МЬЯ́НМА

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 21. Москва, 2012, стр. 566-586

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. А. Ананьин, Н. В. Мазеин (Общие сведения, Население, Хозяйство), Н. Н. Алексеева (Природа: физико-географический очерк), Б. Ю. Коряков (Население); >>

МЬЯ́НМА (до 1989 Бир­ма), Рес­пуб­ли­ка Со­юз Мьян­ма (Пьи­да­ун­зу Тхан­ман­да Мьян­ма Найн­ган­до).

Общие сведения

М. – го­су­дар­ст­во в Юго-Вост. Азии, за­ни­ма­ет сев.-зап. часть п-ова Ин­до­ки­тай, а так­же ряд при­ле­гаю­щих ост­ро­вов [ар­хи­пе­лаг Мьей (Мер­гуи), о-ва Мос­кос, о. Ян­бье, о. Ма­на­ун (Че­ду­ба) и др.]. На за­па­де и се­ве­ро-за­па­де гра­ни­чит с Банг­ла­деш и Ин­ди­ей, на се­ве­ре и се­ве­ро-вос­то­ке – с Ки­та­ем, на вос­то­ке и юго-вос­то­ке – с Лао­сом и Таи­лан­дом. На юге и юго-за­па­де омы­ва­ет­ся во­да­ми Бен­галь­ско­го зал. и Ан­да­ман­ско­го м. Ин­дий­ско­го ок. Пл. 676,6 тыс. км2 (без учё­та внутр. ак­ва­то­рий 653,5 тыс. км2). Нас. 54,6 млн. чел. (2012, оцен­ка; 58,8 млн. чел. в 2010). Сто­ли­ца – Ней­пьи­до (с 2006; ста­тус гл. эко­но­мич. цен­тра со­хра­ня­ет Ян­гон). Офиц. язык – бир­ман­ский. Де­неж­ная еди­ни­ца – кьят (чжа). В адм. от­но­ше­нии тер­ри­то­рия М. со­сто­ит из 7 адм. об­лас­тей (ре­гио­нов), 7 нац. об­лас­тей (шта­тов) и сто­лич­ной со­юз­ной тер­ри­то­рии.

Административно-территориальное деление (2010)*

Административная единицаПлощадь, км2Население, тыс. чел.Административный центр
Административные области (регионы)
Иравади351388309,8Бассейн (Патейн)
Магуэ448205396,2Магуэ
Мандалай370176701,9Мандалай
Пегу (Баго)394046327,1Пегу (Баго)
Сикайн (Сагайн)946256420,0Сикайн (Сагайн)
Танинтайи (Тенассерим)433431527,8Тавой (Давей)
Янгон (Рангун)101716616,1Янгон (Рангун)
Национальные области (штаты)   
Карен (Кайин)303831760,7Пхаан
Качин890411505,1Мьичина
Кая11733280,3Лойко
Мон122972800,5Моламьяйн (Моулмейн)
Ракхайн (Аракан)367783406,3Ситуэ (Акьяб)
Чин36019614,3Хакха
Шан1558016191,4Таунджи
Столичная союзная территория   
Нейпьидо7,1925,0Нейпьидо

 *Конституция Мьянмы (2008) предусматривает создание новых союзных территорий (зон), процесс ор­ганизации которых начался 20.8.2010. Из нац. обл. Шан выделяются 4 самоуправляющиеся территории – Дану (адм. центр  Пандая), Пао (адм. центр  Хопон), Палаун (адм. центр  Намсхан), Кокан (адм. центр  Локкайн), а также самоуправляющийся регион Ва (адм. центр  Хопан); из адм. обл. Сикайн вы­деляется самоуправляющаяся территория Нага (адм. центр  Лахе) (офиц. данных на 2012 нет).

М. – член ООН (1948), МВФ (1952), МБРР (1952), ВТО (1995), АСЕАН (1997).

Государственный строй

М. – фе­де­ра­тив­ное гос-во. Кон­сти­ту­ция одоб­ре­на на ре­фе­рен­ду­ме 29.5.2008. Фор­ма прав­ле­ния – рес­пуб­ли­ка.

Гла­ва го­су­дар­ст­ва и ис­пол­нит. вла­сти – пре­зи­дент, из­би­рае­мый на 5 лет верх­ней и ниж­ней па­ла­та­ми пар­ла­мен­та. Пре­зи­дент и ви­це-пре­зи­дент до­лж­ны быть граж­да­на­ми М., ро­див­ши­ми­ся от ро­ди­те­лей – граж­дан М., быть не мо­ло­же 45 лет и про­жи­вать в М. по­след­ние 20 лет. Кан­ди­да­ты на эти по­сты долж­ны иметь соот­вет­ст­вую­щие зна­ния в по­ли­тич., адм., эко­но­мич. и во­ен. об­лас­тях.

Выс­ший за­ко­но­дат. ор­ган – двух­па­лат­ный пар­ла­мент. Со­б­ра­ние нар. пред­ста­ви­те­лей – ниж­няя па­ла­та, со­сто­ит из 440 де­пу­та­тов: из них 330 из­би­ра­ют­ся тай­ным го­ло­со­ва­ни­ем, 110 на­зна­ча­ют­ся Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим во­оруж. си­ла­ми стра­ны. Со­б­ра­ние на­цио­наль­но­стей – верх­няя па­ла­та, со­сто­ит из 224 депутатов: из них 168 из­би­ра­ют­ся, 56 на­зна­ча­ют­ся Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим. Срок полномочий парламента – 5 лет.

Выс­ший ор­ган ис­пол­нит. вла­сти – Все­со­юз­ное пра­ви­тель­ст­во. В адм. и нац. об­ла­стях дей­ст­ву­ют ме­ст­ные ор­га­ны гос. вла­сти.

В М. су­ще­ст­ву­ет мно­го­пар­тий­ная сис­те­ма. Круп­ней­шие по­ли­тич. пар­тии – Пар­тия нац. един­ст­ва, Пар­тия со­юз­ной со­ли­дар­но­сти и раз­ви­тия и Нац. ли­га за де­мо­кра­тию. Дей­ст­ву­ет так­же ряд пар­тий, пред­став­ляю­щих ин­те­ре­сы нац. мень­шинств.

Природа

Рель­еф. Бе­ре­го­вая ли­ния М. в це­лом силь­но из­ре­за­на; наи­бо­лее круп­ный за­лив – Мо­ута­ма (Мар­та­бан) Ан­да­ман­ско­го мо­ря. Бе­ре­га Бен­галь­ско­го зал. (гл. обр. в ср. час­ти) риа­со­вые, с оби­ли­ем глу­бо­ких за­ли­вов и ост­ро­вов. Вост. бе­ре­га Ан­да­ман­ско­го м. в осн. аб­ра­зи­он­ные, с ред­ки­ми пля­жа­ми в не­боль­ших бух­тах, се­вер­ные – б. ч. яв­ля­ют­ся мор. края­ми дельты Ира­ва­ди и устья Си­тау­на.

Вулкан Поупа.

М. – пре­им. гор­ная стра­на. На за­па­де про­сти­ра­ет­ся хре­бет Рак­хайн (выс. до 3053 м, го­ра Вик­то­рия), с кру­ты­ми скло­на­ми, глу­бо­ки­ми ущель­я­ми, аль­пий­ски­ми фор­ма­ми вер­шин. Сев. про­дол­же­ни­ем Рак­хай­на яв­ля­ют­ся склад­ча­то-глы­бо­вые го­ры Чин (выс. до 2773 м) и хре­бет Лета (до 2704 м). Вдоль сев.-зап. гра­ни­цы М. про­тя­ги­ва­ют­ся склад­ча­тые го­ры Па­кайн (выс. до 3826 м), вдоль се­ве­ро-вос­точ­ной – хре­бет Гао­ли­гун­шань (до 4075 м), об­ра­зую­щий во­до­раз­дел рек Ира­ва­ди и Са­лу­ин. В сев. час­ти М. рас­по­ло­же­ны ме­ри­дио­наль­но вы­тя­ну­тые го­ры Ку­мун (выс. до 3411 м) и хре­бет Те-Трай­англ (до 3617 м), раз­де­лён­ные про­доль­ны­ми до­ли­на­ми и по­сте­пен­но по­ни­жаю­щие­ся к югу; на край­нем се­ве­ре – вы­со­ко­гор­ная об­ласть (до 5881 м, го­ра Кха­ка­бо­ра­зи – выс­шая точ­ка М.) с силь­но рас­чле­нён­ны­ми склад­ча­ты­ми и склад­ча­то-глы­бо­вы­ми хреб­та­ми, пла­то­об­раз­ны­ми мас­си­ва­ми. Вост. часть стра­ны зани­ма­ет склад­ча­то-глы­бо­вое Шан­ское на­го­рье (выс. до 2675 м) с пла­то­об­раз­ны­ми сту­пен­ча­ты­ми уча­ст­ка­ми, над ко­то­ры­ми под­ни­ма­ют­ся хреб­ты со сгла­жен­ны­ми вер­ши­на­ми; в рай­онах, сло­жен­ных из­вест­ня­ка­ми, ти­пич­ны про­валь­но-кар­сто­вые, ос­та­точ­но-кар­сто­вые фор­мы рель­е­фа и тро­пич. карст (ка­мен­ные стол­бы, «ка­мен­ный лес»). К югу от на­го­рья про­тя­ну­лись низ­кие и сред­не­вы­сот­ные склад­ча­тые хреб­ты До­на (выс. до 2080 м) и Та­нин­тайи (до 2072 м), в ус­ло­ви­ях вы­со­ко­го ув­лаж­не­ния здесь сфор­ми­ро­вал­ся рас­чле­нён­ный рель­еф с кру­ты­ми скло­на­ми и мо­ло­ды­ми эро­зи­он­ны­ми вре­за­ми. От­ро­ги Та­нин­тайи, близ­ко под­хо­дя­щие к по­бе­ре­жью Ан­да­ман­ско­го м., об­ра­зу­ют мн. ост­ро­ва ар­хи­пе­ла­га Мьей (Мер­гуи). В центр. час­ти М. рас­по­ло­же­на об­шир­ная Ира­ва­дий­ская рав­ни­на. В её сев. час­ти пре­об­ла­да­ет пе­ре­се­чён­ный рель­еф с мно­же­ст­вом ов­ра­гов и бед­лен­дом, центр. часть за­ни­ма­ют хол­ми­стые ак­куму­ля­тив­но-де­ну­да­ци­он­ные рав­ни­ны (выс. до 385 м), юж­ную – пло­ская за­бо­ло­чен­ная дель­то­вая низ­мен­ность, об­ра­зо­вав­шая­ся в ре­зуль­та­те слия­ния дель­ты Ира­ва­ди и низовий Си­тау­на. На рав­ни­не воз­вы­ша­ют­ся ме­ри­дио­наль­но вы­тя­ну­тые низ­ко­гор­ные хреб­ты Пе­гу (с по­тух­ши­ми вул­ка­на­ми, выс. до 1518 м, вул­кан По­упа), Зи­бью (до 727 м) и др. При­мор­ская низ­мен­ность Бен­галь­ско­го зал. пе­ре­се­че­на мел­ки­ми ре­ка­ми (с уча­ст­ка­ми дель­то­вых рав­нин), мес­та­ми за­бо­ло­че­на. При­бреж­ная рав­ни­на на вост. по­бе­ре­жье Ан­да­ман­ско­го м. пло­ская, с за­труд­нён­ным дре­на­жем.

Геологическое строение и полезные ископаемые

М. рас­по­ло­же­на в вост. час­ти Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го под­виж­но­го поя­са. С за­па­да на вос­ток вы­де­ля­ют Ин­до-Бир­ман­скую склад­ча­то-по­кров­ную сис­те­му, впа­ди­ну Ира­ва­ди и Си­но-Бир­ман­ский до­кем­брий­ский мас­сив. Ин­до-Бир­ман­ская сис­те­ма (древ­няя ак­кре­ци­он­ная приз­ма) сфор­ми­ро­ва­лась над на­кло­нён­ной к вос­то­ку зо­ной под­дви­га (суб­дук­ции) Ин­до­стан­ской пли­ты под Юго-Вост. Азию; сло­же­на смя­ты­ми в склад­ки и на­ру­шен­ны­ми над­ви­га­ми верх­не­ме­ло­вы­ми и па­лео­ге­но­вы­ми, гл. обр. фли­ше­вы­ми, тол­ща­ми, вклю­чаю­щи­ми офио­ли­ты (фраг­мен­ты древ­ней океа­нич. ко­ры); в вост. час­ти оро­ге­на от­меча­ют­ся кри­стал­лич. слан­цы, гней­сы, гра­ни­тог­ней­сы, об­ра­зую­щие вы­ступ; воз­раст гл. де­фор­ма­ций – позд­ний оли­го­цен. На за­па­де склад­ча­то-по­кров­ное со­ору­же­ние над­ви­ну­то на пе­ре­до­вой (пред­гор­ный) мо­лас­со­вый про­гиб на гра­ни­це с до­кем­брий­ской Ин­до­стан­ской плат­фор­мой. Впа­ди­на Ира­ва­ди раз­де­ле­на ме­ри­дио­наль­ной мел-кай­но­зой­ской вул­ка­нич. ду­гой на 2 про­ги­ба, за­пол­нен­ные мо­лассой (в зап. про­ги­бе – кай­но­зой­ской, в вост. про­ги­бе – оли­го­це­но­вой и бо­лее мо­ло­дой). Круп­ный сейс­мо­ак­тив­ный сдвиг Са­га­инг от­де­ля­ет впа­ди­ну Ира­ва­ди от Си­но-Бир­ман­ско­го мас­си­ва (мик­ро­кон­ти­нен­та в древ­нем океа­не Па­лео­те­тис). Ос­но­ва­ние мас­си­ва сло­же­но ар­хей­ско-ран­не­про­те­ро­зой­ски­ми кри­стал­лич. по­ро­да­ми (гней­сы, кри­стал­лич. слан­цы, мра­мо­ры и др.) и сред­не­верх­не­про­те­ро­зой­ской, ин­тен­сив­но дис­ло­ци­ро­ван­ной и про­рван­ной гра­ни­та­ми тер­ри­ген­ной фор­ма­ци­ей; оса­доч­ный че­хол вклю­ча­ет гл. обр. тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ные от­ло­же­ния па­лео­зоя и б. ч. ме­зо­зоя. Для тер­ри­то­рии М. ха­рак­тер­на вы­со­кая сейс­мич­ность; зем­ле­тря­се­ния до 9 бал­лов (в 1931 в рай­оне г. Ка­майн).

М. бо­га­та по­лез­ны­ми ис­ко­пае­мы­ми, осо­бен­но ру­да­ми цвет­ных ме­тал­лов. Име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за, уг­ля, руд дра­гоцен­ных ме­тал­лов, же­ле­за, мар­ган­ца, ура­на, ба­ри­та, дра­го­цен­ных кам­ней. Вы­яв­ле­ны ре­сур­сы ме­тал­лов пла­ти­но­вой груп­пы. Ме­сто­ро­ж­де­ния руд оло­ва и вольф­ра­ма на­хо­дят­ся в вост. и юго-вост. час­тях М. Осн. часть за­па­сов этих руд за­клю­че­на в ме­сто­рож­де­ни­ях Мо­чи (нац. обл. Кая) и До­на (нац. обл. Ка­рен); зна­чи­мые ме­сто­ро­ж­де­ния на­хо­дят­ся в адм. обл. Та­нин­тайи (Хейн­да, Кан­бау, Па­гае и Ка­лон­та). В центр. час­ти М. ло­ка­ли­зу­ет­ся мед­но-руд­ный рай­он Мо­унъ­юа (ме­сто­ро­ж­де­ния Чи­син­та­ун, Ле­па­да­ун, Са­бе­та­ун, Юж. Са­бе­та­ун). Име­ет­ся неск. ме­сто­ро­ж­де­ний свин­цо­во-цин­ко­вых руд, в т. ч. круп­ное ме­сто­ро­ж­де­ние Бо­ду­ин (нац. обл. Шан), на ко­то­ром по­пут­но ве­дёт­ся до­бы­ча руд ни­ке­ля. Из­вест­ны 2 круп­ных ок­сид­но-си­ли­кат­ных ко­бальт-ни­ке­ле­вых ме­сто­ро­ж­де­ния в ко­рах вы­вет­ри­ва­ния сер­пен­ти­ни­зи­ро­ван­ных ульт­ра­ос­нов­ных по­род: Му­эта­ун на се­ве­ро-за­па­де М. (близ г. Ти­дейн) и Та­га­ун в центр. час­ти стра­ны (адм. обл. Ман­да­лай). М. не бо­га­та за­па­са­ми дра­го­цен­ных ме­тал­лов. Б. ч. ре­сур­сов зо­ло­та и се­реб­ра за­клю­че­на в рос­сып­ных ме­сто­ро­ж­де­ни­ях; ко­рен­ные ме­с­то­ро­ж­де­ния (ок. 15), как пра­ви­ло, не оце­не­ны, в их чис­ле – по­ли­ме­тал­лич. ме­сто­ро­ж­де­ния с зо­ло­том и се­реб­ром. Зо­ло­то­руд­ные ме­сто­ро­ж­де­ния рас­по­ло­же­ны гл. обр. в вост. час­ти Мьян­мы.

Неф­тя­ные ме­сто­ро­ж­де­ния мел­кие, б. ч. от­но­сят­ся к Ира­ва­дий­ско­му неф­те­га­зо­нос­но­му бас­сей­ну; осн. ме­сто­ро­ж­де­ния – Манн, Енанд­жа­ун, Ле­пан­дан, Мья­на­ун. Пер­спек­ти­вы вы­яв­ле­ния круп­ных за­па­сов неф­ти не­ве­ли­ки. При­род­ный го­рю­чий газ на тер­ри­то­рии М. и при­ле­гаю­щей ак­ва­то­рии при­уро­чен к Ира­ва­дий­ско­му и Бен­галь­ско­му неф­те­га­зо­нос­ным бас­сей­нам. Ме­сто­ро­ж­де­ния су­ши (ок. 10) мел­кие, наи­бо­лее зна­чи­мы Ап­хь­яу и Ньяун­до­ун – близ г. Ян­гон. В мор. ме­сто­ро­ж­де­ни­ях (св. 10), сре­ди ко­то­рых есть сред­ние и круп­ные, за­клю­че­на осн. часть за­па­сов при­род­но­го га­за М.; в пре­де­лах Ира­ва­дий­ско­го бас­сей­на – круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния Яда­на, Зо­ти­ка и Ета­гун; в Бен­галь­ском бас­сей­не – Мья и Шуэ. Ме­сто­ро­ж­де­ния уг­лей из­вест­ны в адм. об­лас­тях Си­кайн (наи­бо­лее круп­ное ме­сто­ро­ж­де­ние – Ка­ле­ва), Ма­гуэ, Ман­да­лай, Та­нин­тайи, нац. обл. Шан (Нам­ма).

На тер­ри­то­рии М. на­хо­дят­ся ме­сто­ро­ж­де­ния луч­ших в ми­ре ру­би­нов и бла­го­род­но­го жа­деи­та, в т. ч. его уни­каль­ной по­лу­про­зрач­ной раз­но­вид­но­сти изум­руд­но-зе­лё­но­го цве­та – им­пе­риа­ла. Ме­сто­ро­ж­де­ния ру­би­нов, сап­фи­ров и юве­лир­ной шпи­не­ли рас­по­ло­же­ны в гор­ной мест­но­сти к се­ве­ро-вос­то­ку от г. Ман­да­лай (Мо­гок­ский ру­би­но­нос­ный р-н). Осн. прак­тич. зна­че­ние име­ют элю­ви­аль­но-де­лю­ви­аль­ные рос­сы­пи. Ко­рен­ные ме­сто­ро­ж­де­ния жа­деи­та ло­ка­ли­зу­ют­ся на се­ве­ре М., в бас­сей­не р. Ую (при­ток р. Чин­ду­ин); ва­лу­ны и галь­ки жа­деи­та встре­ча­ют­ся в древ­них и совр. от­ло­же­ни­ях р. Ую. В сев.-вост. час­ти М. (в вер­ховь­ях pек Ира­ва­ди и Чин­ду­ин) из­вест­ны не­боль­шие ме­сто­ро­ж­де­ния бу­ро-крас­но­го ян­та­ря – бир­ми­та, на край­нем юго-вос­то­ке – ал­ма­зов. Так­же из­вест­ны ме­сто­ро­ж­де­ния руд же­ле­за (Пан­пе, Кат­айн­та­ун), мар­ган­ца (Чёнг­тун в нац. обл. Шан и др.), ба­ри­та (Ани­сак­хан), ура­на; ру­до­про­яв­ле­ния ме­тал­лов пла­ти­но­вой груп­пы.

Климат

На тер­ри­то­рии М. кли­мат тро­пи­че­ский мус­сон­ный, на юге – суб­эк­ва­то­ри­аль­ный. Вы­де­ля­ют три се­зо­на: от­но­си­тель­но про­хлад­ный и су­хой (но­ябрь – фев­раль), жар­кий, су­хой (март – май) и жар­кий, влаж­ный (июнь – ок­тябрь). Зи­мой ха­рак­тер­ны тем­пе­ра­тур­ные раз­ли­чия: от 25 °C в дель­те Ира­ва­ди до 13 °C на се­ве­ре Ира­ва­дий­ской рав­нины. В гор­ных рай­онах, а так­же на Шан­ском на­го­рье слу­ча­ют­ся за­мо­роз­ки. Наи­бо­лее жар­кий ме­сяц на по­бе­ре­жье и в юж. рай­онах М. – ап­рель, в центр. рай­онах – май, сред­не­ме­сяч­ные темп-ры 30–32 °C (макс. 41–43 °C). С при­хо­дом лет­не­го эк­ва­то­ри­аль­но­го мус­со­на темп-ры не­зна­чи­тель­но по­ни­жа­ют­ся (27–29 °C). На се­ве­ре в го­рах лет­ние темп-ры не пре­вы­ша­ют 17–18 °C.

Юго-зап. мус­сон при­но­сит 90% го­до­вых осад­ков. Се­зон мус­сон­ных до­ж­дей на­чи­на­ет­ся в кон­це ап­ре­ля на вост. по­бе­ре­жье Ан­да­ман­ско­го м., и к на­ча­лу ию­ня мус­сон ох­ва­ты­ва­ет всю стра­ну. Макс. ко­ли­че­ст­во осад­ков (4200–5500 мм в год) вы­па­да­ет на на­вет­рен­ных зап. скло­нах хреб­тов Рак­хайн и Та­нин­тайи (про­дол­жи­тель­ность су­хо­го се­зо­на 3–4 мес). В дель­то­вой об­лас­ти Ира­ва­ди го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков со­став­ля­ет ок. 2500 мм, на Шан­ском на­го­рье – 1500–2000 мм, в центр. час­ти Ира­ва­дий­ской рав­ни­ны (т. н. су­хая зо­на) – 600–800 мм (су­хой се­зон 6–7 мес). Зи­мой в «су­хой зо­не» час­то воз­ни­ка­ют пыль­ные бу­ри, не­ред­ки за­су­хи. По­бе­ре­жье М. под­вер­га­ет­ся воз­дей­ст­вию тро­пич. ци­кло­нов, фор­ми­рую­щих­ся над Бен­галь­ским зал. Сне­го­вая гра­ни­ца про­хо­дит на выс. 4570 м.

Внутренние воды

Наи­бо­лее круп­ные ре­ки – Ира­ва­ди (с при­то­ком Чин­ду­ин), Са­лу­ин и Си­та­ун (бас­сейн Ан­да­ман­ско­го м.). По­сколь­ку все ре­ки на тер­ри­тории М. име­ют до­ж­де­вое пи­та­ние, их ре­жим ти­пич­ный мус­сон­ный. Ок. 80% го­до­во­го сто­ка рек при­хо­дит­ся на се­зон лет­них до­ж­дей. По­ло­во­дье длит­ся до по­лу­го­да, ме­жень при­хо­дит­ся на наи­бо­лее су­хие ме­ся­цы – март и ап­рель. Раз­ни­ца ме­ж­ду мак­си­маль­ным и ми­ни­маль­ным рас­хо­дом во­ды дос­ти­га­ет 100 и бо­лее раз. Еже­год­но на ре­ках слу­ча­ют­ся на­вод­не­ния. Ко­ле­ба­ния уров­ня во­ды в верх­нем те­че­нии круп­ных рек бо­лее 25 м, в сред­нем – по­ряд­ка 5–10 м, в дель­тах ме­нее вы­ра­же­ны. Ре­ки М. име­ют зна­чит. твёр­дый сток. За счёт ак­ку­му­ля­ции на­но­сов про­ис­хо­дит рост дель­ты Ира­ва­ди со ско­ро­стью 50 м в год. Ниж­ние час­ти ру­сел Ира­ва­ди и Си­тау­на за­та­п­ли­ва­ют­ся при­лив­ны­ми вол­на­ми. Во внутр. рай­онах М. пре­об­ла­да­ют ма­ло­вод­ные ре­ки с рез­ко вы­ра­жен­ным спа­дом во­ды в су­хие се­зо­ны, не­ко­то­рые из них пе­ре­сы­ха­ют. В гор­ных рай­онах – гус­тая сеть не­боль­ших пол­но­вод­ных рек. Озёр ма­ло. Наи­бо­лее круп­ные из них (Ин­дод­жи на се­ве­ре М., Ин­ле на Шан­ском на­го­рье) име­ют тек­то­нич. про­ис­хо­ж­де­ние. На рав­ни­нах в ниж­нем те­че­нии Ира­ва­ди и Си­тау­на есть ос­та­точ­ные озё­ра, об­ра­зо­вав­шие­ся в ста­ри­цах рек.

Еже­год­но во­зоб­нов­ляе­мые вод­ные ре­сур­сы со­став­ля­ют 1046 км3, во­до­обес­пе­чен­ность вы­со­кая (св. 21 тыс. м3/чел. в год) при низ­ком уров­не во­до­за­бо­ра (3% вод­ных ре­сур­сов). Ок. 98% по­треб­ляе­мой во­ды ис­поль­зу­ет­ся в с. х-ве, 1% – в пром-сти, 1% – в жи­лищ­но-ком­му­наль­ном во­до­снаб­же­нии. Осн. ис­точ­ни­ком оро­ше­ния слу­жат во­ды Ира­ва­ди и её при­то­ков. Ре­ки М. (осо­бен­но Са­лу­ин) об­ла­да­ют зна­чит. гид­ро­энер­ге­тич. по­тен­циа­лом, ко­то­рый прак­ти­че­ски не ос­во­ен.

Почвы, растительный и животный мир

В го­рах на хо­ро­шо ув­лаж­нён­ных скло­нах пре­об­ла­да­ют гор­ные крас­ные и крас­но-жёл­тые фер­рал­лит­ные поч­вы, в пре­де­лах низ­ко­го­рий центр. час­ти – крас­ные и крас­но-ко­рич­не­вые поч­вы. Центр. рай­оны с су­хим кли­ма­том име­ют пё­ст­рый поч­вен­ный по­кров с гос­под­ством силь­но эро­ди­ро­ван­ных крас­но-бу­рых почв са­ванн и кус­тар­ни­ков, а так­же ко­рич­не­вых – су­хих ле­сов и тём­ных сли­тых почв с пят­на­ми со­лон­цов и со­лон­ча­ков. На Шан­ском на­го­рье пре­об­ла­да­ют крас­но­зё­мы. В бас­сей­не Ира­ва­ди боль­шие пло­ща­ди за­ня­ты ал­лю­ви­аль­ны­ми поч­ва­ми, в дель­тах рек (в по­ло­се при­ли­вов) рас­про­стра­не­ны ман­гро­вые бо­лот­ные поч­вы. На рав­ни­нах поч­вен­ный по­кров из­ме­нён в ре­зуль­та­те мно­го­ве­ко­вой куль­ти­ва­ции ри­са, здесь сфор­ми­ро­ва­лись по­верх­но­ст­но-глее­вые ри­со­вые поч­вы.

Ле­са за­ни­ма­ют 51% тер­ри­то­рии М. До выс. 900 м в го­рах сев. час­ти М. про­из­ра­ста­ют тро­пич. веч­но­зе­лё­ные ле­са, в наи­бо­лее ув­ла­жнён­ных при­мор­ских рай­онах, на на­вет­рен­ных скло­нах хреб­тов Рак­хайн и Та­нин­тайи – влаж­ные тро­пич. веч­но­зе­лё­ные ле­са с бо­га­тым ви­до­вым со­ста­вом (се­мей­ст­ва дип­те­ро­кар­по­вых, ма­ре­но­вых, мир­то­вых, бо­бо­вых, паль­мо­вых и др.). На выс. 900–1200 м рас­про­стра­не­ны гор­ные веч­но­зе­лё­ные ле­са с суб­тро­пич. ви­да­ми (каш­та­на­ми, маг­но­лия­ми, ки­па­ри­са­ми); на выс. 1200–2300 м – со­сно­вые ле­са, 2300–3000 м – сме­шан­ные и мел­ко­ли­ст­вен­ные, 3000–3500 м – хвой­ные ле­са, 3500–4000 м – ро­до­ден­д­ро­но­вое кри­во­ле­сье; вы­ше 4000 м – аль­пий­ские лу­га. На под­вет­рен­ных скло­нах хреб­тов Рак­хайн и Та­нин­тайи, а так­же в пред­горь­ях центр. час­ти М. гос­под­ству­ют лис­то­пад­ные ле­са с ти­ком, же­лез­ным де­ре­вом и др. цен­ны­ми по­ро­да­ми, ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны за­рос­ли бам­бу­ка. В пре­де­лах Шан­ско­го на­го­рья до выс. 900–1200 м рас­про­стра­не­ны гор­ные тро­пич. ле­са, вы­ше про­сти­ра­ет­ся по­яс гор­ных ду­бо­вых и ду­бо­во-со­сно­вых ле­сов, с выс. 2500 м – по­яс хвой­ных ле­сов (пих­та, тсу­га). В «су­хой зо­не» про­из­ра­ста­ют раз­ре­жен­ные су­хие ле­са и ред­ко­ле­сья из ко­лю­чих де­ревь­ев и кус­тар­ни­ков (даль­бер­гии, ака­ции), рас­про­стра­не­ны за­рос­ли дре­во­вид­ных мо­ло­ча­ев. В дель­тах и вдоль по­бе­ре­жий – ман­гро­вые ле­са. Вы­руб­ки и вы­жи­га­ние ле­сов на Ира­ва­дий­ской рав­ни­не, Шан­ском на­го­рье при­ве­ли к ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию вто­рич­ных са­ванн и ред­ко­ле­сий.

Жи­вот­ный мир М. раз­но­об­ра­зен, здесь оби­та­ют 288 ви­дов мле­ко­пи­таю­щих (39 из них – под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния, в т. ч. чеп­рач­ный та­пир, но­со­ро­ги, пре­сно­вод­ный дель­фин Ира­ва­ди), 1047 ви­дов гнез­дя­щих­ся птиц. В фау­не пре­об­ла­да­ют лес­ные жи­вот­ные с дре­вес­ным и по­лу­дре­вес­ным об­ра­зом жиз­ни (ту­пайи, ло­ри, бел­ки-ле­тя­ги, ви­вер­ры, ку­ни­цы, шер­сто­крыл, ту­ман­ная пан­те­ра). На от­кры­тых рав­ни­нах и в го­рах центр. и сев. час­тей М. оби­та­ют ди­кие бы­ки, но­со­ро­ги, сло­ны. Из­ред­ка встре­ча­ют­ся тиг­ры и ле­о­пар­ды, в го­рах – ги­ма­лай­ские мед­ве­ди. Бо­га­то пред­став­ле­ны пре­смы­каю­щие­ся (285 ви­дов), зем­но­вод­ные (89 ви­дов).

Состояние и охрана окружающей среды

Бла­го­да­ря низ­ким тем­пам эко­но­мич. раз­ви­тия в М. со­хра­ни­лись не­тро­ну­тые и ма­ло­из­ме­нён­ные ланд­шаф­ты, осо­бен­но в гор­ных рай­онах. В це­лом ха­рак­тер­ны вы­со­кие тем­пы обез­ле­се­ния (1,3% в год за пе­ри­од 1990–2000). Све­де́­ние ле­сов осо­бен­но уси­ли­лось в сер. 1990-х гг., по­сле при­ня­тия но­во­го лес­но­го за­ко­но­да­тель­ст­ва. Ак­ти­ви­за­ция ле­со­за­го­то­вок при­ве­ла к унич­то­же­нию мест оби­та­ния ди­ких жи­вот­ных. Зна­чи­тель­но со­кра­ти­лись пло­ща­ди ман­гро­вых ле­сов вдоль по­бе­ре­жий. В го­ро­дах от­ме­ча­ет­ся за­гряз­не­ние воз­ду­ха и вод­ных объ­ек­тов пром. пред­при­ятия­ми. Не­дос­та­точ­ная очи­ст­ка во­ды ино­гда вы­зы­ва­ет за­бо­ле­ва­ния у на­се­ле­ния.

Ох­ра­няе­мые при­род­ные тер­ри­то­рии за­ни­ма­ют 6,3% пл. М. (2009). Функ­цио­ни­ру­ет 6 нац. пар­ков (Ала­ун­до-Ка­та­па – круп­ней­ший в М., Кха­ка­бо­ра­зи, Пе­гу-Йо­ма и др.), 27 за­по­вед­ни­ков жи­вой при­ро­ды (Шу­эс­хе­то, Шу­эда­ун, Озе­ро Ин­дод­жи, тиг­ро­вый ре­зер­ват До­ли­на Ху­кон и др.), 3 птичь­их за­по­вед­ни­ка, вод­но-бо­лот­ное уго­дье ми­ро­во­го зна­че­ния Мой­инд­жи.

Население

По офиц. дан­ным, в М. на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 135 на­род­но­стей. Б. ч. на­се­ле­ния М. со­став­ля­ют ти­бе­то-бир­ман­ские на­ро­ды (79,7%; мьян­ма, ара­кан­цы, ка­ре­ны, ка­чи­ны, ли­су, ла­ху, ку­ки-чин, или чи­ны, на­га), тай­ские на­ро­ды (9,8%; ша­ны, лы, кхун) и мон-кхмер­ские на­ро­ды (4,4%; мо­ны и кхме­ры гор­ные, в осн. па­ла­унг и ва). Народ мьян­ма (64,3%) на­се­ля­ет гл. обр. центр. и юж. рай­оны в сред­нем и ниж­нем те­че­нии р. Ира­ва­ди. На юго-за­па­де М. про­жи­ва­ют ара­кан­цы (3,5%); на за­па­де, в го­рах Ле­та, Чин и Рак­хайн, – чи­ны (1%); на се­ве­ре, в вер­ховь­ях Чин­дуи­на и Ира­ва­ди, и на вос­то­ке, в рай­оне Шан­ско­го на­го­рья, – ша­ны (9%), ка­чи­ны (1,8%), па­ла­унг (1,4%) и ва (0,9%), лы (0,6%), на­га (0,5%), ли­су (0,3%), ла­ху (0,3%), кхун (0,2%); на юго-вос­то­ке, по р. Са­лу­ин, и на юге, в дель­те Ира­ва­ди, – ка­ре­ны (8%, из них кая 0,8%) и мо­ны (2%). В круп­ных го­ро­дах, в рай­онах дель­ты Ира­ва­ди и на мор. по­бе­режье, – ки­тай­цы (2,5%), вы­ход­цы из Ин­дии, Банг­ла­деш и Не­па­ла (3,5%, из них ро­хин­гья 1,8%) и др.

Во 2-й пол. 20 в. в свя­зи с по­сте­пен­ным сни­же­ни­ем смерт­но­сти чис­лен­ность на­се­ле­ния М. бы­ст­ро уве­ли­чи­ва­лась (млн. чел.): 17,8 в 1950; 27,1 в 1970; 35,4 в 1983, перепись; 40,8 в 1990. Тем­пы ес­теств. при­рос­та на­се­ле­ния сни­жа­ют­ся (в ср. 2,0% в 1950–60; 1,5% в 1980–1990; 1,1% в 2012). Ро­ж­дае­мость со­став­ля­ет 19,1 на 1000 жит. (2012); смерт­ность 8,1 на 1000 жит. (2012). По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти 2,23 ре­бён­ка на 1 жен­щи­ну (2012). Мла­ден­че­ская смерт­ность по-преж­не­му ос­та­ёт­ся вы­со­кой – 47,7 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных. Пре­об­ла­да­ет мо­ло­дое на­селе­ние (ср. воз­раст 26,9 го­да, 2011). В воз­рас­тной струк­ту­ре на­се­ле­ния до­ля де­тей (до 15 лет) 27,5%, лю­дей тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (15–64 го­да) 67,5%, лиц 65 лет и стар­ше 5,0% (2011). В ср. на 100 жен­щин при­хо­дит­ся 99 муж­чин. Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 66,2 го­да (2012; муж­чи­ны – 62,9, жен­щи­ны – 67,7 го­да). Саль­до внеш­них ми­гра­ций от­ри­ца­тель­ное (ок. –0,3 на 1000 в 2012). Ок. 1,5 млн. тру­до­вых ми­гран­тов и вы­ну­ж­ден­ных пе­ре­се­лен­цев из М. про­жи­ва­ют в со­сед­них стра­нах (гл. обр. в Таи­лан­де).

Ср. плот­ность нас. 81 чел./км2 (2012). В ниж­нем те­че­нии рек Ира­ва­ди, Си­та­ун и Са­лу­ин, а так­же в ря­де при­бреж­ных рай­онов плот­ность на­се­ле­ния со­став­ля­ет 200–250 чел./км2; на Шан­ском на­го­рье – 40–50 чел./км2, в гор­ных рай­онах се­ве­ра и вос­то­ка стра­ны – 15–20 чел./км2. До­ля гор. на­се­ле­ния 34% (2010). Круп­ней­шие го­ро­да (тыс. чел. с при­го­ро­да­ми, 2011): Ян­гон (4948,9), Ман­далай (1620,8), Ней­пьи­до (948,3), Мо­ламь­яйн (527,4), Пе­гу (311,2), Бас­сейн (300,1) и др.

Все­го в эко­но­ми­ке за­ня­то ок. 33 млн. чел. (2011), в т. ч. в сель­ском, лес­ном хо­зяй­ст­ве и ры­бо­лов­ст­ве – ок. 70%, в сфе­ре ус­луг – 23%, в пром-сти – 7%. Офиц. уро­вень без­ра­бо­ти­цы 5,5% (2011). За чер­той бед­но­сти про­жи­ва­ет ок. 1/3 нас. стра­ны.

Религия

Ве­рую­щие – буд­ди­сты шко­лы тхе­ра­ва­да (ок. 89%), хри­стиа­не (ок. 4%, гл. обр. бап­ти­сты, ка­то­ли­ки, анг­ли­ка­не), му­суль­ма­не (ок. 4%; боль­шин­ст­во – сун­ни­ты), при­вер­жен­цы тра­диц. ве­ро­ва­ний (ок. 2%), ин­дуи­сты (ок. 1%).

В М. на­хо­дит­ся боль­шое чис­ло по­чи­тае­мых буд­дий­ских хра­мо­вых ком­плек­сов и мо­на­сты­рей: Шве­да­гон (Шу­эда­го­ун; в г. Ян­гон), Шве­зи­гон (Шу­эзи­го­ун; близ г. Па­ган), Ку­то­до (в г. Ман­да­лай) и др.; про­жи­ва­ет ок. 500 тыс. буд­дий­ских мо­на­хов и мо­на­хинь, иг­раю­щих за­мет­ную роль в со­ци­аль­но-по­ли­тич. жиз­ни стра­ны. Дей­ст­ву­ют 3 ми­тро­по­лии и 13 дио­це­зов Рим­ско-ка­то­лич. церк­ви. Круп­ней­шие про­тес­тант­ские ор­га­ни­за­ции: Бап­ти­ст­ское со­б­ра­ние М. (ос­но­ва­но в 1954), Анг­ли­кан­ская цер­ковь про­вин­ции Мьян­ма (1970).

Исторический очерк

Мьянма с древнейших времён до кон. 19 века

С 9-го тыс. до н. э. на тер­ри­то­рии М., пре­ж­де все­го в до­ли­нах рек Ира­ва­ди, Са­лу­ин, Си­та­ун, Чинд­вин (Чин­ду­ин) и их при­то­ков, в нац. обл. Шан, а так­же в при­мор­ских зо­нах, воз­ни­ка­ют оча­ги куль­тур позд­не­го па­лео­ли­та и не­оли­та, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют ар­хео­ло­гич. на­ход­ки (ка­мен­ные ору­дия тру­да, ке­ра­мич. со­су­ды, пе­щер­ные рос­пи­си, се­ме­на куль­ти­ви­руе­мых рас­те­ний – про­со, рис, ты­к­ва, го­рох и др.), об­на­ру­жен­ные в этих ре­гио­нах. С кон­ца брон­зового века, во 2–1 вв. до н. э., на­чи­на­ют скла­ды­вать­ся пер­вые гос. об­ра­зо­ва­ния.

На юж. по­бе­ре­жье Ан­да­ман­ско­го м. воз­ни­ка­ют го­ро­да-го­су­дар­ст­ва мо­нов, зем­ли ко­то­рых (вклю­чая так­же по­бе­ре­жье Си­ам­ско­го зал.) др.-греч. ис­то­рик Пто­ле­мей на­зы­ва­ет Хри­сой («Зо­ло­той стра­ной»), а в др. ран­них ис­точ­ни­ках (в тек­стах Ти­пи­та­ки, лан­кий­ских хро­ни­ках 4–6 вв. н. э., кхмер­ских над­пи­сях) име­ну­ют­ся Су­ван­наб­ху­ми («Зо­ло­той зем­лёй»), а в бо­лее позд­них (по­сле 14 в.) – Ра­ман­на­де­сой. Мон­ские го­ро­да слу­жи­ли важ­ны­ми пунк­та­ми на тор­го­вом пу­ти ме­ж­ду Ин­ди­ей и Ки­та­ем, стра­на­ми За­па­да и Вос­то­ка. О раз­ви­тии мо­ре­ход­ст­ва у мо­нов сви­де­тель­ст­ву­ют най­ден­ные в этих рай­онах ос­тат­ки мор. су­дов, яко­ря, пред­ме­ты им­пор­та. Под влия­ни­ем инд. ци­ви­ли­за­ции здесь по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние буд­дизм и брах­ма­низм. Круп­ны­ми сто­лич­ны­ми го­ро­да­ми бы­ли Тэт­хо­ун (Тат­хо­ун), ос­но­ван­ный, по ле­ген­де, в 3 в. до н. э. мис­сио­не­ра­ми Ашо­ки, и Хан­та­ва­ди (от па­лий­ско­го Хам­са­ва­ти – «Ко­ро­лев­ст­во птиц-хам­са»; с 14 в. – Пе­гу), по­стро­ен­ный, со­глас­но пре­да­нию, в 573 н. э. дву­мя прин­ца­ми из Тэт­хо­уна (по др. ис­точ­ни­кам, в 825). Его жи­те­ли ис­по­ве­до­ва­ли гл. обр. буд­дизм тхе­ра­ва­ды, как и мо­ны со­сед­не­го гос-ва Два­ра­ва­ти, с ко­то­рым у Хан­та­ва­ди су­ще­ст­во­ва­ли тес­ные свя­зи; тра­ди­ци­он­ны­ми бы­ли и кон­так­ты с буд­ди­ста­ми Шри-Лан­ки. В 805 од­но из мон­ских кня­жеств, по со­об­ще­нию кит. хро­ни­стов (Ми­чэн?), от­пра­ви­ло по­соль­ст­во в Ки­тай и по­лу­чи­ло при­зна­ние имп. дво­ра, но в 835 бы­ло раз­гром­ле­но вой­ска­ми гос-ва Нань­чжао. В 9–10 вв. мо­ны зна­чи­тель­но рас­ши­ри­ли свои тер­ри­то­рии за счёт про­дви­же­ния в центр. рай­оны Мьян­мы.

На сев. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. в пер­вых ве­ках н. э. су­ще­ст­во­ва­ла стра­на Ар­ги­ра («Се­реб­ря­ная», по све­де­ни­ям Пто­ле­мея) или, как её на­зы­ва­ли ин­дий­цы, Рак­ха­пу­ра (совр. нац. обл. Рак­хайн; см. Ара­кан). Её древ­ний сто­лич­ный центр – Дхань­я­ва­ди (Ди­ня­ва­ди; 1 – нач. 6 вв.), имев­ший тес­ные тор­го­вые и куль­тур­ные свя­зи с Ин­ди­ей; в ре­лиг. сфе­ре жи­те­ли при­дер­жи­ва­лись брах­ма­низ­ма (пра­ви­те­ли час­то изо­бра­жа­лись на мо­не­тах с эмб­ле­мой бо­га Ши­вы), а так­же буд­диз­ма и ани­миз­ма. Куль­то­вый син­кре­тизм ха­рак­те­рен и для про­цве­тав­ше­го в 6–9 вв. го­ро­да-го­су­дар­ст­ва Вей­та­ли (Ве­са­ли), ос­но­ван­но­го, по ле­ген­де, в 327 го­су­да­рем из пра­вя­щей ди­на­стии Чан­д­ра. Гос­под­ствую­щий пер­во­на­чаль­но здесь брах­ма­низм, а по­сле 7 в. и ин­ду­изм по­сте­пен­но ус­ту­па­ют свои по­зи­ции буд­диз­му; по­лу­ча­ют рас­про­стра­не­ние пись­мен­ность на сан­ск­ри­те, позд­нее – па­лий­ское и рак­хайн­ское пись­мо. Ак­тив­ная ме­ж­ду­нар. тор­го­вая дея­тель­ность гос-ва под­твер­жда­ет­ся об­на­ру­жен­ны­ми здесь ху­дож. пред­ме­та­ми и мо­не­та­ми инд. и сре­ди­зем­но­мор­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния.

В сев. и центр. час­ти М. об­ра­зо­ва­лось круп­ное гос-во на­ро­да пью (1–9 вв.), дос­тиг­шее вы­со­ко­го уров­ня эко­но­мич. и куль­тур­но­го раз­ви­тия. Его сто­лич­ны­ми цен­тра­ми бы­ли Бей­тэ­ноу (Бей­та­ноу), Ха­лин, Тэй­ей­кхи­тэя (Та­ек­хи­тая, Шрик­шет­ра, так не­ред­ко на­зы­ва­ют и са­мо гос-во пью), а вся об­шир­ная тер­ри­то­рия стра­ны, по со­об­ще­ни­ям кит. хро­ник ди­на­стии Тан, бы­ла раз­де­ле­на на 18 адм. ок­ру­гов. Её на­се­ле­ние ис­по­ве­до­ва­ло в осн. буд­дизм (как ма­хая­ны, так и тхе­ра­ва­ды), со­че­тав­ший­ся с брах­ма­низ­мом, ин­ду­из­мом, ани­ми­стич. ве­ро­ва­ния­ми и куль­том пред­ков. У пью бы­ли рас­про­стра­не­ны т. н. врем. мо­на­ше­ст­во, обу­че­ние в мо­на­стыр­ских шко­лах, об­ря­ды кре­ма­ции и за­хо­ро­не­ния пра­ха умер­ших в гли­ня­ных и ка­мен­ных ур­нах (Бей­тэ­ноу, Тэй­ейк­хи­тэя), а так­же ин­гу­ма­ции (Ха­лин). Пью име­ли свою пись­мен­ность и ка­лен­дарь, фик­си­ро­ва­ли ас­тро­но­мич. на­блю­де­ния и дея­ния сво­их пра­ви­те­лей. В од­ной из пью­ских над­пи­сей, в ча­ст­но­сти, ука­зы­ва­ет­ся да­та вос­ше­ст­вия на пре­стол го­су­да­ря ди­на­стии Ви­кра­ма (бирм. ис­то­ри­ки не­ред­ко ас­со­ции­ру­ют эту да­ту с 638, с ко­то­рой на­чи­на­ет­ся при­ня­тое по сей день мьян­ман­ское ле­то­счис­ле­ние). Пью кон­тро­ли­ро­ва­ли реч­ные тор­го­вые пу­ти по Ира­ва­ди, су­хо­пут­ные пу­ти в Ин­дию и Ки­тай, строи­ли ка­на­лы, дам­бы, пло­ти­ны и слож­ные фор­ти­фи­кац. со­ору­же­ния, дос­тиг­ли боль­ших ус­пе­хов в раз­ви­тии ир­ри­гац. зем­ле­де­лия, ис­поль­зо­ва­ли ме­тал­лы (же­ле­зо, медь, брон­зу) в жи­лищ­ном и куль­то­вом строи­тель­ст­ве, че­канили се­реб­ря­ные мо­не­ты. Со­глас­но кит. ле­то­пи­сям, в 757 и 763 пью по­те­ря­ли зем­ли в вер­ховь­ях Ира­ва­ди по­сле по­раже­ния в бит­вах с вой­ска­ми Нань­чжао и бы­ли вы­ну­ж­де­ны при­знать его сю­зе­ре­ни­тет. В 794 Нань­чжао от­пра­ви­ло в Ки­тай по­соль­ст­во, в со­ста­ве ко­то­ро­го на­хо­ди­лись му­зы­кан­ты-пью; в 802 в Ки­тай из од­но­го из пью­ских цен­тров при­бы­ло по­соль­ст­во, ко­то­рое со­про­во­ж­да­ли 35 му­зы­кан­тов. Од­на­ко пра­ви­те­ли Нань­чжао, по-ви­ди­мо­му не­до­воль­ные по­пыт­ка­ми пью вес­ти са­мо­сто­ят. по­ли­ти­ку, в 832 сна­ря­ди­ли ар­мию, ко­то­рая за­хва­ти­ла Ха­лин и пол­но­стью его раз­ру­ши­ла. С это­го вре­ме­ни гос-во пью ис­чез­ло с ис­то­рич. сце­ны Мьян­мы.

С 8–9 вв. на­ча­лась ак­тив­ная ми­гра­ция пред­ков совр. бир­ман­цев (мьян­ма, ба­ма, от­но­ся­щих­ся к ти­бе­то-бир­ман­ской язы­ко­вой се­мье) из сев.-зап. и юго-зап. Ки­тая в до­ли­ну Ира­ва­ди. Вы­тес­нив и ча­стич­но ас­си­ми­ли­ро­вав пью, к 9 в. они осе­ли в рай­оне Ча­ус­хе (Центр. М.), где в 849 (по др. дан­ным, в 850) ос­но­ва­ли г. Па­ган (Пэ­ган, Бэ­ган), став­ший в сер. 11 в. цен­тром гос-ва Па­ган. Пер­вый его пра­ви­тель Ано­рат­ха по­ко­рил ряд об­лас­тей Верх­ней М., в т. ч. не­ко­то­рые кня­же­ст­ва ша­нов, ко­то­рые пла­ти­ли ему дань, ос­та­ва­ясь но­ми­наль­но сво­бод­ны­ми; сев. Рак­хайн, за­хва­тил Тэй­ейк­хи­тэю, ещё со­хра­няв­шую ста­тус круп­но­го пью­ско­го цен­тра, за­тем Хан­та­ва­ди (Пе­гу). В 1057 он со­вер­шил во­ен. по­ход на юг в мон­ские зем­ли, за­вое­вал Тэт­хо­ун (Тат­хо­ун), пле­нив б. ч. жи­те­лей го­ро­да вме­сте с его пра­ви­те­лем Ма­ну­хой, и вы­вез от­ту­да в Па­ган свя­щен­ные буд­дий­ские тек­сты и ре­ли­к­вии; по­ко­рил ряд по­се­ле­ний на бе­ре­гу Ан­да­ман­ско­го м. (по ле­ген­де, до­шёл до Нак­хон­пат­хо­ма, мон­ско­го це­нт­ра на юго-во­сто­ке совр. Таи­лан­да), но от­сту­пил, не же­лая всту­пать в кон­фликт с силь­ны­ми со­се­дя­ми – Кам­буд­жа­де­шой и Шри­вид­жа­ей. В ре­зуль­та­те в те­че­ние не­сколь­ких де­ся­ти­ле­тий М. пре­вра­ти­лась в мощ­ную мно­го­на­цио­наль­ную дер­жа­ву. Ано­рат­ха ук­реп­лял тор­го­вые и куль­тур­ные свя­зи с Бен­га­ли­ей, Шри-Лан­кой, тай­ским кн-вом Ха­ри­пун­чайя, Нань­чжао и др. стра­на­ми, со­дей­ст­во­вал раз­ви­тию ир­ри­гац. зем­ле­де­лия. Ут­вер­див буд­дизм в ка­че­ст­ве гос. ре­ли­гии, Ано­рат­ха сна­ча­ла под­дер­жи­вал его разл. шко­лы (и ма­хая­ну, и тхе­ра­ва­ду), но в даль­ней­шем стал от­да­вать пред­поч­те­ние по­след­ней, че­му спо­соб­ст­во­ва­ли вос­при­ятие бир­ман­ца­ми пью­ских и мон­ских ре­ли­ги­оз­но-куль­тур­ных цен­но­стей, а так­же про­по­ве­ди из­вест­но­го тхе­ра­ва­ди­на Шин Ара­ха­на, став­ше­го гла­вой па­ган­ской санг­хи. Вме­сте с тем буд­дизм мир­но ужи­вал­ся с древ­ни­ми ани­ми­стич. ве­ро­ва­ния­ми, куль­том пред­ков и ин­ду­из­мом. Но имен­но с это­го вре­ме­ни од­ной из осн. функ­ций го­су­да­рей М. ста­ла за­щи­та и под­держ­ка буд­дий­ской ре­ли­гии. В Па­га­не на­ча­лось строи­тель­ст­во в ши­ро­ких мас­шта­бах хра­мо­во-мо­на­стыр­ских ком­плек­сов, из­го­тов­ле­ние во­тив­ных таб­лиц, стел, раз­ви­ва­лись изо­бра­зит. (куль­то­вая скульп­ту­ра и жи­во­пись) и де­ко­ра­тив­но-при­клад­ные иск-ва. В прав­ле­ние Чан­зи­ты (Ти­лу­ин Ман; 1084 – ок. 1113) про­ис­хо­дит даль­ней­шая цен­тра­ли­за­ция вла­сти, рост эко­но­ми­ки, ук­ре­п­ле­ние по­зи­ций буд­диз­ма. Эпи­гра­фич. ма­те­ри­ал 12 в. по­ка­зы­ва­ет ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние пись­мен­но­сти на язы­ках па­ли, сан­ск­ри­те, пью, мон­ском и бир­ман­ском (са­мые ран­ние бирм. над­пи­си да­ти­ру­ют­ся 1112). Важ­ным по­ли­тич. и ре­лиг. дея­ни­ем па­ган­ско­го го­су­да­ря ста­ло на­прав­ле­ние им мас­те­ров в Ин­дию для рес­тав­ра­ции хра­ма Ма­ха­бод­хи в г. Бодх-Гая, буд­дий­ской свя­ты­ни, где, как счи­та­ет­ся, Буд­да дос­тиг Про­свет­ле­ния. Чан­зи­та от­прав­лял так­же по­соль­ст­ва на Шри-Лан­ку, воз­мож­но, по мне­нию ис­то­ри­ков, и с во­ен. от­ря­да­ми для по­мо­щи син­галь­ско­му мо­нар­ху в ус­ми­ре­нии вос­став­ших та­ми­лов. Внук Чан­зи­ты Эла­ун­си­ту (Ала­ун­си­ту; ок. 1113 – при­бли­зи­тель­но кон. 1150-х гг.), по ле­ген­дам и со­об­ще­ни­ям хро­ник, сам со­вер­шал да­лё­кие мор. пу­те­ше­ст­вия, по­бы­вал в Бен­га­лии, Юж. Ин­дии, на Шри-Лан­ке и Су­мат­ре, что бы­ло свя­за­но со стрем­ле­ни­ем Па­га­на до­бить­ся по­ли­тич. гос­под­ства в Бен­галь­ском зал. В сер. 1160-х гг. это при­ве­ло к кон­флик­ту с Лан­кой, пра­ви­тель ко­торой Па­рак­ка­ма­ба­ху I на­пра­вил в М. вой­ско, одер­жав­шее ряд по­бед над бир­ман­ца­ми. И хо­тя па­ган­ская им­пе­рия не ут­ра­ти­ла су­ве­ре­ни­те­та, с сер. 13 в. она по­сте­пен­но на­ча­ла кло­нить­ся к упад­ку. При­чи­на­ми это­го, по­ми­мо ут­ра­ты ве­ду­щих по­зи­ций на ме­ж­ду­нар. аре­не, бы­ли не­ста­биль­ность гос-ва, свя­зан­ная с вы­сту­п­ле­ния­ми про­тив Па­га­на мо­нов, ша­нов и др. вас­саль­ных на­ро­дов, кри­зис власт­ной струк­ту­ры, ос­лаб­ле­ние эко­но­ми­ки, об­ус­лов­лен­ное не­по­мер­ны­ми рас­хо­да­ми на куль­то­вое строи­тель­ст­во и т. п. С 1277 сев. рай­оны стра­ны на­ча­ли под­вер­гать­ся на­бе­гам мон­го­лов, в 1283 в бит­вах юж­нее Ба­мо (ны­не в нац. обл. Ка­чин) они раз­би­ли вой­ска па­ган­ско­го го­су­даря Нэя­ти­ха­пэ­теи (На­ра­ти­ха­па­те; 1255/56–1287), а в 1287 за­хва­тили Па­ган. Как со­об­ща­ют хро­ни­ки, по­слан­ное в Ки­тай па­ган­ское по­соль­ст­во во гла­ве с буд­дий­ским на­стоя­те­лем смог­ло убе­дить ха­на Ху­би­лая вы­вес­ти вой­ска из сто­ли­цы. Од­на­ко по­сле убий­ст­ва Нэя­ти­ха­пэ­теи, а за­тем свер­же­ния при­двор­ны­ми его пре­ем­ни­ка Чос­вы (1289–98) и раз­граб­ле­ния в 1299 Па­га­на ша­на­ми го­род ут­ра­тил свою еди­но­дер­жав­ную функ­цию, хо­тя фор­маль­но до 1360-х гг. со­хра­нял ста­тус цен­тра вер­хов­ной вла­сти.

По­сле па­де­ния па­ган­ской дер­жа­вы М. на­ча­ла рас­па­дать­ся на ряд не­за­ви­си­мых и со­пер­ни­чав­ших ме­ж­ду со­бой кня­жеств. Рак­хайн вновь об­рёл са­мо­стоя­тель­ность и кон­тро­ли­ро­вал по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал., рас­про­стра­нив свою власть да­же на не­ко­то­рое вре­мя на Вост. Бен­га­лию. Юж. часть М. бы­ла под­чи­не­на пра­ви­те­лям Хан­та­ва­ди (Пе­гу). В рай­онах Верх­ней М. в 1300–10-х гг. воз­ник­ли но­вые сто­лич­ные го­ро­да – Мьин­зайн (Мьинсайн), Пинйа (Пинья), Са­гайн (Си­кайн), ос­но­ван­ные 3 брать­я­ми, быв. ми­ни­ст­ра­ми при па­ган­ском дво­ре, пред­по­ло­жи­тель­но (по све­де­ни­ям хро­ник) шан­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния. Они кон­тро­ли­ро­ва­ли тер­ри­то­рию пло­до­род­ной до­ли­ны Ча­ус­хе, од­на­ко по­сле ра­зо­рит. на­бе­гов ша­нов в кон. 1350-х – нач. 1360-х гг. эти го­ро­да пе­ре­ста­ли иг­рать роль цен­тров вла­сти. С 1365 на­ча­лось воз­вы­ше­ние Авы, дос­тиг­шей рас­цве­та при Мин­чжиз­ва Со­ке (1367–1400). Пра­ви­те­ли Авы по­сте­пен­но вы­тес­ни­ли ша­нов из Сред­ней М. В кон. 14–15 вв. Аве при­шлось по­сто­ян­но бо­роть­ся (гл. обр. с ки­тай­ца­ми и ша­на­ми) за гос­под­ство в Верх­ней М. В 1527 Ава па­ла под уда­ра­ми шан­ской ар­мии Сао Лон­га из Мо­ух­нь­и­на (Мохньина), ко­то­рый по­са­дил на ав­ский пре­стол сво­его сы­на То­хан­бью (1527–43).

В Ниж­ней М. в 1-й пол. 14 в. сто­лич­ным цен­тром был круп­ный пор­то­вый г. Мо­утэ­ма (Моу­та­ма; Мар­та­бан), пра­ви­те­ли ко­то­ро­го под­чи­ни­ли се­бе мон­ские го­ро­да Дэ­лу (Да­ла), Па­тейн (Бас­сейн), Мьяун­мья и др., но за­тем ус­ту­пи­ли власть го­су­да­рям Пе­гу. Здесь тра­ди­ци­он­но уде­ля­ли боль­шое вни­ма­ние тор­гов­ле, рас­ши­ре­нию ме­ж­ду­нар. свя­зей со Шри-Лан­кой, Ки­та­ем, Ин­ди­ей, Ма­лак­кой и да­же с Ев­ро­пой. Осо­бое зна­че­ние при­да­ва­лось куль­то­во­му строи­тель­ст­ву; в ча­ст­но­сти, при ко­ро­ле­ве Шин­со­бу (1453–72) и её пре­ем­ни­ке Дхам­ма­зе­ди (1472–92) бы­ла кар­ди­наль­но пе­ре­строе­на ве­ли­кая сту­па Шве­да­гон, а в 1484 от­лит ог­ром­ный ко­ло­кол. Пе­гу в 1435 впер­вые в ис­то­рии М. по­се­тил ев­ро­пе­ец – ве­не­циа­нец Н. ди Кон­ти, в 1496 по­бы­ва­ли италь­ян­цы И. де Сан­то-Сте­фа­но и Л. ди Вар­тема, впо­след­ст­вии опи­сав­шие бо­гат­ст­во мон­ской сто­ли­цы и осн. пред­ме­ты её тор­гов­ли (шел­лак, сан­да­ло­вое де­ре­во, хло­пок, шёлк, ру­би­ны и др.). В 1519 в Мо­утэ­ме (Моу­та­ме) ос­но­ва­на пор­туг. тор­го­вая фак­то­рия. На сев. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. в 1433 воз­ник круп­ный ме­ж­ду­нар. порт Мрау-У, став­ший цен­тром Рак­хай­на, со­хра­няв­ше­го не­за­ви­си­мость до 1784.

С сер. 15 в. зна­чи­тель­но уси­ли­ва­ет­ся г. Та­унн­гу, на­хо­див­ший­ся в вас­саль­ном под­чи­не­нии у Авы. При­шед­ший в 1485 к вла­сти в Та­унн­гу Мин­чжи­ньоу (Мин­д­жи­ньо) (1485–1531), ос­но­ва­тель но­вой бирм. ди­на­стии, ус­та­но­вил кон­троль над до­ли­ной Ча­ус­хе и зая­вил о сво­ём су­ве­ре­ни­те­те. Его пре­ем­ник Мин­тэя Швейт­хи (Та­бин­швед­хи; 1531–50) в 1539 за­хва­тил Пе­гу и пе­ре­нёс ту­да свою сто­ли­цу; по­ко­рил мон­ские го­ро­да Мо­утэ­му (Моу­та­му), Мо­ламь­яйн, Пьи, рак­хайн­ский Тан­две (Тандуэ). На­сле­до­вав­ший ему Бай­ин­на­ун Чот­хин Ной­ат­ха (Хан­та­ва­ди Схин­бь­юмь­я­щин, 1551–81), та­лант­ли­вый пол­ко­во­дец и гос. дея­тель, с ус­пе­хом про­дол­жил за­вое­ват. по­хо­ды: за­хва­тил дру­гие, ещё со­хра­няв­шие не­за­ви­си­мость рай­оны Ниж­ней М., в 1555 – Аву и не­ко­то­рые шан­ские кня­же­ст­ва, за­тем тай­ские го­су­дар­ст­ва Чи­ан­гмай (Лан­ну) и Аютт­хая, лаос­ский Лан­санг, ко­то­рые неск. де­ся­ти­ле­тий пла­ти­ли ему дань. Но по­сле его смер­ти на­след­ни­ки соз­дан­ной им ог­ром­ной им­пе­рии по­сте­пен­но ут­ра­ти­ли кон­троль над по­ко­рён­ны­ми об­лас­тя­ми. В нач. 1590-х гг. тай­цы от­вое­ва­ли все свои тер­ри­то­рии и по­ко­ри­ли часть юж. по­бе­ре­жья М.; в 1599 вой­ска Рак­хай­на в сою­зе с пра­ви­те­лем Та­унн­гу за­хва­ти­ли Хан­та­ва­ди, ли­шив его сто­лич­но­го ста­ту­са. Мон­ский порт Танльин (Танх­льин; Си­ри­ам) был от­дан рак­хайн­ца­ми во вла­де­ние пор­туг. кон­ки­ста­до­ру Ф. де Бри­ту, пы­тав­ше­му­ся соз­дать здесь не­за­ви­си­мое гос-во. Со­хра­няв­ший сна­ча­ла ней­тра­ли­тет по от­но­ше­нию к буд­дий­ской санг­хе, Ф. де Бри­ту впо­след­ст­вии вос­ста­но­вил про­тив се­бя ме­ст­ное на­се­ле­ние, на­чав гра­бить буд­дий­ские мо­на­сты­ри, и в 1613 был низ­ло­жен и каз­нён.

В 1-й четв. 17 в. Эна­уп­хэ­лу­ну (1605–1628) из ди­на­стии Та­унн­гу вновь уда­лось объ­е­ди­нить М., с 1613 столь­ным гра­дом ста­ла Ава (на­чал­ся т. н. пе­ри­од Авы II). Бла­го­да­ря мир­ной внеш­ней по­ли­ти­ке, рас­ши­ре­нию ме­ж­ду­нар. тор­гов­ли, адм. и су­деб­ным ре­фор­мам, ко­то­рые про­во­дил сле­дую­щий го­су­дарь Та­лун (1629–48) из ди­на­стии Ньаунйан (Ньяунян), в стра­не за­кон­чи­лись меж­до­усо­би­цы, на­чал­ся подъ­ём феод. хо­зяйств, ук­ре­п­ле­ние при­двор­ных па­тро­наж­но-кли­ен­тель­ных струк­тур, кон­со­ли­да­ция бирм. об­ще­ст­ва. В этот пе­ри­од зна­чит. роль во внеш­не­тор­го­вой дея­тель­но­сти М. на­ча­ли иг­рать ев­роп. куп­цы, стре­мив­шие­ся до­бить­ся у ав­ских го­су­да­рей тор­го­вых при­ви­ле­гий. В 1630-х гг. ни­дер­ланд­цы ос­но­вы­ва­ли здесь свои пред­ста­ви­тель­ст­ва (гл. офис – в Си­риа­ме, два до­чер­них – в Аве и Пе­гу), но с сер. 17 в. их по­сте­пен­но вы­тес­ни­ли англ. куп­цы, в 1680 фак­то­рия Ни­дерл. Ост-Инд­ской ком­па­нии в Ниж­ней М. бы­ла за­кры­та; в 1695 Брит. Ост-Инд­ская ком­па­ния ос­но­ва­ла в Тан­ль­и­не (Танхльине) фак­то­рию и верфь; с нач. 18 в. там же обос­но­ва­лась и Франц. Ост-Инд­ская ком­па­ния, по­стро­ив­шая в 1729 су­до­строит. за­вод; в это же вре­мя ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась дея­тель­ность франц. ка­то­лич. мис­сио­не­ров. В 1730-х гг. с на­ча­лом опус­то­шит. на­бе­гов ма­ни­пур­цев М. в оче­ред­ной раз ста­ла рас­па­дать­ся: сна­ча­ла от неё от­па­ла юж. часть Лан­ны (Чи­ан­гмай); в 1740 мо­ны вос­ста­но­ви­ли власть Пе­гу над Ниж­ней М., в 1752 за­хва­ти­ли Аву и по­ло­жи­ли ко­нец прав­ле­нию ди­на­стии Ньаунйан.

Борь­бу бир­ман­цев про­тив мо­нов воз­гла­вил пра­ви­тель не­боль­шо­го г. Мэс­хо­убоу (Моксобомьо, ныне Шуэбо), во­шед­ший в ис­то­рию М. под име­нем Ала­ун­пхая, ос­но­ва­тель но­вой пра­вя­щей ди­на­стии Кон­ба­ун (1752–1885). Ос­во­бо­див в 1754 Аву, он по­ко­рил мя­теж­ных ша­нов, в 1755 за­нял Да­гон, пе­ре­име­но­вав его в Ян­гон (что зна­чит «Ко­нец вра­ж­ды»), по­сле 4-лет­ней бир­ма­но-мон­ской вой­ны в 1757 взял Пе­гу, ор­га­ни­зо­вал во­ен. кам­па­нию про­тив Ма­ни­пу­ра, но во вре­мя по­хо­да на Аютт­хаю в 1760 по­гиб. Сле­дую­щие го­су­да­ри из ди­на­стии Кон­ба­ун про­дол­жи­ли за­вое­ват. по­ли­ти­ку: в 1767 ар­мия Схин­бь­ю­щи­на (Синбьюшина; 1763–76) за­хва­ти­ла и раз­ру­ши­ла Аютт­хаю (но че­рез 4 го­да Си­ам вер­нул се­бе не­за­ви­си­мость); в 1769 ему уда­лось раз­гро­мить мно­го­числ. кит. вой­ско и за­клю­чить с Ки­та­ем Ка­унг­тон­ский мир­ный до­го­вор о гра­ни­це и об­ме­не по­соль­ст­ва­ми. В 1784 Бэ­до­умин (Бэдоунхэя, Бодопая; 1782–1819) при­сое­ди­нил к сво­ей дер­жа­ве Рак­хайн и рас­про­стра­нил власть на Ас­сам, в ре­зуль­та­те че­го М. ста­ла не­по­сред­ст­вен­но гра­ни­чить с Бри­тан­ской Ин­ди­ей. При Кон­бау­нах М. пред­став­ля­ла со­бой круп­ное феод. гос-во с силь­ной вер­хов­ной вла­стью, го­су­дарь (мин­чжи) яв­лял­ся еди­но­вла­ст­ным соб­ст­вен­ни­ком на зем­лю и раз­да­вал её при­двор­ным, чи­нов­ни­кам и офи­це­рам для «корм­ле­ния», но не в на­следств. поль­зо­ва­ние. Для ог­ра­ни­че­ния раз­рос­ше­го­ся зем­ле­вла­де­ния буд­дий­ской санг­хи го­су­да­ри про­во­ди­ли пе­ре­ре­ги­ст­ра­цию мо­на­стыр­ских зе­мель; бы­ла окон­ча­тель­но ли­к­ви­ди­ро­ва­на сис­те­ма на­ме­ст­ни­че­ст­ва (бай­ин), стра­на раз­де­ле­на на про­вин­ции, со­сто­яв­шие из ок­ру­гов (мьо), воз­глав­ляв­ших­ся мьо­туч­жа­ми. Не­смот­ря на со­хра­не­ние тра­диц. со­ци­аль­ной струк­ту­ры и пат­ри­ар­халь­ных по­ли­тич. ин­сти­ту­тов, объ­е­ди­не­ние М. спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний, рос­ту ре­мес­ла, рас­ши­ре­нию свя­зей ме­ж­ду об­лас­тя­ми стра­ны. Цен­тры вла­сти Кон­бау­нов не­од­но­крат­но ме­ня­лись: при Бэ­до­уми­не столь­ным гра­дом ста­ла Ама­ра­пу­ра (Амаяпуя), Зэ­гайн­мин (Баджидо; 1819–37) вновь пе­ре­нёс его в Аву, в прав­ле­ние Мин­дон Ми­на (Мин­до­ун­мин, Мин­до­уна) был по­стро­ен г. Ман­да­лай.

В 1824 Брит. Ост-Инд­ская ком­па­ния, же­лая рас­ши­рить гра­ни­цы сво­их вла­де­ний, ов­ла­деть бирм. рын­ком и по­лу­чить плац­дарм для вы­хо­да в Юж. Ки­тай, на­ча­ла вой­ну с М. (см. Анг­ло-бир­ман­ские вой­ны). В со­от­вет­ст­вии с Ян­да­бо­ус­ким мир­ным до­го­во­ром 1826, за­вер­шив­шим 1-ю анг­ло-бирм. вой­ну, М. по­те­ря­ла Рак­хайн, Ас­сам и Та­нин­тэйи (Танинтайи, Те­нас­се­рим), обя­за­лась вы­пла­тить кон­три­бу­цию, а так­же от­крыть на сво­ей тер­ри­то­рии брит. ре­зи­дент­ст­во (1830–37, ре­зи­дент Г. Бер­ни). В 1837 при­шед­ше­му к вла­сти в М. в ре­зуль­та­те двор­цо­во­го пе­ре­во­ро­та Тая­вэ­ди­ми­ну (Таравади; 1837–45) уда­лось до­бить­ся за­кры­тия ре­зи­дент­ст­ва, зна­чи­тель­но ук­ре­пить ар­мию и на­чать строи­тель­ст­во обо­ро­нит. со­ору­же­ний в дель­те р. Ира­ва­ди. Од­на­ко при Пэ­ган­ми­не (Паган Мин; 1846–53) М. вновь по­тер­пе­ла по­ра­же­ние в вой­не с ан­г­ли­ча­на­ми и бы­ла вы­ну­ж­де­на пой­ти им на тер­ри­то­ри­аль­ные ус­туп­ки. Из за­хва­чен­ных анг­ли­ча­на­ми Рак­хай­на, Та­нин­тэйи, Пе­гу, Янгона и др. районов Нижней М. в 1862 бы­ла об­ра­зо­ва­на еди­ная ко­ло­ния Брит. Бир­ма. Под вла­стью бирм. пра­ви­те­лей ос­та­лась лишь Верх­няя М., где в 1850–70-х гг. Мин­дон Мин про­вёл важ­ные пре­об­ра­зо­ва­ния: ус­та­новил еди­ный де­неж­ный на­лог, ог­ра­ни­чил сис­те­му «корм­ле­ний», уни­фи­ци­ро­вал про­винц. управ­ле­ние и пр., на­чал соз­да­вать гос. ма­ну­фак­ту­ры, при­гла­сил иностр. ин­же­не­ров и во­ен. ин­ст­рук­то­ров. В ре­лиг. по­ли­ти­ке он про­дол­жал под­держ­ку буд­дий­ской санг­хи, про­вёл в Ман­да­лае в 1871 5-й Все­мир­ный буд­дий­ский со­бор. В это вре­мя со сто­ро­ны Фран­ции и Ве­ли­ко­бри­та­нии уси­лил­ся на­жим на М.: в 1862 и 1867 Мин­дон Мин за­клю­чил с по­след­ней тор­го­вые до­го­во­ры, пре­дос­тав­ляв­шие при­ви­ле­гии брит. тор­гов­цам, а при­шед­ший к вла­сти в ре­зуль­та­те борь­бы двор­цо­вых клик Ти­бо­мин (Тибо; 1878–85) для обес­пе­че­ния по­ли­тич. рав­но­ве­сия был вы­ну­ж­ден под­пи­сать фран­ко-бирм. до­го­вор 1885. Вос­поль­зо­вав­шись внутр. кри­зи­сом в М. (сла­бость го­су­да­ря, ут­ра­та им кон­тро­ля над вла­ст­ны­ми струк­ту­ра­ми на мес­тах, кон­флик­ты с брит. ком­па­ния­ми и пр.), в нояб. 1885 Ве­ли­ко­бри­та­ния на­ча­ла про­тив неё но­вую вой­ну, в ре­зуль­та­те ко­то­рой 1.1.1886 Верх­няя М. бы­ла при­сое­ди­не­на к брит. вла­де­ни­ям и в февр. 1886 вклю­че­на в со­став Брит. Ин­дии как её про­вин­ция, на­хо­дя­щая­ся под упр. ко­мис­са­ра (с 1897 – ген.-гу­бер­на­то­ра). Но до кон. 19 в. про­дол­жа­лось воо­руж. со­про­тив­ле­ние ме­ст­но­го на­се­ле­ния ко­ло­ни­аль­ным вла­стям, при­ме­няв­шим для его по­дав­ле­ния жё­ст­кие ка­ра­тель­ные ме­ры.

Мьянма с начала 20 века

В ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од в М. бы­ла вве­де­на но­вая сис­те­ма цен­тра­ли­зо­ван­но­го тер­ри­то­ри­аль­но­го управ­ле­ния, соз­да­ны ве­дом­ст­ва (зем­ле­уст­рой­ст­ва, лес­но­го хо­зяй­ст­ва и с. х-ва, здра­во­охра­не­ния, об­ществ. ра­бот, об­ра­зо­ва­ния), со­став­ле­ны зе­мель­ные ка­да­ст­ры с вы­де­ле­ни­ем ка­те­го­рий гос. и ча­ст­но­го зем­ле­вла­де­ния, ли­к­ви­ди­ро­ва­на часть вла­де­ний бирм. эли­ты, про­ве­де­на на­ло­го­вая ре­фор­ма, по­лу­чи­ло рас­про­стра­не­ние арен­да­тор­ст­во гос. зе­мель кре­сть­я­на­ми. Сто­ли­цей М. стал Ян­гон (Ран­гун, взя­тый анг­ли­ча­на­ми ещё в 1852), центр со­ци­аль­но-эко­но­мич. и куль­тур­ной жиз­ни стра­ны пе­ре­мес­тил­ся в при­мор­ские рай­оны, где ак­тив­но ос­ваи­ва­лась дель­та Ира­ва­ди и рас­ши­ря­лись по­сев­ные пло­ща­ди ри­са – осн. про­дук­та с.-х. про­из-ва в М. Для его обес­пе­че­ния ра­бо­чей си­лой ко­ло­ни­аль­ные вла­сти ини­ции­ро­ва­ли пе­ре­ме­ще­ние сель­ско­го на­се­ле­ния из разл. об­лас­тей стра­ны, а так­же из Ин­дии в рай­оны Ниж­ней М.: в 1918 ок. 300 тыс. инд. эмиг­ран­тов при­бы­ли в Ян­гон. При до­ми­ни­ро­ва­нии с. х-ва зна­чит. раз­ви­тие по­лу­чи­ли гор­но­до­бы­ваю­щая, об­ра­ба­ты­ваю­щая и лёг­кая пром-сть, транс­порт. Ве­ду­щую роль в эко­но­ми­ке М. иг­рал иностр. ка­пи­тал (брит., инд., ки­тай­ский), бирм. бур­жуа­зия бы­ла сла­бой, ущем­лён­ной в пра­вах, в ко­ло­ни­аль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции важ­ные по­сты за­ни­ма­ли пре­им. ин­дий­цы. В по­ли­тич. от­но­ше­нии стра­на ос­та­ва­лась изо­ли­ро­ван­ной от внеш­не­го ми­ра, ус­той­чи­вые свя­зи со­хра­ня­лись лишь с Ин­ди­ей. В пе­ри­од 1-й ми­ро­вой вой­ны М. слу­жи­ла ис­точ­ни­ком сырь­е­вых и люд­ских ре­сур­сов для мет­ро­по­лии. В по­сле­дую­щие го­ды она всё боль­ше пре­вра­ща­лась в ры­нок сбы­та брит. то­ва­ров.

В нач. 20 в. в М. за­ро­ди­лось ан­ти­ко­ло­ни­аль­ное дви­же­ние. Ак­тив­ную дея­тель­ность и про­па­ган­ду раз­вер­ну­ли ас­со­циа­ции буд­дий­ских мо­на­хов и свя­зан­ные с ней нац. об­ще­ст­ва (вун­та­ну ати­ны), чле­ны ко­то­рых вы­сту­па­ли про­тив ра­совой дис­кри­ми­на­ции, пе­ре­хо­да зе­мель в ру­ки ино­стран­цев, бо­ро­лись за со­хра­не­ние нац. тра­ди­ций (так, по­во­дом для ост­рых по­ли­тич. вы­сту­п­ле­ний в 1920–1930-х гг. час­то слу­жил «баш­мач­ный во­прос» – тре­бо­ва­ние со­блю­де­ния анг­ли­ча­на­ми обы­чая сни­мать обувь при вхо­де в буд­дий­ские хра­мы). Уча­сти­лись кре­сть­ян­ские вол­не­ния, раз­вер­ну­лось за­бас­то­воч­ное дви­же­ние (круп­ные за­бас­тов­ки про­шли в 1923 и 1926) и дви­же­ние за по­ли­тич. ре­фор­мы, ко­то­рое воз­гла­вил Ге­не­раль­ный со­вет бирм. ас­со­циа­ций (ос­но­ван в 1920, дей­ст­во­вал до 1930). Ми­ро­вой эко­но­мич. кри­зис 1929–33 обо­ст­рил по­ло­же­ние в М., при­вёл к бан­крот­ст­ву пред­при­ятий, при­над­ле­жав­ших нац. ка­пи­та­лу. В 1930 на­ча­лось круп­ное кре­сть­ян­ское вос­ста­ние, уча­ст­ни­ки ко­то­ро­го тре­бо­ва­ли не толь­ко от­ме­ны не­спра­вед­ли­вых на­ло­гов, но и пре­дос­тав­ле­ния стра­не не­за­ви­си­мо­сти. В 1932 оно бы­ло по­дав­ле­но брит. вой­ска­ми. В ус­ло­ви­ях уси­лив­ше­го­ся ан­ти­ко­ло­ни­аль­но­го дви­же­ния брит. вла­сти бы­ли вы­ну­ж­де­ны пой­ти на ус­туп­ки. По­сле про­ве­де­ния Бирм. кон­фе­рен­ции круг­ло­го сто­ла (1931–32) со­стоя­лись вы­бо­ры в За­ко­но­дат. со­вет (1932), на­ча­лась ре­ор­га­ни­за­ция сис­те­мы ко­ло­ни­аль­но­го управ­ле­ния М., в 1935 из­дан За­кон об управ­ле­нии Бир­мой, в 1937 она бы­ла вы­ве­де­на из со­ста­ва Брит. Ин­дии и по­лу­чи­ла ста­тус отд. ко­ло­нии. За­ко­но­дат. ор­ган М. со­сто­ял из вы­бор­ной Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей – ниж­ней па­ла­ты (40 из 132 де­пу­та­тов из­би­ра­лось по ку­ри­аль­ной сис­те­ме) и Се­на­та, по­ло­ви­на со­ста­ва ко­то­ро­го на­зна­ча­лась ген.-гу­бер­на­то­ром, а по­ло­ви­на из­би­ра­лись ниж­ней па­ла­той. Бы­ло соз­да­но так­же пра­ви­тель­ст­во (ка­би­нет ми­ни­ст­ров), на­зна­чае­мое ген.-гу­бер­на­то­ром, но под­от­чёт­ное Па­ла­те пред­ста­ви­те­лей. Од­на­ко на де­ле всей пол­но­той вла­сти в М. по-преж­не­му рас­по­ла­гал брит. ген.-гу­бер­на­тор.

Аун Сан.

С сер. 1930-х гг. гл. роль в нац.-ос­во­бодит. дви­же­нии в М. на­ча­ла иг­рать орг-ция До­ба­ма аси­ай­он (До­убэ­ма аси­эй­оун, ДА) и свя­зан­ное с ней дви­же­ние та­ки­нов («хо­зя­ев»; назв. под­чёр­ки­ва­ло, что хо­зяи­ном М. яв­ля­ет­ся её ко­рен­ное на­се­ле­ние). Чле­ны ДА вы­сту­па­ли за пол­ную не­за­ви­си­мость М., при­ни­ма­ли уча­стие в ор­га­ни­за­ции как сту­денч. вы­сту­п­ле­ний (1935, 1936), так и за­бас­то­вок ра­бо­чих (1938–39). В янв. 1939 в Ян­го­не под рук. ДА бы­ла соз­да­на Все­бир­ман­ская кре­сть­ян­ская орг-ция. Од­на­ко в ре­зуль­та­те раз­но­гла­сий ДА рас­ко­ло­лась на пра­вое кры­ло, под­дер­жи­вав­шее нац.-де­мо­кра­тич. и ми­ли­та­ри­ст­ские идеи, и ле­вое кры­ло, став­шее в авг. 1939 од­ним из ини­циа­то­ров встре­чи в Ян­го­не ле­вых та­ки­нов, ра­бо­чих и сту­денч. ли­де­ров, на ко­то­рой бы­ли соз­да­ны Ком­му­ни­стич. пар­тия Бир­мы (КПБ) и Нар. ре­во­люц. пар­тия. Ге­не­раль­ным сек­ре­та­рём КПБ был из­бран Аун Сан (вско­ре ото­шёл от КПБ).

В 1939 М. вме­сте с мет­ро­по­ли­ей всту­пи­ла во 2-ю ми­ро­вую вой­ну. В том же го­ду по ини­циа­ти­ве ДА был соз­дан Блок сво­бо­ды Бир­мы, тре­бо­вав­ший пре­дос­тав­ле­ния не­за­ви­си­мо­сти стра­не, со­зы­ва Уч­ре­дит. со­б­ра­ния и не­мед­лен­ной пе­ре­да­чи вла­сти брит. ген.-гу­бер­на­то­ром ка­би­не­ту ми­ни­ст­ров. В 1940 ко­ло­ни­аль­ные вла­сти при­ня­ли За­кон об обо­ро­не Бир­мы и на­ча­ли ак­тив­ное пре­сле­до­ва­ние оп­по­зи­ции и от­ря­дов соз­дан­ной ею Ар­мии не­за­ви­си­мо­сти Бир­мы (АНБ). По­ли­ти­ка Ве­ли­ко­бри­та­нии при­ве­ла к пе­ре­ори­ен­та­ции пат­рио­тич. сил М. на со­труд­ни­че­ст­во с Япо­ни­ей, вой­ска ко­то­рой в дек. 1941 вторг­лись в М. и к маю 1942 ок­ку­пи­ро­ва­ли её тер­ри­то­рию. Глав­но­ко­ман­дую­щим АНБ был на­зна­чен Аун Сан, ре­ор­га­ни­зо­вав­ший её в Ар­мию обо­ро­ны Бир­мы (АОБ). В мае 1943 япон. вла­сти соз­да­ли в Ян­го­не К-т по под­го­тов­ке за­ко­на о не­за­ви­си­мо­сти М., вы­ра­бо­тав­ший и при­няв­ший 1.8.1943 кон­сти­ту­цию. М. бы­ла объ­яв­ле­на не­за­ви­си­мой, власть пе­ре­шла в ру­ки гла­вы гос-ва (ади­па­ди), на­зна­чав­ше­го Со­вет ми­ни­ст­ров и Гос. со­вет и яв­ляв­ше­го­ся глав­но­ко­ман­дую­щим воо­руж. си­ла­ми – Нац. ар­ми­ей Бир­мы (быв. АОБ). Од­на­ко на де­ле не­за­ви­си­мость М. бы­ла но­ми­наль­ной; япон. со­вет­ни­ки кон­тро­ли­ро­ва­ли все гос. уч­ре­ж­де­ния, ар­мию и клю­че­вые от­рас­ли эко­но­ми­ки, бы­ла за­пре­ще­на дея­тель­ность всех по­ли­тич. пар­тий, кро­ме со­труд­ни­чав­шей с вла­стью До­убэ­ма схинйе­да. В хо­де вой­ны ста­ло на­рас­тать ан­ти­япон­ское пар­ти­зан­ское дви­же­ние (см. Ан­ти­япон­ское дви­же­ние со­про­тив­ле­ния в Юго-Во­сточ­ной Азии), в 1944 пат­рио­тич. си­лы М. соз­да­ли Ан­ти­фа­ши­ст­скую ли­гу на­род­ной сво­бо­ды (АЛНС) во гла­ве с Аун Са­ном, раз­вер­нув­шую борь­бу про­тив япон. ок­ку­па­ции. В янв. 1945 на тер­ри­то­рию М. всту­пи­ли вой­ска со­юз­ни­ков. В мар­те 1945 они за­ня­ли Ман­да­лай. 27.3.1945 гар­ни­зо­ны Нац. ар­мии Бир­мы под­ня­ли вос­ста­ние про­тив япон. пра­ви­тель­ст­ва, в мае то­го же го­да си­лы со­про­тив­ле­ния М. во­шли в Ян­гон.

По­сле ка­пи­ту­ля­ции Япо­нии и пе­ре­хо­да М. под кон­троль брит. во­ен. ад­ми­ни­ст­ра­ции гл. по­ли­тич. си­лой ста­ла АЛНС, под рук. ко­то­рой на­ча­лась ком­па­ния за ре­аль­ное об­ре­те­ние стра­ной не­за­ви­си­мо­сти. В это же вре­мя КПБ, вхо­див­шая в АЛНС, рас­ко­ло­лась на 2 груп­пи­ров­ки: ле­во­экс­тре­ми­ст­скую «Крас­ный флаг», вско­ре ушед­шую в под­по­лье, и «Бе­лый флаг», в кон. 1946 по­ки­нув­шую АЛНС в знак про­тес­та про­тив со­труд­ни­че­ст­ва Ли­ги с ко­ло­ни­аль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей. В апр. 1947 про­ве­де­ны вы­бо­ры в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние, на ко­то­рых АЛНС по­лу­чи­ла аб­со­лют­ное боль­шин­ст­во. Гла­вой врем. пра­ви­тель­ст­ва был на­зна­чен Аун Сан. В хо­де пе­ре­го­во­ров с брит. вла­стя­ми и про­ве­де­ния Пин­ло­ун­ской кон­фе­рен­ции (февр. 1947) бы­ло дос­тиг­ну­то со­гла­ше­ние о соз­да­нии не­за­ви­си­мо­го гос-ва Бирм. Со­юз (БС), в ко­то­рый на пра­вах субъ­ек­тов фе­де­ра­ции долж­ны бы­ли вой­ти рай­оны про­жи­ва­ния нац. мень­шинств. 19.7.1947 воз­гла­вив­ший «пе­ре­ход­ное пра­ви­тель­ст­во» Аун Сан и 6 чле­нов ис­пол­нит. к-та бы­ли уби­ты пра­вы­ми за­го­вор­щи­ка­ми. 24.9.1947 Уч­ре­дит. со­б­ра­ние при­ня­ло кон­сти­ту­цию БС, а 17.10.1947 в Лон­до­не под­пи­сан анг­ло-бирм. до­го­вор, по ко­то­ро­му БС при­зна­вал­ся су­ве­рен­ным гос-вом. Не­за­ви­си­мость М. офи­ци­аль­но про­воз­гла­ше­на 4.1.1948, то­гда же вве­де­на в дей­ст­вие кон­сти­ту­ция.

В адм.-терр. от­но­ше­нии БС со­сто­ял из не­вы­де­лен­ной в отд. адм. еди­ни­цу Бир­мы, на­се­лён­ной в осн. бир­ман­ца­ми, и но­во­об­ра­зо­ван­ных «со­юз­ных го­су­дарств», на­се­лён­ных ма­лы­ми на­ро­да­ми. Фе­де­ра­тив­ное гос-во воз­глав­лял пре­зи­дент, из­би­рав­ший­ся двух­па­лат­ным пар­ла­мен­том. Ис­пол­нит. власть на­хо­ди­лась в ру­ках пра­ви­тель­ст­ва во гла­ве с пре­мьер-ми­нист­ром, на­зна­чае­мым пре­зи­ден­том по пред­став­ле­нию ниж­ней па­ла­ты пар­ла­мен­та (Па­ла­ты де­пу­та­тов). В 1948 этот пост за­нял У Ну. Ру­ко­во­дство БС про­воз­гла­си­ло, что бу­дет про­во­дить по­ли­ти­ку ми­ра и ме­ж­ду­нар. со­труд­ни­че­ст­ва при опо­ре на ООН.

С 1948 на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние гос. сек­то­ра в эко­но­ми­ке М., был при­нят за­кон о на­цио­на­ли­за­ции зем­ли, ко­то­рым пре­ду­смат­ри­ва­лось изъ­я­тие её из­лиш­ков у круп­ных зем­ле­вла­дель­цев и их рас­пре­де­ле­ние сре­ди ма­ло­зе­мель­ных и без­зе­мель­ных кре­сть­ян. В по­сле­во­ен­ные го­ды эко­но­мич. об­ста­нов­ка в стра­не ос­та­ва­лась тя­жё­лой, со­кра­ти­лись с.-х. про­из-во и экс­порт, со­хра­ня­лась за­ви­си­мость от иностр. ка­пи­та­ла, стра­на ис­пы­ты­ва­ла ост­рый де­фи­цит ква­ли­фи­цир. кад­ров. В 1948 обо­ст­ре­ние меж­пар­тий­ной борь­бы, пре­ж­де все­го ме­ж­ду АЛНС и «Бе­лым фла­гом», и меж­на­цио­наль­ных про­ти­во­ре­чий пе­ре­рос­ло в гражд. вой­ну. По­во­дом к ней по­слу­жи­ла по­пыт­ка пра­ви­тель­ст­ва аре­сто­вать ли­де­ра ком­му­ни­стов Тан Ту­на. К вес­не 1949 си­лы «Бе­ло­го фла­га» кон­тро­ли­ро­ва­ли 2/3 тер­ри­то­рии стра­ны. Од­на­ко в нач. 1950-х гг. пра­ви­тельств. вой­скам уда­лось по­тес­нить пов­стан­цев.

Не Вин.

С 1952 в М. на­ча­лась реа­ли­за­ция 8-лет­ней про­грам­мы «Пьи­до­та» («Стра­на бла­го­ден­ст­вия»), пре­ду­смат­ри­вав­шей уве­ли­че­ние ВНП на 80% пу­тём уси­ле­ния ро­ли гос. сек­то­ра, сти­му­ли­ро­ва­ния нац. пред­при­ни­ма­тель­ст­ва и ис­поль­зо­ва­ния иностр. по­мо­щи, а так­же про­ве­де­ние аг­рар­ной ре­фор­мы на ос­но­ве за­ко­на о на­цио­на­ли­за­ции зем­ли (до­пол­нен в 1953–54). На пар­ла­мент­ских вы­бо­рах в 1951–52 и 1956 по­бе­ду одер­жа­ла АЛНС. Од­на­ко в 1958, по­сле то­го как У Ну вы­сту­пил с иде­ей нац. при­ми­ре­ния, АЛНС рас­ко­ло­лась на 2 груп­пи­ров­ки: «Ста­биль­ную ли­гу» под рук. У Ба Све и «Чис­тую ли­гу» (с 1960 Со­юз­ная пар­тия) во гла­ве с У Ну. Не до­бив­шись ста­би­ли­за­ции по­ли­тич. си­туа­ции в стра­не, У Ну в 1958 пе­ре­дал власть во­ен­ным, сфор­ми­ро­вав­шим врем. пра­ви­тель­ст­во во гла­ве с ген. Не Ви­ном. Од­на­ко на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах в 1960 по­бе­ду вновь одер­жа­ли сто­рон­ни­ки У Ну, а сам он в оче­ред­ной раз за­нял пост пре­мьер-ми­ни­ст­ра. Воз­гла­вив пра­ви­тель­ст­во, У Ну до­бил­ся при­ня­тия ря­да не­по­пу­ляр­ных за­ко­нов, в т. ч. о пре­до­став­ле­нии буд­диз­му ста­ту­са гос. ре­ли­гии, что вы­зва­ло не­до­воль­ст­во как нац. мень­шинств М., так и ком­му­ни­стич. сил.

В ре­зуль­та­те про­изо­шед­ше­го в М. гос. пе­ре­во­ро­та 2.3.1962 власть пе­ре­шла к Ре­во­люц. со­ве­ту – ор­га­ни­за­ции выс­ших офи­це­ров под рук. Не Ви­на. Во­ен­ные при­ос­та­но­ви­ли дей­ст­вие кон­сти­ту­ции, рас­пус­ти­ли пар­ла­мент, аре­сто­ва­ли ру­ко­во­ди­те­лей оп­по­зиц. ор­га­ни­за­ций и ли­де­ров нац. мень­шинств. 30.4.1962 Ре­во­люц. со­вет об­на­ро­до­вал про­грам­му дей­ст­вий но­во­го пра­ви­тель­ст­ва под назв. «Бирм. путь к со­циа­лиз­му», пре­ду­смат­ри­вав­шую соз­да­ние, опи­ра­ясь ис­клю­чи­тель­но на собств. си­лы, «со­циа­ли­стич. де­мо­кра­тич. го­су­дар­ст­ва» и со­циа­ли­стич. эко­но­ми­ки, ос­но­ван­ной на гос. соб­ст­вен­но­сти. Для реа­ли­за­ции этих пла­нов в 1962 бы­ла соз­да­на по­ли­тич. орг-ция – Пар­тия Бир­ман­ской со­циа­ли­сти­че­ской про­грам­мы (ПБСП), став­шая по за­ко­ну «О за­щи­те нац. со­ли­дар­но­сти» (1964) един­ст­вен­ной пар­ти­ей в М. С 1962 до нач. 1970-х гг. бы­ли на­цио­на­ли­зи­ро­ва­ны неф­тя­ная пром-сть, осн. часть об­ра­ба­ты­ваю­щей и гор­но­руд­ной пром-сти, иностр. и нац. ча­ст­ные бан­ки, энер­ге­тика, прес­са, связь, внеш­няя тор­гов­ля, вве­де­на мо­но­по­лия на тор­гов­лю осн. с.-х. про­дук­та­ми. В 1965 Ре­во­люц. со­вет про­вёл за­кон об от­ме­не для кре­сть­ян аренд­ной пла­ты зем­ле­вла­дель­цам. Бы­ла сфор­му­ли­ро­ва­на так­же офиц. идео­ло­гия М. – «Сис­те­ма от­но­ше­ний че­ло­ве­ка и ок­ру­жаю­щей его сре­ды», в ос­но­ву ко­то­рой бы­ли по­ло­же­ны в т. ч. прин­ци­пы буд­дий­ской фи­ло­со­фии.

Курс на по­строе­ние в М. со­циа­ли­стич. об­ще­ст­ва при­вёл к зна­чит. ухуд­ше­нию ма­те­ри­аль­но­го по­ло­же­ния ши­ро­ких сло­ёв на­се­ле­ния. В стра­не на­ча­лись за­бас­тов­ки и ак­ции про­тес­та, сту­денч. вы­сту­п­ле­ния, ко­то­рые по­дав­ля­лись пра­ви­тель­ст­вом с по­мо­щью во­ен. си­лы. В 1974 при­ня­та но­вая кон­сти­ту­ция, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рой стра­на по­лу­чи­ла назв. Со­циа­ли­стич. Рес­пуб­ли­ка Бирм. Со­юз (СРБС), фор­маль­но вво­ди­лись гражд. ин­сти­ту­ты вла­сти: за­ко­но­дат. ор­ган – од­но­па­лат­ное Нар. со­б­ра­ние (в пе­ре­ры­вах ме­ж­ду его сес­сия­ми дол­жен был ра­бо­тать Гос. со­вет во гла­ве с пред­се­да­телем), ис­пол­ни­тель­ный – Со­вет ми­ни­ст­ров, а так­же ме­ст­ные со­ве­ты. ПБСП бы­ла объ­яв­ле­на ру­ко­во­дя­щей си­лой СРБС. В 1974 пра­ви­тель­ст­во под­го­то­ви­ло про­грам­му 20-лет­не­го эко­но­мич. раз­ви­тия, объ­я­вив с. х-во при­ори­тет­ной от­рас­лью нац. эко­но­ми­ки. Курс на по­строе­ние в СРБС са­мо­быт­но­го «бирм. со­циа­лиз­ма» при­вёл к та­ким не­га­тив­ным яв­ле­ни­ям, как аг­ра­ри­за­ция и вы­со­кая сте­пень ого­су­дар­ст­вле­ния эко­но­ми­ки, рост внеш­ней за­дол­жен­но­сти, раз­ду­ва­ние бю­ро­кра­тич. ап­па­ра­та, от­сут­ст­вие пра­во­вых га­ран­тий соб­ст­вен­но­сти, раз­ви­тие «чёр­но­го рын­ка» и кон­тра­банд­ной тор­гов­ли, па­де­ние уров­ня жиз­ни на­се­ле­ния. С 1976 стра­на по­лу­ча­ла фи­нан­со­вую по­мощь от спе­ци­аль­но соз­дан­но­го для это­го ме­ж­ду­нар. кон­сор­циу­ма, с дек. 1987 в со­от­вет­ст­вии с ре­ше­ни­ем Ге­не­раль­ной Ас­самб­леи ООН СРБС по её прось­бе был пре­до­став­лен ста­тус «наи­ме­нее раз­ви­той стра­ны», что по­зво­ли­ло ей поль­зо­вать­ся оп­ре­де­лён­ны­ми фи­нан­со­вы­ми льго­та­ми.

В 1980-х гг. по­ли­тич. ре­жим в СРБС был не­сколь­ко смяг­чён, пра­ви­тель­ст­во объ­яви­ло ам­ни­стию по­ли­тич. за­клю­чён­ным. В авг. 1987 Не Вин сде­лал за­яв­ле­ние, в ко­то­ром под­верг кри­ти­ке су­ще­ст­вую­щую по­ли­тич. сис­те­му и до­пус­тил воз­мож­ность вне­се­ния из­ме­не­ний в кон­сти­ту­цию. В сен­тяб­ре то­го же го­да Со­вет ми­ни­ст­ров при­нял по­ста­нов­ле­ние об от­ме­не гос. кон­тро­ля над 9 с.-х. куль­ту­ра­ми (вклю­чая рис), гра­ж­да­нам бы­ло раз­ре­ше­но сво­бод­но про­да­вать, по­ку­пать, хра­нить и пе­ре­во­зить их. Од­на­ко про­ве­де­ние де­но­ми­на­ции боль­шей час­ти на­хо­див­ших­ся в об­ра­ще­нии банк­нот вы­зва­ло рост цен на про­до­воль­ст­вие и при­ве­ло к мас­со­вым вол­не­ни­ям в стра­не. Про­шед­шие с мар­та по сент. 1988 сту­денч. вы­сту­п­ле­ния бы­ли же­сто­ко по­дав­ле­ны вла­стя­ми. В об­ста­нов­ке на­рас­таю­ще­го по­ли­тич. на­пря­же­ния и эко­но­мич. труд­но­стей был со­зван чрез­вы­чай­ный съезд ПБСП, на ко­то­ром Не Вин объ­я­вил об от­став­ке с по­ста пред. пар­тии и пред­ло­жил про­вес­ти в стра­не ре­фе­рен­дум по во­про­су о том, долж­на ли со­хра­нять­ся од­но­пар­тий­ная сис­те­ма. Од­на­ко пред­ло­же­ние Не Ви­на о ре­фе­рен­ду­ме было от­кло­не­но де­ле­га­та­ми съез­да.

Аун Сан Су Чжи.
Тан Шве.

В ре­зуль­та­те гос. пе­ре­во­ро­та 18.9.1988 власть пе­ре­шла в ру­ки 19 во­ен­ных, сфор­ми­ро­вав­ших Гос. со­вет по вос­ста­нов­ле­нию за­кон­но­сти и по­ряд­ка (ГСВЗП) во гла­ве с ген. Со Ма­ун­гом. Во­ен­ные объ­я­ви­ли, что пе­ре­да­дут власть но­во­му пар­ла­мен­ту (Нар. со­б­ра­нию) по­сле про­веде­ния все­об­щих сво­бод­ных вы­бо­ров на ос­но­ве мно­го­пар­тий­но­сти, на­ча­лась ре­ги­ст­ра­ция по­ли­тич. пар­тий. В 1989 СРБС бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в Со­юз Мьян­ма, сто­ли­ца Ран­гун – в Ян­гон. В 1990 ПБСП пре­об­ра­зо­ва­на в Пар­тию нац. един­ст­ва. На пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 1990 по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во го­ло­сов по­лу­чи­ла оп­по­зиц. пар­тия – Нац. ли­га за де­мо­кра­тию (НЛД) во гла­ве с до­че­рью Аун Са­на – Аун Сан Су Чжи. ГСВЗП про­иг­но­ри­ро­вал ре­зуль­та­ты вы­бо­ров и со­хра­нил власть за со­бой. В 1992 ген. Со Ма­ун­га сме­нил ген. Тан Шве (со­вме­щал долж­но­сти гла­вы ГСВЗП, пред. пра­ви­тель­ст­ва и мин. обо­ро­ны). В 1993 Тан Шве объ­явил о со­зы­ве Нац. со­б­ра­ния для вы­ра­бот­ки но­вой кон­сти­ту­ции. Од­на­ко в 1995 Нац. со­б­ра­ние бы­ло рас­пу­ще­но (во­зоб­но­ви­ло ра­бо­ту на неск. не­дель в 2004–05), про­дол­жа­лись пре­сле­до­ва­ния чле­нов НЛД, ли­де­ров ра­ди­каль­ных и на­цио­на­ли­стич. ор­га­ни­за­ций. В 1997 ГСВЗП пре­об­ра­зо­ван в Гос. со­вет ми­ра и раз­ви­тия (ГСМР), по­ста­вив­ший за­да­чу уза­ко­нить осо­бую роль ар­мии в жиз­ни об­ще­ст­ва и на­ла­дить диа­лог с оп­по­зи­ци­ей. В 1990-х гг. соз­да­ны ме­ст­ные со­ве­ты вос­ста­нов­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка на ар­мей­ской ос­но­ве, на­ча­лось раз­го­су­дар­ст­вле­ние эко­но­ми­ки (при со­хра­не­нии ря­да круп­ных гос­пред­прия­тий), ли­бе­ра­ли­за­ция бан­ков­ско­го сек­то­ра, при­ва­ти­за­ция пред­при­ятий лёг­кой пром-сти, строи­тель­ст­ва, гос­ти­нич­но­го биз­не­са, при­нят за­кон об иностр. ин­ве­сти­ци­ях и пре­дос­тав­ле­нии иностр. ком­па­ни­ям кон­цес­сий на экс­плуа­та­цию при­род­ных бо­гатств стра­ны. Бы­ли за­клю­че­ны мир­ные со­гла­ше­ния с ря­дом пов­станч. груп­пи­ро­вок в по­гра­нич­ных рай­онах М., ста­ли рас­ши­рять­ся по­ли­тич. и эко­но­мич. кон­так­ты со стра­на­ми Юго-Вост. Азии, КНР, Ин­ди­ей и Рос­си­ей. В ию­ле 1997 Со­юз Мьян­ма стал чл. АСЕАН. Вме­сте с тем США и стра­на­ми Ев­ро­сою­за в от­но­ше­нии М. бы­ли вве­де­ны санк­ции за на­ру­ше­ние прав че­ло­ве­ка и ан­ти­де­мо­кра­тич. дей­ст­вия во­ен. ре­жи­ма (за­прет на тор­гов­лю с ком­па­ния­ми, свя­зан­ны­ми с пра­ви­тельств. ор­га­ни­за­ция­ми М., за­мо­ра­жи­ва­ние их фи­нан­со­вых ак­ти­вов, эм­бар­го на по­став­ку воо­ру­же­ния, за­прет на им­порт дре­ве­си­ны и дра­го­цен­ных кам­ней, ли­ше­ние офиц. лиц въезд­ных виз и др.).

В 2003 ГСМР про­воз­гла­сил курс на де­мо­кра­ти­за­цию об­ще­ст­ва и пе­ре­да­чу вла­сти гражд. пра­ви­тель­ст­ву, в свя­зи с чем бы­ли соз­да­ны вое­ни­зи­ров. час­ти из гражд. лиц, раз­ра­бо­та­ны фор­мы ин­те­гра­ции во­ен­ных ор­га­ни­за­ций с биз­не­сом и др. Сто­ли­ца М. 6.11.2005 была пе­ре­не­се­на в г. Ней­пьи­до, но­вый ста­тус го­ро­да был офи­ци­аль­но объ­яв­лен 27.3.2006. В 2007 по­вы­ше­ние цен на топ­ли­во спро­во­ци­ро­ва­ло мно­го­числ. воз­глав­ляе­мые гл. обр. буд­дий­ски­ми мо­на­ха­ми де­мон­ст­ра­ции; круп­ней­шая из них (ок. 100 тыс. чел.) про­шла 25.9.2007 в Ян­го­не, на ко­то­рой по­ми­мо эко­но­мич. тре­бо­ва­ний бы­ли вы­дви­ну­ты по­ли­ти­че­ские: пре­кра­ще­ние во­ен. дик­та­ту­ры, ос­во­бож­де­ние Аун Сан Су Чжи (на­хо­див­шей­ся с 1988 под до­маш­ним аре­стом). В 2008, по­сле об­ще­на­цио­наль­но­го ре­фе­рен­ду­ма, ГСМР объ­явил о при­ня­тии но­вой Кон­сти­ту­ции, вве­де­нии сис­те­мы «дис­ци­п­ли­ни­ро­ван­ной де­мо­кра­тии», при ко­то­рой чет­верть мест в обе­их па­ла­тах Пар­ла­мен­та ре­зер­ви­ро­ва­лась за во­ен­ны­ми. В окт. 2010 Со­юз Мьян­ма пе­ре­име­но­ван в Рес­пуб­ли­ку Со­юз Мьян­ма (РСМ). 7.11.2010 со­стоя­лись вы­бо­ры в Па­ла­ту де­пу­та­тов и Нар. ас­самб­лею двух­па­лат­но­го пар­ла­мен­та (из 659 во­шед­ших в не­го де­пу­та­тов 493 из­бра­ны все­на­род­ным го­ло­со­ва­ни­ем, 166 на­зна­че­ны ГСМР с це­лью обес­пе­че­ния пре­ем­ст­вен­но­сти вла­сти), по­сле че­го чле­ны ГСМР по­да­ли в от­став­ку. Боль­шин­ст­во де­пу­тат­ских ман­да­тов по­лу­чи­ли пред­ста­ви­те­ли Пар­тии нац. един­ст­ва и Пар­тии со­юз­ной со­ли­дар­но­сти и раз­ви­тия (ПССР, соз­дан­ной во­ен­ны­ми в 1993), НЛД в вы­бо­рах не уча­ст­во­ва­ла, т. к. её ли­дер Аун Сан Су Чжи бы­ла ос­во­бож­де­на из-под до­маш­не­го аре­ста лишь че­рез неск. дней по­сле вы­бо­ров. 4.2.2011 пар­ла­мент из­брал пре­зи­ден­том РСМ от­став­но­го ген. Тейн Сей­на (за­ни­мав­ше­го с 2007 пост пре­мьер-ми­ни­ст­ра, близ­ко­го спод­виж­ни­ка ген. Тан Шве). 2.4.2012 на до­пол­нит. вы­бо­рах Аун Сан Су Чжи и 42 пред­ста­ви­те­ля НЛД бы­ли из­бра­ны де­пу­та­та­ми пар­ла­мен­та.

В февр. 1948 бы­ли ус­та­нов­ле­ны ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния ме­ж­ду М. и СССР. В 1999 ме­ж­ду РФ и М. под­пи­са­но со­гла­ше­ние о куль­тур­ном со­труд­ни­че­ст­ве, в 2000 – Со­вме­ст­ная дек­ла­ра­ция об ос­но­вах дру­жеств. от­но­ше­ний, в 2001 – со­гла­ше­ние о во­ен.-тех­нич. со­труд­ни­че­ст­ве.

Хозяйство

М. от­но­сит­ся к чис­лу бед­ных раз­ви­ваю­щих­ся стран ми­ра, со­хра­ня­ет чер­ты пре­им. аг­рар­ной стра­ны с мно­го­ук­лад­ным хо­зяй­ст­вом. Объ­ём ВВП 82,7 млрд. долл. (2011; по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти), в рас­чё­те на ду­шу на­се­ле­ния ок. 1300 долл. Ин­декс че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия 0,483 (2011; 149-е ме­сто сре­ди 187 стран ми­ра). Рост ре­аль­но­го ВВП 5,5% (2010 и 2011; в 2000–09 ср.-го­до­вые тем­пы рос­та ре­аль­но­го ВВП 9,7% в год). В струк­ту­ре ВВП на до­лю сель­ско­го, лес­но­го хо­зяй­ст­ва и ры­бо­лов­ст­ва при­хо­дит­ся 43,0%, сфе­ры ус­луг – 36,6%, пром-сти и строи­тель­ст­ва – 20,4% (2011).

До сер. 20 в. М. яв­ля­лась од­ним из круп­ней­ших ми­ро­вых экс­пор­тё­ров ри­са и цен­ных по­род тро­пич. дре­ве­си­ны (гл. обр. ти­ка). В 1960–70-х гг. про­во­ди­лась по­ли­ти­ка на­цио­на­ли­за­ции пред­при­ятий пром-сти и сфе­ры ус­луг. Жё­ст­кий гос. кон­троль над эко­но­ми­кой, тор­го­вый про­тек­цио­низм и хо­зяйств. ав­тар­кия со­циа­ли­стич. ти­па обу­сло­ви­ли со­хра­не­ние от­ста­ло­сти стра­ны. С 1990-х гг. осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по­ли­ти­ка при­вле­че­ния иностр. ин­ве­сти­ций и раз­ви­тия ча­ст­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, за­час­тую тес­но свя­зан­но­го с гос. вла­стью. Уси­ли­ва­ет­ся экс­порт­ная ори­ен­та­ция эко­но­ми­ки, раз­ви­ваю­щей­ся гл. обр. за счёт экс­плуа­та­ции при­род­ных (энер­ге­тич., ми­не­раль­ных и лес­ных) ре­сур­сов стра­ны. Гос. сек­тор пре­об­ла­да­ет в энер­ге­ти­ке, свя­зи, лес­ном хо­зяй­ст­ве, мн. от­рас­лях гор­но­до­бы­ваю­щей пром-сти; ча­ст­ный ка­пи­тал – в с. х-ве, лёг­кой и пи­ще­вой пром-сти. Ве­ду­щие нац. ком­па­нии – гос. «Myanma Oil and Gas Enterprise» (MOGE; до­бы­ча неф­ти и при­род­но­го га­за), «Myanma Petroche­mical Enterprise» (MPE; неф­те­пе­ре­ра­бот­ка и неф­те­хи­мия), «Myanma Electric Power Enterprise» (MEPE; элек­тро­энер­ге­ти­ка), «Myanma Gems Enterprise» (до­бы­ча дра­го­цен­ных кам­ней), «Mining En­terprise № 1» и «Mining Enterprise № 2» (до­бы­ча ми­нер. сы­рья, цвет­ная ме­тал­лур­гия).

Объ­ё­мы пря­мых иностр. ин­ве­сти­ций по срав­не­нию с др. го­су­дар­ст­ва­ми Юго-Вост. Азии ос­та­ют­ся не­зна­чи­тель­ны­ми (323 млн. долл. в 2009), по­сту­па­ют в осн. из Таи­лан­да, Ки­тая, Ма­лай­зии, Рес­пуб­ли­ки Ко­рея, Син­га­пу­ра, Ин­дии, на­прав­ля­ют­ся пре­им. в неф­те­га­зо­вую и гор­но­до­бываю­щую пром-сть, лес­ное хо­зяй­ст­во, элек­тро­энер­ге­ти­ку и связь. Гл. пре­пят­ст­вия­ми эко­но­мич. рос­та яв­ля­ют­ся де­фи­цит бюд­же­та (обу­слов­лен зна­чит. рас­хо­да­ми на ар­мию и суб­си­ди­ро­ва­ние гос. ком­па­ний), на­ли­чие об­шир­но­го чёр­но­го рын­ка, тор­го­вые барь­е­ры (в т. ч. свя­зан­ные с эко­но­мич. санк­ция­ми США и ЕС), вы­со­кий уро­вень ин­фля­ции, сла­бое раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры. Эко­но­мич. про­бле­мы ос­лож­ня­ют­ся внутр. по­ли­тич. не­ста­биль­но­стью и вы­со­ким уров­нем кор­руп­ции. М. за­ни­ма­ет 2-е ме­сто в ми­ре (по­сле Аф­га­ни­ста­на) по объ­ё­мам не­ле­галь­но­го про­из-ва опио­ид­ных нар­ко­ти­ков, в т. ч. ге­рои­на.

Промышленность

 Ве­ду­щие от­рас­ли – то­п­лив­ная, до­бы­ча ми­нер. сы­рья, пер­вич­ная пе­ре­ра­бот­ка дре­ве­си­ны. Об­ра­ба­ты­ваю­щая пром-сть раз­ви­та срав­ни­тель­но сла­бо (ме­нее 1/3 стои­мо­сти пром. про­дук­ции), пред­став­ле­на пре­им. пе­ре­ра­бот­кой с.-х. сы­рья, ме­тал­ло­об­ра­бот­кой, неф­те­пе­ре­ра­бот­кой, про­из-вом цвет­ных ме­тал­лов.

В струк­ту­ре энер­го­по­треб­ле­ния (все­го 15,7 млн. т ус­лов­но­го то­п­ли­ва в неф­тя­ном эк­ви­ва­лен­те, 2008) на био­мас­су (в т. ч. дре­вес­ное то­п­ли­во) при­хо­дит­ся 67%, на при­род­ный и до­бы­вае­мые по­пут­но неф­тя­ные го­рю­чие га­зы – 21%, нефть и неф­те­про­дук­ты – 9%, на гид­ро­энер­гию – 2%, уголь – 1%.

Добыча природного газа на шельфе Андаманского моря. Total

М. – од­на из ста­рей­ших неф­те­до­бы­ваю­щих стран ми­ра (пер­вое ме­сто­ро­ж­де­ние неф­ти от­кры­то в кон. 19 в.). До­бы­ча неф­ти ок. 1 млн. т (2010). Раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся ок. 20 не­боль­ших ме­сто­ро­ж­де­ний Ира­ва­дий­ско­го неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на в сред­нем и ниж­нем те­че­нии р. Ира­ва­ди; круп­ней­шие – Чау, Енанд­жа­ун и Манн в адм. обл. Ма­гуэ. Св. 40% внутр. по­треб­но­стей в неф­ти удов­ле­тво­ря­ет­ся за счёт им­пор­та (0,8 млн. т в 2010). Дей­ст­ву­ют 3 НПЗ, при­над­ле­жа­щие гос. ком­па­нии MPE: в г. Танх­льин в адм. обл. Ян­гон (мощ­ность 1,3 млн. т в год; часть сы­рья по­сту­па­ет по тру­бо­про­во­ду с ме­сто­ро­ж­де­ний Ира­ва­дий­ско­го бас­сей­на), а так­же в го­ро­дах Тан­бая­кан (1,3 млн. т) и Чау (0,3 млн. т) в адм. обл. Ма­гуэ. При НПЗ дей­ст­ву­ют ус­та­нов­ки по сжи­же­нию из­вле­кае­мых по­пут­но неф­тя­ных го­рю­чих га­зов.

Наи­бо­лее важ­ная и бы­ст­ро­раз­ви­ваю­щая­ся от­расль то­п­лив­ной пром-сти – до­бы­ча при­род­но­го га­за (11,5 млрд. м3 в 2009; 4-е ме­сто в Юго-Вост. Азии по­сле Ин­до­не­зии, Ма­лай­зии и Таи­лан­да). Пром. до­бы­ча ве­дёт­ся с сер. 1970-х гг., зна­чит. рост объ­ё­мов до­бы­чи с 2000 обу­слов­лен на­ча­лом экс­плуа­та­ции ме­сто­ро­ж­де­ний на шель­фе Ан­да­ман­ско­го мо­ря. Осн. раз­ра­ба­ты­вае­мые мор. ме­сто­ро­ж­де­ния: Яда­на (го­до­вая мощ­ность 7,2 млрд. м3) и Ета­гун (4,6 млрд. м3) в зал. Мо­ута­ма (Мар­та­бан). Боль­шие пер­спек­ти­вы свя­за­ны с раз­ра­бот­кой шель­фо­вых ме­сто­ро­ж­де­ний Шуэ и Мья в Бен­галь­ском зал. у зап. по­бе­ре­жья М.; в 2010 от­сю­да на­ча­лось строи­тель­ст­во га­зо­про­во­да в Ки­тай (че­рез порт Си­туэ). Наи­бо­лее зна­чи­мые из раз­ра­ба­ты­вае­мых на су­ше га­зо­вых ме­сто­ро­ж­де­ний – Ап­хь­яу и Ньяун­до­ун на юге стра­ны (близ Ян­го­на). Экс­порт при­род­но­го га­за 8,3 млрд. м3 (2009), в т. ч. ок. 2/3 – в Таи­ланд (гл. обр. по под­вод­но­му га­зо­про­во­ду с ме­сто­ро­ж­де­ний в Ан­да­ман­ском м.).

Мо­но­поль­ное пра­во на до­бы­чу неф­ти и при­род­но­го га­за при­над­ле­жит гос. ком­па­нии MOGE, ко­то­рая раз­ра­ба­ты­ва­ет ме­сто­ро­ж­де­ния уг­ле­во­до­род­но­го сы­рья в парт­нёр­ст­ве с ме­ж­ду­нар. ком­па­ния­ми (на ус­ло­ви­ях со­гла­ше­ний о раз­де­ле про­дук­ции) – франц. «Total», таи­ланд­ской «PTT Exploration and Production», амер. «Unocal», ма­лай­зий­ской «Petronas», юж.-кор. «Daewoo International Corporation» и др.

До­бы­ча уг­ля 1,55 млн. т (2009), в т. ч. 1,12 млн. т – ка­мен­ные энер­ге­тич. уг­ли (ме­сто­ро­ж­де­ние Ка­ле­ва в адм. обл. Си­кайн на се­ве­ро-за­па­де стра­ны и др.) и 0,43 млн. т – лиг­ни­ты [гл. обр. в нац. обл. Шан на вос­то­ке (ме­сто­ро­ж­де­ние Нам­ма) и в адм. обл. Ман­да­лай в центр. час­ти М.]. Св. 3/4 до­бы­вае­мых уг­лей (пре­им. ка­мен­ных) экс­пор­ти­ру­ет­ся.

Ус­та­нов­лен­ная мощ­ность элек­тро­стан­ций 2256 МВт (2009), б. ч. при­хо­дит­ся на ма­лые ГЭС. Про­из-во элек­тро­энер­гии 6,6 млрд. кВт·ч (2008), в т. ч. 61% на ГЭС, 35% на ТЭС, ра­бо­таю­щих на при­род­ном га­зе, 4% на ТЭС, ра­бо­таю­щих на ма­зу­те. Пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние при­да­ёт­ся раз­ви­тию гид­ро­энер­ге­ти­ки. Со­ору­же­ние ГЭС осу­ще­ст­в­ля­ет­ся с при­вле­че­ни­ем иностр., гл. обр. ки­тай­ских, ин­ве­сти­ций. Круп­ней­шие дей­ст­вую­щие ГЭС: «Еюа» на р. Мьинге (мощ­ность 790 МВт), «Шу­эли 1» на р. Шу­эли (600 МВт), «Ло­пи­та» на р. Би­лу (168 МВт), «Та­панс­хей» на р. Му (30 МВт), «Се­дод­жи» на р. Ча­унмаджи (25 МВт). Со­ору­жа­ет­ся ГЭС «Мьи­со­уне» на р. Ира­ва­ди (3600 МВт; окон­ча­ние строи­тель­ст­ва за­пла­ни­ро­ва­но на 2017) – пер­вая и круп­ней­шая в про­ек­ти­руе­мом кас­ка­де ГЭС на р. Ира­ва­ди и её со­став­ляю­щих Ма­ли и Нмай об­щей про­ект­ной мощ­но­стью 13360 МВт. Те­п­ло­вая энер­ге­ти­ка со­сре­до­то­че­на пре­им. в ок­ре­ст­но­стях Ян­го­на: круп­ней­шие ТЭС, ра­бо­таю­щие на при­род­ном га­зе, – «Ах­ло­не» (154 МВт) и «Хло­га» (154 МВт). Про­из-во элек­тро­энер­гии осу­ще­ст­в­ля­ет­ся под кон­тро­лем гос. ком­па­нии MEPE.

Чёр­ная ме­тал­лур­гия ори­ен­ти­ро­ва­на на удов­ле­тво­ре­ние нужд внутр. рын­ка. По­треб­но­сти в ста­ли в осн. по­кры­ва­ют­ся за счёт им­пор­та (ок. 500 тыс. т в 2009, гл. обр. из Ки­тая). До­бы­ча низ­ко­ка­че­ст­вен­ных же­лез­ных руд ве­дёт­ся в адм. обл. Ман­да­лай в центр. час­ти стра­ны (ок. 70 тыс. т в год). Про­из-во ме­тал­ли­зи­ров. ока­ты­шей (ок. 40 тыс. т в 2009) осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ме­то­дом пря­мо­го вос­ста­нов­ле­ния же­ле­за на ба­зе ме­ст­ных ре­сур­сов энер­ге­тич. уг­лей. Вы­плав­ка ста­ли не­ве­ли­ка (в элек­тро­пе­чах; ок. 25 тыс. т в 2009) и ба­зи­ру­ет­ся на ис­поль­зо­ва­нии ме­тал­ли­зи­ров. ока­ты­шей и сталь­но­го ло­ма (за­во­ды в го­ро­дах Аун­лан – в адм. обл. Ма­гуэ, Ин­сейн – в адм. обл. Ян­гон, Ани­сак­хан – в адм. обл. Ман­да­лай).

Не­смот­ря на боль­шие за­па­сы руд цвет­ных ме­тал­лов, их до­бы­ча и пе­ре­ра­бот­ка раз­ви­ты от­но­си­тель­но сла­бо и пол­но­стью ори­ен­ти­ро­ва­ны на экс­порт (пре­им. в Ки­тай). До­бы­чу руд и про­из-во ра­фи­ни­ров. ме­ди близ г. Мо­унъ­юа (адм. обл. Си­кайн) ве­дёт со­вме­ст­ное пред­при­ятие гос. ком­па­нии «Mining Enterprise № 1» и ка­над. фир­мы «Ivanhoe Mines» (мощ­ность пред­при­ятия 40 тыс. т ка­тод­ной ме­ди в год, про­из-во 6,9 тыс. т в 2008). В не­боль­ших объ­ё­мах до­бы­ва­ют и пе­рера­ба­ты­ва­ют по­ли­ме­тал­лич. ру­ды, со­дер­жа­щие сви­нец, цинк, се­реб­ро, медь и ни­кель (ме­сто­ро­ж­де­ния Бо­ду­ин и Яда­на­тейн в нац. обл. Шан). До­бы­ча и пе­ре­ра­бот­ка руд оло­ва и вольф­ра­ма ве­дёт­ся в осн. на руд­ни­ках в адм. обл. Та­нин­тайи (Хейн­да) и нац. обл. Кая (Мо­чи) на юго-вос­то­ке М., до­бы­ча зо­ло­та (ок. 100 кг в 2008) – пре­им. на рос­сып­ных ме­сто­ро­ж­де­ни­ях на вос­то­ке и се­ве­ре Мьян­мы.

М. – тра­диц. по­став­щик на ми­ро­вой ры­нок дра­го­цен­ных, по­лу­дра­го­цен­ных и по­де­лоч­ных кам­ней (зна­чит. часть их до­бы­чи и вы­во­за из стра­ны осу­ще­ст­в­ля­ет­ся не­ле­галь­но). Офиц. дан­ные объ­ё­мов до­бы­чи (ве­дёт­ся гос. ком­па­ни­ей «Myan­ma Gems Enterprise»; тыс. кар, 2008): ру­би­ны 1868,7 (2919 в 2004), сап­фи­ры 1129,0 (2241,8), шпи­нель 572,3 (1038,0). М. – ми­ро­вой ли­дер по стои­мо­сти до­бы­вае­мых ру­би­нов (в т. ч. вы­со­ко­сорт­ных – кар­ми­но­во-крас­ных, цве­та «го­лу­би­ной кро­ви» и др.). Осн. ме­сто­ро­ж­де­ния ру­би­нов: близ го­ро­дов Мо­гоу в адм. обл. Ман­да­лай (рас­по­ло­же­ны в из­вест­ном с древ­ней­ших вре­мён Мо­гок­ском ру­би­но­нос­ном р-не в гор­ной ме­ст­но­сти к се­ве­ро-вос­то­ку от г. Ман­да­лай) и Мёнг­шу в нац. обл. Шан, здесь так­же до­бы­ва­ют сап­фи­ры, шпи­нель, ак­ва­ма­ри­ны, тур­ма­ли­ны, цит­ри­ны, цир­ко­ны, аме­ти­сты, гра­на­ты и др. Б. ч. сап­фи­ров до­бы­ва­ет­ся в нац. обл. Шан (ме­сто­ро­ж­де­ния Пьин­ло­ун и Нам­са), ал­ма­зов – в адм. обл. Та­нин­тайи на край­нем юго-вос­то­ке М., ян­та­ря – в нац. обл. Ка­чин на се­ве­ре стра­ны. М. за­ни­ма­ет 1-е ме­сто в ми­ре по до­бы­че жа­деи­та (30,9 тыс. т в 2008); гл. ме­сто­ро­ж­де­ние – Пха­кан в нац. обл. Ка­чин.

Сре­ди от­рас­лей об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти вы­де­ля­ет­ся про­из-во воо­ру­же­ния. Обо­рон­ная пром-сть М. вклю­ча­ет неск. пред­при­ятий в адм. об­лас­тях Ман­да­лай, Ян­гон и Ма­гуэ, вы­пус­каю­щих лёг­кое стрелк. ору­жие, арт. ору­дия, ми­но­мё­ты, бо­е­при­па­сы и взрыв­ча­тые ве­ще­ст­ва. Осн. су­до­ре­монт­ные пред­при­ятия рас­по­ло­же­ны в мес­тах ба­зи­ро­ва­ния ВМС стра­ны (Ян­гон, Бас­сейн, Си­туэ и Мо­ламь­яйн). Транс­порт­ное ма­ши­но­строе­ние пред­став­ле­но сбор­кой гру­зо­вых ав­то­мо­би­лей и ав­то­бу­сов на со­вме­ст­ных пред­при­яти­ях гос. ком­па­ний М. с япон. кон­цер­на­ми «Nissan» и «Suzuki» (оба – в г. Ян­гон) и с инд. «Tata Motors» (Чаус­хе, адм. обл. Ман­да­лай), а так­же про­из-вом мо­то­цик­лов и ве­ло­си­пе­дов (Ян­гон, Ман­да­лай, Пак­хо­уку в адм. обл. Ма­гуэ). В Ян­го­не дей­ст­ву­ют пред­при­ятия по вы­пус­ку с.-х. тех­ни­ки и элек­тро­обо­ру­до­ва­ния.

Осн. цен­тры хи­мич. и фар­ма­цев­тич. пром-сти – го­ро­да Ян­гон и Ман­да­лай (пла­ст­мас­сы, кра­си­те­ли, ле­кар­ст­вен­ные пре­па­ра­ты). Про­из-во азот­ных удоб­ре­ний (390 тыс. т в пе­ре­счё­те на азот, 2008) со­сре­до­то­че­но в рай­оне неф­те­до­бы­чи в адм. обл. Ма­гуэ, на пред­при­яти­ях, кон­тро­ли­руе­мых гос. ком­па­ни­ей MPE, – в го­ро­дах Чо­зу­ар (219 тыс. т), Са­ле (95 тыс. т) и Ча­унд­жа­ун (76 тыс. т). В Схей­тте (адм. обл. Ира­ва­ди на юге стра­ны) ра­бо­та­ет при­над­ле­жа­щий MPE за­вод по про­из-ву ме­та­но­ла (29 тыс. т в 2008).

Лес­ная и де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая пром-сть – од­на из ве­ду­щих от­рас­лей эко­но­ми­ки М. Стра­на ос­та­ёт­ся од­ним из круп­ней­ших в Азии по­став­щи­ков цен­ных сор­тов тро­пич. дре­ве­си­ны (сан­да­ло­вое, кам­фор­ное, же­лез­ное де­ре­во), а так­же са­мым круп­ным ми­ро­вым экс­пор­тё­ром дре­ве­си­ны ти­ко­во­го де­ре­ва. Об­щий объ­ём ле­со­за­го­то­вок 21,1 млн. м3 (2009), в т. ч. пром. круг­ло­го ле­са 4,3 млн. м3 (2009). Осн. рай­оны ле­со­за­го­то­вок на­хо­дят­ся в нац. об­лас­тях Ка­чин и Шан (на се­ве­ре и вос­то­ке М.), а так­же в адм. об­лас­тях Ян­гон и Си­кайн (на юге и се­ве­ро-за­па­де стра­ны). По офиц. дан­ным, экс­порт дре­ве­си­ны 1,5 млн. м3 (2009; 3-е мес­то в Юго-Вост. Азии по­сле Ма­лай­зии и Ин­до­не­зии), в т. ч. ок. 1/3 – дре­ве­си­на ти­ка. Зна­чит. часть за­го­тав­ли­вае­мо­го ле­са не­ле­галь­но вы­во­зит­ся в Ки­тай и Таи­ланд. Про­из-во пи­ло­ма­те­риа­лов 1,6 млн. м3, фа­не­ры 116 тыс. м3 (2009). Осн. цен­тры де­ре­во­об­ра­бот­ки при­уро­че­ны к рай­онам ле­со­спла­ва (го­ро­да Мьи­чи­на, Бан­мо в нац. обл. Ка­чин и Ката в адм. обл. Сикайн на се­ве­ре; Ман­да­лай в центр. час­ти; Пе­гу, Та­унн­гу и Ньяун­ле­бин в адм. обл. Пе­гу на юге стра­ны) и пор­там вы­во­за ле­са и ле­со­ма­те­риа­лов (Ян­гон, Бас­сейн, Си­туэ, Мо­ламь­яйн).

Кустарное производство шляп.

Бо́льшая часть про­дук­ции лёг­кой и пи­ще­вой пром-сти про­из­во­дит­ся мел­ки­ми ча­ст­ны­ми пред­при­ятия­ми. Про­из-во тек­стиль­ных обув­ных и швей­ных из­де­лий, а так­же ме­бе­ли в осн. со­сре­до­то­че­но в адм. об­лас­тях Ян­гон, Ма­гуэ, Ира­ва­ди и Ман­да­лай (ве­ду­щие цен­тры – го­ро­да Ян­гон и Ман­да­лай). Сре­ди от­рас­лей пи­ще­вой пром-сти вы­де­ля­ют­ся очи­ст­ка ри­са, про­из-во рас­тит. мас­ла, са­ха­ра, та­бач­ных из­де­лий, му­ки. Раз­ви­ва­ет­ся пром-сть стро­ит. ма­те­риа­лов – вы­пуск це­мен­та [675,8 тыс. т в 2008; за­во­ды в го­ро­дах Пха­ан (нац. обл. Карен), Та­е­мьо (адм. обл. Ма­гуэ), Ча­ус­хе (адм. обл. Ман­да­лай)], кир­пи­ча, ке­ра­ми­ки, сте­коль­ной про­дук­ции и др.

Тра­ди­ци­он­но раз­ви­ты ре­мёс­ла и кус­тар­ные про­мыс­лы: юве­лир­ное де­ло, резь­ба по де­ре­ву и кам­ню, че­кан­ка по се­реб­ру, из­го­тов­ле­ние ла­ко­вых и пле­тё­ных из­де­лий, шел­ко­тка­че­ст­во, зо­ло­тое ши­тьё и др.

Сельское хозяйство

Од­на из важ­ней­ших от­рас­лей эко­но­ми­ки М. Об­ра­ба­ты­ва­ет­ся 17,7% тер­ри­то­рии (2007; в т. ч. па­хот­ные зем­ли со­став­ля­ют 16%, по­сад­ки мно­го­лет­них куль­тур – 1,7%). Пло­щадь по­лив­ных зе­мель 2,25 млн. га (ок. 19% воз­де­лы­вае­мых зе­мель). Ок. 0,5% тер­ри­то­рии М. за­ни­ма­ют па­ст­би­ща. Зе­мель­ные уго­дья на­хо­дят­ся в соб­ст­вен­но­сти гос-ва; пре­об­ла­да­ют мел­кие кре­сть­ян­ские на­де­лы, по­лу­на­ту­раль­ный и мел­ко­то­вар­ный спо­со­бы ве­де­ния хо­зяй­ст­ва. Аг­рар­ное про­из-во в осн. обес­пе­чи­ва­ет внутр. по­треб­но­сти стра­ны в про­до­воль­ст­вии. Од­на­ко в це­лом для от­рас­ли ха­рак­тер­ны тех­нич. от­ста­лость, низ­кий уро­вень аг­ро­куль­ту­ры, не­дос­та­точ­ное при­ме­не­ние с.-х. тех­ни­ки и ми­нер. удоб­ре­ний (в ср. 13 кг на 1 га по­се­вов), не­вы­со­кое ка­че­ст­во се­мен­но­го фон­да. С нач. 1990-х гг. роль гос-ва в ре­гу­ли­ро­ва­нии про­из-ва и тор­гов­ли с.-х. про­дук­ци­ей по­сте­пен­но сни­жа­ет­ся. Кре­сть­я­нам пре­до­став­ле­на сво­бо­да вы­бо­ра про­из­во­ди­мой с.-х. про­дук­ции, от­ме­не­на прак­ти­ка гос. за­ку­пок все­го объ­ё­ма хлоп­ка, са­хар­но­го тро­ст­ни­ка и на­ту­раль­но­го кау­чу­ка, по­вы­ше­ны за­ку­поч­ные це­ны на дан­ные ви­ды сы­рья для гос. пред­при­ятий, раз­ре­шён его экс­порт, смяг­че­ны ог­ра­ни­че­ния на вы­воз ри­са и др.

Фото В. А. Снатенкова Посадка рисовой рассады.

Гл. от­расль с. х-ва – рас­те­ние­вод­ст­во (св. 3/4 стои­мо­сти аг­рар­ной про­дук­ции). Осн. про­до­воль­ст­вен­ная и важ­ная экс­порт­ная куль­ту­ра – рис, по­се­вы ко­то­рого за­ни­ма­ют 2/3 пло­ща­ди па­хот­ных уго­дий (2008). Рис вы­ра­щи­ва­ют по­все­ме­ст­но, гл. рай­оны ри­со­вод­ст­ва – зо­на по­вы­шен­но­го ув­лаж­не­ния Ниж­ней М. (юж. часть стра­ны – дель­та р. Ира­ва­ди, низовья рек Си­та­ун и Са­лу­ин, по­бе­ре­жье адм. обл. Та­нин­тайи) и «су­хая зо­на» Центр. и Верх­ней М. (центр. впа­ди­на до­ли­ны р. Ира­ва­ди и Шан­ское на­го­рье). При­род­ные ус­ло­вия по­зво­ля­ют на по­лив­ных зем­лях со­би­рать 2 уро­жая в год. Сбор не­очи­щен­но­го ри­са 33,2 млн. т (2010). По­все­ме­ст­но раз­ви­то воз­де­лы­ва­ние бо­бо­вых куль­тур (со­евые бо­бы, нут, че­че­ви­ца и др.); по объ­ё­мам их про­из-ва (3,4 млн. т в 2010, в т. ч. 0,2 млн. т – со­евые бо­бы) М. за­ни­ма­ет 1-е ме­сто сре­ди стран Юго-Вост. Азии. Вы­ра­щи­ва­ют ку­ку­ру­зу (1,1 млн. т в 2010), ово­щи (3,7 млн. т), фрук­ты (2,1 млн. т; пре­им. в Ниж­ней и Центр. М.). Осн. тех­нич. куль­ту­ры (2010): сах. тро­ст­ник (9,7 млн. т; гл. обр. юж. и центр. час­ти до­ли­ны р. Ира­ва­ди), та­бак (36,0 тыс. т су­хих ли­сть­ев в 2008; в осн. на Шан­ском на­го­рье), хлоп­чат­ник (198 тыс. т хлоп­ка в 2008; центр. часть до­ли­ны р. Ира­ва­ди и Шан­ское на­го­рье), кау­чу­ко­но­сы (44,3 тыс. т на­ту­раль­но­го кау­чу­ка; преим. в дель­тах рек Ира­ва­ди и Са­лу­ин), джут (3,8 тыс. т; Ниж­няя М.), кун­жут (723 тыс. т; гл. обр. центр. часть до­ли­ны р. Ира­ва­ди и Шан­ское на­го­рье). В при­бреж­ных рай­онах вы­ра­щи­ва­ют ко­ко­со­вую (350 тыс. т ко­ко­со­вых оре­хов; 2010) и аре­ко­вую (126 тыс. т пло­дов) паль­мы, в центр. час­ти до­ли­ны р. Ира­ва­ди – ара­хис (1,1 млн. т не­очи­щен­ных оре­хов); на Шан­ском на­го­рье – чай (32,4 тыс. т чай­но­го лис­та). В ря­де труд­но­дос­туп­ных гор­ных рай­онов на се­ве­ро-вос­то­ке нац. обл. Шан со­сре­до­то­че­ны по­се­вы опий­но­го ма­ка (сбор зё­рен от 300 до 1000 т в год).

Жи­вот­но­вод­ст­во – под­соб­ная от­расль с.-х. про­из-ва, до­маш­ний скот дер­жат во мно­гих кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах. Паст­бищ­ное ско­то­вод­ст­во раз­ви­то пре­им. на се­ве­ре и вос­то­ке Шан­ско­го на­го­рья. По­го­ло­вье (млн. го­лов, 2008): круп­ный ро­га­тый скот и буй­во­лы 15,8, сви­ньи 7,7, ко­зы и ов­цы 3,1, до­маш­няя пти­ца ок. 120. Св. 1/2 по­го­ло­вья круп­но­го ро­га­то­го ско­та и буй­во­лов ис­поль­зу­ет­ся как ра­бо­чий скот (на­ря­ду с одо­маш­нен­ны­ми сло­на­ми, ис­поль­зуе­мы­ми б. ч. на ле­со­за­го­тов­ках). Про­из-во осн. ви­дов жи­вот­но­водч. про­дук­ции (тыс. т, 2010): мя­со 1514,5 (в т. ч. го­вя­ди­на 147,1, сви­ни­на 457,9, мя­со пти­цы 909,5), мо­ло­ко 1139. Тра­диц. раз­ве­де­ние ту­то­во­го шел­ко­пря­да (гл. обр. в нац. об­лас­тях Шан и Чин на вос­то­ке и за­па­де стра­ны).

Раз­ви­то реч­ное и мор. ры­бо­лов­ст­во и ры­бо­вод­ст­во. Улов ры­бы и до­бы­ча мо­ре­про­дук­тов 2,5 млн. т (2008), про­из-во про­дук­ции ис­кусств. ры­бо­раз­ве­де­ния 0,7 тыс. т. До­бы­ча реч­но­го и мор. жем­чу­га ок. 900 кг (2008), пре­им. в адм. обл. Та­нин­тайи (на ост­ро­вах ар­хи­пе­ла­га Мьей).

Сфера услуг

Наи­бо­лее ди­на­мич­ный сек­тор эко­но­ми­ки. Бы­ст­ро раз­ви­ва­ют­ся сис­те­мы свя­зи и те­ле­ком­му­ни­ка­ций, внут­рен­няя (оп­то­вая и роз­нич­ная) тор­гов­ля, гос­ти­нич­ное де­ло. Б. ч. пред­при­ятий сфе­ры ус­луг на­хо­дит­ся под кон­тро­лем гос-ва, од­на­ко с нач. 2000-х гг. на­блю­да­ет­ся при­ток иностр. ин­ве­сти­ций в от­расль. Зна­чит. вни­ма­ние уде­ля­ет­ся раз­ви­тию иностр. ту­риз­ма (ок. 1 млн. чел. в 2007, из них 3/4 – ту­ри­сты из Ки­тая и Таи­лан­да). Боль­шин­ст­во иностр. ту­ри­стов при­ез­жа­ют для по­се­ще­ния игор­ных за­ве­де­ний (ори­ен­ти­ро­ван­ные на гра­ж­дан Ки­тая и Таи­лан­да ка­зи­но и игор­ные до­ма на вос­то­ке нац. обл. Шан), от­ды­ха на мор. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. (ку­рорт Нга­па­ли и др.), оз­на­ком­ле­ния с ис­то­ри­ко-куль­тур­ны­ми па­мят­ни­ка­ми [го­ро­да Ян­гон и Ман­да­лай, хра­мо­вые ком­плек­сы Па­ган (Ба­ган) в адм. обл. Ман­да­лай и Чайт­хо в нац. обл. Мон], нац. ре­мёс­ла­ми, тра­ди­ция­ми и фольк­ло­ром на­ро­дов М. (нац. обл. Шан и др.).

Транспорт

Об­щая про­тя­жён­ность ав­то­мо­биль­ных до­рог 27 тыс. км, в т. ч. до­рог с твёр­дым по­кры­ти­ем 3,2 тыс. км (2006). Дли­на же­лез­ных до­рог об­ще­го поль­зо­ва­ния 5099 км (2008; ши­ри­на ж.-д. ко­леи 1000 мм); осн. ж.-д. ли­ния Ян­гон – Ман­да­лай; при­го­род­ное пас­сажир­ское ж.-д. со­об­ще­ние дей­ст­ву­ет в аг­ло­ме­ра­ции Ян­го­на. Во внутр. пе­ре­воз­ках ве­ли­ко зна­че­ние реч­но­го транс­пор­та. Про­тя­жён­ность внутр. вод­ных пу­тей (гл. обр. р. Ира­ва­ди и её при­то­ки) 12,8 тыс. км (2008). Гл. мор. пор­ты – Ян­гон, Мо­ламь­яйн, Бас­сейн, Си­туэ, Та­вой. Пре­об­ла­да­ет ка­бо­таж­ное су­до­ход­ст­во. Мор. тор­го­вый флот со­сто­ит из 26 су­дов (об­щим во­до­из­ме­ще­ни­ем ок. 500 тыс. т дед­вей­та), из них 3 суд­на, за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ные «под удоб­ны­ми фла­га­ми». Все­го на­счи­ты­ва­ет­ся 37 аэ­ро­пор­тов (с твёр­дым по­кры­ти­ем взлёт­но-по­са­доч­ных по­лос), в т. ч. 2 ме­ж­ду­на­род­ных – Ян­гон и Ман­да­лай (2009). Ве­ду­щие нац. авиа­пе­ре­воз­чи­ки: гос. ком­па­ния «Myanma Airways», ча­ст­ные – «Air Bagan», «Air Mandalay», «Yangon Airways». Об­щая дли­на ма­ги­ст­раль­ных тру­бо­про­во­дов 2786 км (2008), в т. ч. га­зо­про­во­дов 2228 км, неф­те­про­во­дов 558 км.

Внешняя торговля

 Объ­ём внеш­не­тор­го­во­го то­ва­ро­обо­ро­та ок. 15 млрд. долл. (2010/11), в т. ч. экс­порт 9,54 млрд. долл. (2011), им­порт 5,5 млрд. долл. (2010). Осн. ста­тьи экс­пор­та (% стои­мо­сти, офиц. дан­ные): при­род­ный газ 32, го­то­вая оде­ж­да и тек­стиль 18, дре­ве­си­на 17, ры­ба и мо­ре­про­дук­ты 6, кон­цен­тра­ты ме­ди 2, рис 1,5, дра­го­цен­ные, по­лу­дра­го­цен­ные и по­де­лоч­ные кам­ни 1. Гл. стра­ны – им­пор­тё­ры то­ва­ров из М. (% стои­мо­сти, 2010): Таи­ланд 38,3, Ин­дия 20,8, Ки­тай 12,9, Япо­ния 5,2. Зна­чит. часть экс­пор­та (цен­ные по­ро­ды дре­ве­си­ны, дра­го­цен­ные кам­ни и др.), а так­же вы­воз нар­ко­тич. ве­ществ но­сят не­ле­галь­ный ха­рак­тер. Осн. ста­тьи то­вар­но­го им­пор­та (% стои­мо­сти, офиц. дан­ные): ма­ши­ны и обо­ру­до­ва­ние 35, нефть и неф­те­про­дук­ты 11, сталь 3, ле­кар­ст­вен­ные пре­па­ра­ты 3, пла­ст­мас­сы 2. Осн. стра­ны – парт­нё­ры по им­пор­ту (% стои­мо­сти, 2010): Ки­тай 38,9, Таи­ланд 23,2, Син­га­пур 12,9, Рес­пуб­ли­ка Ко­рея 5,8. Им­порт зна­чит. час­ти по­тре­би­тель­ских то­ва­ров и неф­те­про­дук­тов осу­ще­ст­в­ля­ет­ся не­ле­галь­но.

Вооружённые силы

Воо­руж. си­лы (ВС) М. на­счи­ты­ва­ют 406 тыс. чел. (2010) и со­сто­ят из Су­хо­пут­ных войск (СВ), ВВС и ВМС; кро­ме то­го, име­ют­ся вое­ни­зир. фор­ми­ро­ва­ния (ок. 107,3 тыс. чел.) – нар. по­ли­ция (72 тыс. чел.), нар. ми­ли­ция (ок. 35 тыс. чел.), под­раз­де­ле­ния Мин-ва рыб­но­го хо­зяй­ст­ва и до­бы­чи жем­чу­га. Во­ен. го­до­вой бюд­жет не пуб­ли­ку­ет­ся.

Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­дую­щий ВС – пре­зи­дент. Не­по­средств. ру­ко­во­дство ВС осу­ще­ст­в­ля­ет Мин-во обо­ро­ны, управ­ле­ние вой­ска­ми (си­ла­ми) – ко­ман­дую­щие ви­да­ми ВС.

СВ (375 тыс. чел.) яв­ля­ют­ся ос­но­вой ВС и ор­га­ни­за­ци­он­но вклю­ча­ют ко­ман­до­ва­ния (12 ре­гио­наль­ных, 4 ре­гио­наль­ных опе­ра­тив­ных, 14 во­ен. опе­ра­тив­ных и 34 так­тич. опе­ра­тив­ных), ди­ви­зии (10 лёг­ких пе­хот­ных, 1 мо­биль­ная), отд. ба­таль­о­ны (100 пе­хот­ных, 10 тан­ко­вых), отд. ди­ви­зио­ны (7 арт., 7 зе­нит­ных), 37 отд. арт. ба­та­рей, под­раз­де­ле­ния бое­вого и ты­ло­во­го обес­пе­че­ния. На во­оруже­нии СВ на­хо­дят­ся св. 250 тан­ков, 115 БРМ, 325 БТР, ок. 130 бук­си­руе­мых арт. ору­дий, св. 30 РСЗО, 160 ми­но­мё­тов, про­ти­во­тан­ко­вые сред­ст­ва (в т. ч. 60 пу­шек), 46 зе­нит­ных арт. ус­та­но­вок. Стрелк. ору­жие нац. про­из-ва, а так­же из­го­тав­ли­вае­мое по за­ру­беж­ным ли­цен­зи­ям; бро­не­тех­ни­ка, арт. воо­ру­же­ние иностр. про­из-ва. ВВС (15 тыс. чел.) ор­га­ни­за­ци­он­но све­де­ны в авиа­ба­зы и ок. 30 эс­кад­ри­лий бое­вой и вспо­мо­гат. авиа­ции. На воо­ру­же­нии: 125 бое­вых, 57 учеб­ных, 19 транс­порт­ных са­мо­лё­тов, 39 вер­то­лё­тов вспо­мо­гат. авиа­ции. Аэ­ро­дро­мы ба­зи­ро­ва­ния – Мау­бин, Мейт­хила, Янгон, Та­унд­жи. Вся тех­ни­ка иностр. про­из-ва (в осн. США, Фран­ции, Ка­на­ды). ВМС (16 тыс. чел.) све­де­ны в 5 во­ен.-мор. рай­онов, 2 от­ря­да ма­лых ра­кет­ных ко­раб­лей, 2 ди­ви­зио­на ма­лых про­ти­во­ло­доч­ных ко­раб­лей, ди­ви­зи­он сто­ро­же­вых ко­раб­лей, от­ряд арт. ка­те­ров, ба­таль­он мор. пе­хо­ты (800 чел.). На воо­ру­же­нии со­сто­ят 3 кор­ве­та, 6 ра­кет­ных ка­те­ров, 18 пат­руль­ных ко­раб­лей, 15 пат­руль­ных и 22 реч­ных пат­руль­ных ка­те­ра, 10 ма­лых де­сант­ных ко­раб­лей, 8 де­сант­ных ка­те­ров, 2 гид­ро­гра­фич. и 14 вспо­мо­гат. су­дов. Ба­зи­ро­ва­ние обес­пе­чи­ва­ют: гл. во­ен.-мор. ба­за – Ян­гон, во­ен.-мор. ба­зы – Си­туэ, Бас­сейн, Мьей (Мер­гуи), Мо­ламь­яйн, Хайнд­жи, 6 пунк­тов ба­зи­ро­ва­ния.

Ком­плек­то­ва­ние ре­гу­ляр­ных ВС – на кон­тракт­ной ос­но­ве. Под­го­тов­ка сер­жант­ско­го со­ста­ва – в час­тях и учеб­ных цен­трах, офи­це­ров – в во­ен. ака­де­мии (г. Ме­мьо), во­ен. кол­лед­же (г. Ней­пьи­до), штаб­ном кол­лед­же (г. Бат­ху­та­мьо), в во­ен. учи­ли­щах. Мо­би­ли­зац. ре­сур­сы 25 млн. чел., в т. ч. год­ных к во­ен. служ­бе 13,4 млн. чел.

Здравоохранение

В М. на 100 тыс. жит. при­хо­дит­ся 240 вра­чей, 100 лиц ср. мед. пер­со­на­ла и аку­ше­рок, 10 сто­ма­то­ло­гов, 100 нар. це­ли­те­лей (2006). Об­щие рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние (2006) со­став­ля­ют 2,3% ВВП (бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние – 10,6%, ча­ст­ный сек­тор – 89,4%) (2006). Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ет­ся: Кон­сти­ту­ци­ей (2008); за­ко­на­ми о здра­во­охра­не­нии (1972), о сто­ма­то­ло­гич. по­мо­щи (1989), о се­ст­рин­ско-аку­шер­ской по­мо­щи (1990), о ле­кар­ст­вах (1992), о за­щи­те ре­бён­ка (1993), о про­фи­лак­ти­ке и кон­тро­ле ин­фекц. за­бо­ле­ва­ний (1995), о тра­диц. вра­че­ва­нии (1996); Нац. пла­ном по здра­во­охра­не­нию 2006–11 (2006), Пер­спек­тив­ным пла­ном раз­ви­тия здра­во­охра­не­ния до 2030 (2009). Сис­те­ма здра­во­охра­не­ния го­су­дар­ст­вен­но-ча­ст­ная. Дей­ст­ву­ет так­же сис­те­ма со­ци­аль­но­го стра­хо­ва­ния. Управ­ле­ние осу­ще­ст­в­ля­ет Мин-во здра­во­охра­не­ния. Боль­нич­ную мед. по­мощь ока­зы­ва­ют уч­ре­ж­де­ния гос. сек­то­ра, ам­бу­ла­тор­ную – ча­ст­но­го. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­но нар. це­ли­тель­ст­во в ам­бу­ла­тор­ном и боль­нич­ном сек­то­рах. Под­го­тов­ку нар. це­ли­те­лей осу­ще­ст­в­ля­ет Ун-т тра­диц. ме­ди­ци­ны (ди­плом при­знан на­рав­не с вра­чеб­ным). Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ные ин­фек­ции – ге­па­тит A, ди­зен­терия, ли­хо­рад­ка ден­ге, ма­ля­рия, леп­тос­пи­роз. Осн. при­чи­ны смер­ти: ди­зен­те­рия, пнев­мо­ния, ма­ля­рия, ише­мич. бо­лезнь серд­ца, за­бо­ле­ва­ния со­су­дов го­лов­но­го моз­га. При­мор­ский кли­ма­тич. ку­рорт – Нга­па­ли.

Спорт

Эмблема Олимпийского комитета Мьянмы.

В 1947 ос­но­ван Олим­пий­ский к-т Бир­мы (с 1989 М.), в том же го­ду при­знан МОК. С 1948 спорт­сме­ны М. уча­ст­во­ва­ли в Олим­пий­ских иг­рах (за ис­клю­че­ни­ем игр в Мон­реа­ле, 1976); при­зо­вых мест не за­ни­ма­ли (на 1.7.2012). В 1962 соз­дан Нац. к-т по спор­ту. Са­мые по­пу­ляр­ные ви­ды спор­та в стра­не – фут­бол, лёг­кая ат­ле­ти­ка, во­лей­бол, тя­жё­лая ат­ле­ти­ка. В 1965–67 с фут­боль­ной сбор­ной ко­ман­дой стра­ны ра­бо­тал засл. тре­нер СССР Г. С. Зо­нин; в 1968 ко­ман­да де­бю­ти­ро­ва­ла в Куб­ке Азии и за­ня­ла 2-е ме­сто. В 1961 и 1969 Иг­ры Юго-Вост. Азии про­во­ди­лись на гл. ста­дио­не стра­ны «Аун Сан» в Ян­го­не (40 тыс. мест). В 2010 в М. со­сто­ял­ся фи­нал со­стя­за­ний на Ку­бок пре­зи­ден­та Ази­ат. фут­боль­ной кон­фе­де­ра­ции, в ко­то­ром по­беди­ла ме­ст­ная ко­ман­да «Яда­на­бо­ун». Про­во­дят­ся со­стя­за­ния по тхе­к­вон­до, дзю­до, тен­ни­су, бад­мин­то­ну, бас­кет­бо­лу, хок­кею на тра­ве, вод­ным ви­дам спор­та, голь­фу, стрель­бе из лу­ка, ве­ло­си­пед­но­му спор­ту, в т. ч. 800-миль­ная ве­ло­гон­ка Нейпьи­до – Ман­да­лай – Нейпьи­до. В кон. 2011 в М. на­счи­ты­ва­лось св. 40 ста­дио­нов, в т. ч. 6, вме­щаю­щих св. 10 тыс. бо­лель­щи­ков.

Сре­ди нац. ви­дов спор­та наи­боль­шей по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся чин­лон (иг­ра с мя­чом), дах (раз­но­вид­ность фех­то­ва­ния на но­жах), 3 ви­да бое­во­го иск-ва – бан­до (уда­ры ру­ка­ми и но­га­ми, на­по­ми­наю­щие ка­ра­те), лет­хвей (бирм. бокс), на­бин (раз­но­вид­ность инд. борь­бы). По­един­ки по бое­вым иск-вам, как пра­ви­ло, про­во­дят­ся в дни нац. празд­ни­ков; напр., бок­сёр­ские мат­чи, в ко­то­рых ак­тив­но уча­ст­ву­ют кре­сть­я­не, про­хо­дят от 4 до 8 раз в год в 4 ка­те­го­ри­ях (юнио­ры, на­чи­наю­щие, опыт­ные, про­фес­сио­на­лы).

Образование. Учреждения науки и культуры

С 1966 вся сеть об­ра­зо­ват. уч­ре­ж­де­ний (кро­ме до­шко­ль­ных) на­хо­дит­ся под гос. кон­тро­лем. Об­щее об­ра­зо­ва­ние ох­ва­ты­ва­ет де­тей в воз­рас­те от 5 до 16 лет, яв­ля­ет­ся не­обя­за­тель­ным, бес­плат­ным в на­чаль­ной (4 го­да обу­че­ния) и не­полной сред­ней (4 го­да обу­че­ния) шко­ле и плат­ным в пол­ной сред­ней шко­ле (2 го­да обу­че­ния). Мн. де­ти на­чи­ная с 3-лет­не­го воз­рас­та по­се­ща­ют пред­школь­ные клас­сы. Пре­по­да­ва­ние ве­дёт­ся пре­им. на бирм. яз.; вто­рой язык во мно­гих сред­них шко­лах – анг­лий­ский. До­шко­ль­ным вос­пи­та­ни­ем ох­ва­че­но (2010) 10% де­тей, на­чаль­ным обу­че­ни­ем – 100%, сред­ним – 54%. Гра­мот­ность на­се­ле­ния в воз­рас­те стар­ше 15 лет со­став­ля­ет 92,3% (2010; дан­ные Ин-та ста­ти­сти­ки ЮНЕСКО). Проф. об­ра­зо­ва­ние на ба­зе сред­ней (ино­гда на­чаль­ной) шко­лы про­дол­жи­тель­но­стью от не­сколь­ких ме­ся­цев до 2 лет осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в пе­да­го­гич., тех­нич., ком­мерч., с.-х. и др. шко­лах, а так­же на кур­сах проф. под­го­тов­ки. Обу­че­ние бес­плат­ное. Проф. об­ра­зо­ва­ние по­вы­шен­но­го уров­ня да­ют 2–3-лет­ние от­рас­ле­вые ин­сти­ту­ты, кол­лед­жи и шко­лы. Круп­ные ву­зы, науч. уч­реж­де­ния, му­зеи и биб­лио­те­ки на­хо­дят­ся в Ман­да­лае и Ян­го­не. Дей­ст­ву­ют так­же св. 150 ун-тов и кол­лед­жей раз­но­го про­фи­ля в разл. ра­йо­нах М. В Пьин­ма­не функ­цио­ни­ру­ют Ака­де­мия обо­рон­ной служ­бы (1954) и НИИ ле­са (1978). Сре­ди др. му­зе­ев – Па­ган­ский ар­хео­ло­гич. му­зей (1904), му­зеи нац. об­лас­тей (шта­тов): Мон (в Мо­ламь­яй­не), Рак­хайн (в Си­туэ), Шан (в Та­унд­жи) и др.

Средства массовой информации

На бирм. яз. из­да­ют­ся (все – в г. Ян­гон): газ. «Botathaung» («Аван­гард»; с 1958, ти­раж 140 тыс. экз., еже­днев­ная, ор­ган Пар­тии нац. един­ст­ва), ж. «Lan­zin Thadin» («Пар­тий­ные но­во­сти»; с 1965, 62 тыс. экз., 2 раза в мес, ор­ган ЦК Пар­тии нац. един­ст­ва), ж. «Do Kyaung Tha» («Наш сту­дент»; с 1964, 17 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный), лит.-ху­дож. ж. «Myawaddy Magazine» («Мья­ва­ди»; с 1952, 4 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный), эко­номич. ж. «Patyyeya Thadingzin» («Пар­тий­ная жизнь»; с 1964, 9 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный, ор­ган ЦК Пар­тии нац. един­ст­ва). На англ. яз. вы­хо­дит ж. «Guardian Ma­gazine» (с 1953, 11 тыс. экз., еже­ме­сяч­ный), на англ. и бир­ман­ском язы­ках – газ. «New Light of My­anmar» («Но­вый свет Мьян­мы»; с 1963, 400 тыс. экз., еже­днев­ная). Ра­дио с 1964, те­ле­ви­де­ние с 1980. Транс­ля­цию те­ле- и ра­дио­пе­ре­дач осу­ще­ст­в­ля­ет пра­ви­тельств. служ­ба «Myanmar TV and Radio Department» (MTVRD; ос­но­ва­на в 1946, Ян­гон). Нац. ин­фор­мац. агент­ст­во (с 1963) – Myanmar News Agen­cy (MNA).

Литература

Ли­те­ра­ту­ра на­ро­дов М. раз­ви­ва­ет­ся пре­им. на бирм. яз. Древ­ней­шая уст­ная сло­вес­ность пред­став­ле­на мно­го­числ. ска­за­ния­ми на разл. язы­ках (бирм., мон­ском, пью), сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных па­мят­ни­ков – ге­рои­че­ские и лю­бов­ные пес­ни, по­сло­ви­цы, по­го­вор­ки, сказ­ки о про­ста­ках и хит­ре­цах, бо­га­тыр­ский и жи­вот­ный эпос и др.

Фор­ми­ро­ва­ние лит-ры про­ис­хо­ди­ло в пе­ри­од Па­га­на; в 11 в. вме­сте с буд­диз­мом хи­ная­ны из Шри-Лан­ки бы­ли за­им­ст­во­ва­ны тек­сты (пре­ж­де все­го Ти­пи­та­ка) на па­ли, ко­то­рый ут­вер­дил­ся в ка­че­ст­ве лит. язы­ка. В 11–15 вв. на па­ли бы­ли соз­да­ны мно­го­числ. фи­ло­ло­гич. ком­мен­та­рии (ти­ка) и ре­лиг.-фи­лос. трак­та­ты.

Наи­бо­лее ран­ние лит. па­мят­ни­ки на бирм. яз. – от­рыв­ки из буд­дий­ских ка­но­нов, вы­ре­зан­ные на па­го­дах (все­го св. 500 фраг­мен­тов); сре­ди наи­бо­лее ран­них – над­пись на па­го­де Мья­зе­ди (нач. 12 в.; текст на бирм., па­ли, мон­ском и пью язы­ках). Круп­ней­шим по­этом сер. 12 в. стал Анан­да­ту­рия (стих. «Уто­ле­ние гне­ва», 1173).

Рас­цвет бирм. лит-ры при­шёл­ся на эпо­ху Ава и Та­ун­гу (14–18 вв.). По­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние оды на ис­то­рич. сю­же­ты (мо­гун), бал­ла­ды и ко­лы­бель­ные для мо­нар­ших от­пры­сков (эй­чжин), по­эмы на сю­же­ты джа­так (пьоу), по­эмы фи­лос. со­дер­жа­ния (яду и то­ла). Наи­бо­лее зна­чит. по­эты клас­сич. пе­рио­да – Аду­ми­ньоу (эй­чжин «Прин­цес­са Ара­ка­на», 1455), Шин Тхвей Ньоу (мо­гун «По­ход в Про­ме», 1472), Шин Туйе (эй­чжин «Прин­цес­са Твей», 1476), Ут­та­мач­жо Шин (то­ла «Пу­те­ше­ст­вие в Ка­пи­ла­ват­ху», 1483), Аг­га­там­ма­ди Шин, Ма­ха Ти­ла­вун­та Шин (пьоу «Дос­ти­же­ние со­вер­шен­ст­ва», 1491), Ма­ха Ратт­ха­та­ра Шин (пьоу «Принц Хатт­хи­па­ла», 1523), На­ва­дей­джи (эй­чжи­ны «Прин­цес­са», 1550; «Се­ст­ра ко­ро­ля», 1578) и др. С сер. 17 в. по­пу­ляр­ность при­об­ре­ли те­ат­раль­ные пред­став­ле­ния на сю­жет джа­так (ни­бак­хин). По­этич. твор­че­ст­во прин­ца На­шин­нау­на в нач. 17 в. зна­мену­ет со­бой по­сте­пен­ное об­ра­ще­ние к свет­ским (пре­им. лю­бов­ным) сю­же­там; эта тен­ден­ция бы­ла про­дол­же­на в 18 в. Па­дёй­тая­зой, ко­то­рый в сво­их ко­рот­ких по­эмах (та­яч­жин) опи­сал жизнь бед­няков. Па­дёй­тая­за стал ре­фор­ма­то­ром пьоу, вне­дрив в клас­сич. фор­му диа­лог и обо­га­тив но­вым со­дер­жа­ни­ем («Ту­за», 1741), а так­же за­чи­на­те­лем жан­ра дра­мы (пья­зат) («Ма­ни­ке», ста­ви­лась при дво­ре в 1740-е гг.). Жанр ис­то­рич. хро­ни­ки, офор­мив­ший­ся в твор­че­ст­ве Ма­ха Ти­ла­вун­та Шин («Зна­ме­ни­тая хро­ни­ка», 1502), был раз­вит У Ка­ла («Ве­ли­кая хро­ни­ка», 1724). По­пу­ляр­но­стью поль­зо­вал­ся пе­ре­вод джа­так, вы­пол­нен­ный У Оба­та («Боль­шие джа­та­ки», 18 в.).

В 18 в. на­ря­ду с тра­диц. па­не­ги­рич. по­эзи­ей, вос­пе­ваю­щей мо­нар­ха (твор­че­ст­во У Оу, Твин­тин­тай­ву­на, Ве­ма­су На­ва­дея, У Пхьоу), по­пу­ляр­ность по­лу­чи­ла но­вая раз­но­вид­ность фи­лос. по­эмы – яган, в ко­то­рой на пер­вый план вы­шли реа­ли­стич. опи­са­ния чувств и пе­ре­жи­ва­ний: Швей­да­ун Нан­да­ту («Мвей­нун», 1778), У Тоу («Ра­ма», 1784). Ли­рич. на­прав­ле­ние по­эзии пред­став­ле­но твор­че­ст­вом Ле­ве­то­ун­да­ры (яду «У под­но­жия го­ры Ме­за», 1760-е гг.). К кон. 18 в. под влия­ни­ем си­ам­ской дра­ма­тур­гии в М. окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­вал­ся при­двор­ный те­атр, ус­пе­хом поль­зо­ва­лась двор­цо­вая дра­ма (нан­двин­за), раз­ви­тию ко­то­рой спо­соб­ст­во­ва­ло твор­че­ст­во Мья­ва­ди Минд­жи У Са. Соз­да­те­ля­ми нац. дра­мы М. вы­сту­пи­ли так­же У Чин У и У По­ун Нья, ко­то­рые в сво­их пье­сах (ста­ви­лись в сер. 19 в.) не толь­ко раз­ви­ва­ли фа­бу­лы джа­так, но и соз­да­ва­ли ори­ги­наль­ные сю­же­ты. Про­об­ра­зом мьян­ман­ско­го ро­ма­на ста­ло «Дра­го­цен­ное зер­ка­ло» (сер. 18 в.) Швей­дау­на Тхи­ха­ту.

В ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од (кон. 19 – сер. 20 вв.) в М. про­ник­ли об­раз­цы зап. лит-ры, рас­про­стра­ни­лись пе­ре­во­ды ев­роп. клас­си­ки и её адап­та­ции; ши­ро­кую по­пу­ляр­ность сни­скал ро­ман «Ма­ун Йин Ма­ун и Ма Ме Ма» (1904) Джейм­са Хла Джо на сю­жет «Гра­фа Мон­те-Кри­сто» А. Дю­ма. В ус­ло­ви­ях ко­ло­ни­аль­ной М. по­лу­чил ин­тен­сив­ное раз­ви­тие жанр со­ци­аль­но-пси­хо­ло­гич. ро­ма­на: У Чжи («Ма­ун Хмайн – про­да­вец ро­зо­вых бу­то­нов», 1905), У Ла («Жас­мин», 1913; «Вла­сти­тель зо­ло­той стра­ны», 1914, и др.), Мо­нин («Ве­чер­нее солн­це», 1920-е гг.). У Ма­ун Джи стал за­чи­на­те­лем ис­то­рич. ро­ма­на («Та­бин­шве­ти», 1920-е гг.). Боль­шой ре­зо­нанс име­ло ху­дож. твор­че­ст­во Та­ки­на Ко­до Хмай­на, ко­то­рый ис­поль­зо­вал клас­сич. жан­ры (пья­зат, ти­ка) для про­слав­ле­ния ге­ро­ев бирм. ис­то­рии. Стрем­ле­ние ре­фор­ми­ро­вать по­эзию от­ли­ча­ет твор­че­ст­во пред­ста­ви­те­лей лит. объ­е­ди­не­ния «Кхи­санг», офор­мив­ше­го­ся в 1920-е гг. (Тей­пан Ма­ун Ва, Нуэ Со, Зод­жи, Мин Ту Вун, Мья Кей­ту, У Сейн Тин, У Тей Тан, У Вун и др.). В ро­ма­нах 1930–40-х гг. на­блю­да­ет­ся уси­ле­ние реа­ли­стич. тен­ден­ций: Ма­ха Свей («На­ша ма­ма», 1935), Тейн Пе Мьин («Со­вре­мен­ный мо­нах», 1936; «Дья­вол на­ше­го вре­ме­ни», 1939), До Кхин Кхин Лей («Жизнь жен­щи­ны», 1939), За­ва­на («Сту­дент кол­лед­жа», нач. 1940-х гг.).

Стрем­ле­ние к реа­ли­стич. по­ка­зу со­ци­аль­ных про­блем ха­рак­тер­но для твор­че­ст­ва Ми­на Тау­на (ро­ман «Зем­ля под не­бе­са­ми», 1949), Ма Ма Лей, Те Тоу и др. На­чи­ная с 1960-х гг. лит-ра раз­вива­ет­ся в ус­ло­ви­ях жё­ст­кой цен­зу­ры. Сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных пи­са­те­лей 2-й пол. 20 в.: Тейи Пе Мьин (ро­ман «Как солн­це, встаю­щее на вос­то­ке», 1960), Мин Шин (сб-к рас­ска­зов «Ко­гда-то мы бы­ли то­ва­ри­ща­ми», 1963), Ба­мо Тин Аун, У Ну, Кхин Мьо Чит (по­весть «Брил­ли­ант в 13 ка­ра­тов», 1955), Тин Моу, Лу­ду У Хла, Лу­ду До Амар (по­вес­ти «Ко­гда мы бы­ли мо­ло­ды», 1994; «Мой муж, моя ран­няя лю­бовь», 2001), Тейн Пе Мин, Кен­нет Сейн. Боль­шой ре­зо­нанс как в са­мой М., так и за её пре­де­ла­ми по­лу­чи­ла про­ни­зан­ная сво­бо­до­лю­би­ем по­эзия У Тин Му.

Архитектура и изобразительное искусство

К древ­ней­шим па­мят­ни­кам М. от­но­сят­ся ран­не­не­о­ли­тич. ри­сун­ки в Па­да­лин­ских пе­ще­рах (нац. обл. Шан), вы­пол­нен­ные мяг­ким кам­нем крас­но­го цве­та (с при­ме­сью же­ле­за) и на­ту­ра­ли­сти­че­ски изо­бра­жаю­щие те­лён­ка, иду­ще­го за ко­ро­вой, ан­ти­ло­пу, боль­шую ры­бу, сло­нов и др. жи­вот­ных, а так­же от­пе­чат­ки рук. Как по­се­ле­ние лю­дей ка­мен­но­го ве­ка эти пе­ще­ры из­вест­ны с 1937, и назв. «Па­да­лин» («Ртут­ный свет») бы­ло да­но им из-за эф­фек­та лёг­ко­го све­че­ния из­вест­ня­ко­вой по­ро­ды, со­дер­жа­щей ртуть. В пе­ще­рах так­же об­на­ру­же­но св. 1600 ка­мен­ных ору­дий тру­да, в т. ч. со шли­фо­ван­ным кра­ем, из разл. куль­тур­ных сло­ёв – от 11-го до 6-го тыс. до н. э. На­чи­ная с 5–4-го тыс. до н. э. на тер­ри­то­рии М. рас­про­стра­ня­ют­ся осед­лые зем­ле­дельч. хо­зяй­ст­ва, в ко­то­рых из­го­тав­ли­ва­лась ке­ра­ми­ка, не­ред­ко ук­ра­шен­ная «ве­рё­воч­ным» ор­на­мен­том, от­пе­чат­ка­ми пле­тён­ки. К бронзовому и раннему же­лезному векам относятся на­ход­ки в за­хо­ро­не­ни­ях в ниж­нем те­че­нии р. Чинд­вин (Чин­ду­ин) – Ньяун­ган, Мо­унт­ху, и в до­ли­не р. Са­мо­ун – Йват­хин­го­ун, Хно­ган, Кха­бо и др.: ке­ра­мич. со­су­ды, брон­зо­вые то­по­ры, ко­пья, же­лез­ный меч лис­то­об­раз­ной фор­мы, фи­гур­ка ло­ша­ди на ко­лё­сах, коль­ца и бу­сы из си­не-зе­лё­но­го стек­ла, по­ли­ро­ван­но­го ага­та, сер­до­ли­ка, сре­ди ко­то­рых осо­бен­но ин­те­рес­ны бу­си­ны в ви­де ти­гра.

Вы­со­ко­го уров­ня дос­тиг­ли ар­хи­тек­ту­ра, изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­но-при­клад­ные иск-ва в пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния на тер­ри­то­рии М. пер­вых гос. об­ра­зо­ва­ний, круп­ней­шим из ко­то­рых бы­ло гос-во на­ро­да пью (1–9 вв.). Его ху­дож. куль­ту­ра ис­пы­та­ла влия­ние др.-инд. ци­ви­ли­за­ции, пре­ж­де все­го буд­диз­ма и от­час­ти ин­ду­из­ма, на­чав­ших рас­про­стра­нять­ся здесь с на­ча­ла н. э. Сто­лич­ные пью­ские цен­тры Бей­тэ­ноу (Бей­та­ноу), Тэйейкхи­тэя (Та­ек­хи­тая, Шрик­шет­ра), Ха­лин, а так­же отк­ры­тые не­дав­но Майн­мо, Вади (Вати) сви­де­тель­ст­ву­ют как о за­имст­во­ва­ни­ях у древ­них ин­дий­цев не­ко­то­рых идей куль­то­во­го строи­тель­ст­ва, так и о свое­об­ра­зии ме­ст­ной гра­до­стро­ит. и ар­хит. куль­ту­ры. Очер­та­ния Бей­тэ­ноу близ­ки к квад­ра­ту, Ха­ли­на – к пря­мо­уголь­ни­ку, Тэй­ей­кхи­тэя имела оваль­ный план, её сте­ны, по пре­да­нию, воз­во­ди­лись вдоль те­ла ги­гант­ско­го, свер­нув­ше­го­ся коль­цом змея-на­га. Го­ро­да за­ни­ма­ли об­шир­ные тер­ри­то­рии (ок. 10–15 км2), бы­ли ок­ру­же­ны рва­ми и мощ­ны­ми кир­пич­но-зем­ля­ны­ми сте­на­ми (в Тэй­ей­кхи­тэе на отд. уча­ст­ках в 2 и да­же в 3 ря­да) с во­ро­та­ми, ду­гой за­ги­баю­щи­ми­ся во­внутрь. Внутр. про­стран­ст­во го­ро­дов за­пол­ня­ли не толь­ко по­строй­ки, но и озё­ра, са­ды, не­боль­шие ри­со­вые по­ля, за­го­ны для ско­та. Та­кая струк­ту­ра объ­яс­ня­лась как не­об­хо­ди­мо­стью жиз­нен­но­го обес­пе­че­ния на­се­ле­ния в слу­чае вра­же­ской оса­ды, так и тем, что го­род мыс­лил­ся как не­кий мик­ро­косм. Его цен­тром был ко­ро­лев­ский дво­рец – сим­вол вер­хов­ной бо­же­ст­вен­ной вла­сти, ко­то­рый на­хо­дил­ся внут­ри об­не­сён­ной ог­ра­дой пря­мо­уголь­ной ци­та­де­ли.

Статуэтка танцора-пью из Тэйейкхитэи. Бронза. Ок. 7–8 вв. Национальный музей (Янгон). Фото Н. А. Гожевой
Статуя лежащего Будды Шветальяун из Пегу. Ок. 10 в. (реставрирована в 20 в.). Фото Н. А. Гожевой

Осн. стро­ит. ма­те­риа­ла­ми бы­ли де­рево, ис­поль­зуе­мое для жи­лых по­стро­ек и двор­цов, и кир­пич (для стен, ба­шен, куль­то­вых зда­ний). Кир­пич­ные руи­ны не­ко­гда ве­ли­че­ст­вен­ных со­ору­же­ний 2–3 вв. в Бей­тэ­ноу («Го­род Виш­ну») яв­ля­ют­ся од­ни­ми из са­мых ран­них в стра­не буд­дий­ских па­мят­ни­ков. Луч­ше все­го куль­то­вые по­строй­ки со­хра­ни­лись в Тэй­ей­кхи­тэе. Это сту­пы и хра­мы 5–9 вв., ти­пы ко­то­рых лег­ли в ос­но­ву даль­ней­ше­го раз­ви­тия ар­хи­тек­ту­ры М. Струк­ту­ра на­хо­дя­щей­ся к се­ве­ро-вос­то­ку от ко­ро­лев­ско­го двор­ца сту­пы Швея­ун­до и воз­ве­дён­ных на ок­раи­нах го­ро­да ступ Бо­бо­д­жи, Пхэ­яч­жи и Пхэя­ма – мо­ну­мен­таль­ных по­стро­ек с не­боль­ши­ми ре­ли­к­вар­ны­ми ка­ме­ра­ми – со­сто­ит из 3 эле­мен­тов: сту­пен­ча­то­го ос­но­ва­ния (пи­сэя), вы­тя­ну­той ко­ло­ко­ло­об­раз­ной час­ти (кха­ун­ла­ун) и шпи­ле­вид­но­го зон­тич­но­го за­вер­ше­ния (тхи). Ори­ги­наль­ные тхи не со­хра­ни­лись, т. к. верх­ние час­ти ступ не­од­но­крат­но пе­ре­страи­ва­лись. Храм Лемь­ех­на с 4 ароч­ны­ми вхо­да­ми и опор­ным стол­бом внут­ри, храм Яхан­да­гу («Пе­ще­ра от­шель­ни­ка») с вы­тя­ну­тым по оси вос­ток – за­пад по­ме­ще­ни­ем и храм Бе­бе со свод­ча­тым пе­ре­кры­ти­ем и од­ним пор­та­лом пред­став­ля­ют со­бой ти­пы цен­трич. и осе­во­го свя­ти­лищ со­от­вет­ст­вен­но. В куль­то­вом зод­че­ст­ве пью впер­вые в Юго-Вост. Азии по­яв­ля­ют­ся клин­ча­тые ар­ки стрель­ча­тых очер­та­ний и сво­ды, при воз­ве­де­нии ко­то­рых при­ме­ня­ли как пло­ский боль­ше­мер­ный, пря­мо­уголь­ный и кли­но­об­раз­ный, так и фи­гур­ный, ино­гда мар­ки­ро­ван­ный, кир­пич руч­ной фор­мов­ки. Сте­ны по­кры­ва­ли шту­ка­тур­кой, леп­ны­ми или рез­ны­ми ор­на­мен­та­ми, ино­гда рас­пи­сы­ва­ли и зо­ло­ти­ли; под хра­мо­вы­ми сво­да­ми в ал­тар­ной час­ти ус­та­нав­ли­ва­лись круп­ные изо­бра­же­ния Буд­ды из кам­ня, брон­зы или в рель­е­фе на ка­мен­ных сте­лах. На тер­ри­то­рии хра­мо­во-мо­на­стыр­ских ком­плек­сов об­на­ру­же­но боль­шое ко­ли­че­ст­во тер­ра­кото­вых во­тив­ных таб­ли­чек со штам­по­ван­ны­ми фи­гур­ка­ми будд и бод­хи­саттв, скульп­тур­ных изо­бра­же­ний буд­дий­ских пер­со­на­жей, а так­же ин­дуи­ст­ских бо­гов, что го­во­рит о су­ще­ст­во­ва­нии здесь слож­но­го син­кре­тич. куль­та, вклю­чав­ше­го буд­дий­ские, ин­дуи­ст­ские и ме­ст­ные ре­лиг. воз­зре­ния. В Ха­ли­не бы­ла най­де­на уни­каль­ная рель­еф­ная пли­та (7–8 вв.), на ко­то­рой изо­бра­же­на боль­шая груп­па сло­жив­ших в мо­лит­вен­ном жес­те ру­ки лю­дей с эт­нич. чер­та­ми на­ро­да пью. Из Тэй­ей­кхи­тэи про­ис­хо­дят брон­зо­вые ста­ту­эт­ки тан­цо­ров и му­зы­кан­тов, от­ли­чаю­щие­ся вы­ра­зит. пла­сти­кой. Бей­тэ­ноу из­вест­но зна­чит. ско­п­ле­ния­ми ке­ра­мич. со­су­дов, слу­жив­ших по­гре­баль­ны­ми ур­на­ми. Прах пра­ви­те­лей Тэй­ей­кхи­тэи хо­ро­ни­ли в ог­ром­ных ка­мен­ных со­су­дах вы­со­той св. 1,5 м с по­свя­тит. над­пи­ся­ми на не­ко­то­рых из них. К про­из­ве­де­ни­ям на­ро­да пью от­но­сят­ся так­же се­реб­ря­ные ре­ли­к­ва­рии, пе­ча­ти, зо­ло­тые юве­лир­ные из­де­лия, неф­ри­то­вые бу­сы, мо­не­ты.

Панорама Пагана. Фото Н. А. Гожевой

Воз­ник­шие в на­ча­ле н. э. на юге М. мон­ские ук­реп­лён­ные по­се­ле­ния, зем­ли ко­то­рых по­зд­нее по­лу­чи­ли назв. Ра­ман­на­де­са, со­хра­ни­лись на­мно­го ху­же пью­ских. Их ос­тат­ки об­на­ру­же­ны в ок­ре­ст­но­стях Тван­тей, Чай­ка­те, Кот­хи­не, Вин­ге, Чо­ун­ту и др. Круп­ней­ший из го­ро­дов – Тэт­хо­ун (Татхоун), имев­ший пря­мо­уголь­ную пла­ни­ров­ку, – был об­не­сён двой­ным коль­цом кир­пич­но-зем­ля­ных стен (ок. 1,3×2 км). К сев. сте­не при­мы­ка­ла квад­рат­ная ци­та­дель, за ко­то­рой об­на­ру­же­ны ос­тат­ки обо­ро­нит. ва­лов, по-ви­ди­мо­му, ко­гда-то ок­ру­жав­ших весь го­род. Сре­ди ру­ин двор­цо­вых и куль­то­вых зда­ний, сто­яв­ших на ла­те­ри­то­вых плат­фор­мах, бы­ли об­на­ру­же­ны фраг­мен­ты стук­ко­во­го де­ко­ра, скульп­ту­ры и куль­то­вые пред­ме­ты, от­но­ся­щие­ся гл. обр. к буд­диз­му, при­ня­то­му у мо­нов. В 6–11 вв. в Ниж­ней М. воз­вы­ша­ет­ся г. Хан­та­ва­ди (с 14 в. Пе­гу), на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го об­на­ру­же­ны мо­не­ты, ке­ра­мич. со­су­ды, во­тив­ные таб­лич­ки, а так­же мо­ну­мен­таль­ная ста­туя ле­жа­ще­го Буд­ды – Шве­таль­яун (ок. 10 в.; дли­на 55 м; ре­став­ри­ро­ва­на в 20 в.). На зап. по­бе­ре­жье Бен­галь­ско­го зал. в 1-м тыс. н. э. так­же су­ще­ст­во­ва­ли го­ро­да-го­су­дар­ства. Древ­ние гре­ки (по све­де­ни­ям Пто­ле­мея) на­зы­ва­ли эту об­ласть Ар­ги­рой («Се­реб­ря­ной стра­ной»), а ин­дий­цы – стра­ной Чер­но­ли­ких де­мо­нов. Круп­ным сто­лич­ным цен­тром был Вей­та­ли (Ве­са­ли), ос­но­ван­ный, со­глас­но хро­ни­кам Рак­хай­на (Ара­ка­на), в 327 и про­цве­тав­ший до 11 в. До на­ших дней дош­ли фраг­мен­ты гор. стен, ко­ро­лев­ско­го двор­ца, ар­хит. де­ко­ра, ка­мен­ные скульп­ту­ры ин­дуи­ст­ских бо­жеств, де­мо­нов-рак­ша­сов. Буд­дий­ских изо­бра­же­ний со­хра­ни­лось на­мно­го мень­ше, но сре­ди них – осо­бо по­чи­тае­мая ста­туя Буд­ды Ма­ха­му­ни, от­ли­тая из брон­зы при­бли­зи­тель­но в 5–9 вв., а по ле­ген­де, соз­дан­ная при жиз­ни Буд­ды (с 1784 в хра­ме Ма­ха­му­ни в Ман­да­лае). Куль­ту­ра пью, мо­нов и ара­кан­цев лег­ла в ос­но­ву даль­ней­ше­го раз­ви­тия ар­хи­тек­ту­ры и изо­бра­зит. иск-ва Мьян­мы.

С сер. 9 в., по­сле па­де­ния гос-ва пью, в до­ли­не Ира­ва­ди на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся бирм. куль­ту­ра, дос­тиг­шая рас­цве­та в эпо­ху Па­ган­ско­го ко­ро­лев­ст­ва (сер. 11 – сер. 14 вв.). Под вла­стью его сто­ли­цы Па­га­н бы­ли объ­е­ди­не­ны все зем­ли М. Об­щий куль­тур­ный подъ­ём со­про­во­ж­дал­ся не­бы­ва­лым раз­ма­хом строи­тель­ст­ва, о гран­ди­оз­но­сти ко­то­ро­го сви­де­тель­ст­ву­ют ок. 3 тыс. па­ган­ских со­ору­же­ний (св. 700 ре­кон­ст­руи­ро­ва­ны в 1995–2010). Поч­ти все они яв­ля­ют­ся буд­дий­ски­ми по­строй­ка­ми, т. к. гос­под­ствую­щее по­ло­же­ние в ре­лиг. ве­ро­ва­ни­ях мьян­ман­цев в это вре­мя за­нял буд­дизм тхе­ра­ва­ды, мир­но ужи­вав­ший­ся с древ­ним куль­том ду­хов-на­тов. Па­ган за­ни­мал тер­ри­то­рию ок. 40 км2, его яд­ром был ко­ро­лев­ский го­род, об­не­сён­ный 5–6-мет­ро­вы­ми кир­пич­ны­ми сте­на­ми, стоя­щи­ми на зем­ля­ных ва­лах. Из не­сколь­ких гор. во­рот со­хра­ни­лись толь­ко глав­ные – во­ро­та Тэ­ра­ба (Та­ра­ба), не­да­ле­ко от ко­то­рых на­хо­дил­ся один из ко­ро­лев­ских двор­цов (ре­кон­ст­руи­ро­ван в нач. 21 в.).

Ступа Бупхэя в Пагане. Ок. 850. Фото Н. А. Гожевой

Па­ган на­зы­ва­ют «эн­цик­ло­пе­ди­ей» куль­то­вой ар­хи­тек­ту­ры М. Сре­ди мно­же­ст­ва ступ (по-бир­ман­ски – зе­ди, или пхэя) есть со­ору­же­ния раз­ных раз­ме­ров (от 5 до 50 м) и разл. ти­пов. К са­мым ста­рым при­чис­ля­ют Буп­хэя («Сту­пу-ка­ба­чок», ок. 850), вы­тя­ну­тое ту­ло­во ко­то­рой на­по­ми­на­ет пью­ские зе­ди. Клас­сич. ва­ри­ант верх­не­мьян­ман­ской сту­пы – Шве­зи­гон (2-я пол. 11 – нач. 12 вв.). Она сто­ит в цен­тре об­шир­но­го ком­плек­са с квад­рат­ной в пла­не ог­ра­дой, воп­ло­щаю­ще­го в це­лом буд­дий­скую Все­лен­ную, а са­ма по­зо­ло­чен­ная сту­па вы­сту­па­ет сим­во­лом на­хо­дя­щей­ся в цен­тре Все­лен­ной ми­фич. го­ры Мьин­мо (Ме­ру). По со­об­ще­ни­ям хро­ник, ос­но­ва­тель Шве­зи­го­на ко­роль Ано­рат­ха по­ме­стил в его ре­лик­вар­ную ка­ме­ру реб­ро и зуб Буд­ды. Во­круг сту­пы тес­нят­ся разл. по­строй­ки: от­кры­тые де­рев. хра­мы-тэ­зау­ны со ста­туя­ми будд, мо­лель­ни с фи­гу­ра­ми на­тов, бе­сед­ки с ко­ло­ко­ла­ми. Ок. 1 тыс. па­ган­ских хра­мов (пат­хоу или пхэя), воз­ве­дён­ных гл. обр. из кир­пи­ча, пред­став­ля­ют со­бой уни­каль­ное яв­ле­ние в хра­мо­вом зод­че­ст­ве М., ко­то­рое в даль­ней­шем бы­ло в осн. де­ре­вян­ным. Са­мый вы­даю­щий­ся из них – Анан­да – при­над­ле­жит к со­ору­же­ни­ям цен­трич. ти­па и от­ли­ча­ет­ся уди­ви­тель­ной гар­мо­нич­но­стью ар­хи­тек­тур­но-про­стран­ст­вен­но­го ре­ше­ния, ве­ли­ко­леп­ным скульп­тур­ным и леп­ным уб­ран­ст­вом. Од­но­осе­вые хра­мы под­раз­де­ля­ют­ся на неск. раз­но­вид­но­стей: с 4 стол­ба­ми (На­нпхэя, 2-я пол. 11 – нач. 12 вв.; с ка­мен­ной об­ли­цов­кой) или, что го­раз­до ча­ще, с од­ним стол­бом внут­ри (Шве­гуч­жи, 1131), с об­ход­ным ко­ри­до­ром (На­гай­он, кон. 11 – нач. 12 вв.), с цел­лой, пе­ре­кры­той сомк­ну­тым сво­дом (Ло­кат­хей­пан, нач. 12 в.), 2-этаж­ные (Та­бин­нью, сер. 12 в.; выс. 64 м, са­мый вы­со­кий в Па­га­не) и др. Хра­мы-пат­хоу, как пра­ви­ло, име­ют мно­го­ярус­ное пе­ре­кры­тие, увен­чан­ное 4-гран­ной пи­ра­мид­кой (кун­та­ун) и сту­по­об­раз­ным шпи­лем. Не­обы­чай­но ог­ром­ный кун­та­ун при­да­ёт свое­об­раз­ный об­лик хра­му Ма­ха­бод­хи (кон. 12 – нач. 13 вв.), вы­пол­нен­но­му по ти­пу инд. свя­ти­ли­ща в Бодх-Гае, где, как счи­та­ет­ся, Буд­да дос­тиг Про­свет­ле­ния. В Па­га­не со­хра­ни­лись так­же мо­на­стыр­ские ком­плек­сы (ча­ун), сре­ди зда­ний ко­то­рых есть уни­каль­ные – Пи­та­ка­тай (биб­лио­те­ка для свя­щен­ных тек­стов, 11 в.; ре­кон­ст­рукция в 18 в.) и Упа­ли­тейн (храм для ор­ди­на­ции, 18 в.), по­стро­ен­ные из кир­пи­ча.

«Будда, обрезающий волосы» из Пагана. Камень. 11–12 вв. Национальный музей (Паган). Фото Н. А. Гожевой

В па­ган­ский пе­ри­од сло­жи­лись при­ё­мы де­ко­ра­тив­ной об­ра­бот­ки куль­то­вых зда­ний: сте­ны по­кры­ва­ли свет­ло-кре­мо­вой шту­ка­тур­кой, об­ра­ба­ты­ва­ли пи­ля­ст­ра­ми, вхо­ды, на­лич­ни­ки окон, фрон­то­ны – мно­го­ло­па­ст­ны­ми ар­ка­ми с ори­ги­наль­ным лис­то­об­раз­ным за­вер­ше­ни­ем; ук­ра­ша­ли ор­на­мен­таль­ной стук­ко­вой леп­ни­ной, на уг­лах ста­ви­ли скульп­ту­ры фан­та­стич. львов-чин­тэ или ма­лень­кие сту­пы. Ха­рак­тер­ным бы­ло ук­ра­ше­ние кар­ни­зов и цо­ко­ля ни­ша­ми с по­лив­ны­ми из­раз­ца­ми, рель­е­фы ко­то­рых пред­став­ля­ли сце­ны из джа­так. В куль­то­вой пла­сти­ке Па­га­на встре­ча­ют­ся из­об­ра­же­ния ин­ду­ис­тс­ких бо­жеств, но в це­лом гос­под­ст­ву­ет об­раз Буд­ды. В гл. ал­та­рях по­ме­ща­ли мо­ну­мен­таль­ные ста­туи, вы­пол­нен­ные из кир­пи­ча и стук­ка, по­кры­тые ла­ком, рос­пи­сью и по­зо­ло­той. Сре­ди них есть уни­каль­ные, за­ни­маю­щие всё внутр. про­стран­ст­во хра­ма. Так, 21-мет­ро­вая ста­туя ле­жа­ще­го Буд­ды за­клю­че­на в про­стом пря­мо­уголь­ном зда­нии Шин­бин­таль­яун (11 в.), ог­ром­ные ста­туи на­хо­дят­ся и в хра­ме Ману­ха (2-я пол. 11 в.). По сто­ро­нам гл. об­раза ино­гда стоя­ли скульп­ту­ры уче­ни­ков Буд­ды или бод­хи­саттв. В хра­мо­вых ни­шах ус­та­нав­ли­ва­ли мень­шие по раз­ме­рам ка­мен­ные фи­гу­ры или тер­ра­ко­то­вые рель­еф­ные пли­ты с изо­бра­же­ни­ем Буд­ды и сцен из его жиз­ни. Этой и дру­гим те­мам буд­дий­ской ми­фо­ло­гии по­свя­ще­ны и на­стен­ные рос­пи­си Па­га­на. Они со­зда­ва­лись по су­хой свет­лой шту­ка­тур­ке крас­ка­ми, по­доб­ны­ми тем­пе­ре, по­кры­ва­ли и сте­ны, и свод­ча­тые по­тол­ки хра­мов. Ярус­но рас­по­ло­жен­ные сю­жет­ные ком­по­зи­ции не­ред­ко раз­де­ля­лись по­ло­са­ми с объ­яс­няю­щи­ми над­пи­ся­ми, с ря­да­ми стоя­щих или си­дя­щих мо­на­хов или будд, за гл. ал­тар­ной ста­ту­ей час­то изо­бра­жа­лось Дре­во Про­свет­ле­ния, а сре­ди ор­на­мен­тов, по­кры­ваю­щих цо­ко­ли и сво­ды, по­ме­ща­лись «от­пе­чат­ки ступ­ней» Буд­ды. Луч­шие об­раз­цы рос­пи­сей со­хра­ни­лись в хра­мах Абея­да­на (11 в.), Пат­хо­ута­мья (кон. 11 – нач. 12 вв.), Кубъ­яуч­жи в рай­оне Мьин­ка­ба (1113), Ло­кат­хей­пан (нач. 12 в.), Нан­да­ма­нья (сер. 13 в.), Тайо-пьи (13 в.), Пхэя­то­ун­зу (кон. 13 в.).

Буддийский комплекс в Какку (национальная область Шан). Строится с 14–16 вв. Фото Н. А. Гожевой

В 14–17 вв. раз­ви­тие иск-ва М. про­ис­хо­ди­ло на фо­не по­сто­ян­ных меж­до­усоб­ных войн. Вы­де­ле­ние то­го или ино­го кня­же­ст­ва со­про­во­ж­да­лось соз­да­ни­ем но­вых круп­ных го­ро­дов, двор­цо­вых и хра­мо­вых ан­самб­лей. В гра­до­строи­тель­ст­ве на­чи­на­ет гос­под­ство­вать прин­цип ре­гу­ляр­но­сти, на­ря­ду со сти­хий­но скла­ды­ваю­щи­ми­ся го­ро­да­ми [Мо­ламь­яйн, Пьи, Са­гайн (Си­кайн)] воз­во­дят­ся го­ро­да с пла­на­ми в фор­ме пра­виль­ной гео­мет­рич. фи­гу­ры, ча­ще все­го квад­ра­та или пря­мо­уголь­ни­ка, а пря­мые ули­цы об­ра­зу­ют чёт­кую гра­фич. сет­ку. Та­ко­вы из­вест­ные го­ро­да Та­унн­гу и Пе­гу, по­ст­ро­ен­ный в 1566 Бай­ин­нау­ном, в об­лас­ти Пе­гу, Амаяпуя (Ама­ра­пу­ра) и от­час­ти Ава (Ин­ва) – в Верх­ней М. В Аве, ос­но­ван­ной в 1364 и быв­шей до кон. 18 в. сто­лич­ным цен­тром, аб­рис гор. стен слег­ка на­по­ми­на­ет боч­ку с про­доль­ной осью, па­рал­лель­ной те­че­нию Ира­ва­ди. В цен­тре на­хо­ди­лась ко­ро­лев­ская ци­та­дель с двор­ца­ми и хра­ма­ми, пыш­но ук­ра­шен­ны­ми леп­ни­ной и де­рев. резь­бой. Сре­ди мно­же­ст­ва ступ, по­стро­ен­ных в 15–17 вв. на бе­ре­гах ре­ки, од­ной из са­мых ори­ги­наль­ных бы­ла Ка­ун­хму­до (1636) в Са­гай­не. Её по­зо­ло­чен­ный (до 2010 – бе­лый) по­лу­сфе­рич. ко­ло­кол, за­ни­маю­щий поч­ти весь объ­ём со­ору­же­ния (выс. 46 м, диа­метр 87 м), сто­ит на круг­лом 3-сту­пен­ча­том ос­но­ва­нии, ок­ру­жён­ном свое­об­раз­ным час­то­ко­лом из 812 мра­мор­ных стол­бов с ни­ша­ми для ламп, ко­то­рые в ноч­ное вре­мя ос­ве­ща­ли фан­та­стич. гро­ма­ду сту­пы.

Скульптуры будд в пещерном комплексе близ Пандая. Фото Н. А. Гожевой

На этот же пе­ри­од при­шёл­ся рас­цвет го­ро­дов кн-ва Рак­хайн (Ара­кан) на се­ве­ро-за­па­де стра­ны. В его сто­ли­це Тан­две (Тан­дуэ) на 3 хол­мах, оп­ре­де­лив­ших ком­по­зиц. струк­ту­ру го­ро­да, бы­ли воз­ве­де­ны сту­пы с по­зо­ло­чен­ны­ми шпи­ля­ми, хра­ня­щие, по пре­да­нию, во­лос, зуб и реб­ро Буд­ды. Круп­ней­ший пор­товый го­род Мрау-У, став­ший в 15–17 вв. сто­лич­ным цен­тром Рак­хай­на, про­сла­вил­ся мн. буд­дий­ски­ми па­мят­ни­ка­ми, пре­ж­де все­го ком­плек­сом Шит­та­ун (Щи­та­унп­хэя; «80 ты­сяч свя­тынь»). Над центр. за­лом его гл. свя­ти­ли­ща воз­вы­ша­ет­ся боль­шая ко­ло­ко­ло­об­раз­ная сту­па, а над об­ход­ны­ми га­ле­рея­ми – 26 мень­ших ступ, в сти­ле ко­то­рых ощу­ща­ет­ся влия­ние ин­дий­ско-син­галь­ской буд­дий­ской ар­хи­тек­ту­ры. Са­мо­сто­ят. кня­же­ст­ва су­ще­ст­во­ва­ли и на се­ве­ро-вос­то­ке М. (ны­не нац. обл. Шан). В зна­ме­ни­тых пе­ще­рах близ г. Пан­дая, ко­то­рые, по ме­ст­ным пре­да­ни­ям, пре­вра­ти­лись в буд­дий­ские свя­ти­ли­ща ещё в нач. 12 в., в те­чение не­сколь­ких сто­ле­тий вы­ру­ба­лись в скаль­ном мас­си­ве мно­го­числ. ста­туи будд (сей­час их св. 8 тыс.). Об­раз Ве­ли­ко­го Учи­те­ля здесь со­хра­нил ка­но­нич. при­зна­ки, ха­рак­тер­ные для па­ган­ско­го вре­ме­ни, но бо­лее все­го – для пе­рио­да ран­ней Авы (14–16 вв.). Не­да­ле­ко от шан­ско­го г. Та­ун­чжи (Та­ун­джи), в ме­стеч­ке Как­ку и на зап. бе­ре­гу оз. Ин­ле, у дер. Ин­дейн, в 14–16 вв. воз­ник­ли уни­каль­ные ан­са­мб­ли со мно­же­ст­вом ти­пич­но шан­ских ступ (в Как­ку – ок. 2,5 тыс., в Ин­дей­не – св. 1,2 тыс.), имею­щих, в от­ли­чие от па­ган­ских, вы­тя­ну­тый изящ­ный си­лу­эт и очень вы­ра­зи­тель­ный по пла­сти­ке фи­гу­ра­тив­ный де­кор. На од­ном из юж. ост­ров­ков оз. Ин­ле (в хра­ме Пха­ун­до-У) хра­нят­ся свя­щен­ные ста­туи 5 будд, оли­це­тво­ряю­щих 4 пе­рио­да совр. буд­дий­ской эры и гря­ду­щую эру Буд­ды Мет­теи (Майт­рейи). По ле­ген­де, они бы­ли по­да­ре­ны бо­гом Сак­кой (Ин­д­рой) па­ган­ско­му ко­ро­лю Эла­ун­си­ту (Алаунситу; 12 в.), ко­то­рый во вре­мя од­но­го из сво­их пу­те­ше­ст­вий на вол­шеб­ной ле­таю­щей ла­дье по­тер­пел кру­ше­ние над оз. Ин­ле.

В 14–17 вв. при­об­ре­та­ет свой ны­неш­ний об­лик поч­ти 100-мет­ро­вая сту­па Шве­да­гон – нац. свя­ты­ня М., в ко­то­рой на­шла от­ра­же­ние идей­но-об­раз­ная ар­хит. кон­цеп­ция, сло­жив­шая­ся ещё в Па­га­не. В сим­мет­рич­ной мно­го­ярус­ной струк­ту­ре все­го ком­плек­са яс­но ощу­щает­ся стрем­ле­ние мас­те­ров во­пло­тить идею «квад­рат­но­го го­ро­да» в ви­де бо­же­ст­вен­ной оби­те­ли, на­хо­дя­щей­ся в цен­тре буд­дий­ской Все­лен­ной. Иной ком­по­зиц. прин­цип – син­тез осо­бен­но­стей при­род­но­го ланд­шаф­та и до­пол­няю­щей его ар­хи­тек­ту­ры – по­ло­жен в ос­но­ву куль­то­вых ан­самб­лей го­ры По­упа в Верх­ней М., на вер­ши­не ко­то­рой воз­ве­де­ны са­мые по­чи­тае­мые в стра­не свя­ти­ли­ща для ду­хов-на­тов, и Тяйт­хийо в го­рах нац. обл. Мон. В по­след­нем по­зо­ло­чен­ная «чу­до-сту­па» сто­ит на вер­ши­не ог­ром­но­го по­вис­ше­го над про­па­стью ва­лу­на, на­по­ми­наю­ще­го сво­ей фор­мой, со­глас­но ле­ген­де, го­ло­ву вла­сти­те­ля не­бес Сак­ки, соз­дав­ше­го этот свое­об­раз­ный пье­де­стал по прось­бе жив­ше­го ко­гда-то здесь буд­дий­ско­го от­шель­ни­ка. Сти­ли­сти­че­ски сту­па при­мы­ка­ет к ти­пу ниж­не­бирман­ских куль­то­вых со­ору­же­ний с вы­тя­ну­той ко­ну­со­об­раз­ной осн. ча­стью, мно­же­ст­вом рас­кре­по­вок и вы­со­ким шпи­лем. Для куль­ту­ры 14–17 вв. в це­лом ха­рак­тер­но рас­про­стра­не­ние сфор­ми­ро­вав­ших­ся в па­ган­скую эпо­ху нац. тра­ди­ций ар­хи­тек­ту­ры, изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­но­го иск-ва на всей тер­ри­то­рии М., по­лу­чив­ших в ка­ж­дом ре­гио­не са­мо­быт­ную ин­тер­пре­та­цию.

Монастырь Маха-Аунмьебонзан в Аве. 1822. Фото Н. А. Гожевой

За­вер­ша­ет раз­ви­тие позд­нес­ред­не­ве­ко­во­го иск-ва М. пе­ри­од ди­на­стии Кон­ба­ун (1752–1885), вновь объ­е­ди­нив­шей все зем­ли стра­ны. От мощ­ных кре­по­ст­ных со­ору­же­ний пер­вой её сто­ли­цы Авы ос­та­лись лишь фраг­мен­ты стен и ба­шен. Луч­ше со­хра­ни­лись ук­ре­п­ле­ния вто­рой кон­бау­нов­ской сто­ли­цы Амая­пуи («Го­род бес­смерт­ных»; ос­но­ва­на в 1782), ок­ру­жав­шие квад­рат ци­та­де­ли, стро­го ори­ен­ти­ро­ван­ной по сто­ро­нам све­та, с рос­кош­ным ко­ро­лев­ским двор­цом (сохр. фун­да­мен­ты). До­шед­шие до на­ших дней Во­дя­ной и Сло­но­вый двор­цы рас­по­ла­га­лись к се­ве­ро-вос­то­ку от ци­та­де­ли. В Аве, вновь став­шей сто­ли­цей в 1-й четв. 19 в., по­ст­рое­ны кир­пич­ный мон. Ма­ха-Аунмье­бон­зан (1822) и де­рев. ко­мп­лекс Бэ­гая­чаун (1834) с бо­га­тым рез­ным де­ко­ром. В Амая­пуе на­хо­дит­ся са­мый длин­ный в ми­ре де­рев. мост че­рез оз. Тау­та­ман (дл. ок. 1,5 км, св. 1 тыс. ти­ко­вых свай; арх. У Бейн, нач. 19 в.), со­еди­няю­щий ци­та­дель и жи­лые квар­та­лы. О стрем­ле­нии пра­ви­те­лей ди­на­стии Кон­ба­ун воз­ро­дить ха­рак­тер­ное для Па­га­на строи­тель­ст­во мо­ну­мен­таль­ных со­ору­же­ний сви­де­тель­ст­ву­ет не­окон­чен­ный храм Пат­хо­удоч­жи в Мин­гу­не (выс. ок. 50 м, кон. 18 в.), ко­то­рый, по за­мыс­лу ко­ро­ля Бэ­доу­ми­на (Бодо­пая), дол­жен был дос­тичь выс. 150 м и стать круп­ней­шим в ми­ре буд­дий­ским хра­мом. В 1808 по его при­ка­зу был от­лит мин­гун­ский брон­зо­вый ко­ло­кол ве­сом 90 т, яв­ляю­щий­ся са­мым боль­шим дей­ст­вую­щим ко­ло­ко­лом в ми­ре.

Храм Патхоудочжи в Мингуне. Кон. 18 в. Фото Н. А. Гожевой

Гран­ди­оз­ным раз­ма­хом гражд. и куль­то­во­го строи­тель­ст­ва от­ли­ча­ет­ся по­след­няя ко­ро­лев­ская сто­ли­ца Ман­да­лай, ос­но­ван­ная в 1857 ко­ро­лём Мин­дон Ми­ном (Мин­доу­ном). В сев. час­ти го­ро­да на­хо­дит­ся свя­ти­ли­ще на хол­ме, стоя на ко­то­ром сам Буд­да, по пре­да­нию, ука­зал ме­сто бу­ду­щей сто­ли­цы. У под­но­жия хол­ма рас­ки­нул­ся ряд по­стро­ен­ных во 2-й пол. 19 в. ан­самб­лей: фо­рум с от­кры­ты­ми па­виль­о­на­ми-зэя (где про­хо­дил со­зван­ный Мин­дон Ми­ном 5-й Все­мир­ный буд­дий­ский со­бор), ко­ну­со­вид­ный с мно­го­ярус­ным пе­ре­кры­ти­ем храм Чау­точ­жи, ком­плек­сы Ку­то­до и Сан­да­му­ни с мно­же­ст­вом ми­ниа­тюр­ных хра­мов-бе­се­док – в них ус­та­нов­ле­ны мра­мор­ные пли­ты с гра­ви­ро­ван­ны­ми тек­ста­ми буд­дий­ско­го ка­но­на Ти­пи­та­ки и ком­мен­та­ри­ев к не­му. На юго-за­па­де го­ро­да воз­вы­ша­ет­ся храм Ма­ха­му­ни со свя­щен­ной ста­ту­ей Буд­ды (соз­дан­ной, по ле­ген­де, при жиз­ни Учи­те­ля), при­ве­зён­ной в 1784 из Рак­хай­на (храм пе­ре­ст­ро­ен в нач. 20 в.). В ок­ру­жён­ной сте­на­ми и рва­ми ман­да­лай­ской ци­та­де­ли рас­по­ло­жен круп­ней­ший в ми­ре де­рев. двор­цо­вый ком­плекс, вклю­чаю­щий ок. 100 по­стро­ек (поч­ти пол­но­стью сго­рел в 1945, ре­кон­ст­руи­ро­ван в 1989–95). Над гл. двор­цом с Льви­ным тро­ном воз­вы­ша­ет­ся 60-мет­ро­вая пи­ра­ми­даль­ная баш­ня-пьят­та – наи­бо­лее ха­рак­тер­ная де­таль де­рев. зод­че­ст­ва М., дос­тиг­ше­го при Кон­бау­нах вы­со­чай­ше­го рас­цве­та. Мо­на­стыр­ские зда­ния с мно­го­ярус­ны­ми кров­ля­ми, как и двор­цы, ук­ра­ша­лись слож­ной по­зо­ло­чен­ной резь­бой, в рас­тит. ор­на­мен­ти­ку ко­то­рой вклю­ча­лись фи­гу­ры ду­хов-на­тов, ми­фич. змей-ная, львов-чин­тэ, де­мо­нов-би­лу, по­лу­лю­дей-по­лу­птиц кей­наи (мо­на­сты­ри Шве­ин­бин, Шве­нан­до, 19 в.).

В куль­то­вой скульп­ту­ре 2-й пол. 19 в. скла­ды­ва­ет­ся т. н. ман­да­лай­ский стиль. В от­ли­чие от па­ган­ских ста­туй будд, ко­то­рые уз­на­ют­ся по стро­гим про­пор­ци­ям те­ла, изящ­но­му аб­ри­су оваль­но­го ли­ца с уз­ки­ми гу­ба­ми, за­ост­рён­ным под­бо­род­ком и низ­кой по­лу­сфе­рич. уш­ни­шей (вы­сту­пом на го­ло­ве), увен­чан­ной не­боль­шим бу­то­ном ло­то­са, ли­ца ман­да­лай­ских будд ок­руг­ля­ют­ся, длин­ные моч­ки ушей опус­ка­ют­ся ещё ни­же, лоб окайм­ля­ет ор­на­мен­таль­ная по­ло­са, мо­на­ше­ское одея­ние раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся пыш­ны­ми вол­но­об­раз­ны­ми склад­ка­ми. Сре­ди ико­но­гра­фич. ти­пов по­пу­ляр­ность при­об­ре­та­ет об­раз «вла­сти­те­ля Дхам­мы» – «ко­ро­но­ван­но­го» Буд­ды (Мин­ву-пхэя) с бо­га­ты­ми ук­ра­ше­ния­ми и ост­ро­ко­неч­ны­ми кры­лыш­ка­ми на оде­ж­де. В де­ко­ре де­рев. скульп­ту­ры и ал­та­рей с ароч­ны­ми об­рам­ле­ния­ми ши­ро­ко при­ме­ня­ют­ся ин­кру­ста­ции из цвет­но­го и зер­каль­но­го стек­ла, леп­ные узо­ры из ла­ко­вой мас­ти­ки и зо­ло­че­ние. Тон­кость и изя­ще­ст­во ли­ний, яр­кость па­лит­ры и мно­го­об­ра­зие сю­же­тов ха­рак­те­ри­зу­ют ко­н­бау­нов­скую жи­во­пись, как на­стен­ные рос­пи­си, так и ми­ниа­тю­ру, ко­то­рой ук­ра­ша­ли ру­ко­пи­си свое­об­раз­ных книг-па­ра­бай, скла­ды­вае­мых на­по­до­бие гар­мош­ки. В Ман­да­лае воз­ник­ла своя шко­ла ла­ко­во­го иск-ва (пан-юн), по­лу­чив­шая раз­ви­тие в М. ещё с эпо­хи Па­га­на. Вос­при­няв все тех­нич. приё­мы па­ган­ской шко­лы – по­ли­хром­ную гра­ви­ров­ку, тех­ни­ку шве­за­ва (зо­ло­той лис­ток) и тайо (рель­еф­ный лак), ман­да­лай­ские мас­те­ра от­да­ют пред­поч­те­ние по­кры­тым су­саль­ным зо­ло­том рель­еф­ным узо­рам и чёр­но-зо­ло­тым ап­пли­ка­ци­ям, соз­да­вая ла­ко­вые из­де­лия пре­им. круп­ных форм (ри­ту­аль­ные со­су­ды, боль­шие мо­на­ше­ские ча­ши для сбо­ра по­дая­ний, сун­ду­ки для хра­не­ния буд­дий­ских книг, сто­ли­ки и др.).

«Церемония первой борозды». Миниатюра из книги-парабай. 19 в.

В пе­ри­од брит. ко­ло­ни­аль­но­го гос­под­ства (1886–1948) по­яв­ля­ет­ся ар­хи­тек­ту­ра в разл. ев­роп. сти­лях, в ко­то­рых воз­во­ди­лись зда­ния ко­ло­ни­аль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции, гос­ти­ни­цы, церк­ви, особ­ня­ки. Став­ший но­вой сто­ли­цей стра­ны Ян­гон (Ран­гун) был за­но­во от­стро­ен в со­от­вет­ст­вии с ре­гу­ляр­ным пла­ном (арх. А. Фре­зер). Го­род по­лу­чил стро­го пря­мо­уголь­ную сеть улиц, а на пе­ре­крё­ст­ке гл. ма­ги­ст­ра­лей ока­за­лась ста­рая сту­па Су­ле, по пре­да­нию, ос­но­ван­ная 2000 лет на­зад и со­дер­жа­щая в ре­ли­к­вар­ной ка­ме­ре свя­щен­ный во­лос Буд­ды (ре­кон­ст­руи­ро­ва­на в 19–20 вв.). Сре­ди круп­ных со­ору­же­ний кон. 19 – нач. 20 вв. вы­деля­ют­ся зда­ния Ста­ро­го сек­ре­та­риа­та, Гос. дома, Вер­хов­ного суда, Центр. боль­ни­цы, соз­дан­ные в ко­ло­ни­аль­ном сти­ле. Крас­но-кир­пич­ные сте­ны этих по­стро­ек ук­ра­ша­ет свет­ло-кре­мо­вая леп­ни­на. В 1910–30-х гг. на сме­ну это­му ар­хит. на­прав­ле­нию при­шёл не­оклас­си­цизм (ры­нок «Скот­тмар­кет», ны­не Боч­жо­узей им. ге­не­ра­ла Аун Са­на, 1926; зда­ние ун-та, 1932). В 1936 на­про­тив сту­пы Су­ле по про­ек­ту арх. У Ти­на бы­ло по­строе­но зда­ние Ста­ро­го му­ни­ци­па­ли­те­та, в ев­роп. фор­мы ко­то­ро­го вне­се­ны эле­мен­ты мьян­ман­ско­го зод­че­ст­ва (ба­шен­ки-пьят­та на кры­ше, де­ко­ра­тив­ная скульп­ту­ра). Тра­ди­ции нац. иск-ва со­хра­ня­лись в ме­ст­ной куль­то­вой и жи­лой ар­хи­тек­ту­ре. Де­ре­вен­ские до­ма, как и пре­ж­де, строи­ли на ти­ко­вых сва­ях, по­кры­ва­ли со­ло­мой или паль­мо­вы­ми ли­сть­я­ми, сте­ны пле­ли из рас­ще­п­лён­ных, не­ред­ко ок­ра­шен­ных по­лос бам­бу­ка. В го­ро­дах жи­ли­ща бы­ли в осн. од­но- или двух­этаж­ные, обыч­но с от­кры­ты­ми вес­ти­бю­ля­ми, при их строи­тель­ст­ве ча­ще, чем в де­рев­нях, ста­ли ис­поль­зо­вать­ся но­вые стро­ит. ма­те­риа­лы (бе­тон, кро­вель­ное же­ле­зо и др.).

Но­вые вея­ния ха­рак­тер­ны и для изо­бра­зит. иск-ва ко­ло­ни­аль­но­го пе­рио­да. В нач. 20 в. скла­ды­ва­ет­ся нац. шко­ла, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рой ра­бо­та­ли в тра­диц. жан­ре ми­ниа­тю­ры, обо­га­щая её при­ё­ма­ми ев­роп. иск-ва. Круп­ным мас­те­ром это­го на­прав­ле­ния был У Ба Зо (1-я треть 20 в.), по­лу­чив­ший проф. об­ра­зо­ва­ние в Ве­ли­ко­бри­та­нии и соз­да­вав­ший тон­кие пей­заж­ные ак­ва­ре­ли. Ос­но­ва­те­лем реа­ли­стич. стан­ко­вой жи­во­пи­си М. счи­та­ет­ся ху­дож­ник 1-й пол. 20 в., гра­фик и пе­да­гог У Ба Ньян, изу­чав­ший жи­во­пис­ное иск-во в ев­роп. стра­нах. Б. ч. его на­пи­сан­ных мас­лом кар­тин хра­нит­ся в Нац. му­зее в Ян­го­не; в 1930-х гг. он стал од­ним из ос­но­ва­те­лей Нац. об-ва ху­дож­ни­ков М. Сре­ди его уче­ни­ков – художник и скульп­тор У Нгве Гайн. Свет­ские те­мы, поя­вив­шие­ся в ра­бо­тах скульп­то­ров ещё в нач. 20 в., по­лу­ча­ют раз­ра­бот­ку у мас­те­ров сле­дую­щих по­ко­ле­ний (У Ба, У Вин Мьин). Даль­ней­ше­му раз­ви­тию стан­ко­вой жи­во­пи­си и скульп­ту­ры спо­соб­ст­во­ва­ло от­кры­тие в 1953 гос. ху­дож. школ в Ян­го­не и Ман­да­лае.

Совр. этап в раз­ви­тии ар­хи­тек­ту­ры и изо­бра­зит. иск-ва на­чи­на­ет­ся по­сле по­лу­че­ния М. в 1948 не­за­ви­си­мо­сти. В цен­тре ста­ро­го Ян­го­на, на пл. Ве­ли­ко­го Бан­ду­лы, воз­во­дит­ся жел.-бе­тон. обе­лиск Не­за­ви­си­мо­сти, имею­щий в пла­не фор­му 5-ко­неч­ной звез­ды, с фи­гу­ра­ми львов-чин­тэ у ос­но­ва­ния (выс. ок. 50 м, 1948–1949, арх. У Оун Чейн). В круп­ных го­ро­дах М. по­яв­ля­ют­ся зда­ния в ин­тер­на­цио­наль­ном сти­ле, в строи­тель­ст­ве не­ко­то­рых из них при­ни­ма­ют уча­стие иностр. спе­циа­ли­сты. Так, в 1958–61 в Ян­го­не по про­ек­там сов. ин­же­не­ров и ар­хи­тек­то­ров бы­ли по­строе­ны зда­ния Тех­но­логич. ин-та и гос­ти­ни­ца «Инья-Лейк» (ар­хи­тек­то­ры В. С. Ан­дре­ев, К. Д. Кис­ло­ва), для со­ору­же­ния тек­стиль­ной фаб­ри­ки бы­ли при­гла­ше­ны кит. спе­циа­ли­сты, а ком­плекс 1-го мед. ин-та воз­ве­дён по про­ек­ту брит. арх. Р. Скве­ра. В твор­че­ст­ве мьян­ман­ских ар­хи­тек­то­ров тех лет яс­но ощу­ти­ма тен­ден­ция к со­зда­нию совр. зда­ний с вве­де­ни­ем нац. мо­ти­вов (ян­гон­ский ж.-д. во­кзал, сер. 1950-х гг.). Стрем­ле­ние объ­е­ди­нить разл. тра­ди­ции и сти­ли яр­ко про­яви­лось в со­ору­жён­ном в 1954–56 в Ян­го­не ре­лиг. ком­плек­се Ка­ба­эй, где про­хо­дил 6-й Все­мир­ный буд­дий­ский со­бор в честь 2500-ле­тия буд­диз­ма. В со­став ком­плек­са во­шли храм-сту­па, по­лу­чив­ший назв. «Сту­па Ми­ра во всём ми­ре», зал за­се­да­ний в ви­де ог­ром­ной пе­ще­ры (вме­щаю­щий 10 тыс. чел.), биб­лио­те­ка, му­зей, зда­ния Ака­де­мии буд­диз­ма и др.

В совр. куль­то­вом зод­че­ст­ве про­дол­жа­ют ис­поль­зо­вать­ся тра­диц. ти­пы по­стро­ек: сту­пы-зе­ди, хра­мы-пат­хоу, хра­мы-тэ­зау­ны с 2-скат­ны­ми мно­го­ярус­ны­ми кры­ша­ми и, как пра­ви­ло, с от­кры­той ко­лон­на­дой вдоль вход­ной сто­ро­ны. Са­мый боль­шой в Ян­го­не тэ­за­ун Чау­точ­жи со­ору­жён в 1980-х гг. для 72-мет­ро­вой ста­туи ле­жа­ще­го Буд­ды. В свет­ской ар­хи­тек­ту­ре за­мет­но влия­ние ср.-век. двор­цо­во­го строи­тель­ст­ва, тра­ди­ции ко­то­ро­го ис­поль­зо­ва­ны при со­ору­же­нии гран­ди­оз­ных зда­ний Нац. му­зея в Па­га­не, ме­ж­ду­нар. аэ­ро­пор­та в Ян­го­не (1990-е гг.). В по­доб­ном сти­ле по­стро­ен и ряд адм. зда­ний но­вой сто­ли­цы М. – Ней­пьи­до. Бо­лее совр. фор­мы име­ет но­вое зда­ние Нац. му­зея в Ян­го­не, со­стоя­щее из не­сколь­ких 5-этаж­ных кор­пу­сов (1996, арх. У Аун Чжи Мьин). Со 2-й пол. 20 в. в М. ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся жанр свет­ской мо­ну­мен­таль­ной скульп­ту­ры. На пло­ща­дях, ули­цах, пе­ред об­ществ. зда­ния­ми ус­та­нав­ли­ва­ют­ся вы­пол­нен­ные в брон­зе и кам­не па­мят­ни­ки из­вест­ным ко­ро­лям, ге­не­ра­лам и др. вы­даю­щим­ся ис­то­рич. дея­те­лям. В об­лас­ти де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва осо­бен­но сла­вят­ся мас­те­ра тра­диц. ре­мё­сел: резь­бы по де­ре­ву, ке­ра­ми­ки, ху­дож. тек­сти­ля, то­рев­ти­ки и юве­лир­но­го де­ла, из­го­тов­ле­ния ла­ков и ма­рио­не­ток нац. те­ат­ра ку­кол йо­утейп­ве.

Музыка

Храмовый колокол.

Све­де­ния по муз. куль­ту­ре М. древ­ней­ше­го пе­рио­да вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся по кос­вен­ным ис­точ­ни­кам. Пер­во­на­чаль­но она раз­ви­ва­лась под влия­ни­ем Древ­ней Ин­дии. У ша­нов со­хра­ня­ют­ся «брон­зо­вые ба­ра­ба­ны» – на­сле­дие куль­ту­ры Донг­шон. Со­глас­но кит. ис­точ­ни­кам, в 120 в М. при­бы­ли жонг­лё­ры из Ри­ма (по пу­ти к имп. дво­ру в Ки­тай). Раз­ви­той муз. куль­ту­рой об­ла­да­ло буд­дий­ское гос-во на­ро­да пью, в нач. 9 в. по­да­рив­шее кит. им­пе­ра­то­ру ор­кестр из 35 му­зы­кан­тов (ис­пол­ня­ли во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ные ком­по­зи­ции на тек­сты, про­слав­ляю­щие буд­дий­ское уче­ние); сре­ди ин­ст­ру­мен­тов – флей­ты, 2 губ­ных ор­га­на, ро­ги кха­йа, ра­ко­ви­ны-тру­бы кхай­у­тин, 5-струн­ные лют­ни, 3-струн­ная цит­ра ми­д­жа­ун с кор­пу­сом в ви­де кро­ко­ди­ла (ны­не счи­та­ет­ся ин­ст­ру­мен­том мо­нов), ду­го­вая ар­фа (пред­ше­ст­вен­ни­ца совр. ар­фы са­ун га­ук), ко­ло­ко­ла и ко­ло­коль­чи­ки, та­рел­ки и та­ре­лоч­ки, разл. ба­ра­ба­ны и др. Са­мо­сто­ят. муз. тра­ди­ции раз­ви­ва­лись в буд­дий­ско-ин­дуи­ст­ских го­су­дар­ст­вах мо­нов и му­суль­ман­ском по пре­иму­ще­ст­ву гос-ве Ара­кан. По­сле за­вое­ва­ния гос-ва народа пью гос-вом Нань­чжао тер­ри­то­рию М. за­се­ли­ли при­шед­шие с се­ве­ра пле­ме­на мьян­ма, и сле­дую­щий этап раз­ви­тия муз. куль­ту­ры М. свя­зан с гос-вом Па­ган, объ­е­ди­нив­шим тра­ди­ции мьян­ма, пью и мо­нов. Вы­со­кая муз. куль­ту­ра от­ны­не раз­ви­ва­лась в кон­так­те с му­зы­кой Ин­дии и Шри-Лан­ки. В иск-во М. про­ник­ла инд. ху­дож. кон­цеп­ция ра­са (бирм. – йа­та; ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния не по­лу­чи­ла). Сре­ди муз. ин­ст­ру­мен­тов – во­ен. ро­ги из сло­но­вой кос­ти и ра­ко­ви­ны-тру­бы, при­ме­няв­шие­ся в двор­цо­вом це­ре­мо­ниа­ле. Пред­по­ло­жи­тель­но в 13 в. в М. поя­вил­ся 3-струн­ный смыч­ко­вый ин­ст­ру­мент тайо (ны­не вы­шел из упот­реб­ле­ния).

Для об­ще­го об­ли­ка тра­диц. му­зы­ки М. ха­рак­тер­но зву­ча­ние ор­ке­ст­ров-ан­самб­лей схайн­вайн (поя­ви­лись в 1530-е гг.), со­про­во­ж­даю­щих куль­то­вые буд­дий­ские це­ре­мо­нии и те­ат­раль­ные пред­став­ле­ния. В го­ро­дах функ­цио­ни­ру­ют боль­шие ан­самб­ли, в сель­ской ме­ст­но­сти – схайн­вайн умень­шен­но­го со­ста­ва. Су­ще­ст­ву­ет ряд ан­самб­лей спе­ци­фич. со­ста­вов, ис­поль­зую­щих­ся в свя­зи с оп­ре­де­лён­ны­ми гос., куль­то­вы­ми це­ре­мо­ния­ми и об­ря­да­ми, об­щин­ны­ми празд­ни­ка­ми и др. Клас­сич. во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка раз­де­ля­ет­ся на «ма­ха ги­та» (на яз. па­ли – ве­ли­кие пес­ни), ко­то­рая об­ла­да­ет соб­ст­вен­ной муз.-тео­ре­тич. сис­те­мой и тес­но свя­за­на с клас­сич. по­эзи­ей, и ка­мер­ную му­зы­ку. Сре­ди ав­то­ров при­двор­ных пе­сен – по­эты и ком­по­зи­то­ры Мья­ва­ди Минд­жи У Са, У Ма­ун Ма­ун Тхайк, по­этес­сы-ком­по­зи­то­ры Хлайн­тхей Кха­ун Тин, Ма Ма Ле. Сре­ди ис­пол­ни­те­лей на клас­сич. ар­фе са­ун га­ук – У Ма­ун Ма­ун Лат (уче­ник У Ма­ун Джи, 19 в.), У Сэйн Бэй-да, У Ба Тхан, До Мья Твин (20 в.). Осо­бый стиль во­каль­ной му­зы­ки – буд­дий­ские пес­но­пе­ния-ре­чи­та­ции.

Боль­шин­ст­во жан­ров, а так­же зву­ча­ние ан­самб­ля схайн­вайн ис­поль­зу­ют­ся в му­зы­ке те­ат­ра. Осн. ви­ды тра­диц. муз. те­ат­ра: те­атр ма­рио­не­ток йо­утейп­вэ (амь­ин та­бин; вос­хо­дит к 11–13 вв., рас­цвет свя­зан с соз­да­ни­ем ве­дом­ст­ва по управ­ле­нию при­двор­ным те­ат­ром при имп. Бо­до­пайе в кон. 18 – нач. 19 вв.); пред­став­ле­ние энэйн­пве с уча­сти­ем пе­виц-тан­цов­щиц и шу­тов. Клас­сич. при­двор­ная муз. дра­ма за­пве и нан­двин­за на сю­же­ты «Ра­ма­ки­ан» (тай­ская вер­сия «Ра­мая­ны») по­лу­чи­ла оформ­ле­ние в твор­че­ст­ве Мья­ва­ди Минд­жи У Са. Те­ат­раль­ная му­зы­ка ос­но­ва­на на сис­те­ме по­вто­ряю­щих­ся мо­ти­вов, зву­ча­щих на оп­ре­де­лён­ных ин­ст­ру­мен­тах и имею­щих своё смы­сло­вое и эмо­цио­наль­ное на­пол­не­ние (гнев, от­чая­ние, ра­дость, сра­же­ние, бу­ря на мо­ре, по­яв­ле­ние во­ра и др.); в те­че­ние спек­так­ля мо­жет зву­чать до 100 по­доб­ных мо­ти­вов.

Пер­вый из со­хра­нив­ших­ся муз. трак­та­тов – «На­ра лэй ха» (17 в.), в нём со­дер­жит­ся за­пись 37 пе­сен, по­свя­щён­ных 37 гл. на­там (ду­хам) гос. куль­та. Клас­сич. муз. тео­рия ис­пы­та­ла инд. влия­ния, опи­ра­ет­ся на па­лий­скую тер­ми­но­ло­гию; она несколько ис­кус­ст­вен­но на­ло­же­на на муз. прак­ти­ку, ко­то­рая бли­же му­зы­ке вост.-ази­ат­ской и ти­бет­ской, чем ин­дий­ской. Пре­об­ла­да­ют 5-сту­пен­ные зву­ко­ря­ды с 2 до­пол­нит. то­на­ми, ка­ж­дый из 7 то­нов со­от­не­сён с к.-л. жи­вот­ным или пти­цей. 4 осн. ти­па ла­до­вых струк­тур (для ка­ж­дой ха­рак­тер­ны оп­ре­де­лён­ные ме­ло­дич. мо­де­ли) за­кре­п­ле­ны за оп­ре­де­лён­ны­ми жан­ра­ми. Тем­пе­ра­ция в ря­де слу­ча­ев на­по­ми­на­ет 7-то­но­вую таи­ланд­скую; му­зы­ко­ве­ды-мьян­ма от­ме­ча­ют так­же сис­те­му де­ле­ния ок­та­вы на 21(22) ту­ти (инд. – шру­ти). Пре­об­ла­да­ет мо­но­дий­ный склад с эле­мен­та­ми ге­те­ро­фо­нии, ха­рак­тер­ны квин­то­вые и ок­тав­ные дуб­ли­ров­ки. Муз. ком­по­зи­ции ос­но­ва­ны на ком­би­на­ци­ях ме­ло­ди­ко-рит­мич. мо­де­лей, гл. обр. 2–4-доль­ных. Тра­диц. клас­си­фи­ка­ция де­лит муз. ин­ст­ру­мен­ты на 5 ка­те­го­рий: ме­тал­ли­че­ские (мед­ные и брон­зо­вые удар­ные), струн­ные, «ко­жа­ные» (т. е. мем­бра­но­фо­ны), ду­хо­вые, де­рев. удар­ные; кси­ло­фо­ны ны­не ста­ли вы­де­лять в са­мо­сто­ят. ка­те­го­рию. Эт­ниче­ская и кон­фес­сио­наль­ная не­од­но­род­ность на­се­ле­ния М. обу­сло­ви­ла су­ще­ст­во­ва­ние спе­ци­фич. муз. тра­ди­ций и муз. ин­ст­ру­мен­тов у раз­ных на­ро­дов стра­ны.

В свя­зи с ко­ло­ни­аль­ной по­ли­ти­кой Ве­ли­ко­бри­та­нии в сер. 19 в. в М. про­ник­ла хри­сти­ан­ская цер­ков­ная му­зы­ка, ока­зав­шая су­ще­ст­вен­ное влия­ние на му­зы­ку ка­ре­нов и ка­чи­нов. Сре­ди ев­роп. инст­ру­мен­тов в 20 в. в М. ста­ли наи­бо­лее по­пу­ляр­ны­ми скрип­ка (за­ме­нив­шая тайо), га­вай­ская ги­та­ра, фп., тру­ба и клар­нет. На фп. ис­пол­ня­ют ком­по­зи­ции в сти­ле тра­диц. ре­пер­туа­ра ар­фы са­ун га­ук и кси­ло­фо­на пат­та­ла. Сре­ди из­вест­ных пиа­ни­стов – Ги­та Лу­лин Ма­ун Ко Ко (из­вес­тен как У Ко Ко, 1928–2007). Со 2-й пол. 20 в. воз­ро­ж­да­ют­ся нац. тра­ди­ции, ве­дёт­ся изу­че­ние нац. му­зы­ки. Сре­ди ис­пол­ни­тель­ниц клас­сич. пе­сен – До Аун Чи, До Со Мья, Ей Чи, До Дей­ти Ньюн. Сре­ди му­зы­ко­ве­дов – У Кхин Зо, Ба Тхан.

В 20 в. сло­жил­ся свое­об­раз­ный мьян­ман­ско-ев­роп. муз. стиль, в т. ч. в об­лас­ти те­ат­раль­ной му­зы­ки. Воз­ник но­вый тип пат­рио­тич. пе­сен в твор­че­ст­ве Швей­дайн Ню­на, Схайа Ти­на (ав­тор гос. гим­на М. на сло­ва Та­ки­на Ба Тау­на). В ки­но­му­зы­ке объ­е­ди­ня­ют­ся зву­ча­ния нац. и ев­роп. ин­ст­ру­мен­тов. С 1970–1980-х гг. на­блю­да­ет­ся ув­ле­че­ние англ. и амер. поп-му­зы­кой и рок-му­зы­кой, с 1990-х гг. – рэ­пом и хип-хо­пом.

В кон. 1960-х гг. соз­дан Муз. со­юз с от­де­ле­ния­ми в Таунн­гу, Пхаа­не и др. го­ро­дах. В Ян­го­не функ­цио­ни­ру­ют Гос. те­атр изящ­ных ис­кусств, Ка­мер­ный сим­фо­нич. ор­кестр ра­дио, Гос. ор­кестр (под рук. У Хан Па; га­ст­ро­ли­ро­вал в СССР в 1956); в 1940-х гг. от­кры­ты гос. шко­лы изящ­ных ис­кусств в Ян­го­не и Ман­да­лае.

Театр, танец

Сцена из представления театра марионеток.

Те­ат­раль­ное иск-во бур­но раз­ви­ва­лось с сер. 11 до кон. 13 вв., ко­гда со­еди­ни­лись иг­ро­вые и ри­ту­аль­ные тра­ди­ции на­ро­дов пью, мо­нов и мьян­ма, ут­ра­чен­ные за­тем в ре­зуль­та­те монг. на­ше­ст­вия. С воз­ро­ж­де­ни­ем куль­ту­ры М. в 15 в. воз­ник жанр ни­бат­кинг – мис­те­рия со ска­зоч­ным и ре­лиг. сю­же­том в ис­пол­не­нии бро­дя­чих ак­тё­ров. В 1767 из Сиа­ма вы­вез­ли му­зы­кан­тов и тан­цо­ров, чьё иск-во лег­ло в ос­но­ву при­двор­но­го те­ат­ра М. (пред­став­ле­ния да­ва­лись на язы­ках па­ли и сан­ск­рит). К кон. 18 в. от­но­сит­ся по­яв­ле­ние нан­двин­зы – двор­цо­вой дра­мы с му­зы­кой, тан­ца­ми и пе­ни­ем на сю­же­ты из ме­ст­ной вер­сии «Ра­мая­ны». В нач. 19 в. раз­ви­тию двор­цо­вой дра­мы спо­соб­ст­во­ва­ло твор­че­ст­во Мья­ва­ди Минд­жи У Са, по­этес­сы Кхин Со­ун, по­эта и пе­ре­во­дчи­ка У То. Сре­ди нац. дра­ма­тур­гов: У Чин У, У По­ун Нья. В пе­ри­од брит. гос­под­ства те­атр, по­те­ряв под­держ­ку имп. дво­ра, при­шёл в упа­док. В 1880–90-х гг. по­пу­ляр­ность за­вое­ва­ли те­ат­раль­ные им­про­ви­за­ции. Тек­сты пред­став­ле­ний соз­да­ва­лись в хо­де ре­пе­ти­ций са­ми­ми ак­тё­ра­ми. В кон. 19 в. в Ран­гу­не по­строе­но пер­вое зда­ние по­сто­ян­но­го те­ат­ра. Собств. труп­пы воз­глав­ля­ли зна­ме­ни­тые ак­тё­ры Аун­гба­ла, Сейн Ка­дон, У По Сейн. По­сле об­ре­те­ния стра­ной не­за­ви­си­мо­сти на­ча­ли воз­ро­ж­дать­ся тра­диц. те­ат­раль­ные жан­ры (в т. ч. джа­та­ка). По­ста­нов­ки от­ли­ча­лись пыш­но­стью кос­тю­мов и де­ко­ра­ций, вы­со­ким ис­пол­нитель­ским мас­тер­ст­вом. К нач. 21 в. в М. осо­бой по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся те­ат­ра­ли­зов. про­грам­мы ань­ейн­пве, со­стоя­щие из тан­це­валь­ных но­ме­ров и зло­бо­днев­ных диа­ло­гов с уча­сти­ем ко­мич. пер­со­на­жей (в т. ч. кло­унов «луш­вин­до» и «лу­бье»). Нац. тан­цы ха­рак­те­ри­зу­ют­ся чёт­кой рит­мич­но­стью и ак­цен­ти­ро­ва­ни­ем поз. Ста­вят­ся мно­го­ча­со­вые муз. дра­мы «за­тпве».

Са­мо­быт­ное и ори­ги­наль­ное яв­ле­ние – те­атр ма­рио­не­ток «ёх­треп­вэ», воз­ник­ший в кон. 18 в. (в осн. труп­пы име­ют на­бор из 28 ма­рио­не­ток). Точ­ность и реа­ли­стич­ность дви­же­ний ку­кол обес­пе­чи­ва­ют­ся боль­шим ко­ли­че­ст­вом ни­тей (ино­гда до 60). Кук­лы спо­соб­ны со­вер­шать ак­ро­ба­тич. трю­ки, ска­кать вер­хом, сра­жать­ся, па­рить в воз­ду­хе. Рас­про­стра­не­ны эф­фект­ные тан­це­валь­ные сцен­ки, в ко­то­рых один и тот же та­нец син­хрон­но ис­пол­ня­ют ма­рио­нет­ка и жи­вой ак­тёр, оде­тые в оди­на­ко­вые кос­тю­мы к.-л. пер­со­на­жа.

С 1991 в Ян­го­не ра­бо­та­ет Нац. те­атр, не имею­щий по­сто­ян­ной труп­пы. Су­щест­ву­ет зна­чит. ко­ли­че­ст­во про­фес­сио­наль­ных и по­лу­про­фес­сио­наль­ных пе­ре­движ­ных те­ат­раль­ных трупп (в осн. вы­сту­па­ют во вре­мя свет­ских и ре­лиг. празд­ни­ков). Под­го­тов­ка спе­циа­ли­стов для те­ат­ра осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в двух Гос. шко­лах дра­мы и му­зы­ки – в Ян­го­не (ос­но­ва­на в 1952) и в Ман­да­лае (1953), а так­же в Ян­гон­ском (1993) и Ман­далай­ском (2001) ун-тах куль­ту­ры. С 1993 в Ян­го­не про­во­дят­ся еже­год­ные об­ще­на­цио­наль­ные фес­ти­ва­ли тра­диц. ис­пол­нитель­ских ис­кусств, ор­га­ни­зу­ют­ся фес­ти­ва­ли в ре­гио­нах, дей­ст­ву­ет Те­ат­раль­ная ас­со­циа­ция Мьян­мы.

Кино

Ос­но­ва­те­лем ки­не­ма­то­гра­фа М. счи­та­ет­ся У Оун Ма­ун, ор­га­ни­зо­вав­ший в 1914 пер­вую в стра­не ки­но­фир­му «Bur­ma Film Company» в Ран­гу­не. 13.10.1920 со­стоя­лась пре­мье­ра пер­во­го иг­ро­во­го ф. «Лю­бовь и ал­ко­голь» (реж. У Оун Ма­ун, ис­пол­ни­те­ли гл. ро­лей – пер­вые бирм. ки­но­ак­тё­ры Ньи Пу и Ма Я). В 1920-е гг. в Ран­гу­не и др. круп­ных го­ро­дах поя­ви­лись ки­но­ком­па­нии, вы­пус­кав­шие не­мые кар­ти­ны разл. жан­ров: ме­ло­дра­мы, ко­ме­дии, при­клю­ченч. филь­мы и лен­ты на сю­же­ты из буд­дий­ской ми­фо­ло­гии. В кон. 1920-х гг. воз­ник­ло ани­ма­ци­он­ное (ри­со­ван­ное) ки­но. В 1932 вы­шел пер­вый бирм. зву­ко­вой ф. «Не всё мож­но ку­пить» (реж. То­ке Чжи, вы­пу­щен в Бом­бее), од­на­ко не­мые филь­мы за­ни­ма­ли су­ще­ст­вен­ное ме­сто в ки­не­ма­то­гра­фе стра­ны до нач. 1950-х гг. Пре­рван­ное во вре­мя 2-й ми­ро­вой вой­ны ки­но­про­из­вод­ст­во во­зоб­нов­ле­но по­сле об­ре­те­ния не­за­ви­си­мо­сти в 1948. Сре­ди зна­чит. филь­мов: «Сан­са­ра» (1956) и «Го­во­ря­щее серд­це» (1968), оба – реж. У Тук­ха; «Ноч­ное солн­це» (1972) и «Но­во­год­ний дождь» (1985), оба – реж. Ма­ун Тин У; «Оби­та­тель ада» (2000, реж. Ти­ха Тин Со), «Та­ин­ст­вен­ный снег» (2004, реж. Зинйо Ма­ун Ма­ун), «Боль­шие на­де­ж­ды» (2006, реж. Ма­ун Мье Мин), «Пре­вос­ход­ст­во» (2007, реж. Ма­ун Йин Аун). С 1952 луч­шим филь­мам при­су­ж­да­ет­ся еже­год­ная пре­мия Ака­де­мии ки­но­ис­кус­ст­ва. В кон. 20 – нач. 21 вв. пре­об­ла­да­ют ма­ло­бюд­жет­ные раз­вле­кат. филь­мы, пре­им. ме­ло­дра­мы, ко­ме­дии, де­тек­ти­вы. Сре­ди ве­ду­щих ак­тё­ров 1980–2000-х гг. – Чжо Хейн и Чо Пьёун.

При­ро­да. Лит.: Ку­ра­ко­ва Л. И. Бир­ма. М., 1967; Стра­ны и на­ро­ды. За­ру­беж­ная Азия. Юго-Вос­точ­ная Азия. М., 1979; Алек­сее­ва Н. Н. Со­вре­мен­ные ланд­шаф­ты за­ру­беж­ной Азии. М., 2000.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Холл Д. Д. Е. История Юго-Восточной Азии. М., 1958; Аун Сан. Бир­ма бро­са­ет вы­зов: Ста­тьи и ре­чи. М., 1965; Не Вин. Бир­ма на но­вом пу­ти. М., 1965; Htin Aung. A his­tory of Burma. N. Y., 1967; idem. Burmese his­tory before 1287: a defense of the chronicles. L., 1970; Гав­ри­лов Ю. Н. Борь­ба за не­за­ви­си­мость и про­грес­сив­ные пре­об­ра­зо­ва­ния в Бир­ме. М., 1970; Коз­ло­ва М. Г. Ан­глий­ское за­вое­ва­ние Бир­мы М., 1972; Все­во­ло­дов И. В. Бир­ма: ре­ли­гия и по­ли­ти­ка (Буд­дий­ская сан­г­ха и го­су­дар­ст­во). М., 1978; Ва­силь­ев В. Ф. Очер­ки ис­то­рии Бир­мы. 1885–1947. М., 1982; он же. Ис­то­рия Мьян­мы/Бир­мы. XX век. М., 2010; Aung-Thwin M. Pagan: the origins of mo­dern Burma. Honolulu, 1985; idem. Myth and his­tory in the historiography of early Burma: pa­ra­digms, primary sources and prejudices. Athens, 1998; idem. The mists of Ramanna: the legend that was Lower Burma. Honolulu, 2005; Taylor R. H. The state in Burma. L., 1987; Than Tun. Essays on the history and Buddhism of Bur­ma. Kiscadale, 1988; Дар­чен­ков Д. В. У Ну и го­су­дар­ст­вен­ное раз­ви­тие Бир­мы. М., 1997; Лис­то­па­дов Н. А. Осо­бен­но­сти внеш­ней по­ли­ти­ки Мьян­мы (Бир­мы). М., 1998; Ки­ри­чен­ко А. Е. Ран­няя ис­то­рия Мьян­мы (до XI в.) в бир­ман­ских хро­ни­ках // Вос­ток: ис­то­рия, фи­ло­ло­гия, эко­но­ми­ка. М., 1999; он же. Власть и пред­при­ни­ма­тель­ские кру­ги в со­вре­мен­ной Мьян­ме // По­ли­ти­че­ская куль­ту­ра и де­ло­вая эти­ка стран Во­сто­ка. М., 2006; Guil­lon E. The Mons: a civilization of Southeast Asia. Bangkok, 1999; Steinberg D. I. Burma, the state of Myanmar. Wash., 2001; Burma. Poli­tical economy under military rule. L., 2001; Lieberman V. B. Strange parallels: Southeast Asia in global context, c. 800–1830. Camb., 2003–2009. Vol. 1–2; Leider J. Le royaume d’Arakan, Birmanie: Son histoire politique en­tre le début du XVe et la fin du XVIIe siècle. P., 2004; Moore E. Interpreting Pyu material culture // Myanmar Historical Research Jour­nal. 2004. № 13. June; Frasch T. Inscriptions of Bagan, edited and translated // Essays in commemoration of the golden jubilee of the Myanmar historical commission. Yangon, 2005; The Glass Palace chronicle of the kings of Bur­ma Myanmar / Translated by Pe Maung Tin, G. H. Luce. Yangon, 2008.

Спорт. Лит.: Все о спор­те. Спра­воч­ник. М., 1976. Вып. 3; Линд В. Эн­цик­ло­пе­дия бое­вых ис­кусств. М., 2007.

Ли­те­ра­ту­ра. Изд.: Сти­хи по­этов Бир­мы. М., 1955; Це­на люб­ви. Рас­ска­зы бир­ман­ских пи­са­те­лей. М., 1963; Это слу­чи­лось в пол­но­лу­ние. Но­вел­лы бир­ман­ских пи­са­те­лей. М., 1965; Вол­шеб­ная ар­фа. Сказ­ки на­ро­дов Бир­мы. М., 1977; Бир­ман­ские на­род­ные из­ре­че­ния. М., 2010.

Ли­те­ра­ту­ра. Лит.: Тин Фат У. Крат­кий очерк ис­то­рии со­вре­мен­ной бир­ман­ской ли­те­ра­ту­ры // Бир­ман­ский со­юз. М., 1958; По­пов Г. П. Бир­ман­ская ли­те­ра­ту­ра. М., 1967; Maung Htin Aung. Burmese drama: a study, with translations of Burmese plays. Westport, 1978; За­па­до­ва Е. А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Than Tun. Ba ma ca pe samuin. Mantale, 1981; Оси­пов Ю. М. Ис­то­рия бир­ман­ской ли­те­ра­ту­ры XI– XIX вв. СПб., 1994.

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Лит.: Aung Thaw. Report on the excavations at Beikthano. Rangoon, 1968; Luce G. H. Old Burma – Early Pagan. Locust Valley, 1969–1970. Vol. 1–3; Оже­гов С. С. Ар­хи­тек­ту­ра Бир­мы. М., 1970; Оже­го­ва Н. И. Ис­кус­ст­во Бир­мы. М., 1979; За­па­до­ва Е. А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Оже­гов С. С., Про­ску­ря­ко­ва Т. С., Хо­анг Дао Кинь. Ар­хи­тек­ту­ра Ин­до­ки­тая. М., 1988; Stargardt J. The ancient Pyu of Burma. Early Pyu cities in a man-made landscape. Camb., 1990. Vol. 1; Pichard P. Inven­tory of monuments at Pagan. P. a. o., 1992–2001. Vol. 1–8; Fraser-Lu S. Bur­mese crafts: past and present. Kuala Lum­pur; Oxf., 1994; idem. Splendor in wood. Bang­kok, 2001; Strachan P. Pagan and archi­tecture of old Burma. Kiscadale, 1996; Singer N. F. An of­fering of southern tunes // Arts of Asia. 1997. Vol. 27. № 6; idem. Sculptures from Vaishali, Arakan // Ibid. 2007. Vol. 37. № 4; Burmese design and architecture. Hong Kong, 2000; Isaacs R., Blurton R. Visions from the golden land: Bur­ma and the art of lac­quer. L., 2000; Gutman P. Burma’s lost King­doms. Splen­dours of Arakan. Bangkok, 2001; Го­же­ва Н. А., Со­ро­ки­на Г. М. Тра­ди­ци­он­ное ис­кус­ст­во Юго-Вос­точ­ной Азии в со­б­ра­нии Го­су­дар­ст­вен­но­го му­зея Вос­то­ка. М., 2001; Лис­то­па­дов Н. А. Бир­ма. М., 2002; Burma: art and archaeo­logy / Ed. A. Green, R. Blur­ton. L., 2002; Bautze-Picron Cl. The Buddhist murals of Pa­gan. Bangkok, 2003; Conway S. The Shan: culture, art and crafts. Bangkok, 2006.

Му­зы­ка. Лит.: Khin Zaw U. Burmese music (a preliminary enquiry). Rangoon, 1941; Lustig W. A. Classical Burmese music. Rangoon, 1952; Twi­tchett D. C., Christie A. H. A Medieval Bur­mese orchestra // Asia Major. New series. 1959. Vol. 7. № 1/2; Williamson M. C. Aspects of traditional style maintained in Burma’s first thirteen Kyò songs // Selected Reports in Eth­nomusicology. 1975. Vol. 2. № 2; idem. The ba­sic tune of late eighteenth-century Burmese classical song // Musica Asiatica. L., 1979. Vol. 2; idem. The correlation between speech tones of text-syllables and their musical settings in a Burmese classical song // Ibid. L., 1983. Vol. 3; Garfias R. Burmese music and dance. N. Y., 1975; idem. Preliminary thoughts on Bur­mese modes // Asian Music. 1975. Vol. 8. № 1; idem. Burmese hsaìng and anyeín. N. Y., 1979; Maung Htin Aung. Burmese drama. Westport, 1978; За­па­до­ва Е. А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Picken L. Instruments in an Orchestra from Pyu (Upper Burma) in 802 // Musica Asiatica. L., 1984. Vol. 4; idem. The development of the modern Burmese Hsaìng Ensemble // Asian Music. 1985. Vol. 16. № 1; idem. Zur historischen Erforschung der Musik in Burma // Beiträge zur Musikwissenschaft. 1985. Bd 27. № 2; Бур­ман А. Д. Те­атр и дра­ма­тур­гия в тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ре Бир­мы. М., 1991; Lockard C. A. Dance of life: popular music and politics in Southeast Asian. Honolulu, 1998.

Те­атр, та­нец. Лит.: Maung Htin Aung. Burmese drama. West­port, 1978; За­па­до­ва Е. А. В стра­не, где те­чет Ира­ва­ди. Очер­ки куль­ту­ры со­вре­мен­ной Бир­мы. М., 1980; Бир­ма. Спра­воч­ник. М., 1982; Бур­ман А. Д. Те­атр и дра­ма­тур­гия в тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ре Бир­мы. М., 1991.

Вернуться к началу