ским; пе­ре­из­бран в 1933). Вы­бор гла­вы гос-ва, на­де­лён­но­го не­ог­ра­нич. пол­но­мо­чия­ми, за­ви­сел в ней не от тра­диц. по­ли­тич. пар­тий, а от Пил­суд­ско­го и соз­дан­но­го в 1927 Бес­пар­тий­но­го бло­ка со­труд­ни­че­ст­ва с пра­ви­тель­ст­вом (ББ). Не по­лу­чив аб­со­лют­но­го боль­шин­ст­ва ман­да­тов на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 1928 и на­толк­нув­шись на про­ти­во­дей­ст­вие со сто­ро­ны объ­е­ди­нён­ной ле­во­цен­три­ст­ской оп­по­зи­ции («Цен­тро­лев»), Пил­суд­ский в 1930 дос­роч­но рас­пус­тил пар­ла­мент. Вид­ные дея­те­ли ле­галь­ной оп­по­зи­ции бы­ли аре­сто­ва­ны и от­да­ны под суд по об­ви­не­нию в под­го­тов­ке к за­хва­ту вла­сти (Бре­ст­ский про­цесс), ре­прес­сии бы­ли раз­вёр­ну­ты и в от­но­ше­нии укр. се­па­ра­ти­ст­ско­го дви­же­ния (по­ли­цей­ско-вой­ско­вая опе­ра­ция по «уми­ро­тво­ре­нию» Вост. Га­ли­ции). С по­мо­щью адм. ре­сур­са ББ одер­жал по­бе­ду на вы­бо­рах 1930 и по­лу­чил аб­со­лют­ное боль­шин­ст­во в обе­их па­ла­тах пар­ла­мен­та. В апр. 1935 вве­де­на в дей­ст­вие но­вая кон­сти­ту­ция (т. н. ап­рель­ская), ус­та­нав­ли­вав­шая сис­те­му силь­ной пре­зи­дент­ской вла­сти. Но­вый за­кон о вы­бо­рах ис­клю­чал из из­би­рат. про­цес­са эле­мент со­стя­за­тель­но­сти.

По­сле смер­ти Ю. Пил­суд­ско­го в мае 1935 и бой­ко­та пар­ла­мент­ских вы­бо­ров боль­шин­ст­вом пар­тий и из­би­ра­те­лей по­ли­тич. си­туа­ция в П. ос­та­ва­лась не­оп­ре­де­лён­ной, пра­вя­щий ла­герь рас­ко­лол­ся. Влия­ние ББ умень­ши­лось, поя­ви­лись но­вые груп­пы влия­ния: од­на объ­е­ди­ня­ла по­ли­ти­ков из ок­ру­же­ния И. Мось­циц­ко­го, дру­гая – во­ен­ных, ори­ен­ти­ро­вав­ших­ся на ге­не­ра­ла (за­тем мар­ша­ла) Э. Рыдз-Смиг­лы, а так­же пра­вое кры­ло ла­ге­ря «са­на­ции» (в 1937 офор­ми­лось в Ла­герь нац. объ­е­ди­не­ния, соз­дан­ный вме­сто ББ). В ре­зуль­та­те дос­тиг­ну­то­го ме­ж­ду эти­ми груп­па­ми ком­про­мис­са в мае 1936 бы­ло соз­да­но пра­ви­тель­ст­во Ф. Сла­вой-Склад­ков­ско­го (дей­ст­во­ва­ло до сент. 1939). Ряд серь­ёз­ных из­ме­не­ний про­изо­шёл и в парт. сис­те­ме: кре­сть­ян­ские пар­тии (ПСЛ «Пяст», ПСЛ «Вы­зво­ле­не» и «Строн­ниц­тво хлоп­ске») в 1931 объ­е­ди­ни­лись в еди­ную пар­тию «Строн­ниц­тво лю­до­ве» (СЛ), хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты и НРП об­ра­зо­ва­ли в 1937 «Строн­ниц­тво пра­цы» (Пар­тию тру­да), КПП бы­ла рас­пу­ще­на Ко­мин­тер­ном (1938).

На на­чаль­ном эта­пе су­ще­ст­во­ва­ния польск. гос-ва его ру­ко­во­дство счи­та­ло, что гл. уг­ро­зы не­за­ви­си­мой П. ис­хо­дят от Гер­ма­нии и СССР. До 1925 сис­те­ма обес­пе­че­ния безо­пас­но­сти П. строи­лась на сою­зах с Фран­ци­ей и Ру­мы­нией. Поль­ско-франц. по­ли­тич. до­го­вор (19.2.1921) и сек­рет­ная во­ен. кон­вен­ция (21.2.1921) пре­ду­смат­ри­ва­ли, что в слу­чае аг­рес­сии со сто­ро­ны Гер­ма­нии или Сов. Рос­сии П. и Фран­ция объ­я­вят вой­ну аг­рес­со­ру (сро­ки объ­яв­ле­ния вой­ны не уточ­ня­лись). При этом Фран­ция обя­за­лась по­мо­гать П. толь­ко во­ен. ма­те­риа­ла­ми и тех­нич. пер­со­на­лом, но не от­прав­кой войск. Обо­ро­нит. до­го­вор о взаи­мо­по­мо­щи, имев­ший ан­ти­со­вет­скую на­прав­лен­ность, 3.3.1921 был за­клю­чён П. так­же с Ру­мы­ни­ей (до­пол­нен во­ен. кон­вен­ци­ей от 20.9.1922; про­лон­ги­ро­вал­ся в 1926, 1931, 1936). По­сле за­клю­че­ния Ло­карн­ских до­го­во­ров 1925, не га­ран­ти­ро­вав­ших польск. гра­ни­цы с Гер­ма­ни­ей (в от­ли­чие от герм. гра­ниц с Фран­ци­ей и Бель­ги­ей), по­ло­же­ние П. ухуд­ши­лось. Но­вый фран­ко-польск. га­ран­тий­ный до­го­вор (16.10.1925) от­ме­нял по­ло­же­ние о не­мед­лен­ной и эф­фек­тив­ной по­мо­щи и пре­ду­смат­ри­вал про­це­дуру оп­ре­де­ле­ния аг­рес­со­ра, фи­гу­ри­ро­вав­шую в Ус­та­ве ЛН. В ка­че­ст­ве но­вых уг­роз Вар­ша­ва рас­це­ни­ла на­ча­ло Гер­ма­ни­ей в 1925 та­мо­жен­ной вой­ны и за­клю­че­ние сов.-герм. до­го­во­ра о друж­бе и ней­тра­ли­те­те (24.4.1926). На­пря­жён­ность в сов.-польск. от­но­ше­ни­ях так­же бы­ла свя­за­на с гос. пе­ре­во­ро­том Ю. Пил­суд­ско­го в 1926 (рас­смат­ри­вал­ся Мо­ск­вой как ин­спи­ри­ро­ван­ный Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей), обо­ст­ре­ни­ем в 1926–27 спо­ра из-за Виль­но ме­ж­ду П. и Лит­вой (по­след­няя иг­ра­ла важ­ную роль в сов. сис­те­ме безо­пас­но­сти). В нач. 1930-х гг. П. взя­ла курс на ук­ре­п­ле­ние безо­пас­но­сти собств. си­ла­ми. 25.7.1932 был под­пи­сан сов.-польск. до­го­вор о не­на­па­де­нии, под­твер­див­ший не­зыб­ле­мость гра­ни­цы П. и СССР. При­ход А. Гит­ле­ра к вла­сти в Гер­ма­нии в 1933 свя­зы­вал­ся Вар­ша­вой с на­ча­лом 4–5-лет­не­го пе­рио­да внутр. не­ста­биль­но­сти в Гер­ма­нии, ко­то­рым сле­до­ва­ло вос­поль­зо­вать­ся для ук­ре­п­ле­ния безо­пас­но­сти П. на зап. на­прав­ле­нии. Бы­ли уси­ле­ны польск. вой­ска в рай­оне Гдань­ска и в Вост. По­мо­рье, про­ве­дён ряд ан­ти­гер­ман­ских де­мон­ст­ра­ций с це­лью за­ста­вить Бер­лин от­ка­зать­ся от тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий. Эти ша­ги, трак­туе­мые ино­гда как под­го­тов­ка П. к пре­вен­тив­ной вой­не с Гер­ма­ни­ей, на де­ле бы­ли при­зва­ны лишь под­черк­нуть, что дей­ст­вия П. бу­дут за­ви­сеть от го­тов­но­сти Гер­ма­нии ува­жать её ин­те­ре­сы. 26.1.1934 бы­ла под­пи­са­на поль­ско-герм. дек­ла­ра­ция о не­на­па­де­нии, дав­шая П., по мне­нию Пил­суд­ско­го, воз­мож­ность про­во­дить по­ли­ти­ку «рав­но­уда­лён­но­сти» от Мо­ск­вы и Бер­ли­на. Сле­дуя этой ли­нии, П. от­ка­за­лась от уча­стия в про­ек­те кол­лек­тив­ной безо­пас­но­сти, раз­ра­бо­тан­ном Фран­ци­ей и СССР (см. «Вос­точ­ный пакт»). Во 2-й пол. 1930-х гг. внеш­няя по­ли­ти­ка П., ру­ко­во­ди­мая мин. ин. дел Ю. Бе­ком, бы­ла на­це­ле­на на обес­пе­че­ние ей ста­ту­са великой дер­жа­вы и пре­вра­ще­ние в центр при­тяже­ния для государств Центр. и Юго-Вост. Ев­ро­пы. В 1938 П. вме­сте с Гер­ма­ни­ей и Венг­ри­ей уча­ст­во­ва­ла в раз­де­ле Че­хо­сло­ва­кии (см. Мюн­хен­ское со­гла­ше­ние 1938). Од­на­ко на фо­не на­рас­та­ния герм. тре­бо­ва­ний с кон. 1938 (о при­сое­ди­не­нии Дан­ци­га, пре­дос­тав­ле­нии экс­тер­ри­то­ри­аль­но­го транс­порт­но­го ко­ри­до­ра в По­мо­рье) П. вста­ла на путь ук­ре­п­ле­ния от­но­ше­ний с Фран­ци­ей и Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей. 31.3.1939 по­след­няя пре­дос­та­ви­ла П. га­ран­тии безо­пас­но­сти, 6.4.1939 за­клю­чи­ла с ней до­го­вор о взаи­мо­по­мо­щи, по­лу­чив­ший окон­чат. оформ­ле­ние 25.8.1939. В от­вет 28.4.1939 Гер­ма­ния де­нон­си­ро­ва­ла дек­ла­ра­цию 1934. Не­смот­ря на рост герм. уг­ро­зы, П. от­ка­за­лась во вре­мя Мо­с­ков­ских пе­ре­го­во­ров 1939, ко­то­рые ве­ли СССР, Ве­ли­ко­бри­та­ния и Фран­ция, дать со­гла­сие на про­пуск че­рез свою тер­ри­то­рию сов. войск, что до­пус­ка­лось Ус­та­вом ЛН. Дан­ное ре­ше­ние на­ря­ду с др. фак­то­ра­ми спо­соб­ст­во­ва­ло не­уда­че пе­ре­го­во­ров. 23.8.1939 был под­пи­сан сов.-герм. до­го­вор о не­на­па­де­нии (см. Со­вет­ско-гер­ман­ские до­го­во­ры 1939), в сек­рет­ном до­пол­нит. про­то­ко­ле к не­му зап. тер­ри­то­рии П. при­зна­ва­лись сфе­рой ин­те­ре­сов Гер­ма­нии, вост. и цен­траль­ные – сфе­рой ин­те­ре­сов СССР. 1.9.1939 Гер­ма­ния осу­ще­ст­ви­ла за­ра­нее спла­ни­ро­ван­ную аг­рес­сию про­тив П., что при­ве­ло ко 2-й ми­ро­вой вой­не.

В ус­ло­ви­ях, ко­гда ста­ло яс­но, что П. тер­пит по­ра­же­ние в гер­ма­но-поль­ской вой­не 1939, польск. ру­ко­во­дство эмиг­ри­ро­ва­ло в Ру­мы­нию, где бы­ло ин­тер­ни­ро­ва­но, а в Па­ри­же воз­ник­ли но­вые ор­га­ны вла­сти. Сво­им пре­ем­ни­ком на по­сту пре­зи­ден­та И. Мось­циц­кий на­зна­чил В. Рач­ке­ви­ча, пре­мьер-мин. и глав­но­ко­манд. фор­ми­ро­вав­шей­ся польск. ар­мии на За­па­де стал вид­ный оп­по­зи­цио­нер ре­жи­му «са­на­ции» ген. В. Си­кор­ский. Часть ок­ку­пи­ров. польск. тер­ри­то­рии бы­ла вклю­че­на в со­став Гер­ма­нии, ос­таль­ные зем­ли с Вар­ша­вой и Кра­ко­вом во­шли в со­став Ге­не­раль­но­го гу­бер­на­тор­ст­ва (до ию­ля 1940 Ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ст­во ок­ку­пи­ров. польск. об­лас­тей). Зап. Ук­раи­на и Зап. Бе­ло­рус­сия (17.9.1939 на их тер­ри­то­рию вве­де­ны час­ти Крас­ной Ар­мии, см. По­ход Крас­ной Ар­мии 1939) объ­е­ди­ни­лись с УССР и БССР, Виль­но был пе­ре­дан Лит­ве. Герм. ок­ку­пан­ты раз­вер­ну­ли на тер­ри­то­рии П. жес­то­чай­ший тер­рор, его жерт­ва­ми ста­но­ви­лись не толь­ко уча­ст­ни­ки Дви­же­ния Со­про­тив­ле­ния, но и не­при­ча­ст­ные к не­му лю­ди, ши­ро­ко прак­ти­ко­ва­лись рас­стре­лы за­лож­ни­ков, от­прав­ка в кон­центрац. ла­ге­ря и на при­ну­дит. ра­бо­ты в Гер­ма­нию. Ев­реи (ок. 2,8 млн. чел.) и цы­га­не (точ­ные ста­ти­стич. дан­ные от­сут­ст­ву­ют), про­жи­вав­шие на тер­ри­то­рии П., бы­ли прак­ти­че­ски пол­но­стью унич­то­же­ны (см. «Окон­ча­тель­ное ре­ше­ние»). Аре­стам и де­пор­та­ци­ям (как пред­ста­ви­те­ли вра­ж­деб­ных клас­сов) под­верг­лись и мн. гра­ж­да­не П., ока­зав­шие­ся на тер­ри­то­рии СССР. В об­щей слож­но­сти бы­ло де­пор­ти­ро­ва­но св. 300 тыс. чел.

Уже в 1939 во всех польск. зем­лях ста­ли соз­да­вать­ся под­поль­ные воо­руж. фор­ми­ро­ва­ния – как пра­ви­тель­ст­вен­ные (Служ­ба по­бе­де Поль­ши, за­тем Со­юз воо­руж. борь­бы, в 1942 пре­об­ра­зо­ван­ный в Ар­мию Край­о­ву), так и пар­тий­ные (Кре­сть­ян­ские ба­таль­о­ны, Нар. ми­ли­ция ППС, Нац. воо­руж. си­лы и др.). Впо­след­ст­вии часть из них вли­лась в Ар­мию Край­о­ву, дру­гие со­хра­ни­ли ор­га­ни­зац. са­мо­стоя­тель­ность. На­ча­ли фор­ми­ро­вать­ся под­поль­ные ор­га­ны гос-ва, про­дол­жив­шие дея­тель­ность до­во­ен­ных ад­ми­ни­ст­ра­ции и ор­га­нов юс­ти­ции. С 1940 ру­ко­во­дство ими осу­ще­ст­в­ля­ла де­ле­га­ту­ра пра­ви­тель­ст­ва в стра­не, опи­рав­шая­ся на блок до­во­ен­ных оп­по­зиц. пар­тий – ППС, СЛ, эн­де­ков и пар­тии тру­да. В 1942 в ка­че­ст­ве не­фор­маль­ной пре­ем­ни­цы КПП была об­ра­зо­ва­на Поль­ская ра­бо­чая пар­тия (ППР), сфор­ми­ро­вав­шая свою воо­руж. орг-цию – Гвар­дию Лю­до­ву. Быв. сто­рон­ни­ки Ю. Пил­суд­ско­го, на ко­то­рых польск. об­ще­ст­во воз­ла­га­ло от­вет­ст­вен­ность за по­ра­же­ние в 1939, собств. влия­тель­ной по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции не соз­да­ли, од­на­ко со­хра­ня­ли силь­ные по­зи­ции в Ар­мии Край­о­вой. Ши­ро­кий раз­мах по­лу­чи­ли под­поль­ное из­да­тель­ское де­ло, бла­го­тво­ри­тель­ность, сред­нее и выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Ока­зы­ва­лась по­мощь бе­жав­шим из ла­ге­рей сов. во­ен­но­плен­ным и ев­ре­ям, в т. ч. во вре­мя Вар­шав­ско­го вос­ста­ния 1943.

По­ра­же­ние Фран­ции (см. Фран­цуз­ская кам­па­ния 1940) вы­ну­ди­ло польск. ру­ко­во­дство и час­ти фор­ми­ро­вав­шей­ся ар­мии пе­ре­брать­ся в Ве­ли­ко­бри­та­нию. По­сле на­па­де­ния Гер­ма­нии на СССР бы­ло за­клю­че­но 30.7.1941 сов.-польск. Со­гла­ше­ние о вос­ста­нов­ле­нии ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ний и взаи­мо­дей­ст­вии в вой­не с Гер­ма­ни­ей, в т. ч. пре­ду­смат­ри­вав­шее соз­да­ние польск. воо­руж. сил в СССР (воз­глав­ля­лись В. Ан­дер­сом). В 1942 т. н. Ар­мия Ан­дер­са по на­сто­ятельной прось­бе польск. пра­ви­тель­ст­ва в из­гнании бы­ла вы­ве­де­на на Ср. Вос­ток. В свя­зи с при­ня­ти­ем польск. пра­ви­тель­ст­вом герм. вер­сии т. н. ка­тын­ско­го де­ла (см. Ка­тынь) СССР 25.4.1943 пре­рвал с ним ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния. На Те­ге­ран­ской кон­фе­рен­ции 1943, про­хо­див­шей без уча­стия пред­ста­ви­те­лей П. и вы­яс­не­ния их по­зи­ции, бы­ло ре­ше­но ос­та­вить за СССР тер­ри­то­рии Вто­рой РП, ото­шед­шие к не­му в сент. 1939, а тер­ри­то­ри­аль­ные по­те­ри П. ком­пен­си­ро­вать за счёт Гер­ма­нии.

В 1943 про­изош­ло ре­ши­тель­ное раз­ме­же­ва­ние польск. Дви­же­ния Со­про­тив­ле­ния на 2 не­при­ми­ри­мых ла­ге­ря. ППР от­ка­за­лась под­чи­нить­ся тре­бо­ва­ни­ям польск. пра­ви­тель­ст­ва в из­гна­нии по прин­ци­пи­аль­ным для неё во­про­сам (ор­га­ни­зац. са­мо­стоя­тель­ность Гвар­дии Лю­до­вой, от­но­ше­ния с СССР и др.) и при­сту­пи­ла к фор­ми­ро­ва­нию собств. по­литич. бло­ка с уча­сти­ем в нём ле­вых со­циа­ли­стов и кре­сть­ян. Об­ра­зо­ван­ная ими в Вар­ша­ве в ночь с 31.12.1943 на 1.1.1944 Край­о­ва Ра­да На­ро­до­ва (КРН) про­воз­гла­си­ла се­бя вер­хов­ным ор­га­ном вла­сти в П., объ­я­ви­ла не­за­кон­ным пра­ви­тель­ст­во в из­гна­нии, счи­тая, что оно соз­да­но на ос­но­ва­нии не­ле­ги­тим­ной кон­сти­ту­ции 1935, пре­об­ра­зо­ва­ла Гвар­дию Лю­до­ву в Ар­мию Лю­до­ву.

В 1944 в свя­зи с вы­хо­дом Крас­ной Ар­мии на до­во­ен­ную гра­ни­цу П. польск. пра­ви­тель­ст­вом в из­гна­нии был вве­дён в дей­ст­вие план «Бу­ря», пре­ду­смат­ри­вав­ший воо­руж. вы­сту­п­ле­ния Ар­мии Край­о­вой в мо­мент из­гна­ния нем­цев и вы­ход из под­по­лья польск. ор­га­нов вла­сти на мес­тах. Про­изош­ли вы­сту­п­ле­ния в Виль­ню­се и Льво­ве, а так­же в Вар­ша­ве (не бы­ли со­гла­со­ва­ны с сов. сто­ро­ной). Вар­шав­ское вос­ста­ние 1944, на­ча­тое в мо­мент под­го­тов­ки гл. сил Крас­ной Ар­мии к Яс­ско-Ки­ши­нёв­ской опе­ра­ции 1944, в слу­чае ус­пе­ха долж­но бы­ло по­зво­лить польск. пра­ви­тель­ст­ву в из­гна­нии пе­ре­пра­вить­ся из Лон­до­на в Вар­ша­ву и по­ста­вить Мо­ск­ву пе­ред свер­шив­шим­ся фак­том. По­сле 2 мес борь­бы пов­стан­цы ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли, гражд. на­се­ле­ние по­ки­ну­ло Вар­ша­ву. Го­род по ука­за­нию Гит­ле­ра под­верг­ся пла­но­мер­но­му унич­то­же­нию, пре­рван­но­му его ос­во­бо­ж­де­ни­ем 17.1.1945 сов. и польск. вой­ска­ми.

Вручение актов на передачу помещичьих земель крестьянам. Декабрь 1944.

Во 2-й пол. 1944 по­ли­тич. ини­циа­ти­ва в П. пе­ре­шла к сто­рон­ни­кам КРН, соз­дав­шим 21.7.1944 в Люб­ли­не Польск. к-т нац. ос­во­бо­ж­де­ния (ПКНО). По со­гла­ше­нию от 26.7.1944 сов. пра­ви­тель­ст­во при­зна­ва­ло власть ПКНО на ос­во­бо­ж­дае­мой польск. тер­ри­то­рии. В его под­чи­не­нии на­хо­ди­лось Вой­ско поль­ское (об­ра­зо­ва­но 21.7.1944 из соз­дан­ной в СССР по ини­циа­ти­ве Сою­за польск. пат­рио­тов 1-й Польск. ар­мии и Ар­мии Лю­до­вой). Бы­ло объ­яв­ле­но о вос­ста­нов­ле­нии дей­ст­вия кон­сти­ту­ции 1921 и про­ве­де­нии ра­ди­каль­ной аг­рар­ной ре­фор­мы, пре­ду­смат­ри­вав­шей пе­ре­да­чу кре­сть­я­нам зе­мель по­ме­щи­ков, нем­цев и кол­ла­бо­ра­цио­ни­стов. 31.12.1944 ПКНО был пре­об­ра­зо­ван во Врем. пра­ви­тель­ст­во. Про­бле­ма од­но­вре­мен­но­го су­ще­ст­во­ва­ния 2 польск. пра­ви­тельств бы­ла прин­ци­пи­аль­но ре­ше­на на Крым­ской (Ял­тин­ской) кон­фе­рен­ции 1945: Врем. пра­ви­тель­ст­во бы­ло по­пол­не­но по­ли­ти­ка­ми из эмиг­ра­ции и пре­об­ра­зо­ва­но во Врем. пра­ви­тель­ст­во нац. един­ст­ва (об­ра­зо­ва­но 28.6.1945, при­зна­но США и Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей 5.7.1945; в не­го во­шёл в т. ч. С. Ми­ко­лай­чик, гла­ва польск. пра­ви­тель­ст­ва в из­гна­нии по­сле тра­гич. ги­бе­ли В. Си­кор­ско­го в ию­ле 1943). Это оз­на­ча­ло ко­нец Вто­рой РП. Польск. пра­ви­тель­ст­во в из­гна­нии ут­ра­ти­ло ме­ж­ду­нар. при­зна­ние, хо­тя фор­маль­но про­дол­жа­ло су­ще­ст­во­вать в Лон­до­не до 1990.

Польский государственный флаг над освобождённой Варшавой. Январь 1945.

Польск. вой­ска, дей­ст­во­вав­шие на фрон­тах 2-й ми­ро­вой вой­ны, вне­сли вклад в по­бе­ду над фа­ши­ст­ским бло­ком, час­ти Вой­ска поль­ско­го уча­ст­во­ва­ли в штур­ме Бер­ли­на (см. Бер­лин­ская опе­ра­ция 1945). Во­ен. дей­ст­вия на тер­ри­то­рии П. и ок­ку­па­ция со­про­во­ж­да­лись ог­ром­ны­ми ма­те­ри­аль­ны­ми и люд­ски­ми по­те­ря­ми. По­гиб­ло ок. 6 млн. гра­ж­дан П., в т. ч. ок. 600 тыс. в бое­вых дей­ст­ви­ях.

Польша с 1945

До 1947 в П. су­ще­ст­во­вал по­ли­тич. ре­жим, ко­то­рый мож­но ква­ли­фи­ци­ро­вать как на­род­ную (или до­го­вор­ную) де­мо­кра­тию. Он ха­рак­те­ри­зо­вал­ся взаи­мо­дей­ст­ви­ем в рам­ках пра­ви­тель­ст­ва ре­во­лю­ци­он­ных (ППР и близ­кие ей об­ществ.-по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции) и ли­бе­раль­ных [«Поль­ске строн­ниц­тво лю­до­ве» (ПСЛ, ос­но­ва­на в 1945; гла­ва – С. Ми­ко­лай­чик), Пар­тия тру­да] сил, мно­го­ук­лад­но­стью эко­но­ми­ки (со­хра­ня­лась и по­сле на­цио­на­ли­за­ции пром-сти в 1946), под­дер­жа­ни­ем хо­ро­ших от­но­ше­ний с зап. гос-ва­ми при ори­ен­та­ции на Сов. Со­юз. Сов.-польск. до­го­вор о друж­бе, вза­им­ной по­мо­щи и по­сле­во­ен­ном со­труд­ни­че­ст­ве (21.4.1945, про­длён в 1965) слу­жил ос­но­вой для вы­страи­ва­ния дву­сто­рон­них от­но­ше­ний и по­мог П. при ре­ше­нии во­про­са об оп­ре­де­ле­нии гра­ни­цы с Гер­ма­ни­ей на Бер­лин­ской (Пот­сдам­ской) кон­фе­рен­ции 1945. 24.10.1945 П. бы­ла при­ня­та в ООН.

В 1947 на­ча­лось сво­ра­чи­ва­ние ре­жи­ма нар. де­мо­кра­тии. По­сле фаль­си­фи­ци­ров. пар­ла­мент­ских вы­бо­ров 19.1.1947 ПСЛ бы­ла от­стра­не­на от уча­стия в пра­ви­тель­ст­ве, ли­де­ры оп­по­зиц. пар­тий эмиг­ри­ро­ва­ли. Под дав­ле­ни­ем СССР П. от­ка­за­лась от уча­стия в Мар­шал­ла пла­не, что вы­ну­ди­ло её вос­ста­нав­ли­вать эко­но­ми­ку за счёт внутр. ре­сур­сов и сов. кре­ди­тов. В 1949 П. во­шла в Со­вет эко­но­ми­че­ской взаи­мо­по­мо­щи.

В 1948 ре­жим нар. де­мо­кра­тии окон­ча­тель­но пре­кра­тил су­ще­ст­во­ва­ние. В. Го­мул­ка, до 1948 воз­глав­ляв­ший ППР, от­стаи­вал кон­цеп­цию польск. пу­ти к со­циа­лиз­му. В 1949 он был вы­ве­ден из со­ста­ва ЦК, в 1951 аре­сто­ван и ис­клю­чён из пар­тии. Ре­прес­си­ям под­верг­лись и его сто­рон­ни­ки. 15.12.1948 ППС сли­лась с ППР, в ре­зуль­та­те че­го воз­ник­ла Поль­ская объ­е­ди­нён­ная ра­бо­чая пар­тия (ПОРП) во гла­ве с Б. Бе­ру­том, ори­ен­ти­ро­вав­шая­ся на сов. опыт со­циа­ли­стич. строи­тель­ст­ва. На­ря­ду с ПОРП, по­ли­тич. сис­те­ма П. вклю­ча­ла со­юз­ные ей пар­тии – Объ­е­ди­нён­ную кре­сть­ян­скую пар­тию (ОКП; соз­да­на в 1949 из пар­тии СЛ и ча­сти ПСЛ) и Де­мо­кра­тич. пар­тию (ДП; об­ра­зо­ва­на в 1939, в 1950 сли­лась с Пар­ти­ей тру­да). Уни­фи­ка­ции под­верг­лись об­ществ. ор­га­ни­за­ции и проф­со­юз­ное дви­же­ние. В 1952 бы­ла при­ня­та но­вая кон­сти­ту­ция, ос­но­ван­ная на прин­ци­пах Кон­сти­ту­ции СССР 1936, гос-во ста­ло на­зы­вать­ся Польск. Нар. Рес­пуб­ли­кой (ПНР).

В нач. 1950-х гг. ста­ла фор­си­ро­ван­но раз­ви­вать­ся тя­жё­лая и обо­рон­ная пром-сть, про­во­ди­лась при­ну­дит. кол­лек­ти­ви­за­ция с. х-ва, шло на­сту­п­ле­ние на по­зи­ции Церк­ви, уси­ли­лись по­ли­тич. ре­прес­сии. Бур­ные тем­пы уве­ли­че­ния пром. про­из-ва не со­про­во­ж­да­лись аде­к­ват­ным по­вы­ше­ни­ем уров­ня жиз­ни на­се­ле­ния. По­сле смер­ти И. В. Ста­ли­на (1953) на­чал­ся ос­то­рож­ный от­ход от преж­ней по­ли­тич. и эко­но­мич. ли­нии. Ос­во­бо­ж­да­лись по­лит­за­клю­чён­ные, боль­ше средств ин­ве­сти­ро­ва­лось в раз­ви­тие сфе­ры по­треб­ле­ния, рос­ла об­ществ. ак­тив­ность под зна­ком кри­ти­ки то­та­ли­тар­ной по­ли­тич. прак­ти­ки. Про­яв­ле­ни­ем вы­со­ко­го уров­ня на­пря­жён­но­сти об­ществ. от­но­ше­ний ста­ли за­бас­тов­ки и ма­ни­фе­ста­ции ра­бо­чих в По­зна­ни (28–30.6.1956, т. н. По­знан­ский июнь), по­дав­лен­ные си­лой. Тем не ме­нее кри­зис про­дол­жал уг­луб­лять­ся.

В окт. 1956 про­изош­ла сме­на ру­ко­вод­ства ПОРП и пра­ви­тель­ст­ва. Ли­де­ром пар­тии вновь стал В. Го­мул­ка, вы­шед­ший из за­клю­че­ния в 1954. Бы­ли вне­се­ны су­ще­ст­вен­ные кор­рек­ти­вы во внутр. по­ли­ти­ку: свёр­ну­та кол­лек­ти­ви­за­ция, уве­ли­че­ны ин­ве­сти­ции в про­из-во средств по­треб­ле­ния, по­вы­ше­на за­ра­бот­ная пла­та ра­бот­ни­кам, рас­ши­ре­ны пол­но­мо­чия Сей­ма и са­мо­стоя­тель­ность со­юз­нич. пар­тий, ос­лаб­ле­но идео­ло­гич. дав­ле­ние в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния и куль­ту­ры. Од­на­ко с кон. 1950-х гг. на фо­не эко­но­мич. труд­но­стей и де­фи­ци­та про­до­воль­ст­вия на­ме­тил­ся от­ход от даль­ней­ших пре­об­ра­зо­ва­ний. В нач. 1960-х гг. осн. на­прав­ле­ни­ем хо­зяйств. по­ли­ти­ки в П. вновь ста­ло раз­ви­тие тя­жё­лой пром-сти и со­пут­ст­вую­щих ей от­рас­лей, что долж­но бы­ло ус­ко­рить про­цесс об­щей мо­дер­ни­за­ции польск. эко­но­ми­ки. Ин­ди­ви­ду­аль­ные кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва в ус­ло­ви­ях ко­манд­но-рас­пре­де­лит. сис­те­мы и от­сут­ст­вия сво­бод­но­го рын­ка с.-х. про­дук­ции не мог­ли обес­пе­чить рас­ту­щий спрос на про­до­воль­ст­вие и сы­рьё. Уро­вень со­ци­аль­ной на­пря­жён­но­сти в об­ще­ст­ве на­рас­тал. В мар­те 1968 в Вар­ша­ве про­изош­ли вы­сту­п­ле­ния сту­ден­тов, не­до­воль­ных ус­та­рев­шей сис­те­мой выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, ог­ра­ни­че­ни­ем по­ли­тич. и гражд. сво­бод, цен­зу­рой. В дек. 1970 в свя­зи с ре­ше­ни­ем о по­вы­ше­нии роз­нич­ных цен на про­до­воль­ст­вие ак­ции про­тес­та уст­рои­ли ра­бо­чие. На за­бас­тов­ки и де­мон­ст­ра­ции в пор­то­вых го­ро­дах По­мо­рья вла­сти от­ве­ти­ли при­ме­не­ни­ем си­лы. В це­лях ста­би­ли­за­ции об­ста­нов­ки бы­ла про­из­ве­дена за­ме­на парт.-гос. ру­ко­во­дства. Пер­вым сек­ре­та­рём ЦК ПОРП в дек. 1970 из­бран Э. Ге­рек. Он от­ка­зал­ся от не­по­пу­ляр­ных мер сти­му­ли­ро­ва­ния раз­ви­тия эко­но­ми­ки и взял курс на её тех­но­ло­гич. пе­ре­воо­ру­же­ние, гл. обр. за счёт зап. кре­ди­тов. До сер. 1970-х гг. эта стра­те­гия да­ва­ла по­ло­жит. ре­зуль­та­ты. Од­на­ко за­тем ста­ли про­яв­лять­ся не­га­тив­ные по­след­ст­вия на­рас­та­ния внеш­не­го дол­га, су­ще­ст­вен­но пре­вы­шав­ше­го воз­мож­но­сти ПНР по его по­га­ше­нию без сни­же­ния жиз­нен­но­го уров­ня на­се­ле­ния. По­вы­ше­ние роз­нич­ных цен в ию­не 1976 за­кон­чи­лось мас­со­вы­ми про­тес­та­ми в Ра­до­ме, Ур­су­се и Плоц­ке, за­ста­вив­ши­ми польск. ру­ко­во­дство от­ка­зать­ся от при­ня­то­го ре­ше­ния. След­ст­ви­ем про­тес­тов ста­ло соз­да­ние оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми ин­тел­ли­ген­ции К-та за­щи­ты ра­бо­чих. Это по­ло­жи­ло на­ча­ло про­цес­су ста­нов­ле­ния в ПНР ор­га­ни­зов. оп­по­зи­ции; вско­ре воз­ник­ли Дви­же­ние в за­щи­ту прав че­ло­ве­ка и гра­ж­да­ни­на, Сту­ден­че­ский к-т со­ли­дар­но­сти (оба – в 1977), ко­ми­те­ты кре­сть­ян­ской са­мо­обо­ро­ны (пер­вый из них об­ра­зо­ван в 1978 в Люб­лин­ском вое­вод­ст­ве), Кон­фе­де­ра­ция не­за­ви­си­мой Поль­ши (1979) и др. Рос­ту ав­то­ри­те­та Церк­ви, до­бив­шей­ся в 1970-е гг. ря­да ус­ту­пок от вла­стей, спо­соб­ст­во­ва­ло из­бра­ние кра­ков­ско­го кар­ди­на­ла К. Ю. Вой­ты­лы па­пой Рим­ским под име­нем Ио­ан­на Пав­ла II (1978) и его ви­зит в ПНР (1979).

Подписание соглашения в Гданьске. 31 августа 1980. Фото.

По­во­дом для но­вой вол­ны про­те­ст­ных вы­сту­п­ле­ний ле­том 1980 ста­ла по­пыт­ка польск. вла­стей по­лу­чить сред­ст­ва для вы­пла­ты дол­гов за­ру­беж­ным кре­ди­то­рам (ок. 20 млрд. долл.) за счёт скры­то­го по­вы­ше­ния роз­нич­ных цен на про­до­воль­ст­вие. Глав­ны­ми цен­тра­ми ста­чеч­но­го дви­же­ния вновь ста­ли пор­то­вые го­ро­да По­мо­рья. Но­виз­ной от­ли­ча­лась так­ти­ка бас­тую­щих – ор­га­ни­за­ция за­бас­то­вок ок­ку­па­ци­он­но­го ха­рак­те­ра; она за­труд­ня­ла при­ме­не­ние пра­ви­тель­ст­вом си­лы для их по­дав­ле­ния под пред­ло­гом ох­ра­ны об­ществ. по­ряд­ка. СССР, пе­ре­жи­вав­ший зна­чит. эко­но­мич. и по­ли­тич. труд­но­сти, ока­зал ПНР лишь ог­ра­ни­чен­ную эко­но­мич. и фи­нан­со­вую по­мощь. Ак­ти­ви­сты оп­по­зиц. ор­га­ни­за­ций, яв­ляв­шие­ся со­вет­ни­ка­ми ста­чеч­ни­ков, пред­ло­жи­ли вла­стям идею диа­ло­га для дос­ти­же­ния об­ществ. со­гла­сия. В авг. – сент. 1980 под­пи­са­ны со­гла­ше­ния пра­ви­тель­ст­ва с за­бас­то­воч­ны­ми ко­ми­те­та­ми в Гдань­ске, Ще­ци­не и Яст­шем­бе-Здруе. Глав­ным до­сти­же­ни­ем ста­чеч­но­го дви­же­ния, имев­шим не­об­ра­ти­мые по­след­ст­вия для по­ли­тич. ре­жи­ма ПНР, бы­ло вы­ну­ж­ден­ное со­гла­сие вла­стей на соз­да­ние не­за­ви­си­мых проф­сою­зов. Не­за­ви­си­мый са­мо­управ­ляю­щий­ся проф­со­юз «Со­ли­дар­ность» (офи­ци­аль­но за­ре­ги­ст­ри­ро­ван 10.11.1980, ли­дер – Л. Ва­лен­са) объ­еди­нил в сво­их ря­дах б. ч. лиц на­ём­но­го тру­да (до 10 млн. чел.), зна­чи­тель­но обо­гнав по чис­лу чле­нов др. проф­со­юз­ные цен­тры, и при­об­рёл ха­рак­тер мас­со­во­го об­ществ.-по­ли­тич. дви­же­ния.

Сме­на парт.-гос. ру­ко­во­дства в сент. 1980 (Э. Ге­ре­ка на по­сту пер­во­го сек­ре­та­ря ЦК ПОРП сме­нил С. Ка­ня) не при­нес­ла ре­зуль­та­та, про­те­ст­ное дви­же­ние стре­ми­тель­но раз­ви­ва­лось, дос­тиг­нув пи­ка в на­ча­ле дек. 1981. Кон­гресс «Со­ли­дар­но­сти» (сент. 1981) про­де­мон­ст­ри­ро­вал, что его ру­ко­во­дство пре­тен­ду­ет по мень­шей ме­ре на рав­ное уча­стие в уп­рав­ле­нии гос-вом. Опас­ность ут­ра­ты вла­сти по­бу­ди­ла польск. ру­ко­во­дство (при под­держ­ке и с одоб­ре­ния ру­ко­вод­ства др. стран со­циа­ли­стич. со­дру­же­ст­ва) взять курс на ре­ши­тель­ное про­ти­во­дей­ст­вие «Со­ли­дар­но­сти». В февр. 1981 пред. Со­ве­та ми­ни­ст­ров П. был на­зна­чен мин. обо­ро­ны (за­ни­мал пост с 1969) ген. В. Яру­зель­ский; в окт. 1981 он стал так­же пер­вым сек­ре­та­рём ЦК ПОРП. Воз­ник­ла си­туа­ция мак­си­маль­ной за всю ис­то­рию ПНР кон­цен­тра­ции вла­ст­ных пол­но­мо­чий в од­них ру­ках. По­пыт­ка на 9-м чрез­вы­чай­ном съез­де ПОРП (июль 1981) вы­ра­бо­тать при­вле­ка­тель­ную для об­ще­ст­ва про­грам­му вы­хо­да из кри­зи­са не при­нес­ла ре­зуль­та­та. 13.12.1981 в П. вве­де­но во­ен. по­ло­же­ние, вся власть пе­ре­шла к Во­ен. со­ве­ту нац. спа­се­ния во гла­ве с Яру­зель­ским, ок. 5 тыс. ак­ти­ви­стов «Со­ли­дар­но­сти» бы­ли за­дер­жа­ны, дея­тель­ность пар­тий и об­ществ. ор­га­ни­за­ций при­ос­та­нов­ле­на. В 1982 «Со­ли­дар­ность» и др. про­фобъ­е­ди­не­ния бы­ли за­пре­ще­ны, в 1984 на­ча­лось со­зда­ние про­пра­ви­тельств. Все­поль­ско­го объ­е­ди­не­ния проф­сою­зов. Но «Со­ли­дар­ность» не сми­ри­лась с за­пре­том, её ак­ти­ви­сты про­дол­жа­ли дей­ст­во­вать в под­по­лье. В 1983 во­ен. по­ло­же­ние бы­ло от­ме­не­но. Уст­ра­нив с ле­галь­ной по­ли­тич. аре­ны «Со­ли­дар­ность», вла­сти ПНР по­пы­та­лись до­бить­ся эко­но­мич. ста­би­ли­за­ции и вос­ста­но­вить ут­ра­чен­ное до­ве­рие об­ще­ст­ва к ПОРП. В 1982 на­ча­лась ог­ра­ни­чен­ная хо­зяйств. ре­фор­ма, од­на­ко её наи­бо­лее зри­мы­ми ре­зуль­та­та­ми ста­ли рост ин­фля­ции и за­пуск про­цес­са но­менк­ла­тур­ной при­ва­ти­за­ции. Ме­ры по ре­фор­ми­ро­ва­нию гос. сис­те­мы – соз­да­ние Гос. и Кон­сти­туц. три­бу­на­лов (1985), Кон­суль­та­тив­но­го со­ве­та при пред. Гос­со­ве­та (1986), ин­сти­ту­та упол­но­мо­чен­но­го по пра­вам че­ло­ве­ка (1987) – не при­нес­ли ожи­дае­мо­го эф­фек­та. Мас­со­вые за­бас­тов­ки вес­ны – ле­та 1988, ко­то­рых не ожи­да­ли ни ру­ко­вод­ство ПНР, ни ли­де­ры «Со­ли­дар­но­сти», про­де­мон­ст­ри­ро­ва­ли от­сут­ст­вие об­ществ. до­ве­рия к вла­стям. В этих ус­ло­ви­ях Яру­зель­ский и его сто­рон­ни­ки пред­ло­жи­ли оп­по­зи­ции диа­лог в ре­жи­ме «круг­ло­го сто­ла». Зна­чи­тель­ную по­сред­нич. роль в на­ла­жи­ва­нии диа­ло­га сыг­ра­ла и Цер­ковь. В хо­де «круг­ло­го сто­ла» в Вар­шаве (6.2–5.4.1989) бы­ла дос­тиг­ну­та до­го­во­рён­ность о про­ве­де­нии по­ли­тич. и эко­но­мич. ре­форм в ПНР. В апр. 1989 «Со­ли­дар­ность» бы­ла по­втор­но за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­на. Сейм внёс по­прав­ки в Кон­сти­ту­цию, пре­ду­смот­рев соз­да­ние Се­на­та, по­ста пре­зи­ден­та и др.

4.6.1989 в П. про­шли пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, ко­то­рые за­вер­ши­лись по­бе­дой оп­по­зи­ци­он­но­го Гражд. к-та «Со­ли­дар­ность» (об­ра­зо­ван 18.12.1988). Он за­вое­вал поч­ти все ман­да­ты в Се­на­те, а в Сей­ме, по дос­тиг­ну­той ра­нее до­го­во­рён­но­сти, боль­шин­ст­во мест дос­та­лось кан­ди­да­там ПОРП, ОКП и ДП. Од­на­ко сфор­ми­ро­вать пра­ви­тель­ст­во ПОРП не су­ме­ла, а её со­юз­ни­ки всту­пи­ли в блок с де­пу­та­та­ми от «Со­ли­дар­но­сти». В ре­зуль­та­те бы­ло соз­да­но коа­лиц. пра­ви­тель­ст­во во гла­ве с Т. Ма­зо­вец­ким, в ко­то­ром до­ми­ни­ро­ва­ли пред­ста­ви­те­ли не­дав­ней оп­по­зи­ции. Пре­зи­ден­том стра­ны пар­ла­мент из­брал В. Яру­зель­ско­го. Бы­ли воз­вра­ще­ны гос. сим­во­ли­ка (орёл с ко­ро­ной) и на­зва­ние гос-ва (Польск. Рес­пуб­ли­ка).

Для оз­до­ров­ле­ния эко­но­ми­ки но­вое пра­ви­тель­ст­во с 1.1.1990 при­бег­ло к шо­ко­вой те­ра­пии. Ре­фор­мы, на­прав­лен­ные на пре­одо­ле­ние ги­пер­ин­фля­ции, при­ва­ти­за­цию, ре­ст­рук­ту­ри­за­цию пром-сти, со­зда­ние ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, со­про­во­ж­да­лись стре­ми­тель­ным удо­ро­жа­ни­ем бан­ков­ских кре­ди­тов, бан­крот­ст­вом пром. пред­при­ятий, рос­том без­ра­бо­ти­цы (осе­нью 1991 со­ста­ви­ла ок. 2,4 млн. чел.), за­бас­тов­ка­ми и де­мон­ст­ра­ция­ми про­тес­та, вре­ме­на­ми пе­ре­рас­тав­ши­ми в столк­но­ве­ния с по­ли­ци­ей. Эко­но­мич. ре­фор­ма ста­ла да­вать ре­зуль­та­ты в 1992, ко­гда ВВП П. на­чал рас­ти. С это­го вре­ме­ни польск. эко­но­ми­ка де­мон­ст­ри­ро­ва­ла по­сто­ян­ный, хо­тя и не­ста­биль­ный рост.

Пре­об­ра­зо­ва­ни­ям под­вер­глась и по­ли­тич. сис­те­ма П. 28.1.1990 вме­сто пре­кра­тив­шей свою дея­тель­ность ПОРП ле­вы­ми си­ла­ми бы­ла соз­да­на пар­тия Со­ци­ал-де­мо­кра­тия Рес­пуб­ли­ки П. (СДРП; пред. – А. Квась­нев­ский); кре­сть­ян­ское по­ли­тич. дви­же­ние ста­ла пред­став­лять пар­тия «Поль­ске строн­ниц­тво лю­до­ве» (ПСЛ; об­ра­зо­ва­на 5.5.1990, во­бра­ла в се­бя ОКП и др. кре­сть­ян­ские ор­га­ни­за­ции, воз­ник­шие по­сле 1989). Ла­герь «Со­ли­дар­но­сти» рас­ко­лол­ся на кон­ку­ри­рую­щие друг с дру­гом по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции пра­во­го и цен­три­ст­ско­го тол­ка. Этот про­цесс, на­чав­ший­ся ещё в пе­ри­од под­го­тов­ки пре­зи­дент­ских вы­бо­ров 1990 (со­пер­ни­че­ст­во Л. Ва­лен­сы и Т. Ма­зо­вец­ко­го; по­след­ний соз­дал в дек. 1990 пар­тию Де­мо­кра­тич. со­юз), за­вер­шил­ся на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 2001. В 1990 В. Яру­зель­ский, со­чтя, что в но­вых по­ли­тич. ус­ло­ви­ях он не мо­жет пол­но­цен­но ис­пол­нять долж­ность пре­зи­ден­та, сло­жил пол­но­мо­чия. Но­вым пре­зи­ден­том, из­бран­ным на этот раз все­об­щим го­ло­со­ва­ни­ем, в дек. 1990 во 2-м ту­ре стал Ва­лен­са, по­бе­див­ший са­мо­вы­дви­жен­ца С. Ты­минь­ско­го. Из­бра­ние Ва­лен­сы гла­вой Польск. гос-ва за­вер­ши­ло про­цесс транс­фор­ма­ции ПНР в Тре­тью РП.

Внут­ри­по­ли­тич. из­ме­не­ния в П. при­ве­ли к вос­ста­нов­ле­нию её ме­ж­ду­нар. су­ве­ре­ни­те­та, что бы­ло ус­ко­ре­но рос­пус­ком Ор­га­ни­за­ции Вар­шав­ско­го до­го­во­ра (1.7.1991), со­гла­ше­ни­ем от 22.5.1992 о вы­во­де рас­квар­ти­ро­ван­ной в П. Сев. груп­пы сов. войск (за­вер­шён в 1993), а так­же ли­к­ви­да­ци­ей СЭВ (28.6.1991). Од­но­вре­мен­но бы­ли пред­при­ня­ты уси­лия по всту­п­ле­нию П. в зап.-ев­роп. и сев.-ат­лан­тич. струк­ту­ры: Со­вет Ев­ро­пы, ЕС, НАТО. В 1991 П. под­пи­са­ла до­го­во­ры с Фран­ци­ей и объ­е­ди­нив­шей­ся Гер­ма­ни­ей о доб­ро­со­сед­ст­ве и дру­жеств. со­труд­ни­че­ст­ве, бы­ло дос­тиг­ну­то поль­ско-не­мец­ко-франц. по­ли­тич. со­гла­ше­ние (28.8.1991, т. н. Вей­мар­ский тре­уголь­ник). До­го­вор 15.2.1991 с Че­хо­сло­ва­ки­ей и Венг­ри­ей при­вёл к об­ра­зо­ва­нию Вы­ше­град­ской груп­пы. В 1993 П. за­клю­чи­ла кон­кор­дат с Ва­ти­ка­ном.

В сент. 1991 в П. со­стоя­лись сво­бод­ные вы­бо­ры в Сейм и Се­нат по про­пор­цио­наль­ной из­би­рат. сис­те­ме, ко­то­рые при­ве­ли к силь­ной по­ли­тич. диф­фе­рен­циа­ции в пар­ла­мен­те: Де­мо­кра­тич. со­юз; пред­вы­бор­ный блок Со­юз де­мо­кра­тич. ле­вых сил (СДЛС; в апр. 1999 ре­ор­га­ни­зо­ван в пар­тию), соз­дан­ный по ини­циа­ти­ве СДРП; и др. Это спо­соб­ст­во­ва­ло час­той сме­не пра­ви­тельств, воз­глав­ляе­мых пред­ста­ви­те­ля­ми разл. фрак­ций быв. «Со­ли­дар­но­сти» и вы­ну­ж­ден­ных про­во­дить не поль­зо­вав­шие­ся об­ществ. под­держ­кой эко­но­мич. ре­фор­мы. Важ­ной ве­хой по­ли­тич. раз­ви­тия П. ста­ло при­ня­тие кон­сти­туц. за­ко­на о взаи­мо­от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду за­ко­но­дат. и ис­пол­нит. вла­стью, а так­же о тер­ри­то­ри­аль­ном са­мо­управ­ле­нии, по­лу­чив­ше­го назв. Ма­лой кон­сти­ту­ции (17.10.1992). За не­ко­то­ры­ми ис­клю­че­ния­ми он пре­кра­щал дей­ст­вие кон­сти­ту­ции 1952 и пре­ду­смат­ри­вал при­ня­тие но­во­го осн. за­ко­на гос-ва. Дос­роч­ные пар­ла­мент­ские вы­боры 1993 (в свя­зи с рос­пус­ком Сей­ма Л. Ва­лен­сой) при­нес­ли по­бе­ду СДЛС. Сфор­ми­ро­ван­ное им совм. с ПСЛ коа­лиц. пра­ви­тель­ст­во боль­шин­ст­ва, не от­ка­зы­ва­ясь от на­ча­тых ра­нее ре­форм, не­сколь­ко за­мед­ли­ло их тем­пы. Уда­лось до­бить­ся за­мет­ной ста­би­ли­за­ции эко­но­ми­ки, сни­же­ния уров­ня без­ра­бо­ти­цы, по­вы­ше­ния уров­ня оп­ла­ты тру­да. Взаи­мо­дей­ст­вие пра­ви­тель­ст­ва с пре­зи­ден­том Ва­лен­сой, ори­ен­ти­ро­вав­шим­ся на пра­вые и пра­во­цен­три­ст­ские пар­тии, бы­ло не­про­стым. Ус­пе­хи ка­би­не­та СДЛС – ПСЛ спо­соб­ст­во­ва­ли по­бе­де на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах в но­яб. 1995 А. Квась­нев­ско­го, в ре­зуль­та­те че­го до 1997 П. управ­ля­ли ле­вое пра­ви­тель­ст­во и ле­вый пре­зи­дент. 2.4.1997 пар­ла­мент при­нял но­вую Кон­сти­ту­цию П., одоб­рен­ную за­тем в хо­де об­ще­на­цио­наль­но­го ре­фе­рен­ду­ма 25.5.1997 (всту­пи­ла в си­лу 17.10.1997). Ос­нов­ной за­кон оп­ре­де­лил П. как «де­мо­кра­тич. пра­во­вое гос-во, осу­ще­ст­в­ляю­щее со­ци­аль­ную спра­вед­ли­вость».

Пар­ла­мент­ские вы­бо­ры 1997 за­кон­чи­лись по­бе­дой пра­во­цен­три­ст­ско­го бло­ка Из­би­рат. ак­ция «Со­ли­дар­но­сти» (ИАС; об­ра­зо­ван 8.6.1996). Сфор­ми­ро­ван­ное им пра­ви­тель­ст­во до­би­лось при­ня­тия Сей­мом за­ко­на о люс­т­ра­ции (1997) и Ин-те нац. па­мя­ти (1998), про­ве­ло ряд не­по­пу­ляр­ных в об­ще­ст­ве ре­форм в сис­те­ме управ­ле­ния, сфе­рах здра­во­охра­не­ния, об­ра­зо­ва­ния, ар­мии и со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния. От­ра­же­ни­ем не­до­воль­ст­ва об­ще­ст­ва внутр. по­ли­ти­кой ИАС ста­ла по­втор­ная по­бе­да А. Квась­нев­ско­го на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах в 2000, а так­же за­вое­ва­ние СДЛС на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 2001 от­но­сит. боль­шин­ст­ва ман­да­тов в пар­ла­мен­те. ИАС не су­ме­ла про­вес­ти в Сейм ни од­но­го кан­ди­да­та и рас­па­лась. В ре­зуль­та­те пе­ре­груп­пи­ров­ки сил часть пра­вых и цен­три­стов соз­да­ли в 24.1.2001 Гражд. плат­фор­му (ГП), воз­глав­лен­ную Д. Тус­ком. Дру­гой пар­ти­ей пра­во­го тол­ка ста­ла «Пра­во и спра­вед­ли­вость» (ПиС; соз­да­на 13.6.2001) во гла­ве с бр. Ка­чинь­ски­ми.

Пар­ла­мент­ские вы­бо­ры сент. 2005 вы­иг­ра­ла ПиС. ГП, за­няв­шая 2-е ме­сто, от всту­п­ле­ния в коа­ли­цию от­ка­за­лась. Влия­ние на та­кое ре­ше­ние ока­за­ли ре­зуль­та­ты пре­зи­дент­ских вы­бо­ров, со­сто­яв­ших­ся в окт. 2005, на ко­то­рых Д. Туск ус­ту­пил во 2-м ту­ре Л. Ка­чинь­ско­му. В сент. 2007 Сейм при­нял ре­ше­ние о со­кра­ще­нии сро­ка пол­но­мо­чий и про­ве­де­нии дос­роч­ных пар­ла­мент­ских вы­бо­ров. По­бе­ду на них одер­жа­ла ГП. Свой ус­пех пар­тия по­вто­ри­ла в 2011. На про­тя­же­нии все­го это­го пе­рио­да у вла­сти на­хо­дил­ся блок ГП и ПСЛ, а пра­витель­ст­во бес­смен­но воз­глав­лял Туск. 10.4.2010 при по­сад­ке в Смо­лен­ске раз­бил­ся са­мо­лёт пре­зи­ден­та П. с офиц. де­ле­га­ци­ей на бор­ту, на­прав­ляв­шей­ся на тра­ур­ные ме­ро­прия­тия в Ка­тынь. В ка­та­ст­ро­фе по­гиб­ли 96 чел., в т. ч. пре­зи­дент Поль­ши Л. Ка­чинь­ский с суп­ру­гой и мн. вид­ные гос., по­ли­тич. и во­ен. дея­те­ли. На до­сроч­ных пре­зи­дент­ских вы­бо­рах, про­ве­дён­ных в том же го­ду, по­бе­ду одер­жал пред­став­ляв­ший ГП Б. Ко­мо­ров­ский.

Рост эко­но­ми­ки П., на­чав­ший­ся в 1990-х гг., про­дол­жил­ся в нач. 21 в. Это­му в оп­ре­де­лён­ной сте­пе­ни спо­соб­ст­во­ва­ло вы­де­ле­ние Поль­ше ЕС зна­чит. средств (13 млрд. ев­ро в 2004–06, 67 млрд. ев­ро в 2007–13). Пре­об­ла­да­ние в эко­но­ми­ке мел­ко­го и сред­не­го биз­не­са по­зво­ли­ло П. в це­лом ус­пеш­но пре­одо­леть пер­вую вол­ну на­чав­ше­го­ся в 2008 ми­ро­во­го фи­нан­со­во­го и эко­но­мич. кри­зи­са. Польск. пра­ви­тель­ст­во про­во­дит ак­тив­ную по­ли­ти­ку со­кра­ще­ния де­фи­ци­та гос. бюд­же­та (умень­шил­ся с 45 млрд. зло­тых в 2010 до 21 млрд. в 2011). На про­тя­же­нии все­го пе­рио­да эко­но­мич. транс­фор­ма­ции в П. уро­вень без­ра­бо­ти­цы не опус­кал­ся ни­же 1,8 млн. чел. Ши­ро­кие мас­шта­бы при­об­ре­ла тру­до­вая ми­гра­ция на За­пад (с мая 2004 она со­ста­ви­ла ок. 2,5 млн. чел.).

В 1998 П. на­ча­ла офиц. пе­ре­го­во­ры о при­сое­ди­не­нии к ЕС (при­ня­та в 2004), в 1999 ста­ла пол­но­прав­ным чл. НАТО. Польск. пра­ви­тель­ст­во пре­дос­та­ви­ло аэ­ро­дро­мы для авиа­ции НАТО, осу­ще­ст­в­ляв­шей бом­бар­ди­ров­ки Юго­сла­вии (1999), на­пра­ви­ло во­ин­ские кон­тин­ген­ты в Аф­га­ни­стан (2001) и Ирак (2003). П. – один из наи­бо­лее ло­яль­ных США чле­нов НАТО, в 2008 она со­гла­си­лась раз­мес­тить на сво­ей тер­ри­то­рии эле­мен­ты амер. ПРО. П. ак­тив­но под­дер­жа­ла «оран­же­вую ре­во­лю­цию» 2004 на Ук­раи­не, в 2008 вы­сту­пи­ла од­ним из ини­циа­то­ров при­ня­тия про­грам­мы «Во­сточ­ное парт­нёр­ст­во» (уч­ре­ж­де­на в 2009), на­це­лен­ной на ук­ре­п­ле­ние влия­ния ЕС в Ар­ме­нии, Азер­бай­джа­не, Бе­ло­рус­сии, Гру­зии, Мол­да­вии и на Ук­раи­не.

До­го­вор­ную ба­зу поль­ско-рос. от­но­ше­ний со­став­ля­ют ок. 50 дву­сто­рон­них меж­го­су­дарств. и меж­пра­ви­тельств. со­гла­ше­ний, под­пи­сан­ных в 1990-х гг., в т. ч. До­го­вор о дру­же­ст­вен­ном и доб­ро­со­сед­ском со­труд­ни­че­ст­ве от 22.5.1992. Дей­ст­ву­ет ряд ме­ха­низ­мов дву­сто­рон­не­го со­труд­ни­че­ст­ва: К-т по во­про­сам стра­те­гии рос.-польск. со­труд­ни­че­ст­ва (воз­глав­ля­ет­ся ми­ни­ст­ра­ми иностр. дел Рос­сии и П.), Груп­па по слож­ным во­про­сам, вы­те­каю­щим из ис­то­рии рос.-польск. от­но­ше­ний, и др.

Хозяйство

П. – ин­ду­ст­ри­аль­но-аг­рар­ная стра­на со ср. уров­нем эко­но­мического раз­ви­тия, од­на из наи­бо­лее ус­пеш­но раз­ви­ваю­щих­ся в Вост. Ев­ро­пе. По объ­ё­му ВВП 814 млрд. долл. (по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти, 2013) за­ни­ма­ет 6-е ме­сто в ЕС, в т. ч. на ду­шу на­се­ле­ния 21,2 тыс. долл. (67,5% от ср. уров­ня ЕС). Ин­декс че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия 0,821 (2013; 39-е ме­сто сре­ди 187 стран ми­ра).

В струк­ту­ре ВВП (2013) 62,7% при­хо­дит­ся на долю сфе­ры ус­луг, 33,3% – пром-сти и строи­тель­ст­ва, 4% – сель­ского и лес­но­го хо­зяй­ст­ва. В хо­де сис­тем­ной транс­фор­ма­ции эко­но­ми­ки стра­ны в 1989–2000-е гг. про­ве­де­на при­ва­ти­за­ция гос. соб­ст­вен­но­сти (св. 82% ВВП про­из­во­дит­ся в ча­ст­ном сек­то­ре, в т. ч. 21% – на пред­при­я­ти­ях, при­над­ле­жа­щих иностр. ка­пи­та­лу, 2009). Об­щий объ­ём на­ко­п­лен­ных пря­мых иностр. ин­ве­сти­ций 248,2 млрд. долл. (2014). Для их при­вле­че­ния в 1995–98 соз­да­но 14 спец. эко­но­мич. зон (круп­ней­шие – Ка­то­виц­кая, Вал­бжих­ская, Лод­зин­ская, По­мор­ская, Тар­ноб­жег­ская, Ме­лец­кая и Лег­ниц­кая).

Во вре­мя фи­нан­со­во-эко­но­мич. кри­зи­са кон. 2000-х – нач. 2010-х гг. в П., в от­ли­чие от боль­шин­ст­ва стран ЕС, на­блю­дал­ся эко­но­мич. рост (1,3% в 2013; 4,3% в 2011; 1,6% в 2009).

Промышленность

П. – стра­на с ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ной от­рас­ле­вой струк­ту­рой ин­ду­ст­ри­аль­но­го про­из-ва. С 1990-х гг. осу­ще­ст­в­ля­ет­ся её мо­дер­ни­за­ция: рез­ко со­кра­ти­ли объ­ё­мы про­из-ва мн. тра­диц. от­рас­ли (до­бы­ча ка­мен­но­го уг­ля и са­мо­род­ной се­ры, вы­плав­ка чу­гу­на и ста­ли, су­до­строе­ние, с.-х. ма­ши­но­строе­ние, про­из-во сер­ной ки­сло­ты, хи­мич. во­ло­кон, лёг­кая пром-сть и др.); воз­рос­ла роль ря­да но­вых и но­вей­ших от­рас­лей (ав­то­строе­ние, авиа­строе­ние, про­из-во бы­то­вых элек­тро­при­бо­ров, пла­ст­масс, про­дук­ции тон­кой хи­мии и др.), а так­же цел­лю­лоз­но-бу­маж­ной, ме­бель­ной и пи­ще­вку­со­вой пром-сти. Сре­ди осн. про­блем – не­дос­та­точ­ный уро­вень раз­ви­тия вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных и экс­порт­но ори­ен­ти­ро­ван­ных про­из­водств.

То­п­лив­ная про­мыш­лен­ность. В струк­ту­ре по­треб­ле­ния то­п­ли­ва на камен­ный и бу­рый уголь при­хо­дит­ся 58,3%, на нефть 25,6%, на при­род­ный газ 13,4%, на гид­ро­энер­гию и др. во­зоб­нов­ляе­мые ис­точ­ни­ки 2,7% (2011).

До­бы­ча неф­ти 0,6 млн. т (2011), осуще­ст­в­ля­ет­ся в рай­оне г. Демб­но (За­пад­но-По­мор­ское вое­вод­ст­во) гос. ком­па­ни­ей «Polskie Górnictwo Naftowe i Ga­zo­w­nictwo» (PGNiG) и на шель­фе Бал­тий­ско­го м. ком­па­ни­ей «Grupa LOTOS». В 2011 П. им­пор­ти­ро­ва­ла 22,9 млн. т сы­рой неф­ти (13,1 млн. т в 1990), в т. ч. ок. 93% из Рос­сии, 6% из Нор­ве­гии. Нефть из Рос­сии по­став­ля­ет­ся по сев. уча­ст­ку неф­те­про­во­да «Друж­ба» [Мо­зырь (Бе­ло­рус­сия) – Плоцк – Шведт (Гер­ма­ния)]; из Нор­ве­гии – че­рез мор. пор­ты Гдань­ска [свя­зан с Плоц­ком (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во) неф­те­про­во­дом «По­мор­ский»], Гды­ни (По­мор­ское вое­вод­ст­во) и Ще­ци­на. Круп­ней­шие НПЗ со­ору­же­ны в Плоц­ке [мощ­ность 16,3 млн. т сы­рой неф­ти в год, под кон­тро­лем ком­па­нии «Polski Koncern Naftowy Orlen» («PKN Orlen»)] и Гдань­ске (10,5 млн. т, «Grupa LOTOS»).

До­бы­ча при­род­но­го га­за 5,8 млрд. м3 (2011; вклю­чая ме­тан ка­мен­но­уголь­ных ме­сто­ро­ж­де­ний), ве­дёт­ся в Под­кар­пат­ском, Люб­лин­ском, Лю­буш­ском и За­пад­но-По­мор­ском (в т. ч. с шель­фа) вое­вод­ст­вах ком­па­ни­ей PGNiG. Им­порт га­за 10,9 млрд. м3 (5,3 млрд. м3 в 1980), в т. ч. ок. 94% из Рос­сии (гл. обр. по га­зо­про­во­ду «Ямал – Ев­ро­па»), а так­же из Да­нии и Ук­раи­ны. В 2014 со­ору­жён тер­ми­нал для вво­за сжи­жен­но­го при­род­но­го га­за в пор­ту г. Сви­но­уй­сь­це (аван­порт Ще­ци­на; мощ­ность 5 млрд. м3). С 2009 ве­дёт­ся раз­ра­бот­ка бас­сей­нов слан­це­во­го га­за (в рай­оне Лод­зи и в Пред­кар­па­тье).

Ве­ду­щая от­расль то­п­лив­ной пром-сти и в не­дав­нем про­шлом од­на из от­рас­лей ме­ж­ду­нар. спе­циа­ли­за­ции стра­ны – уголь­ная. В 1990–2000-е гг. про­ве­де­на её ре­ст­рук­ту­ри­за­ция: не­эф­фек­тив­ные пред­при­ятия за­кры­ты, рас­ши­ре­на до­бы­ча на вы­со­ко­рен­та­бель­ных, вве­де­ны в экс­плуа­та­цию неск. круп­ных ка­мен­но­уголь­ных шахт. До­бы­ча ка­мен­но­го уг­ля 79,2 млн. т (2011, 1-е ме­сто в ЕС; 193,1 млн. т в 1980; 103,2 млн. т в 2000), в т. ч. 14,8% кок­сую­щих­ся ма­рок. Ка­мен­ный уголь до­бы­ва­ет­ся под­зем­ным спо­со­бом в Верх­не­си­лез­ском бас­сей­не (ок. 90% об­щей до­бы­чи) на юге стра­ны и в Люб­лин­ском (Люб­лин­ское вое­вод­ст­во) на юго-вос­то­ке. В Верх­не­си­лез­ском бас­сей­не дей­ст­ву­ют ком­па­нии «Kompania Wglowa» (обес­пе­чи­ва­ет ок. 1/2 до­бы­чи), «Kato­wi­cki Holding Wglowy», «Jastrzbska Spółka Wglowa» и др.; в Люб­лин­ском – «Lubelski Wgiel "Bogdanka"». Неск. шахт вхо­дят в чис­ло круп­ней­ших в ми­ре (ка­ж­дая мощ­но­стью св. 5 млн. т уг­ля в год). Про­из-во кок­са 9,4 млн. т (2011; 19,8 млн. т в 1980). Круп­ней­шие кок­со­вые за­во­ды дей­ст­ву­ют в Здзе­шо­ви­це, Дом­бро­ва-Гур­ни­че, За­бже (все – Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Кра­ко­ве и Вал­бжи­хе (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во); все – под кон­тро­лем ве­ду­щих ме­тал­лур­гич. и уголь­ных ком­па­ний. С кон. 2000-х гг. П. – нет­то-им­пор­тёр ка­мен­но­го уг­ля. Экс­порт ка­мен­но­го уг­ля 6,1 млн. т (2011; 31,1 млн. т в 1980; 23,2 млн. т в 2000), кок­са 6,5 млн. т (1-е ме­сто в ЕС). Гл. по­ку­па­те­ли ка­мен­но­го уг­ля: Да­ния, Гер­ма­ния, Че­хия и др.; кок­са – Ав­ст­рия, Ру­мы­ния, Че­хия, Сло­ва­кия. Им­порт ка­мен­но­го уг­ля 14,7 млн. т (2011). Осн. по­став­щи­ки: Рос­сия, Че­хия, США.

Добыча бурого угля. Месторождение Белхатув. Фото Steve Morgan / Greenpeace

До­бы­ча бу­ро­го уг­ля 62,8 млн. т (2011, 2-е ме­сто в ЕС по­сле Гер­ма­нии; 36,9 млн. т в 1980), ве­дёт­ся от­кры­тым спо­собом. Бу­рый уголь до­бы­ва­ют гл. обр. в центр. час­ти стра­ны – в Лод­зин­ском (ме­сто­ро­ж­де­ние Бел­ха­тув; ок. 38 млн. т, 2011; в соб­ст­вен­но­сти ком­па­нии «Pol­ska Grupa Energetyczna», PGE) и Ве­ли­ко­поль­ском [ме­сто­ро­ж­де­ния Ко­нин (9,3 млн. т) и Ада­мув (4,5 млн. т); оба – под кон­тро­лем «Zespół Elektrowni Ptnо́w-Adamów-Konin»] вое­вод­ст­вах, а так­же на юго-за­па­де (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во; ме­сто­ро­ж­де­ние Ту­рув; 10,7 млн. т; PGE) и за­па­де (Лю­буш­ское вое­вод­ст­во; близ г. Жа­ры).

Элек­тро­энер­ге­ти­ка ис­поль­зу­ет в ка­че­ст­ве то­п­ли­ва гл. обр. ка­мен­ный (55,7%) и бу­рый (32,9%) уголь; до­ля при­род­но­го га­за 2,7%, гид­ро­энер­гии 1,6%. Про­из-во элек­тро­энер­гии 162 млрд. кВт·ч (2012; 121,9 млрд. кВт·ч в 1980). Круп­ней­шие ТЭС на ка­мен­ном уг­ле: «Kozie­nice» (пос. Свер­же-Гур­не, Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во; мощ­ность 2905 МВт), «Ryb­nik» (г. Рыб­ник, Си­лез­ское вое­вод­ст­во; 1775 МВт), «Po­ł aniec» (г. По­ла­нец, Свен­ток­ши­ское вое­вод­ст­во; 1575 МВт), «Dol­na Odra» (пос. Но­ве-Чар­но­во, близ Ще­ци­на; 1547 МВт), «Opole» (г. Опо­ле; 1532 МВт); на бу­рoм уг­ле: «Bełchatów» (г. Бел­ха­тув; 5342 МВт, од­на из круп­ней­ших в ми­ре), груп­па ТЭС в рай­оне го­ро­дов Ко­нин и Ада­мув об­щей мощ­но­стью 2512 МВт и «Turów» (г. Бо­га­ты­ня; 1900 МВт). Сре­ди ГЭС вы­де­ля­ют­ся ГАЭС « ̇Zarno­wiec» (пос. Чи­ма­но­во, По­мор­ское вое­вод­ст­во; мощ­ность в тур­бин­ном ре­жи­ме 716 МВт) и «Porbka-Żar» (близ г. Жи­вец, Си­лез­ское вое­вод­ст­во; 500 МВт). Осн. часть мощ­но­стей на­хо­дит­ся под кон­тро­лем PGE. Дей­ст­ву­ют 619 вет­ро­вых энер­го­ус­та­но­вок об­щей мощ­но­стью 2189 МВт (2012). Экс­порт элек­тро­энергии 12 млрд. кВт·ч (2011), в Че­хию, Сло­ва­кию и Гер­ма­нию; им­порт – 6,8 млрд. кВт·ч, из Ук­раи­ны и Шве­ции.

Металлургический комбинат в городе Домброва-Гурнича. Фото Marcin Bajer

Чёр­ная ме­тал­лур­гия. Од­на из быв. от­рас­лей ме­ж­ду­нар. спе­циа­ли­за­ции. Ба­зи­ру­ет­ся на собств. ме­тал­лур­гич. кок­се и им­порт­ных же­лез­ных ру­дах (6,0 млн. т кон­цен­тра­та, 2011; из Ук­раи­ны, Рос­сии, Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны). В 1990–2000-е гг. осу­ще­ст­в­ле­на глу­бо­кая ре­кон­ст­рук­ция от­рас­ли при ши­ро­ком уча­стии иностр. ка­пи­та­ла. Вы­плав­ка чу­гу­на 3,9 млн. т (2012; 12,0 млн. т в 1980), ста­ли 8,5 млн. т (19,5 млн. т), про­из-во про­ка­та 7,9 млн. т (13,6 млн. т). Ок. 70% мощ­но­стей на­хо­дят­ся под кон­тро­лем люк­сем­бург­ской ком­па­нии «Arce­lorMit­tal»; в т. ч. ме­тал­лур­гич. ком­би­на­ты в Дом­бро­ва-Гур­ни­че (Си­лез­ское вое­вод­ст­во; мощ­ность 4,5 млн. т ста­ли в год) и Кра­ко­ве (1,3 млн. т), за­во­ды в Со­снов­це, Хо­жу­ве, Свен­тох­ло­ви­це (все – Си­лез­ское вое­вод­ст­во) и Вар­ша­ве. В соб­ст­вен­но­сти др. иностр. ком­па­ний – про­кат­ные за­во­ды в Со­снов­це, За­вер­це, Чен­сто­хо­ве (оба – Си­лез­ское вое­вод­ство), Ост­ро­вец-Свен­ток­ши­ски (Свен­ток­ши­ское вое­вод­ст­во), Ключ­бор­ке (Ополь­ское вое­вод­ст­во), польск. ком­па­ний – про­кат­ные за­во­ды в Дом­бро­ва-Гур­ни­че, Хо­жу­ве, За­вер­це, Ру­да-Слён­ске, Гли­ви­це (оба – Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Кра­ко­ве, Ста­лё­ва-Во­ле (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во) и др. С 2000-х гг. П. – нет­то-им­пор­тёр про­дук­ции чёр­ной ме­тал­лур­гии. Объ­ём экс­пор­та 4,9 млн. т (2011), гл. по­ку­па­те­ли: Гер­ма­ния, Че­хия и Сло­ва­кия; им­пор­та 7,9 млн. т, осн. по­став­щи­ки: Гер­ма­ния, Ук­раи­на, Че­хия, Сло­ва­кия и Ита­лия.

Цвет­ная ме­тал­лур­гия. Мед­ная и свин­цо­во-цин­ко­вая пром-сть ис­поль­зу­ют гл. обр. собств. сы­рьё. До­бы­ча мед­ных руд 31,7 млн. т (2012; 24,4 млн. т в 1990), со­сре­до­то­че­на в Ниж­не­си­лез­ском вое­вод­ст­ве (по­пут­но до­бы­ва­ют се­реб­ро, зо­ло­то и др.). Про­из-во ра­фи­ни­ров. ме­ди 565,8 тыс. т (2012; 357 тыс. т в 1980), се­реб­ра 1290 т (2012; ок. 800 т), зо­ло­та 916 кг. Цен­тры тя­го­те­ют к мес­там до­бы­чи руд: Гло­гув (мощ­ность 467,9 тыс. т ра­фи­ни­ров. ме­ди, 30 тыс. т чер­но­во­го свин­ца, а так­же се­реб­ро, зо­ло­то, се­лен, пла­ти­на, пал­ла­дий и др.) и Лег­ни­ца (ок. 120 тыс. т ра­фи­ни­ров. ме­ди); про­из-во мед­но­го про­ка­та – в Ор­ске (245 тыс. т). Весь про­из­водств. цикл кон­тро­ли­ру­ет гос. ком­па­ния «KGHM Polska Miedź». До­бы­ча по­ли­ме­тал­лич. руд ок. 4,8 млн. т (2011; 5,5 млн. т в 1980), ве­дёт­ся в Си­лез­ском и Ма­ло­поль­ском вое­вод­ст­вах. Вы­плав­ка цин­ка 109 тыс. т (2011; 217 тыс. т в 1980), свин­ца 84 тыс. т. Осн. пред­при­ятие – в Мяс­теч­ко-Слён­ске (Си­лез­ское вое­вод­ст­во; мощ­ность 150 тыс. т цин­ка; сви­нец, кад­мий).

Пер­вич­ный алю­ми­ний вы­плав­ля­ют в Ко­ни­не (6,1 тыс. т в 2011; 46,9 тыс. т в 2000), алю­ми­ние­вые спла­вы про­из­водят в го­ро­дах Кен­ты (Ма­ло­поль­ское вое­вод­ст­во; мощ­ность 62,5 тыс. т), Но­ва-Суль (Лю­буш­ское вое­вод­ст­во; 33 тыс. т) и пос. Го­жи­це (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во; 29,5 тыс. т), алю­ми­ние­вый про­кат – в го­ро­дах Ко­нин (80 тыс. т), Кен­ты, Ты­хы (Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Кра­ков, Ска­ви­на (близ Кра­ко­ва), Ра­дом­ско (Лод­зин­ское вое­вод­ст­во) и Быд­гощ. П. экс­пор­ти­ру­ет ра­фи­ни­ров. медь и из­де­лия из неё (ок. 500 тыс. т; в Гер­ма­нию, КНР, Че­хию и Ита­лию), алю­ми­ние­вые спла­вы и про­кат (ок. 550 тыс. т; в Гер­ма­нию, Че­хию, Венг­рию и Сло­ва­кию), цинк (ок. 125 тыс. т; в Гер­ма­нию, Ита­лию и Сло­ва­кию) и се­реб­ро; им­пор­ти­ру­ет кон­цен­трат цин­ко­вых руд (ок. 200 тыс. т; из Ав­ст­ра­лии и Ка­на­ды), цинк (ок. 50 тыс. т; из Гер­ма­нии, Ис­па­нии и Ка­зах­ста­на), алю­ми­ний (ок. 1 млн. т; из Гер­ма­нии, Рос­сии, Нор­ве­гии и др.) и ни­кель (ок. 8 тыс. т; из Гер­ма­нии, Рос­сии и США).

Ма­ши­но­строе­ние. В хо­де сис­темной тран­фор­ма­ции эко­но­ми­ки стра­ны ста­ло од­ной из ве­ду­щих от­рас­лей пром-сти (ок. 30% об­ще­го чис­ла за­ня­тых). Ха­рак­те­ри­зу­ет­ся раз­ветв­лён­ной от­рас­ле­вой струк­ту­рой и вы­со­ким уров­нем тер­ри­то­ри­аль­ной кон­цен­тра­ции про­из-ва (осн. часть пред­при­ятий раз­ме­ща­ет­ся в Ма­зо­вец­ком, Си­лез­ском и Ве­ли­ко­поль­ском вое­вод­ст­вах).

Гл. цен­тры про­из-ва гор­но­до­бы­ваю­щей тех­ни­ки рас­по­ло­же­ны на юге (Си­лез­ское вое­вод­ст­во – Ка­то­ви­це, Хо­жув, За­бже, Рыб­ник, Тар­нов­ске-Гу­ры; Ма­ло­поль­ское – Но­вы-Сонч, Гор­ли­це; Ниж­не­си­лез­ское – Вал­бжих, Зго­же­лец, Лег­ни­ца, Поль­ко­ви­це; Под­кар­пат­ское – Ста­лё­ва-Во­ля) и в центр. час­ти (Лод­зин­ское – Пёт­ркув-Тры­бу­наль­ски) стра­ны; ве­ду­щие ком­па­нии: «Grupa Famur», «Grupa Kopex», гос. «Grupa Bumar» и др. Обо­ру­до­ва­ние для чёр­ной ме­тал­лур­гии вы­пус­ка­ют в Гли­ви­це; для цвет­ной ме­тал­лур­гии – в Све­бод­зи­не (Лю­буш­ское вое­вод­ст­во); энер­ге­тич. обо­ру­до­ва­ние – в Ра­ци­бу­же, Вы­ры (оба – Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Ра­дом­ско (во всех – ком­па­ния «Rafako»), Эльб­лон­ге (Вар­минь­ско-Ма­зур­ское вое­вод­ст­во; франц. ком­па­ния «Alstom») и др., ди­зель­ные дви­га­те­ли и пром. си­ло­вые ус­та­нов­ки – в По­зна­ни и Ме­ле­це (Под­кар­пат­ское вое­вод­ство), до­рож­но-строи­тель­ную тех­ни­ку – в Ста­лё­ва-Во­ле, Гли­ви­це, пос. Не­бо­рув (Лод­зин­ское вое­вод­ст­во), То­ру­ни и др. Ком­па­нии «Grupa Bumar» [ок. 20 пред­при­ятий в Вар­ша­ве, Гли­ви­це, Вроц­ла­ве, Быд­го­ще, Ра­до­ме (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во), Тар­ну­ве (Ма­ло­поль­ское вое­вод­ст­во), Крас­ни­ке (Люб­лин­ское вое­вод­ст­во) и др.] и «Huta Stalowa Wola» (Ста­лё­ва-Во­ля) – од­ни из круп­ней­ших в Вост. Ев­ро­пе про­из­во­ди­те­лей тя­жё­лых воо­ру­же­ний.

Про­из-во ме­тал­ло­об­ра­ба­ты­ваю­щих стан­ков и цен­тров (в т. ч. пре­ци­зи­он­ных, с чи­сло­вым про­грамм­ным управ­ле­ни­ем) 8,7 тыс. шт. (2012). Осн. цен­тры: Куз­ня-Ра­ци­бор­ска (Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Ра­ци­буж, Лег­ни­ца, Опо­ле, Вар­ша­ва, Пле­шев (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во) и др. Про­из-во под­шип­ни­ков 221 млн. шт. (2011; 96 млн. шт. в 1990), за­во­ды в Крас­ни­ке, Кель­це, По­зна­ни, Лод­зи и За­вер­це.

Автомобильный завод в городе Тыхы. Fiat Auto Poland

Гл. от­расль транс­порт­но­го ма­ши­но­строе­ния – ав­то­мо­би­ле­строе­ние. Раз­ви­ва­ет­ся бла­го­да­ря ши­ро­ко­му при­вле­че­нию пря­мых иностр. ин­ве­сти­ций. Про­из-во ав­то­мо­би­лей (тыс. шт., 2011) 837,1 (417,8 – в 1980), в т. ч. лег­ко­вых – 740 (2-е ме­сто в Вост. Ев­ро­пе по­сле Че­хии), ком­мер­че­ских – 85,2, гру­зо­вых и тя­га­чей – 6,8, ав­то­бу­сов – 5,1 (по всем ви­дам – 1-е ме­сто в Вост. Ев­ро­пе). Цен­тры про­из-ва ав­то­мо­би­лей: Ты­хы (за­вод итал. ком­па­нии «FIAT Group»; лег­ко­вые ав­то­мо­би­ли), Гли­ви­це (амер. «General Motors»; лег­ко­вые ав­то­мо­би­ли), По­знань (герм. «Volkswagen»; лёг­кие гру­зо­ви­ки и мик­ро­ав­то­бу­сы), Не­по­ло­ми­це (близ Кра­ко­ва; герм. MAN; гру­зо­вые ав­то­мо­би­ли) и Люб­лин («DZT Tymińscy»; вне­до­рож­ни­ки и гру­зо­вые ав­то­мо­би­ли); ав­то­бу­сов (гл. обр. го­род­ских): Ста­ра­хо­ви­це (Свен­ток­ши­ское вое­вод­ст­во), Бо­ле­хо­во-Осед­ле, Сьро­да-Вель­ко­поль­ска (оба – близ По­зна­ни; так­же трол­лей­бу­сы и трам­ваи), Вроц­лав, Слупск (По­мор­ское вое­вод­ст­во) и др. Боль­шую роль иг­ра­ет вы­пуск ав­то­мо­биль­ных дви­га­те­лей (5,7 млн. шт. в 2011) и др. ав­то­ком­плек­тую­щих в фи­лиа­лах иностр. ком­па­ний. Дви­га­те­ли про­из­во­дят в го­ро­дах Бель­ско-Бя­ла (Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Поль­ко­ви­це, Вал­бжих, Ельч-Лас­ко­ви­це (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во) и Ты­хы, др. ав­то­ком­плек­тую­щие – в мно­го­числ. цен­трах в юж. и центр. час­тях стра­ны.

П. – тра­ди­ци­он­но один из круп­ных про­из­во­ди­те­лей ж.-д. под­виж­но­го со­ста­ва; ны­не от­расль раз­ви­ва­ет­ся при ши­ро­ком уча­стии иностр. ка­пи­та­ла. Ве­ду­щие цен­тры: Вроц­лав (элек­тро­во­зы), Хо­жув (трам­ваи, ва­го­ны для мет­ро­по­ли­те­на), По­знань (пас­са­жир­ские ва­го­ны, трам­ваи, ва­го­нет­ки), Быд­гощ, Миньск-Ма­зо­вец­ки (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во; оба – элек­три­че­ские и ди­зель­ные по­ез­да, трам­ваи), Свид­ни­ца, Ола­ва (оба – Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во), Опо­ле, Ост­рув-Вель­ко­поль­ски (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во; все – то­вар­ные ва­го­ны) и др. Тра­диц. су­до­строе­ние и су­до­ре­монт зна­чи­тель­но со­кра­ти­ли объ­ё­мы про­из-ва (20 су­дов об­щим во­до­из­ме­ще­ни­ем 64,1 тыс. рег. бр.-т, 2011; 611,1 тыс. рег. бр.-т в 2000) и на­хо­дят­ся в про­цес­се ре­ст­рук­ту­ри­за­ции. Гл. цен­тры мор. су­до­строе­ния: Гданьск, Гды­ня, Ще­цин и Сви­но­уй­сь­це; реч­но­го – Кенд­зе­жин-Коз­ле (Си­лез­ское вое­вод­ст­во) и Плоцк. Бла­го­да­ря при­то­ку иностр. ка­пи­та­ла бы­ст­ры­ми тем­па­ми раз­ви­ва­ет­ся авиа­строе­ние. Круп­ный авиац. кла­стер сфор­ми­ро­вал­ся на юго-востоке стра­ны (ок. 4/5 про­из-ва); его осн. цен­тры: Же­шув (ком­плек­тую­щие авиац. дви­га­те­лей и др.), Ме­лец (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во; вер­то­лё­ты, лёг­кие с.-х., спор­тив­ные и пат­руль­ные са­мо­лёты) и Свид­ник (Люб­лин­ское вое­вод­ст­во; лёг­кие и сред­ние вер­то­лё­ты); др. важ­ный центр – Ка­лиш (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во; ком­плек­тую­щие авиац. дви­га­те­лей).

С.-х. тех­ни­ку про­из­во­дят на пред­при­яти­ях ком­па­нии «Unia Group» [в Кут­но (Лод­зин­ское вое­вод­ст­во), Бже­ге (Ополь­ское вое­вод­ст­во), Груд­зёнд­зе (Ку­яв­ско-По­мор­ское вое­вод­ст­во) и Слуп­ске], др. ком­па­ний (в т. ч. ино­стран­ных) – в ря­де цен­тров Под­ляс­ко­го и Вар­минь­ско-Ма­зур­ско­го вое­водств, Люб­ли­не и Плоц­ке. Про­из-во трак­то­ров 3,7 тыс. шт. (2011; 57,5 тыс. шт. в 1980).

Од­ни из наи­бо­лее ди­на­мич­но раз­ви­ваю­щих­ся от­рас­лей пром-сти – элек­тро­тех­нич. и элек­трон­ная. Про­из-во элек­тро­дви­га­те­лей 23,2 млн. шт. (2011; 4,3 млн. шт. в 2000), ка­бель­ной про­дук­ции 342,2 тыс. т (292,7 тыс. т), элек­тро­на­со­сов 109,1 тыс. шт., ак­ку­му­ля­тор­ных ба­та­рей 5,9 млн. шт. [ве­ду­щий центр – Гнез­но (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во)], элек­тро­ламп 502 млн. шт. [Бель­ско-Бя­ла, Пабь­я­ни­це (Лод­зин­ское вое­вод­ст­во), Пи­ла (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во), Кент­шин (Вар­минь­ско-Ма­зур­ское вое­вод­ст­во), Вар­ша­ва и Ка­то­ви­це]. Про­из-во пер­со­наль­ных ком­пь­ю­те­ров 5,0 млн. шт. (2011; 0,14 млн. шт. в 2000; 6,4 млн. шт. в 2010), гл. центр – Лодзь (за­вод амер. ком­па­нии «Dell»). Вы­пуск те­ле­ком­му­ни­кац. обо­ру­до­ва­ния и ав­то­мо­биль­ной элек­трон­ной тех­ни­ки – в пос. Тар­но­во-Под­гур­не (близ По­зна­ни; пред­при­ятие амер. ком­па­нии «Kimball Elec­tronics Group») и Тче­ве (По­мор­ское вое­вод­ст­во; син­га­пур­ская «Flextronics Inter­national»). Про­из-во те­ле­ви­зо­ров и жид­кок­ри­стал­лич. мо­ни­то­ров 20,7 млн. шт. (2011; 748 тыс. шт. в 1990; 6,3 млн. шт. в 2000; 26,3 млн. шт. в 2010); осн. цен­тры: пос. Ко­бе­жи­це (близ Вроц­ла­ва; за­во­ды кор. ком­па­нии «LG Display» и япон. «Toshiba»), Мла­ва (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во; кор. ком­па­нии «LG Electro­nics»), Но­ва-Суль (япон. ком­па­нии «Fu­nai Electric Co.») и пос. Лы­со­ми­це (Ку­яв­ско-По­мор­ское вое­вод­ст­во; япон. ком­па­нии «Sharp» и венг. «Orion Elect­ronics»). Вы­пуск хо­ло­диль­ни­ков и мо­ро­зиль­ни­ков (млн. шт., 2011): 2,1 (604 тыс. шт. в 1990), сти­раль­ных ма­шин 4,1 (492 тыс. шт.), по­су­до­мо­еч­ных ма­шин 3,0 (960 тыс. шт. в 2005); элек­трич. плит 1,4 (403 тыс. шт. в 2000); га­зо­вых плит 652 тыс. шт. (161 тыс. шт.), мик­се­ров, со­ко­вы­жи­ма­лок и ку­хон­ных ком­бай­нов 5,5 (905 тыс. шт.), пы­ле­со­сов 1,2 (913 тыс. шт. в 1990; 1,7 млн. шт. в 2000). Ве­ду­щие про­из­во­ди­те­ли: герм. ком­па­ния «BSH Bosch und Siemens Haus­geräte» в Лод­зи и пос. Ро­гоз­ни­ца (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во), итал. ком­па­ния «Indesit» в Лод­зи, амер. ком­па­ния «Whirlpool» и исп. «Fagor» во Вроц­ла­ве, кор. ком­па­ния «LG Elec­tronics» в пос. Ко­бе­жи­це, кор. ком­па­ния «Samsung Electronics» и польск. «Ami­ca Wronki» во Врон­ках (близ По­зна­ни), швед. ком­па­ния «Electro­lux» в Се­ве­же (Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Жа­ру­ве (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во), Свид­ни­це и Ола­ве. В Лод­зи дей­ст­ву­ет один из круп­ней­ших в ми­ре за­во­дов амер. ком­па­нии «Proctor & Gamble» по про­из-ву лез­вий и бритв «Gillette» (1,5 млрд. еди­ниц про­дук­ции в год).

Химический комбинат в городе Влоцлавек.

Хи­ми­че­ская про­мыш­лен­ность. Ба­зи­ру­ет­ся гл. обр. на собств. сы­рье. Тра­ди­ци­он­но пред­став­ле­ны поч­ти все ви­ды про­изводств; ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся совр. тех­но­ло­гии; осн. часть про­дук­ции вы­пус­ка­ют круп­ные пред­при­ятия ши­ро­ко­го про­фи­ля. До­бы­ча ка­мен­ной со­ли 782 тыс. т (2012), осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в рай­оне го­ро­дов Ино­вроц­лав (Ку­яв­ско-По­мор­ское вое­вод­ст­во) и Кло­да­ва (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во). На ба­зе со­ли про­из­во­дит­ся кау­стич. со­да (361 тыс. т, 2011; 433 тыс. т в 1980), со­ли и из­вест­ня­ка – каль­ци­ни­ров. со­да (1,1 млн. т, 2011); дей­ст­ву­ют за­во­ды в Ино­вроц­ла­ве и Яни­ко­во (Ку­яв­ско-По­мор­ское вое­вод­ст­во). До­бы­ча се­ры 0,68 млн. т (2012; 5,2 млн. т в 1980; 1,4 млн. т в 2000), ве­дёт­ся близ пос. Гжи­був (Свен­ток­ши­ское вое­вод­ст­во). Про­из-во сер­ной ки­сло­ты 1,9 млн. т (2012; 3,0 млн. т в 1980), осу­ще­ст­в­ля­ет­ся на ба­зе сер­ни­стых со­еди­не­ний неф­ти и при­род­но­го га­за, от­хо­дов пе­ре­ра­бот­ки мед­ных и свин­цо­во-цин­ко­вых руд и, как пра­ви­ло, ком­би­ни­ру­ет­ся с вы­пус­ком фос­фор­ных удоб­ре­ний. Про­из-во (млн. т, 2011): азот­ной ки­сло­ты 2,2, син­те­тич. ам­миа­ка 1,2, ми­нер. удоб­ре­ний 2,6, в т. ч. азот­ных св. 1,8, фос­фор­ных 0,5. Ми­нер. удоб­ре­ния про­из­во­дят­ся в го­ро­дах Пу­ла­вы (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во), Тар­нув (в обо­их – так­же вы­пуск син­те­тич. смол), Кенд­зе­жин-Коз­ле (так­же фта­ла­ты и спир­ты), Гданьск, По­лице (За­пад­но-По­мор­ское вое­вод­ст­во; все – под кон­тро­лем ком­па­нии «Grupa Azoty»), Влоц­ла­век (Ку­яв­ско-По­мор­ское вое­вод­ст­во; так­же ам­ми­ак, син­те­тич. смо­лы, те­реф­та­ле­вая ки­сло­та и др.; в струк­ту­ре «PKN Or­len») и Тар­ноб­жег (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во).

Про­из-во (тыс. т, 2011): эти­ле­на 555 (185 в 1980), про­пи­ле­на 359 (129), пласт­масс 2,5 млн. т (0,6 млн. т), хи­мич. во­ло­кон 50,8 (168) и син­те­тич. кау­чу­ка 187 (118). Гл. цен­тры про­из-ва ор­га­нич. мо­но­ме­ров, син­те­тич. смол, пла­ст­масс, син­те­тич. кау­чу­ка и др. хи­мич. со­еди­не­ний: Ос­вен­цим (Ма­ло­поль­ское вое­вод­ст­во; ком­па­ния «Synthos») и Плоцк (в сов­ме­ст­ном вла­де­нии ком­па­ний «PKN Or­len» и ни­дерл. «Basell Europe Hol­dings»); сре­ди др. важ­ных цен­тров – Со­ха­чев (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во), Быд­гощ, Вом­бжезь­но (Ку­яв­ско-По­мор­ское вое­вод­ст­во), Маль­борк (По­мор­ское вое­вод­ст­во), Бжег-Доль­ны (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во) и пос. Пу­ст­кув-Осед­ле (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во). Хи­мич. во­лок­на вы­пус­ка­ют в То­ру­ни, Свид­ни­це, Го­жу­ве-Вель­ко­поль­ски (Лю­буш­ское вое­вод­ст­во) и др.

Про­из-во шин 42,8 млн. шт. (2011; 8,0 млн. шт. в 1980; 23,5 млн. шт. в 2000); раз­ви­ва­ет­ся при ши­ро­ком уча­стии иностр. ка­пи­та­ла. Осн. цен­тры: Оль­штын (один из круп­ней­ших шин­ных за­во­дов в ми­ре), Стар­гард-Ще­цинь­ски (За­пад­но-По­мор­ское вое­вод­ст­во), Воль­штын (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во), По­знань, Жа­рув, Бель­ско-Бя­ла и Дем­би­ца (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во). Про­из-во ла­ков, кра­сок и шпак­лё­воч­ных сме­сей 1,2 млн. т (2011; 0,4 млн. т в 1980) – во Вроц­ла­ве, Дем­би­це, Бжез­ни­це, Люб­зи­не (оба – Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во) и др., стро­ит. хи­ми­ка­тов – в Стом­пор­ку­ве (Свен­ток­ши­ское вое­вод­ст­во), Кра­ко­ве, Чен­сто­хо­ве, Вроц­ла­ве, Дзер­жо­ню­ве (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во), Стоб­но (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во) и др.

При уча­стии иностр. ка­пи­та­ла ре­кон­ст­руи­ро­ва­на од­на из от­рас­лей ме­ж­ду­нар. спе­циа­ли­за­ции стра­ны – тон­кая хи­мия. Осн. цен­тры про­из-ва ле­кар­ст­вен­ных средств: По­знань, Вар­ша­ва, Грод­зиск-Ма­зо­вец­ки (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во), Лодзь, Кса­ве­рув (близ Лод­зи), Кут­но, Кра­ков, Же­шув, Еле­ня-Гу­ра (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во), Ста­ро­гард-Гдань­ски (близ Гдань­ска) и др. Ши­ро­кий спектр про­дук­ции бы­то­вой хи­мии про­из­во­дит­ся на пред­при­яти­ях в го­ро­дах Ра­ци­бу­ж, Бель­ско-Бя­ла, Ты­хы, Вроц­лав, Ост­ше­шув (Ве­ли­ко­поль­ское вое­вод­ст­во), Це­ха­нув (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во), Быд­гощ и др.; пар­фю­мер­но-кос­ме­тич. пре­па­ра­тов и средств лич­ной ги­гие­ны – в Вар­ша­ве, Лод­зи, По­зна­ни, Свен­тох­ло­ви­це и др.

Про­мыш­лен­ность строи­тель­ных ма­те­риа­лов. Про­мыш­лен­ность строи­тель­ных ма­те­риа­лов – од­на из тра­диц. от­рас­лей. Осо­бен­но раз­ви­то про­из-во це­мен­та, гип­са, га­шё­ной из­вес­ти, ке­ра­мич. и гла­зу­ро­ван­ной плит­ки, стек­ла. Вы­пуск це­мен­та 15,9 млн. т в 2012. Круп­ней­шие цен­тры: Дзя­ло­шин (Лод­зин­ское вое­вод­ст­во), Опо­ле, пос. Гу­ражд­же (Ополь­ское вое­вод­ст­во), пос. Руд­ни­ки (Си­лез­ское вое­вод­ст­во), Кра­ков, Тар­нув, Хелм (Люб­лин­ское вое­вод­ст­во) и др.; в от­рас­ли ши­ро­ко пред­став­ле­ны как поль­ские, так и иностр. ком­па­нии. Про­из-во лис­то­во­го (96,0 млн. м2 в 2011; 35,0 млн. м2 в 2000) и ав­то­мо­биль­но­го стек­ла – в ря­де цен­тров Си­лез­ско­го, Свен­ток­ши­ско­го и Лод­зин­ско­го вое­водств, стек­ло­во­лок­на – в Гор­ли­це и Гли­ви­це. Тра­диц. вы­пуск ке­ра­мич. по­су­ды – в Бо­ле­слав­це (Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во), ху­дож. стек­ла и хру­ста­ля – в За­вер­це, Тар­ну­ве, Шкляр­ска-По­рем­бе, Пень­ске (оба – Ниж­не­си­лез­ское вое­вод­ст­во) и др.

Од­на из наи­бо­лее бы­ст­ро раз­ви­ваю­щих­ся от­рас­лей пром-сти – лес­ная, де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая и цел­лю­лоз­но-бу­маж­ная. Осн. часть иностр. ин­ве­сти­ций бы­ла вло­же­на в тех­нич. пе­ре­воо­ру­же­ние пред­при­ятий цел­лю­лоз­но-бу­маж­ной и ме­бель­ной (ны­не П. – один из ве­ду­щих ми­ро­вых про­из­во­ди­те­лей и экс­пор­тё­ров ме­бе­ли) пром-сти. За­го­тов­ка дре­ве­си­ны 34,9 млн. м3 (2011; 20,8 млн. м3 в 1980), про­из-во пи­ло­ма­те­риа­лов 4,4 млн. м3 (7,4 млн. м3), бу­ма­ги и кар­то­на 3,8 млн. т (1,2 млн. т), дре­вес­но-стру­жеч­ных 4,9 млн. м3 (3,0 млн. м3 в 2000) и дре­вес­но-во­лок­ни­стых 492 млн. м2 (216 млн. м2) плит. Гл. ле­со­пиль­ные за­во­ды рас­по­ло­же­ны на се­ве­ре и за­па­де стра­ны; круп­ней­шие цел­лю­лоз­но-бу­маж­ные ком­би­на­ты – в Све­це (Ку­яв­ско-По­мор­ское вое­вод­ст­во), Ко­ст­ши­не (Лю­буш­ское вое­вод­ст­во), Ост­ро­лен­ке (Ма­зо­вец­кое вое­вод­ст­во), Лод­зи, Ты­хы, Квид­зы­не, пос. Ко­кош­ки (оба – По­мор­ское вое­вод­ст­во) и Клю­че (Ма­ло­поль­ское вое­вод­ст­во). Ме­бель про­из­во­дят ок. 100 круп­ных ком­па­ний, в т. ч. на не­сколь­ких фаб­ри­ках на за­па­де и вос­то­ке стра­ны (для ком­па­нии IKEA и др.), в Вар­ша­ве, Бил­го­рае (Люб­лин­ское вое­вод­ст­во), Крос­но (Под­кар­пат­ское вое­вод­ст­во) и др.

Тра­ди­ци­он­но раз­ви­тая лёг­кая про­мыш­лен­ность осо­бен­но силь­но по­стра­да­ла в го­ды сис­тем­ной транс­фор­ма­ции: вы­пуск тка­ней в 1990-е гг. со­кра­тил­ся на 80%. В ре­зуль­та­те глу­бо­кой ре­кон­ст­рук­ции от­рас­ли зна­чи­тель­но по­вы­сил­ся её тех­нич. уро­вень, воз­рос экс­порт­ный по­тен­ци­ал. Про­из-во хлоп­ча­то­бу­маж­ных тка­ней (млн. м3, 2011): 38,6 (298 в 2000), шер­стя­ных 0,3 (3,3), из хи­мич. во­ло­кон 131 (215), льня­ных 0,6 (8,2). Тек­стиль­ная пром-сть (кро­ме льня­ной) ис­поль­зу­ет им­порт­ное сы­рьё. Осн. ре­гио­ны её раз­ме­ще­ния: Лод­зин­ский – на тер­ри­то­рии од­но­им. вое­вод­ст­ва (ок. 40% за­ня­тых в от­рас­ли; Лодзь, Пабь­я­ни­це, Згеж, То­ма­шув-Ма­зо­вец­ки и Здунь­ска-Во­ля), Су­дет­ский – в Ниж­не­си­лез­ском вое­вод­ст­ве (Дзер­жо­нюв, Бе­ля­ва, Ка­мен­на-Гу­ра, Глу­ши­ца, Ко­ва­ры и Лю­бань), Бель­ский (Бель­ско-Бя­ла и Ан­д­ры­хув, Ма­ло­поль­ское вое­вод­ст­во), Бе­ло­сто­кский – в Под­ляс­ком вое­вод­ст­ве (Бе­ло­сток, Зам­брув и Лом­жа). Про­из-во муж­ских кос­тю­мов 1,6 млн. шт. (2,6 млн. шт. в 2000), жен­ских кос­тю­мов 0,8 млн. шт. (3,3 млн. шт.). Гл. цен­тры швей­ной пром-сти: Лодзь, Вар­ша­ва, По­знань, Ще­цин, Вроц­лав, Кра­ков, Быд­гощ и др. Про­из-во обу­ви 38,2 млн. пар (143,0 млн. пар в 1980; 48,7 млн. пар в 2000), в т. ч. ко­жа­ной 12,0 млн. пар. На экс­порт по­став­ля­ет­ся ок. 1/3 тка­ней, 35–40% швей­ных из­де­лий и св. 1/3 обу­ви.

Пи­ще­вку­со­вая про­мыш­лен­ность. В 1990–2000-е гг. бла­го­да­ря ак­тив­но­му при­то­ку пря­мых иностр. ин­ве­сти­ций под­вер­глась ко­рен­ной мо­дер­ни­за­ции. В 2005–11 про­из-во про­дук­тов пи­та­ния уве­ли­чи­лось на 1/3, зна­чи­тель­но воз­рос­ла до­ля круп­ных пред­при­ятий в пе­ре­ра­бот­ке с.-х. сы­рья, рас­ши­рил­ся экс­порт­ный по­тен­ци­ал от­рас­ли. П. наи­бо­лее кон­ку­рен­то­спо­соб­на на ев­роп. и ми­ро­вом рын­ках в про­из-ве мяс­ных и мо­лоч­ных про­дук­тов, за­мо­ро­жен­ных и кон­сер­ви­ров. ово­щей, фрук­тов (за­ни­ма­ет 1-е ме­сто в ми­ре по экс­пор­ту яб­лоч­ных кон­сер­вов) и ягод, са­ха­ра, при­прав и креп­ких спирт­ных на­пит­ков (спе­ци­фич. ви­ды во­док). Пе­ре­ра­бот­ка мо­ло­ка 2,7 млн. л (2011; 1,8 млн. л в 2000), про­из-во сли­воч­но­го мас­ла 171 тыс. т (253 тыс. т в 1980), сы­ра и тво­ро­га 754 тыс. т (475 тыс. т в 2000). Про­из-во овощ­ных кон­сер­вов 277 тыс. т (2011; 44,9 тыс. т в 1980; 74,1 тыс. т в 2000), фрук­то­вых дже­мов 59,4 тыс. т, за­мо­ро­жен­ных ово­щей 567 тыс. т (264 тыс. т в 2000), фрук­тов и ягод 312 тыс. т (2012; все три ви­да про­дук­ции – на пред­прия­ти­ях компа­нии «Hortex Holding»).

Про­из-во рап­со­во­го мас­ла 490 тыс. т (2011, 378 тыс. т в 2000), под­сол­неч­но­го 16,1 тыс. т (2011, 42,6 тыс. т), са­ха­ра из са­хар­ной свёк­лы 1,9 млн. т (2011; 1,1 млн. т в 1980). Вы­пуск креп­ких спирт­ных на­пит­ков (103,6 млн. л в пе­ре­счё­те на 100% спир­та в 2011; 23,6 млн. л в 1980) – в Люб­ли­не, Бе­ло­сто­ке, По­зна­ни, Обор­ни­ках (близ По­зна­ни), Вар­ша­ве, Кра­ко­ве и др.; пи­ва (38,1 млн. гл в 2011; 11,2 млн. гл в 1980) – в Ты­хы, Жи­ве­це, По­зна­ни, Бе­ло­сто­ке и др. Раз­вес чая 32,7 тыс. т (2011; 18,3 тыс. т в 2000), про­из-во шо­ко­лад­ных из­де­лий 64,3 тыс. т (37,6 тыс. т). Вы­пуск си­га­рет 150 млрд. шт. (2011; 69,2 млрд. шт. в 1980), дей­ст­ву­ют фаб­ри­ки в Кра­ко­ве, Вар­ша­ве и Тар­но­во-Под­гур­не (все – под кон­тро­лем амер. ка­пи­та­ла). Про­из-во мор. за­мо­ро­жен­ной ры­бы 43,9 тыс. т (2011; 66,9 тыс. т в 2000) и рыб­ных кон­сер­вов (53,1 тыс. т) – в Гдань­ске, Гды­не, Вейхе­ро­во (близ Гдань­ска), Ще­ци­не, Ко­ша­ли­не (За­пад­но-По­мор­ское вое­вод­ст­во) и др.

Сельское хозяйство

За 1990–2000-е гг. бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны гос­хо­зы, на ли­ди­рую­щие по­зи­ции вы­шел сек­тор ин­ди­ви­ду­аль­ных кре­сть­ян­ских хо­зяйств (77,1% про­дук­ции в 2011), воз­ник­ли круп­ные ча­ст­ные хо­зяй­ст­ва (ак­цио­нер­ные об-ва и с.-х. коо­пе­ра­ти­вы, в т. ч. с уча­сти­ем иностр. ка­пи­та­ла). Ок. 92% с.-х. уго­дий на­хо­дит­ся в ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти, ок. 5% – в гос. соб­ст­вен­но­сти (1/5 в 1989), ос­таль­ное – в коо­пе­ра­тив­ной соб­ст­вен­но­сти (2011). В 1989–2011 ср. раз­мер ин­ди­ви­ду­аль­но­го кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва вы­рос с 6,3 до 9,3 га, а их об­щее чис­ло со­кра­ти­лось с 2,10 млн. до 1,78 млн. Зна­чит. раз­дроб­лен­ность зем­ле­поль­зо­ва­ния обу­сло­ви­ла не­вы­со­кую эф­фек­тив­ность ис­поль­зо­ва­ния с.-х. тех­ни­ки и уро­вень хи­ми­за­ции с. х-ва.

Пл. с.-х. уго­дий 15,4 млн. га (2011, 49,4% тер­ри­то­рии стра­ны – один из са­мых вы­со­ких по­ка­за­те­лей в ЕС; 19 млн. га в 1980), в т. ч. паш­ня 10,6 млн. га, мно­го­лет­ние на­са­ж­де­ния 390 тыс. га, се­но­ко­сы 2,6 млн. га, па­ст­би­ща ок. 700 тыс. га. Ок. 3/4 по­сев­ных пло­ща­дей за­ни­ма­ют зер­но­вые куль­ту­ры (2011; 54,1% в 1980), в т. ч. 21,4% – пше­ни­ца (11,1%), 12% – пшен­жи­то (вы­ве­ден­ный в П. ржа­но-пше­нич­ный гиб­рид; 5,6% в 2000), 10,3% – рожь (20,9% в 1980), 9,6% – яч­мень, 5,2% – овёс, 5,1% – ку­ку­ру­за; 3,7% – кар­то­фель (16,1%), 11,6% – тех­нич. куль­ту­ры (6,6%), 8,3% – кор­мо­вые куль­ту­ры (18,1%). В 1980–2011 по­сев­ные пло­ща­ди под са­хар­ной свёк­лой со­кра­ти­лись в 2 раза, под льном-дол­гун­цом – в 10 раз.

На рас­те­ние­вод­ст­во при­хо­дит­ся 55,9% стои­мо­сти ва­ло­вой про­дук­ции с. х-ва (2011). П. спе­циа­ли­зи­ру­ет­ся на про­из-ве ржи, кар­то­фе­ля, са­хар­ной свёк­лы, рап­са, ово­щей (разл. ви­ды ка­пус­ты, лу­ка, са­ла­та; мор­ковь, сто­ло­вая свёк­ла и др.), фрук­тов (яб­ло­ки, виш­ня, сли­ва, гру­ши и др.), ягод (смо­ро­ди­на, клуб­ни­ка, ма­ли­на, кры­жов­ник и др.) и гри­бов (шам­пинь­о­ны). Важ­ную роль иг­ра­ет хме­ле­вод­ст­во. Ва­ло­вой сбор зер­но­вых куль­тур (млн. т, 2012): 28,5 (18,3 в 1980), в т. ч. пше­ни­цы 8,6 (4,2), яч­меня 4,2 (3,4), ку­ку­ру­зы 4,0 (0,9 в 2000), пшен­жи­та 3,4 (ок. 1/3 ми­ро­во­го про­из-ва), ржи 2,9 (ок. 1/5 ми­ро­во­го про­из-ва; 6,6 в 1980), овса 1,4 (2,2); кар­то­фе­ля 9,1 (2011; 36,3 в 1990), са­хар­ной свёк­лы 11,7 (16,7), рап­са 1,9 (0,6 в 1980). Про­из-во льно­во­лок­на 1,5 тыс. т (2011; 165 тыс. т в нач. 1980-х гг.), та­ба­ка 34 тыс. т (100 тыс. т), ово­щей 4,8 млн. т, пло­дов 2,9 млн. т (в т. ч. яб­лок 2,5 млн. т, ок. 1/4 про­из-ва в ЕС; 0,8 млн. т в 1980), ягод 531 тыс. т (в т. ч. смо­ро­ди­ны 170 тыс. т, клуб­ни­ки 166 тыс. т, ма­ли­ны 118 тыс. т).

По­го­ло­вье (млн. го­лов, 2011): круп­но­го ро­га­то­го ско­та 5,8 (12,7 в 1980), сви­ней 13,5 (21,3), овец 0,3 (4,2), ло­ша­дей 0,3 (1,8, 1-е ме­сто в за­ру­беж­ной Ев­ро­пе); пти­цы – кур 140 (48,3 в 2000), гу­сей 1,4 (0,6), ин­де­ек 8,1 (0,8). Про­из-во мя­са в убой­ном ве­се 4,0 млн. т (2012; 3,0 млн. т в 1980), в т. ч. мяса пти­цы 46%, сви­ни­ны ок. 42%; мо­ло­ка 12,1 млн. т (2011; 16,0 млн. т), яиц 10,4 млрд. шт., шер­сти 0,8 тыс. т (12,7 тыс. т). Улов ры­бы 226 тыс. т (2011; 818 тыс. т в 1980), в т. ч. реч­ной 46 тыс. т.

На осн. час­ти тер­ри­то­рии стра­ны, где пре­об­ла­да­ют лёг­кие поч­вы, рас­про­стра­не­ны по­се­вы ржи, пшен­жи­та, ов­са и кар­то­фе­ля; в ре­гио­нах с бо­лее пло­до­род­ны­ми поч­ва­ми (Ве­ли­ко­поль­ское, Ку­яв­ско-По­мор­ское, Ниж­не­си­лез­ское и Люб­лин­ское вое­вод­ст­ва) – по­се­вы пше­ни­цы, яч­ме­ня, ку­ку­ру­зы, са­хар­ной свёк­лы и под­сол­неч­ни­ка. Лён-дол­гу­нец вы­ра­щи­ва­ют гл. обр. в Под­ляс­ком вое­вод­ст­ве, хмель – в Люб­лин­ском, та­бак – в Под­ляс­ком, Люб­лин­ском и Ма­ло­поль­ском вое­вод­ст­вах. Мо­лоч­ное ско­то­вод­ст­во и сви­но­вод­ст­во раз­ви­ты по­все­ме­стно, ово­ще­вод­ст­во и пти­це­вод­ст­во – в ок­ре­ст­но­стях круп­ных го­ро­дов, са­до­вод­ст­во – в верх­нем (ме­ж­ду Кра­ко­вом и г. Сан­до­мир в Свен­ток­ши­ском вое­вод­ст­ве) и сред­нем (к югу от Вар­ша­вы) те­че­нии Вис­лы.

Сфера услуг

Наи­бо­лее ди­на­мич­но раз­ви­ваю­щая­ся от­расль хо­зяй­ст­ва; с 1990-х гг. бы­ст­ро уве­ли­чи­ва­ет­ся до­ля сек­то­ров фи­нан­со­вых ус­луг, оп­то­вой и роз­нич­ной тор­гов­ли, про­из-ва про­грамм­ных про­дук­тов, совр. ви­дов свя­зи и ин­ду­ст­рии ту­риз­ма. Вар­шав­ская фон­до­вая бир­жа – круп­ней­шая в Вост. Ев­ро­пе по объ­ё­му тор­гов, чис­лу лис­тин­го­вых ком­па­ний и их об­щей ка­пи­та­ли­за­ции. Функ­ции центр. бан­ка вы­пол­ня­ет Нац. банк Поль­ши (Narodowy Bank Polski; 1945; го­лов­ной офис – в Вар­ша­ве). В 2011 в стра­не дей­ст­во­ва­ло 66 ком­мерч. бан­ков, в т. ч. 45 поль­ских (из них 37 с пре­об­ла­да­ни­ем иностр. ка­пи­та­ла) и 21 ино­стран­ный, а так­же 574 коо­пе­ра­тив­ных бан­ка (гл. обр. кре­ди­ту­ют ин­ди­ви­ду­аль­ные кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва).

Бы­ст­ро раз­ви­ва­ет­ся про­из-во про­грамм­ных про­дук­тов; ве­ду­щие цен­тры: Же­шув, Кра­ков и Вар­ша­ва. Чис­ло або­нен­тов мо­биль­ной те­ле­фон­ной свя­зи 50,8 млн. чел. (2012; 6,7 млн. в 2000), ко­ли­че­ст­во уз­лов се­ти Ин­тер­нет 12,9 млн. (2010), чис­ло поль­зо­ва­те­лей Ин­тер­нет 23,9 млн. чел. (2012). Осн. ви­ды ту­риз­ма: куль­тур­но-по­зна­ва­тель­ный, рек­реа­ци­он­ный, спор­тив­ный и др. Об­щее чис­ло ту­ри­стов в стра­не 21,5 млн. чел. (2011; 10 млн. чел. в 1990), в т. ч. ино­стран­ных 4,4 млн. чел.; 5,9 млн. по­ля­ков со­вер­ши­ли ту­ри­стич. по­езд­ки в др. стра­ны.

Транспорт

П. – стра­на с раз­ви­той транс­порт­ной сис­те­мой. В об­щем гру­зо­обо­ро­те до­ля ав­то­мо­биль­но­го транс­пор­та 52,5% (2011), ж.-д. – 21,9% (в 1980-е гг. по ве­ли­чи­не гру­зо­обо­ро­та ж.-д. транс­пор­та П. за­ни­ма­ла 1-е ме­сто в за­ру­беж­ной Ев­ро­пе), мор­ско­го – 13,9%, тру­бо­про­вод­но­го – 11,1%; в об­щем пас­са­жи­ро­обо­ро­те до­ля ав­то­мо­биль­но­го транс­пор­та 41,2%, ж.-д. – 36,3%, авиа­ци­он­но­го – 22,1%.

Дли­на ав­то­мо­биль­ных до­рог с твёр­дым по­кры­ти­ем 280,7 тыс. км (2012), в т. ч. ав­то­страд 2418 км. Ав­то­мо­биль­ный парк (млн. шт., 2011): 24,2 (9,3 в 1990), в т. ч. лег­ко­вые ав­то­мо­би­ли 18,1, гру­зо­вые ав­то­мо­би­ли 3,1, ав­то­бу­сы 100 тыс. шт.

Про­тя­жён­ность се­ти же­лез­ных до­рог 20,2 тыс. км (2011; с 1990 со­кра­ти­лась на 19%), в т. ч. элек­три­фи­ци­ро­ван­ных 59,1%. Важ­ней­шие ж.-д. ма­ги­ст­ра­ли: Вар­ша­ва – Ка­то­ви­це, Хо­жув – Гданьск – Гды­ня (т. н. Уголь­ная ма­ги­ст­раль) и Польск. ши­ро­ко­ко­лей­ная ме­тал­лур­гич. ли­ния Хру­бе­шув (гра­ни­ца с Ук­раи­ной) – Слав­кув (близ Дом­бро­ва-Гур­ни­чи, 1979; по ней по­став­ля­ют­ся ка­мен­ный уголь из Рос­сии и же­ле­зо­руд­ный кон­цен­трат из Ук­раи­ны и Рос­сии). В пас­са­жир­ских пе­ре­воз­ках ве­ли­ко зна­че­ние ско­ро­ст­ных ли­ний, со­еди­няю­щих Вар­ша­ву с Кра­ко­вом, По­зна­нью, Ка­то­ви­це и Кра­ков с Гдань­ском. В Вар­ша­ве дей­ст­ву­ют мет­ро­по­ли­тен (1995) и ско­ро­ст­ная гор. же­лез­ная до­ро­га.

Фото Marcin Alfutowski Морской порт города Гдыня.

Об­щая про­тя­жён­ность неф­те- и неф­те­про­дук­то­про­во­дов св. 2,4 тыс. км, га­зо­про­во­дов ок. 15 тыс. км. Тра­ди­ци­он­но раз­вит мор­ской и реч­ной транс­порт. Мор. флот на­счи­ты­ва­ет 108 су­дов (2011; об­щая гру­зо­подъ­ём­ность 2,9 млн. т дед­вей­та; 4,5 млн. т дед­вей­та в 1980). Со­во­куп­ный гру­зо­обо­рот мор. пор­тов 57,7 млн. т (2011; в т. ч. 5,6 млн. т – тран­зит­ные гру­зы); гл. пор­ты: Гданьск (23,5 млн. т), Гды­ня (13,0 млн. т), Сви­но­уй­сь­це (10,7 млн. т) и Ще­цин (8,1 млн. т). Дли­на внутр. вод­ных су­до­ход­ных пу­тей 3,7 тыс. км (су­до­ход­ст­во по ре­кам Вис­ла, Од­ра, Вар­та и Но­тець).

В 2011 аэ­ро­пор­ты стра­ны пе­ре­вез­ли ок. 21,8 млн. пас­са­жи­ров (5,7 в 2000), круп­ней­шие из них: Вар­ша­ва (9,3 млн. пас­са­жи­ров), Кра­ков (3,0 млн.), Ка­то­ви­це (2,5 млн.), Гданьск (2,5 млн.), Вроц­лав (1,6 млн.) и По­знань (1,4 млн.).

Внешнеэкономические связи

Внеш­не­тор­го­вый ба­ланс П. хро­ни­че­ски де­фи­ци­тен. Объ­ём внеш­не­тор­го­во­го обо­ро­та 409,7 млрд. долл. (2012), в т. ч. экс­порт 202,3 млрд. долл., им­порт 207,4 млрд. долл.; ок. 77% экс­пор­та и 60% им­пор­та при­хо­дит­ся на стра­ны ЕС. В то­вар­ной струк­ту­ре экс­пор­та (% стои­мо­сти, 2011) на ма­ши­ны, обо­ру­до­ва­ние и транс­порт­ные сред­ст­ва при­хо­дит­ся 39,7, хи­мич. то­ва­ры – 13,8, ме­тал­лы и из­де­лия из них – 11,8, про­дук­цию с. х-ва и пи­ще­вку­со­вой пром-сти – 11,2, ми­нер. сы­рьё и то­п­ли­во – 5,1. Гл. им­пор­тё­ры то­ва­ров из П. (% стои­мо­сти, 2012): Гер­ма­ния 26, Ве­ли­ко­бри­та­ния 7, Че­хия 6,5, Фран­ция 6, Рос­сия 5,2 и Ита­лия 5. Важ­ней­шие то­вар­ные ста­тьи им­пор­та (% стои­мо­сти, 2011): ма­ши­ны, обо­ру­до­ва­ние и транс­порт­ные сред­ст­ва 32,0, хи­мич. то­ва­ры 17,5, ми­нер. сы­рьё и то­п­ли­во 13,7, ме­тал­лы и из­де­лия из них 10,8, про­дук­ция с. х-ва и пи­ще­вку­со­вой пром-сти 8,4. Гл. по­став­щи­ки то­ва­ров в П. (% стои­мо­сти, 2012): Гер­ма­ния 27,3, Рос­сия 12,2, Ни­дер­лан­ды 5,9, КНР 5,4, Ита­лия 5,2, Че­хия 4,3 и Фран­ция 4,2.

Вооружённые силы

Воо­руж. си­лы (ВС; Вой­ско Поль­ское) на­счи­ты­ва­ют 120,5 тыс. чел. (2012) и со­сто­ят из Су­хо­пут­ных войск (СВ), ВВС и ВМС. Кро­ме то­го, в со­став ВС вхо­дят си­лы спец. опе­ра­ций, ин­спек­то­рат под­держ­ки, ин­спек­то­рат во­ен.-мед. служ­бы, во­ен. жан­дар­ме­рия. Име­ют­ся вое­ни­зир. фор­ми­ро­ва­ния (по­гра­нич­ные и внутр. вой­ска) – 21,4 тыс. чел. Ор­га­ни­зо­ван­ный ре­зерв 234 тыс. чел. Во­ен. го­до­вой бюд­жет 10,2 млрд. долл. (2012, оцен­ка).

Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим ВС яв­ля­ет­ся гла­ва гос-ва – пре­зи­дент, осу­ще­ст­в­ляю­щий об­щее ру­ко­во­дство че­рез Мин-во обо­ро­ны (ми­нистр – гражд. ли­цо). Пре­зи­дент оп­ре­де­ля­ет осн. на­прав­ле­ния во­ен.-по­ли­тич. кур­са стра­ны, на­зна­ча­ет на­чаль­ни­ка ГШ и ко­ман­дую­щих ви­да­ми ВС. Мин-во обо­ро­ны вы­пол­ня­ет функ­ции адм. управ­ле­ния ВС, раз­ра­баты­ва­ет во­ен. док­три­ну, ко­ор­ди­ни­ру­ет внеш­не­по­ли­тич. дея­тель­ность в во­ен. об­лас­ти, от­ве­ча­ет за ком­плек­то­ва­ние и ос­на­ще­ние ВС и про­ве­де­ние мо­би­ли­зац. ме­ро­прия­тий. Не­по­средств. ру­ко­во­дство ВС воз­ло­же­но на на­чаль­ни­ка ГШ и ко­ман­дую­щих ви­да­ми ВС, ко­то­рые от­ве­ча­ют за бое­вую го­тов­ность и по­все­днев­ное управ­ле­ние вой­ска­ми. Строи­тель­ст­во ВС про­во­дит­ся в со­от­вет­ст­вии с коа­лиц. во­ен. стра­те­ги­ей НАТО.

СВ (67,8 тыс. чел.) яв­ля­ют­ся осн. ви­дом ВС и вклю­ча­ют ди­ви­зии (1 тан­ко­вая, 2 ме­ха­ни­зир.), отд. бри­га­ды (гор­но-пех., воз­душ­но-де­сант­ная, де­сант­но-штур­мо­вая, ар­мей­ской авиа­ции), отд. пол­ки (3 раз­ве­ды­ва­тель­ных, 3 ар­тил­ле­рий­ских, 3 зе­нит­ных ра­кет­ных, 2 са­пёр­ных, 1 ин­же­нер­ный, 2 ра­ди­ац., хи­мич. и био­ло­гич. за­щи­ты), отд. ба­таль­о­ны (свя­зи, обес­пе­че­ния ко­ман­до­ва­ния СВ), ра­дио­центр, центр. груп­пы пси­хо­ло­гич. опе­ра­ций, цен­тры кар­то­гра­фии и то­погра­фии и др. под­раз­де­ле­ния. На во­оруже­нии СВ на­хо­дят­ся ок. 700 тан­ков, 420 САУ, 200 РСЗО, 120 ми­но­мё­тов, 120 ПТРК, 1,4 тыс. БМП, 50 тан­ко­вых мос­то­ук­лад­чи­ков и др. воо­ру­же­ние. Ар­мей­ская авиа­ция име­ет 100 бое­вых и ок. 40 вспо­мо­гат. вер­то­лё­тов.

ВВС (24,6 тыс. чел.) ор­га­ни­за­ци­он­но све­де­ны в 2 кры­ла так­тич. авиа­ции (в их со­ста­ве – 5 баз так­тич. авиа­ции, ко­менда­ту­ра, ре­монт­ный ба­таль­он), кры­ло транс­порт­ной авиа­ции (2 ба­зы, 3 по­ис­ко­во-спа­сат. груп­пы), кры­ло учеб­ной авиа­ции (2 ба­зы, инж.-авиац. тре­ни­ро­воч­ный центр, шко­ла млад­ших авиац. спе­циа­ли­стов). В ВВС так­же вхо­дит зе­нит­ная ра­кет­ная бри­га­да, со­став­ляю­щая ос­но­ву нац. сис­те­мы ПВО. На воо­ру­же­нии: ок. 120 бое­вых, 35 транс­порт­ных, 50 учеб­ных са­мо­лё­тов, до 80 бое­вых и вспо­мо­гат. вер­то­лё­тов, а так­же зе­нит­ные ра­кет­ные ком­плек­сы (в осн. сов. про­из­вод­ст­ва). Осн. во­ен.-возд. ба­зы: Го­ле­нюв, Ласк, Маль­борк, Ми­ро­сла­вец, Со­ха­чев.

ВМС (8,4 тыс. чел.) вклю­ча­ют фло­ти­лию удар­ных ко­раб­лей, фло­ти­лию обо­ро­ны по­бе­ре­жья, бри­га­ду мор. авиа­ции, центр мор. опе­ра­ций, бю­ро и ди­ви­зи­он гид­ро­гра­фич. обес­пе­че­ния, центр те­ле­ин­фор­мац. под­держ­ки и управ­ле­ния, ра­дио­ло­кац. центр, под­раз­де­ле­ние обес­пе­че­ния, учеб­ные цен­тры и учеб­ный по­ли­гон. На воо­ру­же­нии со­сто­ят 5 ди­зель-элек­три­че­ских ПЛ, 2 фре­га­та УРО, кор­вет, штаб­ной ко­рабль, 2 раз­ве­ды­ват., 5 ра­кет­ных, 8 де­сант­ных, 20 мин­но-траль­ных ко­раб­лей. В бри­га­де мор. авиа­ции – 10 ба­зо­вых пат­руль­ных, 2 во­ен­но-транс­порт­ных са­мо­лё­та, ок. 30 вер­то­лё­тов разл. на­зна­че­ния. Осн. во­ен.-мор. ба­зы – Гды­ня, Сви­но­уй­сь­це, Хель.

Си­лы спец. опе­ра­ций (3 тыс. чел.) вклю­ча­ют ко­ман­до­ва­ние и вой­ско­вые час­ти «Ком­ман­дос», «Гром», «Фор­мо­за», «Нил» и «Агат».

Ин­спек­то­рат под­держ­ки (12 тыс. чел.) ор­га­ни­за­ци­он­но све­дён в 4 ре­гио­наль­ные ты­ло­вые ба­зы, 13 ре­гио­наль­ных управ­ле­ний во­ен. ин­фра­струк­ту­ры, управ­ле­ние транс­пор­та и пе­ре­бро­ски войск, 2 бри­га­ды ты­ла, инж. полк, отд. ба­таль­о­ны (2 ин­же­нер­ных, до­рож­но-мос­то­вой, обес­пе­че­ния цен­тра бое­вой под­го­тов­ки НАТО), 16 во­ен. шта­бов вое­водств, др. под­раз­де­ле­ния. На скла­дах ин­спек­то­ра­та под­держ­ки хра­нят­ся ок. 200 тан­ков, до 210 САУ, 60 РСЗО, 170 бое­вых бро­ни­ров. ма­шин, 70 тан­ко­вых мос­то­ук­лад­чи­ков, др. воо­ру­же­ние и во­ен. тех­ни­ка. Ин­спек­то­ра­ту во­ен.-мед. служ­бы (800 чел.) под­чи­не­ны во­ен.-мед. ин­сти­ту­ты МО, гос­пи­та­ли, во­ен.-реа­би­ли­тац. са­на­то­рии и др. уч­ре­ж­де­ния.

Во­ен. жан­дар­ме­рия (2 тыс. чел.) в сво­ей струк­ту­ре име­ет гл. ко­мен­да­ту­ру, 6 ко­мен­да­тур, 2 ба­таль­о­на во­ен. жан­дар­ме­рии, центр под­го­тов­ки, ба­таль­он обес­пе­че­ния.

Ком­плек­то­ва­ние ре­гу­ляр­ных ВС осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по при­зы­ву, срок служ­бы 9 мес. Ря­до­вой и ун­тер-офи­цер­ский со­став го­то­вит­ся в учеб­ных цен­трах (в т. ч. в цен­тре под­го­тов­ки к за­ру­беж­ным мис­си­ям) и шко­лах, офи­це­ры – в Ака­де­мии нац. обо­ро­ны, Во­ен.-тех­нич. ака­де­мии, Во­ен.-тех­нич. ин-те бро­не­тан­ко­вых и ав­то­мо­биль­ных войск и др. На тер­ри­то­рии стра­ны дис­ло­ци­ро­ва­но под­раз­де­ле­ние герм. войск (до 100 чел.), вхо­дя­щее в со­став шта­ба мно­го­на­цио­наль­но­го кор­пу­са НАТО, к 2018 пла­ни­ру­ет­ся раз­мес­тить эле­мен­ты ПРО США.

Мо­би­ли­зац. ре­сур­сы 10,4 млн. чел., в т. ч. год­ных к во­ен. служ­бе 8,2 млн. чел.

Здравоохранение

В П. на 100 тыс. жит. при­хо­дит­ся 216 вра­чей, 580 лиц ср. мед. пер­со­на­ла и аку­ше­рок (2010); 66,2 боль­нич­ных кой­ки на 10 тыс. жит. (2008). Об­щие рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние со­став­ля­ют 7,5% ВВП (2010) (бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние – 72,6%, ча­ст­ный сек­тор – 27,4%). Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние сис­те­мы здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ет­ся Кон­сти­ту­ци­ей (1997); за­ко­на­ми: об изъ­я­тии и транс­план­та­ции кле­ток, тка­ней и ор­га­нов (1995), о про­ти­во­дей­ст­вии нар­ко­тич. за­ви­си­мо­сти (1997), о мед. уч­ре­ж­де­ни­ях (1999), о за­щи­те здо­ро­вья от воз­дей­ствия та­ба­ка (1999), о фи­зич. вос­пи­та­нии (1999), о все­об­щем стра­хо­ва­нии здо­ро­вья (2003), о со­ци­аль­ном стра­хо­ва­нии при не­сча­ст­ном слу­чае или бо­лез­ни на про­из­вод­ст­ве (2002); Ак­том об ох­ра­не пси­хич. здо­ро­вья (1994); Тру­до­вым ко­дек­сом (1998); по­ста­нов­ле­ни­ем Мин-ва здра­во­охра­не­ния и со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния об ис­пы­тат. сро­ке для ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных вра­чей (1999). Ру­ково­дство, управ­ле­ние и фи­нан­со­вые функ­ции рас­пре­де­ле­ны ме­ж­ду Мин-вом здра­во­охра­не­ния (от­ве­ча­ет за нац. по­ли­ти­ку здра­во­охра­не­ния, ка­пи­та­ло­вло­же­ния, фи­нан­си­ро­ва­ние дол­го­сроч­ных про­грамм, мед. нау­ки и мед. об­ра­зо­ва­ние), Нац. фон­дом здо­ро­вья (под­чи­ня­ет­ся Мин­здра­ву и от­ве­ча­ет за фи­нан­си­ро­ва­ние мед. ус­луг, ока­зан­ных за­стра­хо­ван­но­му на­се­ле­нию, за­клю­ча­ет до­го­во­ра с гос. и не­го­су­дар­ст­вен­ны­ми по­став­щи­ка­ми мед. по­мо­щи) и са­мо­управ­ляе­мы­ми тер­ри­то­рия­ми (не­сут от­вет­ст­вен­ность за пла­ни­ро­ва­ние пре­дос­тав­ле­ния мед. по­мо­щи, про­фи­лак­ти­ку и управ­ле­ние уч­ре­ж­де­ния­ми здра­во­охра­не­ния). Все гра­ж­да­не (не­за­ви­си­мо от сво­его фи­нан­со­во­го по­ло­же­ния) име­ют кон­сти­туц. пра­во на рав­ную дос­туп­ность мед. по­мо­щи. Ок. 98% нас. ох­ва­че­но сис­те­мой обя­зат. мед. стра­хо­ва­ния. Мед. по­мощь ока­зы­ва­ют уни­вер­си­тет­ские боль­ни­цы и кли­ни­ки, спе­циа­ли­зир. боль­ни­цы в вое­вод­ст­вах, боль­ни­цы и спе­циа­ли­зир. ам­бу­ла­то­рии уез­дов, кли­ни­ки для ам­бу­ла­тор­ных боль­ных в гми­нах (наи­мень­шая адм. еди­ни­ца П.) и ча­ст­но­прак­ти­кую­щие мед. ра­бот­ни­ки. Смерт­ность взрос­ло­го на­се­ле­ния 10,24 на 1000 жит. (2012). Осн. при­чи­ны смер­ти: зло­ка­честв. но­во­об­ра­зо­ва­ния, сер­деч­но-со­су­ди­стые за­бо­ле­ва­ния, трав­ма­тизм (2010). Ку­рор­ты: Бус­ко-Здруй, Ве­лич­ка, Дyшники-Здpyй, За­ко­па­не, Инoвpoцлaв, Ко­лоб­жег, Кры­ни­ца, Ку­до­ва-Здруй, Лён­дек-Здруй, Раб­ка, Сви­но­уй­сь­це, Це­п­ли­це-Слён­ске-Здруй, Цexoцинeк, Щав­ни­ца и др.

Спорт

Олимпийская делегация сборной команды Польши на церемонии открытия Олимпийских зимних игр в Гренобле (1968).

Ин­те­рес к те­ме Олим­пий­ских игр в польск. об­ще­ст­ве из­вес­тен с 1-й пол. 19 в. В 1821 А. Миц­ке­вич сде­лал пе­ре­вод пер­вой олим­пий­ской оды др.-греч. по­эта Пин­да­ра под назв. «Олим­пия». На­ча­ло мас­со­во­го ув­ле­че­ния по­ля­ков физ­куль­тур­ны­ми уп­раж­не­ния­ми от­ме­че­но в 1860-х гг., ко­гда на тер­ри­то­рии стра­ны ак­тив­но рас­про­стра­ни­лись идеи т. н. со­коль­ско­го дви­же­ния (пер­вое об-во «Со­кол» ос­но­вал в 1862 в Че­хии пе­да­гог и об­ществ. дея­тель М. Тырш), в ко­то­ром при­ори­тет­ное раз­ви­тие по­лу­чи­ли гим­на­сти­ка, фех­то­ва­ние, тя­жё­лая ат­ле­ти­ка, те­ат­ра­ли­зов. пред­став­ле­ния; в 1863 по ини­циа­ти­ве вра­ча В. Пя­сец­ко­го клуб «Со­кол» был от­крыт в г. Львов, в кон. 1880-х гг. – в г. Кра­ков. В 1888 в Кра­ко­ве пре­по­да­ва­тель Ягел­лон­ско­го ун-та, врач и пио­нер фи­зич. вос­пи­та­ния в Поль­ше Г. Йор­дан (1842–1907) обо­ру­до­вал пер­вую иг­ро­вую пло­щад­ку; под влия­ни­ем его дея­тель­но­сти воз­ник­ли т. н. йор­да­нов­ские са­ды, где мо­ло­дёжь по­лу­чи­ла воз­мож­ность под рук. ин­ст­рук­то­ров за­ни­мать­ся спор­тив­ны­ми иг­ра­ми, гим­на­сти­кой, пла­ва­ни­ем и др. К нач. 1970-х гг. в стра­не на­счи­ты­ва­лось ок. 2 тыс. по­доб­ных са­дов (пар­ков), в ко­то­рых за­ни­ма­лись ок. 200 тыс. де­тей.

В нач. 20 в. соз­да­ны пер­вые фут­боль­ные клу­бы, напр. в 1906 «Вис­ла» (Кра­ков), ЛКС (Лодзь) и «Кра­ко­вия». Од­ним из пер­вых из­вест­ных спорт­сме­нов, до­бив­ших­ся ме­ж­ду­нар. при­зна­ния, был бо­рец В. Пыт­ля­син­ский (1863–1933), став­ший чем­пио­ном ми­ра в 1900. В 1908 сын польск. эмиг­ран­тов С. Ке­цаль (из­вес­тен под псевд. Стен­ли Кет­чел) вы­иг­рал 32-ра­ун­до­вый бой у Дж. То­ма­са и стал чем­пио­ном ми­ра по бок­су сре­ди про­фес­сио­на­лов в ср. ве­со­вой ка­те­го­рии; в 1908–09 про­вёл 4 боя с Б. Пап­ке и по­бе­дил со счё­том 3:1 (по­един­ки во­шли в ис­то­рию бок­са под назв. «че­ты­ре польск.-нем. бит­вы»). В 1-й пол. 20 в. ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чил бе­гун на стай­ер­ские дис­тан­ции Я. Ку­со­чинь­ский.

Од­но из пер­вых круп­ных ме­ж­ду­нар. со­стя­за­ний, про­ве­дён­ных в П., – сту­денч. чем­пио­нат ми­ра в Вар­ша­ве (1924; пред­ше­ст­вен­ник лет­них Уни­вер­си­ад), в про­грам­ме ко­то­ро­го бы­ли лег­ко­ат­ле­тич. ви­ды спор­та. В 1935 в Вар­ша­ве про­шёл «Тур­нир на­ций» (с 1950 Все­мир­ные шах­мат­ные олим­пиа­ды).

Ю. Ковальчик – олимпийская чемпионка в лыжной гонке на 10 км в Сочи (2014).

Нац. олим­пий­ский к-т Поль­ши ос­но­ван в 1919. В 1924 польск. спорт­сме­ны де­бю­ти­ро­ва­ли на Олим­пий­ских иг­рах в Па­ри­же и на Олим­пий­ских зим­них иг­рах в Ша­мо­ни. Пер­вой олим­пий­ской чем­пи­он­кой ста­ла Х. Ко­но­пац­кая (1900–89), по­бе­див­шая в ме­та­нии дис­ка в Ам­стер­да­ме (1928). Все­го (1924–2012, за ис­клю­че­ни­ем Лос-Анд­же­ле­са, 1984) польск. спорт­сме­ны за­вое­ва­ли на Олим­пий­ских иг­рах 271 ме­даль (64 зо­ло­тые, 82 се­реб­ря­ные, 125 брон­зо­вых) и на Олим­пий­ских зим­них иг­рах (1924–2014) 20 ме­да­лей (6 зо­ло­тых, по 7 се­реб­ря­ных и брон­зо­вых). Наи­боль­ших ус­пе­хов до­би­лись Р. Кор­же­нёв­ский (лёг­кая ат­ле­ти­ка – 4, 0, 0), И. Ше­винь­ска (лёг­кая ат­ле­ти­ка – 3, 2, 2), В. Вой­да (фех­то­ва­ние – 2, 1, 1), Р. Мау­эр (стрель­ба из вин­тов­ки – 2, 0, 1), Ю. Шмидт (лёг­кая ат­ле­ти­ка – 2, 0, 0), В. Ба­ша­нов­ский (тя­жё­лая ат­ле­ти­ка – 2, 0, 0), Е. Ку­лей (бокс – 2, 0, 0), Ю. За­пендз­кий (стрель­ба из пис­то­ле­та – 2, 0, 0), В. Ле­гень (дзю­до – 2, 0, 0), А. Скши­па­шек (совр. пя­ти­бо­рье – 2, 0, 0), А. Вронь­ский (клас­сич. борь­ба – 2, 0, 0), Т. Ку­хар­ский (ака­де­мич. греб­ля – 2, 0, 0), Р. Сыч (ака­де­мич. греб­ля – 2, 0, 0), Т. Ма­ев­ский (лёг­кая ат­ле­ти­ка – 2, 0, 0), Е. Пав­лов­ский (фех­то­ва­ние – 1, 3, 1), Я. Ко­валь­чик (кон­ный спорт – 1, 1, 0) и др. На Олим­пий­ских зим­них иг­рах наи­боль­шие дос­ти­же­ния при­над­ле­жат Ю. Ко­валь­чик (лыж­ные гон­ки – 2, 1, 2), К. Сто­ху (прыж­ки с трам­пли­на – 2, 0, 0), З. Бруд­ке (конь­ко­беж­ный спорт – 1, 0, 1), В. Фор­ту­не (прыж­ки с трам­пли­на – 1, 0, 0), А. Ма­лы­шу (прыж­ки с трам­пли­на – 0, 3, 1) и др. Польск. спорт­сме­ны ус­пеш­нее все­го вы­сту­па­ли на Олим­пий­ских иг­рах в лёг­кой ат­ле­ти­ке (23 зо­ло­тые, 18 се­реб­ря­ных, 13 брон­зо­вых ме­да­лей), бок­се (8, 9, 26), воль­ной борь­бе (5, 9, 11) и совр. пя­ти­бо­рье (5, 6, 21).

Польск. фут­боль­ная фе­де­ра­ция соз­да­на в 1919. Сбор­ная ко­ман­да П. по фут­бо­лу – чем­пи­он Олим­пий­ских игр в Мюн­хе­не (1972), се­реб­ря­ный при­зёр Олим­пи­ад в Мон­реа­ле (1976) и Бар­се­ло­не (1992), брон­зо­вый при­зёр двух чем­пио­на­тов ми­ра (1974, 1982). Сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных фут­бо­ли­стов: по­лу­за­щит­ник З. Бо­нек (вы­сту­пал за итал. клу­бы «Ювен­тус» в 1982–85 и «Ро­ма» в 1985–1988; в 80 иг­рах за сбор­ную за­бил 24 го­ла); вра­тарь Е. Ду­дек [«Фей­е­норд» (Рот­тер­дам) в 1996–2001; «Ли­вер­пуль» в 2001–07 и «Ре­ал» (Мад­рид) в 2007–2011; в со­ста­ве сбор­ной стра­ны в 1998–2010 сыг­рал 59 мат­чей]; на­па­даю­щий Г. Ля­то (в со­ста­ве сбор­ной стра­ны 1971–1984 про­вёл 95 мат­чей, за­бил 42 го­ла), на­па­даю­щий В. Лю­бань­ский (в со­ста­ве сбор­ной стра­ны в 1963–80 сыг­рал 75 игр, за­бил 48 го­лов) и мн. др.

Зна­чит. ме­ж­ду­нар. ус­пе­хов до­би­лись муж­ская и жен­ская сбор­ные ко­ман­ды стра­ны по во­лей­бо­лу. Муж­ская сбор­ная ко­ман­да по во­лей­бо­лу ста­но­ви­лась чем­пио­ном Олим­пий­ских игр (Мон­ре­аль, 1976), ми­ра (1974, 2014), Ев­ро­пы (2009), Ми­ро­вой ли­ги (2012); се­реб­ря­ным при­зё­ром чем­пио­на­тов ми­ра (2006), Ев­ро­пы (1975, 1977, 1979, 1981, 1983), Куб­ка ми­ра (1965, 2011); брон­зо­вым при­зё­ром чем­пио­на­тов Ев­ро­пы (1967, 2011) и Ми­ро­вой ли­ги (2011). Жен­ская во­лей­боль­ная сбор­ная – 2-крат­ный чем­пи­он Ев­ро­пы (2003, 2005); се­реб­ря­ный при­зёр чем­пио­на­тов ми­ра (1952) и Ев­ро­пы (1950, 1951, 1963, 1967, 1971); брон­зо­вый при­зёр Олим­пий­ских игр (То­кио, 1964; Ме­хи­ко, 1968), чем­пио­на­тов ми­ра (1956, 1962) и Ев­ро­пы (1949, 1955, 1958, 2009). В 2014 в 6 го­ро­дах стра­ны со­сто­ял­ся муж­ской чем­пио­нат ми­ра по во­лей­бо­лу; во вре­мя мат­ча от­кры­тия меж­ду сбор­ны­ми ко­ман­да­ми П. и Сер­бии на Нац. ста­дио­не в Вар­ша­ве был ус­та­нов­лен ми­ро­вой ре­корд по­се­щае­мо­сти (ок. 62 тыс. зри­те­лей).

Муж­ская сбор­ная ко­ман­да стра­ны по ганд­бо­лу – се­реб­ря­ный при­зёр чем­пио­на­та ми­ра (2007); брон­зо­вый при­зёр Олим­пий­ских игр (Мон­ре­аль, 1976) и чем­пио­на­тов ми­ра (1982, 2009). Муж­ская сбор­ная ко­ман­да стра­ны по бас­кет­бо­лу – се­реб­ря­ный (1963) и брон­зо­вый (1965, 1967) при­зёр чем­пио­на­тов Ев­ро­пы. С 2000-х гг. неск. бас­кет­бо­ли­стов вы­сту­па­ют в клу­бах Нац. бас­кет­боль­ной ас­со­циа­ции: М. Гор­тат, М. Лям­пе, Ц. Тры­бань­ский.

В ин­ди­ви­ду­аль­ных спор­тив­ных дис­ци­п­ли­нах наи­боль­ших ус­пе­хов до­би­лись: лег­ко­ат­ле­ты (бе­гу­ны – А. Ба­день­ский, С. Ва­ла­се­вич, Я. Вер­нер, М. Во­ро­нин, Х. Гу­рец­кая, Э. Кло­бу­ков­ская, З. Кршиш­ко­вяк, ма­ра­фон­ка В. Пан­фил-Гон­са­лес; пры­гун с шес­том В. Ко­за­ке­вич; пры­гу­нья в дли­ну Э. Кше­синь­ская; пры­гу­ны в вы­со­ту Я. Вшо­ла, М. Пы­рек, А. Ро­гов­ская; ме­та­те­ли – дис­ка П. Ма­ла­хов­ский, ко­пья Я. Сид­ло, мо­ло­та Ш. Зюл­ков­ский; ме­та­тель­ни­цы мо­ло­та А. Вло­дар­чик, К. Ско­ли­мов­ская); бок­сё­ры (А. Ант­ке­вич, А. Го­ло­та, Я. Гор­тат, Ю. Груд­зень, Л. Дро­гош, М. Касп­шик, З. Пет­ши­ков­ский, Е. Ры­биц­кий, Я. Ще­пань­ский и др.; св. 40 лет, в 1934–75, сбор­ной П. по бок­су ру­ко­во­дил Ф. Штамм); фех­то­валь­щи­ки (ра­пи­ри­сты – С. Гру­ха­ла, Р. Соб­чак; саб­лист В. За­блоц­кий, шпа­жи­ст­ка Д. Дмов­ская и др.); тя­же­ло­ат­ле­ты (А. Вру­бель, М. До­лен­га, Ш. Ко­лец­кий, И. Па­линь­ский и др.); греб­цы (С. Ка­пла­няк, А. Ко­неч­ная, П. Мар­ке­вич, Р. Сыч, М. Твар­дов­ский); бор­цы (дзю­дои­сты Р. Ку­бац­кий, П. На­сту­ла); тен­ни­си­сты (В. Фи­бак, Е. Яно­вич, сё­ст­ры А. и У. Рад­вань­ские); би­ат­ло­ни­сты (Т. Си­ко­ра, К. Пал­ка, М. Гвиз­донь, М. Хой­ниш); пры­гу­ны с трам­пли­на (В. Фор­ту­на, С. Ма­ру­саж, К. Стох и др.); плов­цы (К. Ба­ра­нов­ская, О. Енд­жей­чак, М. Сав­ры­мо­вич и др.). Ав­то­гон­щик Р. Ку­би­ца в 2006–10 был уча­ст­ни­ком чем­пио­на­тов ми­ра «Фор­му­ла-1»; по­бе­ди­тель Гран-при Ка­на­ды в 2008. Сре­ди аль­пи­ни­стов стра­ны – В. Рут­ке­вич, по­ко­рив­шая 8 из 14 ги­ма­лай­ских вось­ми­ты­сяч­ни­ков (1978–1991); по­гиб­ла при по­ко­ре­нии 9-го – Кан­ченд­жан­ги (1992).

В П. бо­га­тые шах­мат­ные тра­ди­ции. В сред­ние ве­ка из­люб­лен­ной иг­рой и раз­вле­че­ни­ем разл. сло­ёв об­ще­ст­ва ста­ли шах­ма­ты. Под­твер­жде­ни­ем это­му мо­гут слу­жить кни­ги «Скак­киа лю­дус» М. Ви­ды (1544), «Поль­ский при­двор­ный» про­заи­ка Л. Гур­ниц­ко­го (1566) и по­эма «Шах­ма­ты» Я. Ко­ха­нов­ско­го (из­да­на меж­ду 1562 и 1566). В сер. 19 в. в Вар­ша­ве жил А. Д. Пет­ров, ко­то­рый час­то иг­рал с силь­ны­ми польск. шах­ма­ти­ста­ми, из ко­то­рых наи­бо­лее из­вес­тен Ш. Ви­на­вер.

Польск. шах­мат­ный со­юз соз­дан в 1926. Ли­де­ра­ми польск. шах­ма­ти­стов до 2-й ми­ро­вой вой­ны яв­ля­лись А. Ру­бин­штейн, Г. Саль­ве, С. Тар­та­ко­вер, М. Най­дорф, Д. Пше­пюр­ка – по­бе­ди­те­ли и при­зё­ры мн. ме­ж­ду­нар. со­рев­но­ва­ний. Ус­пеш­но вы­сту­па­ли польск. шах­ма­ти­сты на Все­мир­ных шах­мат­ных олим­пиа­дах: 1930 – 1-е ме­сто; 1931 и 1939 – 2-е; 1928, 1935 и 1937 – 3-е ме­сто. Во 2-й пол. 20 в. и в нач. 21 в. в ме­ж­ду­нар. со­стя­за­ни­ях ус­пеш­но вы­сту­па­ли польск. шах­ма­ти­ст­ки: уча­ст­ни­ца­ми тур­ни­ров пре­тен­ден­ток бы­ли – К. Рад­зи­ков­ская (1955), Х. Ко­нар­ков­ская (1964), чем­пи­он­ка ми­ра (1982) сре­ди де­ву­шек А. Бруст­ман (1986, 1988) и не­од­но­крат­ная чем­пи­он­ка стра­ны М. Соч­ко (2008). В 1969 жен­ская Все­мир­ная шах­мат­ная олим­пиа­да со­стоя­лась в Вар­ша­ве.

Еже­год­но в разл. го­ро­дах стра­ны про­во­дят­ся круп­ней­шие ме­ж­ду­нар. со­стя­за­ния, в т. ч. в За­ко­па­не со­стоя­лись две зим­ние Уни­вер­сиа­ды (1993, 2001). В 2012 на круп­ней­ших ста­дио­нах Вар­ша­вы (Нац. ста­ди­он), Вроц­ла­ва (Го­род­ской), По­зна­ни (Го­род­ской), Гдань­ска («PGE Are­na») про­хо­ди­ли мат­чи 14-го чем­пио­на­та Ев­ро­пы по фут­бо­лу. В 2014 в Вар­ша­ве в 3-й раз со­стоя­лись чем­пио­на­ты ми­ра по совр. пя­ти­бо­рью сре­ди муж­чин и женщин (про­хо­ди­ли здесь так­же в 1988 и 2005).

Образование. Учреждения науки и культуры

Сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния в П. с 2006 на­хо­дит­ся в ве­де­нии Мин-ва нар. об­ра­зо­ва­ния (про­све­ще­ние или школь­ное об­ра­зо­ва­ние) и Мин-ва нау­ки и выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния. Дей­ст­ву­ет Кон­фе­де­ра­ция рек­то­ров ака­де­мич. польск. школ, ко­торая ко­ор­ди­ни­ру­ет взаи­мо­дей­ст­вие ву­зов, со­дей­ст­ву­ет соз­да­нию эф­фек­тив­ной и ин­тег­ри­ро­ван­ной сис­те­мы нар. об­ра­зо­ва­ния, раз­ви­тию выс­шей шко­лы, нау­ки и куль­ту­ры. Осн. рег­ла­мен­ти­рую­щи­ми до­ку­мен­та­ми яв­ля­ют­ся За­кон о нар. об­ра­зо­ва­нии (1991), За­кон о проф. об­ра­зо­ва­нии (2011), Пра­во о выс­шем об­ра­зо­ва­нии (2005) и др. нор­ма­тив­ные ак­ты. Сис­те­ма про­све­ще­ния вклю­ча­ет (2014): до­шко­ль­ные уч­ре­ж­де­ния для де­тей от 3 до 6 лет; 6-лет­нюю осн. шко­лу; 3-лет­нюю гим­на­зию (цикл обя­зат. обу­че­ния) и шко­лы по­сле­гим­на­зич. уров­ня. Пол­ное сред­нее об­ра­зо­ва­ние на ба­зе гим­на­зии да­ют 3-лет­ние об­ще­об­ра­зо­ват. ли­цеи; 3-лет­ние про­фи­ли­ро­ван­ные ли­цеи; 4-лет­ние тех­ни­ку­мы, а так­же 2-лет­ние до­пол­нит. об­ще­об­ра­зо­ват. ли­цеи и 3-лет­ние до­пол­нит. тех­ни­ку­мы для вы­пу­ск­ни­ков осн. проф. школ. Не­пол­ное сред­нее об­ра­зо­ва­ние пре­дос­тав­ля­ют 3-лет­ние осн. проф. шко­лы и 3-лет­ние спец. шко­лы, го­то­вящие к про­фес­сии. В по­сле­гим­на­зич. сис­те­ме функ­цио­ни­ру­ют так­же 2,5-лет­ние по­сле­ли­цей­ские шко­лы. Во всех ти­пах школ (ос­нов­ных, гим­на­зи­ях и по­сле­гим­на­зи­че­ских) обу­ча­ют­ся св. 5 млн. де­тей и мо­ло­дё­жи, что со­став­ля­ет св. 14% на­селе­ния. В стра­не на­счи­ты­ва­ет­ся св. 19 тыс. уч­ре­ж­де­ний до­шко­ль­ного об­ра­зо­ва­ния, в ко­то­рых вос­пи­ты­ва­ют­ся ок. 70% де­тей (в го­ро­де св. 83%, на се­ле св. 51%). Ор­гани­за­ция и управ­ле­ние до­шко­ль­ны­ми уч­ре­ж­де­ния­ми и шко­ла­ми всех ти­пов на­хо­дит­ся в ве­де­нии ор­га­нов ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния. Дей­ст­ву­ют св. 13 тыс. осн. школ (2,2 млн. уч-ся – 39,8% от об­ще­го чис­ла обу­чаю­щих­ся в стра­не). В св. 7 тыс. гим­на­зи­й обу­ча­ют­ся св. 1 млн. уч-ся (23,2% от об­ще­го чис­ла обу­чаю­щих­ся в стра­не). В сис­те­ме по­сле­гим­назич. школ (все­го св. 11 тыс. – 88,7% в го­ро­де и 11,3% на се­ле) дей­ст­ву­ют св. 5,5 тыс. об­ще­об­ра­зо­ват. ли­це­ев (св. 893 тыс. уч-ся) и ок. 5 тыс. проф. учеб­ных за­ве­де­ний (св. 821 тыс. уч-ся). Функ­цио­ни­ру­ют 450 ву­зов, в т. ч. 138 го­су­дар­ст­вен­ных (все­го св. 2 млн. сту­ден­тов).

Гл. на­уч. уч­ре­ж­де­ния, ву­зы, биб­лио­те­ки и му­зеи на­хо­дят­ся в Вар­ша­ве (в т. ч. Польск. АН, Вар­шав­ский уни­вер­си­тет, Нац. му­зей), Вроц­ла­ве (в т. ч. 16 н.-и. ин-тов Польск. АН, Вроц­лав­ский ун-т – один из ста­рей­ших в П.), Кра­ко­ве (в т. ч. 11 н.-и. ин-тов Кра­ков­ско­го от­де­ле­ния Польск. АН, Ягел­лон­ский уни­вер­си­тет), По­зна­ни (в т. ч. 6 н.-и. ин-тов Польск. АН, Ун-т им. А. Миц­ке­ви­ча), а так­же в Бе­ло­сто­ке, Гдань­ске, Гды­не, Гли­ви­це, За­бже, Ка­то­ви­це, Лод­зи, Люб­ли­не, Оль­шты­не, Опо­ле, Ще­ци­не. Дей­ст­ву­ют так­же Ун-т им. Н. Ко­пер­ни­ка (1945) в г. То­рунь, Тех­но­ло­гич. ун-т (1949) в Чен­сто­хо­ве, Ун-т Яна Ко­ха­нов­ско­го (2011) в Кель­це, Ис­сле­до­ва­тель­ский ин-т удоб­ре­ний Польск. АН (1948) в г. Пу­ла­вы, Ин-т са­до­вод­ст­ва и цве­то­вод­ст­ва Польск. АН (1951) в Скер­не­ви­це, Ин-т фи­зио­ло­гии и пи­та­ния жи­вот­ных Польск. АН (1955) в Яб­лон­не, Центр эко­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний (2002) в г. Ло­мян­ки и др. Гос. му­зей «Ос­вен­цим-Бже­зин­ка» (см. Ос­вен­цим). Ра­бо­та­ют неск. му­зе­ев под от­кры­тым не­бом: Ка­шуб­ский эт­но­гра­фич. парк в Вдзыд­зе-Ки­шев­ске (куль­ту­ра и фольк­лор ка­шу­бов; на тер­ри­то­рии 30 де­рев. строе­ний – па­мят­ни­ков нар. зод­че­ст­ва 17–19 вв. с пол­ным внутр. уб­ран­ст­вом), Ве­ли­ко­поль­ский эт­но­гра­фич. парк (близ Гнез­но, ре­кон­ст­рук­ция ве­ли­ко­поль­ской де­рев­ни и шля­хет­ской усадь­бы; экс­по­зи­ция пар­ка-му­зея со­сто­ит из 50 объ­ек­тов 17–19 вв.), Серпц и Но­во­груд (в Ма­зо­вии; фольк­лор польск. на­род­но­стей – ло­ви­чей и кур­пов), Орав­ский эт­но­гра­фич. парк в с. Зуб­жи­ца-Гур­на, Му­зей нар. зод­че­ст­ва в Са­но­ке – круп­ней­ший в П., со­сре­до­то­чив­ший цен­ней­шие па­мят­ни­ки де­рев. зод­че­ст­ва Под­кар­па­тья, в т. ч. раз­ные ти­пы изб и церк­вей.

Средства массовой информации

Пер­вая польск. газ. «Merkuriusz Pol­ski» вы­шла в 1661 в Кра­ко­ве (вы­пуск пре­кра­щён в том же го­ду). В 2011 из­да­ва­лись 44 об­ще­на­цио­наль­ные га­зе­ты. Об­щий ти­раж ок. 64,6 млн. экз. (здесь и да­лее дан­ные о ти­ра­жах по со­стоя­нию на янв. 2012). Круп­ней­шая об­ще­на­цио­наль­ная га­зе­та – таб­ло­ид «Fakt Gazeta Codzienna» [с 2003, Вар­ша­ва; из­да­тель – герм. ме­диа­кон­церн «Axel Springer AG» (до 2003 «Ак­сель Шприн­гер-Фер­лаг»); 522,2 тыс. экз.] – в оформ­ле­нии ори­ен­ти­ру­ет­ся на герм. газ. «Бильд». Сре­ди др. об­ще­на­цио­наль­ных га­зет (все – в Вар­ша­ве): от­но­си­мые к «ка­че­ст­вен­ной» прес­се «Gazeta Wyborcza» (с 1989, вы­хо­дит с еже­днев­ны­ми те­ма­тич. при­ло­же­ния­ми; из­да­тель – польск. ме­диа­ком­па­ния «Ago­ra»; 388,3 тыс. экз.), «Rzeczpospoli­ta» [1920–32, 1944–50, с 1982; в 1982–89 пе­чат­ный ор­ган пра­ви­тель­ст­ва Польск. Нар. Рес­пуб­ли­ки, с 1991 из­да­ёт­ся польск. ком­па­ни­ей «Presspublica» (с 2011 в со­ста­ве «Gremi Media»); 184,3 тыс. экз.], «Dziennik Gazeta Prawna» (с 2009; из­да­тель – польск. ком­па­ния «INFOR PL»; 186,6 тыс. экз.); рас­счи­тан­ный на мас­со­во­го чи­та­те­ля таб­ло­ид «Super Express» (ос­но­ван в 1991, с 1996 так­же пуб­ли­ку­ет газ. «Super Express USA» на польск. яз. для рас­про­стра­нения на тер­ри­то­рии США; из­да­тель – польск. ком­па­ния «Murator»; 284,8 тыс. экз.); ста­рей­шее спор­тив­ное из­да­ние (пер­во­на­чаль­но жур­нал, за­тем га­зе­та) «Przegld Sportowy» (с 1921; из­да­тель – «Axel Springer AG»; 74,2 тыс. экз.). Дос­та­точ­но ши­ро­кое раз­ви­тие по­лу­чил ры­нок ре­гио­наль­ной прес­сы (назв. не­ко­то­рых из­да­ний из­вест­ны с 18 в.). 8 га­зет пуб­ли­ку­ют­ся (с 2007) как ре­гио­наль­ные вы­пус­ки газ. «Polska» [из­да­тель – ком­па­ния «Polskapresse» (в со­ста­ве герм. ме­диа­ком­па­нии «Verlagsgruppe Passau»)], в т. ч. «Polska Dziennik Za­chod­ni» (с 1945, Ка­то­ви­це; 81 тыс. экз.), «Polska Gł os Wi­elkopolski» (с 1945, По­знань; 52,6 тыс. экз.), «Polska Dziennik Bał tycki» (с 1945, Гданьск; 47,8 тыс. экз.), «Polska Dzien­nik Łódzki» (с 1884, Лодзь; 45 тыс. экз.), «Polska Gazeta Wro­cławska» (с 1947, Вроц­лав; 34,7 тыс. экз.), «Polska Gaze­ta Krakowska» (с 1949, Кра­ков; 33,3 тыс. экз.). Сре­ди др. ре­гио­наль­ных га­зет: «Ga­zeta Po­mor­ska» (с 1948, Быд­гощ; 65,7 тыс. экз.) и «Gazeta Lubuska» (с 1952, Зе­лё­на-Гу­ра; 37,7 тыс. экз.), из­да­вае­мые ком­па­ни­ей «Media Regionalne» (при­над­ле­жит брит. ин­ве­стиц. фон­ду «Mecom Group»). С 1991 в Вар­ша­ве вы­хо­дит га­зе­та на рус. и польск. язы­ках «Рус­ский курь­ер Вар­ша­вы» (10 тыс. экз. в 2010).

Пер­вый польск. ж. «Monitor» из­да­вал­ся в 1765–85. Ры­нок жур­на­лов П. от­ли­ча­ет­ся боль­шим раз­но­об­ра­зи­ем на­име­но­ва­ний (7520 в 2011). Круп­ней­ший сре­ди них – еже­не­дель­ник «Tygodnik Angora» (с 1990, Лодзь; изд-во «Wes­ta-Druk»; 545,8 тыс. экз.) – пуб­ли­ку­ет как ори­ги­наль­ные ста­тьи, так и ма­те­риа­лы разл. польск. га­зет и жур­на­лов (по­ми­мо П., рас­про­стра­ня­ет­ся в Гер­ма­нии, США, Ка­на­де). Влия­ни­ем так­же поль­зу­ют­ся ле­во­ли­бе­раль­ный ж. «Polityka» (с 1957, Вар­ша­ва; из­да­тель – коо­пе­ра­тив ра­бот­ни­ков ж. «"Polityka" – Spółd­zie­l­nia Pracy»; 188 тыс. экз.), ли­бе­раль­но-кон­сер­ва­тив­ный ж. «Uważam Rze. Ina­czej Pisane» (ос­но­ван в 2011 в Вар­ша­ве, с 2012 пуб­ли­ку­ет собств. еже­ме­сяч­ный ис­то­рич. ж. «Uważam Rze. Historia»; из­да­тель – «Presspublica»; 224,6 тыс. экз.), пра­во­кон­сер­ва­тив­ный ж. «Gaze­ta Polska» (ос­но­ван в 1993 в Вар­ша­ве, с 2011 так­же пуб­ли­ку­ет газ. «Gazeta Pol­ska Codziennie»; из­да­тель – польск. ком­па­ния «Niezależne Wydawnictwo Pols­kie»; 139,2 тыс. экз.); ка­то­лич. жур­на­лы «Gość Niedzielny» (1923–39, с 1945, Ка­то­ви­це; из­да­тель – ар­хи­епи­скоп­ст­во Ка­то­ви­це; 204,5 тыс. экз.), «Tygodnik Powszechny» (с 1945, Кра­ков; од­но­им. изд-во; 39,3 тыс. экз.); ин­фор­ма­ци­он­ные и об­ществ.-по­ли­тич. еже­не­дель­ни­ки «Newsweek Polska» (польск. изд. «Нью­су­ик»; с 2001, Вар­ша­ва; из­да­тель – «Axel Springer AG»; 158,6 тыс. экз.), «Wprost» (с 1982, Вар­ша­ва; из­да­тель – польск. ме­диа­ком­па­ния «Platforma Me­diowa Point Group»; 176,4 тыс. экз.). Из­да­ют­ся так­же жур­на­лы на иностр. язы­ках, в т. ч. на рус­ском («Но­вая Поль­ша», с 1999, Вар­ша­ва; из­да­тель – «Instytut Ksiżki»; 4 тыс. экз. в 2010).

Ра­дио­ве­ща­ние с 1925. В 2011 внутр. ве­ща­ние ве­лось гос. ком­па­ни­ей «Polskie Radio» (PR), при­над­ле­жа­щей Мин-ву гос. каз­ны, и 292 ча­ст­ны­ми ра­дио­стан­ция­ми. Об­ще­на­цио­наль­ные ра­дио­стан­ции: 4 про­грам­мы PR [все – в Вар­ша­ве; «Polskie Radio Program I» (с 1926, для ши­ро­кой ау­ди­то­рии), «Polskie Radio Program II» (с 1949, по­пу­ля­ри­за­ция вы­со­кой куль­ту­ры), «Polskie Radio Program III» (с 1962, ре­пор­та­жи, муз. пе­ре­да­чи), «Polskie Radio Program IV» (с 1976, об­ра­зо­ват. и про­све­тит. ма­те­риа­лы)], RMF FM (с 1990, Кра­ков; наи­бо­лее по­пу­ляр­ная ра­дио­стан­ция в П.), «Radio ZET» (с 1990, Вар­ша­ва), «Radio Maryja» (с 1991, То­рунь; ка­то­лич. ра­дио­стан­ция). Внеш­нее ве­ща­ние ве­дёт­ся За­ру­беж­ной служ­бой PR («Polskie Radio dla Zagranicy», с 1936) на польск., англ., нем., рус., бе­ло­рус. и укр. язы­ках.

Те­ле­ви­де­ние с 1952 (ре­гу­ляр­но – с 1953). Гос. ком­па­ния «Telewizja Pol­ska» ве­дёт внутр. ве­ща­ние по 2 об­ще­польск. ка­на­лам (TVP1 и TVP2), но­во­ст­но­му ре­гио­наль­но­му ка­на­лу TVP INFO (16 от­де­ле­ний в круп­ней­ших го­ро­дах; до 2007 на­зы­вал­ся TVP3), ря­ду те­ма­тич. ка­на­лов («TVP Kultura», «TVP Sport» и др.); внеш­нее ве­ща­ние – по ка­на­лу «TVP Polonia» (с 1993). Ча­ст­ное те­ле­ви­де­ние с 1990. Круп­ней­шие ча­ст­ные те­ле­ви­зи­он­ные опе­ра­то­ры: «Cyfrowy Pol­sat» (с 1999; 14 ка­на­лов), «ITI Group» (с 1984; 24 ка­на­ла), «Canal+Cyfrowy» (с 1998; 24 ка­на­ла). Ре­гу­ли­ро­ва­ние в сфе­ре ра­дио и те­ле­ви­де­ния с 1992 осу­ще­ст­в­ля­ет Нац. со­вет по ра­дио- и те­ле­ве­ща­нию (Krajowa Rada Radiofonii i Tele­wi­zji; вы­да­ча и от­зыв ли­цен­зий, на­зна­че­ние ди­рек­то­ров гос. ра­дио­стан­ций и др.).

Гл. ин­фор­мац. агент­ст­во – Польск. агент­ст­во пе­ча­ти (ПАП; Polish Agency Interpress). Ос­но­ва­но в 1945, штаб-квар­ти­ра – в Вар­ша­ве; с 1998 при­над­ле­жит Мин-ву гос. каз­ны. Пе­ре­да­чу польск. ин­фор­ма­ции за ру­беж осу­ще­ст­в­ля­ет Польск. ин­фор­мац. агент­ст­во (ПИА; Pol­ska Agen­cja Informacyjna). Ос­но­ва­но в 1991 на ба­зе Польск. агент­ст­ва Ин­тер­пресс (ос­но­ва­но в 1966, дей­ст­во­ва­ло с 1967), штаб-квар­ти­ра – в Вар­ша­ве. Так­же функ­циони­ру­ют собств. ин­фор­мац. агент­ст­ва при PR (Informacyjna Agencja Radiowa, с 1992) и при Польск. епи­скоп­ской кон­фе­рен­ции (Katolicka Agencja Informa­cyjna, с 1993).

Литература

Воз­ник­но­ве­ние польск. пись­мен­но­сти вос­хо­дит ко вре­ме­ни при­об­ще­ния зап. сла­вян­ст­ва к хри­сти­ан­ст­ву. В 875 на зем­лях, ох­ва­чен­ных мис­си­ей Ки­рил­ла и Ме­фо­дия, часть юж.-польск. пле­мён при­ня­ла кре­ще­ние по вост. об­ря­ду с при­су­щей ему пись­мен­но­стью на цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке. О во­зоб­ла­да­нии ла­тин­ст­ва в сре­де пра­вя­щей эли­ты, по­влёк­шем по­сте­пен­ное уга­са­ние вост.-хри­сти­ан­ской об­ряд­но­сти и цер­ков­но­сла­вян­ской пись­мен­но­сти, сви­де­тель­ст­ву­ет до­ку­мент (нач. 990-х гг.), со­глас­но ко­то­ро­му кн. Меш­ко I от­да­вал свои вла­де­ния под опе­ку па­пы Рим­ско­го.

По­ми­мо Биб­лии, ран­не­хри­сти­ан­ских ав­то­ров и еди­ных для все­го лат. За­па­да бо­го­слу­жеб­ных книг, бы­то­ва­ли про­из­ве­де­ния ан­тич­ной лит-ры (Ови­дий, Те­рен­ций, Ста­ций, Пер­сий, Сал­лю­стий и др.). Древ­ней­ший па­мят­ник польск. ср.-век. пись­мен­но­сти – соз­дан­ная на лат. язы­ке и от­ме­чен­ная взаи­мо­про­ник­но­ве­ни­ем хри­сти­ан­ских, свет­ских и фольк­лор­ных мо­ти­вов «Хро­ни­ка» Гал­ла Ано­ни­ма (ок. 1112–17). «Хро­ни­ка» вы­дер­жа­на в жан­ре жес­ты, на­пи­са­на рит­ми­зи­ро­ван­ной, риф­мо­ван­ной про­зой с по­этич. встав­ка­ми (па­не­ги­рик, трен, песнь дру­жин­ни­ков), сви­де­тель­ст­вую­щи­ми о на­ли­чии в ла­ти­ноя­зыч­ной польск. пись­мен­но­сти жан­ров ли­ри­ки. Вме­сте с «Поль­ской хро­ни­кой» (ру­беж 12–13 вв.) кра­ков­ско­го еп. В. Кад­лу­бе­ка она за­ло­жи­ла фун­да­мент ла­ти­ноя­зыч­но­го твор­че­ст­ва по­ля­ков в об­лас­ти ис­то­рио­гра­фии, па­мят­ни­ком ко­то­рой яв­ля­ет­ся, в ча­ст­но­сти, «Ве­ли­кая хро­ни­ка» (1283–96, по др. вер­сии, 1377–84). Вер­ши­ной польск. ср.-век. ис­то­рио­гра­фии счи­та­ет­ся мо­ну­мен­таль­ная, ох­ва­ты­ваю­щая 6 сто­ле­тий «Ис­то­рия Поль­ши» Я. Длу­го­ша (созд. в 1455–1480). На 12–14 вв. при­хо­дит­ся так­же рас­цвет ла­ти­ноя­зыч­ной ре­лиг. ли­ри­ки и агио­гра­фии.

Пер­вая фра­за, на­пи­сан­ная по-поль­ски, бы­ла об­на­ру­же­на в «Хен­ры­ков­ской кни­ге» (2-я пол. 13–14 вв.), опи­сы­ваю­щей нра­вы и быт цис­те­рци­ан­ско­го мо­на­сты­ря в Си­ле­зии. Ран­ние па­мят­ни­ки поль­ско­языч­ной пись­мен­но­сти но­сят ре­лиг. ха­рак­тер: сб-ки «Про­по­ве­ди свен­ток­шин­ские» (кон. 13 – 1-я пол. 14 вв.) и «Гнез­нен­ские про­по­ве­ди» (кон. 14 – нач. 15 вв.), язык ко­то­рых бли­зок к разг. ре­чи; Фло­ри­ан­ская Псал­тирь и Пу­лав­ская Псал­тирь (обе 14–15 вв.). Наи­бо­лее со­вер­шен­ным в ху­дож. от­но­ше­нии яв­ля­ет­ся тро­парь «Бо­го­ро­ди­ца» (10–14 вв.). В сер. 15 в. уви­дел свет пер­вый польск. пе­ре­вод Биб­лии – «Биб­лия ко­ро­ле­вы Зо­фьи» (др. назв. – «Ша­рош­па­тац­кая Биб­лия»). К это­му же вре­ме­ни от­но­сит­ся по­яв­ле­ние апок­ри­фов и агио­гра­фич. пе­сен­ной ли­ри­ки.

Ла­тин­ская фи­ло­ло­гич. куль­ту­ра спо­соб­ст­во­ва­ла фор­ми­ро­ва­нию польск. лит. язы­ка на ос­но­ве ме­ст­ных на­ре­чий в со­от­вет­ст­вии с лат. сти­ли­стич. ка­но­на­ми. Пер­вый трак­тат по польск. ор­фо­гра­фии со сти­хотв. из­ло­же­ни­ем польск. аз­бу­ки на­пи­сан Я. Пар­ко­шо­ви­цем (ок. 1440) на ла­ты­ни. Лат. Сред­не­ве­ко­вье, вве­дя по­ля­ков в круг хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции, за­ло­жи­ло фун­да­мент син­те­за польск. ло­каль­но­сти и ев­роп. уни­вер­саль­но­сти как пред­по­сыл­ки об­ще­куль­тур­но­го раз­ви­тия; воз­ник­ла не толь­ко об­нов­лён­ная поль­скость как ос­но­ва всей даль­ней­шей ис­то­рии на­ро­да и его са­мо­по­ни­ма­ния, но и на­ча­ло его вхо­ж­де­ния в ев­ро­пе­изм.

Про­яв­ле­ни­ем се­ку­ля­ри­за­ции гор. куль­ту­ры в 1-й пол. 15 в. ста­ли фри­воль­ные, па­ро­ди­рую­щие цер­ков­ные пес­но­пе­ния, сту­денч. пес­ни. Ди­дак­тич. стих. «О по­ве­де­нии за сто­лом» Сло­ты (Зло­ты) (ок. 1400) – сви­де­тель­ст­во про­ник­но­ве­ния в польск. куль­ту­ру ры­цар­ско­го эти­ке­та и по­эзии тру­ба­ду­ров и мин­не­зин­ге­ров. Со шлях­той, сту­ден­че­ст­вом и гор. пат­ри­циа­том свя­за­но раз­ви­тие лю­бов­ной ли­ри­ки (как эро­ти­че­ской, так и об­сцен­ной), шу­точ­но­го и па­ро­дий­но­го сти­хо­твор­ст­ва, лю­бов­ных пи­сем в сти­хах и в про­зе. В этой сре­де по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние в лат. сти­хах по­пу­ляр­ные на За­па­де рома­ны «Рим­ские дея­ния», «Алек­сан­д­рия», «Тро­ян­ские ис­то­рии» и др., ко­торые об­ре­тут поль­скоя­зыч­ный об­лик в 16 в. Об­ра­ще­ни­ем к со­ци­аль­ной про­бле­ма­ти­ке от­ме­че­ны соз­дан­ные во 2-й пол. 15 в. «Песнь об убие­нии Анд­жея Тэн­чинь­ско­го» и «Стих о кре­сть­ян­ской хит­ро­сти».

По­яв­ле­ние в П. кни­го­пе­ча­та­ния (пер­вая пе­ре­движ­ная ти­по­гра­фия из­вест­на с 1473) спо­соб­ст­во­ва­ло рас­про­стра­не­нию пе­ре­вод­ной свет­ской лит-ры. В 1513 вы­шла пер­вая польск. пе­чат­ная кни­га – сб. на­став­ле­ний «Рай ду­ши» Бер­на­та из Люб­ли­на, с име­нем ко­то­ро­го свя­за­но по­яв­ле­ние по­пу­ляр­ной лит-ры на польск. язы­ке.

С сер. 15 в. в П. про­ни­ка­ют ре­нес­санс­ные вея­ния; в лит-ре на­чи­на­ют ут­вер­ждать­ся зап. об­раз­цы сти­ля (ци­це­ро­низм, пет­рар­кизм), ос­ваи­ва­ет­ся но­вая стро­фи­ка (тер­ци­на, сек­сти­на, ок­та­ва) и др. вер­си­фи­ка­ци­он­ные нов­ше­ст­ва (бе­лый стих); по­яв­ля­ют­ся но­вые жан­ры (ме­муа­ры, но­вел­лы, фа­це­ции, эпи­грам­ма, фраш­ка, се­ре­на­да, мад­ри­гал, со­нет, бал­ла­да и др.).

За­чи­на­те­лем польскоязычной лит-ры счи­та­ет­ся тво­рив­ший ис­клю­чи­тель­но на род­ном язы­ке М. Рей, ко­то­рый обо­га­тил польск. сло­вес­ность жан­ра­ми сти­хотв. диа­ло­га, ал­ле­го­рич. по­эмы, ди­дак­тич. «зер­ца­ла», дра­мы и др.; его сти­хотв. фа­це­ции и фиг­ли­ки (анек­до­ты) ста­ли эта­ло­ном са­ти­ры. Вер­ши­на поль­скоя­зыч­ной ре­нес­санс­ной лит-ры – ли­ри­ка Я. Ко­ха­нов­ско­го и про­за Л. Гур­ниц­ко­го (кн. «Поль­ский при­двор­ный», 1566, воль­ная пе­ре­дел­ка трак­та­та «При­двор­ный» Б. Кас­тиль­о­не, и др.).

Важ­ней­шим фак­то­ром в ста­нов­ле­нии нац. лит-ры П. яви­лась Ре­фор­ма­ция. Груп­пой каль­ви­ни­ст­ских тео­ло­гов и по­этов был осу­ще­ст­в­лён пер­вый пол­ный пе­ре­вод Биб­лии на польск. яз. (изд. в 1563). Ка­но­нич. пе­ре­во­дом Свя­щен­но­го Пи­са­ния ос­та­ёт­ся труд ксёнд­за Я. Вуе­ка (1599), католич. ав­то­ра по­ле­мич. и про­по­вед­нич. тво­ре­ний.

Поль­ский ста­но­вит­ся так­же язы­ком мас­со­вой ли­те­ра­ту­ры. Это от­но­сит­ся, в ча­ст­но­сти, к пе­ре­вод­ным ср.-век. ро­ма­нам и ре­нес­санс­ной но­вел­ли­сти­ке. По­яв­ля­ет­ся соз­да­вае­мая пле­бей­ски­ми гор. ни­за­ми «со­виз­жаль­ская ли­те­ра­ту­ра», свя­зан­ная с про­сто­на­род­ной сме­хо­вой куль­ту­рой.

Кон. 16 в. про­хо­дит под зна­ком мань­е­риз­ма (ли­ри­ка М. Семп-Ша­жинь­ско­го) и «ме­та­фи­зи­че­ской по­эзии» (С. Гра­бо­вец­кий, С. Гро­хов­ский, К. Мяс­ков­ский, позд­нее К. Твар­дов­ский), пред­вос­хи­тив­ших лит-ру польск. ба­рок­ко (1620-е гг. – сер. 18 в.). Ран­не­ба­роч­ные вея­ния за­тро­ну­ли и круп­ней­ших по­этов Позд­не­го Воз­ро­ж­де­ния С. Ф. Кло­но­ви­ца (Клё­но­вич) и Ш. Шимоновича (соз­дав­ше­го ка­нон се­лян­ки – польск. ва­ри­ант жан­ра идил­лии).

Лит-ра зре­ло­го ба­рок­ко (1620–90-е гг.) от­ра­зи­ла ита­ло-исп. влия­ние. Ос­но­во­по­лож­ни­ком польск. кон­сеп­тиз­ма и куль­те­ра­низ­ма (гон­го­риз­ма) стал Д. На­бо­ров­ский, ав­тор па­не­ги­ри­ков, фра­шек, эпи­грамм, сти­хо­во­ре­ний «на слу­чай», лю­бов­но-эро­ти­че­ской, бы­то­вой, по­ли­тич. и ре­лиг. ли­ри­ки. Наи­бо­лее зна­чит. пред­ста­ви­тель ма­ри­низ­ма – Я. А. Мор­штын, с име­нем ко­то­ро­го так­же свя­за­но об­ра­ще­ние по­ля­ков к франц. клас­си­циз­му. Од­ним из на­прав­ле­ний лит-ры зре­ло­го ба­рок­ко бы­ла по­эзия «мир­ских на­сла­ж­де­ний» – по на­зва­нию по­этич. цик­ла И. Мор­шты­на (изд. в 1606). Об­раз­цы ба­роч­ной ли­ри­ки в жан­ре се­лян­ки соз­дал Ш. Зи­мо­ро­виц (сб. пе­сен «Рок­со­лян­ки», 1629).

Са­мое из­вест­ное про­из­ве­де­ние дра­ма­тур­гии это­го пе­рио­да – ко­ме­дия «Из му­жи­ка ко­роль» П. Ба­ры­ки (1637). Эта­ло­ном эпи­ки 17 в. ста­ли па­ра­фра­зы по­эм «Не­ис­то­вый Ор­лан­до» Л. Арио­сто (польск. пер. изд. в 1799) и «Ос­во­бо­ж­дён­ный Ие­ру­са­лим» Т. Тас­со (польск. пер. изд. в 1618) П. Ко­ха­нов­ско­го, а так­же при­над­ле­жа­щий пе­ру не­изв. польск. ав­то­ра ва­ри­ант по­эмы «Адо­нис» Дж. Ма­ри­но (ок. 1625–47). Влия­ние этих про­из­ве­де­ний про­смат­ри­ва­ет­ся в по­эмах «Оса­да Яс­ной Го­ры Чен­сто­хов­ской» (3-я четв. 17 в.) не­изв. ав­то­ра – од­ном из ран­них опы­тов соз­да­ния нац. эпо­са, «Хо­тим­ская вой­на» В. По­тоц­ко­го (1670). Об­ра­ще­ни­ем к нац. ис­то­рии и Биб­лии от­ме­че­на эпи­ка В. Ко­хов­ско­го. Для ро­ма­на это­го пе­рио­да ха­рак­тер­на по­ло­ни­за­ция фабу­лы, со­че­та­ние са­мо­быт­ных и за­им­ст­во­ван­ных мо­ти­вов, но­вел­ли­стич. сю­же­ти­ка. Та­ко­вы «Утеш­ная ис­то­рия о бла­го­род­ной ко­ро­лев­не Ба­ня­лу­ке из вос­точ­ной стра­ны» Я. А. Мор­шты­на (1650) – пер­вый польск. ба­роч­ный ро­ман в сти­хах, за ко­то­рым по­сле­до­ва­ли сти­хо­твор­ные «Пре­крас­ная Па­ск­ва­ли­на» С. Твар­дов­ско­го (1655), «Ис­то­рия об Ар­ге­ни­де, си­ци­лий­ской ко­ро­лев­не» В. По­тоц­ко­го (1697), «По­зла­щён­ная друж­бой из­ме­на» А. Кор­чинь­ско­го (кон. 17 в.; изд. в 1949). Шедев­ры ба­роч­ной про­зы – сб-ки «Обы­ден­ных ре­чей при­сло­вья – бы­то­вые, по­ли­ти­че­ские, во­ин­ские» (1658) и «Пре­д­ос­те­ре­же­ния по­ли­ти­ко-мо­раль­ные» (1664) А. М. Фред­ро.

Рас­про­стра­не­ние все­со­слов­но­го об­ра­зо­ва­ния обу­сло­ви­ло па­рал­лель­ное раз­ви­тие ба­рок­ко вы­со­ко­го и ни­зо­во­го («со­виз­жаль­ско­го»), а так­же шля­хет­ской куль­ту­ры, по­ро­див­шей об­шир­ную лит-ру «сар­мат­ско­го ба­рок­ко». Сар­ма­тизм, в ко­то­ром нац. чер­ты ко­ло­рит­но со­че­та­лись с ре­ин­тер­пре­ти­руе­мой лат. куль­ту­рой, по­черп­ну­той в ры­цар­ских и пре­ци­оз­ных ро­ма­нах, школь­ных ри­то­ри­ках и по­эти­ках, на­шёл от­ра­же­ние в во­шед­шем в мо­ду мас­со­вом со­чи­ни­тель­ст­ве сти­хов, пи­сем, ме­муа­ров, ве­де­нии днев­ни­ков, где жи­вая разг. речь пе­ре­ме­жа­лась «ма­ка­ро­низ­ма­ми» – лат. сло­ва­ми и обо­ро­та­ми, при­зван­ны­ми про­ил­лю­ст­ри­ро­вать эру­ди­цию и свет­ский лоск. Лит.-эс­те­тич. мысль вы­со­ко­го ба­рок­ко об­ре­ла са­мо­быт­ную раз­ра­бот­ку в твор­че­ст­ве М. К. Сар­бев­ско­го – ав­то­ра ла­ти­ноя­зыч­ных трак­та­тов и ли­ри­ки, сни­скав­ше­го в Ев­ро­пе сла­ву «хри­сти­ан­ско­го Го­ра­ция».

В 1730-е гг. в лит-ре на­чи­на­ют про­яв­лять­ся, а с 1760-х гг. ста­ли пре­об­ла­дать про­све­ти­тель­ские тен­ден­ции. С 1740-х гг. по­лу­ча­ет рас­про­стра­не­ние свет­ская и на­уч. пе­рио­ди­ка; в 1747 в Вар­ша­ве от­кры­ва­ет­ся пер­вая пуб­лич­ная биб­лио­те­ка. Круп­ней­шим цен­тром лит. жиз­ни 1760–1770-х гг. ста­но­вит­ся лит. са­лон ко­ро­ля Ста­ни­сла­ва Ав­гу­ста. В 1765 открывается общедоступный нац. театр; вы­хо­дит ж. «Мо­ни­тор» («Monitor»), со­здан­ный по об­раз­цу англ. «Зри­те­ля» («Specta­tor»), за­тем лит. ж. «Раз­вле­че­ния при­ят­ные и по­лез­ные» («Zabawy Przyjemne i Pożyteczne»; 1770–77).

Осо­бен­но­стью польск. Про­све­ще­ния, раз­ви­вав­ше­го­ся в по­ле­ми­ке с «сар­мат­ским ба­рок­ко», яв­ля­ет­ся ори­ен­та­ция на франц. клас­си­цизм. Ав­тор пер­вой клас­си­ци­стич. тра­ге­дии – С. Ко­нар­ский («Тра­ге­дия Эпа­ми­нон­да», 1756). В рус­ле клас­си­циз­ма – ко­ме­дии круп­ней­ше­го пред­ста­ви­те­ля школь­но­го те­ат­ра Ф. Бо­го­моль­ца, вы­смеи­ваю­щие сте­рео­ти­пы сар­мат­ской куль­ту­ры; тра­ге­дии на сю­же­ты из нац. ис­то­рии и ко­ме­дии В. П. Же­ву­ско­го. Вид­ные пред­ста­ви­те­ли Про­све­ще­ния – по­эт и ис­то­рик А. На­ру­шевич, круп­ней­ший по­эт польск. клас­си­циз­ма и ав­тор пер­вых польск. про­све­тит. ро­ма­нов И. Кра­сиц­кий, по­эты С. Трем­бец­кий и Т. К. Вен­гер­ский.

С 1750-х гг. на­чи­на­ют про­яв­лять­ся тен­ден­ции ро­ко­ко, ко­то­рые с сер. 1770-х гг. фор­ми­ру­ют­ся в осо­бое на­прав­ле­ние (по­эзия Ю. Ши­ма­нов­ско­го, Ю. Коб­лянь­ско­го, Ф. Д. Князь­ни­на, В. Ми­ера, дра­ма­тур­гия Ф. За­блоц­ко­го). На 1780-е гг. при­хо­дит­ся рас­цвет сен­ти­мен­та­лиз­ма; его круп­ней­шие пред­ста­ви­те­ли – Ф. Карпинь­ский­ и Ф. Д. Князь­нин. Воз­дей­ст­вие сен­ти­мен­та­лиз­ма и ро­ко­ко ис­пы­ты­ва­ют на се­бе ко­ме­дия, во­де­виль, ме­щан­ская дра­ма, ко­мич. опе­ра (пье­сы В. Бо­гу­слав­ско­го, при жиз­ни на­зван­но­го «от­цом поль­ско­го те­ат­ра»). Но­вое по­ко­ле­ние дра­ма­тур­гов (Я. Дроз­дов­ский, Ф. Ора­чев­ский, Г. Бро­ни­шев­ский и др.) стре­мит­ся к вос­соз­да­нию под­лин­ных жи­тей­ских си­туа­ций и пси­хо­ло­гич. прав­до­по­до­бию.

Обо­ст­ре­ние по­ли­тич. си­туа­ции по­сле пер­во­го раз­де­ла Ре­чи По­спо­ли­той (1772) на­шло от­ра­же­ние в по­ли­ти­за­ции лит-ры: ко­ме­дия «Воз­вра­ще­ние де­пу­та­та» Ю. У. Нем­це­ви­ча (1791) о рас­ко­ле в об­ще­ст­ве в пе­ри­од Боль­шо­го сей­ма; ис­то­рич. тра­ге­дии Ю. Вы­биц­ко­го и др. Ли­к­ви­да­ция польск. го­су­дар­ст­вен­но­сти (1795) скорб­но ото­зва­лась в ли­ри­ко-пат­рио­тич. по­эзии Ф. Кар­пинь­ско­го, А. Е. Чар­то­рый­ско­го и др. В твор­че­ст­ве пред­ста­ви­те­лей раз­ных лит. на­прав­ле­ний на­блю­да­ют­ся уси­ле­ние ре­лиг. на­строе­ний, влия­ние идеа­ли­стич. фи­ло­со­фии, об­ра­ще­ние к пат­рио­тич. те­ма­ти­ке. Зна­чит. вклад в рас­про­стра­не­ние вы­со­кой лит. куль­ту­ры, гра­ж­дан­ст­вен­но-пат­рио­тич. пред­став­ле­ний, идеи осо­бой ро­ли род­но­го язы­ка вне­сло твор­че­ст­во пи­са­те­лей т. н. «Вар­шав­ско­го Пар­на­са» (К. Козь­мян, А. Фе­линь­ский, Л. Осинь­ский и др.), сви­де­тель­ст­во­вав­шее вме­сте с тем об ис­то­рич. ис­чер­пан­но­сти клас­си­циз­ма. Про­све­ти­тель­ский оп­ти­мизм и ра­цио­на­ли­стич. ми­ро­вос­прия­тие со­хра­ня­ют­ся в лит-ре польск. эмиг­ра­ции, на­хо­дя вы­ра­же­ние в «ли­те­ра­ту­ре ле­гио­нов»; «Пес­ня поль­ских ле­гио­нов в Ита­лии» Ю. Вы­биц­ко­го (1797) ста­ла нац. гим­ном Поль­ши.

В пер­вые 10-ле­тия 19 в. ин­тен­сив­но раз­ви­ва­лась ху­дож. про­за. Ши­ро­кую по­пу­ляр­ность сни­ска­ла со­че­тав­шая чер­ты фи­лос. по­вес­ти и го­ти­че­ско­го ро­ма­на «Ру­ко­пись, най­ден­ная в Са­ра­го­се» Я. По­тоц­ко­го (1804–05), где на­шли ори­ги­наль­ное пре­лом­ле­ние мо­ти­вы ро­ко­ко.

Су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния в лит-ре про­ис­хо­дят по­сле соз­да­ния Цар­ст­ва Поль­ско­го (1815). Ши­ро­кий об­ществ. ре­зо­нанс вы­звал цикл «Ис­то­ри­че­ские пес­ни» Ю. У. Нем­це­ви­ча (1816), от­прав­ной точ­кой для соз­да­ния ко­то­рых по­слу­жил укр. фольк­лор­ный жанр ду­мы.

Ут­вер­жде­ние ро­ман­тиз­ма, пред­вес­ти­ем ко­то­ро­го ста­ла по­эзия Я. П. Во­ро­ни­ча и К. Брод­зинь­ско­го, оз­на­ме­но­ва­но гром­ким ус­пе­хом де­бют­но­го то­ма «По­эзии» А. Миц­ке­ви­ча (1822), зна­чит. часть ко­то­ро­го со­став­ля­ли бал­ла­ды, во­пре­ки ка­но­нам клас­си­циз­ма со­че­тав­шие эле­мен­ты эпо­са и ли­ри­ки. Вслед за Миц­ке­ви­чем к жан­ру бал­ла­ды об­ра­ти­лись Ю. Сло­вац­кий, Р. Змор­ский, С. Вит­виц­кий, Я. Че­чот и др. Фор­ми­ру­ет­ся жанр ро­ман­тич. по­эмы: «Гра­жи­на. Ли­тов­ская по­эма» (1823) и «Кон­рад Вал­лен­род. Ис­то­ри­че­ская по­эма из ли­тов­ско­го и прус­ско­го про­шло­го» (1828) Миц­ке­ви­ча, «Ма­рия. Ук­ра­ин­ская по­эма» (1825) А. Маль­чев­ско­го, «Ка­нев­ский за­мок» (1828) С. Го­щинь­ско­го. Раз­ви­ва­ет­ся жанр ро­ман­тич. дра­мы: «Дзя­ды» (ч. 2 и ч. 4 – 1823; ч. 3 – 1832) Миц­ке­ви­ча, «Кор­ди­ан» Сло­вац­ко­го (1834), «Не­бо­же­ст­вен­ная ко­ме­дия» (1835) и «Ири­ди­он» (1836) З. Кра­синь­ско­го. Об­ще­ст­вен­но зна­чи­мую роль на­чи­на­ет иг­рать лит. кри­ти­ка (М. Мох­нац­кий и др.).

Поль­ское вос­ста­ние 1830–31 вы­зва­ло вол­ну пат­рио­тич. ли­ри­ки. Ге­ро­ич. па­фос на­шёл во­пло­ще­ние в воз­вы­шен­ной ри­то­ри­ке од, гим­нов, пе­сен-при­зы­вов (Ю. Сло­вац­кий и др.). Об­рёл по­пу­ляр­ность ос­но­ван­ный на фольк­лор­ных мо­ти­вах жанр за­дор­ной во­ин­ской пе­сен­ки (С. Го­щинь­ский, В. Поль, С. Гар­чинь­ский, М. Гос­лав­ский и др.).

По­сле по­дав­ле­ния вос­ста­ния мн. пи­са­те­ли ока­за­лись в эмиг­ра­ции; твор­че­ст­во в польск. зем­лях, во­шед­ших в со­став Рос. им­пе­рии, бы­ло ог­ра­ни­че­но жё­ст­кой цен­зу­рой. Ве­ду­щим жан­ром здесь стал ро­ман: «Вос­по­ми­на­ния Се­ве­ри­на Со­п­ли­цы» Х. Же­ву­ско­го (1839), введ­ше­го в лит-ру фольк­лор­ный жанр га­вэн­ды (ана­лог рус. ска­за); твор­че­ст­во И. Ходзь­ко, М. Чай­ков­ско­го, З. Кач­ков­ско­го и др. Круп­ней­ший ро­ма­нист это­го пе­рио­да – Ю. И. Кра­шев­ский, «кре­сть­ян­ские» ро­ма­ны ко­то­ро­го по­ло­жи­ли на­ча­ло про­зе о де­рев­не. Раз­ви­ва­ют­ся жан­ры со­ци­аль­но­го (Я. За­ха­риа­се­вич, Э. Хо­ец­кий, Я. Чинь­ский, В. Ло­зинь­ский) и бы­то­во­го (Ю. Ко­же­нёв­ский, В. Воль­ский, Ю. Дзеж­ков­ский) ро­ма­на; эле­мен­та­ми фан­та­сти­ки от­ме­че­на но­вел­ли­сти­ка Ю. Б. Дзе­конь­ско­го. Дра­ма­тур­гия пред­став­ле­на ко­ме­дия­ми («Кар­пат­ские гор­цы», 1843; «Мас­тер и под­мас­те­рье», 1845) Ю. Ко­же­нёв­ско­го (пи­сав­ше­го так­же ис­то­рич. тра­ге­дии) и позд­не­го клас­си­ци­ста А. Фред­ро, пер­со­на­жи ко­то­ро­го впер­вые за­го­во­ри­ли жи­вым совр. язы­ком; фольк­лор­ные мо­ти­вы ис­поль­зо­ва­ны в ко­ме­ди­ях и ко­мич. опе­рах из кре­сть­ян­ской жиз­ни В. Л. Ан­чи­ца. К изо­бра­же­нию кре­сть­ян­ской жиз­ни об­ра­ще­на по­эзия В. Сы­ро­ком­ли. Круп­ней­ший по­эт 1840–70-х гг. – Ц. К. Нор­вид, про­дол­жа­тель ро­ман­тич. тра­ди­ции и од­но­вре­мен­но но­ва­тор и кри­тик ро­ман­тич. эпи­гон­ст­ва.

Но­вая эпо­ха в ис­то­рии нац. са­мо­соз­на­ния свя­за­на с раз­гро­мом Поль­ско­го вос­ста­ния 1863–64, по­влёк­шим за со­бой ра­з­оча­ро­ва­ние в ро­ман­тич. ми­ро­ви­де­нии. От­ход от пред­став­ле­ний и идеа­лов шля­хет­ской куль­ту­ры оз­на­чал вы­дви­же­ние на пер­вый план пред­ста­ви­те­лей третье­го со­сло­вия. Но­вое по­ко­ле­ние ин­тел­ли­ген­ции вы­сту­па­ет с праг­ма­тич­ными иде­ями «орг­а­нич­но­го тру­да» (соз­да­ние об­щест­вен­но­го и ма­те­ри­аль­но­го бла­го­со­стоя­ния на­ции) и «ра­бо­ты у ос­нов» (при­об­ще­ние кре­стьян­ст­ва к совр. куль­ту­ре).

Пе­ри­од 1860-х – сер. 1890-х гг. во­шёл в польск. ис­то­рию как «эпо­ха по­зи­ти­виз­ма», про­явив­шая­ся в лит-ре ут­вер­ж­де­ни­ем реа­лиз­ма. Ху­дож. про­за (ро­ма­ны и но­вел­ли­сти­ка) мо­ло­дых ав­то­ров, де­бю­ти­ро­вав­ших в 1860–70-е гг., от­ме­че­на тен­ден­ци­оз­но­стью, в даль­ней­шем ус­ту­паю­щей ме­сто кри­тич. изо­бра­же­нию дей­ст­ви­тель­но­сти. Ве­ду­щую роль в реа­ли­стич. лит-ре иг­ра­ет про­за, и пре­ж­де все­го жан­ры бы­то­во­го, со­ци­аль­но­го и ис­то­рич. ро­ма­на. Вид­ные про­заи­ки это­го пе­рио­да – Б. Прус, А. Ды­га­синь­ский, Э. Ожеш­ко, Г. Сен­ке­вич. В по­э­зии со­ци­аль­но-кри­тич. па­фос со­че­та­ет­ся с фольк­лор­ны­ми и пат­рио­тич. мо­ти­ва­ми (М. Ко­ноп­ниц­кая, А. Ас­нык). В дра­ма­тур­гии наи­боль­шую из­вест­ность по­лу­чи­ли А. Свен­то­хов­ский и Ю. На­жим­ский.

В Га­ли­ции, на­ря­ду с ро­ма­ном, раз­ви­ва­ют­ся са­ти­рич. ко­ме­дия и по­эзия. Круп­ней­шим ко­ме­дио­гра­фом и ро­ма­ни­стом был М. Ба­луц­кий, вы­смеи­вав­ший нра­вы ме­щан­ст­ва и чи­нов­ни­че­ст­ва, жен­скую эман­си­па­цию. Быт и нра­вы про­вин­ци­аль­ной шлях­ты изо­бра­же­ны в ко­ме­ди­ях Ю. Бли­зинь­ско­го. С со­ци­аль­ны­ми и бы­то­вы­ми ро­ма­на­ми вы­сту­пил Я. За­ха­риа­се­вич. Ши­ро­кой из­вест­но­стью поль­зо­ва­лись пуб­ли­ци­сти­ка и са­ти­рич. по­вес­ти Я. Ля­ма, а так­же са­ти­рич. сти­хи и пе­сен­ки М. Бер­нац­ко­го, вы­сту­пав­ше­го под псевд. Ро­доць.

Пе­ри­од 1890-е гг. – 1918, по­лу­чив­ший назв. «Мо­ло­дая Поль­ша», ха­рак­те­ри­зо­вал­ся со­су­ще­ст­во­ва­ни­ем и взаи­мо­дей­ст­ви­ем разл. лит. на­прав­ле­ний. На­ту­ра­лизм про­явил­ся в твор­че­ст­ве Г. За­поль­ской, А. Сы­ге­тынь­ско­го («На ска­лах Каль­ва­дос», 1884; «Вы­би­тый из сед­ла», 1891), И. Дом­бров­ско­го («Смерть», 1892; «Фель­ка», 1894), А. Ды­га­синь­ско­го («Соб­ст­вен­ни­ки», 1888; «Пан Енд­жей Пи­щаль­ский», 1890; «Сло­мя го­лову», 1893) и про­шед­ше­го си­бир­скую ссыл­ку В. Се­ро­шев­ско­го («На гра­ни­це ле­сов», 1894; «По­бег», 1904). Им­прес­сио­низм наи­бо­лее пол­ное во­пло­ще­ние по­лу­чил в ро­ма­нах В. Бе­рен­та («Гниль», 1903; «Ози­ми­на», 1911; «Жи­вые кам­ни», 1918), Т. Ми­чинь­ско­го («Не­то­та», 1910; «Ксёндз Фа­уст», 1913) и др. Чер­та­ми экс­прес­сио­низ­ма от­ме­че­на гро­теск­но-са­ти­рич. про­за А. Но­ва­чинь­ско­го и Р. Явор­ско­го. От­тес­нён­ный на вто­рой план реа­лизм про­дол­жал ока­зы­вать своё воз­дей­ст­вие, в осо­бен­но­сти на на­ту­ра­лизм и им­прес­сио­низм: ро­ма­ны В. С. Рей­мон­та, С. Пши­бы­шев­ско­го, Л. С. Бжо­зов­ско­го и др.

Вид­ное ме­сто в лит-ре ру­бе­жа 19–20 вв. за­ни­ма­ет нео­ро­ман­тизм, пред­став­лен­ный по­эзи­ей А. Лан­ге, Э. По­рем­бо­ви­ча и З. Пшес­мыц­ко­го (Ми­риа­ма), близ­ких франц. сим­во­ли­стам и шко­ле «Пар­нас». С сим­во­лиз­мом свя­за­на по­эзия мас­те­ра вер­либ­ра В. Ро­лич-Ли­де­ра, ли­ри­ка К. Тет­май­е­ра, вы­ра­зив­ше­го ми­ро­ощу­ще­ние де­ка­ден­та, уг­не­тён­но­го бес­смыс­лен­но­стью су­ще­ст­во­ва­ния, и Я. Кас­про­ви­ча (сб. «Куст ди­кой ро­зы», 1898, и др.).

В дра­ма­тур­гии ру­бе­жа ве­ков пре­об­ла­да­ют на­ту­ра­лизм и ши­ро­ко по­ни­мае­мый сим­во­лизм: ко­ме­дии Г. За­поль­ской («Мо­раль па­ни Дуль­ской», 1906; «Их чет­ве­ро», 1907, и др.), В. Пе­жинь­ско­го («Лег­ко­мыс­лен­ная се­ст­ра», 1904; «Ашант­ка», 1906; «Сча­стье Фра­ня», 1909). Воз­дей­ст­вие на­ту­ра­лиз­ма ис­пы­та­ла дра­ма­тур­гия Я. А. Ки­се­лев­ско­го («В се­тях», «Ка­ри­ка­ту­ры», обе 1899), Т. Ритт­не­ра («В ма­лень­ком до­ме», 1904; «Глу­пый Яков», 1910), С. Вы­спянь­ско­го («Су­дьи», 1907) и С. Пши­бы­шев­ско­го, луч­шие дра­мы ко­то­ро­го на­пи­са­ны в рус­ле сим­во­лиз­ма («Гос­ти», 1901; «Снег», 1903). Осо­бой раз­но­вид­но­стью сим­во­лиз­ма бы­ла ска­зоч­но-фан­та­стич. дра­ма («Ле­ген­да» Вы­спянь­ско­го, 1897; «За­кол­до­ван­ный круг» Л. Ры­де­ля, 1900; «Со­кро­ви­ще» Л. Стаф­фа, 1904). Пред­вес­ти­ем аван­гар­диз­ма ста­ли дра­мы Т. Ми­чинь­ско­го («Князь По­тём­кин», 1906; «Им­пе­рат­ри­ца Тео­фа­на», 1909) и К. Х. Ро­с­тво­ров­ско­го («Иу­да из Ка­рио­та», 1913).

Об­ра­ще­ние к ха­рак­тер­ной для ро­ман­тиз­ма идее твор­че­ско­го оп­ти­миз­ма, нео­ро­ман­тич. пре­зре­ние к ме­щан­ст­ву, ниц­ше­ан­ская идея силь­ной лич­но­сти при­су­щи по­эзии Л. Стаф­фа, зна­ме­но­вав­шей от­ход от мо­дер­низ­ма «Мо­ло­дой Поль­ши». За пре­де­лы сим­во­лиз­ма вы­хо­дит и ли­ри­ка Б. Лесь­мя­на, раз­ви­вав­шая­ся в рус­ле фи­лос. раз­мыш­ле­ний о при­ро­де и че­ло­ве­ке и став­шая свя­зую­щим зве­ном ме­ж­ду по­эзи­ей «Мо­ло­дой Поль­ши» и опы­та­ми меж­во­ен­но­го два­дца­ти­ле­тия.

По­сле об­ре­те­ния П. не­за­ви­си­мо­сти (1918) по­треб­ность в об­нов­ле­нии ху­дож. язы­ка, пре­им. чув­ст­вен­ное вос­при­ятие пол­но­ты жиз­ни, кон­крет­ность и не­по­сред­ст­вен­ность на­блю­де­ний и пе­ре­жи­ва­ний на­хо­дят вы­ра­же­ние в «по­эзии по­все­днев­но­сти» уча­ст­ни­ков груп­пы «Ска­мандр» (Ю. Ту­вим, А. Сло­ним­ский, Я. Ле­хонь, К. Ве­жинь­ский и др.), с ко­то­рой свя­за­но вве­де­ние в по­эзию гор. те­ма­ти­ки и разг. лек­си­ки. Под ло­зун­гом во­ин­ст­вую­ще­го ан­ти­эс­те­тиз­ма вы­сту­па­ли про­ти­во­сто­яв­шие им и ори­ен­ти­ро­ван­ные на фу­ту­ризм по­эты Б. Ясен­ский, Т. Чи­жев­ский, С. Мло­до­же­нец, А. Стерн, А. Ват. Фу­ту­ри­стам на­сле­до­ва­ла груп­па «Кра­ков­ский аван­гард», вы­сту­пав­шая за «кон­ст­рук­тив­ность» сти­ха (Ю. Пши­бось, Т. Пай­пер). Ре­во­люц. те­ма­ти­ку в рус­ле ро­ман­тич. сти­ли­сти­ки раз­ра­ба­ты­ва­ли по­эты В. Бро­нев­ский, Э. Ши­мань­ский, Л. Пас­тер­нак. Гражд. мо­ти­вы пре­об­ла­да­ли в ли­ри­ке мо­ло­дых по­этов из груп­пы «Квад­ри­га» (С. Р. Доб­ро­воль­ский, Л. Шен­вальд, К. И. Гал­чинь­ский). Для по­эзии 1930-х гг. ха­рак­тер­но пе­ре­клю­че­ние с фор­маль­ных по­ис­ков на со­ци­аль­но-по­ли­тич. про­бле­ма­ти­ку; пред­чув­ст­ви­ем гря­ду­щей ка­та­ст­ро­фы от­ме­че­на по­эзия «Вто­ро­го аван­гар­да» (М. Яс­т­рун, Ю. Че­хо­вич и др.).

Про­за меж­во­ен­но­го 20-ле­тия об­ра­ще­на к внутр. ми­ру че­ло­ве­ка. Про­дол­жа­ет раз­ви­вать­ся жанр со­ци­аль­но-по­ли­тич. ро­ма­на: «Ро­ман Те­ре­зы Ген­нерт» (1923) З. Нал­ков­ской, «Ка­нун вес­ны» (1924) С. Же­ром­ско­го, «По­ко­ле­ние Мар­ка Сви­ды» (1925) А. Стру­га и др. Де­ре­вен­ская те­ма по­лу­чи­ла во­пло­ще­ние в про­зе В. С. Рей­мон­та и В. Ор­ка­на. Пред­при­ни­ма­ют­ся по­пыт­ки ос­мыс­ле­ния опы­та вой­ны с по­зи­ций пси­хо­ло­гии и эти­ки (К. Ве­жинь­ский, С. Рем­бек, Е. За­вей­ский). В рус­ле про­зы по­все­днев­но­сти – ро­ман «Но­чи и дни» М. Дом­бров­ской (1932–34), про­за В. Мель­цер и уча­ст­ни­ков лит. груп­пы «Пред­ме­стье» (1933–1937), об­ра­тив­ших­ся к опи­са­нию про­ле­тар­ско­го бы­та. По­яв­ля­ют­ся опы­ты пси­хо­ло­гич. про­зы (М. Хо­ро­мань­ский, М. Кун­це­вич, Я. Иваш­ке­вич, А. Стерн). К ис­сле­до­ва­нию по­гра­нич­ных со­стоя­ний пси­хи­ки об­ра­ще­на фи­ло­соф­ско-гро­те­ск­ная про­за С. И. Вит­ке­ви­ча, Б. Шуль­ца, В. Гом­бро­ви­ча.

В дра­ма­тур­гии меж­во­ен­но­го пе­рио­да пре­об­ла­да­ют во­де­ви­ли, ме­ло­дра­мы, фар­сы, ко­ме­дии. На этом фо­не вы­де­ля­ют­ся пси­хо­ло­гич. дра­мы З. Нал­ков­ской, М. Пав­ли­ков­ской-Яс­но­жев­ской, Е. Ша­няв­ско­го, а так­же гро­те­ск­но-фан­тас­ма­го­рич. дра­мы С. И. Вит­ке­ви­ча, пред­вос­хи­тив­шие аб­сур­да те­атр.

В го­ды 2-й ми­ро­вой вой­ны ве­ду­щую роль иг­ра­ет пат­рио­тич. ли­ри­ка, об­ра­щён­ная к ро­ман­тич. об­раз­но­сти (Т. Бо­ров­ский, Т. Ру­же­вич, К. К. Ба­чинь­ский и др.). Про­за пред­став­ле­на в осн. ре­пор­та­жа­ми и очер­ка­ми (М. Вань­ко­вич, К. Пру­шинь­ский, М. Кун­це­вич и др.). До гит­ле­ров­ской ок­ку­па­ции во Льво­ве вы­хо­дят про­со­вет­ские про­из­ве­де­ния В. Ва­си­лев­ской.

Об­лик лит-ры пер­вых по­сле­во­ен­ных лет оп­ре­де­лял­ся по­треб­но­стью ос­мыс­лить тра­гич. уро­ки ис­то­рии. На пер­вый план вы­шла до­ку­мен­таль­ная и ме­му­ар­ная про­за о не­дав­нем про­шлом: днев­ники (З. Нал­ков­ская, М. Дом­бров­ская, Я. Иваш­ке­вич, М. Яс­т­рун и др.), вос­по­ми­на­ния быв. уз­ни­ков конц­ла­ге­рей, сви­де­те­лей ок­ку­па­ции, уча­ст­ни­ков Вар­шав­ско­го вос­ста­ния 1944.

В по­сле­во­ен­ное 10-ле­тие про­ис­хо­дит стре­ми­тель­ная идео­ло­ги­за­ция лит. жиз­ни и на­са­ж­де­ние со­циа­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма, про­воз­гла­шён­но­го в 1949 осн. ме­то­дом лит-ры. Зна­чи­тель­но боль­шей сво­бо­дой раз­ви­тия об­ла­да­ла польск. эми­грант­ская лит-ра: ро­ман «Иной мир. Совет­ские за­пис­ки» Г. Хер­линг-Груд­зинь­ско­го (1951), про­за Ю. Чап­ско­го, Б. Обер­тынь­ской, Ю. Мац­ке­ви­ча.

Важ­ней­шим яв­ле­ни­ем это­го пе­рио­да ста­ли жан­ры по­ли­тич. ро­ма­на и ро­ма­на «ин­тел­ли­гент­ских рас­чё­тов», по­свя­щён­ные кри­тич. ос­мыс­ле­нию меж­во­ен­но­го 20-ле­тия: тет­ра­ло­гия «Ме­ж­ду вой­на­ми» К. Бран­ды­са (1947–51), «Сте­ны Ие­ри­хо­на» Т. Бре­зы (1946), «Пе­пел и ал­маз» Е. Анд­же­ев­ско­го (1948), про­за С. Ды­га­та, П. Хер­ца. По­эзию по­сле­во­ен­но­го пе­рио­да от­ли­ча­ет со­че­та­ние по­ис­ка но­вых средств вы­ра­зи­тель­но­сти с гражд. па­фо­сом; пре­об­ла­да­ют те­мы вой­ны и ок­ку­па­ции. За­мет­ным яв­ле­ни­ем дра­ма­тур­гии ста­ли пье­сы Л. Круч­ков­ско­го, в т. ч. дра­ма «Нем­цы» (1949) о тра­гич. по­след­ст­ви­ях мо­раль­ной и по­ли­тич. пас­сив­но­сти об­ще­ст­ва.

В 1956 на­чи­на­ет­ся про­цесс от­но­сит. ли­бе­ра­ли­за­ции польск. сло­вес­но­сти. Ши­ро­кий ре­зо­нанс вы­зва­ла «По­эма для взрос­лых» А. Ва­жи­ка (1955), под­верг­шая ре­ви­зии миф о сча­ст­ли­вых ра­бо­чих, за­ня­тых со­зи­дат. тру­дом, и ис­пол­нен­ная нос­таль­ги­ей по до­во­ен­ной Вар­ша­ве. В стра­ну хлы­нул по­ток зап.-ев­роп. и амер. лит-ры, а так­же за­пре­щён­ных ещё не­дав­но про­из­ве­де­ний рус. пи­са­те­лей (Ф. М. Дос­то­ев­ский, И. Э. Ба­бель, М. И. Цве­тае­ва, О. Э. Ман­дель­штам и др.).

Лит-ра 2-й пол. 1950-х гг. – 1968 заня­та ос­мыс­ле­ни­ем фе­но­ме­на то­та­ли­та­риз­ма, пси­хо­ло­гич. ме­ха­низ­мов мо­раль­но­го ком­про­мис­са: по­весть-прит­ча «Мрак по­кры­ва­ет зем­лю» Е. Анд­же­ев­ско­го (1957), про­во­дя­щая ана­ло­гию ме­ж­ду со­вре­мен­но­стью и эпо­хой ср.-век. ин­кви­зи­ции; по­весть «Мать Кру­лей» К. Бран­ды­са (1957) и др. С но­вым по­ко­ле­ни­ем в лит-ру вхо­дят мо­тив бун­та про­тив фаль­ши­вой па­те­ти­ки со­циа­лиз­ма, те­ма раз­оча­ро­ва­ния мо­ло­до­го че­ло­ве­ка во взрос­лом, ци­нич­ном и не­уст­ро­ен­ном, ми­ре [сб-к рас­ска­зов «Пер­вый шаг в об­ла­ках» (1956), по­весть «Вось­мой день не­де­ли» (1957) М. Хла­ско]. В нач. 1960-х гг. про­тест про­тив пла­кат­но­го схе­ма­тиз­ма соц­реа­ли­стич. лит-ры на­шёл вы­ра­же­ние в кон­цеп­ции «ма­ло­го реа­лиз­ма», дек­ла­ри­ро­вав­шей от­каз от па­но­рам­но­го изо­бра­же­ния дей­ст­ви­тель­но­сти в поль­зу фраг­мен­тар­но­го опи­са­ния (пре­ж­де все­го бы­та гор. ни­зов). К «ма­ло­му реа­лиз­му» тя­го­те­ет от­ли­чаю­щий­ся уг­луб­лён­ной пси­хо­ло­ги­за­ци­ей «ра­бо­чий ро­ман» – мо­ди­фи­ка­ция офи­ци­оз­но­го про­из­водств. ро­ма­на.

По­сле пе­рио­да соц­реа­лиз­ма про­ис­ходит воз­вра­ще­ние к важ­ней­шей для лит-ры П. те­ме «поль­ско­сти»: гро­те­ск­ная по­весть «Транс-Ат­лан­тик» В. Гом­бро­ви­ча (1953), иро­ни­зи­рую­щая над сте­рео­ти­па­ми «поль­ско­сти» и пат­рио­тиз­ма. Раз­ви­ва­ет­ся пси­хо­ло­гич. про­за: ро­ман «Хва­ла и сла­ва» Я. Иваш­ке­ви­ча (1956–1962); пе­ре­жи­ва­ют рас­цвет ис­то­рич. ро­ман и жан­ры ху­дож. до­ку­мен­та­ли­сти­ки: «Брон­зо­вые вра­та» Т. Бре­зы (1960), «Го­ры у Чёр­но­го мо­ря» В. Ма­ха (1961) и др. Про­бле­ме де­гра­да­ции лич­но­сти в ус­ло­ви­ях не­сво­бо­ды по­свя­ще­ны са­ти­рич. рас­ска­зы С. Мро­же­ка, в даль­ней­шем эво­лю­цио­ни­рую­ще­го к аб­сур­диз­му, а так­же афо­риз­мы и фраш­ки С. Е. Ле­ца. Че­рез приз­му на­уч. фан­та­сти­ки рас­смат­ри­ва­ет уни­вер­саль­ные про­бле­мы че­ло­ве­че­ско­го бы­тия С. Лем. Про­дол­жа­ет раз­ра­ба­ты­вать­ся те­ма вой­ны и ок­ку­па­ции, в ко­то­рой пи­са­те­лей 1960-х гг. ин­те­ре­су­ют пре­им. нравств. ас­пек­ты (Б. Чеш­ко, М. Кун­це­вич, З. По­смыш, Е. С. Ста­винь­ский, К. Фи­ли­по­вич). Опыт по­сле­во­ен­ного по­ко­ле­ния на­шёл наи­бо­лее пол­ное вы­ра­же­ние в ро­ма­не «Со­вре­мен­ный сон­ник» Т. Кон­виц­ко­го (1963); те­ма Ар­мии Край­о­вой впер­вые по­лу­чи­ла ос­ве­ще­ние в три­ло­гии «Ко­лум­бы, год ро­ж­де­ния два­дца­тый» Р. Брат­но­го (1957), дав­шей имя це­ло­му по­ко­ле­нию («по­ко­ле­ние ко­лум­бов»).

Для по­эзии это­го пе­рио­да ха­рак­тер­ны воз­вра­ще­ние к чис­той ли­ри­ке, об­ращён­ность к по­все­днев­но­сти, иро­ния и на­ме­рен­ный ан­ти­эс­те­тизм (С. Гро­хо­вяк, А. Бур­са, Х. По­свя­тов­ская, У. Ко­зёл, Е. Ха­ра­сы­мо­вич, Э. Ста­ху­ра, Э. Брылль). За­мет­ны­ми яв­ле­ния­ми ста­ли «По­эти­че­ский трак­тат» Ч. Ми­ло­ша (1957), рав­но про­ти­во­пос­та­вив­ше­го се­бя эс­те­тиз­му и по­ли­тич. ан­га­жи­ро­ван­но­сти, и сб-к сти­хов «Зав­тра жат­ва» Я. Иваш­ке­ви­ча (1963). Дра­ма­тур­гия, раз­ви­ваю­щая­ся под мощ­ным влия­ни­ем амер. пси­хо­ло­гич. дра­мы, франц. эк­зи­стен­циа­лиз­ма и те­ат­ра аб­сур­да, об­ра­ща­ет­ся к гро­те­ску, ме­та­фо­ре, прит­че: «Вен­ча­ние» (1953) и «Опе­рет­ка» (Па­риж, 1966) В. Гом­бро­ви­ча, «Тан­го» С. Мро­же­ка (1964), «Кар­то­те­ка» (1961), «Сви­де­те­ли, или На­ша ма­лая ста­би­ли­за­ция» (1962) Т. Ру­же­ви­ча.

Про­за 1970-х гг., раз­ви­ваю­щая­ся под зна­ком ув­ле­че­ния лат.-амер. лит-рой ма­ги­че­ско­го реа­лиз­ма, об­ра­ща­ет­ся к ис­сле­до­ва­нию пси­хо­ло­гии не­сво­бод­но­го об­ще­ст­ва (Т. Кон­виц­кий). Пред­при­ни­ма­ют­ся по­пыт­ки соз­да­ния нац. эпо­пеи: «При­клю­че­ния мыс­ля­ще­го че­ло­ве­ка» М. Дом­бров­ской (не оконч.; 1970), «Ме­си­во» Е. Анд­же­ев­ско­го (1979). На­чи­нает раз­ра­ба­ты­вать­ся те­ма хо­ло­ко­ста: про­за Ю. Стрый­ков­ско­го, Х. Грин­бер­га, Х. Кралль («Опе­ре­дить Гос­по­да Бо­га», 1977), К. Мо­чар­ско­го («Бе­се­ды с па­ла­чом», 1977). Для ис­то­рич. про­зы это­го пе­рио­да ха­рак­тер­но прит­че­вое на­ча­ло (А. Кусь­не­вич, В. Тер­лец­кий, Т. Пар­ниц­кий и др.). Пе­ре­жи­ва­ет рас­цвет де­ре­вен­ская про­за (В. Мыс­лив­ский, Т. Но­вак, Ю. Ка­ва­лец и др.), а так­же эс­сеи­сти­ка и ме­муа­ри­сти­ка.

Ве­ду­щие по­эты это­го вре­ме­ни – В. Шим­бор­ская, З. Хер­берт; соз­да­ёт свои про­грамм­ные сти­хо­тво­ре­ния Ч. Ми­лош (сб-ки «Го­род без име­ни», 1969, «Где солн­це вос­хо­дит и ку­да са­дит­ся», 1974). Раз­ви­ва­ет­ся «лин­гвис­ти­че­ская по­эзия», рас­кры­ваю­щая идео­ло­гич. по­д­оплё­ку де­гра­да­ции язы­ка (М. Бя­ло­шев­ский, С. Ба­рань­чак, Ю. Корн­хау­зер, А. За­га­ев­ский и др., вы­пус­тив­шие кни­гу-ма­ни­фест «Не­пред­став­лен­ная дей­ст­ви­тель­ность», 1974). Ши­ро­кой по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ет­ся бун­тар­ская по­эзия Р. Во­яче­ка.

В дра­ма­тур­гии пре­об­ла­да­ет ме­та­фо­рич­ная, фраг­мен­тар­ная, гро­те­ск­ная сти­ли­сти­ка, ут­вер­див­шая­ся в 1960-е гг.: пье­сы «Не­по­роч­ный марь­яж» (1974), «В рас­ход» (1979) Т. Ру­же­ви­ча; «Эмиг­ран­ты» (1974) С. Мро­же­ка; твор­че­ст­во И. Ире­дынь­ско­го, Я. Гло­вац­ко­го, Я. М. Рым­ке­ви­ча и др.

Вы­ра­же­ни­ем про­тес­та и до­ку­мен­таль­ным сви­де­тель­ст­вом вре­ме­ни, не пре­тен­дую­щим на глу­бо­кий ана­лиз и ши­ро­кую пер­спек­ти­ву, ста­ли со­чи­не­ния, на­зван­ные в кри­ти­ке про­из­ве­де­ния­ми «ан­ти­социа­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма», – тен­ден­ци­оз­ные, схе­ма­тич­ные, про­ник­ну­тые пуб­ли­ци­стич. па­фо­сом: ро­ма­ны «Ра­порт о во­ен­ном по­ло­же­нии» М. Но­ва­ков­ско­го (1982–83), «Под­зем­ная ре­ка» Т. Кон­виц­ко­го (1984) и др. Со­че­та­ни­ем эле­мен­тов ре­пор­та­жа и ху­дож. вы­мыс­ла, ис­то­рич. эс­се и ав­то­био­гра­фии, лит.-кри­тич. эс­се и тра­диц. ро­ма­на от­ме­че­ны: иро­нич. по­весть «Мощь хи­ре­ет» Я. Гло­вац­ко­го (1981), «Поль­ские раз­го­во­ры ле­том 1983 г.» Я. М. Рым­ке­ви­ча (1984), «Со­стоя­ние по­сле ин­фарк­та» Я. Бо­хень­ско­го (1987).

Про­тес­том про­тив са­мой идеи ан­га­жи­ро­ван­но­сти лит-ры яви­лась про­за «ху­до­же­ст­вен­ной ре­во­лю­ции» мо­ло­дых ав­то­ров, стре­мив­ших­ся к об­нов­ле­нию язы­ка про­зы (Я. Ан­дер­ман, М. Со­лты­сик, Д. Бит­нер, Я. Джед­жонь, К. Са­ко­вич, М. Слык, А. Лу­чень­чик, Р. Вы­со­глёнд). Ши­ро­кой по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ет­ся ис­то­ри­че­ская (Э. Рыль­ский, А. Кусь­не­вич, В. Тер­лец­кий, А. Бра­ун и др.), днев­нико­вая и ме­му­ар­ная про­за: «Вос­хо­ды и за­хо­ды лу­ны» (1982), «Но­вый Свет и ок­ре­ст­но­сти» (1986) Т. Кон­виц­ко­го, «Ос­тат­ки от пир­ше­ст­ва бо­гов» И. Не­вер­ли (1986). Вы­хо­дит неск. ро­ма­нов, по­свя­щён­ных те­ме хо­ло­ко­ста: «На­ча­ло» А. Щи­пёр­ско­го (1986), «Пост­скрип­тум» М. Ну­ров­ской (1989), «Жи­лич­ка» (1985) и «Гип­ноз» (1989) Х. Кралль. По­яв­ля­ет­ся ро­ман «Ка­мень на ка­мень» (1984) В. Мыс­лив­ско­го, на­прав­лен­ный про­тив сте­рео­ти­пов де­ре­вен­ской про­зы. В по­эзии 1980-х гг. уси­ли­ва­ет­ся пуб­ли­ци­стич. на­ча­ло. Боль­шой об­ществ. ре­зо­нанс по­лу­ча­ет гражд. ли­ри­ка З. Хер­бер­та, сти­хо­тво­ре­ние ко­то­ро­го «Мо­гу­ще­ст­во вку­са» (сб. «Ра­порт из оса­ж­дён­но­го го­ро­да», 1983), про­воз­гла­шаю­щее един­ст­во эс­те­тич. и этич. на­чал, ста­ло нравств. ко­дек­сом польск. ин­тел­ли­ген­ции. Дос­ти­га­ет рас­цве­та ре­лиг.-фи­лос. ли­ри­ка Я. Твар­дов­ско­го, от­ли­чаю­щая­ся сен­ти­мен­таль­ной иро­ни­ей и бли­зо­стью к разг. ре­чи. В дра­ма­тур­гии наи­бо­лее яр­кие яв­ле­ния по-преж­не­му свя­за­ны с име­на­ми Т. Ру­же­ви­ча («Мы­ше­лов­ка», 1982) и С. Мро­же­ка («По­сол», 1982; «Кон­тракт», 1986).

В про­зе 1990-х гг. на пер­вый план вы­хо­дит про­бле­ма са­мо­иден­ти­фи­ка­ции. Кон­цепт «поль­ско­сти» ус­ту­па­ет ме­сто те­ме ма­лой ро­ди­ны, по­пыт­кам вос­соз­да­ния ис­то­рии стра­ны че­рез ге­неа­ло­гию се­мьи. В рам­ках пе­ре­жи­ваю­щей бур­ный всплеск нос­таль­гич. про­зы ак­туа­ли­зи­ру­ет­ся миф о Польск. Нар. Рес­пуб­ли­ке с её ста­биль­но­стью и внутр. сво­бо­дой в ус­ло­ви­ях внеш­ней не­сво­бо­ды; ха­рак­тер­но по­вы­шен­ное вни­ма­ние к вещ­но­му, пред­мет­но­му ми­ру, вос­при­ни­мае­мо­му в его сим­во­лич. из­ме­ре­нии: про­за С. Хви­на, П. Хюл­ле, А. Юре­ви­ча, А. Д. Лис­ко­вац­ко­го, А. Ста­сю­ка.

За­мет­ное ме­сто в лит-ре 1990-х – нач. 2000-х гг. за­ни­ма­ет «про­за ини­циа­ции», в ко­то­рой мож­но вы­де­лить 3 осн. раз­но­вид­но­сти: ав­то­био­гра­фич. про­за, ищу­щая ключ к лич­но­сти в дет­ских пе­ре­жи­ва­ни­ях (ро­ма­ны «Ли­да» А. Юре­ви­ча, 1990; «Ко­рот­кая ис­то­рия од­ной шут­ки», 1991, и «Ха­не­ман», 1995, С. Хви­на; сб-ки «Рас­ска­зы на вре­мя пе­ре­ез­да», 1991, и «Пер­вая лю­бовь и дру­гие рас­ска­зы», 1996, П. Хюл­ле); мо­ди­фи­ка­ции клас­сич. ро­ма­на вос­пи­та­ния («Ма­дам» А. Ли­бе­ры, 1998; «Та­дек» Ю. Зе­лён­ки, 2002; «Кас­торп» П. Хюл­ле, 2004); а так­же ост­ро­сю­жет­ная про­за об ин­фан­тиль­ном и не же­лаю­щем взрос­леть ге­рое (ро­ма­ны «Бе­лый во­рон» А. Ста­сю­ка, 1995; «Пол­ная ам­не­зия» И. Фи­ли­пяк, 1995; «Лю­би­мый Франц» А. Бо­лец­кой, 1999). Раз­ви­ва­ет­ся бес­сю­жет­ная ли­рич. про­за (Е. Пильх, П. Шевц и др.) и т. н. лин­гвис­тич. про­за (М. Бень­чик, З. Кру­шинь­ский, Н. Гер­ке). В жан­рах уто­пии и ан­ти­уто­пии ос­мыс­ля­ют ис­то­рич. опыт 20 в. про­заи­ки М. Тул­ли, О. То­кар­чук, А. Бо­лец­кая, М. Се­прав­ский.

В по­эзии ве­ду­щая роль при­над­ле­жит Я. Твар­дов­ско­му, Я. М. Рым­ке­ви­чу, Ю. Харт­виг, А. Менд­зы­жец­ко­му; вы­хо­дят но­вые кни­ги Т. Ру­же­ви­ча, В. Шим­бор­ской, Ч. Ми­ло­ша.

Гл. те­мой дра­ма­тур­гии, пе­ре­жи­ваю­щей в 1990-е гг. кри­зис, ока­зы­ва­ет­ся раз­оча­ро­ва­ние в сво­бо­де, ко­то­рая при­нес­ла ни­ще­ту и оди­ча­ние (М. Прух­нев­ский, Г. На­вроц­кий, Д. Но­ва­ков­ский, М. Ко­тер­ский, Ц. Ха­ра­си­мо­вич). По­ст­мо­дер­ни­ст­ский при­ём пе­ре­ме­ще­ния ге­ро­ев клас­сич. дра­мы в но­вый ис­то­рич. кон­текст ис­поль­зу­ет Я. Гло­вац­кий («Фор­тин­брас на­пил­ся», 1990; «Ан­ти­го­на в Нью-Йор­ке», 1992; «Чет­вёр­тая се­ст­ра», 1999).

В про­зе мо­ло­дых пи­са­те­лей 2000-х гг. пре­об­ла­да­ют чув­ст­ва рас­те­рян­но­сти и стра­ха (ро­ман «Гром не гря­нет» Д. Ожа­ров­ской, 2010); всплеск ин­те­ре­са к во­ен. те­ме, изо­бра­же­ние ужа­сов вой­ны, кар­ти­ны на­си­лия, мо­тив воз­мез­дия и стра­ха пе­ред ним (С. Хут­ник, И. Ос­та­хо­вич). Мо­ло­дые про­заи­ки вы­сту­па­ют про­тив но­вой не­сво­бо­ды – уни­фи­ци­рую­щей по­лит­кор­рект­но­сти, ка­пи­та­ли­стич. эко­но­ми­ки и др. (М. Дзи­до, М. Вит­ков­ский, С. Сху­ты, Д. Бень­ков­ский). Бы­то­пи­са­тель­ская про­за об­ра­ще­на пре­им. к по­все­днев­ной жиз­ни «спаль­ных» рай­онов или про­вин­ции (М. Ко­хан, Р. Ос­та­шев­ский, Д. Одия); по­ве­ст­во­ва­ние не­ред­ко раз­ви­ва­ет­ся в фан­тас­ма­го­рию (З. Ми­ло­шев­ский, М. Се­не­вич, М. На­хач, М. Це­гель­ский). Но­вой яв­ля­ет­ся по­пыт­ка до­ку­мен­таль­но­го «сте­но­гра­фи­ро­ва­ния» уст­ной ре­чи, фик­си­рую­ще­го язык рек­ла­мы и глян­це­вых жур­на­лов, сленг, анг­ли­циз­мы и вуль­гариз­мы; ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся фор­ма мо­но­ло­га или кол­ла­жа мо­но­ло­гов; сар­ка­стич. на­смеш­ке под­вер­га­ют­ся нац. куль­тур­ные ми­фы (про­за К. Вар­ги, И. Кар­по­ви­ча, Д. Ма­слов­ской и др.).

Пе­ре­жи­ва­ет под­лин­ный рас­цвет ре­пор­таж­ная про­за – Я. Ху­го-Ба­де­ра о Рос­сии, М. Щи­ге­ля о Че­хии, В. Шаб­лов­ско­го о Тур­ции, В. Тох­ма­на о со­бы­ти­ях в быв. Юго­сла­вии, Ру­ан­де и др., В. Ягель­ско­го об Аф­га­ни­ста­не, Гру­зии, Чеч­не.

В твор­че­ст­ве мо­ло­дых по­этов мож­но вы­де­лить 3 на­прав­ле­ния, объ­е­ди­нён­ные об­ра­щён­но­стью к контр­куль­ту­ре шес­ти­де­ся­тых: «о’харисты» (по име­ни амер. по­эта Ф. О’Хары), или «вар­ва­ри­сты», опи­раю­щие­ся на по­все­днев­ный че­ло­ве­че­ский опыт (М. Свет­лиц­кий, Я. Под­сяд­ло, М. Бед­жиц­кий, Д. Со­сниц­кий, К. Ма­ли­шев­ский); «клас­си­ки», ори­ен­ти­рую­щие­ся пре­им. на ба­роч­ную ли­ри­ку (Э. Тка­чи­шин-Дыц­кий, К. Ке­лер, М. Б. Ке­ляр), и «аван­гар­ди­сты» с их ин­тел­лек­ту­аль­ным эс­те­тиз­мом (А. Со­снов­ский, Т. Пю­ро, А. Не­вя­дом­ский).

Дра­ма­тур­гия 2000-х гг. об­ра­ще­на к ха­рак­тер­ным для об­ще­ст­ва по­треб­ле­ния де­ст­рук­тив­ным яв­ле­ни­ям: ни­ги­лиз­му, на­си­лию, кри­зи­су се­мьи, от­сут­ст­вию ав­то­ри­те­тов; её ха­рак­тер­ный при­ём – кол­лаж, её ге­рои – ин­фан­тиль­ные и не реа­ли­зо­вав­шие се­бя пред­ста­ви­те­ли по­ко­ле­ния 30-лет­них (пье­сы М. Валь­ча­ка, М. Мод­зе­лев­ско­го, П. Вой­че­ше­ка), мар­ги­на­лы (П. Са­ля, К. Би­зё) и до­би­ваю­щие­ся ус­пе­ха ци­ни­ки (Я. Кля­та). Те­му при­ча­ст­но­сти по­ля­ков к хо­ло­ко­сту, на­ча­тую кни­гой Я. Т. Грос­са («Со­се­ди. Ис­то­рия уни­ч­то­же­ния ев­рей­ско­го мес­теч­ка», 2000), от­ра­зи­ла по­лу­чив­шая ши­ро­кую из­вест­ность пье­са «Наш класс» Т. Сло­бод­зя­не­ка (2008).

Архитектура и изобразительное искусство

Древнейшие па­мят­ни­ки изобрази­тель­ного иск-ва на тер­ри­то­рии Польши от­но­сят­ся к позднему пале­оли­ту (ор­на­мен­тированные костяные изделия и др.). С неолита появляется орнаментированная, в т. ч. расписная, керамика, с брон­зо­во­го ве­ка – украшения из металлов. Древнейшая фортификация лучше все­го изучена по городищам лу­жиц­кой куль­ту­ры (Бискупин, где сохранились дерев. конструкции, и др.).

Фото П. С. Павлинова Базилика Пресвятой Богородицы и Святого Алексия в Туме. 1140-е гг. – 1161.

По­сле при­ня­тия хри­сти­ан­ст­ва раз­ви­ва­ет­ся ка­мен­ное цер­ков­ное зод­че­ст­во (со­хра­ни­лись фун­да­мен­ты бап­ти­сте­ри­ев в Ост­ру­ве-Лед­ниц­ки, в од­ном из ко­то­рых пред­по­ло­жи­тель­но был кре­щён Меш­ко I; ны­не Му­зей пер­вых Пяс­тов на Лед­ни­це, близ По­зна­ни). В 10–12 вв. строи­лись ро­тон­даль­ные ка­пел­лы (их фун­да­мен­ты – под со­бо­ра­ми в По­зна­ни, Гнез­но, на Ва­ве­ле в Кра­ко­ве, 10 в.; ка­пел­ла Свт. Ни­ко­лая в Це­ши­не, 11 в.; Св. Про­ко­пия в Стшель­но, 12 в.). Ниж­ние час­ти стен двор­цов Пяс­тов (10 в.) со­хра­ни­лись на о. Ост­рув-Лед­ниц­ки и в Ге­че. С нач. 11 в. на тер­ри­то­рии П. рас­пространяется ро­ман­ский стиль (фраг­мен­ты ба­зи­ли­ки Св. Ге­ре­о­на на Ва­ве­ле, 1018 – по­сле 1038). С кон. 11 в. стро­ят­ся 3-неф­ные ба­зи­ли­ки пре­им. сак­сон­ско­го ти­па: кос­тё­лы Св. ап. Ан­д­рея в Кра­ко­ве (1080-е гг. – 1098), Пре­чис­той Де­вы в Ино­вроц­ла­ве (кон. 12 – нач. 13 вв.) и др. Воз­мож­но, под влия­ни­ем рейн­ских ба­зи­лик по­строе­ны кос­тё­лы Свя­тых Пет­ра и Пав­ла в Круш­ви­це с ред­ким для П. раз­ви­тым тран­сеп­том (1120–40) и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и Св. Алек­сия в Ту­ме (1140-е гг. – 1161). Ба­зи­ли­ки ук­ра­ше­ны пер­спек­тив­ны­ми пор­та­ла­ми, бо­га­той резь­бой (пор­тал в ко­стё­ле Св. Ма­рии Ма­гда­ли­ны во Вроц­ла­ве, 3-я четв. 12 в.). Со­хра­ни­лись ред­кие об­раз­цы ро­ман­ской пла­сти­ки (ре­лье­фы брон­зо­вых две­рей кос­тё­ла Де­вы Ма­рии в Гнез­но, ок. 1170), рос­пи­сей (в кос­тё­ле в Ту­ме, ок. 1160, и Чер­винь­ском мон., 13 в.), ми­ниа­тюр (Гнез­нен­ское Еван­ге­лие, 11 в.; Круш­виц­кое Еван­ге­лие, 1160–70-е гг.), при­клад­но­го иск-ва.

Главная ратуша в Гданьске. 14–16 вв. Фото П. С. Павлинова

В нач. 13 в. че­рез Си­ле­зию на­чи­на­ет про­ни­кать го­тич. стиль (в 1203 св. Яд­ви­гой и кн. Ген­ри­хом Бо­ро­да­тым ос­но­ван цис­тер­ци­ан­ский мон. в Тшеб­ни­це), рас­про­стра­ня­ет­ся кир­пич­ное строи­тель­ст­во (до­ми­ни­кан­ский кос­тёл Св. Иа­ко­ва в Сан­до­ми­ре, с 1226). Рас­цвет го­ти­ки в П. при­хо­дит­ся на 14–15 вв. На юге П. под влия­ни­ем Че­хии и Юж. Гер­ма­нии со­ору­жа­лись 3-не­ф­ные ба­зи­ли­ки с «кра­ков­ской» кон­ст­рук­тив­ной сис­те­мой (скры­тые арк­бу­та­ны и контр­фор­сы; кос­тёл Де­вы Ма­рии в Кра­ко­ве, кон. 13 в. – 1397). Хо­ры име­ют об­ход и ве­нец ка­пелл (со­бор Свя­тых Вац­ла­ва и Ста­ни­сла­ва на Ва­ве­ле, 1320–64); стро­ят­ся 2-не­ф­ные кос­тё­лы с паль­мо­вид­ны­ми сво­да­ми (в Вис­ли­це, ок. 1350). На се­ве­ре П. под воз­дей­ст­ви­ем Сев. Гер­ма­нии и Ни­дер­лан­дов ут­вер­дил­ся тип заль­но­го од­но­ба­шен­но­го кос­тё­ла (Де­вы Ма­рии в Гдань­ске, 1343–1502; Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в Доль­ске, ок. 1460, и др.). С кон. 15 в. по­яв­ля­ют­ся сво­ды с жи­во­пис­ной ор­на­мен­та­ци­ей (напр., кос­тёл в Пель­п­ли­не, 1558). Де­рев. кос­тё­лы 14–16 вв. (в Ха­чу­ве, 1388, Демб­но, 2-я пол. 15 в., и др.; вклю­че­ны в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия) со­хра­ня­ют связь с нар. зод­че­ст­вом. Го­ро­да за­страи­ва­ют­ся по ре­гу­ляр­но­му пла­ну и ок­ру­жа­ют­ся ка­мен­ны­ми сте­на­ми (Кра­ков, Вар­ша­ва), стро­ят­ся ра­ту­ши с баш­ня­ми (в То­ру­ни, Вроц­ла­ве, Гдань­ске), зам­ки (Бенд­зин, Хен­ци­ны, 13–14 вв.; Це­ха­нув, 1420-е гг.), на се­ве­ре – ук­ре­п­лён­ные мо­на­стыр­ские ком­плек­сы кре­сто­нос­цев (Маль­борк, 13–15 вв., вклю­чён в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия; Фром­борк, Квид­зын, Бы­тув и др.). Го­тич. де­кор ук­ра­ша­ет це­хо­вые и жи­лые (т. н. ка­ме­ни­цы) по­строй­ки, так­же зда­ние Ягел­лон­ско­го уни­вер­си­те­та в Кра­ко­ве. Го­тич. стиль про­явил­ся в скульп­ту­ре 13–15 вв. (релье­фы кос­тё­ла в Тшеб­ни­це, 1219–40; над­гро­бия). Де­рев. скульп­ту­ра в нач. 15 в. от­ра­жа­ет влия­ние мяг­ко­го сти­ля, с кон. 15 в. – куль­ту­ры Воз­ро­ж­де­ния (де­рев. ал­тарь кос­тё­ла Де­вы Ма­рии в Кра­ко­ве, 1477–1489, Ф. Штос). Жи­во­пись 14–15 вв. сви­де­тель­ст­ву­ет о кон­так­тах с чеш., др.-рус. (рос­пи­си пре­им. псков­ских мас­те­ров со­бо­ра в Вис­ли­це, ок. 1397; ка­пел­лы зам­ка в Люб­ли­не, 1418; со­бо­ра в Сан­до­ми­ре, ок. 1421; ка­пел­лы Св. Кре­ста в со­бо­ре на Ва­ве­ле, 1470) и ни­дерл. (с сер. 15 в.) иск-вом. Нац. свя­ты­ней ста­но­вит­ся ви­зант. Чен­сто­хов­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри. В стен­ных рос­пи­сях, от­ли­чаю­щих­ся утон­чён­ным ли­ней­ным рит­мом, по­яв­ля­ют­ся пей­заж­ные и жан­ро­вые мо­ти­вы (кос­тё­лы в Не­по­ло­ми­це, 1360-е гг., в Лён­де, ок. 1370, в г. Бжег и др. близ не­го). Ал­тар­ной жи­во­пи­си 15 в. свой­ст­вен­но стрем­ле­ние к пе­ре­да­че нац. ти­пов (кра­ков­ско-сон­дец­кая шко­ла жи­во­пи­си), а со 2-й пол. 15 в. – к пе­ре­да­че про­стран­ст­ва и объ­ё­ма, хо­тя со­хра­ня­ет­ся и лю­бовь к де­ко­ра­тив­но­му узо­ро­чью (худ. Мар­цин Чёр­ный).

В 16 – нач. 17 вв. в П. пре­им. итал. ар­хи­тек­то­ра­ми пе­ре­страи­ва­ют­ся в ре­нес­санс­ном ду­хе двор­цы и зам­ки (на Ва­ве­ле, 1504–36, Ф. Фьо­рен­ти­но, Б. Бер­реч­чи; в Бже­ге, Ба­ра­ну­ве, Пес­ко­ва-Ска­ле, Ксёнж-Вель­ки, Кра­сни­чи­не и др.). По при­ме­ру рим. ба­зи­лик по­стро­ен со­бор в Плоц­ке (1531–35, Дж. Чи­ни, Б. де Джа­но­тис, Ф. да Фье­зо­ле); в хра­мах соз­да­ют­ся ка­пел­лы (ко­ро­ля Си­гиз­мун­да I в со­бо­ре на Ва­ве­ле, 1517–33). На­ря­ду с лод­жия­ми, ар­кад­ны­ми внутр. дво­ра­ми при­ме­ня­ют­ся де­ко­ра­тив­ные ат­ти­ки с ор­на­мен­таль­ной резь­бой [тор­го­вые ря­ды «Су­кен­ни­це» в Кра­ко­ве (1555–59, арх. Дж. М. Па­до­ва­но), ра­ту­ши – в По­зна­ни (1552–60, Дж. Б. Ку­ад­ро), Хелм­но, Сан­до­ми­ре, Тар­ну­ве]. Под влия­ни­ем итал. мань­е­риз­ма по­стро­ен г. За­мосць (1580, по пла­ну Б. Мо­ран­до); в сев. и центр. рай­онах П. про­яв­ля­ет­ся воз­дей­ст­вие ни­дерл. мань­е­риз­ма (ар­се­нал в Гдань­ске, 1602–05; до­ма в г. Ка­зи­меж-Доль­ны). В изо­бра­зит. иск-ве 16 в. на­рас­та­ет свет­ское на­ча­ло (по­то­лок с рез­ны­ми го­ло­ва­ми в По­соль­ском за­ле Ва­вель­ско­го зам­ка, 1530-е гг., худ. С. Тау­эрбах). Раз­ви­ва­ют­ся порт­рет­ная (М. Ко­бер, Б. Штро­бель, А. Мёл­лер) и ба­таль­ная жи­во­пись, ми­ниа­тю­ра («Ко­декс Баль­та­за­ра Ве­хе­ма», 1505; ра­бо­ты С. Са­мо­ст­шель­ни­ка), с 16 в. – кси­ло­гра­фия (в Кра­ко­ве). В скульп­тур­ных над­гро­би­ях ис­поль­зу­ет­ся ор­дер­ный де­кор.

Костёл Святого Людовика во Влодаве. 1741–80. Архитектор П. Фонтана. Фото П. С. Павлинова

С нач. 17 в. под влия­ни­ем ие­зуи­тов стро­ят­ся кос­тё­лы в сти­ле мань­е­риз­ма (ка­маль­ду­лов в Кра­ко­ве, 1605–30, арх. А. Спец­ца) и ба­рок­ко (Свя­тых Пет­ра и Пав­ла в Кра­ко­ве, за­вер­шён в 1605–19, ар­хи­тек­то­ры Дж. Тре­ва­но и М. Кас­тел­ли; по­строй­ки Л. Де­ме­ре­то, К. Бо­на­ду­ры Стар­ше­го). Осо­бой пыш­но­стью и ком­по­зиц. слож­но­стью от­ли­ча­ют­ся ба­роч­ные кос­тё­лы со 2-й пол. 17 в. (бер­нар­дин­цев в Кра­ко­ве, 1659–80, арх. К. Ме­ро­шев­ский; фи­лип­пин­цев в Гос­ты­ни, 1675–1731, ар­хи­тек­то­ры Е. и Я. Ка­те­на­чи, П. Фер­ра­ри; са­кра­мен­ток в Вар­ша­ве, 1688–92, арх. Тыль­ман Га­мер­ский; так­же по про­ек­там Фер­ра­ри в Лён­де и Осеч­не, и др.). Под влия­ни­ем шко­лы К. Дин­цен­хо­фе­ра по­строе­ны кос­тё­лы в Си­ле­зии (в Лег­ниц­ке-По­ле, 1727–31; в Кше­шу­ве, 1728–1735). С сер. 18 в. ин­терь­е­ры кос­тё­лов от­де­лы­ва­ют­ся в сти­ле ро­ко­ко (в Ко­был­ке, рос­пи­си 1742–63, ху­дож­ни­ки Г. Лод­зинь­ский, И. До­рет­ти). Сре­ди де­рев. церк­вей в 17–19 вв. (мно­гие вклю­че­ны в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия) наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны 1- и 3-не­фные кос­тё­лы, так­же цен­три­че­ские (Св. Ан­ны в Олес­но, центр. часть 1668–70, арх. Мар­тин Сно­пек, и др.); ред­кие де­рев. лю­те­ран­ские церк­ви Ми­ра со­хра­ни­лись в Си­ле­зии (в Яво­ре и Свид­ни­це, 1650-е гг.). Зам­ки кон. 16 – нач. 17 вв. час­то ком­пакт­ны (Лю­бо­мир­ских в Лань­цу­те, 1629–1641, арх. М. Тра­по­ла), но не­ред­ко име­ют ус­лож­нён­ный план [в Уяз­де, 1631–1644, Л. Де­ме­ре­то (Се­нес)]. С кон. 17 в. со­ору­жа­ют­ся па­рад­ные ре­зи­ден­ции с кур­до­нё­ра­ми и ре­гу­ляр­ны­ми пар­ка­ми (двор­цы усадь­бы Ви­ля­нув; Бра­ниц­ких в Бе­ло­сто­ке, 1691–97, рас­ши­рен в 1728–58, арх. И. Х. Клемм), а так­же гор. двор­цы без бо­ко­вых фли­ге­лей (Кра­синь­ских дво­рец в Вар­ша­ве). В ду­хе ро­ко­ко по­строе­ны двор­цы С. Руп­нев­ско­го в дер. Граб­ки-Ду­же (1742–50, арх. Ф. Пла­чи­ди) и По­тоц­ких в Рад­зынь-Под­ляс­ки (1750–1758, арх. Я. Фон­та­на). По­лу­ча­ют рас­про­стра­не­ние де­ко­ра­тив­ная скульп­ту­ра из стук­ко (Я. Фаль­ко­ни, А. Шлю­тер, Б. Фон­та­на), ил­лю­зио­ни­стич. рос­пи­си. В ба­таль­ной и от­час­ти ал­тар­ной жи­во­пи­си со­су­ще­ст­ву­ют ба­роч­ные и на­ив­но-реа­ли­стич. чер­ты (по­лот­на Т. До­ла­бел­лы); бы­то­вав­шим в шля­хет­ской сре­де па­рад­ным и над­гроб­ным, т. н. сар­мат­ским порт­ре­там (см. Сар­ма­тизм) свой­ст­вен­ны де­ко­ра­тив­ная пло­ско­ст­ность, жиз­нен­ная вы­ра­зи­тель­ность.

Дворец Сташица в Варшаве. 1820–23. Архитектор А. Корацци. Фото П. С. Павлинова

Ар­хи­тек­ту­ре клас­си­циз­ма (с сер. 1760-х гг.) при­су­щи вна­ча­ле отд. ба­роч­ные чер­ты (фа­сад кос­тё­ла кар­ме­ли­тов, 1762–79, арх. Э. Шрё­гер; па­рад­ные за­лы ко­ро­лев­ско­го зам­ка, 1777–85, ар­хи­тек­то­ры Д. Мер­ли­ни, Я. Кам­зет­цер; оба – в Вар­ша­ве). С кон. 1770-х гг. клас­си­цизм вхо­дит в бо­лее стро­гую фа­зу (двор­цо­во-пар­ко­вый ком­плекс Ла­зен­ки); по­строй­ки кон. 18 – нач. 19 вв. от­ме­че­ны изы­скан­ной про­сто­той форм (дво­рец в На­то­ли­не, 1780–82). Ар­хи­тек­тор Ш. Б. Цуг раз­ра­ба­ты­ва­ет круг­лый тип хра­ма с уп­ло­щён­ным ку­по­лом (еван­ге­лич. цер­ковь в Вар­ша­ве, 1777–81), X. П. Айг­нер об­ра­ща­ет­ся к на­сле­дию го­ти­ки в двор­цо­во-пар­ко­вом ан­самб­ле Чар­то­рый­ских в Пу­ла­вах (Го­тич. дом, 1801–09). Айг­нер, Я. Ку­биц­кий, С. За­вадз­ский пред­ла­га­ют но­вый тип шля­хет­ско­го уса­деб­но­го двор­ца в ду­хе пал­ла­ди­ан­ст­ва. В кон. 1810-х – 1820-е гг. ар­хи­тек­ту­ра клас­си­циз­ма ста­но­вит­ся бо­лее па­рад­ной (дво­рец Ста­ши­ца, 1820–23, «Те­атр Вель­ки», 1825–32, оба – в Вар­ша­ве, арх. А. Ко­рац­ци; б-ка Ра­чинь­ских в По­зна­ни, 1822–28). С 1820-х гг. по­яв­ля­ют­ся по­строй­ки в сти­ле нео­го­ти­ки (за­мок Кра­синь­ских в Опи­но­гу­ра-Гур­не, 1828–43, арх. Х. Мар­ко­ни; за­мок в Кур­ни­ке, пе­ре­строй­ка 1843–61, по про­ек­ту К. Ф. Шин­ке­ля), с 1850-х гг. – в сти­ле не­оре­нес­санс (зда­ние Об-ва зем­ско­го кре­ди­та в Вар­ша­ве, 1856–58, Мар­кони, Ю. Гу­рец­кий; за­мок в Го­лу­ху­ве, 1875–85, по про­ек­ту Э. Ви­ол­ле-ле-Дю­ка) и не­оба­рок­ко (те­атр им. Ю. Сло­вац­ко­го в Кра­ко­ве, 1891–93, арх. Я. За­вей­ский; гл. зда­ние По­ли­тех­нич. ун-та в Вар­ша­ве, 1899–1902, ар­хи­тек­то­ры С. Шай­лер, Б. Ро­гуй­ский). Стро­ят­ся пра­во­слав­ные хра­мы в рус­ско-ви­зан­тий­ском сти­ле (Кре­сто­воз­дви­жен­ский со­бор в Люб­ли­не, 1870–76; со­бор Св. Алек­сан­д­ра Нев­ско­го, 1894–1912, арх. Л. Н. Бе­нуа, и др.), рус­ском сти­ле (ц. Св. Ма­рии Маг­да­ли­ны, 1867–68, арх. Н. А. Сы­чёв; ц. Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла, 1892–94), нео­рус­ском стиле­ (ц. Св. Ио­ан­на Ле­ст­вич­ни­ка, 1903–05, арх. В. Н. По­кров­ский; все – в Вар­ша­ве); мно­гие из них раз­ру­ше­ны в 1920-е гг. На ру­бе­же 19–20 вв. арх. С. Вит­ке­вич в по­ис­ках нац. свое­об­ра­зия соз­дал т. н. стиль За­ко­па­не, ис­поль­зую­щий тра­ди­ции нар. ар­хи­тек­ту­ры. В нач. 20 в. пре­им. под влия­ни­ем вен­ской ар­хи­тек­ту­ры рас­про­стра­нил­ся стиль мо­дерн (Ста­рый те­атр в Кра­ко­ве, 1904–06, ар­хи­тек­то­ры Т. Стры­ень­ский, Ф. Мон­чинь­ский; Банк коо­пе­ра­тив­ных об­ществ в Вар­ша­ве, 1912–17, арх. Я. Хёй­рих Млад­ший).

При ко­ро­лев­ском дво­ре в Вар­ша­ве в по­след­ней тре­ти 18 в. гл. роль иг­ра­ли иностр. жи­во­пис­цы (М. Бач­ча­рел­ли, И. Б. Лам­пи, Й. Грас­си, Б. Бел­лот­то). Польск. ху­дож­ни­ки об­ра­ща­ют­ся к жан­ру порт­ре­та (Ю. Фа­вор­ский, К. Вой­ня­ков­ский), пей­за­жу (З. Фо­гель), ис­то­рич. жи­во­пи­си (П. Смуг­ля­ви­чюс, М. Ста­хо­вич), бы­то­во­му жан­ру (Я. П. Норб­лин, М. Плонь­ский и А. Ор­лов­ский, позд­нее – Ф. Пи­вар­ский, А. Кот­сис, В. Гер­сон, бр. Ге­рым­ские и др.). В 1-й пол. 19 в. на­ря­ду с ака­де­мич. клас­си­циз­мом (жи­во­пис­цы Ю. Пеш­ка, А. Ко­ку­ляр, А. Бро­дов­ский, скульп­тор Я. Та­тар­ке­вич) ут­вер­жда­ет­ся ро­ман­тизм (П. Ми­ха­лов­ский и др.); во 2-й пол. 19 в. ис­то­рич. жи­во­пись дос­ти­га­ет сво­ей вер­ши­ны в твор­че­ст­ве Я. Ма­тей­ко. В по­след­ней четв. 19 в. ро­ж­да­ет­ся са­лон­ный ака­де­мизм (Г. И. Се­ми­рад­ский, В. Пруш­ков­ский и др.). На ху­дож­ни­ков ру­бе­жа 19–20 вв. ока­за­ли влия­ние им­прес­сио­низм (Ю. Пан­ке­вич, О. Боз­нань­ская, Я. Ста­ни­слав­ский, Л. Вы­чул­ков­ский) и стиль мо­дерн (Я. Маль­чев­ский, С. Вы­спянь­ский, Ф. Ру­щиц, В. Войт­ке­вич). Зна­чи­тель­ны дос­ти­же­ния в гра­фи­ке (С. В. Но­а­ков­ский, Ю. Ме­хоф­фер, К. Фрыч и др.) и скульп­ту­ре (В. Ши­ма­нов­ский, К. Лящ­ка), в воз­ро­ж­де­нии нар. про­мы­слов (объ­е­ди­не­ние «Поль­ское при­клад­ное искусство», 1901–14).

В ар­хи­тек­ту­ре 1920–30-х гг. тен­ден­ции не­оклас­си­циз­ма (Аг­рар­ный банк в Вар­ша­ве, 1926–27, арх. М. Ля­ле­вич) и функ­цио­на­лиз­ма (кос­тёл Св. Ро­ха в Бе­ло­сто­ке, 1927–39, арх. О. Со­снов­ский; зда­ние стра­хо­во­го об-ва «Прю­ден­ти­аль» в Вар­ша­ве – пер­вое в П. вы­сот­ное зда­ние с ме­тал­лич. кар­ка­сом, 1931–34, арх. М. Вайн­фельд; про­ек­ты Р. Свер­чинь­ско­го, Б. Пнев­ско­го) со­сед­ст­ву­ют со сти­ли­за­ци­ей в ду­хе нар. зод­че­ст­ва (па­виль­он П. на Ме­ж­ду­нар. вы­став­ке совр. деко­ра­тив­ных и пром. ис­кусств 1925 в Па­ри­же, ар­хи­тек­то­ры Ю. Чай­ков­ский, Т. Стры­ень­ский; про­ек­ты Я. Вит­ке­ви­ча). Осу­ще­ст­в­ля­ет­ся мас­со­вая за­строй­ка в ду­хе функ­цио­на­лиз­ма [про­ек­ты об-ва ар­хи­тек­то­ров «Praesens» (1926 – 1930-е гг.), в ко­то­рое вхо­ди­ли Б. и С. Бру­каль­ские, Е. и Ш. Сыр­ку­сы, Б. Лахерт]. В изо­бра­зит. иск-ве про­яв­ля­ют­ся чер­ты ку­биз­ма и экс­прес­сио­низ­ма (твор­че­ст­во З. Про­наш­ко, Т. Чи­жев­ско­го). «Фольк­лор­ное» на­прав­ле­ние (гра­вю­ры В. Ско­чи­ля­са) ока­за­ло влия­ние на фор­ми­ро­ва­ние нац. гра­фич. шко­лы 20 в. В твор­че­ст­ве «ко­ло­ри­стов» (объ­е­ди­не­ния «Па­риж­ский ко­ми­тет» и «Еди­но­рог») за­мет­но воз­дей­ст­вие пост­им­прес­сио­низ­ма. Де­мо­кра­тич. ли­нию в жи­во­пи­си пред­став­ля­ли Т. Ма­ков­ский, Ф. Ко­вар­ский, М. Яре­ма, Й. Стерн, Т. Кан­тор, X. и Ю. Кра­ев­ские, Ф. Бар­то­шек. В скульп­ту­ре про­яви­лись нео­клас­сич. тен­ден­ции (А. За­мой­ский и др.); нац. мо­ну­мен­таль­ный стиль соз­да­ёт К. Ду­ни­ков­ский.

В по­сле­во­ен­ной П. мн. го­ро­да и па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры вос­ста­нав­ли­ва­лись при уча­стии спе­циа­ли­стов из СССР. Об­ществ. зда­ния до сер. 1950-х гг. строи­лись в сти­ле сов. не­оклас­си­циз­ма (Дво­рец куль­ту­ры и нау­ки в Вар­ша­ве, 1952–55, арх. Л. В. Руд­нев и др.) и ра­цио­на­лиз­ма (быв. «Дом пар­тии» в Вар­ша­ве, 1948–51, арх. Е. Веж­биц­кий и др.; быв. уни­вер­маг «Ро­тон­да» в По­зна­ни, 1954, арх. М. Лей­кам). С кон. 1950-х гг. про­ис­хо­дит по­во­рот к прин­ци­пам мо­дер­низ­ма и ин­ду­ст­ри­аль­ным ме­то­дам строи­тель­ст­ва. Соз­да­ют­ся но­вые ан­самб­ли гор. цен­тров (в Ка­то­ви­це, с 1958, и др.), стро­ят­ся но­вые жи­лые рай­оны. До 1990-х гг. об­раз­цы по­стмо­дер­низ­ма встре­ча­ют­ся пре­им. в куль­то­вом зод­че­ст­ве (кос­тёл Воз­не­се­ния Гос­под­ня в Вар­ша­ве, 1982–92, арх. М. Буд­зинь­ский и др.). На ру­бе­же 20–21 вв. в П. ра­бо­та­ют ар­хи­тек­то­ры-не­омо­дер­ни­сты Р. Лёг­лер, Г. Кры­мов, М. Ду­мен­чич, ар­хит. бю­ро «HS99», «Ingarden & Ewý».

В жи­во­пи­си сер. 20 в. глав­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми соц­реа­лиз­ма бы­ли Х. и Ю. Кра­ев­ские. В скульп­ту­ре со 2-й пол. 20 в., на­ря­ду с «мо­ну­мен­та­ли­зи­ро­ван­ным» реа­лиз­мом (К. Г. Зем­ла, К. Ду­ни­ков­ский, С. Хор­но-По­плав­ский и др.), раз­ви­ва­ет­ся аб­ст­рак­цио­низм (Е. Яр­нуш­ке­вич, В. Ха­си­ор, М. Аба­ка­но­вич, М. Со­снов­ская). К аб­ст­рак­цио­ни­стам при­над­ле­жат жи­во­пис­цы Я. Мазь­яр­ская, Т. Бжо­зов­ский, Т. Кан­тор, Л. Та­ра­се­вич. За­метное ме­сто в иск-ве 2-й пол. 20 в. за­ни­ма­ет пла­кат (Т. Треп­ков­ский, Р. Цес­ле­вич, Я. Ле­ни­ца). С 1970 раз­ви­ва­ют­ся кон­цеп­ту­аль­ное ис­кус­ст­во и др. на­прав­ле­ния но­вей­ше­го иск-ва. На ру­бе­же 20–21 вв. в рус­ле ре­лиг. те­ма­ти­ки ра­бо­та­ет Т. Бо­ру­та, ви­зу­аль­ную куль­ту­ру ком­му­ни­стич. П. ос­ваи­ва­ет П. Олов­ская, мас­штаб­ны­ми ви­део­про­ек­ция­ми за­ни­ма­ет­ся К. Во­дич­ко.

Музыка

Ос­но­ва ср.-век. му­зы­ки – гри­го­ри­ан­ский хо­рал. В ран­нем Сред­не­ве­ко­вье в мо­на­сты­рях ста­ви­лись ли­тур­ги­че­ские дра­мы, ко­то­рые вхо­ди­ли со­став­ной частью в бо­го­слу­же­ние, не яв­ля­ясь при этом ка­но­нич. ча­стью об­ря­да; со­хра­ни­лись ру­ко­пис­ные тек­сты ли­тур­гич. драм на лат. яз., свя­зан­ных с со­бы­тия­ми Стра­ст­ной сед­ми­цы, Вос­кре­се­ния Гос­под­ня; пик по­пу­ляр­но­сти ли­тур­гич. дра­мы в П. при­хо­дит­ся на 12–13 вв. Пер­вые об­раз­цы польск. проф. му­зы­ки (свя­за­ны с нар. ме­ло­ди­кой) – цер­ков­ные пес­но­пе­ния Вин­цен­та из Кель­це (13 в.): «Gaude Ma­ter Polonia» («Ра­дуй­ся, Поль­ша-мать»), «Dies Adest Celebris» («При­шёл день празд­ни­ка», оф­фи­ций Св. Ста­ни­сла­ва), «Ortus de Polonia» («Ро­ж­дён­ный в Поль­ше [Ста­ни­слав]»). Гимн «Бо­го­ро­ди­ца» – ста­рей­шая польск. цер­ков­ная пес­ня (ано­ним­ная), не свя­зан­ная с ла­да­ми гри­го­ри­ан­ско­го хо­ра­ла, с наи­бо­лее ран­ним со­хра­нив­шим­ся тек­стом (впер­вые за­пи­са­на в нач. 15 в.), в 15 в. гимн ко­ро­лев­ской ди­на­стии Ягел­ло­нов. Раз­ви­ва­лись жан­ры свет­ской пес­ни, гор. ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ки. В 14 в. по­строе­ны пер­вые в П. ор­га­ны: в То­ру­ни (1343), Кен­тах (1381). В раз­ви­тии проф. польск. му­зы­ки ве­ли­ко зна­че­ние Кра­ко­ва: в ун-те (1364) на ф-те сво­бод­ных на­ук в рам­ках квад­ри­вия изу­ча­лась му­зы­ка; с 14 в. су­ще­ст­во­ва­ли гиль­дии, за­тем це­хи гор. му­зы­кан­тов; в Кра­ко­ве ра­бо­тал Пётр из Груд­зёнд­за – ав­тор 2–3-го­лос­ных лат. пе­сен и 3–5-го­лос­ных мо­те­тов. Ми­ко­лай из Ра­до­ма (1-я пол. 15 в.) – ав­тор по­ли­фо­нич. со­чи­не­ний, в ко­то­рых он опи­рал­ся на дос­ти­же­ния ни­дер­ланд­ской шко­лы (наи­бо­лее из­вест­ны 3-го­лос­ный Маг­ни­фи­кат и Па­не­ги­рик ко­ро­лю Вла­ди­сла­ву II Ягай­ло, его суп­ру­ге и но­во­ро­ж­дён­но­му сы­ну Ка­зи­ми­ру). Со­хра­ни­лись ано­ним­ные мно­го­го­лос­ные ком­по­зи­ции в сти­ле Нотр-Дам шко­лы (ру­ко­пись сес­тёр кла­ри­сок из Ста­ры-Сон­ча), мо­те­ты в сти­ле арс но­ва (ру­ко­пи­си из Си­ле­зии).

16 в. счи­та­ет­ся «зо­ло­тым ве­ком» польск. му­зы­ки. Польск. ком­по­зи­то­ры эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния вла­де­ли по­ли­фо­нич. тех­ни­кой зап.-ев­роп. школ (фран­ко-фла­манд­ской, рим­ской, ве­не­ци­ан­ской); на­ря­ду с бо­го­слу­жеб­ной му­зы­кой, ими соз­да­ны свет­ские во­каль­ные мно­го­го­лос­ные про­из­ве­де­ния, в ос­но­ве ко­то­рых – польск. нар. ме­лос. Важ­ное ме­сто в раз­ви­тии муз. куль­ту­ры сыг­ра­ла Ка­пел­ла ро­ран­ти­стов (ос­но­ва­на в 1543 в Кра­ко­ве по ука­зу Си­гиз­мун­да I), ко­то­рая пе­ла на ро­ра­тах (за­ут­ре­ня во вре­мя Ро­ж­де­ст­вен­ско­го по­ста) и боль­ших цер­ков­ных празд­ни­ках; на­ря­ду с со­чи­не­ния­ми польск. ав­то­ров, ка­пел­ла ис­пол­ня­ла ком­по­зи­ции Дж. П. да Па­ле­ст­ри­ны, Ор­лан­до ди Лас­со, тре­бую­щие вы­со­ко­го ис­пол­ни­тель­ско­го мас­тер­ст­ва (су­ще­ст­во­ва­ла до сер. 19 в.). В 1619 ос­но­вана во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ная ка­пел­ла при ка­фед­раль­ном со­бо­ре Кра­ко­ва. В 16 в. соз­да­ва­лись ор­ган­ные та­бу­ла­ту­ры, в ко­то­рые во­шли со­чи­не­ния зап.-ев­роп. и польск. ав­то­ров, наи­боль­шей из­вест­но­стью у со­вре­мен­ни­ков поль­зо­ва­лась Ор­ган­ная та­бу­ла­ту­ра Яна из Люб­ли­на (1537–48). В ней, в ча­ст­но­сти, за­пи­са­но боль­шин­ст­во про­из­ве­де­ний Ми­ко­лая из Кра­ко­ва. Вац­лав из Ша­мо­тул – ав­тор свет­ских и ду­хов­ных во­каль­ных со­чи­не­ний (лат. мо­те­ты, польск. пес­ни, псаль­мы). Ком­по­зи­тор, ор­га­нист, по­эт Мар­тин Ле­о­по­ли­та – ав­тор цер­ков­ной му­зы­ки в сти­ле фран­ко-фла­манд­ской шко­лы, наи­бо­лее из­вест­ны его мо­те­ты и Пас­халь­ная мес­са (ос­но­ва­на на польск. пас­халь­ных пес­но­пе­ни­ях; са­мая ран­няя из со­хра­нив­ших­ся пол­ных месс, соз­дан­ных польск. ком­по­зи­то­ра­ми). Выс­шее дос­ти­же­ние нац. му­зы­ки 16 в. – «Me­lodie na psalterz polski» (1580) М. Го­мул­ки на тек­сты Псал­ти­ри в по­этич. пе­ре­ло­же­нии на польск. яз. Я. Ко­ха­нов­ско­го; это пер­вое из из­вест­ных пе­ре­ло­же­ний всех 150 псал­мов, вы­пол­нен­ное в го­мо­фон­ном скла­де. М. Зе­лень­ский, М. Мель­чев­ский, А. Яжемб­ский со­чи­ня­ли во­каль­ную и ин­ст­ру­мен­таль­ную му­зы­ку. В это вре­мя поя­ви­лись нот­ные из­да­тель­ст­ва в Кра­ко­ве, Ша­мо­ту­лах, То­ру­ни, ин­ст­ру­мен­таль­ные мас­тер­ские До­б­руц­ко­го, Гроб­ли­ча, Кейхе­ра, Дан­квар­та. Со­чи­не­ния ком­по­зи­то­ров польск. ба­рок­ко по­лу­чи­ли из­вест­ность в стра­нах Зап. Ев­ро­пы, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют со­хра­нив­шие­ся ру­ко­пи­си и пе­чат­ные сб-ки, напр. сб-к со­чи­не­ний М. Зе­лень­ско­го, из­дан­ный в Ве­не­ции (1611). В польск. и зап.-ев­роп. та­бу­ла­ту­рах 17 в. так­же со­дер­жит­ся боль­шое ко­ли­че­ст­во про­из­ве­де­ний польск. ав­то­ров.

В 17 в. в польск. цер­ков­ной во­каль­ной му­зы­ке про­дол­жа­ли раз­ви­вать­ся зап.-ев­роп. тра­ди­ции, в ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ке по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние нац. эле­мен­ты. В 1628 при ко­ро­лев­ском дво­ре в Вар­ша­ве впер­вые по­став­ле­ны опе­ры – «Га­ла­тея» С. Ор­лан­ди и «Ос­во­бож­де­ние Руд­же­ро с ост­ро­ва Аль­ци­ны» Ф. Кач­чи­ни; по­след­няя про­из­ве­ла на ари­сто­кра­тич. пуб­ли­ку силь­ное впе­чат­ле­ние и бы­ла пе­ре­ве­де­на на польск. язык. Вар­шав­ская опе­ра вре­мён прав­ле­ния ко­ро­ля Вла­ди­сла­ва IV Ва­зы бы­ла од­ной из пер­вых по­сто­ян­но дей­ст­вую­щих опер­ных сцен в Ев­ро­пе, спек­так­ли про­хо­дили в спец. за­ле ко­ро­лев­ско­го зам­ка в Вар­ша­ве. Пер­вая польск. ко­мич. опе­ра «Шут­ка, или Охо­та на зай­ца» («Heca albo polowanie na zajaca») соз­да­на на ру­бе­же 17–18 вв. ано­ним­ным ав­то­ром (жил на тер­ри­то­рии Львов­ско­го вое­вод­ст­ва). Зна­чит. роль в раз­ви­тии польск. опер­ной куль­ту­ры сы­гра­ла дея­тель­ность Ав­гу­ста III. В 1748 по его рас­по­ря­же­нию в Вар­ша­ве от­крыт пуб­лич­ный зал «Опе­раль­ня», где ста­ви­лись опе­ры итал. и нем. ком­по­зи­то­ров, а в 1758–62 ре­гу­ляр­но вы­сту­па­ла Дрез­ден­ская опе­ра; в 1761 здесь по­став­ле­на опе­ра «Зе­но­бия» И. А. Хас­се, на­пи­сан­ная для вар­шав­ской опер­ной труп­пы. Польск. опе­ра дос­тиг­ла рас­цве­та в го­ды прав­ле­ния С. А. По­ня­тов­ско­го. В 1765 в Вар­ша­ве ос­но­ван Нац. те­атр («Те­атр На­ро­до­вы»; во двор­це Рад­зи­вил­лов), где в 1778 со­стоя­лась пре­мье­ра опе­ры М. Ка­мень­ско­го на либ­рет­то В. Бо­гу­слав­ско­го «Ос­ча­ст­лив­лен­ная ни­ще­та» («Nędza uszczęśliwiona»). В 1794 соз­да­на пер­вая нар. опе­ра-во­девиль «Мни­мое чу­до, или Кра­ков­цы и гор­цы» Я. Сте­фа­ни на либ­рет­то Бо­гу­слав­ско­го, в ко­то­рой мно­го нар. тан­цев (по­ло­нез, кра­ко­вяк, ма­зур­ка, поль­ка), ис­поль­зо­ва­на нар. ме­ло­ди­ка. Во 2-й пол. 18 в. от­кры­лись опер­ные те­ат­ры в Кра­ко­ве и Льво­ве. Сре­ди опер­ных ком­по­зи­то­ров 2-й пол. 18 – 1-й пол. 19 вв. – Ю. Эльс­нер. Польск. опер­ная шко­ла под­ня­лась до ев­роп. уров­ня бла­го­да­ря дея­тель­но­сти К. Кур­пинь­ско­го – ав­то­ра мн. опер (со­хра­ни­лось 18, сре­ди них – «Суе­ве­рие, или Кра­ков­цы и гор­цы», 1816, «За­мок в Чор­шты­не», 1819), ди­ри­жё­ра Нац. те­ат­ра (с 1810), пер­во­го ди­ри­жё­ра и ди­рек­то­ра Вар­шав­ской опе­ры (1824–40).

В сер. 18 в. в твор­че­ст­ве Я. Щу­ров­ско­го, А. Миль­ви­да, Я. Вань­ско­го, В. Дан­ков­ско­го поя­ви­лись пер­вые сим­фо­нии с при­зна­ка­ми нац. сти­ля. В кон. 18 в. Ф. Яне­вич, Я. Кле­чинь­ский соз­да­ли пер­вые польск. ин­ст­ру­мен­таль­ные кон­цер­ты. На ру­бе­же 18–19 вв. ак­тив­но раз­ви­ва­лась фп. му­зы­ка, ком­по­зи­то­ры об­ра­ща­лись к нац. тан­це­валь­ным жан­рам; по­ло­не­зы Ми­ха­ла Кле­о­фа­са Огинь­ско­го, этю­ды и нок­тюр­ны М. Ши­ма­нов­ской по­лу­чи­ли ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в П. и за её пре­де­ла­ми. Вер­ши­на польск. муз. иск-ва 19 в. – твор­че­ст­во Ф. Шо­пе­на, ока­зав­шее ог­ром­ное влия­ние и на куль­ту­ру др. стран. С. Мо­нюш­ко – соз­да­тель польск. клас­сич. опе­ры. В кон. 19 в. его тра­ди­ции про­дол­жи­ли в сво­их опе­рах В. Же­лень­ский и З. Нос­ков­ский. О. Коль­берг – ос­но­во­по­лож­ник польск. муз. эт­но­гра­фии, ав­тор мо­ну­мен­таль­но­го ис­сле­до­ва­ния «На­род, его обы­чаи, об­раз жиз­ни, язык…» (т. 1–33, опубл. в Кра­ко­ве в 1865–90). В 1810 в Вар­ша­ве от­кры­та Дра­ма­тич. шко­ла, к ко­то­рой во­схо­дит ис­то­рия центр. муз. ву­за – Муз. ун-та им. Ф. Шо­пе­на (с 1821 Ин-т му­зы­ки и де­кла­ма­ции, с 1859 Вар­шав­ский муз. ин-т, с 1946 Гос. выс­шая шко­ла му­зы­ки, с 2008 совр. назв.).

Польск. му­зы­кан­ты-ис­пол­ни­те­ли 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. с ми­ро­вым име­нем: скри­па­чи – Г. Ве­няв­ский, К. Ли­пинь­ский, П. Ко­хань­ский, скри­пач и ди­ри­жёр С. Бар­це­вич; пиа­ни­сты – Ю. Ве­няв­ский, И. Гоф­ман, И. Я. Па­де­рев­ский; ди­ри­жё­ры – Э. Млы­нар­ский, Г. Фи­тель­берг; пев­цы – М. Зем­брих, А. Бан­д­ров­ский-Сас, А. Ди­дур, Э. Бан­д­ров­ска-Тур­ска; кла­ве­си­ни­ст­ка В. Лан­дов­ска и др. Круп­ней­шие му­зы­кан­ты – вы­ход­цы из П.: скри­пач Б. Гу­бер­ман, ди­ри­жёр А. Род­зин­ский, пиа­нист Ар­тур Ру­бин­штейн. С 1930 в П. жил и ра­бо­тал ди­ри­жёр рус. про­ис­хо­ж­де­ния В. Бер­дя­ев. Сре­ди фп. пе­да­го­гов – Т. Ле­ше­тиц­кий, А. Ми­ха­лов­ский, Ю. Тур­чинь­ский. Ком­по­зи­то­ры объ­е­ди­не­ния «Мо­ло­дая Поль­ша», воз­ник­ше­го на ру­бе­же 19–20 вв., – М. Кар­ло­вич, К. Ши­ма­нов­ский, Л. Ру­жиц­кий, Г. Фи­тель­берг и А. Ше­лю­то – стре­ми­лись к объ­е­ди­не­нию но­вых те­че­ний зап.-ев­роп. иск-ва и польск. нац. ко­ло­ри­та. В нач. 20 в. ши­ро­кую из­вест­ность при­об­ре­ло твор­че­ст­во Кар­ло­ви­ча, Па­де­рев­ско­го; в пе­сен­ном жан­ре и в об­лас­ти ка­мер­ной му­зы­ки ра­бо­тал В. Же­лень­ский; тра­ди­ции С. Мо­нюш­ко про­дол­жи­ли ра­бо­тав­шие во Льво­ве ком­по­зи­то­ры Я. Галл и С. Не­вя­дом­ский. В польск. му­зы­ке 1920–50-х гг. ощу­ти­мо влия­ние совр. франц. му­зы­ки. В го­ды 2-й ми­ро­вой вой­ны муз. жизнь П. за­мер­ла, кон­цер­ты польск. му­зы­ки про­хо­ди­ли не­ле­галь­но. В по­сле­во­ен­ное вре­мя ком­по­зи­то­ры А. Ма­ляв­ский, С. Ве­хо­вич, Т. Ше­ли­гов­ский, З. Тур­ский, Б. Вой­то­вич ра­бо­та­ли в сло­жив­ших­ся ра­нее на­прав­ле­ни­ях.

Со 2-й пол. 1950-х гг. П. ста­ла од­ним из ли­де­ров муз. аван­гар­диз­ма, ми­ро­вую из­вест­ность по­лу­чи­ло твор­че­ст­во В. Лю­то­слав­ско­го, К. Пен­де­рец­ко­го, Т. Бэр­да, Х. М. Гу­рец­ко­го, К. Се­роц­ко­го. Во 2-й пол. 20 в. ме­ж­ду­нар. при­зна­ние по­лу­чи­ли про­из­ве­де­ния для скрип­ки Г. Ба­це­вич, цер­ков­ные со­чи­не­ния М. Ясинь­ско­го. Сре­ди ис­пол­ни­те­лей сер. – 2-й пол. 20 в.: ди­ри­жё­ры – Е. Сем­ков, З. Ля­то­шев­ский, Я. Кренц; пиа­ни­сты – Г. Чер­ны-Сте­фань­ска, К. Ци­мер­ман, П. Па­леч­ный, Б. Хес­се-Бу­ков­ская; скри­па­чи – Е. Уминь­ска, К. Куль­ка; пев­цы – Б. Па­проц­кий, А. Хи­оль­ский, Б. Ла­дыш, В. Ох­ман.

На гос. уров­не под­дер­жи­ва­ет­ся нар. куль­ту­ра, од­но­вре­мен­но раз­ви­ва­ет­ся об­ществ. фольк­лор­ное дви­же­ние. В рам­ках про­ек­та «Дом тан­ца» с нач. 1990-х гг. про­хо­дят творч. встре­чи с мас­те­ра­ми тра­диц. му­зы­ки и тан­ца, ве­дёт­ся обу­че­ние пе­нию и иг­ре на муз. ин­ст­ру­мен­тах в ау­тен­тич­ной ма­не­ре. Орг-ция «Му­зы­ка Кре­сов» («Му­зы­ка по­гра­ни­чья»; ос­но­ва­на в 1991 в Люб­ли­не) про­во­дит ра­бо­ту по со­би­ра­нию фольк­ло­ра, при­об­ще­нию мо­ло­дё­жи к тра­диц. уст­ной куль­ту­ре.

В П. функ­цио­ни­ру­ют (2013): «Те­атр Вель­ки» в Вар­ша­ве, Опер­ный те­атр им. С. Мо­нюш­ко в По­зна­ни (1919), Ниж­не­си­лез­ская опе­ра во Вроц­ла­ве (1945), Кра­ков­ская опе­ра (1954, совр. назв. с 2002; по­ста­нов­ки опер и опе­ретт) и др. те­ат­ры; круп­ней­ший ор­кестр стра­ны – Нац. фи­лар­мо­ни­че­ский (Вар­ша­ва, ос­но­ван в 1947, с 1955 совр. назв.). Ме­ж­ду­нар. фес­ти­ва­ли: «Вар­шав­ская осень»; эс­т­рад­ной пес­ни в Со­по­те, «Джаз джам­бо­ри» в Вар­ша­ве (оба с 1958); ора­то­ри­аль­но-кан­тат­ной му­зы­ки «Wratislavia Cantans» во Вроц­ла­ве (с 1966), ста­ринной му­зы­ки «Пес­ни на­ших кор­ней» в Яро­сла­ве (с 1992, еже­год­но), ком­по­зи­то­ров им. К. Пен­де­рец­ко­го в Кра­ко­ве (с 1998). Ме­ж­ду­нар. кон­кур­сы: пиа­ни­стов им. Ф. Шо­пе­на в Вар­ша­ве (с 1949, 1 раз в 5 лет), скри­па­чей им. Г. Ве­няв­ско­го в По­зна­ни (с 1952, 1 раз в 5 лет). Ме­ж­ду­нар. сим­по­зи­ум «Musica Antiquа Europae Orientalis» в Быд­го­ще (с 1966, 1 раз в 3 го­да).

Балет

Сце­нич. та­нец в П. на­чал фор­ми­ро­вать­ся в кон. 16 в. К ко­ро­лев­ско­му дво­ру в Кра­ко­ве, а за­тем в Вар­ша­ве при­гла­ша­ли итал., франц. и австр. танц­мей­сте­ров, сре­ди ко­то­рых: А. Бон­тем­по (1592), П. да Мелл (1596–97), Г. Доб­на (1626–1628), П. Берт­ман (1628–29), С. Вен­ту­ра (1637–38). Пер­вый ба­лет­ный спек­такль – «Ос­во­бо­ж­де­ние Руд­же­ра с ост­ро­ва Аль­цы­ны» по­ка­зан в 1628 в ко­ро­лев­ском двор­це в Вар­ша­ве. В 1643 там же от­крыт те­атр, в ко­то­ром, кро­ме итал. и франц. опер, шли спек­так­ли: «Ба­лет Ко­ро­ле­вы» (1654), «Ба­лет во вре­мя ко­ро­на­ции ко­ро­ля Яна III» (1676). По­ста­нов­щи­ка­ми и ис­пол­ни­те­ля­ми бы­ли итал. и франц. ар­ти­сты, но тан­це­ва­ли в них и польск. при­двор­ные. В 18 в. ари­сто­кра­ты об­за­во­ди­лись ба­лет­ны­ми труп­пами из двор­цо­вой че­ля­ди. Тан­цу обу­ча­ли фран­цу­зы, сре­ди них – Ф. Ле­ду, ко­торый ос­но­вал в 1782 ба­лет­ную шко­лу (при дво­ре гра­фа А. Ты­зенгау­за). Уче­ни­ки (М. Ры­минь­ский, М. Ма­линь­ская, Д. Си­тань­ская, А. Бже­зинь­ский, С. Холь­ниц­кий) об­ра­зо­ва­ли пер­вую польск. труп­пу, су­ще­ст­во­вав­шую в 1785–1794 при дво­ре С. А. По­ня­тов­ско­го. Ле­ду и ав­ст­ри­ец Д. Курц по­ста­ви­ли с этой труп­пой ба­ле­ты Ж. Ж. Но­вер­ра и пер­вый нац. ба­лет «Ван­да – ко­ро­ле­ва Поль­ши» (1788). Уче­ни­ки Ле­ду вы­сту­па­ли в «Те­ат­ре На­ро­до­вы» (от­крыт в Вар­шаве в 1765), здесь же на­ча­ли ра­бо­тать пер­вые польск. ба­лет­мей­сте­ры Е. Ва­линь­ский, Ф. Шлян­цов­ский, Ю. Ме­жинь­ская. В 1818 франц. ба­лет­мей­стер Л. Тьер­ри сфор­ми­ро­вал при те­ат­ре по­сто­ян­ную ба­лет­ную труп­пу. Сре­ди ар­ти­стов: Ме­жинь­ская, Л. По­ли­хнов­ская, О. Паль­чев­ская, М. Гре­ков­ский. Фран­цуз М. Пи­он и Ме­жинь­ская по­ста­ви­ли ос­но­ван­ный на польск. фольк­ло­ре ба­лет «Свадь­ба в Ой­цу­ве» на му­зы­ку К. Кур­пинь­ско­го и Ю. Дам­се (1823). В 1824–1843 вар­шав­ский ба­лет воз­глав­лял Пи­он, под­няв­ший уро­вень тан­це­валь­ной тех­ни­ки и ре­фор­ми­ро­вав­ший шко­лу, в ко­то­рой го­то­ви­лись кад­ры для опер­но­го «Те­ат­ра Вель­ки» (Боль­шо­го те­ат­ра; от­крыт в Вар­ша­ве в 1833). В 19 в. ба­ле­том «Те­ат­ра Вель­ки» ру­ко­во­ди­ли фран­цу­зы и италь­ян­цы. Польск. хо­рео­гра­фич. иск-во раз­ви­ва­лось под влия­ни­ем разл. на­прав­ле­ний, рас­про­стра­нён­ных в др. ев­роп. стра­нах.

В 1840-х гг. на польск. сце­ну ста­ли про­ни­кать ро­ман­тич. ба­ле­ты, че­му спо­соб­ст­во­ва­ла дея­тель­ность Ф. Таль­о­ни, ра­бо­тав­ше­го в «Те­ат­ре Вель­ки» в 1843–1853 (с пе­ре­ры­ва­ми) и со­чи­нив­ше­го здесь ро­ман­тич. ба­лет «Ин­дий­ское ут­ро» Я. Сте­фа­ни (1844). Совм. с Таль­о­ни на­чи­нал творч. дея­тель­ность пер­вый польск. ба­летм. Р. Тур­чи­но­вич, ко­то­рый по­ста­вил «Жи­зель» А. Ада­на (1848), «Эс­ме­раль­ду» Ч. Пу­ньи (1851), «Па­хи­ту» Э. М. Дель­де­ве­за и Л. Ф. Мин­ку­са (1854) и др., а так­же нац. ба­лет «Ок­ре­ст­ность под Кель­це» Сте­фа­ни (1846). По­ми­мо Тур­чи­но­ви­ча и его же­ны К. Тур­чи­но­вич, в эти го­ды бы­ли из­вест­ны ар­ти­сты: А. и К. Штра­ус, Т. Гвоз­дец­кая, К. Вендт, М. Фрей­таг, К. Сте­фань­ская, бр. Алек­сандр и Ан­то­нин Тар­нов­ские и др. На польск. ис­пол­нительское иск-во ока­за­ли влия­ние га­ст­ро­ли М. Таль­о­ни (1838, 1841, 1844) и К. Гри­зи (1853). Пер­вой польск. при­мой-ба­ле­ри­ной бы­ла Х. Хо­ле­виц­кая, во 2-й пол. 19 в. в ба­ле­тах вы­сту­па­ли М. Ро­гинь­ская, Я. По­пель, А. Гил­лерт, Л. Жонд­ца, М. Ку­пе­ша.

К сер. 19 в. вос­хо­дят свя­зи польск. и рус. ба­ле­тов. В 1851 та­лант­ли­вый ха­рак­тер­ный тан­цов­щик Ф. Кше­син­ский (Кше­синь­ский) с труп­пой польск. ар­тистов прие­хал в С.-Пе­тер­бург, где по­ста­вил «Свадь­бу в Ой­цу­ве» (под назв. «Кре­сть­ян­ская свадь­ба»). С 1853 Кше­син­ский по­се­лил­ся в Рос­сии; его де­ти Ма­тиль­да (см. Кше­син­ская М. Ф.), Юлия и Юзеф бы­ли со­лис­та­ми Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ра. Ус­пе­хи польск. ба­лет­ной шко­лы свя­за­ны с га­ст­ро­ля­ми рус. ар­ти­стов. В «Те­ат­ре Вель­ки» вы­сту­па­ли: Н. К. Бо­гда­но­ва, М. И. Пе­ти­па, А. Ф. Бе­ке­фи, Н. Г. Ле­гат, А. П. Пав­ло­ва, Т. П. Кар­са­ви­на и др. Л. И. Ива­нов по­ста­вил «При­вал ка­ва­ле­рии» И. И. Ар­мс­гей­ме­ра (1897, по М. И. Пе­ти­па), М. М. Фо­кин – «Шо­пе­ниа­ну» на му­зы­ку Ф. Шо­пе­на и «Ев­ни­ку» Н. В. Щер­ба­чё­ва (оба 1908). В Рос­сии ра­бо­та­ли польск. ар­ти­сты: М. Рут­ков­ская, В. Гил­лерт, Ф. Ни­жин­ский (его де­ти – Вац­лав Ни­жин­ский и Бро­ни­сла­ва Ни­жин­ская ста­ли ар­ти­ста­ми рус. ба­ле­та).

В 1917 при «Те­ат­ре Вель­ки» ба­летм. П. Зай­лих ор­га­ни­зо­вал но­вую ба­лет­ную труп­пу. Он по­ста­вил ба­ле­ты польск. ком­по­зи­то­ров: «Пан Твар­дов­ский» на му­зы­ку Л. Р. Ру­жиц­ко­го (1921), «Бай­ка» Л. М. Ро­гов­ско­го (1923), «Сви­те­зян­ка» Э. Мо­рав­ско­го (1931) и др. Зна­чи­тель­ное ме­сто в его твор­че­ст­ве за­ни­ма­ли во­зоб­нов­ле­ния и но­вые ре­дак­ции («Жи­зель» А. Ада­на, «Коп­пе­лия» Л. Де­ли­ба, «Ле­бе­ди­ное озе­ро» П. И. Чай­ков­ско­го, «Фея ку­кол» Й. Бай­е­ра, «Свадь­ба в Ой­цу­ве» Кур­пинь­ско­го и Дам­се, и др.), а так­же по­ста­нов­ки ба­ле­тов из ре­пер­туа­ра ан­тре­при­зы С. П. Дя­ги­ле­ва. За­слу­гой Зай­ли­ха ста­ла ре­ор­га­ни­за­ция ба­лет­ной шко­лы при «Те­ат­ре Вель­ки».

В 1919 в По­зна­ни при опер­ном те­ат­ре соз­да­на труп­па с ба­лет­ной шко­лой, од­ним из ру­ко­во­ди­те­лей ко­то­рой был М. Стат­ке­вич, ав­тор пер­вой в П. по­ста­нов­ки ос­но­ван­но­го на фольк­ло­ре польск. гор­цев ба­ле­та «Хар­на­си» К. Ши­ма­нов­ско­го (1938). Не­боль­шие ба­лет­ные кол­лек­ти­вы, вы­сту­пав­шие бо­лее или ме­нее ре­гу­ляр­но, на­ча­ли ра­бо­тать так­же во Льво­ве, Виль­но и Ка­то­ви­це. В 1935–39 су­ще­ст­во­ва­ла труп­па Польск. ба­лет Пар­не­ля, соз­дан­ная в Вар­ша­ве, но вы­сту­пав­шая в др. го­ро­дах П. и за ру­бе­жом. В ре­пер­ту­ар вхо­ди­ли ре­шён­ные в жан­ре гро­те­ска спек­так­ли Ф. Пар­не­ля, в ко­то­рых боль­шое ме­сто за­ни­ма­ли мо­ти­вы польск. фольк­ло­ра. В 1937 ор­га­ни­зо­ва­на не­за­ви­си­мая труп­па под назв. «Поль­ский ба­лет», в её соз­да­нии при­ни­ма­ли уча­стие нац. ком­по­зи­то­ры, пи­са­те­ли и ху­дож­ни­ки. Под рук. Б. Ф. Ни­жин­ской труп­па вы­сту­па­ла на Ме­ж­ду­нар. вы­став­ке в Па­ри­же, за­тем в Ев­ро­пе и США с ба­ле­та­ми «Кра­ков­ская сказ­ка» М. Кон­д­рац­ко­го, «Кон­церт ми ми­нор» на му­зы­ку Шо­пе­на, «Песнь о зем­ле» Р. Па­ле­сте­ра и др. Сре­ди ве­ду­щих ар­ти­стов: О. Слав­ская, Н. Юш­ке­вич, З. Ки­линь­ский, Ч. Ко­нар­ский.

В 1920–30-е гг. рас­про­стра­не­ние по­лу­чил сво­бод­ный та­нец, близ­кий по сти­лю иск-ву А. Дун­кан, и экс­прес­сив­но-пла­стич. та­нец в сти­ле М. Виг­ман, гл. пред­ста­ви­те­ля­ми ко­то­рых бы­ли Я. Ме­чинь­ская (уче­ни­ца Э. Жа­ка-Дальк­ро­за, имев­шая свою шко­лу и кол­лек­тив в Вар­ша­ве), И. Пру­сиц­кая, Г. Гу­ля­ниц­кая и др.

В го­ды 2-й ми­ро­вой вой­ны в П. не со­хра­ни­лось ни од­ной ба­лет­ной труп­пы. Со 2-й пол. 1940-х гг. ста­ли от­кры­вать­ся опер­ные те­ат­ры, при них фор­ми­ро­ва­лись но­вые ба­лет­ные труп­пы: в 1945 – в По­зна­ни и Бы­то­ме, в 1946 – во Вроц­ла­ве, в 1953 – в Гдань­ске. В 1950 в Вар­ша­ве ос­но­ва­на но­вая Шко­ла ба­ле­та (Нац. шко­ла тан­ца им. Р. Тур­чи­но­ви­ча, с 1955 но­вое зда­ние); важ­ную роль в её ста­нов­ле­нии сыг­рал Л. Вуй­ци­ков­ский (быв. тан­цов­щик труп­пы С. П. Дя­ги­ле­ва). В 1965 по­сле вос­ста­нов­ле­ния от­крыл­ся «Те­атр Вель­ки» в Вар­ша­ве, в 1967 – «Те­атр Вель­ки» в Лод­зи. Не­боль­шие труп­пы ра­бо­та­ли при муз. те­ат­рах Кра­ко­ва (с 1954), Быд­го­ща (с 1956). Во­семь те­ат­ров опе­рет­ты име­ли так­же не­боль­шие ба­лет­ные труп­пы. В 1975 от­кры­лась шко­ла в Лод­зи. В 1960-х гг. на­ча­лась учеб­ная под­го­тов­ка кад­ров польск. пе­да­го­гов. В 1963–64 в Вар­ша­ве дей­ст­во­ва­ли 2-го­дич­ные кур­сы, где пре­по­да­ва­ли сов. пе­да­го­ги. Мн. мо­ло­дые польск. ар­ти­сты учи­лись на пе­да­го­гич. и ба­лет­мей­стер­ском ф-тах в Мо­ск­ве в ГИТИСе и в Ле­нингр. кон­сер­ва­то­рии.

Во 2-й пол. 1940-х гг. ба­лет­ные труп­пы ог­ра­ни­чи­ва­лись вы­сту­п­ле­ни­ем в опер­ных спек­так­лях. До сер. 1950-х гг. ста­ви­лись пре­им. ба­ле­ты, ос­но­ван­ные на нар. тан­цах и сю­же­тах («Хар­на­си», «Свадь­ба в Ой­цу­ве», «Пан Твар­дов­ский»; «Сван­те­вит» П. Пер­ков­ско­го, «Ка­лио­ст­ро в Вар­ша­ве» и «Зо­ло­тая ут­ка» Я. Мак­ля­ке­ви­ча). С рос­том тан­це­валь­ной тех­ни­ки в ре­пер­ту­ар боль­шин­ст­ва те­ат­ров вхо­ди­ли ба­ле­ты на­сле­дия, сов. клас­си­ка, а так­же но­вые мно­го­акт­ные ба­ле­ты польск. ком­по­зи­то­ров, ис­поль­зо­вав­ших те­ма­ти­ку и мо­ти­вы нац. ис­то­рии, нар. пре­да­ний и ле­генд, лит. про­из­ве­де­ний: «Ко­ро­лев­ский шут» Т. Ки­зе­вет­те­ра, «Ма­зе­па» Т. Ше­ли­гов­ско­го, «Яхон­то­вая не­вес­та» и «Пес­ня о тос­ке» А. Све­жинь­ско­го, «Ко­роль вих­рей» Ф. Но­во­вей­ско­го, «Есик в Ос­тен­де» Г. Ба­це­вич, и др. Во 2-й пол. 20 в. ха­рак­тер­ны по­ис­ки но­во­го со­дер­жа­ния и но­вой ху­дож. фор­мы. Поя­ви­лись од­но­акт­ные сю­жет­ные ба­ле­ты, час­то соз­да­вае­мые на сим­фо­нич. му­зы­ку («Ожи­да­ние» А. Блё­ха, «Го­лый ко­роль» и «Скульп­ту­ра мас­те­ра Пет­ра» Р. Твар­дов­ско­го, «Нио­бея» и «Бро­не­но­сец "По­тём­кин"» Ю. Лу­цю­ка, и др.), а так­же бес­сю­жет­ные ба­ле­ты («Ада­жио для струн­ных ин­ст­ру­мен­тов и ор­га­на» на му­зы­ку Т. Аль­би­но­ни, «Со­на­та для 2 фп. и удар­ных» и «Ди­вер­тис­мент» на му­зы­ку Б. Бар­то­ка, «Нок­тюрн и та­ран­тел­ла» на му­зы­ку К. Ши­ма­нов­ско­го, и др.). Ста­ви­лись так­же ба­ле­ты И. Ф. Стра­вин­ско­го: «Вес­на свя­щен­ная», «Ор­фей», «Жар-пти­ца», «Иг­ра в кар­ты», «Ис­то­рия сол­да­та». К сер. 1970-х гг. уси­ли­лась связь с за­ру­беж­ным ба­ле­том, вклю­ча­лись совр. по­ста­нов­ки иностр. ба­лет­мей­сте­ров. Соз­да­те­ля­ми ре­пер­туа­ра бы­ли пред­ста­ви­те­ли трёх по­ко­ле­ний польск. ба­лет­мей­сте­ров, ста­рей­шие из ко­то­рых – Л. Вуй­ци­ков­ский и Ф. Пар­нель. На­ря­ду с ни­ми, ра­бо­та­ли Я. Яжи­нув­на-Соб­чак, Е. Ка­п­линь­ский, М. Ко­пинь­ский, С. Ми­щик, Э. Па­п­линь­ский, З. Пат­ков­ский. Их пре­ем­ни­ки – В. Бор­ков­ский, К. Дже­вец­кий, В. Гру­ца, Т. Куя­ва, а так­же вы­пу­ск­ни­ки ГИТИСа – Е. Го­гул и З. Ко­рыц­кий, вос­пи­тан­ни­ки польск. школ М. Бо­хе­нек, Г. Кон­винь­ский, Е. Ма­ка­ров­ский и др. В 2009 тан­це­валь­ная труп­па «Те­ат­ра Вель­ки» по­лу­чи­ла ста­тус Нац. ба­ле­та. Сре­ди ве­ду­щих хо­рео­гра­фов: К. Пас­тор (с 2009 ди­рек­тор Нац. ба­ле­та), Э. Ве­со­лов­ский, С. Воз­няк, Я. Пши­бы­ло­вич, Я. Тыс­ки.

Во 2-й пол. 20 – нач. 21 вв. в П. ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся разл. на­прав­ле­ния совр. тан­ца. В 1956 во Вроц­ла­ве Г. То­ма­шев­ский ор­га­ни­зо­вал те­атр пан­то­ми­мы. Вид­ный пред­ста­ви­тель пла­стич. те­ат­ра Л. Мод­зик в 1969 соз­дал те­атр «Пла­сти­че­ская сце­на» при Ка­то­лич. ун-те в Люб­ли­не, те­ма­ти­ка его спек­так­лей – ре­ли­гия и по­иск смыс­ла жиз­ни – реа­ли­зу­ет­ся в фор­ме те­ат­раль­ной ме­ди­та­ции. В 1973 тан­цов­щик и хо­рео­граф К. Дже­вец­кий ос­но­вал Польск. те­атр тан­ца в По­зна­ни; с 1988 кол­лек­ти­вом ру­ко­во­дит Э. Вы­чи­хов­ская, раз­ви­ваю­щая кон­цеп­цию спек­так­ля, со­еди­няю­ще­го хо­рео­гра­фию, дра­му, совр. тех­но­ло­гии и др. В 1991 от­крыл­ся Те­атр тан­ца Си­ле­зии в Бы­то­ме, в 2001 – Те­атр тан­ца в Люб­ли­не. В 2010 в Гдань­ске воз­ник Бал­тий­ский те­атр тан­ца под рук. И. Вайс (уче­ни­ца И. Ки­лиа­на).

Сре­ди круп­ней­ших ме­ж­ду­нар. фес­ти­ва­лей: Ба­лет­ные встре­чи в Лод­зи (с 1968, ка­ж­дые два го­да), Би­ен­на­ле совр. тан­ца (с 1994), еже­год­ные – Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь тан­це­валь­ных те­ат­ров «Фес­ти­валь вес­ны» (с 2006) в По­зна­ни, Гдань­ский фес­ти­валь тан­ца (Гдань­ская кор­по­ра­ция тан­ца, с 2002), «Ка­лей­до­скоп» в Бе­ло­сто­ке (с 2004), Фес­ти­валь те­ат­ров тан­ца Центр. Ев­ро­пы «Zawirowa­nia» («Тур­бу­лент­ность») в Вар­ша­ве (с 2005), «Spa­cer» в Кра­ко­ве (с 2012). С 2002 не­ре­гу­ляр­но в раз­ных го­ро­дах П. (Гданьск, Гды­ня, Лодзь) про­хо­дит Ме­ж­ду­нар. кон­курс хо­рео­гра­фич. иск-ва им. С. Дя­ги­ле­ва.

Театр

Ста­нов­ле­ние те­ат­раль­но­го иск-ва П. свя­за­но с раз­ви­ти­ем на её тер­ри­то­рии в 16–17 вв. тра­диц. ев­роп. ср.-век. жан­ров – мис­те­рии и мо­ра­ли­те. Сре­ди тек­стов: «Ис­то­рия о слав­ном вос­кре­се­нии гос­под­нем» Ми­ко­лая из Виль­ко­вец­ка (ме­ж­ду 1570 и 1580), «Диа­лог о чу­дес­ном ро­ж­де­нии Сы­на Бо­жи­е­го» Яна Ка­ро­ля Дах­нов­ско­го (1621), «Яв­ле­ние ми­ло­серд­ной ми­ло­сти Бо­жи­ей, пред­став­лен­ной в жиз­ни свя­той Ма­рии Ма­гда­ли­ны» (1656). Из мис­те­ри­аль­ных действ вы­де­лил­ся осо­бый жанр ку­коль­но­го те­ат­ра – шоп­ка (см. Вер­теп). Од­на из пер­вых польск. тра­ге­дий в под­ра­жа­ние ан­тич­ным об­раз­цам – на­пи­сан­ная бе­лым сти­хом пье­са Я. Ко­ха­нов­ско­го «От­рав­ле­ние по­слов гре­че­ских» (1578). Ис­кус­ст­во польск. бро­дя­чих ак­тё­ров (фран­тов) по­влия­ло на раз­ви­тие жан­ра ко­ме­дии ры­бал­тов (учи­те­лей, от­стра­нён­ных ие­зуи­та­ми от пре­по­да­ва­ния) – раз­но­вид­ность ре­нес­санс­ной ко­ме­дии с ан­ти­кле­ри­каль­ны­ми мо­ти­ва­ми. Раз­ви­вал­ся и при­двор­ный те­атр. В Кра­ко­ве в 1500–1525 при дво­ре, в за­лах замка на Ва­ве­ле, и в до­мах зна­ти вы­сту­па­ли уче­ни­ки Ягел­лон­ско­го ун-та с пе­ре­во­да­ми ан­тич­ных пьес (эти пред­став­ле­ния по­лу­чи­ли назв. «те­атр гу­ма­ни­стов»). В 1637 в ко­ро­лев­ском зам­ке в Вар­ша­ве соз­дан спец. зал для те­ат­раль­ных пред­став­ле­ний.

В Вар­ша­ве в 1765 от­крыт пер­вый проф. польск. те­атр – «Те­атр На­ро­до­вы». В кон. 18 – нач. 19 вв. его воз­глав­лял ак­тёр, ре­жис­сёр, дра­ма­тург В. Бо­гу­славский­. Сре­ди дра­ма­тур­гов – Ю. Нем­це­вич, Ф. За­блоц­кий; сре­ди ак­тё­ров – А. Тру­с­ко­ля­ская, С. Деш­нер, Б. Куд­лич. В 1781 в Кра­ко­ве от­крыт Ста­рый те­атр (ны­не им. Х. Мод­же­ев­ской). Круп­ней­шее про­из­ве­де­ние польск. дра­ма­тур­гич. клас­си­циз­ма – тра­ге­дия «Бар­ба­ра Рад­зи­вилл» А. Фе­линь­ско­го (1811). 19 в. в П. оз­на­ме­но­ван рас­цве­том дра­ма­тур­гии. По­эты-ро­ман­ти­ки (А. Миц­ке­вич, Ю. Сло­вац­кий, З. Кра­синь­ский) соз­да­ли но­вый тип по­этич. дра­мы, в ней ре­аль­ные фак­ты тес­но пе­ре­пле­та­ют­ся с яр­ки­ми ху­дож. об­раз­ами, сим­во­ла­ми, в цен­тре дра­мы – ге­ро­ич. лич­ность, бо­рю­щая­ся за не­за­ви­си­мость сво­ей ро­ди­ны. Эти пье­сы бы­ли за­пре­ще­ны к по­ста­нов­ке. Раз­ви­ва­лась ко­ме­дия, в этом жан­ре ра­бо­тал А. Фред­ро. В 1829 в Вар­ша­ве от­крыт фи­ли­ал «Те­ат­ра На­ро­до­вы» – «Роз­маи­то­сти» (в 1836 труп­пы сли­лись под назв. «Роз­маи­то­сти», с 1924 «Те­атр На­ро­до­вы»), пер­вый ру­ко­во­ди­тель – Б. Куд­лич. Сре­ди уче­ни­ков Куд­ли­ча – один из луч­ших польск. ак­тё­ров-ро­ман­ти­ков Я. Кру­ли­ков­ский. Во 2-й пол. 19 в. цен­тром те­ат­раль­ной жиз­ни стал Кра­ков, здесь сфор­ми­ро­ва­лась кра­ков­ская ак­тёр­ская шко­ла (круп­ней­шие пред­ста­ви­те­ли: С. Козь­мян, Х. Мод­же­ев­ская, Л. Соль­ский).

Гео­гра­фич. по­ло­же­ние П. пре­до­пре­де­ли­ло пу­ти раз­ви­тия нац. те­ат­раль­но­го иск-ва. Ев­роп. влия­ния, ху­дож. те­че­ния, эс­те­тич. на­прав­ле­ния, ро­див­шие­ся в рус., франц., нем. те­ат­рах, пе­ре­пле­та­ют­ся и ви­до­из­ме­ня­ют­ся на польск. поч­ве. Эта тен­ден­ция яр­че все­го про­яви­лась на ру­бе­же 19–20 вв. Ре­жис­сёр­ское иск-во П. раз­ви­ва­лось в двух на­прав­ле­ни­ях: мо­ну­мен­таль­ный, по­этич. те­атр Л. Шил­ле­ра, про­дол­жаю­щий тра­ди­ции польск. ро­ман­тиз­ма, и реа­ли­сти­че­ский, пси­хо­ло­гич. те­атр Ю. Ос­тэр­вы, опи­рав­ше­го­ся на Ста­ни­слав­ско­го сис­те­му. В Вар­ша­ве в 1913 от­крыл­ся «Те­атр Поль­ский» под рук. А. Шиф­ма­на. Вы­даю­щие­ся дра­ма­тур­ги это­го пе­рио­да – С. Пши­бы­шев­ский, С. Вы­спянь­ский. В 1920–30-е гг. в г. За­ко­па­не С. И. Вит­ке­вич раз­ра­баты­вал те­ат­раль­ную тео­рию «чис­той фор­мы»: по его убе­ж­де­нию, со­дер­жа­ние не яв­ля­ет­ся гл. пред­ме­том во­пло­ще­ния в те­ат­ре. В 1950-х гг. од­ни польск. ре­жис­сё­ры (Э. Ак­сер, К. Дей­мек, Е. Яроц­кий, А. Бар­ди­ни, З. Хюб­нер, Е. Креч­мар) раз­ви­ва­ли идею те­ат­ра «ак­тё­ра и ли­те­ра­ту­ры», в ко­то­ром ре­жис­сёр­ский ме­тод рас­тво­ря­ет­ся в ма­те­риа­ле, дру­гие (А. Ха­нуш­ке­вич, А. Вай­да, Е. Гже­го­жев­ский) вы­сту­па­ли за при­мат ре­жис­су­ры. Обе тен­ден­ции син­те­зи­ро­ва­лись в твор­че­ст­ве К. Сви­нар­ско­го. В 1953 свой пер­вый спек­такль пред­ста­вил польск. те­атр те­ле­ви­де­ния, став­ший уни­каль­ным яв­ле­ни­ем куль­тур­ной жиз­ни стра­ны. Поль­ский те­атр те­ле­ви­де­ния (неск. раз в не­де­лю в ус­та­нов­лен­ное вре­мя зри­те­лей зна­ко­мят с по­ста­нов­ка­ми, осу­ще­ст­в­лён­ны­ми в ус­ло­ви­ях те­ле­сту­дии или сня­ты­ми в те­ат­ре) соз­дал свой уни­каль­ный язык и раз­ра­ба­ты­ва­ет но­вей­шие спо­со­бы пе­ре­да­чи спе­ци­фи­ки те­ат­раль­но­го по­ве­ст­во­ва­ния сред­ст­ва­ми те­ле­ви­де­ния.

Сцена из спектакля «Бенёвский» Ю. Словацкого. «Театр Народовы». Варшава.

Спе­ци­фи­че­ская чер­та польск. те­ат­ра (боль­шин­ст­во ре­жис­сё­ров име­ют ху­дож. об­ра­зо­ва­ние) оп­ре­де­ли­ла пу­ти его раз­ви­тия в 1960–90-е гг., ко­гда клю­че­вы­ми в эс­те­ти­ке ста­ли экс­пе­ри­мен­ты с про­стран­ст­вом сце­ны. По­ис­ки экс­пе­ри­мен­та­то­ров свя­за­ны с от­кры­ти­ем не­боль­ших ав­тор­ских те­ат­ров-сту­дий. Т. Кан­тор в 1955 от­крыл в Кра­ко­ве те­атр «Кри­ко-2» (су­ще­ст­во­вал до 1991), где пы­тал­ся реа­ли­зо­вать кон­цеп­цию «чис­той фор­мы» С. И. Вит­ке­ви­ча, а в 1970–80-е гг. раз­ра­ба­ты­вал свою сце­нич. эс­те­ти­ку в спек­так­лях «Те­ат­ра смер­ти». В 1972 в Вар­ша­ве Ю. Шай­на соз­дал те­атр «Сту­дио». Важ­ным яв­ле­ни­ем не толь­ко поль­ско­го, но и ми­ро­во­го те­ат­ра ста­ло твор­че­ст­во Е. Гро­тов­ско­го. Его про­ек­ты по­влия­ли на фор­ми­ро­ва­ние те­ат­раль­ных трупп, близ­ких на­прав­ле­нию ан­тро­по­ло­гич. те­ат­ра. Так, в 1977 В. Ста­нев­ский от­крыл Центр те­ат­раль­ных прак­тик «Гард­зе­ни­це» (спек­так­ли опи­ра­ют­ся на фольк­лор­но-эт­нич. ис­сле­до­ва­ния, пес­ни и тан­цы ста­но­вят­ся ос­но­вой ра­бо­ты с ак­тё­ра­ми, под­ле­жат пе­ре­ос­мыс­ле­нию как важ­ней­шая часть куль­тур­но­го раз­ви­тия че­ло­ве­че­ст­ва, вни­ма­ние ак­цен­ти­ру­ет­ся не на нац. куль­ту­ре, а на общ­но­сти всех су­ще­ст­вую­щих и да­же ис­чез­нув­ших на­ций). Вы­даю­щие­ся ак­тё­ры сер. 20 в.: З. За­па­се­вич, Р. Чес­ляк, Т. Лом­ниц­кий, А. Се­ве­рин, Е. Штур, Е. Рад­зи­ви­ло­вич и др. Тен­ден­ции аб­сур­ди­ст­ской дра­матур­гии в П. яр­че все­го от­ра­зи­лись в твор­че­ст­ве С. Мро­же­ка, Т. Ру­же­ви­ча, В. Гом­бро­ви­ча. В сер. 20 в. по­лу­чил раз­ви­тие жанр те­ат­ра-ка­ба­ре бла­го­да­ря са­ти­рич. ми­ниа­тю­рам К. И. Гал­чинь­ско­го для кра­ков­ско­го те­ат­ра «Зе­лё­ный гусь». С 1994 в Те­ат­ре им. Х. Мод­же­ев­ской (Лег­ни­ца) реж. Я. Гломб соз­да­ёт спек­так­ли – диа­ло­ги со зри­тель­ным за­лом.

В кон. 1970-х гг. в ре­жис­су­ру при­шёл К. Лю­па – учи­тель «по­ко­ле­ния три­дца­ти­лет­них», оп­ре­де­лив­ше­го раз­ви­тие польск. ре­жис­су­ры в 2000–10-х гг. Яр­кий пред­ста­ви­тель по­стмо­дер­низ­ма, он ра­бо­та­ет гл. обр. с инс­це­ни­ров­ка­ми про­из­ве­де­ний нем. и рус. ав­то­ров, его фи­ло­соф­ские, эк­зи­стен­циа­ли­ст­ские спек­так­ли по­ве­ст­ву­ют о по­ис­ке че­ло­ве­ком ме­с­та в совр. ми­ре. В став­шем цен­тром творч. ис­ка­ний мо­ло­дых ре­жис­сё­ров вар­шав­ском те­ат­ре «Роз­маи­то­сти» (ос­но­ван в 1945 как Гор. дра­ма­тич. те­атр) в 1997 спек­так­лем «Тро­пи­че­ский бзик» С. И. Вит­ке­ви­ча де­бю­ти­ро­вал Г. Яжи­на: его по­ста­нов­ки ори­ен­ти­ро­ва­ны на пря­мое об­ще­ние с за­лом, мак­си­маль­ное вклю­че­ние зри­те­ля в ткань те­ат­раль­но­го пред­став­ле­ния. В 2006 со­бы­ти­ем те­ат­раль­ной жиз­ни явил­ся спек­такль М. Кле­чев­ской «Фед­ра» в «Те­ат­ре На­ро­до­вы» (ре­жис­сёр ра­бо­та­ет с че­тырь­мя пье­са­ми, ос­нован­ны­ми на ми­фе о Фед­ре, соз­да­вая слож­ный по­стмо­дер­ни­ст­ский текст, со­еди­ня­ет раз­ные трак­тов­ки, сме­ща­ет вре­мен­ны́е пла­сты). Во­про­сам сек­су­аль­ной иден­ти­фи­ка­ции по­свя­щён один из са­мых яр­ких и скан­даль­ных спек­так­лей К. Вар­ли­ков­ско­го «Ан­ге­лы в Аме­ри­ке» Т. Куш­не­ра (пред­став­лен на Авиньон­ском фес­ти­ва­ле в 2007). Твор­че­ст­во мо­ло­до­го реж. Я. Кла­ты опи­ра­ет­ся на тра­ди­ции Л. Шил­ле­ра и Е. Гже­го­жев­ско­го, ре­жис­сёр ра­бо­та­ет с нац. ми­фа­ми, его спек­так­ли име­ют яр­кую со­ци­аль­ную ок­ра­ску. Совр. дра­ма­тур­гию П. на­зы­ва­ют ре­пор­таж­ным реа­лиз­мом, в фо­ку­се её вни­ма­ния – со­ци­аль­ные и по­ли­тич. про­бле­мы; ав­то­ры об­ра­ща­ют­ся к про­бле­мати­ке польск. ро­ман­тич. дра­мы, фик­си­ру­ют глу­бо­кий кри­зис гу­ма­ни­стич. цен­но­стей, раз­вен­чи­ва­ют фи­гу­ру ге­ро­ич. лич­но­сти. Сре­ди дра­ма­тур­гов: К. Би­зё, Д. Ма­слов­ская, И. Ов­сян­ко, М. Фер­тач, А. Са­ра­мо­но­вич, М. Валь­чак, П. Вой­це­шек.

Те­ат­ры так­же ра­бо­та­ют в го­ро­дах: Бель­ско-Бя­ла («Те­атр Поль­ский», 1890), Гданьск («Вы­бже­же», в 1946–59 в Гды­не; «Ми­ниа­тю­ра», 1952; «Знак», 1992), Гды­ня (Те­атр им. В. Гом­бро­ви­ча, 1959), Кра­ков (Те­атр им. Ю. Сло­вац­ко­го, 1893; «Те­атр гро­те­ска», 1945), Лодзь (Те­атр им. С. Яра­ча, 1888), Люб­лин (Те­атр им. Ю. Ос­тер­вы, 1921; ку­кол и ак­тё­ра им. Х. К. Ан­дер­се­на, 1954), Ще­цин («Те­атр Поль­ский», 1946) и др. В 1990 во Вроц­ла­ве ос­но­ван Центр изу­че­ния твор­че­ст­ва Е. Гро­тов­ско­го и куль­ту­ро­ло­гич. про­блем (в 2006 пе­ре­име­но­ван в Ин-т им. Е. Гро­тов­ско­го). В Вар­ша­ве с 2003 ра­бо­та­ет Те­ат­раль­ный ин-т им. З. Ра­шев­ско­го – круп­ней­ший в П. ар­хив ма­те­риа­лов, по­свя­щён­ных те­ат­ру (из­да­ёт еже­год­ный аль­ма­нах «Те­атр в Поль­ше» и элек­трон­ную га­зе­ту www.e-teatr.pl). Сре­ди круп­ней­ших ме­ж­ду­на­род­ных те­ат­раль­ных фес­ти­ва­лей: «Кон­такт» в То­ру­ни (с 1991, 1 раз в 2 го­да), «Диа­лог-Вроц­лав» (с 2001, 1 раз в 2 го­да), «Бо­же­ст­вен­ная ко­ме­дия» в Кра­ко­ве (с 2008, еже­год­но). Те­ат­раль­ные жур­на­лы: «Te­atr» (с 1945), «Di­alog» (с 1956), «Scena» (с 1970), еже­квар­таль­ный ж. «Pamię tnik teatral­ny» (с 1952). Круп­ней­шие те­ат­раль­ные кри­ти­ки – Я. Котт, К. Пу­зы­на.

Кино

Пер­вый ки­но­се­анс со­сто­ял­ся 14.11.1896 в Гор. те­ат­ре Кра­ко­ва, где де­мон­ст­ри­ро­ва­лись филь­мы бр. Л. и О. Люмь­ер. Эн­ту­зи­аст но­во­го ви­да иск-ва, пио­нер нац. ки­но­про­из­вод­ст­ва К. Пру­шинь­ский (изо­бре­та­тель плео­гра­фа – ап­па­ра­та для съём­ки и про­ек­ции од­но­вре­мен­но) на­чал сни­мать иг­ро­вые филь­мы в 1902. Польск. фо­то­граф и ки­но­опе­ра­тор Б. Ма­ту­шев­ский в пер­вых ра­бо­тах по тео­рии ки­но («Но­вый ис­точ­ник ис­то­рии» и «Жи­вая фо­то­гра­фия, чем она яв­ля­ет­ся и чем долж­на стать», обе 1898, Па­риж) ука­зы­вал на ог­ром­ные воз­мож­но­сти ки­не­ма­то­гра­фа, в пер­вую оче­редь как сред­ст­ва ис­то­рич. до­ку­мен­та­ции. В 1908 сня­ты пер­вые польск. иг­ро­вые кар­ти­ны: ан­ти­не­мец­кий ф. «Прус­ская куль­ту­ра» М. Тов­би­на и ко­ме­дия «Ан­тось впер­вые в Вар­ша­ве» Ж. Мей­е­ра (от­крыв­шая се­рию «ко­ми­че­ских» с уча­сти­ем А. Ферт­не­ра). Круп­ней­шую польск. ки­но­сту­дию эпо­хи не­мо­го ки­но «Сфинкс» («Sfinks») в 1909 в Вар­ша­ве ос­но­вал А. Херц; в 1911 здесь осу­ще­ст­в­ле­ны эк­ра­ни­за­ции нац. клас­си­ки – «Ис­то­рия гре­ха» А. Бед­нар­чи­ка (по ро­ма­ну С. Же­ром­ско­го), «Ме­ир Езо­фо­вич» Ю. Ос­тоя-Суль­ниц­ко­го (по ро­ма­ну Э. Ожеш­ко), «Суд бо­жий» С. Кна­ке-За­вадз­ко­го (по дра­ме «Су­дьи» С. Вы­спянь­ско­го). В 1910-е гг. поль­зо­ва­лись по­пу­ляр­но­стью са­лон­ные ме­ло­дра­мы (в т. ч. с уча­сти­ем пер­вой польск. ки­но­звез­ды П. Нег­ри): «Ра­ба стра­стей, ра­ба по­ро­ка» Я. Пав­лов­ско­го (1914), «Бес­тия» Хер­ца (1917). Во вре­мя 1-й ми­ро­вой вой­ны (в ус­ло­ви­ях ли­к­ви­да­ции цар­ской цен­зу­ры и при под­держ­ке круп­ных нем. ки­но­сту­дий) и в 1920-е гг. про­из­во­ди­лись гл. обр. пат­рио­ти­че­ско-про­па­ган­ди­ст­ские филь­мы: «Вар­шав­ская ох­ран­ка и её тай­ны» (1916), «Ца­ризм и его слу­ги» (1917), «Для те­бя, Поль­ша» Бед­нар­чика (1920), «Чу­до на Вис­ле» Р. Бо­ле­слав­ско­го (1921), «Мо­ги­ла не­из­вест­но­го сол­да­та» Р. Ор­дынь­ско­го (1927). Зна­чи­тель­ные эк­ра­ни­за­ции это­го пе­рио­да: «Зем­ля обе­то­ван­ная» Хер­ца и З. Гняз­дов­ско­го (1927, по ро­ма­ну В. Рей­мон­та), «Ка­нун вес­ны» Х. Ша­ро (1928, по ро­ма­ну Же­ром­ско­го), «Пан Та­де­уш» Ор­дынь­ско­го (1928, по по­эме А. Миц­ке­ви­ча). Ху­дож. дос­ти­же­ния­ми ста­ли экс­прес­сио­ни­ст­ская лен­та «Силь­ный че­ло­век» Ша­ро (1929, по ро­ма­ну С. Пши­бы­шев­ско­го) и ме­ло­дра­ма «Со дня на день» Ю. Лей­те­са (1929, по ро­ма­ну Ф. Гё­те­ля). Пер­вый зна­чит. зву­ко­вой фильм – «Мо­раль па­ни Дуль­ской» Б. Не­во­ли­на (1930, по пье­се Г. За­поль­ской). По­яв­ле­ние зву­ка в 1930-е гг. при­ве­ло к рас­цве­ту ки­но­ко­ме­дии, опи­рав­шей­ся на бо­га­тые тра­ди­ции лит. ка­ба­ре: «Лю­ци­на – это де­вуш­ка?» Ю. Гар­да­на (1934), «Ан­тек-по­лиц­мей­стер» М. Ва­шинь­ско­го (1935), «Эта­жом вы­ше» Л. Три­ста­на (1937). Ут­вер­жде­нию жан­ра спо­соб­ст­во­ва­ли сце­на­ри­сты Л. Стар­ский и К. Том, ком­по­зи­то­ры Х. Варс и Е. Пе­тер­бург­ский, ак­тё­ры Х. Ор­до­нув­на, А. Дым­ша, Э. Бо­до и др. Ус­пе­хом поль­зо­ва­лись ме­ло­дра­мы: с кри­ми­наль­но-фе­ми­ни­ст­ским от­тен­ком («При­го­вор жиз­ни» Гар­да­на, 1933), ре­лиг. ха­рак­те­ра («Под твою за­щи­ту» Лей­те­са и Э. Пу­халь­ско­го, 1933), на ос­но­ве по­пу­ляр­ной лит-ры («Зна­харь» Ва­шинь­ско­го, 1937, по Т. До­лен­ги-Мос­то­ви­чу). Луч­шие филь­мы это­го пе­рио­да – про­ник­ну­тые глу­бо­ким пси­хо­ло­гиз­мом реа­ли­стич. дра­мы Лей­те­са: «Мо­ло­дой лес» (1934), «Дев­ча­та из Но­во­ли­пок» (1937, по од­но­им. ро­ма­ну П. Гоя­ви­чинь­ской), «Гра­ни­ца» (1938, по од­но­им. ро­ма­ну З. Нал­ков­ской).

В 1-й пол. 1930-х гг. аль­тер­на­ти­ву ком­мерч. ки­но пред­став­ля­ла дея­тель­ность груп­пы «Старт» («Со­дру­же­ст­во лю­би­те­лей ки­но как иск-ва»). Ре­жис­сё­ры А. Форд, В. Яку­бов­ская, Э. Цен­каль­ский, опе­ра­тор С. Воль, ки­но­кри­тик Е. Тё­п­лиц ис­по­ве­до­ва­ли идеи ши­ро­ко по­ни­мае­мо­го «об­ще­ст­вен­но по­лез­но­го ки­но». Круп­ней­шее дос­ти­же­ние это­го на­прав­ле­ния – вы­дер­жан­ный в ду­хе ве­рист­ской по­эти­ки ф. «Ле­ги­он ули­цы» Фор­да (1932). Ли­де­ры аван­гард­ных по­ис­ков 1930-х гг. – суп­ру­ги С. и Ф. Те­мер­сон, сняв­шие «ир­ра­цио­наль­ную юмо­ре­ску» «При­клю­че­ние по­ря­доч­но­го че­ло­ве­ка» (1937).

С на­ча­лом 2-й ми­ро­вой вой­ны на польск. тер­ри­то­рии в осн. сни­ма­лись хро­ни­каль­но-до­ку­мен­таль­ные филь­мы (в т. ч. съём­ки Вар­шав­ско­го вос­ста­ния 1944, про­хо­див­шие под рук. А. Богд­зе­ви­ча; ф. «Май­да­нек – клад­би­ще Ев­ро­пы» А. Фор­да, 1944). Пер­вый по­сле­во­ен­ный ф. «За­пре­щён­ные пе­сен­ки» Л. Буч­ков­ско­го (1947) – мю­зикл о жиз­ни Вар­ша­вы во вре­мя 2-й ми­ро­вой вой­ны. Важ­ным со­бы­ти­ем ста­ли пер­вая в ис­то­рии иг­ро­во­го ки­но лен­та о конц­ла­ге­ре «По­след­ний этап» В. Яку­бов­ской (1948, ос­но­ва­на на лич­ном опы­те ре­жис­сё­ра), а так­же от­ме­чен­ные влия­ни­ем нео­реа­лиз­ма кар­ти­ны «Гра­нич­ная ули­ца» (1949) и «Пя­те­ро с ули­цы Бар­ской» (1954) Фор­да.

Пе­ре­лом в ис­то­рии польск. ки­но­ис­кус­ст­ва, где по­сле вой­ны гос­под­ство­вал соц­реа­лизм, про­изо­шёл с при­хо­дом в 1-й пол. 1950-х гг. по­ко­ле­ния мо­ло­дых ре­жис­сё­ров, по­ло­жив­ших на­ча­ло т. н. поль­ской ки­но­шко­ле. Её вид­ней­шие пред­ста­ви­те­ли, раз­ви­вав­шие клю­че­вую для иск-ва П. ро­ман­тич. тра­ди­цию, – А. Вай­да, А. Мунк, Е. Ка­ва­ле­ро­вич. Сре­ди др. ре­жис­сё­ров это­го на­прав­ле­ния: Т. Кон­виц­кий («По­след­ний день ле­та», 1958, Гран-при Мкф в Ве­не­ции), К. Куц («Крест за от­ва­гу», 1959; «Ни­кто не зо­вёт», 1960), В. Е. Хас («Про­ща­ния», 1958, по ро­ма­ну С. Ды­га­та; «Как быть лю­би­мой», 1962), С. Ру­же­вич («Сви­де­тель­ст­во о ро­ж­де­нии», 1961, гл. пр. Мкф в Ве­не­ции, Гран-при Мкф в Кан­не). Бла­го­да­ря их твор­че­ст­ву в польск. ки­не­ма­то­гра­фии не толь­ко про­изош­ло фор­маль­ное об­нов­ле­ние язы­ка, но и поя­вил­ся ряд тем, ко­то­рых она рань­ше не ка­са­лась: на­ря­ду с со­бы­тия­ми не­дав­не­го во­ен. про­шло­го, ре­жис­сё­ров польск. шко­лы ин­те­ре­со­ва­ли нац. ис­то­рия, со­вре­мен­ность, лю­бов­ные пе­ре­жи­ва­ния мо­ло­дых лю­дей пред­во­ен­ной эпо­хи и т. п.

Ки­но кон. 1950-х – 1960-х гг. об­ра­ти­лось гл. обр. к ак­ту­аль­ным про­бле­мам: не­ком­му­ни­ка­бель­ность («По­езд» Е. Ка­ва­ле­ро­ви­ча, 1959), не­уст­ро­ен­ность «по­те­рян­ной» мо­ло­дё­жи («Не­вин­ные ча­ро­деи» А. Вай­ды, 1960), че­ло­ве­че­ская ра­зоб­щён­ность («Ес­ли кто-ни­будь зна­ет…» К. Ку­ца, 1966). В 1-й пол. 1960-х гг. де­бю­ти­ро­ва­ли эмиг­ри­ро­вав­шие вско­ре Р. По­лан­ски и Е. Ско­ли­мов­ский (ис­пол­нив­ший гл. роль в сво­их кар­ти­нах «Осо­бые при­ме­ты», «Без боя», обе 1965). В. Ле­щинь­ский в жан­ре фи­лос.-по­этич. прит­чи рас­ска­зал о тра­гич. судь­бах лю­дей, от­ка­зы­ваю­щих­ся жить по на­вя­зан­ным об­ще­ством пра­ви­лам («Жи­тие Ма­те­уша», 1968, по ро­ма­ну Т. Ве­со­са «Пти­цы», Гран-при Мкф в Кан­не). В 1960–70-е гг. поль­зо­вал­ся ус­пе­хом жанр ис­то­рич. «бое­ви­ка» на ос­но­ве клас­сич. лит. про­из­ве­де­ний: Г. Сен­ке­ви­ча («Кре­сто­нос­цы» А. Фор­да, 1960; «По­топ» Е. Гоф­ма­на, 1974), Я. По­тоц­ко­го («Ру­ко­пись, най­ден­ная в Са­ра­го­се» Ха­са, 1965), Б. Пру­са («Фа­ра­он» Ка­ва­леро­ви­ча, 1966), М. Дом­бров­ской («Но­чи и дни» Е. Ант­чак, 1975). На фо­не обо­ст­ре­ния по­ли­тич. си­туа­ции, уси­ли­ваю­ще­го­ся ощу­ще­ни­ем ост­ро­го кри­зи­са сис­те­мы, в П. воз­ник­ло «ки­но мо­раль­но­го бес­по­кой­ст­ва» (ана­лиз внутр. со­стоя­ния лю­дей в ус­ло­ви­ях нравств. дез­ори­ен­та­ции об­ще­ст­ва): филь­мы К. За­нус­си, К. Кесь­лёв­ско­го, А. Хол­ланд, а так­же Ф. Фаль­ка («Рас­по­ря­ди­тель ба­ла», 1978), В. Мар­чев­ско­го («Кош­ма­ры», 1979; «Му­раш­ки», 1981, пр. Мкф в Зап. Бер­ли­не). Осо­бую роль в раз­ви­тии это­го на­прав­ле­ния сыг­ра­ли ра­бо­ты Вай­ды – впер­вые так яв­ст­вен­но об­на­жив­шие про­бле­мы то­та­ли­та­риз­ма «Че­ло­век из мра­мо­ра» (1977, пр. Мкф в Кан­не) и его про­дол­же­ние «Че­ло­век из же­ле­за» (1981, гл. пр. Мкф в Кан­не) – фильм, час­тич­но ос­но­ван­ный на до­ку­мен­таль­ных съём­ках гдань­ских со­бы­тий 1980 (см. «Со­ли­дар­ность»). В ки­но-объ­е­ди­не­нии «X» (в 1972–83 худ. рук. – Вай­да) вы­пу­ще­ны кар­ти­ны, по­сле вве­де­ния во­ен. по­ло­же­ния сня­тые с про­ка­та: «До­прос» Р. Бу­гай­ско­го (1982), «Мать Ко­ро­лей» Я. За­ор­ско­го (1982, по ро­ма­ну К. Бран­ды­са), «Вер­ная ре­ка» Т. Хме­лев­ско­го (1983, по ро­ма­ну С. Же­ром­ско­го). Особ­ня­ком стоя­ли по­ис­ки А. Жу­лав­ско­го (в 1972 в от­сы­лаю­щем к Биб­лии дис­кус­си­он­ном де­бю­те «Тре­тья часть но­чи» пред­ло­жил апо­ка­лип­тич. взгляд на во­ен. те­му) и Г. Кру­ли­ке­ви­ча [ф. «На­вы­лет» (1973), при­влёк вни­ма­ние экс­прес­сив­ным чёр­но-бе­лым изо­бра­же­ни­ем, от­сут­ст­ви­ем слов, не­ли­ней­ным мон­та­жом; др. экс­пе­рим. ра­бо­ты: «Тан­цую­щий яс­т­реб», 1978; «Убий­ст­во тёт­ки», 1985; «Слу­чай Пе­ко­синь­ско­го», 1993].

С нач. 1980-х гг. ки­но П. пе­ре­жи­ва­ло ост­рый кри­зис. Мн. ки­не­ма­то­гра­фи­сты эмиг­ри­ро­ва­ли, дру­гих от­стра­ни­ли от ра­бо­ты. Ог­ром­ной по­пу­ляр­но­стью в это вре­мя поль­зо­ва­лись муз. ко­ме­дии Я. Же­шев­ско­го, дей­ст­вие ко­то­рых раз­во­ра­чи­ва­лось в пред­во­ен­ном ка­ба­ре («Лю­бовь те­бе всё про­стит», 1982; «Го­ды два­дца­тые… го­ды три­дца­тые…», 1984), лен­ты Ю. Ма­хуль­ско­го – иро­нич. ди­ло­гия «Ва-банк» (1982) и «Ва-банк-2, или От­вет­ный удар» (1985), фан­та­сти­че­ские ко­ме­дии «Секс-мис­сия» (1984, в отеч. про­ка­те – «Но­вые ама­зон­ки») и «Кинг­сайз» (1988), «Де­жа вю» (1990, совм. с СССР). Из­ме­не­ние по­ли­тич. си­туа­ции в 1989 по­влек­ло за со­бой пе­ре­ме­ны и в ки­не­ма­то­гра­фе (пре­кра­ще­но гос. фи­нан­си­ро­ва­ние, в про­ка­те пре­об­ла­да­ла про­дук­ция Гол­ли­ву­да). Круп­ный ком­мерч. ус­пех име­ли филь­мы «Кролль» (1991), «Псы» (1992) и «Псы-2. По­след­няя кровь» (1994) В. Па­си­ков­ско­го, пе­ре­нёс­ше­го на нац. поч­ву амер. жан­ро­вые схе­мы. Про­ти­во­по­лож­ную тен­ден­цию пред­ста­вил Я. Я. Коль­ский, сни­мав­ший по­этич. филь­мы, про­ник­ну­тые де­ре­вен­ским мис­ти­циз­мом: «По­хо­ро­ны кар­то­фе­ля» (1991), «Ян­чо-Во­до­лей» (1994), «Ис­то­рия ки­но в По­пе­ля­вах» (1998).

Кадр из фильма «Плохой дом». Режиссёр В. Смажовский. 2009.

Об­нов­ле­ние польского ки­не­ма­то­гра­фа (ак­ту­аль­ная про­бле­ма­ти­ка, ав­тор­ский стиль) в 1990–2010-е гг. свя­за­но с К. Крау­зе – ре­жис­сё­ром со­ци­аль­ной на­прав­лен­но­сти («Улич­ные иг­ры», 1996; «Долг», 1999; «Пло­щадь Спа­си­те­ля», 2006, совм. с И. Кос-Крау­зе), Д. Кенд­зе­жав­ской, раз­ра­ба­ты­ваю­щей ли­ри­ко-пси­хо­ло­гич. те­му («Во­ро­ны», 1995, пр. Мкф в Кан­не; «Я есть», 2005, пр. Мкф в Бер­ли­не; «По­ра уми­рать», 2007), с жё­ст­ким реа­ли­стич. ки­не­ма­то­гра­фом Р. Глинь­ско­го («При­вет, Те­рез­ка», 2001, пр. Мкф в Кар­ло­ви-Ва­ри), ко­ме­дия­ми М. Ко­тер­ско­го («День пси­ха», 2002). Про­дол­жа­ли ра­бо­тать и клас­си­ки; в ча­ст­но­сти, А. Вай­да по­ста­вил ф. «Ка­тынь» (2007) и но­ва­тор­скую лен­ту «Аир» (2009, по од­но­им. рас­ска­зу Я. Иваш­ке­ви­ча, пр. Мкф в Бер­ли­не). Сре­ди зна­чит. ре­жис­сё­ров 2000–10-х гг.: В. Сма­жов­ский – со­зда­тель кол­лек­тив­но­го нац. порт­ре­та 2-й пол. 20 – нач. 21 вв. («Свадь­ба», 2004; «Пло­хой дом», 2009; «Ро­за», 2012), П. Вой­че­шек – ра­ди­каль­ный кри­тик совр. об­ще­ст­ва («Гром­че бомб», 2002; «Made in Poland», 2011), М. Шу­мов­ская – чут­кий ис­сле­до­ва­тель пси­хо­ло­гии ге­ро­ев («Сча­ст­ли­вый че­ло­век», 2001; «33 сце­ны из жиз­ни», 2008, пр. Мкф в Ло­кар­но; «От­кро­ве­ния», 2012, совм. с Фран­ци­ей и ФРГ), склон­ный к экс­пе­ри­мен­ту Л. Бар­чик («Италь­я­ни», 2011), оп­ти­ми­стич­но на­стро­ен­ный А. Яки­мов­ский («Фо­ку­сы», 2007, пр. Мкф в Ве­не­ции). Сре­ди др. ре­жис­сё­ров: П. Тша­скаль­ский («Эди», 2002, пр. Мкф в Бер­ли­не), М. Пе­кож («Шра­мы», 2004, по ро­ма­ну «Дря­ньё» В. Ку­чо­ка), Б. Лян­кош («Ре­верс», 2009, пр. Мкф в Мо­скве), Я. Бор­цух («Всё, что люб­лю», 2010), М. Лех­кий («Эр­ра­тум», 2011), Я. Ко­ма­са («Зал са­мо­убийц», 2011), Л. Да­вид («Ки», 2011; «Ты бог», 2012).

Пер­вым польск. до­ку­мен­таль­ным филь­мом счи­та­ет­ся хро­ни­ка По­зна­ни (1934). По­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны в осн. сни­ма­лись про­па­ган­ди­ст­ские филь­мы (за ис­клю­че­ни­ем ра­бот Т. Ма­кар­чинь­ско­го – «Вар­шав­ская сюи­та», 1946, и др.). В сер. 1950-х гг. воз­ник­ла «чёр­ная се­рия», от­ра­жав­шая мно­го­об­ра­зие ре­аль­ной жиз­ни: «Де­ти об­ви­ня­ют» Е. Гоф­ма­на и Э. Ску­жев­ско­го (1956), «Вар­ша­ва-1956» Е. Бос­са­ка и Я. Бжо­зов­ско­го (1956), «У чёр­та на ку­лич­ках» К. Ка­ра­ба­ша и В. Шле­сиц­ко­го (1956). Ка­ра­баш, ро­до­на­чаль­ник польск. до­ку­мен­таль­ной шко­лы, вы­ра­бо­тал кон­цеп­цию «тер­пе­ли­во­го гла­за» (ф. «Му­зы­кан­ты», 1960, гл. пр. Мкф в Ве­не­ции). Сре­ди его уче­ни­ков – К. Кесь­лёв­ский («Из го­ро­да Лод­зи», 1969; «С точ­ки зре­ния ноч­но­го пор­тье», 1977), М. Пи­вов­ский («Пси­хо­дра­ма», 1969; «Што­пор», 1971), М. Ло­зинь­ский – ав­тор тер­ми­на «сгу­ще­ние дей­ст­ви­тель­но­сти», под­ра­зу­ме­ваю­ще­го про­во­ци­ро­ва­ние со­бы­тий, ко­то­рые долж­ны про­изой­ти («Ви­зит», 1974; «89 мм от Ев­ро­пы», 1993; «Poste Restan­te», 2008). Так­же в этом на­прав­ле­нии ра­бо­та­ют Я. Бла­вут («Не­нор­маль­ные», 1990) и П. Ло­зинь­ский («Та­кая ис­то­рия», 1999; «Хи­мио­те­ра­пия», 2009). В 1970-е гг. по­лу­чил раз­ви­тие «фильм-эс­се»: «Ван­да Гос­ти­минь­ская, тка­чи­ха» В. Виш­нев­ско­го (1975), «Лыж­ные сце­ны с Фран­цем Клам­ме­ром» Б. Дзи­вор­ско­го, Г. Карг­ля и З. Рыб­чинь­ско­го (1980). По­сле­до­ва­те­ли А. Фи­ды­ка (ф. «Па­рад», 1989) вы­де­ля­ют зре­лищ­ность как до­ми­нан­ту до­ку­мен­таль­но­го филь­ма: ра­бо­ты круп­ней­ше­го до­ку­мен­та­ли­ста М. Ко­шал­ка – «Ка­ко­го пре­крас­но­го сы­на я ро­ди­ла» (1999), «Су­ще­ст­во­ва­ние» (2007), «Дек­ла­ра­ция бес­смер­тия» (2010). Сре­ди др. ре­жис­сё­ров: В. Ста­ронь («Си­бир­ский урок», 1998; «Ар­ген­тин­ский урок», 2011), В. Кас­пер­ский («Се­ме­на», 2005), Т. Воль­ский («Сча­ст­лив­чи­ки», 2009; «Вра­чи», 2011), Б. Ко­ноп­ка («Кро­лик по-бер­лин­ски», 2009, совм. с ФРГ).

Сре­ди ос­но­во­по­лож­ни­ков польск. ани­ма­ци­он­но­го ки­но до 2-й ми­ро­вой вой­ны: Ф. Куч­ков­ский, Я. Ярош, В. Ко­вань­ко. Пер­вый по­сле­во­ен­ный ани­мац. ф. «При ко­ро­ле Кра­ку­се» З. Ва­си­лев­ско­го (1947) снят на Сту­дии ку­коль­ных филь­мов в Лод­зи. В сер. 1950-х гг. на­ча­ла скла­ды­вать­ся польск. ани­мац. шко­ла. Осн. ра­бо­ты: сюр­реа­ли­стич. фан­та­зии «Дом» В. Бо­ров­чи­ка и Я. Ле­ни­цы (1958), «Ла­би­ринт» Ле­ни­цы (1962), прит­чи «Клет­ки» М. Киё­ви­ча (1966), «Крес­ло» Д. Ще­ху­ры (1963), аб­ст­ракт­ная «ки­не­фор­ма» – «Тут и там» А. Пав­лов­ско­го (1957), филь­мы, соз­дан­ные без ис­поль­зо­ва­ния ка­ме­ры («Что мы ви­дим, за­крыв гла­за и за­ткнув уши» Ю. Ан­то­ни­ша, 1978), «ожив­шая жи­во­пись» («Крас­ное и чёр­ное» В. Гер­ша, 1963) и др. Но­ва­тор­ским яв­ле­ни­ем ста­ли филь­мы З. Рыб­чинь­ско­го, рас­ши­рив­шие воз­мож­но­сти ки­но­язы­ка (с ис­поль­зо­ва­ни­ем ви­део): «Но­вая кни­га» (1975), «Тан­го» (1980, пр. «Ос­кар», 1983). Сре­ди круп­ных режис­сё­ров 1970–2000-х гг.: Р. Че­ка­ла («Пе­ре­клич­ка», 1970; «Вскры­тие», 1973; «Че­ло­век и хлеб», 1997), Е. Ку­ча («Шлаг­ба­ум», 1976; «Ос­кол­ки», 1984; «На­строй­ка ин­ст­ру­мен­тов», 2000), П. Ду­ма­ла («Крот­кая», 1985; «Франц Каф­ка», 1991; «Пре­сту­п­ле­ние и на­ка­за­ние», 2000). В 1990–2000-е гг. ра­бо­та­ли ре­жис­сё­ры: «ку­коль­ник» М. Скро­бец­кий («dim.», 1992; «Их­тис», 2005; «Маль­чик Дэн­ни», 2010), М. Виль­чинь­ский («Вре­ме­на про­шли», 1998; «К со­жа­ле­нию», 2004; «Сю­си-пу­си», 2007), Т. Ба­гинь­ский (ком­пь­ю­тер­ная ани­ма­ция «Ка­фед­раль­ный со­бор», 2002, по од­но­им. рас­ска­зу Я. Ду­кая), С. Темпл­тон (ф. «Пе­тя и волк», 2006, по од­но­им. сим­фо­нич. сказ­ке С. С. Про­кофь­е­ва, пр. «Ос­кар»). В чис­ле др. ре­жис­сё­ров: И. Плю­чинь­ская («Джем-сей­шен», 2004, пр. Мкф в Бер­ли­не), В. Со­ва («По­вторы», 2007), М. Бо­сек («Ост­ров гиб­бо­нов», 2010), М. Па­ек («Узы сна», 2011), П. Ще­па­но­вич («Пу­те­вой об­ход­чик», 2012).

Нац. фес­ти­валь иг­ро­вых филь­мов про­хо­дит еже­год­но на­чи­ная с 1974 (до 1986 в Гдань­ске, с 1987 в Гды­не). Ме­ж­ду­нар. фес­ти­ва­ли: в Кра­ко­ве (с 1961), Вар­ша­ве (с 1985), Вроц­ла­ве («Но­вые го­ри­зон­ты», с 2006) и др. Дей­ст­ву­ют ки­но­шко­лы: Нац. выс­шая шко­ла ки­не­ма­то­гра­фии, те­ле­ви­де­ния и те­ат­ра им. Л. Шил­ле­ра (Лодзь, с 1948), ф-т ра­дио и те­ле­ви­де­ния им. К. Кесь­лёв­ско­го в Си­лез­ском ун-те (Ка­то­ви­це, с 1978), Шко­ла А. Вай­ды в Вар­ша­ве (с 2001). Пе­рио­дич. из­да­ния: «Film» (с 1946) и «Kino» (с 1966), аль­ма­нах «Kwartalnik filmowy» (1951–1965, во­зоб­нов­лён в 1993). В Вар­ша­ве в 1955 ос­но­ва­на Нац. филь­мо­те­ка (гл. ар­хив польск. филь­мов), в 2005 соз­дан Польск. ин-т ки­но­ис­кус­ст­ва (PISF).

Цирк

В сред­ние ве­ка по го­ро­дам П. стран­ст­во­ва­ли нар. по­теш­ни­ки – фран­ты. На яр­мар­ках и пло­ща­дях, в име­ни­ях ари­сто­кра­тов и при ко­ро­лев­ском дво­ре вы­сту­па­ли фо­кус­ни­ки и ак­ро­ба­ты, жонг­лё­ры и дрес­си­ров­щи­ки жи­вот­ных. В кон. 18 в. в Вар­ша­ве спе­ци­аль­но для вы­сту­п­ле­ний фран­тов по­строи­ли 3-этаж­ную га­ле­рею в фор­ме ам­фи­те­ат­ра, ок­ру­жаю­щую ог­ром­ный ма­неж. Со­ору­же­ние по­лу­чи­ло назв. Хец. С нач. 19 в. на его аре­не вы­сту­па­ли иностр. ар­ти­сты, ос­та­нав­ли­вав­шие­ся в Вар­ша­ве по пу­ти из Ев­ро­пы в С.-Пе­тер­бург или Мо­ск­ву: ка­на­то­ход­цы Джа­ри­ни, труп­па Майхер, се­мья Спел­три­ни, гим­наст Гер­ман, ил­лю­зио­ни­сты Бос­ко и Пи­нет­ти, ат­лет Рап­по. В 1852 Хец разо­бра­ли, и ино­стран­цы (К. Гин­не, Л. Су­лье, Э. Ренц, А. Са­ла­мон­ский) ста­ли стро­ить для сво­их пред­став­ле­ний врем. зда­ния. Они не­ред­ко при­вле­ка­ли в уче­ни­ки ме­ст­ных под­ро­ст­ков, из ко­то­рых сфор­ми­ро­ва­лось пер­вое по­ко­ле­ние польск. цир­ко­вых ар­ти­стов. Ста­нов­ле­ние нац. цир­ко­во­го иск-ва тес­но свя­за­но с ди­на­сти­ей Чи­ни­зел­ли, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рой в 1883 от­кры­ли в Вар­ша­ве ка­мен­ный цирк на 3 тыс. мест. Зда­ние счи­та­лось од­ним из са­мых кра­си­вых и удоб­ных в ми­ре. Ру­ко­во­ди­ли цир­ком вдо­ва Г. Чи­ни­зел­ли Виль­гель­ми­на и его внук Алек­сандр. Вар­шав­ский ста­цио­нар­ный цирк стал фи­лиа­лом пе­тер­бург­ско­го, и на его аре­не вы­сту­па­ли гл. обр. иностр. ар­ти­сты. Из ра­бо­тав­ших у Чи­ни­зел­ли по­ля­ков из­вест­ны муз. кло­ун в зна­ме­ни­том ду­эте Бим-Бом М. Ста­нев­ский, ис­пол­ни­те­ли го­ло­во­кру­жи­тель­ных ве­ло­трю­ков в «Кор­зи­не смер­ти» М. и С. Ба­рань­ские, бор­цы В. Пыт­ля­синь­ский и З. Цы­га­не­вич. В осн. же ар­ти­сты-по­ля­ки вы­сту­па­ли в пе­ре­движ­ных цир­ках-ша­пи­то. Пер­вый пе­ре­движ­ной цирк в П. ор­га­ни­зо­вал вар­шав­ский ку­пец А. Пин­цель (1883), вслед за ним – польск. ар­ти­сты Му­шинь­ские, Ба­рань­ские и др. С на­ча­лом 1-й ми­ро­вой вой­ны цирк Чи­ни­зел­ли за­крыл­ся. По­сле вой­ны его но­вым хо­зяи­ном стал кар­точ­ный иг­рок С. Мроч­ков­ский, ко­то­ро­го в 1931 сме­нил Б. Ста­нев­ский, вы­сту­пав­ший ра­нее как ры­жий кло­ун Фри­ко. В 1920–30-х гг. по стра­не разъ­ез­жа­ли ок. 50 ша­пи­то, при­над­ле­жав­шие из­вест­ным цир­ко­вым семь­ям (Но­вот­ны, Фран­че­ско, Двор­ские и др.). Два пе­ре­движ­ных цир­ка име­ли и бр. Ста­нев­ские. Ог­ром­ной по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись муз. кло­уны Дин-Дон (ос­но­ва­тель – В. Манц), жо­кеи под рук. Ф. Му­шинь­ско­го, дрес­си­ров­щи­ки ло­ша­дей В. Му­шинь­ский и С. Мроч­ков­ский, «ика­рий­цы» под рук. С. Ми­лец-Вое­вод­ско­го, дрес­си­ров­щик со­бак А. Соб­ский, кло­ун К. Му­шинь­ский. В 1932 в По­зна­ни по­стро­ен ста­цио­нар­ный цирк «Олим­пия». Во вре­мя 2-й ми­ро­вой вой­ны цир­ки в П. пе­ре­ста­ли су­ще­ст­во­вать. Ста­цио­нар­ный цирк в Вар­ша­ве сго­рел во вре­мя оса­ды го­ро­да, в цир­ке «Олим­пия» нем. ок­ку­пан­ты раз­мес­ти­ли скла­ды. Воз­ро­ж­де­ние нац. цир­ко­во­го иск-ва на­ча­лось в 1945. В этом го­ду ор­га­ни­зо­ва­на Ди­рек­ция гос. цир­ков и лу­на-пар­ков в Лод­зи, соз­да­ны пер­вый гос. цирк и 2 пло­щад­ки «Цирк на сце­не» в Лод­зи и Ка­то­ви­це. В 1948 в П. дей­ст­во­ва­ли уже 4 гос. цир­ка. 1.9.1949 в Лод­зи со­зда­на Гл. ди­рек­ция гос. цир­ков под назв. «Объ­е­ди­нён­ные зре­лищ­ные ме­ро­прия­тия», ко­то­рая в 1950 пе­ре­ве­де­на в Вар­ша­ву. То­гда же в Юли­не­ке (в 30 км от сто­ли­цы) ор­га­ни­зо­ва­на цир­ко­вая учеб­но-тех­нич. ба­за, ку­да в зим­ний пе­ри­од съез­жа­лись все цир­ки. Здесь раз­мес­ти­лись 2 ма­не­жа, гим­на­стич. зал, гос­ти­ни­ца для ар­ти­стов, па­виль­о­ны для зве­рей, мас­тер­ские по из­го­тов­ле­нию обо­ру­до­ва­ния и т. д. Учеб­ный центр в Юли­не­ке сыг­рал су­ще­ст­вен­ную роль в вос­пи­та­нии но­во­го по­ко­ле­ния польск. ар­ти­стов. В цен­тре пре­по­да­ва­ли: ак­ро­бат и дрес­си­ров­щик обезь­ян В. Гед­ройц, гим­наст Я. Хо­ро­дец­кий, ак­ро­бат О. Ду­биц­кий, жонг­лёр Ф. Ли­пин­ский, эк­ви­либ­рист Э. Мо­на­сты­рук, дрес­си­ров­щик ди­ких зве­рей Х. Вав­жи­няк, дрес­си­ров­щик ло­ша­дей П. Бас­та и др.; сре­ди мо­ло­дых ар­ти­стов: дрес­си­ров­щи­ки львов и тиг­ров К. Тер­ли­ков­ская и Г. Мо­зес, дрес­си­ров­щик мед­ве­дей Г. Ба­воль­ский, ро­ли­ко­беж­цы «4-Кор­ди­ум», ис­пол­ни­те­ли пла­стич. этю­да Г. и М. Мо­зес, гим­наст на тра­пе­ции Я. Сит­ке­вич, гим­на­сты на брусь­ях Мец­нер, дрес­си­ров­щи­ца птиц Р. Стат­ке­вич, эк­ви­либ­ри­сты на ве­ло­си­пе­де Коз­лов­ские, ве­ло­фи­гу­ри­сты Ио­лес, ка­на­то­хо­дец Е. Дре­лих, ил­лю­зио­ни­сты В. Ке­рес и Т. Конь­чинь­ский-Не­мо, кло­уны Э. Дво­ра­ков­ский и Е. Кор­ди­ум, К. Виш­нев­ский и М. Кор­чак, ко­вёр­ные Б. Кях­лин­ский, К. Бла­шек. Поль­ский цирк стал ини­циа­то­ром про­ве­де­ния фес­ти­ва­лей цир­ко­во­го иск-ва в ми­ре. В 1954 во Вроц­ла­ве со­сто­ял­ся 1-й Все­поль­ский фес­ти­валь цир­ко­во­го иск-ва. Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь с уча­сти­ем цир­ко­вых кол­лек­ти­вов из всех со­циа­ли­стич. стран впер­вые про­шёл в 1956 в Вар­ша­ве. К кон. 1970-х гг. в П. на­счи­ты­ва­лось ок. 10 цир­ков-ша­пи­то на 2–3 тыс. мест: «Ас», «Ар­ле­кин», «Аре­на», «Ко­лом­би­на», «Кас­ка­да», «Ко­ме­та», «Олим­пия», «Вар­ша­ва», «Боль­шой» и по­лу­ста­цио­нар­ный цирк в Вар­ша­ве «Ин­тер­саль­то». По­сле рас­па­да со­циа­ли­стич. ла­ге­ря гос. цир­ки в П. де­на­цио­на­ли­зи­ро­ва­ны. Пре­кра­ти­ла су­ще­ст­во­ва­ние и ба­за в Юли­не­ке. В нач. 21 в. в П. дей­ст­ву­ют круп­ные ча­ст­ные ша­пи­то: «Фан­та­зия», «Ко­ро­на», «Ко­ли­зей», «Ве­ли­кий», а так­же «Цирк За­лев­ский», ко­то­рый про­во­дит Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь цир­ко­во­го иск-ва.

При­ро­да. Лит.: Ера­мов Р. А. Фи­зи­че­ская гео­гра­фия за­ру­беж­ной Ев­ро­пы. М., 1973; Re­port on the sta­te of the environment in Poland 2008. Warsz., 2010; Ochrona środowiska 2012. Warsz., 2012.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Prahistoria ziem polskich. Wrocław i. i., 1975–1981. T. 1–5; Kozłowski J. K., Kaczano­wski P. Najdawniejsze dzieje ziem polskich. Kra­ków, 1998; Archeologia o poc­zt­kach Sło­wian / Red. P. Kaczanowski, M. Parczew­ski. Kraków, 2005.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Ис­то­рия Поль­ши. М., 1954–1958. Т. 1–3; Бар­дах Ю., Лес­но­дор­ский Б., Пи­етр­чак М. Ис­то­рия го­су­дар­ст­ва и пра­ва Поль­ши. М., 1980; Dzieje Polski. 4 wyd. Warsz., 1993. T. 1–3; Крат­кая ис­то­рия Поль­ши: С древ­ней­ших вре­мен до на­ших дней. М., 1993; Wielka historia Polski. Kraków, 1997–2001. T. 1–15; Jawor­ski R., Lübke C., Müller M. G. Eine kleine Ge­schichte Polens. Fr./M., 2000; Ты­мов­ский М., Ке­не­вич Я., Холь­цер Е. Ис­то­рия Поль­ши. М., 2004; Davies N. God’s playground: a his­tory of Poland. N. Y., 2005. Vol. 1–2; Ис­то­рия юж­ных и за­пад­ных сла­вян. М., 2008. Т. 1–2; Поль­ша в ХХ в. Очер­ки по­ли­ти­че­ской ис­то­рии. М., 2012; Topolski J. Historia Polski. Poznań, 2012.

Хо­зяй­ст­во. Лит.: Или­нич Ю. В. Поль­ша: эко­но­ми­ко-гео­гра­фи­че­ская ха­рак­те­ри­сти­ка. М., 1966; Pisko­zub A. Kształty polskiej przestrzeni. [Warsz.], 1970; Во­рон­ков В. И., Двор­ни­ков В. И., Свет­лов В. А. Поль­ская На­род­ная Рес­пуб­ли­ка: Спра­воч­ник. 3-е изд. М., 1984; Рес­пуб­ли­ка Поль­ша – опыт «шо­ко­вой» те­ра­пии. М., 1990; Крав­чик Р. Рас­пад и воз­ро­ж­де­ние поль­ской эко­но­ми­ки. М.; Warsz., 1991.

Спорт. Лит.: Все о спор­те. Спра­воч­ник. М., 1976. Вып. 3; Кун Л. Все­об­щая ис­то­рия фи­зи­че­ской куль­ту­ры и спор­та. М., 1982; Шах­ма­ты. Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. М., 1990; Бокс. Эн­цик­ло­пе­дия. М., 1998; Lipoński W. Polacy na olimpiadach. Poznań, 2000.

Об­ра­зо­ва­ние. Уч­ре­ж­де­ния нау­ки и куль­ту­ры. Ис­точн.: Oswiata i Wychowanie w roku szkol­nym 2010/2011. Warsz., 2011; Szkoły wyższe i ich finanse w 2010 r. Warsz., 2011.

Сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Лит.: Ге­ру­ля М. Ме­ст­ная пе­рио­ди­че­ская пе­чать Поль­ши 1990-х гг.: ти­по­ло­гия, со­вре­мен­ное со­стоя­ние и пер­спек­ти­вы раз­ви­тия. Рос­тов н/Д., 2001; Во­рон­цо­ва-Хэтч Т. М. Жур­на­ли­сти­ка Поль­ши 1990-х гг. СПб., 2006; Polskie media lokalne na przełomie XX i XXI wieku: historia, teoria, zjawiska / Pod red. J. Jarowieckiego, A. Paszko, W. M. Kolasy. Kra­ków, 2007; Filas R., Płaneta P. Media in Poland and public discourse // Press freedom and pluralism in Europe: concepts and conditions / Ed. by A. Czepek, M. Hellwig, E. No­wak. Bristol, 2009.

Ли­те­ра­ту­ра. Изд.: Поль­ская по­эзия. М., 1963. Т. 1–2; Поль­ская ли­ри­ка: В пе­ре­во­дах рус­ских по­этов. М., 1969; Со­вре­мен­ная поль­ская по­эзия. М., 1971; Поль­ский рас­сказ. М., 1974; Со­вре­мен­ные поль­ские по­вес­ти. М., 1974. Т. 1–2; Поль­ская по­эзия XVII в. Л., 1977; Поль­ские по­вес­ти. М., 1978; Поль­ская ро­ман­ти­че­ская по­эма XIX в. М., 1982; Поль­ская по­эзия: ХХ век / Под ред. А. Б. Ба­зи­лев­ско­го. М., 1993–1999. Т. 1–3; Дра­ма­тур­гия Поль­ши: ХХ век / Сост. И. Ку­чер, Ю. Фрид­штейн. М., 2004.

Ли­те­ра­ту­ра. Лит.: Ис­то­рия поль­ской ли­те­ра­ту­ры. М., 1968–1969. Т. 1–2; Ли­па­тов А. В. Воз­ник­но­ве­ние поль­ско­го про­све­ти­тель­ско­го ро­ма­на: про­бле­мы на­цио­наль­но­го и об­ще­ев­ро­пей­ско­го. М., 1974; он же. Фор­ми­ро­ва­ние поль­ско­го ро­ма­на и ев­ро­пей­ская ли­те­ра­ту­ра: Сред­не­ве­ко­вье. Воз­ро­ж­де­ние. Ба­рок­ко. М., 1977; он же. Ли­те­ра­ту­ра в кру­гу шля­хет­ской де­мокра­тии: Позд­нее Ба­рок­ко. Про­све­ще­ние. Пред­ро­ман­тизм. М., 1993; Цы­бен­ко Е. З. Из ис­то­рии поль­ско-рус­ских ли­те­ра­тур­ных свя­зей XIX–XX вв. М., 1978; Сла­вян­ское ба­рок­ко: Ис­то­ри­ко-куль­тур­ные про­бле­мы эпо­хи: Сб. ст. М., 1979; Ис­то­рия ли­те­ра­тур за­пад­ных и юж­ных сла­вян. М., 1997–2001. Т. 1–3; Literatura polska XX wieku: Przewodnik en­cyk­lopedyczny. Warsz., 2000. T. 1–2; Адель­гейм И. Е. Поль­ская про­за меж­во­ен­но­го два­дца­ти­ле­тия: ме­ж­ду За­па­дом и Рос­си­ей. Фе­но­мен пси­хо­ло­ги­че­ско­го язы­ка. М., 2000; она же. По­эти­ка «про­ме­жут­ка»: мо­ло­дая поль­ская про­за по­сле 1989 г. М., 2005; Kwiatkowski J. Dwudziestolecie midzywojenne. Warsz., 2003; Drewnowski T. Literatura polska 1944–1989. Próba scalenia: obiegi, wzorce, style. 2 wyd. Kraków, 2004; Хо­рев В. А. Поль­ская ли­те­ра­ту­ра ХХ в. 1890–1990. М., 2009.

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Лит.: Katalog zabytków sztuki w Polsce. Warsz., 1951–; Krassowski W. Architektura drewniana w Polsce. Warsz., 1961; Пет­ке­вич К. Поль­ское на­род­ное ис­кус­ст­во. Вар­ша­ва, 1966; За­хва­то­вич Я. Поль­ская ар­хи­тек­ту­ра. Вар­ша­ва, 1967; Wisłocka I. Awangardowa architek­tu­ra polska, 1918–1939. Warsz., 1968; Та­на­нае­ва Л. И. Поль­ское изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во эпо­хи Про­све­ще­ния. М., 1968; она же. Сар­мат­ский порт­рет. М., 1979; Knox B. The architecture of Poland. L., 1971; Ис­кус­ст­во Поль­ши / Сост. Д. Н. Ле­бе­де­ва. М., 1974; Свет­лов И. Е. Скульп­ту­ра На­род­ной Поль­ши. М., 1976; он же. От ро­ман­тиз­ма к сим­во­лиз­му: Очер­ки поль­ской и вен­гер­ской жи­во­пи­си XIX – на­ча­ла XX в. СПб., 1997; Guerquin B. Zamki w Polsce. Warsz., 1984; Lorentz S., Rot­termund A. Klasycyzm w Polsce. Warsz., 1984; Morawińska A. Polish painting, 15th to 20th century. Warsaw, 1984; Miłobędzki A. Zarys dziejów architektury w Polsce. Warsz., 1989; Olszewski A. An outline history of Po­lish 20th century art and architecture. Warsaw, 1989; Leśniakowska M. «Polski dwór»… Warsz., 1992; Słownik malarzy polskich. Warsz., 1998–2001. T. 1–2; Kokoska B. Polish painting. Kraków, 2001; Поль­ская куль­ту­ра в зер­ка­ле ве­ков. М., 2007.

Му­зы­ка. Лит.: Michałowski K. Opery polskie. Kraków, 1954; Бэл­за И. Ф. Ис­то­рия поль­ской му­зы­каль­ной куль­ту­ры. М., 1954–1972. Т. 1–3; Er­hardt L. Muzyka w Polsce. Warsz., 1974; Эн­те­лис Л. А. Встре­чи с со­вре­мен­ной поль­ской му­зы­кой. Л., 1978; Zieliński T. A. Style, kierunki i twórcy muzyki 20 w. 2 wyd. Warsz., 1980; Muzyka polska a modernizm. Kraków, 1981; Helman Z. Neoklasycyzm w muzyce pol­skiej 20 wieku. Kraków, 1985; Baculewski K. Polska twórczość kompozytorska, 1945–1984. Kraków, 1987; Ни­коль­ская И. И. От Ши­ма­нов­ско­го до Лю­то­слав­ско­го и Пен­де­рец­ко­го: Очер­ки раз­ви­тия сим­фо­ни­че­ской му­зы­ки в Поль­ше ХХ в. М., 1990; Michałowski K., Olechno-Huszcza G. Polish music literature (1515–1990). Los Ang., 1991; Morawska K. Re­nesans: 1500–1600. Warsz., 1994 (Historia mu­zyki polskiej); idem. Średniowiecze 1320–1500. Warsz., 1998; Nowak-Ro­manowicz A. Kla­sycyzm 1750–1830. Warsz., 1995; Cho­miński J. M., Wilkowska-Cho­mińs­ka K. His­toria muzyki polskiej. Kraków, 1995–1996. Cz. 1–2; Dahlig P. Tradycje mu­zy­czne i ich przemiany: midzy kulturą ludo­wą, popularną i elitarną Polski midzywojen­nej. Warsz., 1998.

Ба­лет. Лит.: Sygietyński A. Balet warszawski na przełomie XIX i XX wieku. Kraków, 1971; Pu­dełek J. Warszawski balet w latach 1867–1915. Kraków, 1981; Turska I. Almanach baletu pols­kiego, 1945–1974. Kraków, 1983; Polish opera & ballet of the twentieth century: operas, ballets, pantomimes, miscellaneous works. Kra­ków, 1986; Konaszkiewicz Z. Tancerze polscy: praca zawodowa w ich życiu. Warsz., 1994; Witkiewicz J. S., Multarzyński J. Balet w Pol­sce. Warsz., 1998; Polski Teatr Tańca – Balet Poznański 1973–1998: jubileusz XXV-lecia. Poznań, 1998; Ślski Teatr Tańca 1992–2002. Bytom, 2003; Jarzynowna-Sobczak J. Roz­mo­wy o tańcu. Gdańsk, 2003; Komorowska M. Kro­nika teatrów muzycznych PRL: lipiec 1944 – czerwiec 1989. Poznań, 2003.

Те­атр. Лит.: Шид­лов­ский Р. Те­атр в Поль­ше. Вар­ша­ва, 1972; Słownik biograficzny teatru pols­kiego. 1765–1965. Warsz., 1973; Фил­лер В. Со­вре­мен­ный поль­ский те­атр. Вар­ша­ва, 1977; Raszewski Z. Krótka historia teatru polskiego. Warsz., 1977; Грод­зиц­кий А. Ре­жис­се­ры поль­ско­го те­ат­ра. Вар­ша­ва, 1979; Słownik biogra­ficzny teatru polskiego. 1900–1980. Warsz., 1994; Kłossowicz J. Słownik teatru polskiego. Warsz., 2002; Ис­то­рия за­ру­беж­но­го те­ат­ра. СПб., 2005; Strategie publiczne, strategie pry­watne: Teatr polski 1990–2005. Izabelin, 2006; Ан­то­ло­гия со­вре­мен­ной поль­ской дра­ма­тур­гии. М., 2010.

Ки­но. Лит.: Ру­ба­но­ва И. Поль­ское ки­но: Филь­мы о вой­не и ок­ку­па­ции. М., 1966; Мар­ку­лан Я. Ки­но Поль­ши. Л.; М., 1967; Фук­се­вич Я. Ки­но и те­ле­ви­де­ние в Поль­ше. Вар­ша­ва, 1976; Historia kina polskiego. Warsz., 2007; Lubel­ski T. Historia kina polskiego: Twórcy, filmy, konteksty. Katowice, 2009; Hendrykowska M. Kronika kinematografii polskiej (1895–2011). Poznań, 2012.

Цирк. Лит.: Бар­ди­ан Ф. Со­вет­ский цирк на пя­ти кон­ти­нен­тах. М., 1977; Мар­чи­няк Я. По­ис­ки но­вых форм // Па­рад-ал­ле. М., 1989.

Вернуться к началу