МОНГО́ЛИЯ

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 20. Москва, 2012, стр. 733-753

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. В. Грайворонский (Общие сведения, Население,  Хозяйство), О. А. Климанова (Природа: физико-географический очерк), С. А. Гладышев (Исторический очерк); >>

МОНГО́ЛИЯ (Мон­гол Улс).

Общие сведения

М. – го­су­дар­ст­во в вост. час­ти Центр. Азии. На се­ве­ре гра­ни­чит с Рос­си­ей, на вос­то­ке, юге и за­па­де – с Ки­та­ем. Пл. 1564,9 тыс. км2. Нас. св. 2,76 млн. чел. (2010). Сто­ли­ца – Улан-Ба­тор. Де­неж­ная еди­ни­ца – туг­рик. Офиц. язык – мон­голь­ский. В адм. от­но­ше­нии тер­ри­то­рия М. со­сто­ит из 21 ай­ма­ка и г. Улан-Ба­тор (вме­сте с ок­ру­жаю­щей тер­ри­то­ри­ей вы­де­лен в са­мо­стоя­тель­ную адм.-терр. еди­ни­цу) (табл.).

Административно-территориальное деление (2010)

Административная единицаПлощадь, тыс. км2Население, тыс. чел.Административный центр
Аймаки   
   Архангай55,384,6Цэцэрлэг
   Баян-Улгий45,888,1Улгий
   Баянхонгор115,686,1Баянхонгор
   Булган48,753,7Булган
   Говь-Алтай (Гоби-Алтайский)141,653,6Алтай
   Говьсумбэр (Гоби-Сумбэрский)5,513,2Чойр
   Дархан-Уул3,394,6Дархан
   Дорноговь (Восточно-Гобийский)109,458,6Сайншанд
   Дорнод (Восточный)123,669,6Чойбалсан
   Дундговь (Среднегобийский)74,738,8Мандалговь
   Завхан82,665,5Улиастай
   Орхон0,890,7Эрдэнэт
   Сухэ-Батор82,351,3Баруун-Урт
   Сэлэнгэ (Селенгинский)41,597,6Сухэ-Батор
   Туве (Центральный)74,085,2Зуунмод
   Уверхангай62,9101,3Арвайхээр
   Увс69,673,3Улаангом
   Умнеговь (Южно-Гобийский)165,261,3Даланзадгад
   Ховд76,176,69Ховд
   Хувсгел101,0114,9Мурен
   Хэнтий80,765,8Ундерхаан
Город Улан-Батор 1240,0 
 

М. – член ООН (1961), МВФ (1991), МБРР (1991), ВТО (1997).

Государственный строй

М. – уни­тар­ное гос-во. Кон­сти­ту­ция при­ня­та 13.1.1992. Фор­ма прав­ле­ния – пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка.

Гла­ва го­су­дар­ст­ва – пре­зи­дент, из­би­рае­мый пу­тём все­об­ще­го пря­мо­го и тай­но­го го­ло­со­ва­ния сро­ком на 4 го­да (с пра­вом од­но­го пе­ре­из­бра­ния). Кан­ди­дат дол­жен быть уро­жен­цем М., дос­тичь 45 лет и по­сто­ян­но про­жи­вать в М. по­след­ние 5 лет. Пре­зи­дент яв­ля­ет­ся глав­но­ко­ман­дую­щим воо­руж. си­ла­ми стра­ны, воз­глав­ля­ет Со­вет нац. бе­зо­пас­но­сти, пред­став­ля­ет стра­ну во внеш­них сно­ше­ни­ях, осу­щест­вля­ет иные пол­но­мо­чия.

Выс­ший ор­ган за­ко­но­дат. вла­сти – од­но­па­лат­ный пар­ла­мент (Вел. гос. ху­рал). Со­сто­ит из 76 де­пу­та­тов, из­би­рае­мых на­се­ле­ни­ем на 4 го­да.

Ис­пол­нит. власть осу­ще­ст­в­ля­ет пра­ви­тель­ст­во, фор­ми­руе­мое пар­ла­мен­том по пред­ло­же­нию пре­мьер-ми­ни­ст­ра и со­гла­со­ва­нию с пре­зи­ден­том. Кан­ди­да­ту­ру гла­вы пра­ви­тель­ст­ва пред­став­ля­ет на рас­смот­ре­ние Вел. гос. ху­ра­ла пре­зи­дент. Пра­ви­тель­ст­во под­от­чёт­но пар­ла­мен­ту.

В М. су­ще­ст­ву­ет мно­го­пар­тий­ная сис­те­ма. Ве­ду­щие по­ли­тич. пар­тии – Монг. нар.-ре­во­люц. пар­тия и Де­мо­кра­тич. пар­тия.

Природа

Рельеф

Монгольский Алтай. Фото А. И. Нагаева

Б. ч. тер­ри­то­рии стра­ны ле­жит на выс. 1000–2000 м, пре­об­ла­да­ют го­ры и вы­со­кие рав­ни­ны. Наи­бо­лее зна­чит. гор­ные под­ня­тия со­сре­до­то­че­ны в зап. час­ти – Мон­голь­ский Ал­тай (выс. до 4374 м, го­ра Куй­тэн-Уул – выс­шая точ­ка М.), Го­бий­ский Ал­тай (выс. до 3957 м, го­ра Их-Богд-Уул), хре­бет Хан­гай (до 4021 м, го­ра От­гон-Тэн­гэр-Уул). Они раз­де­ле­ны об­шир­ны­ми меж­гор­ны­ми кот­ло­ви­на­ми – Кот­ло­ви­на Боль­ших Озёр и До­ли­на Озёр. В центр. и вост. час­тях пре­об­ла­да­ют де­ну­да­ци­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ные рав­ни­ны, по­ни­жаю­щие­ся на се­ве­ро-вос­ток к оз. Ху­хе-Ну­ур (са­мая низ­кая точ­ка стра­ны, 553 м). Над ни­ми воз­вы­ша­ет­ся на­го­рье Хэн­тэй (выс. до 2800 м) с мяг­ки­ми, сгла­жен­ны­ми вер­ши­на­ми, их под­но­жия час­то по­кры­ты мощ­ны­ми де­лю­ви­аль­ны­ми шлей­фа­ми. Ост­рые греб­ни от­ме­ча­ют­ся толь­ко в наи­бо­лее вы­со­ких хреб­тах; в ниж­них час­тях скло­нов раз­ви­ты под­гор­ные рав­ни­ны разл. кру­тиз­ны и сте­пе­ни рас­чле­не­ния. На юг и юго-вос­ток за­хо­дит пус­ты­ня Го­би, над ней воз­вы­ша­ют­ся неск. изо­ли­ро­ван­ных вул­ка­нич. мас­си­вов – вул­ка­нич. об­ласть Да­ри­ган­га (выс. до 1778 м, вул­кан Ши­лийн-Богд-Уул). Пес­ча­ные пу­сты­ни в М. за­ни­ма­ют пл. ок. 30 тыс. км2 и со­сре­до­то­че­ны гл. обр. в Го­би и Кот­ло­ви­не Боль­ших Озёр.

Геологическое строение и полезные ископаемые

Тер­ри­то­рия М. рас­по­ло­же­на в пре­де­лах Цен­траль­ноа­зи­ат­ско­го склад­ча­то­го поя­са Ура­ло-Охот­ско­го по­движ­но­го поя­са. B ре­зуль­та­те тек­то­нич. дви­же­ний разл. эпох (до­кем­брий­ской, ран­не- и позд­не­ка­ле­дон­ской, гер­цин­ской) сфор­ми­ро­ва­лась слож­ная мо­за­ич­но-бло­ко­вая струк­ту­ра. Наи­бо­лее древ­ние ме­та­мор­фич. ком­плек­сы ар­хея и ран­не­го про­те­ро­зоя вы­сту­па­ют на се­ве­ре и в центр. час­ти М. в пре­де­лах Ту­ви­но-Мон­голь­ско­го и Цен­траль­но­мон­голь­ско­го мас­си­вов (мик­ро­кон­ти­нен­тов), раз­де­лён­ных Хан­ху­хэй­ским раз­ло­мом. На вы­сту­пы ран­не­до­кем­брий­ской ко­ры с за­па­да и вос­то­ка над­ви­ну­ты ран­не­ка­ле­дон­ские склад­ча­тые зо­ны – Озёр­ная (с за­па­да), Джи­дин­ская и Ба­ян­хон­гор­ская (с вос­то­ка), сло­жен­ные венд-ран­не­кем­брий­ски­ми офио­ли­та­ми и ост­ро­во­дуж­ны­ми вул­ка­ни­та­ми, ко­то­рые про­рва­ны гра­ни­тои­да­ми позд­не­го кем­брия. На за­па­де М. с Мон­голь­ским Ал­та­ем про­стран­ст­вен­но сов­па­да­ет од­но­имён­ная позд­не­ка­ле­дон­ская склад­ча­тая сис­те­ма, в строе­нии ко­то­рой гл. роль иг­ра­ет фли­шо­ид­ная тер­ри­ген­ная се­рия верх­не­го кем­брия – ниж­не­го ор­до­ви­ка. Ка­ле­до­ни­ды Мон­голь­ско­го Ал­тая пе­ре­кры­ты сред­не­ор­до­вик­ско-ниж­не­си­лу­рий­ской мо­лас­сой, за­ле­гаю­щей во впа­ди­нах и гра­бе­нах, про­рва­ны позд­не­де­вон­ски­ми гра­ни­тои­да­ми. Гер­цин­ская Юж­но-Мон­голь­ская склад­ча­тая сис­те­ма об­ра­зо­ва­на си­лу­рий­ско-де­вон­ски­ми и ниж­не­ка­мен­но­уголь­ны­ми ком­плек­са­ми, вклю­чаю­щи­ми офио­ли­ты, вул­ка­ни­ты разл. со­ста­ва, яш­мы, крем­ни­сто-слан­це­вые и ту­фо­ген­но-грау­вак­ко­вые по­ро­ды, фраг­мен­тар­но пе­ре­кры­тые верх­не­па­лео­зой­ской мо­лас­сой.

В вост. час­ти М. вы­де­ля­ют Хан­гай-Хэн­тэй­ский про­гиб, от­но­ся­щий­ся к Мон­го­ло-Охот­ской гер­цин­ско-ким­ме­рий­ской склад­ча­той сис­те­ме. Про­гиб сло­жен вул­ка­ни­та­ми, мощ­ной тол­щей тур­би­ди­тов и конг­ло­ме­ра­та­ми ниж­не­го де­во­на – ниж­не­го кар­бо­на, смя­ты­ми в склад­ки и про­рван­ны­ми гра­ни­та­ми в эпо­ху гер­цин­ско­го тек­то­ге­не­за. Юж. ог­ра­ни­че­ни­ем про­ги­ба яв­ля­ет­ся Ке­ру­лен-Ар­гун­ский мас­сив древ­ней кон­ти­нен­таль­ной ко­ры, до­кем­брий­ский фун­да­мент ко­то­ро­го пе­ре­крыт де­фор­ми­ро­ван­ным и про­рван­ным гра­ни­тои­да­ми чех­лом осад­ков вен­да – па­лео­зоя; на­ло­жен­ные на мас­сив впа­ди­ны за­пол­не­ны ме­зо­зой­ски­ми кон­ти­нен­таль­ны­ми от­ло­же­ния­ми и вул­ка­ни­та­ми. К юго-вос­то­ку от Цен­траль­но­мон­голь­ско­го и Ке­ру­лен-Ар­гун­ско­го мас­си­вов про­сти­ра­ет­ся Го­би-Хин­ган­ская гер­цин­ская склад­ча­тая сис­те­ма, пред­став­ляю­щая со­бой про­дол­же­ние Юж­но-Мон­голь­ской склад­ча­той сис­те­мы. В край­нюю юго-вост. часть М. за­хо­дит Внут­рен­не­мон­голь­ско-Дун­бэй­ская позд­не­гер­цин­ская склад­ча­тая сис­те­ма, раз­ви­тие ко­то­рой про­дол­жа­лось до кон­ца пер­ми. В кай­но­зое на тер­ри­то­рии М. ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись тек­то­нич. дви­же­ния, при­вед­шие к по­втор­но­му го­ро­об­ра­зо­ва­нию и фор­ми­ро­ва­нию на се­ве­ро-за­па­де риф­то­ген­ной впа­ди­ны оз. Хуб­су­гул (Хув­сгел-Ну­ур), от­но­ся­щей­ся к Бай­каль­ской риф­то­вой сис­те­ме. В центр. и юго-вост. час­ти М. про­явил­ся позд­не­кай­но­зой­ский вул­ка­низм с об­ра­зо­ва­ни­ем по­кро­вов ба­заль­тов и вул­ка­нич. ко­ну­сов. В кон­ти­нен­таль­ных по­ро­дах ме­зо­зоя из­вест­ны уни­каль­ные на­ход­ки ске­ле­тов ди­но­зав­ров.

Тер­ри­то­рия М. рас­по­ло­же­на в од­ной из наи­бо­лее ак­тив­ных внут­ри­кон­ти­нен­таль­ных сейс­мич. об­лас­тей ми­ра. В 20 в. про­изош­ло бо­лее 70 силь­ных зем­ле­тря­се­ний ин­тен­сив­но­стью св. 7–8 бал­лов (маг­ни­ту­да боль­ше 5), из них 10 – ин­тен­сив­но­стью 10 бал­лов и бо­лее (маг­ни­ту­да 7 и вы­ше), со­про­во­ж­дав­ших­ся зна­чит. де­фор­ма­ция­ми зем­ной по­верх­но­сти и ка­та­ст­ро­фа­ми. Наи­бо­лее силь­ные зем­ле­тря­се­ния – Се­ве­ро-Хан­гай­ское (1905) и Го­би-Ал­тай­ское (1957) – вскры­ли ра­нее су­ще­ст­во­вав­шие раз­ло­мы. Осо­бен­но вы­со­ко­сейс­мич­на зап. по­ло­ви­на M. (осо­бен­но гор­ные сис­те­мы Мон­голь­ско­го и Го­бий­ско­го Ал­тая, Хан-Ху­хийн-Ну­руу, центр. час­ти Хан­гая и зап. час­ти При­хуб­су­гу­лья).

В не­драх М. за­клю­че­ны круп­ные за­па­сы руд ме­ди, зо­ло­та, ура­на, уг­лей. Ме­сто­ро­ж­де­ние ком­плекс­ных зо­ло­то­мед­ных руд Оюу-Тол­гой (ай­мак Ум­не­говь) – круп­ней­шее в ми­ре (2010) по за­па­сам из не­раз­ра­ба­ты­вае­мых ме­сто­ро­ж­де­ний. Зна­чит. за­па­сы мед­ных руд свя­за­ны так­же с ком­плекс­ны­ми мед­но-мо­либ­ден-пор­фи­ро­вы­ми зо­ло­то­со­дер­жа­щи­ми ме­сто­ро­ж­де­ния­ми (Ца­га­ан-Су­вар­га, ай­мак Дунд­говь; Эр­дэ­нэ­тийн-Обо, ай­мак Бул­ган; Зу­ун­мод, ай­мак Ба­ян­хон­гор; Хон­гор, ай­мак Ум­не­говь, и др.). Ме­сто­ро­ж­де­ния соб­ст­вен­но зо­ло­тых руд – ко­рен­ные (Бо­роо, Га­цу­урт в сев. час­ти; в ай­ма­ке Ба­ян­хон­гор в центр. час­ти) и рос­сып­ные (За­амар и др. на се­ве­ре; об­ра­зу­ют Се­ве­ро-Хэн­тэй­скую зо­ло­то­нос­ную зо­ну). Пер­спек­тив­ны­ми яв­ля­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния руд ура­на (Мар­дай, Дор­нод, Гур­ван­бу­лаг в ай­ма­ке Дор­нод), же­ле­за (Ту­мур­тэй, Ба­ян­гол, Барт­гилт, Хуст-Уул Ту­мэр­тол­гой). Наиболее важные ме­сто­ро­ж­де­ния ка­мен­ных, в т. ч. кок­сую­щих­ся, уг­лей – группа Та­ван­тол­гой, На­рийн-Су­хайт (аймак Умнеговь), Улаан-Овоо (ай­мак Сэ­лэн­гэ), Ово­от (ай­мак Хув­сгел); бу­рых и ка­мен­ных уг­лей – Ово­от­тол­гой (ай­мак Ум­не­говь); бу­рых уг­лей – Ба­га­ну­ур (ай­мак Ту­ве), Ши­вээ-Овоо (ай­мак Дунд­говь), Ша­рын­гол (ай­мак Дар­хан-Уул).

Ме­сто­ро­ж­де­ния мо­либ­ден-вольф­ра­мо­вых руд встре­ча­ют­ся на за­па­де (Кы­зыл­тау и др.) и вос­то­ке (Югод­зырь и др.), оло­во­вольф­ра­мо­вых руд – в вост. час­ти (Ца­ган­да­ба, Он­гон­хайр­хан, Ховд-Гол и др.). За­па­сы мо­либ­де­но­вых руд так­же скон­цен­три­ро­ва­ны в ком­плекс­ных мед­но-мо­либ­де­но­вых (напр., Эр­дэ­нэ­тийн-Обо) ме­сто­ро­ж­де­ни­ях, в мень­шей сте­пе­ни – в соб­ст­вен­но мо­либ­де­но­вых ме­сто­ро­ж­де­ни­ях. Свин­цо­во-цин­ко­вые ме­сто­ро­ж­де­ния рас­по­ло­же­ны на вос­то­ке [Улан (Ула­ан), Цав Сал­хит]. В Монг. Ал­тае ло­ка­ли­зо­ва­ны ме­сто­ро­ж­де­ния соб­ст­вен­но се­реб­ря­ных руд, в т. ч. круп­ные (Ас­гат). В ка­че­ст­ве по­пут­но­го ком­по­нен­та се­реб­ро встре­ча­ет­ся в по­ли­ме­тал­лич. и мед­но-пор­фи­ро­вых ме­сто­ро­ж­де­ни­ях. Зна­чит. за­па­сы фос­фо­ри­тов со­сре­до­то­че­ны на се­ве­ре в Хуб­су­гуль­ском фос­фо­ри­то­нос­ном бас­сей­не (круп­ное ме­сто­ро­ж­де­ние Бу­рэн­хан). На вос­то­ке М. на­хо­дят­ся важ­ные ме­сто­ро­ж­де­ния флюо­ри­та [Бор-Ун­дер (Бор-Ун­дур), ай­мак Хэн­тий; Хар-Ай­раг, Ур­гэн (Ур­ген), ай­мак Дор­но­говь], об­ра­зую­щие круп­ную флюо­ри­то­нос­ную про­вин­цию. Не­боль­шие ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти рас­по­ло­же­ны в юго-вост., юж. и юго-зап. рай­онах стра­ны. В М. так­же име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния оло­вян­ных руд (ко­рен­ные и рос­сып­ные), хри­зо­тил-ас­бе­ста, гра­фи­та, маг­не­зи­та, гип­са, ка­мен­ной и ка­лий­ных со­лей, со­ды, при­род­ных стро­ит. ма­те­риа­лов, дра­го­цен­ных и по­де­лоч­ных кам­ней (аль­ман­дин, пи­роп, хри­зо­лит, аме­тист, ага­ты, неф­рит, яш­ма, ро­до­нит и др.).

Климат

М. за­ни­ма­ет тер­ри­то­рию с уме­рен­ным, рез­ко кон­ти­нен­таль­ным кли­ма­том с боль­ши­ми се­зон­ны­ми и су­точ­ны­ми ко­ле­ба­ния­ми темп-ры воз­ду­ха. Зи­ма хо­лод­ная, ма­ло­снеж­ная, сол­неч­ная, ср. темп-ра ян­ва­ря на се­ве­ре –35 °C (ми­нималь­ная до –50 °C), на юге –10 °C. На всей тер­ри­то­рии сред­не­ме­сяч­ные темп-ры с но­яб­ря по март ни­же 0 °C. Без­мо­роз­ный пе­ри­од про­дол­жа­ет­ся от 80–100 дней на се­ве­ре до 120–140 дней на юге. Ле­то тё­п­лое, ко­рот­кое, ср. темп-ра ию­ля 18–26 °C (макс. до 40 °C). Сред­не­го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков со­став­ля­ет 250 мм, на се­ве­ре в го­рах, при­ле­гаю­щих к оз. Хуб­су­гул (Хувс­гел-Ну­ур), вы­па­да­ет до 400 мм, на юге, в пус­ты­не Го­би, ме­нее 100 мм. Мак­си­мум осад­ков при­хо­дит­ся на июнь – ав­густ (80–90% го­до­во­го ко­ли­че­ст­ва). В го­рах Мон­голь­ско­го Ал­тая – лед­ни­ки. В сев. час­ти стра­ны раз­ви­ты мно­го­лет­не­мёрз­лые по­ро­ды, имею­щие пре­им. ост­ров­ное рас­про­стра­не­ние.

Внутренние воды

Реч­ная сеть хо­ро­шо раз­ви­та на се­ве­ре М., наи­бо­лее круп­ные ре­ки – Сэ­лэн­гэ (Се­лен­га) с при­то­ком Ор­хон (бас­сейн оз. Бай­кал), Ке­ру­лен и Онон (бас­сейн р. Амур). Пре­об­ла­да­ет до­ж­де­вое пи­та­ние (15–20% – сне­го­вое), па­вод­ки – вес­ной и ле­том; ле­до­став с но­яб­ря по май. Наи­бо­лее круп­ные ре­ки об­лас­ти внутр. сто­ка – Зав­хан (впа­да­ет в оз. Хяр­гас-Ну­ур) и Ховд (впа­да­ет в оз. Хар-Ус-Ну­ур). В пус­ты­не Го­би – врем. во­до­токи, пи­таю­щие­ся под­зем­ны­ми во­да­ми. Б. ч. круп­ных озёр рас­по­ло­же­на в тек­то­нич. впа­ди­нах зап. час­ти М.: со­лё­ные замк­ну­тые – Уб­су-Нур (Увс-Ну­ур) и Хяр­гас-Ну­ур, пре­сные про­точ­ные – Хуб­су­гул (Хувс­гел-Ну­ур) и Хар-Ус-Ну­ур.

Еже­год­но во­зоб­нов­ляе­мые вод­ные ре­сур­сы со­став­ля­ют 35 км3, во­до­обес­пе­чен­ность – 13,5 тыс. м3/чел. в год. Еже­год­ный во­до­за­бор 0,4 км3 (1993), из них 53% во­ды ис­поль­зу­ет­ся в с. х-ве, 27% – в пром-сти, 20% – в жи­лищ­но-ком­му­наль­ном во­до­снаб­же­нии. Бо­лее 80% во­до­по­треб­ле­ния обес­пе­чи­ва­ет­ся за счёт под­зем­ных ис­точ­ни­ков.

Почвы, растительный и животный мир

На тер­ри­то­рии М. рас­про­стра­не­ны гор­но-степ­ные каш­та­но­вые поч­вы (св. 60% пл. стра­ны) и гор­но-степ­ные чер­но­зём­ные бес­кар­бо­нат­ные, а так­же бу­рые поч­вы со зна­чит. за­со­ле­ни­ем (гл. обр. в Го­би). По до­ли­нам рек и в озёр­ных кот­ло­ви­нах – лу­го­вые поч­вы.

Бо­лее 80% тер­ри­то­рии стра­ны за­ня­то рас­ти­тель­но­стью гор­ных и рав­нин­ных су­хих и опус­ты­нен­ных сте­пей. В М. на­счи­ты­ва­ет­ся св. 2800 ви­дов рас­те­ний (9% из них эн­де­ми­ки). На рав­ни­нах центр. и вост. час­тей пре­об­ла­да­ют зла­ко­во-раз­но­трав­ные сте­пи (из ко­вы­ля, вос­тре­ца, тон­ко­но­га, жит­ня­ка, чия, по­лы­ни, мес­та­ми с при­ме­сью ка­ра­га­ны). На юге и юго-вос­то­ке рас­про­стра­не­ны по­лу­пус­ты­ни и пус­ты­ни, в со­ста­ве рас­ти­тель­но­сти ко­то­рых – ко­вы­ли, чий, со­лян­ки. В по­лу­пус­ты­нях встре­ча­ют­ся сак­са­уль­ни­ки. В Кот­ло­ви­не Боль­ших Озёр на­хо­дит­ся са­мый сев. уча­сток рас­про­стра­не­ния пус­тынь на Зем­ле. Для гор­ных рай­онов ха­рак­тер­ны ланд­шаф­ты ле­со­сте­пи, ос­вет­лён­ные та­ёж­ные ле­са (из ли­ст­вен­ни­цы, кед­ра, со­сны, ели, бе­рё­зы) встре­ча­ют­ся пре­им. на скло­нах сев. и сев.-зап. экс­по­зи­ций. В Хэн­тэе и в го­рах, при­ле­гаю­щих к оз. Хуб­су­гул (Хув­с­гел-Ну­ур), име­ют­ся уча­ст­ки чис­той хвой­ной тай­ги. Ле­са за­ни­ма­ют ок. 10% тер­ри­то­рии М. По до­ли­нам рек час­ты за­рос­ли то­по­ля, ивы, че­рё­му­хи. В пус­ты­не Го­би со­хра­ни­лись ви­ды, ис­чез­нув­шие на тер­ри­то­рии этой же фло­ри­стич. об­лас­ти в пре­де­лах со­сед­не­го Ки­тая.

В М. на­счи­ты­ва­ет­ся 138 ви­дов мле­ко­пи­таю­щих (14 под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния), 274 ви­да птиц (16 – ис­че­заю­щие), 8 – ам­фи­бий, 22 – реп­ти­лий, 75 ви­дов рыб. Сре­ди жи­вот­ных наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны гры­зу­ны (су­рок-тар­ба­ган, пес­чан­ки, туш­кан­чи­ки, хо­мяч­ки, по­лёв­ки). Встре­ча­ют­ся за­яц-то­лай, пи­щу­ха, акк­ли­ма­ти­зи­ро­ва­на он­дат­ра. В ле­сах – со­боль, бел­ка, бу­рун­дук. Из ко­пыт­ных ха­рак­тер­ны ку­лан, ан­ти­ло­пы – джей­ран, дзе­рен, сай­га; в ле­сах оби­та­ют ко­су­ля, ма­рал, в Хэн­тэе – лось, ка­бар­га. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны волк и ли­си­ца. Мно­го пе­ре­лёт­ных во­до­пла­ваю­щих и око­ло­вод­ных птиц, ис­поль­зую­щих во­доё­мы М. в пе­ри­од ми­гра­ций. Обыч­ные оби­та­те­ли сте­пей – дро­фа, жу­равль-кра­сав­ка, степ­ной орёл, мох­но­но­гий ка­нюк и др. Сре­ди гнез­дя­щих­ся птиц осо­бен­но ред­ки со­ко­лы и реликтовая чай­ка. Уни­каль­ны ви­ды мле­ко­пи­таю­щих, дав­шие на­ча­ло одо­маш­нен­ным, – ло­шадь Прже­валь­ско­го (по­сле пол­но­го ис­чез­но­ве­ния ин­тро­ду­ци­ро­ва­на в 20 в.) и гор­ная ко­за. Не­ко­то­рые жи­вот­ные (ди­кий верб­люд, го­бий­ский мед­ведь) поч­ти не встре­ча­ют­ся за пре­де­ла­ми стра­ны. Чис­лен­ность снеж­но­го бар­са, вне­сён­но­го в Крас­ную кни­гу М., в Мон­голь­ском и Го­бий­ском Ал­тае, хреб­те Хан­гай до­сти­га­ет 1000 осо­бей.

В М. – 55 ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий, за­ни­маю­щих 13,5% пло­ща­ди (12 за­по­вед­ни­ков, 19 нац. пар­ков, 18 при­род­ных ре­зер­ва­тов, 6 па­мят­ни­ков при­ро­ды). Наи­боль­шее зна­че­ние для со­хра­не­ния био­раз­но­об­ра­зия име­ет Боль­шой Го­бий­ский био­сфер­ный за­по­вед­ник, а так­же за­по­вед­ни­ки Богд-Хан-Уул (ре­лик­то­вые хвой­ные ле­са в ок­ре­ст­но­стях г. Улан-Ба­тор), Вост.-Монг. степ­ной (су­хо­степ­ные со­об­ще­ст­ва вост. рав­нин), Хэн­тэй­ский (гор­ные ле­са). В спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия вклю­че­ны куль­тур­ный ланд­шафт до­ли­ны р. Ор­хон и Уб­су­нур­ская кот­ло­ви­на (совм. с Рос­си­ей).

Население

Осн. часть на­се­ле­ния М. со­став­ля­ют мон­го­лы: хал­ха (82,4%) – рас­се­ле­ны по­все­ме­ст­но; ой­ра­ты (дэр­бэ­ты 2,8%, бая­ты 2,2%, за­хчи­ны 1,3%, олё­ты 0,6% тор­гу­ты 0,5%, мян­га­ты 0,3%), урян­хай­цы (1%), хо­то­ны (0,4%), хо­то­гой­ты (0,6%) – на за­па­де; дар­ха­ты (0,8%) – на се­ве­ре; бу­ря­ты (1,7%), да­ри­ган­га (1%), бар­гу­ты (0,1%), узум­чи­ны (0,1%) – на вос­то­ке. На за­па­де про­жи­ва­ют так­же ка­за­хи (3,9%) и ту­вин­цы (0,2%). Сре­ди про­чих (0,4%) – сар­ту­лы, уз­бе­ки, рус­ские, ки­тай­цы и др. (2010, пе­ре­пись).

На про­тя­же­нии 20 в. (осо­бен­но во 2-й пол.) в свя­зи с вы­со­ким уров­нем ро­ж­дае­мо­сти, сни­же­ни­ем смерт­но­сти и уве­ли­че­ни­ем про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни чис­лен­ность на­се­ле­ния М. бы­ст­ро рос­ла (647,5 тыс. чел. в 1918; 1017,1 тыс. чел. в 1963; 2044,0 тыс. чел. в 1989; 2373,5 тыс. чел. в 2000). В 1990-х гг. слож­ная со­ци­аль­но-эко­но­мич. си­туа­ция в стра­не при­ве­ла к сни­же­нию тем­пов ес­теств. при­рос­та на­се­ле­ния, в сер. 2000-х гг. вновь на­ме­ти­лась тен­ден­ция к уве­ли­че­нию ро­ж­дае­мо­сти и сни­же­нию смерт­но­сти. Ро­ж­дае­мость ок. 22,9 на 1000 жит., смерт­ность 6,6 на 1000 жит. (2010). По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти 2,4 ре­бён­ка на 1 жен­щи­ну. Мла­ден­че­ская смерт­ность 20,2 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных. В струк­ту­ре на­се­ле­ния пре­об­ла­да­ют лю­ди тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (15–64 лет) – 69,0%, до­ля де­тей до 15 лет 27,3%, лиц 65 лет и стар­ше 3,7% (2010). В ср. на 100 жен­щин при­хо­дит­ся 98 муж­чин (2010). Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 68 лет (муж­чи­ны – 64,9; жен­щи­ны – 72,3).

Плот­ность на­се­ле­ния очень низ­кая, в ср. ок. 1,8 чел./км2 (2010). Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны центр. и сев. рай­оны стра­ны (5–6 чел./км2 в сев. пред­горь­ях хреб­та Хан­гай и до­ли­не р. Ор­хон). Ср. плот­ность на­се­ле­ния сто­лич­но­го ре­гио­на Улан-Ба­тор 263,8 чел./км2, об­ра­зо­ванных круп­ны­ми пром. цен­тра­ми не­боль­ших по пло­ща­ди ай­ма­ков Ор­хон – 113,4 чел./км2, Дар­хан-Уул – 28,7 чел./км2. В пус­тын­ных и по­лу­пус­тын­ных рай­онах юж. час­ти М., за­ни­маю­щих до 40% пл. стра­ны, плот­ность на­се­ле­ния со­став­ля­ет 1 чел. на 10–15 км2. До­ля гор. нас. (67,9% в 2010) бы­ст­ро рас­тёт (в ср. на 1,2% в год в 2005–10) за счёт мас­со­вой ми­гра­ции сель­ских жи­те­лей в го­ро­да, пре­ж­де все­го в сто­ли­цу стра­ны. Круп­ней­шие го­ро­да (тыс. чел., 2012): Улан-Ба­тор (885,1), Эр­дэ­нэт (79,6), Дар­хан (76,6), Чой­бал­сан (48,6).

Эко­но­ми­чес­ки ак­тив­ное на­се­ле­ние М. – 1147,1 тыс. чел. (2010), все­го в эко­но­ми­ке за­ня­то 1033,7 тыс. чел., из них в сфе­ре ус­луг 50,3% (в т. ч. в тор­гов­ле 14,1%, на транс­пор­те и в свя­зи 8,8%), в пром-сти – 11,5%, в с. х-ве – 33,5%, в строи­тель­ст­ве – 4,7%.Уро­вень без­ра­бо­ти­цы ок. 9,9% эко­но­ми­че­ски ак­тив­но­го на­се­ле­ния. В нач. 2010-х гг. за чер­той бед­но­сти про­жи­ва­ет св. 35% нас. стра­ны.

Религия

Ве­рую­щие – при­вер­жен­цы ти­бет­ско­го буд­диз­ма (ок. 50%, по др. оцен­кам, до 90%), му­суль­ма­не-сун­ни­ты (ок. 4%), при­вер­жен­цы тра­диц. ве­ро­ва­ний, хри­стиа­не (гл. обр. про­тес­тан­ты) (2004, оцен­ка).

В 1920–80-е гг. дея­тель­ность всех ре­лиг. ор­га­ни­за­ций в М. (гл. обр. буд­дий­ских и му­суль­ман­ских) под­вер­га­лась со сто­ро­ны гос-ва жё­ст­ким ог­ра­ни­че­ни­ям. С 1990-х гг. на­ча­лось воз­ро­ж­де­ние мн. за­кры­тых буд­дий­ских мо­на­сты­рей и хра­мов (бо­лее 200 к нач. 21 в.), рез­ко воз­рос­ло чис­ло мо­на­хов. Круп­ней­ший буд­дий­ский мон. – Ган­дан­тек­чин­линг в Улан-Ба­то­ре (в 1940–90-х гг. был един­ст­вен­ным дей­ст­вую­щим мо­на­сты­рём в М.), его на­стоя­тель (хам­бо-ла­ма) счи­та­ет­ся гла­вой буд­ди­стов Мон­го­лии.

В Улан-Ба­то­ре дей­ст­ву­ет (с 1998) пра­во­слав­ный при­ход Св. Трои­цы в юрис­дик­ции РПЦ. Рим­ско-ка­то­лич. цер­ковь пред­став­ле­на апо­столь­ской пре­фек­ту­рой в Улан-Ба­то­ре.

Исторический очерк

Территория Монголии в каменном веке

Каменный инвентарь поселения Орок-Нур 1 (по А. П. Деревянко, В. Т. Петрину).

Древ­ней­шие сле­ды (800–500 тыс. лет на­зад) пре­бы­ва­ния лю­дей на тер­ри­то­рии М. фик­си­ру­ют­ся в Мон­голь­ском и Го­бий­ском Ал­тае, где об­на­ру­же­но бо­лее 30 ме­сто­на­хо­ж­де­ний ран­не­го па­лео­ли­та (На­рийн-Гол 17 и др.). Эти на­ход­ки при­над­ле­жат «га­леч­ной» тра­ди­ции, фор­ми­ро­ва­ние ко­то­рой свя­зы­ва­ют с ол­ду­вай­ской куль­ту­рой. Для па­мят­ни­ков М. ха­рак­тер­ны силь­но кор­ро­ди­ро­ван­ные чоп­пе­ры и чоп­пин­ги, ору­дия «с но­си­ком», га­леч­ные нук­ле­усы и мас­сив­ные скрёб­ла, за­ле­гаю­щие на по­верх­но­сти позд­не­п­лио­це­но­вых тер­рас. Вто­рой ми­гра­ци­он­ной вол­не древ­них лю­дей со­от­вет­ст­ву­ет рас­про­стра­не­ние ин­ду­ст­рий позд­не­го Аше­ля с эле­мен­та­ми Ле­вал­луа и би­фа­са­ми, пред­став­лен­ных па­мят­ни­ка­ми в пус­ты­не Го­би и в го­рах Го­бий­ско­го Ал­тая, в т. ч. Крем­ние­вая до­ли­на на юго-вос­то­ке хреб­та Арц-Бо­гд-Ну­руу. Мар­шрут этих волн рас­се­ле­ния про­хо­дил, ско­рее все­го, че­рез Кав­каз, Ср. Азию, Ал­тай. Для сред­не­го па­лео­ли­та вы­де­ля­ют­ся 2 ли­нии раз­ви­тия: зуб­ча­тое Му­стье с пре­об­ла­да­ни­ем не­ле­вал­лу­аз­ской сис­те­мы рас­ще­п­ле­ния нук­ле­усов (тер­ри­то­рия Сев. и Вост. М.) и ле­вал­луа-му­сть­ер­ская тра­ди­ция с пре­об­ла­да­ни­ем скрёбел (Го­бий­ский и Мон­голь­ский Ал­тай, опор­ный па­мят­ник – Ца­ган-Агуй). Эти ин­ду­ст­рии вхо­дят в круг сред­не­ази­ат­ских и ближ­не­во­сточ­ных куль­тур.

В от­ло­же­ни­ях фи­наль­но­го Му­стье по­яв­ля­ют­ся ору­дия, ха­рак­тер­ные для верх­не­го па­лео­ли­та; схо­жие ком­плек­сы от­но­сят­ся к орок-нор­ской (орок-нур­ской) ли­нии раз­ви­тия (40–30 тыс. лет на­зад), вхо­дя­щей в круг ин­ду­ст­рий «ка­ра­бо­мов­ско­го пла­ста», вы­де­ляе­мо­го на тер­ри­то­рии Юж. Си­би­ри и Сев. М. Для ран­не­го эта­па верх­не­го па­лео­ли­та (33–26 тыс. лет на­зад) по­ка­за­тель­ны па­мят­ни­ки Хан­гай­ской гор­ной стра­ны и Го­бий­ско­го Ал­тая, при­над­ле­жа­щие общ­но­сти пла­стин­ча­тых ин­ду­ст­рий Сев. и Центр. Азии. Сред­ний этап верх­не­го па­лео­ли­та (на­чал­ся ок. 25 тыс. лет на­зад) вы­де­ля­ет­ся по­ка толь­ко на ма­те­риа­лах стоя­нок в бас­сей­не р. Ор­хон. Для позд­не­го эта­па по­ка­за­тель­ны ма­те­риа­лы стоя­нок Тол­бор 15 и 4 (ок. 14900–14000 лет на­зад). В мес­теч­ке Сал­хит (Вост. М. – ай­мак Хэн­тий) бы­ла най­де­на че­реп­ная крыш­ка ис­ко­пае­мо­го че­ло­ве­ка, да­ти­ро­ван­ная 25 тыс. лет на­зад; от­ме­че­но со­че­та­ние мор­фо­ло­ги­че­ских при­зна­ков не­ан­дер­таль­ца и Homo erectus с пре­об­ла­да­ни­ем ха­рак­те­ри­стик, по­ка­за­тель­ных для че­ло­ве­ка совр. ви­да.

С ру­бе­жа плей­сто­це­на и го­ло­це­на (14–11 тыс. лет на­зад) про­ис­хо­дит ко­рен­ная пе­ре­строй­ка при­род­ной сре­ды Центр. Азии. Для ин­ду­ст­рий на тер­ри­то­рии М. ста­но­вят­ся ха­рак­тер­ны мик­ро­тех­ни­ка в из­го­тов­ле­нии и ис­поль­зо­ва­нии нук­ле­усов, про­из-во со­став­ных ору­дий из ре­ту­ши­ро­ван­ных мик­ро­пла­стин-вкла­ды­шей и кос­тя­ных или де­рев. ос­нов. Та­кие тех­но­ло­гии спо­соб­ст­во­ва­ли мень­шей за­ви­си­мо­сти древ­них кол­лек­ти­вов от ис­точ­ни­ков сы­рья, т. е. боль­шей мо­биль­но­сти. С этим вре­ме­нем свя­за­ны и мно­го­числ. на­ход­ки ук­ра­ше­ний в ви­де бус, из­го­тов­лен­ных из скор­лу­пы яиц страу­сов.

Не­олит на тер­ри­то­рии М. из­вес­тен ху­же др. пе­рио­дов ка­мен­но­го ве­ка. Ору­дия и ке­ра­ми­ка встре­ча­ют­ся прак­ти­че­ски по все­му ре­гио­ну. Луч­ше изу­че­ны вост. рай­оны. Для од­ной тра­ди­ции, пред­став­лен­ной здесь, ха­рак­тер­ны ши­ло­вид­ные кос­тя­ные на­ко­неч­ни­ки стрел; её бли­жай­шие ана­ло­гии от­ме­че­ны в бас­сей­нах сред­не­го те­че­ния Аму­ра и в бас­сей­не Ан­га­ры. С ней свя­зан и па­мят­ник у Там­цаг-Бу­ла­ка (Вост. М. – ай­мак Дор­нод; ок. 3500 до н. э.), где на бе­ре­гу ны­не су­хо­го озе­ра рас­ко­па­на пря­мо­уголь­ная в пла­не по­лу­зем­лян­ка. В её уг­лу, под по­лом, на­хо­ди­лось за­хо­ро­не­ние муж­чи­ны в скор­чен­ном си­дя­чем по­ло­же­нии. Для др. ли­нии раз­ви­тия на тер­ри­то­рии Вост. М. по­ка­за­тель­ны дву­сто­рон­не об­ра­бо­тан­ные на­ко­неч­ни­ки стрел, ха­рак­тер­ные и для та­ёж­ных охот­ни­ков При­бай­ка­лья и За­бай­ка­лья (се­ров­ская куль­ту­ра).

Территория Монголии от бронзового века до начала 2-го тыс. н. э.

Находки на памятниках эпохи Уйгурского каганата: 1 – навершие Хара-Балгасунской стелы; 2 – постамент Терхинской стелы; 3 – верхний жёрнов из Орду-Балыка;4–6 – концевые ди...

Па­мят­ни­ки на­ча­ла эпо­хи ран­не­го ме­тал­ла на тер­ри­то­рии Центр. и Зап. М. от­но­сят­ся к афа­нась­ев­ской куль­ту­ре, но­си­те­ли ко­то­рой бы­ли па­лео­ев­ро­пео­и­да­ми. По од­ной точ­ке зре­ния, они яв­ля­ют­ся по­том­ка­ми но­си­те­лей древ­не­ям­ной общ­но­сти (см. Ям­ная куль­ту­ра), пе­ре­се­лив­ших­ся из сте­пей Вост. Ев­ро­пы, по дру­гой – ме­ст­но­го верх­не­па­лео­ли­тич. на­се­ле­ния, имев­ше­го с но­си­те­ля­ми ям­ной куль­ту­ры об­щих пред­ков и кон­так­ты. Ве­ро­ят­но, это на­се­ле­ние (есть точ­ка зре­ния об их бли­зо­сти пред­кам то­ха­ров) со­ста­ви­ло суб­страт­ную ос­но­ву ко­че­вых пле­мён, оби­тав­ших на тер­ри­то­рии Зап. и Центр. М., со­пре­дель­ных рай­онов Сая­но-Ал­тая, Вост. Ка­зах­ста­на, Синь­цзя­на до кон­ца ран­не­го же­лез­но­го ве­ка.

В раз­ви­том брон­зо­вом ве­ке на тер­ри­то­рии Зап. и Центр. М. от­ме­че­ны на­ход­ки, свя­зан­ные с сей­мин­ско-тур­бин­ской куль­ту­рой. Этим вре­ме­нем да­ти­ру­ют ряд древ­ней­ших изо­бра­же­ний ко­лёс­но­го транс­пор­та, ба­таль­ных и др. сцен на пет­рог­ли­фах М. В фи­на­ле этой эпо­хи и позд­нем брон­зо­вом ве­ке вы­де­ля­ет­ся ис­то­ри­ко-куль­тур­ная общ­ность, ко­то­рую мар­ки­ру­ют по­яв­ле­ние ке­рек­су­ров, мно­го­числ. олен­ные кам­ни, на­ход­ки не­ко­то­рых ти­пов брон­зо­вых ору­дий и ору­жия, в т. ч. имею­щие со­от­вет­ст­вия в изо­бра­же­ни­ях на олен­ных кам­нях, пет­рог­ли­фы, сти­ли­сти­че­ски схо­жие с ри­сун­ка­ми на олен­ных кам­нях. Тер­ри­то­рия вост. рай­онов М. в позд­нем брон­зо­вом ве­ке вхо­ди­ла в аре­ал пли­точ­ных мо­гил куль­ту­ры, но­си­те­ли ко­то­рой бы­ли мон­го­лои­да­ми. В ран­нем же­лез­ном ве­ке эта куль­ту­ра рас­про­стра­ни­лась и на центр. рай­оны М. Общ­ность, ха­рак­те­ри­зуе­мая ке­рек­су­ра­ми и олен­ны­ми кам­ня­ми, рас­па­лась на ряд куль­тур­ных групп, при­над­ле­жав­ших «ски­фо-си­бир­ско­му ми­ру». На тер­ри­то­рии М. к не­му от­но­сят­ся тра­ди­ции, пред­став­лен­ные на мо­гиль­ни­ке Чанд­мань-Уул (к югу от оз. Уб­су-Нур; Зап. М.), имею­щие сход­ст­во с па­мят­ни­ка­ми на тер­ри­то­рии Ту­вы; в ай­ма­ке Ба­ян-Ул­гий ис­сле­до­ва­ны кур­га­ны па­зы­рык­ской куль­ту­ры.

К кон. 1-го тыс. до н. э. пле­ме­на, на­се­ляв­шие центр. и зап. рай­оны М., бы­ли по­ко­ре­ны хун­ну и во­шли в со­став их дер­жа­вы. С хунн­ски­ми пра­ви­те­ля­ми свя­зы­ва­ют мо­гиль­ник Но­ин-Ула. В др. мо­ги­лах это­го вре­ме­ни най­де­ны кос­тя­ные на­клад­ки лу­ков, же­лез­ные, брон­зо­вые, кос­тя­ные на­ко­неч­ни­ки стрел, ке­ра­мич. со­су­ды, кит. (хань­ские) зер­ка­ла и мо­не­ты, по­яс­ные пла­сти­ны с изо­бра­же­ни­ем бо­рю­щих­ся ло­ша­дей, стоя­щих бы­ков, оле­ней. Из­вест­ны и го­ро­ди­ща. В уще­лье Яма­ны-Ус ис­сле­до­ва­ны на­скаль­ные ри­сун­ки, на ко­то­рых изо­бра­же­ны за­пря­жён­ные ло­шадь­ми ко­лёс­ные по­воз­ки с бал­да­хи­на­ми и эс­корт из хунн­ских всад­ни­ков. По­сле рас­па­да хунн­ской дер­жа­вы во 2 в. н. э. ме­ст­ное на­се­ле­ние во­шло в со­став дер­жав сянь­би и жу­жа­ней; па­мят­ни­ки это­го пе­рио­да изу­че­ны ма­ло.

Поминальный комплекс Бильге-кагана: 1 – серебряная скульптура оленя; 2 – золотой миниатюрный сервиз; 3 – золотая корона (по М. Жолдасбекову и К. Сарткожаулы).

С сер. 6 в. тер­ри­то­рия М. во­шла в со­став Пер­во­го Тюрк­ско­го ка­га­на­та. В па­мять о его пра­ви­те­лях и пол­ко­вод­цах бы­ли со­ору­же­ны по­ми­наль­ные ком­плек­сы Бу­гутс, в бас­сей­не р. Идэр, Гин­дин-Бу­лак и др. Они пред­став­ля­ют со­бой пло­щад­ку, ок­ру­жён­ную рвом и ва­лом, в цен­тре на воз­вы­ше­нии со­ору­же­на ог­ра­да из ка­мен­ных плит с жерт­вен­ной ям­кой. На Бу­гут­ском па­мят­ни­ке со­хра­ни­лась ка­мен­ная скульп­ту­ра че­ре­па­хи, на пан­ци­ре ко­то­рой бы­ла ук­ре­п­ле­на сте­ла с на­вер­ши­ем в ви­де дра­ко­на. На сте­ле бы­ли на­не­се­ны над­пи­си кит., со­гдий­ским, ин­дий­ским (брах­ми) пись­мом, про­слав­ляв­шие ка­га­на. С вос­то­ка от па­мят­ни­ка бы­ли ус­та­нов­ле­ны бал­ба­лы. К 603 ка­га­нат рас­пал­ся, его вост. часть (ку­да вхо­ди­ла тер­ри­то­рия М.) в 630 по­па­ла в за­ви­си­мость от кит. им­пе­рии Тан, но в 679–689 бы­ла вос­ста­нов­ле­на не­за­ви­си­мость, а к нач. 8 в. и мощь тюрк. гос-ва (его на­зы­ва­ют Вто­рой Вост. Тюрк­ский ка­га­нат). На р. Ор­хон со­хра­ни­лись по­ми­наль­ные ком­плек­сы в честь Биль­ге-ка­га­на, Кюль-те­ги­на, Тонь­ю­ку­ка. Др. па­мят­ни­ки тюрк. вре­ме­ни пред­став­ле­ны по­гре­бе­ния­ми (тру­по­по­ло­же­ния с вер­хо­вым ко­нём), по­ми­наль­ни­ка­ми – квад­рат­ны­ми ог­рад­ка­ми из ка­мен­ных плит с ка­мен­ной сте­лой и бал­ба­ла­ми с вост. сто­ро­ны, пет­рог­ли­фа­ми на го­ре Хар-Хад с изо­бра­же­ни­ем всад­ни­ков в пан­ци­рях и с копь­я­ми в ру­ках, и др.

В сер. 8 в. Тюрк­ский ка­га­нат пал, и ему на сме­ну при­шёл Уй­гур­ский ка­га­нат, при этом фик­си­ру­ет­ся дол­гое со­хра­не­ние мн. черт, от­ме­чен­ных для па­мят­ни­ков ко­чев­ни­ков пред­ше­ст­вую­ще­го вре­ме­ни. В од­ном из раз­граб­лен­ных за­хо­ро­не­ний с ло­шадь­ми най­ден зо­ло­той брак­те­ат с изо­бра­же­ни­ем ви­зант. им­пе­ра­то­ра и тюрк. ру­нич. над­пи­сью. Уй­гур­ский ка­ган Мо­юн-Чур с по­мо­щью со­гдий­цев по­стро­ил сто­ли­цу – Ор­ду-Ба­лык – на р. Ор­хон, кре­пость Бай-Ба­лык на р. Сэ­лэн­гэ, Пор-Ба­жин на оз. Те­ре-Холь, неск. кре­по­стей на тер­ри­то­рии Ту­вы, др. кре­по­сти, став­шие цен­тра­ми тор­гов­ли и ре­мес­ла. В прав­ле­ние сы­на Мо­юн-Чу­ра, Бе­гю-ка­га­на, уй­гур­ская эли­та при­ня­ла ма­ни­хей­ст­во. В честь пер­вых уй­гур­ских ка­га­нов со­ору­жа­лись по­ми­наль­ные ком­плек­сы, ко­то­рые пред­став­ля­ли со­бой ка­мен­ные на­сы­пи, окайм­лён­ные ва­ла­ми, с ка­мен­ны­ми по­ста­мен­та­ми-че­ре­па­ха­ми и сте­ла­ми с ру­нич. над­пи­ся­ми, в ко­то­рых про­слав­ля­лись под­ви­ги этих пра­ви­те­лей. По по­ве­ле­нию Мо­юн-Чу­ра по­доб­ные па­мят­ни­ки в его честь ста­ли ус­та­нав­ли­вать ещё при его жиз­ни. К по­ми­наль­ни­кам ря­до­вых уй­гу­ров от­но­сят не­боль­шие на­сы­пи с ос­тат­ка­ми тризн.

Находки на памятниках эпохи Уйгурского каганата: 1 – навершие Хара-Балгасунской стелы; 2 – постамент Терхинской стелы; 3 – верхний жёрнов из Орду-Балыка; 4–6 – концевые д...

В 840 ени­сей­ские кыр­гы­зы окон­ча­тель­но раз­гро­ми­ли уй­гур­ское вой­ско под сте­на­ми Ор­ду-Ба­лы­ка, соз­дав Кыр­гыз­ский ка­га­нат. Уй­гу­ры и др. тюрк. пле­ме­на, не под­чи­нив­шие­ся кыр­гы­зам, бе­жа­ли на тер­ри­то­рию Мань­чжу­рии, Вост. Тур­ке­ста­на, в Верх. При­ир­ты­шье. С кыр­гы­за­ми свя­зы­ва­ют тру­по­сож­же­ния, ос­тат­ки ко­то­рых хо­ро­ни­ли под ка­мен­ны­ми на­сы­пя­ми, ря­дом ус­та­нав­ли­ва­ли ка­мен­ную сте­лу с ру­нич. над­пи­сью и там­гой (напр., кур­ган в до­ли­не р. Су­д­жи в Центр. М.), др. кыр­гыз­ское за­хо­ро­не­ние ис­сле­до­ва­но на р. Ту­ул (То­ла). На тер­ри­то­рии Зап. М. об­на­ру­же­но неск. кыр­гыз­ских ру­нич. над­пи­сей и ро­до­вых тамг, в пус­ты­не Го­би на ска­ле – изо­бра­же­ние кыр­гыз­ско­го кон­но­го вои­на. В 10 в. вост. и центр. рай­оны М. за­ня­ли мон­го­ло­языч­ные ки­да­ни, по­стро­ив­шие неск. кре­по­стей, в т. ч. г. Чин-Тол­гой – в центр. час­ти тер­ри­то­рии М.; под по­кро­ви­тель­ст­вом ки­дань­ских пра­ви­те­лей на эти зем­ли стал про­ни­кать буд­дизм (в М. из­вест­на и буд­дий­ская сту­па это­го вре­ме­ни). В те­че­ние 10–12 вв. вся тер­ри­то­рия М. бы­ла за­се­ле­на монг. пле­ме­на­ми.

Монголия в 11 – кон. 19 вв.

Чингисхан на троне в окружении советников. Миниатюра из «Сборника летописей» Рашид ад-Дина. 14 в. Национальная библиотека Франции (Париж).
Хубилай.

В 11 – нач. 12 вв. в центр. рай­онах М. воз­вы­си­лись соб­ст­вен­но монг. пле­ме­на, вра­ж­до­вав­шие ме­ж­ду со­бой: ха­маг-мон­го­лы, тай­чиу­ты, кэ­рэи­ты, мэр­ки­ты, най­ма­ны, та­та­ры и др. В сер. 12 в. в ме­ж­ду­ре­чье Ке­ру­ле­на, Оно­на и Туу­ла (То­лы) сло­жи­лось во­ж­де­ст­во Ха­маг Мон­гол Улус во гла­ве с пред­ста­ви­те­лем древ­не­го «зо­ло­то­го ро­да» Хай­ду-ха­ном. В пе­ри­од прав­ле­ния его вну­ка Ха­бул-ха­на бы­ли по­ко­ре­ны со­сед­ние с Ха­маг Мон­гол Улу­сом рай­оны чжур­чжэнь­ско­го гос-ва Цзинь в Сев. Ки­тае. Од­на­ко уже при его пре­ем­ни­ке Ам­ба­гай-ха­не про­изош­ло воз­вы­ше­ние вра­ж­деб­но­го ха­маг-мон­го­лам пле­ме­ни та­тар, не­од­но­крат­но со­вер­шав­ше­го на­бе­ги на Ха­маг Мон­гол Улус. В 1189 Те­му­чин (Тэ­муд­жин), внук даль­не­го пре­ем­ни­ка Ха­бул-ха­на – Есу­гэй-Ба­то­ра, вос­ста­но­вил рас­пав­ший­ся Ха­маг Мон­гол Улус, а к нач. 13 в. по­ко­рил все со­сед­ние монг. пле­ме­на и вы­ре­зал пле­мя та­тар. В 1206 на вел. ку­рул­тае он был про­воз­гла­шён все­мон­голь­ским ха­ном (ка­аном) с за­кре­п­лён­ным ти­ту­лом Чин­гис­хан (от тюрк. «тен­гиз» – оке­ан, мо­ре) и стал еди­но­лич­ным пра­ви­те­лем монг. гос-ва – Ве­ли­кой М. (Их Мон­гол Улс). Чин­гис­хан раз­де­лил монг. пле­ме­на на во­ен.-адм. еди­ни­цы, на­зван­ные ты­ся­ча­ми (по тре­бо­ва­нию ха­на эти еди­ни­цы долж­ны бы­ли вы­став­лять по 1000 кон­ных вои­нов), соз­дал лич­ную гвар­дию – кэ­шиг, со­сто­яв­шую до 1209 из ты­ся­чи, за­тем из 10 ты­сяч вои­нов, на­би­рав­ших­ся из чис­ла сы­но­вей ной­о­нов; уч­ре­дил цен­тра­ли­зов. кон­но-поч­то­вую служ­бу, в 1206 об­на­ро­до­вал по­ста­нов­ле­ния, пред­став­ляю­щие со­бой ко­ди­фи­ка­цию обыч­но­го пра­ва (яса). В 1207–11 Чин­гис­хан под­чи­нил на­ро­ды Си­би­ри и Вост. Тур­ке­ста­на: бу­рят, яку­тов, ой­ро­тов, кир­ги­зов, уй­гур; в 1211–16 вёл вой­ну про­тив гос-ва Цзинь, к 1213 за­вое­вал зем­ли к се­ве­ру от р. Ху­ан­хэ, в 1219 вторг­ся в Ср. Азию, в 1221 взял Хо­резм, с 1225 пред­при­нял ряд по­хо­дов про­тив тан­гут­ско­го гос-ва Си-Ся (окон­ча­тель­но раз­гром­ле­но в 1227). Об­ра­зо­ван­ную в ре­зуль­та­те ус­пеш­ных войн Ве­ли­кую монг. им­пе­рию (см. Мон­голь­ская им­пе­рия) Чин­гис­хан раз­де­лил на улу­сы ме­ж­ду свои­ми сы­новь­я­ми Джу­чи, Ча­га­та­ем, Угэ­дэ­ем и То­лу­ем. В 1229, по­сле из­бра­ния все­мон­голь­ским ха­ном Угэ­дэя, за­вое­ва­ния тер­ри­то­рий шли в двух на­прав­ле­ни­ях. На вос­то­ке в 1231–34 бы­ли за­хва­че­ны зем­ли Сев. Ки­тая, и в 1231–32 на­ча­та вой­на с Ко­ре­ей, за­вер­шён­ная к 1273. На­сту­п­ле­ние на за­пад монг. ар­мии во гла­ве с сы­ном Джу­чи Ба­ты­ем за­кон­чи­лось раз­гро­мом в 1236 Бул­га­рии Волж­ско-Кам­ской, по­ко­ре­ни­ем Ру­си в 1237–40 и ос­но­ва­ни­ем Зо­ло­той Ор­ды. В 1241 гл. си­лы Ба­тыя на­нес­ли по­ра­же­ние венг­рам в бит­ве при Шайо и опус­то­ши­ли зна­чит. часть стра­ны. Од­на­ко мон­го­лы не смог­ли за­кре­пить­ся на тер­ри­то­рии Венг­рии и в 1242 по­сле без­ус­пеш­ной оса­ды кре­по­стей на по­бе­ре­жье Ад­риа­ти­че­ско­го м. от­сту­пи­ли. Во 2-й пол. 13 в. монг. за­вое­ва­ния бы­ли на­прав­ле­ны гл. обр. на стра­ны Вост. и Юго-Вост. Азии. В 1252–53 вой­ска сы­на То­луя, ха­на Мун­кэ (1251–1259), за­хва­ти­ли гос-во Да­ли, в 1254 – Ти­бет. В 1256 брат Мун­кэ, хан Ху­ла­гу, за­вое­вал Иран и Дву­ре­чье, в 1258 – сто­ли­цу Ха­ли­фа­та Ба­гдад. Вторг­шие­ся в Си­рию монг. вой­ска в 1260 по­тер­пе­ли по­ра­же­ние от егип. сул­та­на и от­сту­пи­ли. В 1267–79 вто­рой брат Мун­кэ, хан Ху­би­лай, по­ко­рил им­пе­рию Сун в Юж. Ки­тае. В 1271 он про­воз­гла­сил се­бя им­пе­ра­то­ром, по­ло­жив тем са­мым на­ча­ло прав­ле­нию в Ки­тае монг. ди­на­стии Юань. Соб­ст­вен­но монг. зем­ли счи­та­лись «свя­щен­ной тер­ри­то­ри­ей, опо­рой юань­ской им­пе­рии», там на­хо­ди­лась по­сто­ян­ная ре­зи­ден­ция на­след­ных прин­цев, раз­ме­щал­ся осн. кон­тин­гент монг. войск. Наи­боль­ше­го рас­цве­та им­пе­рия Юань дос­тиг­ла при Ху­би­лае и его вну­ке Тэ­мур Ульд­зий­ту-ха­не (1295–1307). Ве­лось ак­тив­ное гра­до­строи­тель­ст­во, под­дер­жи­ва­лись тес­ные по­ли­тич. и тор­го­вые свя­зи с 20 го­су­дар­ст­ва­ми, по­ощ­ря­лось раз­ви­тие на­ук и ис­кусств. Буд­дизм, на­чав­ший про­ни­кать в М. из Ти­бе­та, объ­яв­лен Ху­би­ла­ем гос. ре­ли­ги­ей. По­сле смер­ти Ульд­зий­ту-ха­на раз­вер­ну­лась оже­с­то­чён­ная борь­ба за пре­стол ме­ж­ду разл. двор­цо­вы­ми груп­пи­ров­ка­ми: в 1307–33 у вла­сти сме­ни­лось 7 им­пе­ра­то­ров. Поли­тич. не­ста­биль­ность и рез­кое ухуд­ше­ние эко­но­мич. по­ло­же­ния, осо­бен­но яр­ко про­явив­шие­ся к кон­цу прав­ле­ния имп. То­гон-Тэ­му­ра (1333–68), вы­зва­ли мас­со­вое не­до­воль­ст­во на­се­ле­ния. На­чав­шее­ся в 1351 «Крас­ных войск» вос­ста­ние при­ве­ло к па­де­нию ди­на­стии Юань и из­гна­нию мон­го­лов. По­пыт­ки сы­на То­гон-Тэ­му­ра – Аюш­ри­да­ра (1370–78) и его пре­ем­ни­ка То­гус-Тэ­му­ра (1378–88) си­лой вос­ста­но­вить гос­под­ство М. в Ки­тае не увен­ча­лись ус­пе­хом. В 1372 и 1380 ар­мия кит. ди­на­стии Мин втор­глась в М., взя­ла и раз­ру­ши­ла её сто­ли­цу – Ка­ра­ко­рум, в 1388 раз­би­ла вой­ска То­гус-Тэму­ра, сам он по­гиб. В стра­не на­чал­ся пе­ри­од за­тяж­но­го по­ли­тич. кри­зи­са, в 1388–1400 на пре­столе сме­ни­лось 5 ха­нов. Кит. им­пе­ра­то­ры ди­на­стии Мин – Хун-у (1368–98) и Юн-лэ (1403–24) – ве­ли ус­пеш­ные вой­ны на тер­ри­то­рии М., в ре­зуль­та­те че­го часть вост. мон­го­лов при­зна­ла сю­зе­ре­ни­тет Ки­тая. В это же вре­мя в др. час­ти М. воз­вы­си­лись зап. мон­го­лы – ой­ра­ты. К нач. 15 в. М. фак­ти­че­ски раз­де­ли­лась на ой­рат­скую и вост. час­ти, а власть вел. ха­на ста­ла но­ми­наль­ной. В 1434 ми­нистр (тай­ша) Дай­сун-ха­на (1422–51) – То­гон (ум. 1439) – одер­жал круп­ную по­бе­ду над вост. мон­го­ла­ми. В 1449 его сын Эсэн (ум. 1455) со­вер­шил по­ход про­тив Ки­тая, взял в плен имп. Инц­зу­на и вы­ну­дил его в 1450 под­пи­сать вы­год­ный для М. мир­ный до­го­вор. Вос­поль­зо­вав­шись уси­ле­ни­ем сво­ей вла­сти, Эсэн вы­сту­пил про­тив Дай­сун-ха­на, убил его и в 1451 про­воз­гла­сил се­бя вел. ха­ном, что яв­ля­лось на­ру­ше­ни­ем монг. за­ко­нов, пред­пи­сы­ваю­щих на­сле­до­вать пре­стол толь­ко по­том­кам Чин­гис­ха­на. По­ли­ти­ка Эсэ­на вы­зва­ла не­до­воль­ст­во круп­ных кня­зей, ко­то­рые в 1455 на­ча­ли вой­ну и уби­ли его. М. вновь рас­па­лась на ряд не­за­ви­си­мых кня­жеств. В пе­ри­од цар­ст­во­ва­ния по­след­не­го все­мон­голь­ско­го пра­ви­те­ля Да­ян-ха­на вновь на­ча­лось объ­е­ди­не­ние М. В нач. 1480-х гг. Да­ян-хан пе­ре­нёс сто­ли­цу в Сев. М., на р. Ке­ру­лен. В ре­зуль­та­те войн про­тив пле­ме­ни мон­голд­жин, уй­гур­ско­го пра­ви­те­ля Ис­мал-тай­ши и ой­рат­ско­го пра­ви­те­ля Бэ­гэр­сэн-тай­ши вся М. ока­за­лась под его вла­стью. Стра­на бы­ла раз­де­ле­на на 2 «кры­ла»: вос­точ­ное, объ­еди­няв­шее тер­ри­то­рии, на­хо­див­шие­ся под не­по­средств. управ­ле­ни­ем ха­на (Ча­хар – рай­он р. Ян­хэ; Урян­ха – рай­он к се­ве­ру от Ляо­дун­ско­го п-ова; Хал­ха – рай­он к се­ве­ро-за­па­ду от р. Хал­хин-Гол), и за­пад­ное, вклю­чав­шее зем­ли, под­чи­нён­ные Да­ян-ха­ном (Ор­дос – рай­он из­лу­чи­ны р. Ху­ан­хэ, Ту­мэт, Улан­чаб). Важ­ное ме­сто в по­ли­ти­ке Да­ян-ха­на за­ни­ма­ли от­но­ше­ния с Ки­та­ем. Не­смот­ря на ре­гу­ляр­ные об­ра­ще­ния кит. им­пе­ра­то­ра с прось­бой при­нять от не­го дань, монг. вой­ска про­дол­жа­ли со­вер­шать на­па­де­ния на кит. тер­ри­то­рии (в 1514–26 ка­ж­дый год). В 16 в. на­ча­лась но­вая вол­на про­ник­но­ве­ния буд­диз­ма в М. В 1586 ос­но­ван пер­вый мо­на­стырь на тер­ри­то­рии М. – Эр­дэ­ни-дзу. Ос­но­вой хо­зяй­ст­ва М. в этот пе­ри­од, как и в пред­ше­ст­вую­щие ве­ка, бы­ло экс­тен­сив­ное ко­че­вое ско­то­вод­ство; су­ще­ст­вен­ную роль иг­ра­ла охо­та. Зем­ле­де­лие бы­ло раз­ви­то сла­бо, в осн. в по­ло­се, при­ле­гаю­щей к Ки­таю. Рост по­го­ло­вья ско­та вы­зы­вал по­треб­ность в но­вых па­ст­бищ­ных тер­ри­то­ри­ях, в по­ис­ках ко­то­рых мон­го­лы в 16 в. за­се­ли­ли зем­ли Ор­до­са, Ала­ша­ня и Ку­куно­ра. Тер­ри­то­рия ханств, рас­по­ла­гав­ших­ся к се­ве­ру от пус­ты­ни Го­би, по­лу­чи­ла на­зва­ние Хал­ха. Пе­ред смер­тью Да­ян-хан раз­де­лил свои вла­де­ния ме­ж­ду сы­новь­я­ми, при ко­то­рых Вост. М. в 16 в. рас­па­лась на Се­вер­ную и Юж­ную.

Со 2-й пол. 16 в. М. ста­ла объ­ек­том за­хват­нич. войн мань­чжу­ров, соз­дав­ших в Сев.-Вост. Ки­тае гос-во во гла­ве с Нур­ха­ци. В 1634 по­тер­пел по­ра­же­ние и по­гиб гл. про­тив­ник мань­чжу­ров, гла­ва юж.-монг. Ча­хар­ско­го хан­ст­ва Ли­гдэн-хан. К 1636 поч­ти все ха­ны и кня­зья Юж. М. объ­я­ви­ли маньч. имп. Аба­хая (1626–43) бо­гдо­ха­ном М. Их вла­де­ния бы­ли вклю­че­ны в со­став Ки­тая под назв. Мон­го­лия Внут­рен­няя. К это­му вре­ме­ни в Зап. М. сло­жи­лось объ­е­ди­нён­ное ой­рат­ское Джун­гар­ское хан­ст­во во гла­ве с Хо­ро-Хо­цин-Ба­то­ром, по­лу­чив­шим от ти­бет­ско­го Да­лай-ла­мы ти­тул Эр­де­ни-Ба­тор-хун­тай­джи. В 1640 по его ини­циа­ти­ве со­сто­ял­ся т. н. Джун­гар­ский съезд, на ко­то­рый со­бра­лись 44 ой­рат­ских кня­зя и гл. вост.-монг. пра­ви­те­ли. Съезд при­нял «Ве­ли­кое уло­же­ние» («Их ца­аз») – ко­декс за­ко­нов, пер­вые ста­тьи ко­то­ро­го но­си­ли ха­рак­тер со­гла­ше­ния об объ­е­ди­не­нии сил для про­ти­во­дей­ст­вия мань­чжу­рам. Од­на­ко в свя­зи с кон­флик­том, раз­ра­зив­шим­ся в 1688 ме­ж­ду Джун­га­ри­ей и Хал­хой, коа­ли­ция рас­па­лась. В 1691 в соз­дан­ную мань­чжу­ра­ми им­пе­рию Цин во­шла Хал­ха, по­лу­чив­шая назв. Мон­го­лия Внеш­няя, а в 1756 – Джун­гар­ское хан­ст­во. В 1755–58 в Сев. М. раз­вер­нулось ан­ти­цин­ское вос­ста­ние во гла­ве с ой­рат­ским кн. Амур­са­ной, ко­то­рое из-за сла­бой ор­га­ни­зо­ван­но­сти бы­ло по­дав­ле­но, а са­мо Джун­гар­ское хан­ст­во в 1758 под­верг­лось раз­гро­му. Внеш­няя М. ста­ла обо­соб­лен­ным от Внутр. М. и за­кры­тым от внеш­не­го ми­ра им­пер­ским на­ме­ст­ни­че­ст­вом, раз­де­лён­ным на во­ен.-адм. еди­ни­цы: ай­ма­ки (быв. хан­ст­ва), хо­шу­ны (феод. уде­лы или кня­же­ст­ва), со­мо­ны и ба­ги. При Цин хо­шу­ны из на­следств. вла­де­ний пре­вра­ти­лись во врем. по­жа­ло­ва­ния, для всту­п­ле­ния во вла­дение ко­то­ры­ми тре­бо­ва­лось по­лу­че­ние монг. князь­я­ми ин­ве­сти­ту­ры от им­пе­ра­то­ра. Мань­чжу­ры со­хра­ни­ли ха­нам их ди­на­стич. ти­ту­лы (Ту­ше­ту-хан, Цэ­цэн-хан, Дза­сак­ту-хан, Сайн-ной­он-хан), од­на­ко ли­ши­ли их вла­сти над ай­ма­ка­ми и при­рав­ня­ли к вла­дель­цам хо­шу­нов – дза­са­кам (князь­ям), яв­ляв­шим­ся центр. фи­гу­ра­ми ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния. Раз в год дза­са­ки со­би­ра­лись на сей­мы (чу­ул­га­ны), из­би­ра­ли пред­се­да­те­ля (чу­ул­га­ны дар­гу), ко­то­рый по­сле ут­вер­жде­ния цин­ским им­пе­ра­то­ром ста­но­вил­ся гла­вой ай­ма­ка и по­сред­ни­ком ме­ж­ду дза­са­ка­ми и маньч. на­ме­ст­ни­ка­ми. С 1786 де­ла­ми зап. ай­ма­ков ве­дал ген.-гу­бер­на­тор (вел. цзянь­цзюнь), вост. ай­ма­ка­ми управ­ля­ли два его по­мощ­ни­ка (ам­ба­ни). Под­бором долж­но­ст­ных лиц маньч. ад­ми­ни­ст­ра­ции в М. ве­да­ла Па­ла­та по де­лам за­ви­си­мых тер­ри­то­рий (Ли­фань­юань), ко­то­рая в управ­ле­нии М. опи­ра­лась на нор­мы «Монг. уло­же­ния» 1627–94, а за­тем на «Уло­же­ния Па­ла­ты внеш­них сно­ше­ний» от 1789 и 1815. Уло­же­ния за­кре­п­ля­ли ие­рар­хич­ность монг. об­ще­ст­ва, де­лив­ше­го­ся на про­сто­лю­ди­нов (хар ху­му­ус) и бла­го­род­ных (сайн ху­му­ус). В сре­де ско­то­во­дов-ко­чев­ни­ков (см. Ара­ты) вы­де­ля­лись 3 за­ви­си­мых со­сло­вия: ал­ба­ту (от сло­ва «ал­ба» – по­дать, по­вин­ность), или со­мон­ные, – гос. по­дат­ные, при­пи­сан­ные к хо­шу­нам; хамж­ла­га – дво­ро­вые, слу­ги, бат­ра­ки кня­зей и ха­нов; ша­би – по­дат­ные мо­на­сты­рей. Эко­но­ми­ка М. со­хра­ня­ла на­ту­раль­ный и по­лу­на­ту­раль­ный ха­рак­тер, ос­но­вы­ва­лась по-преж­не­му на экс­тен­сив­ном ко­че­вом жи­вот­но­вод­ст­ве в со­че­та­нии с мел­ким ре­мес­лен­ным про­из-вом, охо­той и на­чат­ка­ми зем­ле­де­лия. Цин­ское пра­ви­тель­ст­во про­во­ди­ло по­ли­ти­ку изо­ля­ции М. от внеш­не­го ми­ра, в пер­вую оче­редь от Рос­сии. Кит. тор­го­во-рос­тов­щич. ка­пи­тал за­ни­мал мо­но­поль­ное по­ло­же­ние в М. Нер­чин­ский до­го­вор 1689, Кях­тин­ский до­го­вор 1727 и Бу­рин­ский до­го­вор 1727 ме­ж­ду Цин­ской им­пе­ри­ей и Рос­си­ей за­кре­пи­ли ог­ра­ни­че­ние дея­тель­но­сти рос. куп­цов на тер­ри­то­рии М. Од­на­ко по­ли­тич. и эко­но­мич. кри­зис, раз­ра­зив­ший­ся к сер. 19 в. в Цин­ской им­пе­рии, по­ло­жил ко­нец изо­ля­ции М. По Куль­джин­ско­му до­го­во­ру 1851, Ай­гун­ско­му до­го­во­ру 1858, Тянь­цзинь­ско­му трак­та­ту 1858 и осо­бен­но по Пе­кин­ско­му трак­та­ту 1860 ус­та­нав­ли­ва­лась по­ло­са ши­ри­ной в 50 вёрст ме­ж­ду Рос­си­ей, с од­ной сто­ро­ны, и Мон­го­ли­ей, Мань­чжу­ри­ей, Бар­гой и Синь­цзя­ном – с дру­гой, где раз­ре­ша­лась бес­по­шлин­ная тор­гов­ля. В 1881 Рос­сия по­лу­чи­ла пра­во бес­по­шлин­ной тор­гов­ли на всей тер­ри­то­рии стра­ны. По­ми­мо тор­го­вых при­ви­ле­гий, Рос­сия до­би­лась от Цин­ской им­пе­рии по­ли­тич. ус­ту­пок. В 1861 в Ур­ге от­кры­лось пер­вое рос. кон­суль­ст­во.

Монголия с нач. 20 в.

Богдо-гэгэн Джебзун-Дамба-хутухта VIII. Портрет работы Балдуугийна Шарава. Нач. 20 в. Музей изобразительных искусств (Улан-Батор).
Сухэ-Батор во время переговоров о заключении советско-монгольского соглашения. Фото 1921.

В нач. 20 в. имп. Цзай Тянь при­сту­пил к реа­ли­за­ции т. н. но­вой по­ли­ти­ки (синь-чжэн) – ко­ло­ни­за­ции монг. зе­мель. В 1906 в Пе­ки­не бы­ло сфор­ми­ро­ва­но Осо­бое бю­ро по де­лам М., ко­то­рое про­ве­ло учёт всех па­хот­ных зе­мель Внеш­ней М. и вы­ну­ди­ло монг. кня­зей по­сте­пен­но пе­ре­дать их цин­ско­му пра­ви­тель­ст­ву при ус­ло­вии вы­пла­ты со сто­ро­ны по­след­не­го по­ло­ви­ны их стои­мо­сти. Был раз­ра­бо­тан план пе­ре­се­ле­ния кит. кре­сть­ян на монг. тер­ри­то­рии, под­го­тав­ли­вал­ся про­ект ре­ор­га­ни­за­ции гражд. и во­ен. управ­ле­ния в ду­хе об­щей транс­фор­ма­ции кит. гос-ва. В 1907 им­пе­ра­тор из­дал указ об уча­стии пред­ста­ви­те­лей М. в бу­ду­щем кит. пар­ла­мен­те. На фо­не уг­ро­зы вклю­че­ния М. в со­став Ки­тая в ка­че­ст­ве од­ной из его про­вин­ций, а так­же уси­ле­ния кри­зи­са, вы­зван­но­го не­раз­ви­то­стью эко­но­ми­ки, рос­том экс­плуа­та­ции, ра­зо­ре­ни­ем на­се­ле­ния, ки­таи­за­ци­ей стра­ны, в М. на­чал­ся сти­хий­ный подъ­ём ос­во­бо­дит. дви­же­ния. Оно раз­ви­ва­лось так­же под влия­ни­ем Тай­пин­ско­го вос­ста­ния 1851–64 и дви­же­ния Ихэ­ту­ань 1898–1901 в Ки­тае. На­би­ра­ли си­лу про­рос­сий­ские на­строе­ния. Ле­том 1911 в Ур­ге со­стоя­лось со­ве­ща­ние круп­ных свет­ских и цер­ков­ных фео­да­лов, ре­шив­шее на­пра­вить в С.-Пе­тер­бург сек­рет­ную мис­сию для пе­ре­го­во­ров с рос. пра­ви­тель­ст­вом о соз­да­нии не­за­ви­си­мо­го монг. гос-ва под рук. гла­вы ла­маи­ст­ской (буд­дий­ской) церк­ви в М. – бо­гдо-гэ­гэ­на. Рос­сия вы­ска­за­лась про­тив от­де­ле­ния М. от Ки­тая, до­бив­шись, од­на­ко, от цин­ско­го им­пе­ра­то­ра обя­за­тель­ст­ва не про­во­дить во Внеш­ней М. ни­ка­ких ре­форм без её со­гла­сия. Не­смот­ря на это, в но­яб. 1911 бо­гдо-гэ­гэн Джеб­зун-Дам­ба-ху­тух­та VIII и его ок­ру­же­ние при­сту­пи­ли к ре­ши­тель­ным дей­ст­ви­ям: был об­ра­зо­ван ко­ми­тет кня­зей и выс­ших лам – Врем. управ­ле­ние все­ми де­ла­ми хал­ха­ско­го ху­рэн, ко­то­рое ра­зо­сла­ло монг. князь­ям при­зыв объ­е­ди­нять­ся в са­мо­сто­ят. гос-во (см. Мон­голь­ская на­цио­наль­но-ос­во­бо­ди­тель­ная ре­во­лю­ция 1911). 29.12.1911 бо­гдо-гэ­гэн был воз­ве­дён на трон как «вел. хан». Пер­вым его ука­зом бы­ло об­ра­зо­ва­но пра­ви­тель­ст­во М., со­сто­яв­шее из 5 ми­ни­ст­ров, про­ве­де­на ре­фор­ма ка­лен­да­ря (ле­то­счис­ле­ние на­чи­на­лось с 1911). В 1913 в ре­зуль­та­те рос.-кит. пе­ре­го­во­ров в Кях­те, про­хо­див­ших без уча­стия монг. пред­ста­ви­те­лей, под­пи­са­на дек­ла­ра­ция, по ко­то­рой тер­ри­то­рия М. в со­ста­ве 4 ай­ма­ков Хал­хи и Коб­до­ско­го окр. при­зна­ва­лась ча­стью Ки­тая на пра­вах ши­ро­кой ав­то­но­мии. Сю­зе­ре­ни­тет Ки­тая но­сил фор­маль­ный ха­рак­тер, фак­тич. про­тек­то­рат над ав­то­но­ми­ей осу­ще­ст­в­ля­ла Рос­сия. В мае 1915 за­клю­че­но трой­ст­вен­ное со­гла­ше­ние ме­ж­ду Рос­си­ей, Ки­та­ем и Внеш­ней М., ко­то­рое под­твер­ди­ло по­ло­же­ния Кях­тин­ской дек­ла­ра­ции. В окт. 1919 кит. вой­ска ген. Сюй Шуч­же­на ок­ку­пи­ро­ва­ли М. 22.11.1919 ав­то­но­мия бы­ла ли­к­ви­ди­ро­ва­на, бо­гдо-гэ­гэн низ­ло­жен, ус­та­нов­лен ок­ку­пац. ре­жим. Управ­ле­ние пе­ре­шло к на­зна­чен­ным из Пе­ки­на чи­нов­ни­кам, М. обя­за­лась со­дер­жать кит. вой­ска на сво­ей тер­ри­то­рии. Ок­ку­па­ция со­про­во­ж­да­лась рез­ким ухуд­ше­ни­ем эко­но­мич. по­ло­же­ния, что вы­зы­ва­ло про­тест на­се­ле­ния. Зна­чит. часть не­до­воль­ных уш­ла в Сов. Рос­сию, ко­то­рая осу­ще­ст­в­ля­ла под­держ­ку оп­по­зиц. дви­же­ний по всей М. В ию­не 1920 в Ур­ге бы­ла об­ра­зо­ва­на под­поль­ная Монг. нар. пар­тия (с 1925 Монг. нар.-ре­во­люц. пар­тия – МНРП). В это же вре­мя в М. вторг­ся от­ряд Р. Ф. Ун­гер­на фон Штерн­бер­га, объ­я­вив­ше­го се­бя сто­рон­ни­ком вос­ста­нов­ле­ния монг. ав­то­но­мии. В февр. 1921 он за­нял Ур­гу и вос­ста­но­вил у вла­сти бо­гдо-гэ­гэ­на. В от­вет на это в Кях­те под рук. Су­хэ-Ба­то­ра бы­ло соз­да­но Врем. нар. пра­ви­тель­ст­во, по­ста­вив­шее це­лью ос­во­бо­дить М. как от Ун­гер­на, так и от ки­тай­цев, а так­же со­звать Вел. ху­рал нар. пред­ста­ви­те­лей. В ию­не 1921 во­оруж. от­ря­ды Су­хэ-Ба­то­ра при под­держ­ке Крас­ной Ар­мии на­нес­ли по­ра­же­ние Ун­гер­ну и в ию­ле за­ня­ли Ур­гу. 10.7.1921 об­ра­зо­ва­но Нар. пра­ви­тель­ст­во, к ко­то­ро­му пе­ре­шла вся пол­но­та вла­сти (фор­маль­но со­хра­нял­ся мо­нар­хич. строй, од­на­ко бо­гдо-гэ­гэн был ли­шён пол­но­мо­чий), а 11.7.1921 в Ур­ге объ­яв­ле­но об ус­та­нов­ле­нии в стра­не нар. де­мо­кра­тии (см. Мон­голь­ская на­цио­наль­но-де­мо­кра­ти­че­ская ре­во­лю­ция 1921). 5.11.1921 за­клю­че­но сов.-монг. со­гла­ше­ние об уста­нов­ле­нии дру­жест­вен­ных от­но­ше­ний. В 1922 для борь­бы с контр­ре­во­лю­ци­ей соз­да­на Гос. внутр. ох­ра­на (ГВО), впо­след­ст­вии ре­ор­га­ни­зо­ван­ная в мин-во внутр. дел. В свя­зи со смер­тью бо­гдо-гэ­гэ­на (20.5.1924) со­зван пер­вый Вел. нар. ху­рал (ВНХ), про­воз­гла­сив­ший 26.11.1924 об­ра­зо­ва­ние Монг. Нар. Рес­пуб­ли­ки (МНР) и при­няв­ший её кон­сти­ту­цию. Ур­га бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в Улан-Ба­тор. Кон­сти­ту­ция за­пре­ща­ла ча­ст­ную соб­ст­вен­ность, ли­ша­ла из­би­рат. прав часть быв. ду­хов­ной и свет­ской эли­ты, а так­же лам, объ­я­ви­ла ре­ли­гию от­де­лён­ной от гос-ва. В 1924 3-й съезд МНРП ут­вер­дил ге­не­раль­ную ли­нию на «раз­ви­тие МНР по не­ка­пи­та­ли­стич. пу­ти к со­циа­лиз­му». В 1925–28 в ру­ко­во­дстве пар­тии и гос-ва раз­го­ре­лась борь­ба ме­ж­ду «пра­вы­ми», по су­ти на­цио­нал-де­мо­кра­та­ми (пред. МНРП – Ц. Дам­ба­дорж, пре­мьер-мин. Б. Цэ­рэн­дорж и др.), и «ле­вы­ми» – ра­ди­каль­ной «ху­дон­ской» (сель­ской) оп­по­зи­ци­ей (З. Ши­жээ, У. Бад­рах, П. Гэн­дэн), поль­зо­вав­шей­ся под­держ­кой Ком­му­ни­сти­че­ско­го ин­тер­на­цио­на­ла. Раз­но­гла­сия ка­са­лись гл. обр. форм и ме­то­дов во­пло­ще­ния в жизнь ге­не­раль­ной ли­нии пар­тии. В 1928 на 7-м съез­де МНРП по­бе­ду одер­жа­ли «ле­вые». В февр. 1931 про­шла адм. ре­фор­ма: бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны хо­шу­ны, стра­на раз­де­ле­на на 13 ай­ма­ков и 311 со­мо­нов. Из Гер­ма­нии и Фран­ции бы­ли ото­зва­ны монг. сту­ден­ты, про­хо­див­шие там с 1926 проф. обу­че­ние, пре­кра­ти­лись свя­зи с ка­пи­та­ли­стич. стра­на­ми, вве­де­на гос. мо­но­по­лия на внеш­нюю тор­гов­лю. В 1929 ме­ж­ду М. и СССР за­клю­че­но со­гла­ше­ние, по ко­то­ро­му по­след­ний ста­но­вил­ся мо­но­поль­ным спон­со­ром раз­ви­тия монг. эко­но­ми­ки и куль­ту­ры. В 1929 ру­ко­во­дство М. при­ня­ло ре­ше­ние о кон­фи­ска­ции ско­та и иму­ще­ст­ва у быв. вла­дель­цев хо­шу­нов и у буд­дий­ских об­щин (санг­хи) при мо­на­сты­рях. В 1930 на­ча­лась при­ну­ди­тель­ная «сплош­ная кол­лек­ти­ви­за­ция» арат­ских хо­зяйств, что при­ве­ло к глу­бо­ко­му эко­но­мич. кри­зи­су: в пе­ри­од 1931–1932 по­го­ло­вье ско­та со­кра­ти­лось на треть, на­чал­ся то­вар­ный го­лод. Это вы­зва­ло мас­со­вые от­ко­чёв­ки ара­тов в Ки­тай. В апр. 1932 вспых­ну­ло ан­ти­пра­ви­тельств. вос­ста­ние с уча­сти­ем не толь­ко лам, ара­тов, но и ря­да чле­нов МНРП. К осе­ни то­го же го­да оно ох­ва­ти­ло 5 ай­ма­ков (на за­па­де и в цен­тре М.) и бы­ло по­дав­ле­но час­тя­ми ГВО при по­мо­щи сов. войск в окт. 1932. С 1934 ру­ко­во­дство М. на­ча­ло про­во­дить по­ли­ти­ку ис­прав­ле­ния «ле­вац­ких пе­ре­ги­бов», т. н. но­вый курс МНПР, на­прав­лен­ный на раз­ви­тие ча­ст­ной ини­циа­ти­вы еди­но­лич­ных арат­ских хо­зяйств. При под­держ­ке СССР бы­ло ини­ции­ро­ва­но строи­тель­ст­во круп­ных пром. пред­при­ятий, элек­тро­стан­ций. На­ча­лась кам­па­ния по борь­бе с не­гра­мот­но­стью, за соз­да­ние сис­те­мы бес­плат­но­го об­ра­зо­ва­ния и здра­во­охра­не­ния.

Бойцы монгольской Народно-революционной армии ведут бой с японскими захватчиками. Халхин-Гол. Фото 1939.

В 1936 в свя­зи с уси­ле­ни­ем аг­рес­сив­ной по­ли­ти­ки Япо­нии на Даль­нем Вос­то­ке МНР под­пи­са­ла с пра­ви­тель­ст­вом СССР Про­то­кол о взаи­мо­по­мо­щи, пре­ду­смат­ри­вав­ший всту­п­ле­ние Сов. Сою­за в вой­ну с Япо­ни­ей в слу­чае на­па­де­ния по­след­ней на М. На тер­ри­то­рию М. бы­ли вве­де­ны сов. вой­ска. В 1937–41 в М. про­шла «чи­ст­ка» гос., парт. и во­ен. кад­ров, ини­ции­ро­ван­ная мин. внутр. дел Х. Чой­бал­са­ном, в ре­зуль­та­те ко­торой по­гиб­ли быв. пре­мьер-ми­ни­ст­ры А. Амар, П. Гэн­дэн, мин. обо­ро­ны мар­шал Г. Дэ­мид, ре­прес­си­ро­ва­ны 30 тыс. чел. В рам­ках борь­бы с ре­ли­ги­ей го­не­ни­ям под­верг­лось ла­маи­ст­ское ду­хо­вен­ст­во, бы­ли за­кры­ты или раз­ру­ше­ны все мо­на­сты­ри (кро­ме од­но­го в Улан-Ба­то­ре). По­бе­да сов. и монг. ар­мий над япон­ца­ми в Хал­хин-Голь­ском кон­флик­те 1939 по­зво­ли­ла Чой­бал­са­ну ук­ре­пить свои по­ли­тич. по­зи­ции, за­нять долж­но­сти пре­мь­ер-мин., мин. ин. дел и внутр. дел, мин. обо­ро­ны, глав­но­ко­ман­дую­ще­го и чл. Пре­зи­диу­ма ЦК МНРП и фак­ти­че­ски ус­та­но­вить ре­жим лич­ной вла­сти. В 1940 он про­вёл 10-й съезд МНРП, на ко­то­ром объ­яв­ле­но о за­вер­ше­нии «пе­ре­ход­но­го пе­рио­да» и на­ча­ле строи­тель­ст­ва в МНР со­циа­лиз­ма. В пе­ри­од 2-й ми­ро­вой вой­ны из М. в СССР по­став­ля­лись про­дукты жи­вот­но­вод­ст­ва, скот, из­де­лия из ко­жи и шер­сти. В 1944 пра­ви­тель­ст­во МНР об­ра­ти­лось к сов. ру­ко­во­дству с прось­бой о при­ня­тии М. в со­став СССР на пра­вах со­юз­ной рес­пуб­ли­ки. Од­на­ко пра­ви­тель­ст­во СССР не под­дер­жа­ло эту прось­бу. 10.8.1945 МНР вслед за СССР объ­я­ви­ла вой­ну Япо­нии. В те­че­ние ав­гу­ста её вой­ска совм. с час­тя­ми Крас­ной Ар­мии ос­во­бо­ди­ли ряд го­ро­дов, ок­ку­пи­ро­ван­ных япон­ца­ми. В со­от­вет­ст­вии с ре­ше­ни­ем Ял­тин­ской кон­фе­рен­ции 1945 в М. 20.10.1945 про­ве­дён пле­бис­цит по во­про­су о со­хра­не­нии нац. не­за­ви­си­мо­сти стра­ны (за со­хра­не­ние вы­ска­за­лось 100% нас. М.). Его ре­зуль­та­ты при­знаны в янв. 1946 пра­ви­тель­ст­вом Чан Кай­ши, и в фев­ра­ле то­го же го­да ме­ж­ду МНР и Ки­та­ем ус­та­нов­ле­ны ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния. 27.2.1946 До­го­вор о друж­бе и взаи­мо­по­мо­щи под­пи­сан с СССР, а в 1948–52 – со все­ми дру­ги­ми со­циа­ли­стич. стра­на­ми.

Маршал Х. Чойбалсан на митинге, посвящённом передаче 112-й танковой бригаде Красной Армии танков, построенных на средства трудящихся Монгольский Народной Республики. Фото 1943.

В дек. 1947 со­сто­ял­ся 11-й съезд МНРП, ут­вер­див­ший 5-лет­ний план раз­ви­тия нар. хо­зяй­ст­ва и куль­ту­ры М. на 1948–52. С это­го мо­мен­та и до кон. 1980-х гг. эко­но­ми­ка М. раз­ви­ва­лась на пла­но­вых на­ча­лах. Од­на­ко ре­зуль­та­ты пер­вой пя­ти­лет­ки по­ка­за­ли, что мн. от­рас­ли эко­но­ми­ки, гл. обр. ко­че­вое жи­вот­но­вод­ст­во, в си­лу вы­со­кой за­ви­си­мо­сти от при­род­ных ус­ло­вий и не­со­вер­шен­ст­ва са­мой сис­те­мы пла­ни­ро­ва­ния не под­да­ют­ся гос. ре­гу­ли­ро­ва­нию. Бла­го­да­ря по­мо­щи СССР про­ис­хо­ди­ло по­сте­пен­ное раз­ви­тие тя­жё­лой пром-сти, транс­пор­та и свя­зи. В го­ды пер­вой пя­ти­лет­ки воз­рос уро­вень гра­мот­но­сти на­се­ле­ния. Влия­ние на раз­ви­тие об­ра­зо­ва­ния в М. ока­зал пе­ре­ход в 1945 со ста­ро­го монг. письм. язы­ка (уй­гур­ское пись­мо) на ки­рил­ли­цу. В февр. 1949 со­зван 11-й ВНХ, внёс­ший по­прав­ки в дей­ст­вую­щую кон­сти­ту­цию, со­глас­но ко­то­рым ВНХ ста­но­вил­ся за­ко­но­дат. ор­га­ном. Бы­ло вве­де­но все­об­щее рав­ное и пря­мое из­би­рат. пра­во при тай­ном го­ло­со­ва­нии на вы­бо­рах ВНХ и ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти. По­сле смер­ти в янв. 1952 Х. Чой­бал­са­на в ию­ле то­го же го­да про­шла оче­ред­ная сес­сия ВНХ, из­брав­шая пред. Пре­зи­диу­ма ВНХ Ж. Сам­бу, а гла­вой пра­ви­тель­ст­ва ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря ЦК МНРП (с 1940) Ю. Це­ден­ба­ла. В со­от­вет­ст­вии с ре­ше­ния­ми 13-го съез­да МНРП, про­шед­ше­го в мар­те 1958, на­ча­лось фор­си­ро­ван­ное коо­пе­ри­ро­ва­ние арат­ских хо­зяйств. К 1960 соз­да­но 389 круп­ных с.-х. объ­е­ди­не­ний (кол­хо­зов) и 25 гос­хо­зов (сов­хо­зов), за­вер­ши­лось так­же фор­ми­ро­ва­ние при по­мо­щи СССР зем­ле­де­лия как са­мо­сто­ят. от­рас­ли эко­но­ми­ки М., спо­соб­ной час­тич­но обес­пе­чить на­се­ле­ние стра­ны зер­ном. В 1960 дос­тиг­ну­тые ре­зуль­та­ты, а так­же пред­став­ле­ния о даль­ней­шем пу­ти раз­ви­тия МНР бы­ли за­кре­п­ле­ны в но­вой кон­сти­ту­ции. Она про­воз­гла­ша­ла М. «со­циа­ли­стич. гос-вом ра­бо­че­го клас­са, коо­пе­ри­ро­ван­но­го арат­ст­ва и тру­до­вой ин­тел­ли­ген­ции», а МНРП – «на­прав­ляю­щей и ру­ко­во­дя­щей си­лой гос-ва и об­ще­ст­ва». В по­ли­тич. раз­де­ле ос­нов­но­го за­ко­на в це­лом со­хра­ни­лись прин­ци­пы кон­сти­ту­ций 1924 и 1940. В этот пе­ри­од ус­пе­хи бы­ли дос­тиг­ну­ты в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния и куль­ту­ры: вве­де­но обя­за­тель­ное 8-лет­нее школь­ное об­ра­зо­ва­ние, в 1961 соз­да­на Ака­де­мия на­ук с се­тью н.-и. ин-тов, по­лу­чи­ли раз­ви­тие нац. ки­не­ма­то­граф, изо­бра­зит. иск-во. Из­ме­ни­лось ме­ж­ду­нар. по­ло­же­ние М. В 1961 она ста­ла чл. ООН, в 1962 – Со­ве­та эко­но­ми­че­ской взаи­мо­по­мо­щи. Но од­но­вре­мен­но обо­стри­лись от­но­ше­ния МНР с Ки­та­ем, свёр­ты­ва­лось эко­но­мич. со­труд­ни­че­ст­во, су­ще­ст­вен­но со­кра­тил­ся то­ва­ро­обо­рот. В ус­ло­ви­ях обо­ст­рив­шей­ся кон­фрон­та­ции ме­ж­ду М. и Ки­та­ем в янв. 1966 МНР и СССР за­клю­чи­ли До­го­вор о друж­бе, со­труд­ни­че­ст­ве и взаи­мо­по­мо­щи сро­ком на 20 лет с пра­вом его ав­то­ма­тич. про­дле­ния на сле­дую­щие 10 лет, сме­нив­ший до­го­вор 1946. В со­от­вет­ст­вии с ним в МНР бы­ли рас­квар­ти­ро­ва­ны 5 сов. ди­ви­зий (100 тыс. сол­дат и офи­це­ров).

Первый секретарь Монгольской народно-революционной партии, председатель Великого народного хурала Ю. Цеденбал. Фото 1976.
Советско-монгольский экипаж космического корабля «Союз-39». Советский космонавт В. А. Джанибеков (слева) и монгольский космонавт Ж. Гуррагча. Фото 1981.

В 1966 15-й съезд МНРП при­нял про­грам­му за­вер­ше­ния строи­тель­ст­ва ма­те­ри­аль­но-тех­нич. ба­зы со­циа­лиз­ма за пять пя­ти­ле­ток (1960–85). Од­на­ко мо­дер­ни­за­ция, дос­тиг­ну­тая за пре­ды­ду­щие го­ды, не ли­к­ви­ди­ро­ва­ла тех­нич. и эко­но­мич. от­ста­лость МНР. Эко­но­мич. раз­ви­тие шло гл. обр. за счёт кре­ди­тов и фи­нан­со­вой по­мо­щи СССР и стран со­циа­ли­стич. со­дру­же­ст­ва. С кон. 1960-х гг. уже­сто­чи­лась цен­зу­ра и по­ли­цей­ский над­зор, в 1962–64, а так­же в 1981 и 1982 под­верг­лись «чи­ст­кам» и го­не­ни­ям мн. вид­ные парт. и гос. дея­те­ли. Про­ис­хо­ди­ли из­ме­не­ния в ха­рак­те­ре гос. вла­сти в МНР, она ста­но­ви­лась бо­лее ав­то­ри­тар­ной. Ещё в но­яб. 1958 на 2-м пле­ну­ме ЦК МНРП Ю. Це­ден­бал был из­бран 1-м сек­ре­та­рём ЦК МНРП, впо­след­ст­вии ему при­свои­ли зва­ние мар­ша­ла. В 1974 он пе­ре­дал пост пред. СМ МНР Ж. Бат­мун­ху, но про­дол­жал управ­лять гос-вом в долж­но­сти 1-го сек­ре­та­ря. В 1980-х гг. в ру­ко­во­дстве стра­ны со­зрел план ос­во­бо­ж­де­ния (а фак­ти­че­ски сме­ще­ния) Це­ден­ба­ла от за­ни­мае­мых по­стов в свя­зи с ухуд­ше­ни­ем со­стоя­ния здо­ро­вья, что бы­ло сде­ла­но на вне­оче­ред­ном, 7-м пле­ну­ме ЦК МНРП в 1984. С это­го вре­ме­ни по­сты ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря МНРП и пред. Пре­зи­диу­ма ВНХ за­ни­мал Бат­мунх.

К сер. 1980-х гг. в М. поя­ви­лись при­зна­ки сис­тем­но­го кри­зи­са. Ре­ак­ци­ей на это ста­ла т. н. монг. пе­ре­строй­ка, по вре­ме­ни сов­пав­шая с на­ча­лом по­ли­ти­ки пе­ре­строй­ки в СССР и на­прав­лен­ная на час­тич­ную ре­ор­га­ни­за­цию гос. ап­па­ра­та, вве­де­ние хоз­рас­чё­та, соз­да­ние тор­го­вых коо­пе­ра­ти­вов. 19-й съезд МНРП (1986) и 5-й пле­нум ЦК МНРП (1988) взя­ли курс на по­вы­ше­ние эф­фек­тив­но­сти эко­но­ми­ки, об­нов­ле­ние и глас­ность, рас­счи­тан­ный на 5 лет. Од­на­ко об­ста­нов­ка в стра­не тре­бо­ва­ла бо­лее глу­бо­ких и не­мед­лен­ных со­ци­аль­ных и эко­но­мич. пре­об­ра­зо­ва­ний. В 1988 в Улан-Ба­то­ре в сре­де мо­ло­дых учё­ных за­ро­ди­лось оп­по­зиц. де­мо­кра­тич. дви­же­ние, 7.11.1989 соз­дан Монг. де­мо­кра­тич. со­юз (МДС), ру­ко­во­дя­щий ор­ган ко­то­ро­го воз­глав­лял С. Зо­риг. В дек. 1989 на центр. пло­щадь им. Су­хэ-Ба­то­ра с про­те­ст­ны­ми ло­зун­га­ми вы­шли ок. 200 чел., они объ­я­ви­ли о соз­да­нии МДС и его тре­бо­ва­ни­ях. 21.1.1990 в ми­тин­ге при­ня­ли уча­стие неск. ты­сяч че­ло­век. В янв. – февр. 1990 в Улан-Ба­то­ре, а так­же в Му­ре­не – цен­тре ай­ма­ка Хувс­гел, в Дар­ха­не и Хов­де про­шёл ряд ак­ций про­тес­та. 4.3.1990 в Улан-Ба­то­ре на­ча­лась де­мон­ст­ра­ция с уча­сти­ем 90 тыс. чел. с тре­бова­ния­ми сме­ны ру­ко­во­дства стра­ны, про­ве­де­ния де­мо­кра­тич. ре­форм. Куль­ми­на­ци­ей дви­же­ния ста­ла го­ло­дов­ка 10 чле­нов ру­ко­во­дства МДС 7–9 мар­та, за­вер­шив­шая­ся от­став­кой По­лит­бю­ро ЦК МНРП и пра­ви­тель­ст­ва в пол­ном со­ста­ве. В апр. 1990 в со­от­вет­ст­вии с тре­бо­ва­ния­ми МДС со­сто­ял­ся чрез­вы­чай­ный съезд МНРП, при­няв­ший но­вую про­грам­му и ус­тав; со­став ЦК был об­нов­лён на 3/4, пред. Пре­зи­диу­ма ЦК МНРП из­бран быв. ру­ко­во­ди­тель проф­сою­зов МНР П. Очир­бат. В мае то­го же го­да ВНХ внёс из­ме­не­ния в кон­сти­ту­цию 1960, уч­ре­дил ин­сти­тут пре­зи­дент­ст­ва, при­нял за­кон, раз­ре­шаю­щий дея­тель­ность по­ли­тич. пар­тий. Бы­ли за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­ны 6 пар­тий, в т. ч. Монг. де­мо­кра­тич. пар­тия (МДП), Монг. пар­тия нац. про­грес­са (МПНП, ос­но­ва­на в февр. 1990), Монг. со­ци­ал-де­мо­кра­тич. пар­тия (МСДП, ос­но­ва­на в мар­те 1990), Пар­тия зе­лё­ных (ос­но­ва­на в мар­те 1990). В ию­ле 1990 в М. впер­вые про­шли вы­бо­ры в ВНХ на мно­го­пар­тий­ной ос­но­ве. В сент. 1990 ВНХ из­брал пре­зи­ден­том стра­ны Очир­ба­та, сфор­ми­ро­вал коа­лиц. пра­ви­тель­ст­во, а так­же Ма­лый ху­рал из 50 де­пу­та­тов – выс­ший ор­ган гос. вла­сти в пе­ре­ры­вах ме­ж­ду сес­сия­ми ВНХ.

Президент Монголии Ц. Элбэгдорж. Фото 2009.

В 1990–94 в свя­зи с рас­па­дом СССР и пре­кра­ще­ни­ем сов. ма­те­ри­аль­ной и фи­нан­со­вой по­мо­щи в М. раз­ра­зил­ся глу­бо­кий эко­но­мич. кри­зис. В 1991 М. при­ня­ла иностр. по­мощь в раз­ме­ре 150 млн. долл., в 1992–93–250 млн. долл. В 1991 пра­ви­тель­ст­вом Д. Ган­бол­да про­ве­де­на вау­чер­ная при­ва­ти­за­ция ско­та, в 1992 – пред­при­ятий роз­нич­ной тор­гов­ли и сфе­ры об­слу­жи­ва­ния, в 1993 – бо­лее 300 круп­ных пред­при­ятий. 13.1.1992 при­ня­та но­вая Кон­сти­ту­ция, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рой М. про­воз­гла­ша­лась пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­кой, а гла­вой го­су­дар­ст­ва – пре­зи­дент. Ле­том 1992 со­стоя­лись вы­бо­ры в Ве­ли­кий гос. ху­рал (ВГХ) – од­но­па­лат­ный пар­ла­мент, выс­ший ор­ган гос. вла­сти. Боль­шин­ст­во мест (71 из 76) в нём за­ня­ли де­пу­та­ты МНРП. В 1993 пре­зи­ден­том был пе­ре­из­бран П. Очир­бат. Сфор­ми­ро­ван­ное од­но­пар­тий­ное пра­ви­тель­ст­во быв. пред. Гос­пла­на МНР П. Жас­рая про­дол­жи­ло курс на ком­мер­циа­ли­за­цию и при­ва­ти­за­цию пред­при­ятий. Бы­ла соз­да­на двух­уров­не­вая бан­ков­ская сис­те­ма, от­кры­ты фон­до­вая бир­жа и ча­ст­ные бан­ки. В 1994 ВГХ при­нял Кон­цеп­цию внеш­ней по­ли­ти­ки и Кон­цеп­цию нац. безо­пас­но­сти, за­кре­п­ляв­шие ней­тра­ли­тет, без­атом­ный ста­тус и мно­го­век­тор­ную внеш­нюю по­ли­ти­ку М. при при­ори­те­те её от­но­ше­ний с Рос­си­ей и КНР. Эко­но­мич. по­ло­же­ние стра­ны в го­ды ре­форм бы­ло тя­жё­лым, про­дол­жа­ли ос­та­вать­ся вы­со­ки­ми тем­пы ин­фля­ции, рос­ла без­ра­бо­ти­ца. В 1995 в стра­не был со­б­ран один из са­мых низ­ких за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия уро­жай зер­но­вых. По­сле по­бе­ды в 1996 на пар­ла­мент­ских вы­бо­рах коа­ли­ции де­мо­кра­тич. пар­тий – Де­мо­кра­тич. сою­за – М. уда­лось с по­мо­щью Япо­нии, США, Гер­ма­нии, а так­же МВФ и Ази­ат. бан­ка раз­ви­тия до­бить­ся мак­ро­эко­но­мич. ста­би­ли­за­ции, про­дол­жить при­ва­ти­за­цию и вне­дре­ние ры­ноч­ных от­но­ше­ний. Од­на­ко в свя­зи с низ­ким уров­нем жиз­ни на­се­ле­ния в 1996–2000 в М. раз­ра­зил­ся по­ли­тич. кри­зис, во вре­мя ко­то­ро­го у вла­сти сме­ни­лись 4 пра­ви­тельств. ка­би­не­та. На­пря­жён­ные от­но­ше­ния сло­жи­лись ме­ж­ду ВГХ и но­вым пре­зи­ден­том от МНРП Н. Ба­га­бан­ди. В 1999 Де­мо­кра­тич. со­юз рас­ко­лол­ся и в 2000 про­иг­рал вы­бо­ры в ВГХ. Пре­мьер-мин. стал Н. Эн­хба­яр (пред. МНРП с 1996). В дек. 2000 две круп­ней­шие по­ли­тич. пар­тии – Монг. на­цио­нал-де­мо­кра­ти­че­ская (ос­но­ва­на в 1992 пу­тём слия­ния МДП и МПНП) и МСДП – со­з­да­ли еди­ную Де­мо­кра­тич. пар­тию (ДП). С это­го вре­ме­ни по­ли­тич. жизнь в М. оп­ре­де­ля­ет­ся от­но­ше­ния­ми ме­ж­ду МНРП и ДП. На вы­бо­рах в ВГХ в ию­не 2004 МНРП и коа­ли­ция «Ро­ди­на – Де­мо­кра­тия», сфор­ми­ро­ван­ная ДП, пар­ти­ей «Ро­ди­на – Монг. де­мо­кра­тич. но­вая со­циа­ли­стич. пар­тия» и пар­ти­ей «Гражд. во­ля», по­лу­чи­ли по 37 мест в пар­ла­мен­те и в сент. 2004 сфор­ми­ро­ва­ли пра­ви­тель­ст­во «нац. со­гла­сия». Пре­мьер-ми­ни­ст­ром стал пред. ДП Ц. Эл­бэ­гдорж. В свя­зи с тем что но­вое пра­ви­тель­ст­во не пред­при­ни­ма­ло ре­ши­тель­ных мер по ста­би­ли­за­ции внут­ри­по­ли­тич. и эко­но­мич. по­ло­же­ния М., в на­ча­ле янв. 2006 фрак­ция МНРП в ВГХ по­тре­бо­ва­ла не­мед­лен­ной от­став­ки Эл­бэ­гдор­жа. 25 янв. пред. МНРП М. Эн­хболд сфор­ми­ро­вал но­вое пра­ви­тель­ст­во «нац. со­ли­дар­но­сти». В ию­не 2008 со­стоя­лись оче­ред­ные пар­ла­мент­ские вы­бо­ры. На них, по дан­ным Цен­триз­бир­ко­ма М., по­бе­ду одер­жа­ла МНРП. ДП объ­я­ви­ла ито­ги вы­бо­ров сфаль­си­фи­ци­ро­ван­ны­ми и по­тре­бо­ва­ла пе­ре­смот­ра ре­зуль­та­тов го­ло­со­ва­ния. 30.6–1.7.2008 в Улан-Ба­то­ре про­шли мас­со­вые ак­ции про­тес­та оп­по­зи­ции, бы­ла за­хва­че­на штаб-квар­ти­ра МНРП, раз­гром­ле­ны ре­дак­ции круп­ней­ших га­зет и ряд гос. уч­ре­ж­де­ний. В ночь на 2 ию­ля на че­ты­ре дня в М. вве­де­но чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние. В сент. 2008 внут­ри­по­ли­тич. кри­зис был пре­одо­лён, сфор­ми­ро­ва­но коа­лиц. пра­ви­тель­ст­во М., со­стоя­щее из 8 ми­ни­ст­ров – чле­нов МНРП и 6 ми­ни­ст­ров – чле­нов ДП. В ию­не 2009 пост пре­зи­ден­та М. за­нял Эл­бэг­дорж.

Рос.-монг. от­но­ше­ния от­ли­ча­ют­ся тра­диц. доб­ро­со­сед­ст­вом, но­сят мно­го­пла­но­вый ха­рак­тер, опи­ра­ют­ся на мно­го­лет­нюю ис­то­рию дву­сто­рон­не­го взаи­мо­дей­ст­вия и раз­ви­ва­ют­ся по вос­хо­дя­щей ли­нии в ду­хе стра­те­гич. парт­нёр­ст­ва. В ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вом пла­не дву­сто­рон­нее взаи­мо­дей­ст­вие ба­зи­ру­ет­ся на До­го­во­ре о дру­жеств. от­но­ше­ни­ях и со­труд­ни­че­ст­ве от 20.1.1993, а так­же на до­го­во­рён­но­стях, дос­тиг­ну­тых в хо­де встреч на выс­шем уров­не ру­ко­во­дства РФ и М. в 2000, 2006, 2008. На­ме­ти­лась ак­ти­ви­за­ция дву­сто­рон­них тор­го­во-эко­но­мич. от­но­ше­ний (в зна­чит. сте­пе­ни за счёт рас­ши­ре­ния свя­зи при­гра­нич­ных ре­гио­нов РФ и М., на до­лю ко­то­рых при­хо­дит­ся св. 70% дву­сто­рон­не­го то­ва­ро­обо­ро­та). Объ­ём вза­им­но­го то­ва­ро­обо­ро­та в 2008 впер­вые за пост­со­вет­ский пе­ри­од пре­вы­сил 1,2 млрд. долл., зна­чи­тель­но опе­ре­див ори­ен­ти­ры, на­ме­чен­ные в «Про­грам­ме раз­ви­тия рос.-монг. тор­го­во-эко­но­мич. со­труд­ни­че­ст­ва на пе­ри­од до 2010 го­да». Дей­ст­ву­ют со­вме­ст­ные рос.-монг. пред­при­ятия – ком­па­ния с ог­ра­ни­чен­ной от­вет­ст­вен­но­стью (КОО) «Пред­при­ятие Эр­дэ­нэт», КОО «Мон­гол­рос­цвет­мет», АО «Улан-Ба­тор­ская же­лез­ная до­ро­га», со­став­ляю­щие фак­ти­че­ски яд­ро пром-сти М. Пер­спек­тив­ным на­прав­ле­ни­ем уг­луб­ле­ния эко­но­мич. со­труд­ни­че­ст­ва яв­ля­ет­ся уча­стие рос. фирм в раз­ра­бот­ке круп­но­го ме­сто­ро­ж­де­ния ка­мен­но­го уг­ля в Юж. Го­би, а так­же со­вме­ст­ная до­бы­ча, пе­ре­ра­бот­ка и обо­га­ще­ние ура­но­вых руд, пре­ж­де все­го ме­сто­ро­ж­де­ний Дор­нод­ско­го уз­ла на вос­то­ке Мон­го­лии.

Хозяйство

М. от­но­сит­ся к груп­пе сла­бо­раз­ви­тых стран с пе­ре­ход­ным ти­пом эко­но­ми­ки, адап­ти­рую­щих­ся к ры­ноч­ным ме­то­дам ве­де­ния хо­зяй­ст­ва. Объ­ём ВВП 11,0 млрд. долл. (по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти; 2010), в рас­чё­те на ду­шу на­се­ле­ния ок. 4 тыс. долл. Ин­декс че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия 0,653 (2011; 110-е ме­сто сре­ди 187 стран ми­ра).

До кон. 1980-х гг. эко­но­ми­ка М. ос­та­ва­лась до­та­ци­он­ной, раз­ви­ва­лась при фи­нан­со­вой и тех­нич. по­мо­щи СССР и др. стран – чле­нов СЭВ (до 30% ВВП). М. по­став­ля­ла им гор­но­руд­ное сы­рьё (кон­цен­тра­ты ме­ди, мо­либ­де­на, флюо­рит и др.), ка­мен­ный уголь и про­дук­цию с. х-ва (в осн. жи­вот­но­вод­ст­ва). Пре­кра­ще­ние эко­но­мич. по­мо­щи и на­ру­ше­ние сло­жив­ших­ся хо­зяйств. свя­зей при­ве­ли к глу­бо­ко­му спа­ду в эко­но­ми­ке М., ко­то­рый про­дол­жал­ся до сер. 1990-х гг. Ра­ди­каль­ные ры­ноч­ные ре­фор­мы 1990-х гг. (про­во­ди­лись под па­тро­на­жем МВФ) – ли­бе­ра­ли­за­ция цен, при­ва­ти­за­ция боль­шин­ст­ва пред­при­ятий сфе­ры ус­луг и ча­сти пред­прия­тий пром-сти, в с. х-ве – пре­об­ра­зо­ва­ние гос­хо­зов и с.-х. объ­е­ди­не­ний в ак­цио­нер­ные хо­зяй­ст­ва (1991), пе­ре­да­ча ско­та и па­хот­ных уго­дий в ча­ст­ную соб­ст­вен­ность и др., гос. по­ли­ти­ка раз­ви­тия ча­ст­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, улуч­ше­ния ин­ве­сти­ци­он­но­го кли­ма­та и при­вле­че­ния иностр. ка­пи­та­ло­вло­же­ний, за­ру­беж­ные кре­ди­ты и без­воз­мезд­ная фи­нан­со­вая по­мощь (МВФ, Все­мир­но­го бан­ка, Ази­ат. бан­ка раз­ви­тия, а так­же Япо­нии, США и ря­да др. стран) соз­да­ли ус­ло­вия для ожив­ле­ния хо­зяйств. дея­тель­но­сти. Силь­ная за­су­ха ле­том и бес­кор­ми­ца ско­та зи­мой 2001–02 на­нес­ли зна­чит. урон с.-х. про­из-ву, но не при­ве­ли к сни­же­нию объ­ё­мов ВВП. В 2004–2008 бла­го­да­ря рос­ту ми­ро­вых цен на медь и зо­ло­то сред­не­го­до­вые тем­пы рос­та ВВП со­ста­ви­ли ок. 9%. По­след­ст­вия не­бла­го­при­ят­ной эко­но­мич. конъ­юнк­ту­ры, вы­зван­ной ми­ро­вым фи­нан­со­вым кри­зи­сом 2008–09 (объ­ём ВВП сни­зил­ся на 1,3% в 2009), зи­мой и вес­ной 2009/10 бы­ли усу­губ­ле­ны мас­со­вым па­де­жом ско­та из-за бес­кор­ми­цы (эко­но­мич. ущерб со­ста­вил св. 550 млрд. туг­ри­ков). Бла­го­да­ря рос­ту ми­ро­вых цен на цвет­ные ме­тал­лы и зо­ло­то в 2010–11 эко­но­ми­ка М. по­ка­за­ла вы­со­кие тем­пы вос­ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия (6,1% в 2010; 17,3% в 2011; в це­нах 2005).

В струк­ту­ре ВВП (%, 2010) на от­рас­ли сфе­ры ус­луг при­хо­дит­ся ок. 48%, пром-сти и строи­тель­ст­ва – ок. 36, сель­ско­го и лес­но­го хо­зяй­ст­ва – ок. 16. В ча­ст­ном сек­то­ре соз­да­ёт­ся 73% объ­ё­ма ВВП. Ве­ду­щие ком­па­нии клю­че­вых от­рас­лей эко­но­ми­ки на­хо­дят­ся под кон­тро­лем го­су­дар­ст­ва. Гл. ис­точ­ни­ка­ми по­сту­п­ле­ний нац. бюд­же­та слу­жат до­хо­ды от экс­пор­та про­дук­ции гор­но­до­бы­ваю­щей пром-сти, с.-х. сы­рья и про­дук­тов его пе­ре­ра­бот­ки. Объ­ём пря­мых иностр. ка­пи­та­ло­вло­же­ний в 1990–2010 со­ста­вил 5,8 млрд. долл. (в т. ч. св. 1/2 – кит. ин­ве­сти­ции). Тем­пы ин­фля­ции к нач. 2010-х гг. су­щест­вен­но сни­зи­лись (325% в 1992 – макс. по­ка­за­тель; 28% в 2008; 4,2% в 2009; 12% в 2010; 9,2% в 2011). Осн. фак­то­ра­ми, сдер­жи­ваю­щи­ми эко­но­мич. раз­ви­тие М., ос­та­ют­ся не­хват­ка соб­ст­вен­ных фи­нан­со­вых ре­сур­сов и ква­ли­фи­цир. кад­ров, сла­бое раз­ви­тие транс­порт­ной и др. ин­фра­струк­ту­ры, бан­ков­ской си­сте­мы, вы­со­кий уро­вень кор­руп­ции.

Промышленность

Ве­ду­щая от­расль пром-сти – гор­но­до­бы­ваю­щая, на до­лю ко­то­рой при­хо­дит­ся 22,7% ВВП, 66,7% стои­мо­сти ва­ло­вой пром. про­дук­ции и ок. 84% стои­мо­сти экс­пор­та (в те­ку­щих це­нах), все­го за­ня­то св. 34 тыс. чел. (2010). Св. 2/3 экс­пор­та про­дук­ции гор­но­до­бы­ваю­щей пром-сти (по стои­мо­сти) на­прав­ля­ет­ся в Ки­тай. На ру­бе­же 2000–10-х гг. раз­ви­тие от­рас­ли ха­рак­те­ри­зу­ет­ся обо­стре­ни­ем кон­ку­рент­ной борь­бы за­ру­беж­ных гор­но­до­бы­ваю­щих и пр. ком­па­ний (Рос­сии, Ки­тая, США, Ка­на­ды, Япо­нии, Рес­пуб­ли­ки Ко­рея и др. стран) за дос­туп к круп­ней­шим, гл. обр. не­раз­ра­ба­ты­вае­мым, ме­сто­ро­ж­де­ни­ям по­лез­ных ис­ко­пае­мых (пре­ж­де все­го уг­ля, руд ме­ди, зо­ло­та, ура­на, же­ле­за, РЗЭ и др.). Бла­го­да­ря на­ли­чию ог­ром­ных за­па­сов ми­нер. сы­рья, раз­ра­бот­ка ко­то­рых толь­ко на­чи­на­ет­ся, в нач. 2010-х гг. эко­но­ми­ка М. ста­но­вит­ся од­ной из наи­бо­лее бы­ст­ро раз­ви­ваю­щих­ся в Центр. и Вост. Азии.

До­бы­ча неф­ти 2,2 млн. барр. (2010), вся нефть экс­пор­ти­ру­ет­ся в Ки­тай. Осн. рай­оны до­бы­чи – неф­те­нос­ные про­вин­ции Там­саг в ай­ма­ке Дор­нод (ме­сто­ро­ж­де­ние То­сон-Уул и др.) и Зу­ун-Ба­ян в ай­ма­ке Дор­но­говь. Ве­ду­щая неф­те­добы­ваю­щая ком­па­ния – «Пет­ро­чай­на Да­чин Там­саг» (до­чер­няя струк­ту­ра кит. гос. ком­па­нии «PetroChina»). По­треб­но­сти в неф­те­про­дук­тах (св. 800 тыс. т в 2010) пол­но­стью удов­ле­тво­ря­ют­ся за счёт им­пор­та – по­ста­вок из Рос­сии (св. 90%), Ки­тая (ок. 6%; из до­бы­той в М. неф­ти по до­го­во­ру о раз­де­ле про­дук­ции), Рес­пуб­ли­ки Ко­рея (ок. 2%) и Ка­зах­ста­на.

Добыча каменного угля. Группа угольных месторождений Тавантолгой (аймак Умнеговь).

В струк­ту­ре то­п­лив­но-энер­ге­тич. ба­лан­са ве­ду­щее ме­сто за­ни­ма­ет уголь. До­бы­ча бу­рых и ка­мен­ных (в т. ч. кок­сую­щих­ся) уг­лей 25,2 млн. т (2010). Круп­ней­шие раз­ре­зы по до­бы­че бу­рых уг­лей: Ба­га­ну­ур, в 120 км к вос­то­ку от Улан-Ба­то­ра (мощ­ность 4 млн. т в год), Ши­вээ-Овоо в ай­ма­ке Дунд­говь (мощ­ность 2 млн. т в год; на ба­зе ме­сто­ро­ж­де­ния пла­ни­ру­ет­ся соз­да­ние круп­но­го то­п­лив­но-энер­ге­тич. ком­плек­са для экс­пор­та элек­тро­энер­гии в Ки­тай). Бу­рые уг­ли до­бы­ва­ют так­же на раз­резе Ша­рын­гол на се­ве­ре М. (ай­мак Дар­хан-Уул), в шах­те На­лай­ха, в 40 км к вос­то­ку от Улан-Ба­то­ра (ай­мак Ту­ве) и др. Круп­ные уголь­ные ме­сто­ро­ж­де­ния раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся в ай­ма­ке Ум­не­говь на юге стра­ны, близ гра­ни­цы с Ки­та­ем: На­рийн-Су­хайт (пред­при­ятие монг.-кит. ком­па­нии «Чин­хуа МАК На­рийн-Су­хайт» мощ­но­стью до 3 млн. т в год ка­мен­ных, в т. ч. кок­сую­щих­ся, уг­лей), Ово­от­тол­гой (пред­при­ятие ка­над. ком­па­нии «So­uthGobi Resources Ltd.» мощ­но­стью до 3 млн. т в год бу­рых и ка­менных уг­лей). Ут­вер­жде­на про­грам­ма (2010) раз­ра­бот­ки груп­пы уголь­ных ме­сто­ро­ж­де­ний Та­ван­тол­гой в ай­ма­ке Ум­не­говь (за­па­сы 7 млрд. т, в т. ч. 40% – кок­сую­щие­ся уг­ли ме­сто­ро­ж­де­ний Ухаа-Ху­даг и др.). Пла­ни­рует­ся так­же ос­вое­ние ме­сто­ро­ж­де­ний вы­со­ко­ка­честв. ка­мен­ных уг­лей Ула­ан-Овоо на се­ве­ре М. (ай­мак Сэ­лэн­гэ), кок­сую­щих­ся уг­лей Ово­от в сев.-зап. час­ти стра­ны (ай­мак Хувс­гел). Бо́ль­шая часть до­бы­вае­мых уг­лей, в пер­вую оче­редь кок­сую­щих­ся и вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ных энер­ге­ти­че­ских, экс­пор­ти­ру­ет­ся в Ки­тай (18 млн. т, 2010). Со­глас­но гос. стра­те­гии ди­вер­си­фи­ка­ции экс­пор­та уг­ля пла­ни­ру­ет­ся (2012) строи­тель­ст­во но­вой ши­ро­ко­ко­лей­ной ж.-д. ли­нии, со­еди­няю­щей груп­пу уголь­ных ме­сто­ро­ж­де­ний Та­ван­тол­гой с го­ро­да­ми Сайн­шанд и Чой­бал­сан, с вы­хо­дом на Транс­си­бир­скую ма­ги­страль и рос. даль­не­вос­точ­ные мор. пор­ты для экс­пор­та монг. уг­ля в стра­ны Ази­ат­ско-Ти­хо­оке­ан­ско­го ре­гио­на. На юге и юго-вос­то­ке стра­ны бу­дут про­ло­же­ны неск. уз­ко­ко­лей­ных ж.-д. ли­ний для экс­пор­та уг­ля и гор­но­руд­но­го сы­рья в Ки­тай.

М. об­ла­да­ет зна­чит. за­па­са­ми руд ура­на (осн. раз­ве­дан­ные ме­сто­ро­ж­де­ния – на вос­то­ке стра­ны, в ай­ма­ках Дор­нод и Дор­но­говь). В 2010 соз­да­но рос.-монг. (с уча­сти­ем кор­по­ра­ции «Ро­са­том») пред­при­ятие «Дор­нод уран» по до­бы­че руд ме­сто­ро­ж­де­ния Дор­нод в ай­ма­ке Дор­нод (за­па­сы 16,5 млн. т, ср. со­дер­жа­ние ок­си­да ура­на 0,175%). Пер­спек­тив­ны для ос­вое­ния рас­по­ло­жен­ные по­бли­зо­сти ме­сто­ро­ж­де­ния Гур­ван­бу­лаг (за­па­сы 8,5 тыс. т; в 2004 пра­ва на раз­ра­бот­ку по­лу­чи­ла франц. ком­па­ния «Areva») и Мар­дай.

Ус­та­нов­лен­ная мощ­ность элек­тро­стан­ций 913,1 МВт (2009). Про­из-во элек­тро­энер­гии 4,3 млрд. кВт·ч (2010), гл. обр. на ТЭС, ра­бо­таю­щих на уг­ле (св. 90%), а так­же на ди­зель­ных элек­тро­стан­ци­ях, мел­ких ГЭС (от 0,5 до 2 МВт), сол­неч­ных и вет­ро­вых энер­го­ус­та­нов­ках. Не­хват­ка элек­тро­энер­гии по­кры­ва­ет­ся по­став­ка­ми из Рос­сии (262,9 млн. кВт·ч, 2010). Дей­ст­ву­ют 3 ТЭЦ в Улан-Ба­то­ре (круп­ней­шая – ТЭЦ-4, 540 МВт), ТЭЦ в го­ро­дах Дар­хан, Чой­бал­сан и Эр­дэ­нэт. Сда­на в экс­плуа­та­цию (2009) Дур­гун­ская ГЭС в ай­ма­ке Ховд (12 МВт; по­строе­на с уча­сти­ем кит. ка­пи­та­ла); за­вер­ше­но строи­тель­ст­во Тай­шир­ской ГЭС в ай­ма­ке Говь-Ал­тай (про­ект­ная мощ­ность 11 МВт). Про­из-вом и рас­пре­де­ле­ни­ем элек­тро­энер­гии за­ни­ма­ют­ся кон­тро­ли­руе­мые гос-вом ак­цио­нер­ные ком­па­нии, управ­ляю­щие Центр. (до 80% объ­ё­мов про­из-ва и по­треб­ле­ния элек­тро­энер­гии), Зап., Ал­тай-Уля­су­тай­ской и Вос­точ­ной зо­наль­ны­ми энер­го­сис­те­ма­ми.

Карьер по добыче медно-молибденовых руд в районе города Эрдэнэт.

Од­на из ве­ду­щих от­рас­лей гор­но­до­бы­ваю­щей пром-сти – мед­но­руд­ная. Осн. пред­при­ятие – гор­но-обо­га­тит. ком­би­нат «Эр­дэ­нэт» (по­стро­ен с по­мо­щью Рос­сии в 1981–93) рос.-монг. ком­па­нии «Пред­при­ятие Эр­дэ­нэт» (монг. доля – 51%, рос. – 49%; г. Эр­дэ­нэт на се­ве­ре М.), где до­бы­ва­ет­ся и пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет­ся до 26 млн. т мед­но-мо­либ­де­но­вых руд в год. Про­дук­ция ком­би­на­та (ок. 35% стои­мо­сти ва­ло­вой пром. про­дук­ции стра­ны) – 357,1 тыс. т мед­но­го (2010, с со­дер­жа­ни­ем ме­ди 35%) и 4,68 тыс. т мо­либ­де­но­во­го (47% мо­либ­де­на) кон­цен­тра­тов (экс­пор­ти­ру­ют­ся в Ки­тай), а так­же ок. 30 т по­пут­но из­вле­кае­мо­го се­реб­ра. Пра­во на раз­ра­бот­ку од­но­го из круп­ней­ших в ми­ре ме­сто­ро­ж­де­ний руд ме­ди и зо­ло­та Оюу-Тол­гой (ай­мак Ум­не­говь) пре­дос­тав­ле­но (2009) ка­над. ком­па­нии «Ivanhoe Mines Ltd.» совм. с брит.-авст­рал. кон­цер­ном «Rio Tinto» (до­ля М. в про­ек­те 34%; на­ча­ло до­бы­чи пла­ни­рует­ся на 2013). Ве­дут­ся раз­ве­доч­ные ра­бо­ты на круп­ных мед­но-мо­либ­де­но­вых ме­сто­ро­ж­де­ни­ях Ца­га­ан-Су­вар­га в юж. час­ти стра­ны (ай­мак Дунд­говь) и Зу­ун­мод на юго-за­па­де М. (ай­мак Ба­ян­хон­гор).

До­бы­ча зо­ло­та (6,0 т в 2010; 15,18 т в 2008; 24,12 т в 2005) – 3-я по зна­чи­мо­сти от­расль гор­но­до­бы­ваю­щей пром-сти. Раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния Бо­роо и Га­цу­урт в ай­ма­ке Сэ­лэн­гэ (руд­ни­ки ка­над. ком­па­нии «Centerra Gold»). Дей­ст­ву­ют при­ис­ки на ме­сто­ро­ж­де­ни­ях рос­сып­но­го зо­ло­та зо­ло­то­нос­но­го рай­она За­амар в бас­сей­не р. Ту­ул в ай­ма­ке Ту­ве (монг.-рос. ком­па­ния «Мон­гол­рос­цвет­мет» и др.). Ве­дёт­ся под­го­тов­ка к раз­ра­бот­ке ме­сто­ро­ж­де­ния Хон­гор (мед­но-пор­фи­ро­вые ру­ды со зна­чит. со­дер­жа­ни­ем зо­ло­та) на юге стра­ны (ай­мак Ум­не­говь). Ре­ша­ет­ся во­прос о на­ча­ле раз­ра­бот­ки круп­но­го ме­сто­ро­ж­де­ния се­реб­ря­но-по­ли­ме­тал­лич. руд Ас­гат на се­ве­ро-за­па­де М. (ай­мак Ба­ян-Ул­гий; на гра­ни­це с рос. Рес­пуб­ли­кой Ал­тай).

До­бы­чу и обо­га­ще­ние руд цин­ка ме­сто­ро­ж­де­ния Сал­хит в вост. час­ти стра­ны (ай­мак Су­хэ-Ба­тор) осу­ще­ст­в­ля­ет монг.-кит. ком­па­ния «Цайрт Ми­не­рал» («Tsairt Mineral Co.»); про­из-во цин­ко­вых кон­цен­тра­тов 112,6 тыс. т (2010). Наи­бо­лее пер­спек­тив­ны для ос­вое­ния ме­сто­ро­ж­де­ния по­ли­ме­тал­лич. руд в ай­ма­ке Дор­нод – Улан (Ула­ан; за­па­сы свин­ца 186,4 тыс. т, цин­ка 245,8 тыс. т) и Цав (свин­ца 226,2 тыс. т, цин­ка 23,3 тыс. т). До­бы­ча руд вольф­ра­ма ве­дёт­ся в руд­ном рай­оне Ховд-Гол (ай­мак Ба­ян-Ул­гий); про­из-во кон­цен­тра­тов вольф­ра­ма 19,9 т (2010; 244,5 т в 2007; 68% WO3). До­бы­ча на экс­порт в Ки­тай руд же­ле­за ме­сто­ро­ж­де­ния Ту­мэр­тол­гой в ай­ма­ке Дар­хан-Уул 3203,2 тыс. т (2010; ок. 64% ме­тал­ла в ру­де).

До­бы­чу флюо­ри­та и про­из-во флюо­ри­то­вых кон­цен­тра­тов (867,7 тыс. т, 2010) осу­ще­ст­в­ля­ет монг.-рос. ком­па­ния «Мон­гол­рос­цвет­мет» [гор­но-обо­га­тит. ком­би­нат Бор-Ун­дер (Бор-Ун­дур) в ай­ма­ке Хэн­тий, руд­ни­ки Хар-Ай­раг и Ур­гэн (Ур­ген) в ай­ма­ке Дор­но­говь и др.]. Пер­спек­тив­ны для раз­ра­бот­ки ме­сто­ро­ж­де­ния фос­фо­ри­тов круп­но­го Хуб­су­гуль­ско­го фос­фо­ри­то­нос­но­го бас­сей­на на се­ве­ре стра­ны, в ок­ре­ст­но­стях оз. Хуб­су­гул (Хувс­гел-Ну­ур; ай­мак Хувс­гел), в т. ч. ме­сто­ро­ж­де­ние Бу­рэн­хан близ г. Му­рен.

На до­лю об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти при­хо­дит­ся 23,9% стои­мо­сти ва­ло­вой пром. про­дук­ции, все­го за­ня­то 64,8 тыс. чел. (2010). Гл. центр – Улан-Ба­тор. Дей­ст­ву­ет един­ст­вен­ное круп­ное пред­при­ятие чёр­ной ме­тал­лур­гии – Дар­хан­ский ме­тал­лур­гич. за­вод (г. Дар­хан) мощ­но­стью 100 тыс. т сталь­но­го сор­то­во­го про­ка­та и 114 тыс. т про­кат­ных за­го­то­вок в год (1990–96 – 1-я оче­редь, в 2007 на­ча­лось со­ору­же­ние 2-й оче­ре­ди; под­ряд­чик – рос. стро­ит. фир­ма «За­ру­беж­ст­рой»); про­из-во (64,2 тыс. т ме­тал­ло­кон­ст­рук­ций и 61,8 тыс. т ме­тал­ло­прока­та, 2010) осу­ще­ст­в­ля­ет­ся с ис­поль­зо­ва­ни­ем япон. тех­но­ло­гий и обо­ру­до­ва­ния; осн. сы­рьё – лом чёр­ных ме­тал­лов. В г. Эр­дэ­нэт на ба­зе пе­ре­ра­бот­ки от­хо­дов гор­но-обо­га­тит. ком­би­на­та на­ла­же­но про­из-во ра­фи­ни­ров. ме­ди (2,7 тыс. т в 2010; ком­па­ния «Эр­дмин» – со­вме­ст­ное пред­при­ятие ком­па­нии «Пред­при­ятие Эр­дэ­нэт», ка­над. и амер. фирм). Ме­тал­ло­об­ра­ба­ты­ваю­щая пром-сть пред­став­ле­на не­боль­ши­ми ча­ст­ны­ми пред­при­ятия­ми по про­из-ву ма­шин, обо­ру­до­ва­ния, вы­чис­лит. и бы­то­вой тех­ни­ки. В 2008 в Улан-Ба­то­ре соз­да­но про­из-во на­столь­ных пер­со­наль­ных ком­пь­ю­те­ров мар­ки «Мо­гул» мощ­но­стью 100 шт. в день, а так­же но­ут­бу­ков с за­ряд­кой от ав­то­мо­биль­ных ак­ку­му­ля­то­ров (монг. ком­па­ния «MCS Holding LLC» и её до­чер­ние струк­ту­ры). Ряд не­боль­ших пред­при­я­тий де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти вы­пус­ка­ют пи­ло­ма­те­риа­лы (все­го 20,2 тыс. м3, 2010), ж.-д. шпа­лы, ме­бель и др. Раз­ви­ва­ет­ся стро­ит. ин­ду­ст­рия. Про­из-во це­мен­та 322,5 тыс. т, из­вес­ти 50,2 тыс. т, жел.-бе­тон. ж.-д. шпал 68,2 тыс. шт., крас­но­го стро­ит. кир­пи­ча 27,7 млн. шт., ке­рам­зи­то­вых бло­ков 647,7 тыс. шт. (2010). Пред­при­ятия це­мент­ной пром-сти – це­мент­но-из­вест­ко­вый за­вод в Ху­те­ле (Ху­ти­ле) (ай­мак Сэ­лэн­гэ; мощ­ность 500 тыс. т це­мен­та и 65 тыс. т из­вес­ти в год) и це­мент­ный за­вод в Дар­ха­не. В при­го­ро­де Улан-Ба­то­ра Сон­ги­но дей­ст­ву­ет круп­ный гос. био­ком­би­нат (про­из-во ве­те­ри­нар­ных пре­па­ра­тов).

Важ­ней­шие от­рас­ли об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти – лёг­кая и пи­ще­вая – по­сте­пен­но пре­одо­ле­ва­ют по­след­ст­вия глу­бо­ко­го спа­да про­из-ва. Все пред­при­ятия этих от­рас­лей при­ва­ти­зи­ро­ва­ны. На до­лю лёг­кой пром-сти при­хо­дит­ся 4,2% стои­мо­сти ва­ло­вой пром. про­дук­ции (2010; 26,6% в 1990). М. рас­по­ла­га­ет боль­ши­ми ре­сур­са­ми ко­же­вен­но­го сы­рья (в ср. 8–10 млн. шкур до­маш­них жи­вот­ных в год; 16 млн. шкур в 2010). Про­из-во ко­жи шев­ро 1,2 тыс. м2 (2010; 418,4 тыс. м2 в 1990), юф­ти 1,6 тыс. м2, ко­жа­ных паль­то 9 тыс. шт. (41,6 тыс. шт. в 1989), ко­жа­ных ру­ба­шек и кур­ток 5,6 тыс. шт. (264,5 тыс. шт. в 1990), шуб и кур­ток из дуб­лё­ных ов­чин (дуб­лё­нок) 16,6 тыс. шт. (180,2 тыс. шт. в 1989), ко­жа­ной обу­ви 9,9 тыс. пар (41,6 тыс. пар в 1989). Наи­бо­лее круп­ные ком­па­нии ко­же­вен­ной пром-сти – «Мон-Ит Бу­ли­га­ар» и «Мон­гол шев­ро» (Улан-Ба­тор), «Дар­хан нэ­хий» (Дар­хан). Про­из-во об­ра­бо­тан­но­го козь­е­го пу­ха 824,7 т, мы­той овечь­ей шер­сти 2,3 тыс. т, шер­стя­ных тка­ней 330,2 тыс. по­гон­ных мет­ров, три­ко­таж­ных из­де­лий 801,1 тыс. шт., ков­ров 609,6 тыс. м2 (2010). Ве­ду­щие пред­при­ятия по про­из-ву шер­стя­ных тка­ней и три­ко­таж­ных из­де­лий рас­по­ло­же­ны в Улан-Ба­то­ре. В нач. 21 в. по­лу­чи­ли раз­ви­тие 2 от­рас­ли шер­стя­ной пром-сти – про­из-во ков­ров (ком­би­на­ты ком­па­ний «Ула­ан­баа­тар хивс» в Улан-Ба­то­ре и «Эр­дэ­нэт хивс» в Эр­дэ­нэ­те) и из­де­лий из ка­ше­ми­ра (улан-ба­тор­ские пред­при­ятия ком­па­ний «Го­би», «Бу­ян хол­динг» и «Го­ёо»).

На до­лю пи­ще­вой пром-сти при­хо­дит­ся 10,7% стои­мо­сти ва­ло­вой пром. про­дук­ции (2010; 24,8% в 1990), в от­рас­ли за­ня­то 8,5 тыс. чел. (14,4 тыс. чел.). Мощ­но­сти пред­при­ятий мяс­ной пром-сти по­зво­ля­ют пе­ре­ра­ба­ты­вать ок. 10% все­го за­го­тав­ли­вае­мо­го в стра­не мя­са. Про­из-во мя­са и мя­со­про­дук­тов пром. пе­ре­ра­бот­ки 12,0 тыс. т (2010; 63 тыс. т в 1989). Дей­ст­ву­ют ок. 40 мя­со­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щих пред­при­ятий, круп­ней­шие – «Дар­хан­ский мя­со­ком­би­нат» (г. Дар­хан; со­вме­ст­ное монг.-рос. пред­при­ятие), мя­со­ком­би­на­ты ком­па­ний «Ма­химп­экс» и «Ба­га­ну­ур» (г. Улан-Ба­тор), «Дор­нод­мах» (г. Чой­бал­сан). Пром. пе­ре­ра­бот­кой ох­ва­че­но ок. 3% все­го про­из­во­ди­мо­го в стра­не мо­ло­ка (2008). Про­из-во цель­но­го мо­ло­ка и мо­лоч­ных про­дук­тов пром. пе­ре­ра­бот­ки 33,8 млн. л (2010). Про­из-во разл. ви­дов му­ки – 143,5 тыс. т (2010). В г. Су­хэ-Ба­тор (ай­мак Сэ­лэн­гэ) в 2009 по­стро­е­ны круп­ный му­ко­моль­ный за­вод и пол­но­стью ав­то­ма­ти­зир. эле­ва­тор (ин­ве­стор – круп­ная монг. ком­па­ния «Ал­тан Та­риа»). По­треб­но­сти М. в рас­тит. мас­ле це­ли­ком по­кры­ва­ют­ся за счёт им­пор­та. В Дар­ха­не го­то­вит­ся к сда­че в экс­плуа­та­цию (2012) пер­вый в стра­не за­вод по про­из-ву под­сол­неч­но­го мас­ла, мар­га­ри­на и май­о­не­за, ко­то­рый дол­жен обес­пе­чить внутр. по­треб­но­сти стра­ны, а так­же по­став­лять до 60% про­дук­ции в Рос­сию и Ки­тай (ком­па­ния «Мон­гол ал­тан тос» с уча­сти­ем рос. ка­пи­та­ла).

Сельское хозяйство – 

од­на из важ­ней­ших от­рас­лей хо­зяй­ст­ва. Спе­циа­ли­за­ция с.-х. про­из-ва оп­ре­де­ля­ет­ся осо­бен­но­стя­ми при­род­но-кли­ма­тич. ус­ло­вий. Зем­ли с.-х. на­зна­че­ния за­ни­ма­ют 115,5 млн. га (2010; 74% тер­ри­то­рии стра­ны), из них с.-х. уго­дья – 113,6 млн. га, в т. ч. па­ст­би­ща и се­но­ко­сы – 113,0 млн. га. Прак­ти­чес­ки вся с.-х. про­дук­ция про­из­во­дит­ся в част­ном сек­то­ре (ин­ди­ви­ду­аль­ные хо­зяй­ст­ва и ак­цио­нер­ные ком­па­нии).

Выпас лошадей в аймаке Уверхангай.

В струк­ту­ре от­рас­ли пре­об­ла­да­ет жи­вот­но­вод­ст­во (66,0% стои­мо­сти с.-х. про­дук­ции, 2010), гл. обр. тра­ди­ци­он­ное па­ст­бищ­но-ко­че­вое. По­го­ло­вье ско­та (млн. го­лов, пе­ре­пись 2011): 36,3 (из них 29,1 млн. – в собст­вен­но­сти 160,3 тыс. се­мей а­ра­тов-жи­вот­но­во­дов), в т. ч. ко­зы 15,9, ов­цы 15,7, круп­ный ро­га­тый скот 2,3, ло­ша­ди 2,1, верб­лю­ды 0,3. По чис­лу го­лов ско­та на ду­шу на­се­ле­ния М. за­ни­ма­ет од­но из пер­вых мест в ми­ре (13 го­лов). По ве­ли­чи­не по­го­ло­вья ли­ди­ру­ют ай­маки Хувс­гел (3,9 млн. го­лов), Ар­хан­гай (3,6 млн. го­лов), Увер­хан­гай (ок. 3,6 млн. го­лов). На се­ве­ре и се­ве­ро-за­па­де стра­ны, в наи­бо­лее ос­во­ен­ных и бла­го­при­ят­ных для жиз­ни че­ло­ве­ка ле­со­сте­пях и сте­пях, раз­во­дят пре­им. ло­ша­дей, круп­ный ро­га­тый скот, овец и коз; в юж. час­ти М., в зо­нах су­хих сте­пей и по­лу­пус­тынь, – верб­лю­дов, овец и коз, ло­ша­дей. В гор­ных рай­онах так­же раз­во­дят яков (в ай­ма­ках Ар­хан­гай, Увер­хан­гай, Ба­ян­хон­гор и др.), се­вер­ных оле­ней (в ай­ма­ке Хувс­гел). Пре­об­ла­да­ют ме­ст­ные при­спо­соб­лен­ные к ус­ло­ви­ям су­ро­во­го кли­ма­та и ску­до­сти кор­мов по­ро­ды ско­та (мон­голь­ская жир­но­хво­стая ов­ца, круп­ный ро­га­тый скот крас­но­мон­голь­ской по­ро­ды и др.). В 21 в. рост ми­ро­во­го спро­са на ко­зий пух и ка­ше­мир при­вёл к за­мет­но­му уве­ли­че­нию по­го­ло­вья пу­хо­вых коз, что вы­зы­ва­ет не­га­тив­ные эко­ло­гич. по­след­ст­вия (на­ру­ше­ние оп­ти­маль­ной струк­ту­ры ста­да, уси­ле­ние де­гра­да­ции па­ст­бищ и др.). Скот поч­ти круг­лый год со­дер­жит­ся на ес­теств. па­ст­би­щах. Ара­ты-жи­вот­но­во­ды ко­чу­ют по се­зон­ным па­ст­би­щам. Силь­ные мо­ро­зы и обиль­ные сне­го­па­ды вы­зва­ли мас­со­вый па­дёж ско­та зи­мой и вес­ной 2009/10 (по­гиб­ло св. 10 млн. го­лов, или бо­лее 20% об­ще­го по­го­ло­вья). М. пол­но­стью удов­ле­тво­ря­ет внутр. по­треб­но­сти в мя­се и мо­ло­ке. Про­из-во (тыс. т) мя­са 204,4 (в т. ч. ба­ра­ни­на и коз­ля­ти­на 126,4, го­вя­ди­на 47,5, сви­ни­на 0,2), на­дои мо­ло­ка (ко­ровь­е­го, козь­е­го, овечь­е­го, ко­быль­е­го и др.) 338,4 (2010).

Рас­те­ние­вод­ст­во по­сте­пен­но пре­одо­ле­ва­ет по­след­ст­вия глу­бо­ко­го спа­да про­из-ва (в 1990–2007 пло­ща­ди об­ра­ба­ты­вае­мых зе­мель и уро­жаи осн. с.-х. куль­тур со­кра­ти­лись в 4–6 раз). Зем­ле­де­лие пре­им. не­по­лив­ное, ве­дёт­ся гл. обр. в ле­со­сте­пях и сте­пях на се­ве­ре (ай­ма­ки Сэ­лэн­гэ, Бул­ган) и в центр. час­ти стра­ны (ай­мак Ту­ве и др.), а так­же в до­ли­не р. Хал­хин-Гол на вос­то­ке (ай­мак Дор­нод). Об­щая пло­щадь па­хот­ных уго­дий св. 0,6 млн. га, из них об­ра­ба­ты­вае­мые зем­ли за­ни­мают 315,3 тыс. га (2010; 192,5 тыс. га в 2008), в т. ч. под по­се­ва­ми пше­ни­цы 259,2 тыс. га (154 тыс. га), кар­то­фе­ля 13,8 тыс. га, ово­щей 7,0 тыс. га, ос­таль­ное – за­леж­ные зем­ли. С 2008 ус­пеш­но реа­ли­зу­ет­ся нац. про­грам­ма подъ­ё­ма рас­те­ние­вод­ст­ва «Це­ли­на-3», гл. за­да­ча ко­то­рой – обес­пе­чить по­треб­но­сти стра­ны в зер­не, кар­то­фе­ле и ово­щах за счёт собств. про­из-ва. Ва­ло­вой сбор (тыс. т, 2011): зер­но­вые куль­ту­ры 446,1 (840 в 1990), гл. обр. яро­вая пше­ни­ца; кар­то­фель 201,6 (155); ово­щи 99,0 (59,5); за­го­тов­ка се­на и кор­мов для жи­вот­но­вод­ст­ва 1241,9 (551). По­треб­но­сти в зер­не и кар­то­фе­ле удов­ле­тво­ря­ют­ся на 100%, ово­щах – 60% (2011). В 2010 М. им­порти­ро­ва­ла из Рос­сии и Ка­зах­ста­на: 66,2 тыс. т пше­ни­цы и 65,2 тыс. т му­ки.

Сфера услуг

Один из наи­бо­лее бы­ст­ро рас­ту­щих сек­то­ров эко­но­ми­ки. От­рас­ле­вая струк­ту­ра сфе­ры ус­луг от­ра­жа­ет на­чаль­ный этап её раз­ви­тия. Важ­ней­шие от­рас­ли (до­ля в ВВП, 2010): оп­то­вая и роз­нич­ная тор­гов­ля, ре­монт бы­то­вой тех­ни­ки (15,0%); транс­порт, склад­ское хо­зяй­ст­во и связь (12,1%); опе­ра­ции с не­дви­жи­мо­стью, арен­да, проф. ус­лу­ги (6,3%); об­ра­зо­ва­ние (4,2%); гос. управ­ле­ние, обо­ро­на, со­ци­аль­ная за­щи­та на­се­ле­ния (3,7%); фи­нан­со­вые и стра­хо­вые ус­лу­ги (1,9%); здра­во­охра­не­ние (1,7%); пр. ус­лу­ги (3,6%). Фи­нан­со­вая сис­те­ма вклю­ча­ет гос. Мон­гол­банк (центр. банк стра­ны) и 14 ком­мерч. бан­ков – ХААН банк, Го­ломт банк, Ху­дал­даа хугж­лийн банк, Хас банк, Чин­гис-Ха­ан банк, Ула­ан­баа­тар хо­тын банк и др. В Улан-Ба­то­ре дей­ст­ву­ет Монг. фон­до­вая бир­жа. Осу­ще­ст­в­ля­ет­ся гос. по­ли­ти­ка сти­му­лиро­ва­ния раз­ви­тия ту­ри­стич. биз­не­са. Дей­ст­ву­ют св. 400 ча­ст­ных ту­ри­стич. ор­га­ни­за­ций, объ­е­ди­нён­ных в Монг. ас­со­циа­цию ту­ри­стич. агентств. В 2010 М. по­се­ти­ли 553,2 тыс. иностр. ту­ри­стов, пре­им. из Ки­тая (ок. 285,4 тыс. чел.) и Рос­сии (126,7 тыс. чел.), а так­же из Рес­пуб­ли­ки Ко­рея (42,4 тыс. чел.), Япо­нии (14,2 тыс. чел.), США (12,9 тыс. чел.) и др. Осн. ви­ды ту­риз­ма: куль­тур­но-по­зна­ва­тель­ный, эко­ло­ги­че­ский, спор­тив­но-оз­до­ро­ви­тель­ный, вклю­чая гор­ный ту­ризм и аль­пи­низм, охо­ту на ди­ких ба­ра­нов (ар­ха­ров) и коз­лов (ян­ги­ров), ры­бал­ку. Сре­ди наи­бо­лее по­се­ща­е­мых ту­ри­стич. объ­ек­тов – дос­то­при­ме­ча­тель­но­сти Улан-Ба­то­ра и его ок­ре­ст­но­стей, па­мят­ные мес­та, свя­зан­ные с име­нем Чин­гис­ха­на, руи­ны древ­не­го Ка­ра­ко­ру­ма, пер­вый в М. буд­дий­ский мо­на­стырь Эр­дэ­ни-дзу (г. Хар­хо­рин, ай­мак Увер­хан­гай), рай­он оз. Хуб­су­гул (т. н. Монг. Швей­ца­рия, ай­мак Хувс­гел), во­до­пад Ула­ан-Цут­га­лан в верх­нем те­че­нии р. Ор­хон, круп­ные ско­п­ле­ния ос­тан­ков ис­ко­пае­мых жи­вот­ных (ди­но­зав­ры) в Боль­шом Го­бий­ском за­по­вед­ни­ке.

Транспорт

Важ­ней­ший вид транс­пор­та – же­лез­но­до­рож­ный (84,8% об­ще­го объ­ё­ма гру­зо­обо­ро­та и 36,2% пас­са­жиро­обо­ро­та, 2010); объ­ём пе­ре­во­зок 16,8 млн. т гру­зов (в т. ч. тран­зит­ных 2,3 млн. т) и 3,5 млн. пас­са­жи­ров. Об­щая дли­на же­лез­ных до­рог 1815 км (с ши­ри­ной ж.-д. ко­леи 1520 мм, при­ня­той в Рос­сии и стра­нах СНГ). Гл. же­лез­ная до­ро­га – Транс­мон­голь­ская ма­ги­ст­раль (про­тя­жён­ность 1110 км), пе­ре­се­каю­щая тер­ри­то­рию М. с се­ве­ра на юг (ст. Ал­тан­бу­лаг, близ рос. по­гра­нич­ной ст. На­уш­ки, – Улан-Ба­тор – ст. За­мын-Уу­дэ на гра­ни­це с Ки­та­ем, близ кит. г. Эрэн-Хо­то), с ря­дом от­ветв­ле­ний – до го­ро­дов Эр­дэ­нэт, На­лайх, Ба­га­ну­ур и др. Вто­рая же­лез­ная до­ро­га (Чой­бал­сан – Со­ловь­ёвск) свя­зы­ва­ет вост. рай­оны М. с рос. Транс­си­бир­ской ма­ги­ст­ра­лью. Дей­ст­вую­щие же­лез­ные до­ро­ги на­хо­дят­ся в ве­де­нии рос.-монг. АО «Улан-Ба­тор­ская же­лез­ная до­ро­га» (УБЖД; 1949, 50%-ная до­ля уча­стия Рос­сии – в до­ве­ри­тель­ном управ­ле­нии ком­па­нии «Рос. же­лез­ные до­ро­ги», РЖД). В 2009 для мо­дер­ни­за­ции УБЖД и развития сети же­лез­ных до­рог соз­да­на рос.-монг. ком­па­ния «Дэд бу­тэ­цийн хуг­жил» («Раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры») с уча­сти­ем РЖД (в 2010-х гг. пла­ни­ру­ет­ся про­ло­жить ок. 5 тыс. км же­лез­ных до­рог). Строи­тель­ст­во но­вых же­лез­ных до­рог на­хо­дит­ся в ве­де­нии со­з­дан­ной в 2011 гос. ком­па­нии «Мон­го­лын те­мер зам» («Мон­голь­ские же­лез­ные до­ро­ги»).

На до­лю ав­то­мо­биль­но­го транс­пор­та (2010) при­хо­дит­ся 15,1% об­ще­го объ­ё­ма гру­зо­обо­ро­та и 43,9% пас­са­жи­ро­обо­ро­та; объ­ём пе­ре­во­зок 12,6 млн. т гру­зов и 246,7 млн. пас­са­жи­ров. Об­щая про­тя­жён­ность ав­то­мо­биль­ных до­рог (в осн. грун­то­вых) ок. 50 тыс. км, в т. ч. с улуч­шен­ным про­фи­лем и по­кры­ти­ем 6,7 тыс. км, из них с твёр­дым по­кры­ти­ем св. 3 тыс. км. За­вер­ша­ет­ся строи­тель­ст­во (2012) ав­то­мо­биль­ной до­ро­ги Улан-Ба­тор – За­мын-Уу­дэ на гра­ни­це с Ки­та­ем (про­хо­дит па­рал­лель­но Транс­мон­голь­ской ж.-д. ма­ги­ст­ра­ли). Ав­то­парк М. на­счи­ты­ва­ет 254,5 тыс. ав­то­мо­би­лей, в т. ч. 172,5 тыс. лег­ко­вых (2010).

Раз­ви­ва­ет­ся авиац. транс­порт (19,9% об­ще­го объ­ё­ма пас­са­жи­ро­обо­ро­та, ок. 1% гру­зо­обо­ро­та, 2010); объ­ём пе­ре­во­зок 0,4 млн. пас­са­жи­ров и ок. 1 тыс. т гру­зов. Все­го на­счи­ты­ва­ет­ся 45 аэ­ро­пор­тов, в т. ч. 14 с твёр­дым по­кры­ти­ем взлёт­но-по­са­доч­ных по­лос; круп­ней­ший – ме­ж­ду­нар. аэ­ро­порт Чин­гис-Хан в Улан-Ба­то­ре. Ве­ду­щий монг. авиа­пе­ре­воз­чик – гос. ком­па­ния МИАТ («MIAT Mongolian Airlines»); дей­ст­ву­ет неск. сред­них и мел­ких ча­ст­ных авиа­ком­па­ний.

Дли­на внутр. вод­ных пу­тей 580 км (2007). Су­до­ход­ст­во на оз. Хуб­су­гул (135 км), ниж­нем от­рез­ке р. Сэ­лэн­гэ (Се­лен­га) (270 км) и р. Ор­хон (175 км); на­ви­га­ция с мая по сен­тябрь. Под фла­гом М. по мо­рям Ми­ро­во­го ок. хо­дит 77 мор. тор­го­вых су­дов (2008), при­над­ле­жа­щих монг. (24 суд­на) и иностр. (из Вьет­на­ма, Рос­сии, Син­га­пу­ра и др.) су­дов­ла­дель­цам.

Внешняя торговля

Об­щий объ­ём внеш­не­тор­го­во­го то­ва­ро­обо­ро­та 11307,2 млн. долл. (2011), в т. ч. экс­порт 4780,4 млн. долл., им­порт 6526,9 млн. долл. В то­вар­ной струк­ту­ре экс­пор­та (1-я пол. 2011) вы­де­ля­ют­ся: ми­нер. сы­рьё и по­лу­фаб­ри­ка­ты ок. 84% (в т. ч. уголь ок. 36%, мед­ный кон­цен­трат ок. 26%, же­лез­ная ру­да св. 9%, нефть 5,5%, цин­ко­вые и мо­либ­де­но­вые ру­ды и кон­цен­тра­ты св. 5%, флюо­ри­то­вый кон­цент­рат 2%), тка­ни и из­де­лия из них св. 7%, зо­ло­то, по­лу­дра­го­цен­ные кам­ни и юве­лир­ные из­де­лия св. 6%, жи­вой скот и про­дук­ция жи­вот­но­вод­ст­ва (ко­зий пух и др.) ок. 2,5%. Осн. по­ку­па­те­ли (2010): Ки­тай (84,4% об­ще­го объё­ма экс­пор­та), Ка­на­да (8,3%), Рос­сия (2,8%), Рес­пуб­ли­ка Ко­рея (1,4%), Гер­ма­ния (0,9%), Ита­лия (0,8%). Гл. ста­тьи то­вар­но­го им­пор­та (2010): не­фте­про­дук­ты и ми­нер. сы­рьё ок. 30%, ма­ши­ны, обо­ру­до­ва­ние, бы­то­вые элек­тро­при­бо­ры и зап­ча­сти к ним ок. 19%, транс­порт­ные сред­ст­ва и зап­ча­сти к ним св. 14%, ме­тал­лы и из­де­лия из них св. 8%, про­дук­ты пи­та­ния св. 7%, хи­ми­ка­ты ок. 5%. Осн. по­став­щи­ки про­дук­ции (2010): Рос­сия (32,7% об­ще­го объё­ма им­пор­та), Ки­тай (30,3%), Япо­ния (6,1%), Рес­пуб­ли­ка Ко­рея (5,7%), США (5,0%), Гер­ма­ния (2,7%), Фран­ция (1,6%), Син­га­пур (1,6%), Ук­раи­на (1,3%).

Вооружённые силы

Воо­руж. си­лы (ВС) М. на­счи­ты­ва­ют ок. 10 тыс. чел. (2010) и со­сто­ят из Войск об­ще­го на­зна­че­ния, Войск ПВО стра­ны и стро­ит. войск; име­ют­ся вое­низир. фор­ми­ро­ва­ния – по­гра­нич­ные (6 тыс. чел.) и внут­рен­ние (1,2 тыс. чел.) вой­ска. Во­ен. го­до­вой бюд­жет 51 млн. долл. (2008, оцен­ка); кро­ме то­го, ре­гу­ляр­но по­сту­па­ет иностр. во­ен. по­мощь (США, КНР, РФ и др.).

Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим яв­ля­ет­ся гла­ва гос-ва – пре­зи­дент, ко­то­рый воз­глав­ля­ет так­же Со­вет нац. безо­пас­но­сти. Не­по­средств. ру­ко­во­дство ВС осу­ще­ст­в­ля­ет ми­нистр обо­ро­ны (обыч­но гражд. ли­цо) че­рез МО и ГШ. МО раз­ра­ба­ты­ва­ет и реа­ли­зу­ет во­ен. по­ли­ти­ку, за­ни­ма­ет­ся адм. во­про­са­ми; ГШ ор­га­ни­зу­ет опе­ра­тив­ное управ­ле­ние вой­ска­ми, их бое­вую и мо­би­ли­зац. под­го­тов­ку, все ви­ды обес­пе­че­ния. В во­ен.-адм. от­но­ше­нии тер­ри­то­рия стра­ны раз­де­ле­на на 6 на­прав­ле­ний и 3 зо­ны обо­ро­ны.

Вой­ска об­ще­го на­зна­че­ния (8,9 тыс. чел.) со­став­ля­ют ос­но­ву ВС и вклю­ча­ют 8 мо­то­пе­хот­ных пол­ков (все кад­ри­ро­ван­ные, т. е. уком­плек­то­ван­ные пол­но­стью офи­цер­ским со­ста­вом и ми­ним. ко­ли­чест­вом сол­дат), арт. полк, лёг­кий пех. ба­таль­он бы­ст­ро­го раз­вёр­ты­ва­ния (вто­рой фор­ми­ру­ет­ся), возд.-де­сант­ный ба­таль­он. На их воо­ру­же­нии: 370 тан­ков, 120 БРМ, 310 БМП, 150 БТР, ок. 300 ору­дий по­ле­вой ар­тил­ле­рии, 130 РСЗО, 140 ми­но­мё­тов, про­ти­во­тан­ко­вые сред­ст­ва. Вой­ска ПВО (800 чел.) в бое­вом со­ста­ве име­ют авиац. ба­зу, ра­кет­ный, ра­кет­ный ар­тил­ле­рий­ский и зе­нит­ный ар­тил­ле­рий­ский пол­ки (все кад­ри­ро­ван­ные), под­раз­де­ле­ния свя­зи. На во­ору­же­нии: 9 транс­порт­ных са­мо­лё­тов, 24 вер­то­лё­та (в т. ч. 11 бое­вых), 150 зе­нит­ных арт. ус­та­но­вок, 250 ПЗРК. Стро­ит. вой­ска на­счи­ты­ва­ют 300 чел.

Ком­плек­то­ва­ние ре­гу­ляр­ных ВС осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по при­зы­ву, срок служ­бы 12 мес. В М. офи­ци­аль­но су­ще­ст­ву­ет пра­во от­ку­па от при­зы­ва на во­ен. служ­бу [в 2009 сум­ма от­ку­па со­став­ля­ла 2 млн. 300 тыс. туг­ри­ков (ок. 1,6 тыс. долл.)]. Под­го­тов­ка офи­цер­ско­го со­става про­во­дит­ся в во­ен.-учеб­ных за­ве­де­ни­ях М., РФ, США, Гер­ма­нии и КНР. Мо­би­ли­зац. ре­сур­сы со­став­ля­ют 820 тыс. чел., в т. ч. год­ных к во­ен. служ­бе 530 тыс. чел. С кон. 1990-х гг. М. со­труд­нича­ет с НАТО, со­сед­ни­ми гос-ва­ми, в т. ч. с РФ.

Здравоохранение

В М. на 100 тыс. жит. при­хо­дит­ся 260 вра­чей, 350 лиц ср. мед. пер­со­на­ла и аку­ше­рок, 10 сто­ма­то­ло­гов (2005); 7,6 боль­нич­ных ко­ек на 10 тыс. жит. (2009). Об­щие рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние со­став­ля­ют 5,1% ВВП (бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние – 77,5%, ча­ст­ный сек­тор – 22,5%) (2006). Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние сис­те­мы здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ют: Кон­сти­ту­ция (1992); за­ко­ны: о за­щи­те прав ре­бён­ка (1996), о стра­хо­ва­нии здо­ро­вья (2002). Сис­те­ма здра­во­охра­не­ния вклю­ча­ет по­ли­кли­нич., боль­нич­ную и спе­циа­ли­зир. мед. по­мощь. Ско­рая по­мощь бес­плат­ная. Мед. по­мощь ока­зы­ва­ют 17 спе­циа­ли­зир. боль­ниц; 4 ре­гио­наль­ных ди­аг­но­стич. и ле­чеб­ных цен­тра; 9 рай­он­ных, 21 ай­мач­ная, 323 со­мон­ные, 536 ча­ст­ных боль­ниц (2005), а так­же кли­ни­ки тра­диц. вра­че­ва­ния. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ные ин­фек­ции – чу­ма, ди­зен­те­рия (2008). Осн. при­чи­ны смер­ти: за­бо­ле­ва­ния сер­деч­но-со­су­ди­стой сис­те­мы, опу­хо­ли, от­рав­ле­ния, трав­мы, за­бо­ле­ва­ния ор­га­нов пи­ще­ва­ре­ния и ды­хат. пу­тей. Мно­го­числ. ис­точ­ни­ки ми­нер. вод (гид­ро­кар­бо­нат­но-каль­цие­вых, тер­маль­ных, гид­ро­кар­бо­нат­но-на­трие­вых и др.), ко­то­рые ис­поль­зу­ют с ле­чеб­ны­ми це­ля­ми в са­на­то­ри­ях (напр., «Жан­чив­лин») и др. са­на­тор­но-ку­рорт­ных и мед. уч­ре­ж­де­ни­ях.

Спорт

Эмблема Национального олимпийского комитета Монголии.

Олим­пий­ский к-т М. соз­дан в 1956, при­знан МОК в 1962. С 1964 спорт­сме­ны М. при­ни­ма­ют уча­стие в Олим­пий­ских иг­рах; все­го в 1964–2008 (за ис­клю­че­ни­ем 1984) за­воё­ва­но 19 ме­да­лей (2 зо­ло­тые, 7 се­реб­ря­ных и 10 брон­зо­вых). Пер­вые в ис­то­рии мон­голь­ско­го спор­та зо­ло­тые олим­пий­ские ме­да­ли вы­иг­ра­ли в Пе­ки­не (2008) дзю­до­ист Н. Тув­шин­ба­яр в ве­со­вой ка­те­го­рии до 100 кг и бок­сёр Э. Ба­дар-Ууган в ве­со­вой ка­те­го­рии до 54 кг. Наи­бо­лее по­пу­ляр­ные ви­ды спор­та – борь­ба, стрель­ба из лу­ка, кон­ный, шах­ма­ты; раз­но­вид­но­сти этих ви­дов спор­та име­ют дав­ние нар. тра­ди­ции, напр. нац. борь­ба «бух ба­рил­дах» или нац. шах­ма­ты «мон­гол ша­тар».

Cреди из­вест­ных монг. спорт­сме­нов – об­ла­да­тель пер­вой в ис­то­рии стра­ны олим­пий­ской ме­да­ли – се­реб­ря­ный при­зёр Ме­хи­ко (1968) бо­рец воль­но­го сти­ля в ср. ве­со­вой ка­те­го­рии Ж. Мун­хбат, чем­пио­ны ми­ра – по воль­ной борь­бе З. Ой­дов, по сам­бо Х. Ба­ян­мунх, Г. Бат­сух, Ш. Чан­рав, по стрель­бе из лу­ка Ц. Дэм­бэ­рэл. Сбор­ная ко­ман­да М. по шах­ма­там уча­ст­ву­ет во Все­мир­ных олим­пиа­дах с 1956 (Мо­ск­ва). Наи­бо­лее из­вест­ные шах­ма­ти­сты – меж­ду­нар. ма­сте­ра Л. Мяг­мар­су­рен и Т. Уй­ту­мен.

Образование. Учреждения науки и культуры

Управ­ле­ние учеб­ны­ми за­ве­де­ниями осу­ще­ст­в­ля­ет Мин-во нау­ки, тех­но­ло­гии, об­ра­зо­ва­ния и куль­ту­ры. Осн. рег­ла­мен­ти­рую­щий до­ку­мент в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния – За­кон об об­ра­зо­ва­нии 2002 (всту­пил в си­лу в 2005). С 2008–09 в стра­не осу­ще­ст­в­ля­ет­ся пе­ре­ход на обя­за­тель­ное 12-лет­нее обу­че­ние. Сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния вклю­ча­ет до­шко­ль­ное вос­пи­та­ние де­тей с 3-лет­не­го воз­рас­та, 6-лет­нее на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние де­тей с 7-лет­не­го воз­рас­та, сред­нее (не­пол­ное и пол­ное) об­ра­зо­ва­ние, проф. под­го­тов­ку, выс­шее об­ра­зо­ва­ние. До­шко­ль­ным вос­пи­та­ни­ем ох­ва­че­но (2009) 57% де­тей, на­чаль­ным обу­че­ни­ем – 100%, сред­ним об­ра­зо­ва­ни­ем – 93%. Гра­мот­ность на­се­ле­ния в воз­рас­те стар­ше 15 лет со­став­ля­ет 97,5% (дан­ные Ин-та ста­ти­сти­ки ЮНЕСКО). Гл. ву­зы, на­уч. уч­ре­ж­де­ния, му­зеи и б-ки нахо­дят­ся в Улан-Ба­то­ре, в т. ч. Монг. гос. ун-т (1942), Монг. АН [ве­дёт ис­то­рию от Ин-та лит-ры и под­лин­ни­ков (1921, позд­нее Ин-т на­ук, за­тем Ин-т на­ук и выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, с 1961 совр. назв.)], Нац. б-ка (1921, совр. ста­тус с 2004), Нац. му­зей (1924). Дей­ст­ву­ют так­же Гос. ун-т, Пе­да­го­гич. ин-т, С.-х. НИИ – в Хов­де.

Средства массовой информации

Об­щий ти­раж га­зет за по­след­ние 20 лет зна­чи­тель­но сни­зил­ся (с 134,1 млн. экз. в 1990 до 18,5 млн. экз. в 2009), на 2010 в М. нет еже­днев­ных га­зет. Сре­ди ве­ду­щих об­ще­на­цио­наль­ных га­зет (все – в Улан-Ба­то­ре): «Амьд­рах уха­ан» («Уме­ние жить»; ор­ган МНРП; с 1992), «Ард­чи­лал» («Де­мо­кра­тия»; ор­ган МДС; с 1990), «Ард­чи­лал таймс» («Вре­мя де­мокра­тии»; не­за­ви­си­мая ча­ст­ная га­зе­та, с 1993), «Дэл­хийн мэ­дээ» («Ми­ро­вые но­во­сти»; с 1996; еже­не­дель­ная). Во­про­сы куль­ту­ры, иск-ва и про­све­ще­ния ос­ве­ща­ют га­зе­ты (все – в Улан-Ба­то­ре) «Дэнс» («Ве­сы», с 1993), «Мон­го­лын жа­ран» («Монг. век», с 1990; из­да­ёт­ся на ста­ро­мон­голь­ской гра­фич. ос­но­ве). На рус. яз. из­да­ёт­ся газ. «Но­во­сти Мон­го­лии» (с 1942, Улан-Ба­тор). Круп­ней­шие жур­на­лы (все – в Улан-Ба­то­ре): «Ар­дын тур» («Нар. власть»; ор­ган Вел. гос. ху­ра­ла, с 1950, 4 раза в год), «Зал­гамж­лагч» («Сме­на»; ор­ган Ас­со­циа­ции монг. мо­ло­дё­жи, с 1926, 1 раз в 2 ме­ся­ца; ок. 20 тыс. экз.), «За­сгийн газ­рын мэ­дээ» («Пра­ви­тельств. вест­ник»; ор­ган пра­ви­тель­ст­ва, с 1991, еже­не­дель­ная), «Мон­го­лын уйл­двэрч­ний эв­лэл» («Монг. проф­сою­зы»; с 1928, 1 раз в 2 ме­ся­ца) и др. Ра­дио­ве­ща­ние с 1934. Дей­ст­ву­ют 115 ра­дио­стан­ций, в т. ч. гос. ра­дио­ком­па­ния «Мон­гол­ра­дио» (соз­да­на в 1934). Те­ле­ви­де­ние (гос. те­ле­ком­па­ния «Мон­гол­те­ле­виз») с 1967. Гос. ин­фор­мац. агент­ст­ва (все – в Улан-Ба­то­ре): Мон­го­лын дуу хо­олой (Го­лос Мон­го­лии; ос­но­ва­но в 1992), Сан Пресс (ос­но­ва­но в 1992).

Литература

Лит-ра монг. на­ро­да раз­ви­ва­ет­ся на монг. яз.; в 17 – нач. 20 вв. – так­же на ти­бет. язы­ке. Пер­вые письм. па­мят­ни­ки да­ти­ру­ют­ся 13 в.: над­пись на т. н. Чин­ги­со­вом кам­не (1224–25), пись­ма монг. иль­ха­нов франц. ко­ро­лю Фи­лип­пу Кра­си­во­му и па­пе Рим­ско­му (кон. 13 – нач. 14 вв.). Са­мый ран­ний лит. па­мят­ник – «Со­кро­вен­ное ска­за­ние» (1240), по­ве­ст­вую­щее о жиз­ни Чин­гис­ха­на, ха­на Угэ­дэя и о ста­нов­ле­нии Монг. им­пе­рии, в ко­то­ром хро­ни­каль­ное по­ве­ст­во­ва­ние со­че­та­ет­ся с разл. фольк­лор­ны­ми и эпич. жан­ра­ми: ис­то­рич. ле­ген­да­ми, по­хваль­ны­ми сло­ва­ми (маг­тал), бла­го­по­же­ла­ния­ми (юрол), пла­ча­ми (гэм­шил), пес­ня­ми, по­сло­ви­ца­ми; до­шёл в фо­не­тич. за­пи­си кит. ие­рог­ли­фа­ми, сде­лан­ной ме­ж­ду 1368 и 1382. Лит. па­мят­ни­ки 14 в. не­мно­го­чис­лен­ны: уце­лев­шие пе­ре­во­ды буд­дий­ских со­чи­не­ний, сти­хи, на­пи­сан­ные монг. квад­рат­ным пись­мом (вхо­дя­щие в шес­ти­языч­ную над­пись на ка­мен­ных во­ро­тах в Чаб­чи­ял-бом­те, 1345, Ки­тай), и др. От 2-й пол. 14 – 1-й пол. 16 вв. – вре­ме­ни раз­дроб­лен­но­сти и сму­ты – прак­ти­че­ски ни­че­го не со­хра­ни­лось.

Рас­про­стра­не­ние в М. буд­диз­ма в его ти­бет. фор­ме в кон. 16 – нач. 17 вв. да­ло но­вый им­пульс раз­ви­тию лит-ры. По­яв­ля­ют­ся хро­но­гра­фы, со­че­тав­шие ис­то­рич. све­де­ния с ис­поль­зо­ва­ни­ем фраг­мен­тов фольк­лор­но-эпич. про­ис­хо­ж­де­ния: ано­ним­ное «Крат­кое Зо­ло­тое ска­за­ние» (ок. 1627), «Зо­ло­тое ска­за­ние» Лув­сан­данд­за­на (ок. 1655), «Жёл­тая ис­то­рия» То­ба-тай­джи (ок. 1660), «Дра­го­цен­ное ска­за­ние» Са­ган-Сэ­цэ­на (1662), «Ис­то­рия Ас­раг­чи» Джам­бы (1677); в их со­ста­ве дош­ли бо­лее ран­ние про­из­ве­де­ния: ис­то­рич. ле­ген­ды («Ле­ген­да о раз­гро­ме трёх тай­чуд­ских со­тен», «Ле­ген­да о муд­рой хан­ше Ман­ду­хай»), эпич. ска­за­ния («По­весть о двух ска­ку­нах Чин­гис­ха­на», «Ле­ген­да об Ар­га­сун-хор­чи»), по­хваль­ные сло­ва («По­хваль­ное сло­во Чин­ги­са де­вя­ти ор­лю­кам»), пла­чи («Плач То­гон-Тэ­му­ра»), гно­мич. по­эзия («По­уче­ния Чин­гис­ха­на», «Бе­се­да маль­чи­ка-си­ро­ты с де­вя­тью ор­лю­ка­ми Чин­гис­ха­на»). Ред­кий об­ра­зец ли­рич. по­эзии 17 в. со­хра­нил­ся в вы­би­тых на ска­лах сти­хах Цог­ту-тай­джи.

Боль­шую роль в раз­ви­тии лит-ры мон­го­лов сыг­ра­ли пе­ре­во­ды с ти­бет. яз. про­из­ве­де­ний Ганд­жу­ра и Данд­жу­ра, ре­лиг. гим­нов и жиз­не­опи­са­ния Ми­ла­ре­пы, сб-ка со­чи­не­ний Ати­ши и др. Воз­ник­ли со­чи­не­ния, свя­зан­ные с ин­до-ти­бет. лит. тра­ди­ци­ей: монг. вер­сии «об­рам­лён­ных» по­вес­тей («Вол­шеб­ный мерт­вец», «Рас­ска­зы Ард­жи-Бурд­жи-ха­на», «Рас­ска­зы Кэ­сэ­нэ-ха­на», «Рас­ска­зы по­пу­гая») и сб-ков но­велл-ком­мен­та­ри­ев Ча­хар-гэв­ша Лув­сан­чул­ти­ма к ди­дак­тич. трак­та­там; нар. по­вес­ти, ис­поль­зую­щие буд­дий­ские ми­фы, ле­ген­ды и сказ­ки («По­весть о Зе­лё­ной Да­ра-эхэ», «По­весть о Чой­джид-да­ги­не», «Сут­ра о Мо­лон-той­не», «По­весть о На­ран-Гэ­рэл», «По­весть об Эн­ду­рэл-ха­не», «Ушан­дар»); ди­дак­тич. по­эзия («По­уче­ния по­пу­гая» То­ба-гэ­гэ­на; по­уче­ния Мэр­гэн-гэ­гэ­на Урат­ско­го, 18 в., и др.).

17–18 вв. – вре­мя рас­цве­та био­гра­фич. (пре­им. агио­гра­фич.) лит-ры: сти­хотв. био­гра­фия ту­мэт­ско­го Ал­тан-ха­на, жиз­не­опи­са­ния буд­дий­ско­го про­све­ти­те­ля Нэй­джи-той­на и др., вклю­чав­шие по­этич. фраг­мен­ты ли­рич. ха­рак­те­ра, ле­ген­дар­но-фан­та­стич. ска­за­ния, на­зи­дат. сти­хи, прит­чи. Поя­ви­лись «По­вес­ти о Хан-Ха­ран­гуе» – о борь­бе ге­ро­ев с чу­до­ви­ща­ми-ман­гу­са­ми, «По­весть о хал­ха­ском Бу­вэй-ба­то­ре», «По­весть об Уба­ши-хун­тай­джи» – о вой­не хал­хас­цев и ой­ра­тов. В 1716 в Пе­ки­не бы­ли из­да­ны кси­ло­гра­фич. спо­со­бом 7 глав «Гэ­сэ­ра» (пе­кин­ская вер­сия).

Тра­ди­ции «Со­кро­вен­но­го ска­за­ния» и ис­то­рич. со­чи­не­ний 17 в. про­дол­жи­ли про­из­ве­де­ния, по­свя­щён­ные ис­то­рии мон­го­лов: «Зо­ло­той диск с ты­ся­чью спиц» Дхар­ма-гу­ши (1739), «Зо­ло­тое ска­за­ние» Мэр­гэн-гэ­гэ­на Урат­ско­го (1765), «Хру­сталь­ные чёт­ки» Раш­пун­ца­га (1775), «Хру­сталь­ное зер­ца­ло» Джам­ба­дорд­жа (1825), «Дра­го­цен­ные чёт­ки» Гал­дан-тус­лаг­чи (1850), в ко­то­рых на­шли от­ра­же­ние сю­же­ты инд. эпо­пей и буд­дий­ской ми­фо­ло­гии, кит. ми­фов и ср.-век. ро­ма­нов, ти­бет. ис­то­рич. пре­да­ний и др. В рус­ле тех же тра­ди­ций – пер­вый монг. ро­ман «Си­няя кни­га» В. Инд­жи­на­ша о жиз­ни Чин­гис­ха­на.

В по­эзии 19 в. боль­шое ме­сто за­ни­ма­ли ре­лиг.-фи­лос. сти­хи на те­мы, ха­рак­тер­ные для буд­диз­ма ма­хая­ны: па­губ­ность же­ла­ний и стра­сти, ил­лю­зор­ность бы­тия, тщет­ность че­ло­ве­че­ских уси­лий и не­из­беж­ность смер­ти (Лув­сан-Дан­дар­ван­чиг, Ба­дам­дордж, Равд­жа); раз­ви­ва­лись гражд. (Гул­ран­са, Хи­шиг­бат) и ди­дак­тич. (Равд­жа, Иш-Данд­зан­ванд­жил) по­эзия, при­ро­до­опи­сат. и лю­бов­ная ли­ри­ка (Гун­на­чуг, Хи­шиг­тбат, Сун­вэй­дан­д­жун, Лув­сан­дон­дов, Га­мал). Боль­шую по­пу­ляр­ность по­лу­чи­ли жан­ры маг­та­ла и юро­ла (Гэ­лэг­бал­сан, Лув­сан­дон­дов). В про­зе 19 в. за­мет­на об­ли­чи­тель­но-кри­тич. на­прав­лен­ность, про­явив­шая­ся в жан­рах уг (сло­во), сказ­ках (ул­гэр) («Пёс, кот и мышь», «Ку­лан, во­рон и волк» Гэн­дэн-мэй­рэ­на, «За­яц, яг­нё­нок и волк» Дордж-мэй­рэ­на), по­уче­ни­ях.

Совр. монг. лит-ра на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся по­сле ре­во­лю­ции 1921 под влия­ни­ем сов. лит-ры. Об­ли­чи­тель­ные, аги­тац. и про­све­ти­тель­ские тен­ден­ции ха­рак­тер­ны для пер­вой пье­сы «Сан­до ам­бань» С. Бу­ян­нэ­мэ­ха (1922), пер­вой по­вес­ти «Озе­ро Тол­бо» Ц. Дам­ба­дор­жа (1927), ран­них про­из­ве­де­ний чле­нов ор­га­ни­зо­ван­но­го в 1929 пер­во­го лит. круж­ка (Ш. Аю­уш, С. Бу­ян­нэ­мэх, Дам­дин­су­рэн Цэн­дийн, Г. На­ва­ан­нам­жил, Б. Рин­чен, Д. Чи­мид, Я. Цэ­вэл, М. Ядам­су­рэн). В 1930-е гг. гл. роль в лит-ре М. иг­ра­ла по­эзия: гра­ж­дан­ская (стих. «Моя ро­дина» Д. На­ца­гдор­жа, 1934, рус. пер. 1957; по­эма «Се­дая ма­ма» Дам­дин­су­рэ­на, 1934, рус. пер. 1957; по­эма «На мо­ги­ле» Д. Цэ­вэг­мэ­да, 1941, не­пол­ный рус. пер. 1957) и пей­заж­ная ли­ри­ка Г. Сэр-Ода, Н. На­ва­ан-Юн­дэ­на; са­ти­рич. сти­хи. В дра­ма­тур­гии (пье­сы «Тём­ная власть» Бу­ян­нэ­мэ­ха, 1932, «Жизнь и це­на жиз­ни» Д. Нам­да­га, 1936) и про­зе (по­весть «Пас­тух Най­дан» Цэ­вэг­мэ­да, 1935, рус. пер. 1951; «Три де­вуш­ки» Ядам­су­рэ­на, 1936) пре­об­ла­да­ло пуб­ли­ци­стич. на­ча­ло. Лит-ра 1940-х гг. (по­эзия Дам­дин­су­рэ­на, Д. Дар­жаа, Ч. Лхам­су­рэ­на, Х. Пэр­лээ, Д. Сэн­гээ, Цэ­вэг­мэ­да, Ц. Цэ­дэн­жа­ва; рас­ска­зы Б. Баа­ста, Ч. Ло­дой­дам­бы, Д. Тар­вы, Ц. Улам­бая­ра) по­свя­ще­на ге­ро­ич. под­ви­гу сов. на­ро­да в Вел. Отеч. вой­не, сов.-монг. друж­бе и со­вме­ст­ным бо­ям на Хал­хин-Го­ле. В 1948 со­сто­ял­ся 1-й съезд Сою­за монг. пи­са­те­лей, на ко­то­ром был при­нят ус­тав.

По­эзия 1950–60-х гг. пред­став­ле­на твор­че­ст­вом Ц. Гай­та­ва, Д. Гом­бо­жа­ва, С. Даш­до­оро­ва, С. Дор­жпа­ла­ма, Ш. Дул­маа, Д. Ня­маа, Д. Пу­рэв­дор­жа, П. Пу­рэв­су­рэ­на, Д. Сод­ном­дор­жа, Ш. Су­рэн­жа­ва, Б. Цэ­дэн­дам­бы, М. Цэ­дэн­дор­жа, Ч. Чи­ми­да, Р. Чой­но­ма, Б. Явуу­ху­ла­на. В про­зе центр. ме­сто за­ня­ли по­вес­ти и рас­ска­зы, по­свя­щён­ные об­ществ.-эко­но­мич. пре­об­ра­зо­ва­ни­ям в М. (Б. Ба­аст, З. Бат­тул­га, Ж. Бям­ба, Ш. Гаа­дам­ба, Д. Гар­маа, Д. Дар­жаа, С. Даш­до­о­ров, С. Даш­дэн­дэв, Д. Мяг­мар, Д. Нам­даг, Ж. Пу­рэв, Д. Сэн­гээ, Л. Ту­дэв, С. Уд­вал, Ц. Улам­ба­яр, П. Хор­лоо, С. Эр­дэ­нэ). Поя­ви­лись жан­ры ис­то­ри­ко-ре­во­люц. и со­ци­аль­но-бы­то­во­го ро­ма­на («За­ря над сте­пью» Б. Рин­че­на, 1951–55, рус. пер. 1972; «Гор­ный по­ток» Ту­дэ­ва, 1960, рус. пер. 1967; «Про­зрач­ный Та­мир» Ло­дой­дам­бы, 1962, рус. пер. 1966; «Вес­на – осень» Чи­ми­да, 1962, рус. пер. 1964).

В 1970–80-е гг. по­эты (О. Даш­бал­бар, Л. Даш­ням, Т. Гал­сан, Б. Лхаг­ва­су­рэн, Г. Мэнд-Оо­ёо, Н. Над­мид, Д. Ня­маа, Д. Ням­су­рэн, Д. Тур­бат, Д. Ури­ан­хай, Д. Цо­одол, Д. Цэ­дэв), про­заи­ки (Д. Бат­ба­яр, П. Ба­яр­сай­хан, Ц. Дорж­го­тов, С. Ло­чин, Ж. Лхаг­ва, Д. Ма­ам, Н. Над­мид, Д. Нам­срай, Д. Но­ров, С. Пу­рэв, Ц. Ту­мэн­ба­яр, Д. Цэ­дэв, Т. Юм­су­рэн, Д. Эн­хболд, С. Эр­дэ­нэ), дра­ма­тур­ги (Ш. Гур­ба­зар, Л. Ван­ган, С. Жар­гал­сай­хан, Ч. Ой­дов, Д. Чин­зо­риг) раз­ра­ба­ты­ва­ли те­мы, тра­ди­ци­он­ные для ут­вер­див­ше­го­ся в М. со­циа­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма: ге­ро­ич. буд­ни на­ро­да, лю­бовь к ро­ди­не, кри­ти­ка об­ществ. не­дос­тат­ков.

В 1990–2000-е гг. на­чал­ся про­цесс ос­вое­ния жан­ро­во-те­ма­тич. мно­го­об­ра­зия ми­ро­вой лит-ры. В про­зе наи­бо­лее по­пу­ляр­ны­ми ста­ли те­мы нац. са­мо­иден­ти­фи­ка­ции мон­го­лов, их мес­та в ис­то­рии и со­вре­мен­но­сти: по­вес­ти и ро­ма­ны о Чин­гис­ха­не, ре­прес­си­ях 1930-х гг., жиз­ни ре­лиг. дея­те­лей («Ди­лав-ху­тух­та» Л. Чой­жил­су­рэ­на, 1994; «Месть со­зер­ца­те­ля» Д. Пу­рэв­дор­жа, 1994; «Чин­гис­хан, ты­сяч­ник» Д. Чой­жам­ца, 2001; «Го­ры, ок­ро­п­лён­ные мо­ло­ком» С. То­вуу­дор­жа, 2003; «Тай­ная ис­то­рия Чин­гис­ха­на» С. Жар­гал­сай­ха­на, Л. Уд­ва­ла, 2003; «Вол­ны крас­ных на­ки­док» Ц. Дорж­го­то­ва, 2005). По­стмо­дер­низм пред­став­лен ро­ма­на­ми «Ме­мен­то» Д. Бат­бая­ра (2001), «Долг в де­сять снов» Г. Аю­ур­за­ны (2005). В по­эзии гл. ме­сто за­ни­ма­ют про­бле­мы фи­лос. ос­мыс­ле­ния мес­та че­ло­ве­ка в совр. ми­ре, про­ти­во­ре­чия его внутр. жиз­ни (твор­че­ст­во Аю­ур­за­ны, Ц. Ба­вуу­дор­жа, Б. Гал­сан­су­ха, Л. Ул­зий­туг­са, А. Эр­дэ­нэ-Очи­ра). Боль­шое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ла мас­со­вая ли­те­ра­ту­ра: лю­бов­ные ро­ма­ны, де­тек­ти­вы.

Лит-ра на монг. яз. раз­ви­ва­ет­ся так­же в Ав­то­ном­ном р-не Внут­рен­няя М. (КНР).

Об­шир­ная ти­бе­тоя­зыч­ная лит-ра мон­го­лов 17 – нач. 20 вв. пред­став­ле­на ди­дак­тич., об­ли­чи­тель­ной, ре­лиг.-фи­лос. и лю­бов­ной по­эзи­ей, а так­же жиз­не­опи­са­ния­ми, маг­та­ла­ми, юро­ла­ми, уга­ми, трак­та­та­ми по по­эти­ке. Сре­ди ав­то­ров, пи­сав­ших по-ти­бет­ски, – Лув­сан-Данд­занд­жал­цан, Дза­на­бад­зар, Зая-Пан­ди­та Лув­сан­прин­лэй (кон. 17 – 1-я пол. 18 вв.), Дай Гу­ши Аг­ван­дам­пил, Сум­ба-хам­бо Иш­балд­жир, Даг­ва­дард­жа (18 в.), Ча­хар-гэвш Лув­сан­чул­тим, Аг­ван­дан­дар, Аг­ван­тув­дэн (2-я пол. 18 – 1-я пол. 19 вв.), Аг­ван­бал­дан, Равд­жа, Иш­сам­бу, Цэ­вэл-Ван­чи­гдордж (19 в.), Иш-Данд­зан­ванд­жил, Джамъ­ян­га­рав (19 – нач. 20 вв.).

Архитектура и изобразительное искусство

Древ­ней­шие па­мят­ни­ки иск-ва на тер­ри­то­рии М. вос­хо­дят ко вре­ме­ни па­лео­ли­та (к это­му вре­ме­ни от­но­сят на­скаль­ные ри­сун­ки, вы­пол­нен­ные ох­рой в пе­ще­ре Хойд-Цэн­хэ­рийн-агуй, и др.). На тер­ри­то­рии М. об­на­ру­же­но зна­чит. ко­ли­че­ст­во пет­рог­ли­фич. ком­плек­сов от не­оли­та до Сред­не­ве­ко­вья [наи­бо­лее изу­чен­ные – в со­мо­нах (рай­онах) Улд­зийт (ай­мак Дунд­говь) и Ховд (ай­мак Увер­хан­гай); вдоль те­че­ния р. Ту­ул (То­ла) и др.; сре­ди пе­трог­ли­фов в со­мо­не Ховд – изо­бра­же­ния лю­дей и 4-ко­лёс­ной по­воз­ки, за­пря­жён­ной ло­шадь­ми]. С на­ча­ла же­лез­но­го ве­ка на ме­тал­лич. из­де­ли­ях и олен­ных кам­нях пре­об­ла­да­ют сти­ли­зов. фи­гур­ки жи­вот­ных, в т. ч. бе­гу­щих оле­ней, в зве­ри­ном сти­ле. К эпохе Хунну от­но­сят­ся ут­варь, тка­ни, вой­лоч­ные ков­ры, ук­ра­ше­ния кон­ской сбруи (из кур­га­нов Но­ин-Ула и др.).

Монастырь Эрдэни-дзу. Стена с субурганами. 16 в.

В пе­ри­од гос­под­ства на тер­ри­то­рии М. Тюрк­ско­го ка­га­на­та (6–8 вв.) раз­ви­ва­лось ре­мес­ло (кон­ская сбруя, ору­жие, ук­ра­шен­ные рас­тит. ор­на­мен­том); по­лу­чи­ли рас­про­ст­ра­не­ние ме­мо­ри­аль­ные ком­плек­сы ка­га­нов и пол­ко­вод­цев ­Тонью­ку­ка, Биль­ге-ка­га­на, Кюль-те­ги­на и др. От пе­рио­да Уй­гур­ско­го ка­га­на­та (745–840) со­хра­ни­лись руи­ны сто­ли­цы Ор­ду-Ба­лык (позд­нее Ха­ра-Бал­гас) с обо­ро­нит. со­ору­же­ния­ми, до­ма­ми, хра­ма­ми. При ки­да­нях (10–12 вв.) про­дол­же­но ин­тен­сив­ное строи­тель­ст­во го­ро­дов. Обыч­но го­род, поч­ти квад­рат­ный в пла­не, был ок­ру­жён рва­ми и зем­ля­ны­ми ва­ла­ми. Его пе­ре­се­ка­ли од­на или неск. улиц с адм. зда­ния­ми, хра­ма­ми и до­ма­ми; на не­за­стро­ен­ных уча­ст­ках стоя­ли юр­ты и па­лат­ки. При рас­коп­ках г. Барс-Хот I (10–12 вв.) най­де­ны ос­тат­ки буд­дий­ско­го хра­ма и па­год, гли­ня­ные фи­гур­ки бо­жеств и жи­вот­ных. В сто­ли­це Монг. им­пе­рии Ка­ра­ко­ру­ме об­на­ру­же­ны остат­ки двор­ца ха­на Угэ­дэя (1235), буд­дий­ско­го хра­ма с фре­ска­ми (13 в.).

С кон. 16 в. с рас­про­стра­не­ни­ем ти­бет­ско­го буд­диз­ма ве­лось ин­тен­сив­ное строи­тель­ст­во мо­на­сты­рей и хра­мов. По­яви­лись куль­то­вые по­строй­ки из де­ре­ва (кар­кас­ные с до­ща­тым по­кры­ти­ем), в ос­но­ве ко­то­рых – ком­по­зи­ция юр­ты: круг­лые, за­тем мно­го­уголь­ные, а с сер. 17 в. квад­рат­ные в пла­не с ко­ни­че­ски­ми, позд­нее пи­ра­ми­даль­ны­ми кры­ша­ми. Ка­ж­дый из ти­пов мо­на­сты­рей имел свою за­кон­чен­ную струк­ту­ру, свя­зан­ную с оп­ре­де­лён­ной тра­ди­ци­ей. Мо­на­сты­ри ти­па ху­рэ име­ли коль­це­вой план, иду­щий от древ­не­го по­ряд­ка раз­ме­ще­ния ко­че­вых юрт во­круг жи­ли­ща пред­во­ди­те­ля (пре­об­ла­да­ют в Зап. и Центр. М.); мо­на­сты­ри ти­па сум (су­мэ) вос­хо­ди­ли к мо­на­стыр­ской сис­те­ме кит. ти­па и от­ли­ча­лись ре­гу­ляр­но­стью по­строй­ки – по­сле­до­ва­тель­ным че­ре­до­ва­ни­ем зда­ний и дво­ров (на вос­то­ке, у гра­ни­цы с Ки­та­ем); мо­на­сты­ри ти­па хийд (хит) ис­поль­зо­ва­ли пла­ны ти­бет. ан­самб­лей с гл. хра­мом на вер­ши­не го­ры (гор­ные рай­оны). Со­хра­ни­лись хра­мы сме­шан­но­го ти­па – мон­го­ло-ки­тай­ско­го, ти­бет­ско-ки­тай­ско­го, ти­бет­ско-мон­голь­ско­го. Наи­бо­лее ха­рак­тер­ной для монг. ти­па коль­це­вой пла­ни­ров­ки ху­рэ яв­ля­лась за­строй­ка мон. Да-Ху­рэ (ос­но­ва г. Улан-Ба­тор); его цен­тром бы­ла кру­го­об­раз­ная пло­щадь, в юж. час­ти ко­то­рой со­вер­ша­лись ри­ту­аль­ные це­ре­мо­нии. На ней, фа­са­да­ми к югу, рас­по­ла­га­лись гл. со­ору­же­ния – дво­рец пра­ви­те­ля, со­бор-цог­чин (име­ли раз­бор­ную де­рев. кон­ст­рук­цию) и др. Юр­ты лам и жи­те­лей об­ра­зо­вы­ва­ли во­круг них неск. ко­лец, ра­зомк­ну­тых с юга, где про­ле­га­ла осе­вая ма­ги­страль (по то­му же прин­ци­пу по­строе­ны мо­на­сты­ри Цзун-Ху­рэ, Ба­рун-Ху­рэ). Па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры это­го вре­ме­ни прак­ти­че­ски не со­хра­ни­лись. Пер­вым круп­ным осед­лым мо­на­сты­рём стал вы­стро­ен­ный по кит. ти­пу близ Ка­ра­ко­ру­ма ан­самбль Эр­дэ­ни-дзу (1586; перестроен в 18–19 вв.).

Статуэтка Вайрочаны. 2-я пол. 17 в. Школа скульптора Дзанабазара. Музей изобразительных искусств (Улан-Батор).

В кон. 17 – нач. 18 вв., в пе­ри­од под­чи­не­ния М. мань­чжу­рам, по­стро­ен ряд боль­ших мо­на­стыр­ских ан­самб­лей. На ос­но­ве форм кит. и ти­бет. ар­хи­тек­ту­ры бы­ли соз­да­ны куль­то­вые ан­самб­ли, от­ли­чав­шие­ся осо­бой пыш­но­стью и бо­гат­ст­вом, вклю­чав­шие в се­бя так­же двор­цы ду­хов­ных и свет­ских фео­да­лов. Сре­ди них ком­плек­сы мо­на­сты­рей – Амур-Ба­яс­ху­лан­ту-хит (1728–35) на р. Ивэн-Гол, вы­стро­ен­ный по об­раз­цу кит. хра­мов; Мань­чжуш­ри-хит (ос­но­ван в 1733) на скло­не го­ры Богд-Хан-Уул (со­хра­нил­ся фраг­мен­тар­но).

Ар­хи­тек­ту­ра 18 – нач. 20 вв. де­мон­стри­ру­ет даль­ней­шее слия­ние прин­ци­пов монг., ти­бет. и кит. зод­че­ст­ва. По­яв­ля­ет­ся боль­шее раз­но­об­ра­зие в оформ­ле­нии крыш (со­еди­не­ние лёг­ких де­рев. и ка­мен­ных пе­ре­кры­тий) и под­кро­вель­ных де­та­лей, напр. в по­строй­ках мон. Чойджин-ла­мын-су­мэ (1904–08), в хра­ме Мэг­д­жид-Джан­рай-сэг (1911–13) мон. Ган­дан в Улан-Ба­то­ре. По­ми­мо хра­мо­вых со­ору­же­ний, в мо­на­сты­рях на­хо­ди­лись ла­маи­ст­ские ре­ли­к­ва­рии – су­бур­га­ны, вос­хо­дя­щие к сту­пам Ин­дии и Не­па­ла и со­стоя­щие из пье­де­ста­ла, да­ро­хра­ни­ли­ща и вы­со­ко­го шпи­ля (Бо­ди-су­бур­ган в Эр­дэ­ни-дзу). По ти­пу ре­гу­ляр­ных хра­мо­вых ан­самб­лей воз­во­ди­лись двор­цо­вые ком­плек­сы – Лаб­ран на тер­ри­то­рии мон. Эр­дэ­ни-дзу (18 в.) и Но­гон-Ор­го (1832) в Улан-Ба­то­ре.

Танка с изображением горного божества. 19 в. Этнологический музей (Вена).

Жи­во­пись 16 – нач. 20 вв. бы­ла под­чи­не­на за­да­че ук­ра­ше­ния хра­мо­вых ин­терь­е­ров, ил­лю­ст­ри­ро­ва­нию свя­щен­ных книг; пред­став­ле­на в осн. буд­дий­ски­ми ком­по­зи­ция­ми (вы­пол­нен­ны­ми плот­ны­ми крас­ка­ми ти­па гуа­ши на по­лот­не) и стен­ны­ми рос­пи­ся­ми по су­хой шту­ка­тур­ке с вы­ре­зан­ным кон­ту­ром, от­ра­жаю­щи­ми воз­дей­ст­вия иск-ва Ти­бе­та, Ки­тая, Не­па­ла. С кон. 19 – нач. 20 вв. по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние свет­ская жи­во­пись; на ос­но­ве ти­бе­то-монг. ху­дож. тра­ди­ций 12–13 вв. под влия­ни­ем сти­ли­сти­ки монг. нар. иск-ва, в осо­бен­но­сти ап­пли­ка­ции, сло­жил­ся жи­во­пис­ный стиль мон­гол-зу­раг («монг. ри­су­нок»), гл. осо­бен­но­стью ко­то­ро­го был жи­во­пис­но-гра­фич. ха­рак­тер; осн. изо­бра­зит. сред­ст­ва – чёт­кая ли­ния, чис­тая цве­то­вая гам­ма, про­ра­бот­ка де­та­лей. В 1920-х гг. худ. Б. Ша­ра­вом, за­тем его уче­ни­ком Д. Ма­ни­ба­да­ром соз­да­ют­ся про­из­ве­де­ния на бы­то­вые те­мы, порт­ре­ты.

Хра­мо­вая скульп­ту­ра из­го­тов­ля­лась из гли­ны, де­ре­ва, прес­со­ван­ной бу­маж­ной мас­сы, от­ли­ва­лась из брон­зы, рас­кра­ши­ва­лась, ук­ра­ша­лась зо­ло­том и по­лу­дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми. Рас­цвет буд­дий­ской пла­сти­ки при­хо­дит­ся на 17 – нач. 18 вв., свя­зан с име­нем мас­те­ра Дза­на­бад­за­ра – гла­вы монг. ду­хо­вен­ст­ва, по­вли­яв­ше­го на даль­ней­шее раз­ви­тие ре­лиг. скульп­ту­ры, в т. ч. на монг. шко­лу Ур­га (18 в.). Из­вест­ные юве­ли­ры: Тун­гэ­тин-Ша­ра (19 в.), Ча­ба­ган­цы, мас­тер Ни­ма (оба нач. 20 в.); мас­тер Бал­ган (нач. 20 в.) за­ни­мал­ся резь­бой по де­ре­ву, до­пол­нен­ной рос­пи­сью.

По­сле об­ра­зо­ва­ния МНР ве­лось гражд. и пром. строи­тель­ст­во (пре­им. сов. ар­хи­тек­то­ра­ми), ре­кон­ст­руи­ро­ва­лись ста­рые (Улан-Ба­тор) и соз­да­ва­лись но­вые (Дар­хан, На­лайх, Сайн­шанд) го­ро­да и по­сёл­ки с ре­гу­ляр­ной пла­ни­ров­кой. Ар­хи­тек­ту­ре 1920–30-х гг. при­су­щи чер­ты кон­ст­рук­ти­виз­ма. В 1940-х – нач. 1950-х гг. фа­са­ды об­ществ. зда­ний ук­ра­ша­лись пор­ти­ка­ми, ко­лон­на­да­ми, нац. ор­на­мен­том. В 1960–80-х гг. ши­ро­ко вне­дря­ют­ся ин­ду­ст­ри­аль­ные ме­то­ды строи­тель­ст­ва. С кон. 1990-х гг. на­блю­да­ет­ся тен­ден­ция к воз­вра­ще­нию в ар­хи­тек­ту­ру нац. эле­мен­тов зод­че­ст­ва, воз­ро­ж­да­ет­ся строи­тель­ст­во куль­то­вых ан­самб­лей тра­ди­ци­он­ных ти­пов.

Здание парламента и правительства на площади Сухэ-Батора в Улан-Баторе. 1950–60-е гг. Архитекторы Чимид, Н. М. Щепетильников, В. Н. Павлов (перестроено в 2004–06). В центре площади – памятник Сухэ-Бат...

С сер. 20 в. за­мет­но рас­ши­ря­ет­ся те­ма­ти­ка иск-ва, приё­мы нац. жи­во­пи­си со­че­та­ют­ся с ев­роп. ма­не­рой пись­ма. Ху­дож. на­прав­ле­ния мон­гол-зу­раг при­дер­жи­ва­лись пей­за­жи­сты и жан­ро­вые жи­во­пис­цы У. Ядам­су­рэн, Д. Дам­дин­су­рэн, А. Сэн­гэ­цо­хио. Соз­да­ва­лись пер­вые кар­ти­ны в тех­ни­ке мас­ля­ной жи­вопи­си (Н. Цул­тэм, Г. Одон, Д. Чой­дог, О. Цэ­вэг­жав и др.); по­лу­чи­ли раз­ви­тие гра­фи­ка (Д. Ам­га­лан, С. На­ца­гдорж, Б. На­ца­гдорж) и скульп­ту­ра (С. Чойм­бол, Д. Дам­ди­ма, Н. Жам­ба).

Де­ко­ра­тив­но-при­клад­ное иск-во совр. М. во мно­гом про­дол­жа­ет ста­рые тра­ди­ции. Ут­варь, оде­ж­да, кон­ская сбруя ук­ра­ша­ют­ся зоо­морф­ным, рас­ти­тель­ным, гео­мет­рич. ор­на­мен­та­ми; раз­ви­ва­ют­ся вы­шив­ка и ап­пли­ка­ция (на вой­лоч­ной оде­ж­де, ко­жа­ной обу­ви), об­ра­бот­ка ме­тал­ла и резь­ба по де­ре­ву, из­го­тов­ле­ние ма­сок из па­пье-ма­ше.

Музыка

Ис­то­ки муз. тра­ди­ций М. – в куль­ту­рах хун­ну, сянь­би, ки­да­ней; ар­хео­ло­гич. па­мят­ник – ме­тал­лич. вар­ган 3 в. до н. э. – 1 в. н. э. (рас­коп­ки в Центр. М., 1990). Монг. му­зы­ка фор­ми­ро­ва­лась во взаи­мо­дей­ст­вии с му­зы­кой Ки­тая и тю­рок-ко­чев­ни­ков, её аре­ал ох­ва­ты­ва­ет Центр. Азию и Юж. Си­бирь.

Тра­диц. му­зы­ка мон­го­лов гл. обр. во­каль­ная и во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ная; зву­чит в по­все­днев­ной жиз­ни, во вре­мя празд­ни­ков и при про­ве­де­нии ри­туа­лов, со­про­во­ж­да­ет ша­ман­ские дей­ст­ва и об­ря­ды куль­тов Веч­но­го Го­лу­бо­го не­ба, Ма­те­ри-зем­ли, Ог­ня, ланд­шафт­ных бо­жеств, Чин­гис­ха­на. Ис­пол­ни­тель­ские тра­ди­ции разл. групп мон­го­лов раз­ли­ча­ют­ся по ха­рак­те­ру ме­ло­ди­ки, ма­не­ре ис­пол­не­ния, ис­поль­зо­ва­нию раз­ных ак­ком­па­ни­рую­щих ин­ст­ру­мен­тов. Осн. во­каль­ные жан­ры – дол­гие пес­ни ур­тын-дуу и ко­рот­кие – бо­ги­но-дуу; в уст­ной фор­ме бы­ту­ют ге­ро­ич. эпич. ска­за­ния «Гэ­сэр», «Джан­гар» и др.; спе­ци­фич. во­каль­ный стиль – гор­ло­вое пе­ние (см. об этом в ст. Мон­го­лы). Спо­соб пе­ре­да­чи всех тра­ди­ций уст­ный; но­та­ции буд­дий­ской и при­двор­ной му­зы­ки ис­поль­зо­ва­лись как мне­мо­нич. сред­ст­во. Свои нац. тра­ди­ции со­хра­ня­ют жи­ву­щие в М. ка­за­хи и др. нац. мень­шин­ст­ва.

Ис­то­рия муз. куль­ту­ры М. ре­кон­ст­ру­иру­ет­ся на ос­но­ве уст­ной тра­ди­ции (ис­то­рич. све­де­ния, ро­до­слов­ные) и письм. ис­точ­ни­ков: ки­тай­ских, с 13 в. так­же мон­голь­ских, иран­ских, ев­ро­пей­ских. Кит. ис­точ­ни­ки от­ме­ча­ют, что про­то­мон­голь­ские на­ро­ды бы­ли зна­ко­мы с буд­дий­ской куль­то­вой прак­ти­кой; в Ки­тае эпо­хи Тан (618–907) был из­вес­тен 2-струн­ный «ин­ст­ру­мент пле­ме­ни си» (т. е. мон­го­лов дун­ху), по­лу­чив­ший кит. назв. «си­цинь» и став­ший пра­ро­ди­те­лем об­шир­ной груп­пы кит. смыч­ко­вых (ху­цинь), род­ст­вен­ных монг. ин­ст­ру­мен­там; в эпо­ху Сун (960–1279) в Ки­тае во­шёл в прак­ти­ку смы­чок с кон­ским во­ло­сом, ха­рак­тер­ный для ко­чев­ни­ков. Со­глас­но письм. ис­точ­ни­кам, в ар­мей­ской сре­де в Монг. им­пе­рии бы­ли ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны смыч­ко­вые ин­ст­ру­мен­ты. В «Со­кро­вен­ном ска­за­нии» (13 в.) со­об­ща­ет­ся, что в ар­мии Чин­гис­ха­на пе­ред бит­вой би­ли в ли­тав­ры, а при его по­гре­бе­нии зву­чал смыч­ко­вый ин­ст­ру­мент хур. В «Зо­ло­том ска­за­нии» Лув­сан­данд­за­на (ок. 1655) упо­ми­на­ет­ся, что пе­ред бит­вой иг­ра­ли на тру­бах.

В пе­ри­од за­вое­ва­ния мон­го­ла­ми Ки­тая ак­тив­но раз­ви­ва­лась при­двор­ная монг. му­зы­ка, ис­пы­тав­шая зна­чит. влия­ние кит. куль­ту­ры; кит. муз. тер­ми­но­ло­гия бы­ла пе­ре­ве­де­на на монг. яз., в ос­но­ву монг. клас­си­фи­ка­ции муз. ин­ст­ру­мен­тов лег­ла кит. клас­си­фи­ка­ция ба­инь. В 13–14 вв. монг. при­двор­ная му­зы­ка дос­тиг­ла вер­ши­ны раз­ви­тия, ор­кестр ха­на Ху­би­лая вклю­чал св. 400 му­зы­кан­тов, иг­рав­ших на монг. и кит. ин­ст­ру­мен­тах (из­вест­но, что Ху­би­лай пу­те­ше­ст­во­вал в со­про­вож­де­нии му­зы­кан­тов и тан­цо­ров). Цен­тра­ми гор. муз. куль­ту­ры ста­ли но­вая сто­ли­ца Монг. им­пе­рии – Хан­ба­лык (Хан­бал­га­сун; ныне Пе­кин), Ка­ра­ко­рум, Шан­ду (кит. – Кай­пин), Ча­ган-нор. Муз. ин­ст­ру­мен­ты гор. тра­ди­ции то­го вре­ме­ни – 3-струн­ный щип­ко­вый лют­не­вый шуд­ра­га (или шан­за), щип­ко­вые и смыч­ко­вые раз­но­вид­но­сти цит­ры ят­га, 4-струн­ный щип­ко­вый хо­бис, по­пе­реч­ная флей­та лим­бэ, а так­же пред­по­ло­жи­тель­но цим­ба­лы ёо­чин с 14 двой­ны­ми стру­на­ми (ин­ст­ру­мент иран. про­ис­хо­ж­де­ния) и др. – со­хра­ня­лись до нач. 20 в. в Ур­ге, го­ро­дах Зап. Мон­го­лии.

С при­ня­ти­ем буд­диз­ма вад­жрая­ны как гос. ре­ли­гии в М. на­ча­лось строи­тель­ст­во мо­на­сты­рей, ко­то­рые ста­но­ви­лись цен­тра­ми нау­ки и иск-ва. Буд­дий­ская монг. му­зы­ка раз­ви­ва­лась под силь­ным ин­до-ти­бет. влия­ни­ем. В 13 в., за­тем в 16 в. в М. по­пал ти­бет. буд­дий­ский муз. ин­ст­ру­мен­та­рий (св. 20 ин­ст­ру­мен­тов): руч­ной ко­ло­коль­чик хонх, ра­ко­ви­ны-тру­бы дун (дун­гэр яй­чил, ца­ган бу­рээ), длин­ные ме­тал­лич. тру­бы их бу­рээ, ко­рот­кие тру­бы ган­дан (из бер­цо­вой кос­ти че­ло­ве­ка), ду­хо­вой языч­ко­вый биш­ку­ур, ба­ра­бан­чик в фор­ме пе­соч­ных ча­сов да­мар, бу­бен хэн­гэ­рэг, гонг ха­ран­га, та­рел­ки цан и сэль­нин, по­сох со зве­ня­щи­ми под­вес­ка­ми, де­рев. би­ло ган­ди; он был по­пол­нен ти­пич­но монг. ин­ст­ру­мен­том дуу­да­ра­ма (на­бор гон­гов в рам­ке). Со­хра­ни­лись но­та­ции монг. буд­дий­ских пес­но­пе­ний 18–19 вв. В нач. 18 в. ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лась мо­на­стыр­ская тан­це­валь­ная мис­те­рия в мас­ках цам (ти­бет. – чам). При мо­на­сты­рях и во двор­цах ла­мы ра­зыг­ры­ва­ли и не­ли­тур­гич. муз.-тан­це­валь­ные пред­став­ле­ния в со­про­во­ж­де­нии ор­ке­ст­ра. Ла­мы Зап. М. при­гла­ша­ли в мо­на­сты­ри ска­зи­те­лей и не­ред­ко са­ми бы­ли ис­пол­ни­те­ля­ми эпич. ска­за­ний.

С нач. 1920-х гг. в муз. куль­ту­ре стра­ны про­ис­хо­ди­ли су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния: мн. муз. ин­ст­ру­мен­ты и мас­ки мис­те­рии цам унич­то­жа­лись, цит­ра ят­га ис­ко­ре­не­на как ари­сто­кра­тич. и куль­то­вый ин­ст­ру­мент, ряд муз. ин­ст­ру­мен­тов под­верг­ся мо­дер­ни­за­ции с тем, что­бы при­бли­зить их строй к рав­но­мер­но тем­пе­ри­ро­ван­но­му и ис­поль­зо­вать в ка­че­ст­ве со­про­во­ж­де­ния пе­сен но­вой, ре­во­люц. те­ма­ти­ки. Муз. жизнь бы­ла ре­ор­га­ни­зо­ва­на по сов. об­раз­цу. Ос­но­во­по­лож­ник монг. ком­по­зи­тор­ской шко­лы – М. Ду­гар­жав; он соз­дал пер­вые монг. ре­во­люц. пес­ни «Ши­вэ Кях­та» («Взя­тие кре­по­сти Кях­та», 1921), «Пес­ня о Су­хэ-Ба­то­ре» и др. Ре­во­люц. пес­ни со­чи­ня­ли ком­по­зи­то­ры-ска­зи­те­ли Иш­ду­лам («Ле­нин – наш учи­тель», «Пес­ня о Ле­ни­не и Су­хэ-Ба­то­ре»), У. Лув­сан-хур­чи («Маркс и Ле­нин»). На ос­но­ве нар. пе­сен-диа­ло­гов воз­ник­ли пер­вые об­раз­цы муз. дра­мы. Вы­пу­ск­ник Ле­нингр. и Пе­кин­ской кон­сер­ва­то­рий Б. Дам­дин­су­рэн совм. с рос. ком­по­зи­то­ром Б. Ф. Смир­но­вым соз­дал пер­вую монг. опе­ру «Сре­ди трёх пе­чаль­ных гор» (1942), совм. с вы­пу­ск­ни­ком Моск. конс. Л. Мур­дор­жем – Нац. гимн Мон­го­лии (1950; ис­поль­зо­вал­ся в 1950–62, с 1991 – с из­ме­не­ния­ми в те­кс­те). Сре­ди др. круп­ных ком­по­зи­то­ров М.: ав­тор опер, ба­ле­тов, сим­фо­ний, вы­пу­ск­ник Моск. конс. С. Гон­чик­сум­ла; Э. Чой­дог, Ж. Чу­лу­ун, Д. Лув­сан­ша­рав. В 1960-е гг. хо­ры без со­про­во­ж­де­ния пи­са­ли ком­по­зи­то­ры-хор­мей­сте­ры Д. Мяа­су­рэн, Лув­сан­ша­рав, Г. Дарм­загд, так­же по­лу­чив­шие об­ра­зо­ва­ние в СССР. В 1950–70-е гг. для муз. те­ат­ра на­пи­са­ны: опе­ра «Унэн» (1954), ба­ле­ты «Се­ки­ра» (1960), «Сель­ский празд­ник» (1967), «Вер­ные дру­зья» (1971) С. Гон­чик­сум­лы; опе­ры «Путь к сча­стью» (1952), «Три Ша­рай­голь­ских ха­на» (1961), «Борь­ба» (1965), «Амар­са­на» (1971), «Не­за­бы­вае­мые со­рок два дня» (1974), ба­лет «Ле­ген­да об озе­ре» (1969) Б. Дам­дин­су­рэ­на; опе­ры «Хан Бур­гед» (1966), «Взя­тие кре­по­сти Кях­та» (1971) Лув­сан­ша­ра­ва; ба­ле­ты «Цве­ток сре­ди бурь­я­на» (1965), «Не­ру­ши­мая, сталь­ная друж­ба» (1969) Чой­до­га; опе­ра «На­род­ный пе­вец и му­зы­кант Нам­жил» Мур­дор­жа (1961). В 1980-е гг. вы­дви­ну­лись ком­по­зи­то­ры: вы­пу­ск­ник Ки­ев­ской конс. Н. Жан­цан­но­ров; З. Хан­гал, Ц. На­ца­гдорж, Б. Ша­рав; в кон. 1990-х гг. – Г. Ал­танху­яг, Э. Аг­ва­ан­цэ­рэн. С 1960-х гг. раз­ви­ва­ет­ся му­зы­ко­ве­де­ние; сре­ди ис­сле­до­ва­те­лей монг. му­зы­ки – Ж. Бад­раа, Л. Эр­дэ­нэ­чи­мэг.

В 1942 в Улан-Ба­то­ре от­крыт Гос. муз.-дра­ма­тич. те­атр, в 1963 на его ба­зе – Гос. те­атр опе­ры и ба­ле­та, на сце­не ко­то­ро­го в 1960–70-е гг. по­став­ле­ны мн. клас­сич. (в т. ч. рус­ские) и совр. опе­ры (на монг. яз.) и ба­ле­ты, а так­же про­из­ве­де­ния монг. ком­по­зи­то­ров. Гл. ди­ри­жёр те­ат­ра в те­че­ние ря­да лет – Ж. Чу­лу­ун. Муз.-дра­ма­тич. те­ат­ры от­кры­ты в Чой­бал­са­не, Коб­до (ны­не Ховд), Ба­ян-Улэ­гэе (ны­не Ул­гий) и др. В 1945 в Улан-Ба­то­ре соз­дан пер­вый в М. сим­фо­нич. ор­кестр (с 1950 го­су­дар­ст­вен­ный). В 1950 ор­га­ни­зо­ван Гос. ан­самбль пес­ни и тан­ца МНР, в со­став его ор­ке­ст­ра во­шли мо­дер­ни­зи­ров. тра­диц. ин­ст­ру­мен­ты; ан­самбль не­од­но­крат­но га­ст­ро­ли­ро­вал в СССР, стра­нах Ев­ро­пы, Азии и Аф­ри­ки. В 1964 соз­дан СК МНР, его пред­се­да­те­ля­ми бы­ли С. Гон­чик­сум­ла, Н. Жан­цан­но­ров. В 1972 об­ра­зо­ва­ны Гос. фи­лар­мо­ния и при ней Сим­фо­нич. ор­кестр. В Улан-Ба­то­ре ра­бо­та­ли так­же: Ан­самбль пес­ни и пля­ски Монг. нар. ар­мии (1932), Об­раз­цо­во-по­ка­за­тель­ный ду­хо­вой ор­кестр Мин-ва обо­ро­ны МНР. Эс­т­рад­ные ан­самб­ли – «Со­ёол Эр­дэ­нэ» (1971, ос­но­ва­тель – Ух­наа, учив­ший­ся в Бол­га­рии), «Ба­ян Мон­гол» (кон. 1970-х гг.).

С нач. 1990-х гг. в М. на­блю­да­ет­ся воз­ро­ж­де­ние ин­те­ре­са к тра­диц. му­зы­ке, в ис­пол­ни­тель­скую прак­ти­ку вер­ну­лись ста­рин­ные муз. ин­ст­ру­мен­ты, в т. ч. ят­га (вос­соз­да­на по мо­де­ли кор. цит­ры кая­гым) и ин­ст­ру­мен­ты буд­дий­ско­го куль­та. Му­зы­кан­тов для про­ве­де­ния буд­дий­ской служ­бы го­то­вит Буд­дий­ский ун-т им. Г. Дза­на­бад­за­ра в Улан-Ба­то­ре. Муз. куль­ту­ра совр. М. пред­став­ле­на, на­ря­ду с тра­диц. и куль­то­вой му­зы­кой, твор­че­ст­вом ком­по­зи­то­ров и ис­пол­ни­те­лей ака­де­мич. ев­роп. ори­ен­та­ции, поп- и рок-му­зы­кой. Эмб­ле­ма муз. куль­ту­ры М. 20–21 вв. – 2-струн­ный смыч­ко­вый ин­ст­ру­мент мо­рин­хур. Сре­ди из­вест­ных фольк­лор­ных ан­самб­лей – «Ман­ду­хай». Еже­год­но (в ию­не) про­во­дит­ся Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь жи­вой му­зы­ки.

Театр

Сцена из спектакля «Отелло» У. Шекспира. Государственный музыкально-драматический театр.

У ис­то­ков те­ат­ра в М. – древ­ние фор­мы дра­ма­ти­зи­ров. зре­лищ, в т. ч. вы­сту­п­ле­ния ска­зи­те­лей (ули­гер­чи). В кон. 17 в. под влия­ни­ем ла­ма­из­ма и ти­бет. буд­диз­ма в монг. мо­на­сты­рях ста­ли ра­зыг­ры­вать­ся мис­те­ри­аль­ные пред­став­ле­ния – ца­мы (ис­пол­няе­мые ла­ма­ми свя­щен­ные тан­цы и пан­то­ми­ма в мас­ках). Позд­нее буд­дий­ская сек­та Ге­луг-па ста­ла вво­дить в сво­их мо­на­сты­рях разл. ви­ды свя­щен­ных тан­цев и пан­то­ми­мы в мас­ках и без ма­сок, а так­же ис­поль­зо­вать диа­ло­ги в ми­лин-ца­мах (цам Ми­ла­ре­пы – эпи­зо­ды из жиз­ни ти­бет. от­шель­ни­ка и по­эта Ми­ла­ре­пы). По­лу­чил рас­про­стра­не­ние Жаг­хар цам или Эр­лик цам, по име­ни гл. бо­же­ст­ва мис­те­рии – Эр­лик Но­мун ха­на (ти­бет. – Чой­чжил), ко­ро­ля за­ко­на, вла­ды­ки ада. В нач. 18 в. в М. поя­ви­лись кит. бро­дя­чие цир­ко­вые и те­ат­раль­ные труп­пы, иг­рав­шие на при­стро­ен­ных к кит. хра­мам от­кры­тых пло­щад­ках (пер­вая проф. труп­па из Ки­тая прие­ха­ла в М. в 1908, со­вер­шив тур­не по всем боль­шим го­ро­дам и зо­ло­тым при­ис­кам). При­двор­ные те­ат­ры су­ще­ст­во­ва­ли у кня­зей и ге­ге­нов (ду­хов­ных пра­ви­те­лей М.). В 1830-х гг. в Го­бий­ском ай­ма­ке со­сто­ял­ся пер­вый пуб­лич­ный спек­такль «Са­ран-ху­хэ» («Лун­ная ку­куш­ка»). Спек­такль иг­рал­ся один раз в год, про­дол­жал­ся два дня, для пред­став­ле­ния со­ору­жал­ся спец. ша­тёр. В 1919 в Ур­ге (ны­не Улан-Ба­тор) по­строи­ли пер­вое те­ат­раль­ное зда­ние для труп­пы кит. ак­тё­ров (ру­ко­во­ди­тель – Чжан Юй-Гуй), в 1920 – зда­ние для др. кит. труп­пы.

По­сле 1924 в Улан-Ба­то­ре раз­ви­ва­лась ху­дож. са­мо­дея­тель­ность. В дра­ма­тич. круж­ках ста­ви­лись по­пу­ляр­ные в на­ро­де юр­то­вые зре­ли­ща: «Са­мия-но­ён» (вид опе­рет­ты), сказ­ка об Иль­ден­ду и др., а так­же «жи­вые га­зе­ты» – ко­рот­кие им­про­ви­зац. сцен­ки на зло­бо­днев­ные сю­же­ты, близ­кие к эс­те­ти­ке ба­ла­ган­но­го те­ат­ра («Жад­ный ла­ма и об­ма­ну­тая ве­ра», «Раз­го­вор ста­ри­ка и ста­ру­хи» и т. п.). В 1929 в М. уп­разд­ни­ли кит. те­ат­ры, но мн. ак­тё­ры ос­та­лись в стра­не. В 1930 в Улан-Ба­то­ре при Нар. до­ме бы­ла от­кры­та те­ат­раль­ная сту­дия, ру­ко­во­ди­те­лем стал при­гла­шён­ный из СССР реж. А. А. Еф­ре­мов. В 1931 на ба­зе сту­дии был соз­дан Центр. гос. мон­голь­ский те­атр (с 1942 Гос. муз.-дра­ма­тич. те­атр; в 1963 раз­де­лил­ся на Гос. те­атр опе­ры и ба­ле­та и Гос. те­атр дра­мы им. Д. На­ца­гдор­жа). В Улан-Ба­то­ре в 1948 от­крыл­ся Те­атр ку­кол, в 1950 – Центр. дет­ский те­атр. Боль­шой вклад в раз­ви­тие те­ат­раль­но­го иск-ва М. 1930–50-х гг. вне­сли: дра­ма­тур­ги Д. На­ца­гдорж, С. Бу­ян­нэ­мэх, Ш. Аю­уш, М. Ядам­су­рэн; ре­жис­сё­ры М. Гам­бо­жав, На­сан­бат; ак­тё­ры Л. Дам­дин­ба­зар, Ч. Лув­сан­сод­ном, Ч. Цэ­вэ­эн и др. Сре­ди дра­ма­тур­гов 1970–1990-х гг. – Ч. Ло­дой­дам­ба, Д. Нам­даг, Ч. Ой­дов, Л. Ван­ган, Ч. Чи­мид. Осо­бое ме­сто за­ни­ма­ло твор­че­ст­во ре­жис­сё­ра, дра­ма­тур­га и пе­ре­во­дчи­цы Э. Ою­ун. В нач. 2000-х гг. в М. наи­бо­лее по­пу­ляр­ны пе­ре­движ­ные те­ат­раль­ные кол­лек­ти­вы, ко­то­рые всё ча­ще об­ра­ща­ют­ся к нац. эпо­су: сю­же­том пред­став­ле­ний ста­но­вят­ся под­ви­ги нар. ге­роя Гэ­сэ­ра из од­но­им. эпо­са. Один из са­мых зна­ме­ни­тых ак­тё­ров нач. 21 в. – ав­тор-ис­пол­ни­тель Б. Авир­мед, вы­сту­паю­щий в жан­ре раз­го­вор­но-пе­сен­ных ре­чи­та­ти­вов-пер­фо­ман­сов, близ­ких по эс­те­ти­ке к иск-ву ска­зи­те­лей. Те­ат­ра­ли­зо­ван­ные пред­став­ле­ния про­хо­дят так­же в «Но­вом цир­ке», ос­но­ван­ном в Улан-Ба­то­ре в 2008 в ре­зуль­та­те объ­е­ди­не­ния не­сколь­ких цир­ко­вых кол­лек­ти­вов по ини­циа­ти­ве Ч. Ха­тан­баа­та­ра (сце­нич. псевд. – Хад­гаа).

Кино

Кадр из фильма «Исход». Режиссёры Ж. Бунтар и А. А. Бобровский. 1968.

Ки­не­ма­то­граф в М. поя­вил­ся в кон. 1920-х гг. В 1935 в Улан-Ба­то­ре об­ра­зо­ва­на ки­но­сту­дия «Мон­гол­ки­но», на ней вы­пу­ще­ны пер­вые до­ку­мен­таль­ные филь­мы «Празд­но­ва­ние 47-й го­дов­щи­ны Пер­во­го мая в Улан-Ба­то­ре» и «19-я го­дов­щи­на Ок­тяб­ря» (оба 1936). Боль­шое зна­че­ние для фор­ми­ро­ва­ния нац. ки­но­ис­кус­ст­ва и под­го­тов­ки творч. кад­ров име­ло со­труд­ни­че­ст­во с сов. мас­те­ра­ми ки­но (про­дол­жав­шее­ся вплоть до рас­па­да СССР в 1991). В 1936 И. З. Трау­бер­гом по­став­лен ф. «Сын Мон­го­лии» (в нём при­ня­ли уча­стие монг. ак­тё­ры). В 1938 вы­шел пер­вый монг. иг­ро­вой ф. «Путь Нор­жмы» (ре­жис­сё­ры Т. На­ца­гдорж, Л. Шеф­фер). Позд­нее На­ца­гдорж по­ста­вил ещё два иг­ро­вых филь­ма – «Вол­чья стая» (1939) и «Пер­вый урок» («Гон­гор», 1940). Во вре­мя 2-й ми­ро­вой вой­ны сня­то неск. со­вме­ст­ных монг.-сов. ки­но­филь­мов, в т. ч. иг­ро­вые – «Его зо­вут Су­хэ-Ба­тор» (1942, ре­жис­сёры А. Г. Зар­хи и И. Е. Хей­фиц) и «Степ­ные ви­тя­зи» (1945, ре­жис­сё­ры Ю. В. Та­рич, Дуд­сан-Джа­лел, М. Болд) – и пол­но­мет­раж­ные до­ку­мен­таль­ные – «20 лет МНР» (1941), «Мон­голь­ская Рес­пуб­ли­ка» (1944) и «Не­за­ви­си­мая Мон­го­лия» (1946). По­сле окон­ча­ния вой­ны был на­ла­жен ре­гу­ляр­ный вы­пуск ки­но­пе­рио­ди­ки. Сре­ди ре­жис­сё­ров кон. 1950-х – 1970-х гг.: Р. Дор­жпа­лам («Что нам ме­ша­ет», 1955; «Ох, уж эти де­вуш­ки!», 1963; «Боль­шая мать», 1968; три­ло­гия по ро­ма­ну Ч. Ло­дой­дам­бы – «Про­зрач­ный Та­мир», 1970–73, «Не­бо про­яс­ня­ет­ся», 1978, и «Сре­ди го­бий­ских ми­ра­жей», 1980), Д. Жиг­жид («По­сла­нец на­ро­да», 1959; «На­вод­не­ние», 1966; «Зять», 1970; «Во имя че­ло­ве­ка», 1977), Б. Сум­ху («На гра­ни­це», 1967; «Слу­шай­те, на той сто­ро­не!», 1972, совм. с Б. В. Ер­мо­лае­вым; «Че­рез Го­би и Хин­ган», 1982, с В. С. Ор­дын­ским; Нац. пр. МНР, 1982), Ж. Бун­тар («Ис­ход», 1968, с А. А. Боб­ров­ским, совм. с СССР; «Год за­тме­ния Солн­ца», 1973, пр. Мкф в Мо­ск­ве; «Ле­ген­да об оа­зи­се», 1975, совм. с Г. Жиг­жид­су­рэ­ном, пр. Мкф в Кар­ло­ви-Ва­ри). Сре­ди филь­мов 1980-х – нач. 1990-х гг.: «Пять паль­цев ру­ки» (1983, по мо­ти­вам од­но­им. пье­сы Ч. Ло­дой­дам­бы), «Тень» (1986; уча­ст­во­вал в раз­де­ле «Па­но­ра­ма» Мкф в Мо­ск­ве, оба – Б. Бал­жин­ня­ма), «Де­ре­во, рас­пус­тив­шее поч­ки осе­нью» Жиг­жид­су­рэ­на (1990). В 1990-х – нач. 2000-х гг. монг. ки­но пе­ре­жи­ва­ло кри­зис. В кон. 2000-х гг. вы­шли филь­мы «Ко­рал­ло­вый брас­лет» (реж. Б. Шуу­дэл ужэг, 2008), «Тай­на Чин­гис Хаа­на» (реж. А. С. Бо­ри­сов; по ро­ма­ну «По ве­ле­нию Чин­гис­ха­на» Н. А. Лу­ги­но­ва, 2009; совм. с Рос­си­ей и США). Боль­шин­ст­во ки­но­про­дук­ции ру­бе­жа 20–21 вв. соз­да­ёт­ся на ТВ (ос­но­ва­но в 1967, в 1972 при монг. ТВ соз­да­на сту­дия «Те­ле­ки­но»). Сре­ди дея­те­лей монг. ки­но (в раз­ное вре­мя): М. Бо­лод, Л. Ван­ган, Д. Гом­бо­жав, Г. Гом­бо­су­рэн, Г. Да­ж­дорж, Ц. Даш­нам­жил, Д. Ичин­хор­ло, Л. Лха­су­рэн, Ц. На­ван, О. Урт­на­сан, Ц. Цэ­вэг­мид, Т. Цэ­вэн­жав, З. Цэн­дэ­ху.

При­ро­да. Лит.: Мур­за­ев Э. М. Мон­голь­ская На­род­ная Рес­пуб­ли­ка. 2-е изд. М., 1952; Рас­ти­тель­ный и жи­вот­ный мир Мон­го­лии. Л., 1977; При­род­ные ус­ло­вия, рас­ти­тель­ный по­кров и жи­вот­ный мир Мон­го­лии. Пу­щи­но, 1988; Ди­нес­ман Л. Г., Ки­се­ле­ва НК., Кня­зев А. В. Ис­то­рия степ­ных эко­си­стем Мон­голь­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки. М., 1989; Эко­си­сте­мы Мон­го­лии: рас­про­стра­не­ние и со­вре­мен­ное со­стоя­ние. М., 1995; Кли­ма­но­ва О. А. Гео­эко­ло­ги­че­ский мо­ни­то­ринг степ­ных ланд­шаф­тов Мон­го­лии. М.; Смо­ленск, 1999.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Де­ре­вян­ко А. П., Ок­лад­ни­ков А. П. Древ­ние куль­ту­ры вос­точ­ных рай­онов МНР // Со­вет­ская ар­хео­ло­гия. 1969. № 4; Дорж Д. Не­олит Вос­точ­ной Мон­го­лии. Улан-Ба­тор, 1971; Де­ре­вян­ко А. П., Гла­ды­шев СА. и др. Ха­рак­те­ри­сти­ка ка­мен­ной ин­ду­ст­рии пе­ще­ры Чи­хэн (Го­бий­ский Ал­тай) // Ар­хео­ло­гия, эт­но­гра­фия и ан­тро­по­ло­гия Ев­ра­зии. 2001. № 1; Па­лео­лит вос­точ­ных пред­го­рий Арц-Бо­гдо (Юж­ная Го­би). Но­во­сиб., 2001; Па­лео­ли­ти­че­ские ком­плек­сы Крем­не­вой До­ли­ны (Го­бий­ский Ал­тай). Но­во­сиб., 2002; Де­ре­вян­ко А. П. Пе­ре­ход от сред­не­го к верх­не­му па­лео­ли­ту и про­бле­ма фор­ми­ро­ва­ния Homo sapiens sapiens в Вос­точ­ной, Цен­траль­ной и Се­вер­ной Азии. Но­во­сиб., 2009; Де­ре­вян­ко А. П., Кан­ды­ба А. В., Пет­рин ВТ. Па­лео­лит Ор­хо­на. Но­во­сиб., 2010; Гла­ды­шев С. А. и др. Хро­но­ло­гия и пе­рио­ди­за­ция верх­не­па­лео­ли­ти­че­ских па­мят­ни­ков Мон­го­лии // Ар­хео­ло­гия, эт­но­гра­фия и ан­тро­по­ло­гия Ев­ра­зии. 2010. № 3.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Бо­ров­ка Г. И. Ар­хео­ло­ги­че­ское об­сле­до­ва­ние сред­не­го те­че­ния р. То­лы // Се­вер­ная Мон­го­лия. Л., 1927. Вып. 2; Ев­тю­хо­ва Л. А. О пле­ме­нах Цен­траль­ной Мон­го­лии в IX в. // Со­вет­ская ар­хео­ло­гия. 1957. № 2; Сэр-Од­жав Н. Эрт­ний ту­ре­гу­уд (VI–VIII зу­ун). Ула­ан­баа­тар, 1970; Вол­ков В. В. Кур­га­ны афа­нась­ев­ско­го ти­па в Мон­го­лии // Ар­хео­ло­гийн суд­лал. 1980. Т. 9; он же. Олен­ные кам­ни Мон­го­лии. М., 2002; Ок­лад­ни­ков А. П. Пет­рог­ли­фы Мон­го­лии. Л., 1981; Нов­го­ро­до­ва Э. А. Мир пет­рог­ли­фов Мон­го­лии. М., 1984; она же. Древ­няя Мон­го­лия. М., 1989; Ху­дя­ков Ю. С. Кыр­гы­зы в Мон­го­лии // Олон Ул­сын Мон­голч IV Их Ху­рал. Ула­ан­баа­тар, 1985. Бот 1; он же. Во­ен­ное де­ло древ­них ко­чев­ни­ков Юж­ной Си­би­ри и Цен­траль­ной Азии. Но­во­сиб., 1995; Ар­хео­ло­гия, эт­но­гра­фия и ан­тро­по­ло­гия Мон­го­лии. Но­во­сиб., 1987; Вой­тов В. Е. Древ­не­тюрк­ский пан­те­он и мо­дель ми­ро­зда­ния в куль­то­во-по­ми­наль­ных па­мят­ни­ках Мон­го­лии VI–VIII вв. М., 1996; Мон­го­лын ар­хео­ло­ги. Ула­ан­баа­тар, 2002; Тур­бат Ц., Амар­тув­шин Ч., Эр­дэ­нэ­бат У. Эгийн го­лын сав ну­таг дахь ар­хео­ло­гийн дурс­га­лу­уд (Хур­лин уе­эс Мон­го­лын уе). Ула­ан­баа­тар, 2003.

Лит.: По­ко­ти­лов Д. Ис­то­рия вос­точ­ных мон­го­лов в пе­ри­од ди­на­стии Мин. 1368–1634 (по ки­тай­ским ис­точ­ни­кам). СПб., 1893; Ham­bis L. Gengis-Khan. P., 1973; Вик­то­ро­ва Л. Л. Мон­го­лы: про­ис­хо­ж­де­ние на­ро­да и ис­то­ки куль­ту­ры. М., 1980; Да­лай Чу­лу­ун. Мон­го­лия в XIII–XVI вв. М., 1983; Злат­кин И. Я. Ис­то­рия Джун­гар­ско­го хан­ст­ва (1635–1758). 2-е изд. М., 1983; Ис­то­рия Мон­голь­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки. М., 1983; Бе­лов Е. А. Рос­сия и Мон­го­лия (1911–1919). М., 1999; Ро­щин С. К. По­ли­ти­че­ская ис­то­рия Мон­го­лии (1921–1940). М., 1999.

Ли­те­ра­ту­ра. Изд.: Со­вре­мен­ная мон­голь­ская но­вел­ла. М., 1974; Из мон­голь­ской по­эзии ХХ в. М., 1981; Рас­ска­зы мон­голь­ских пи­са­те­лей: В 2 т. М., 1984.

Лит.: Лау­фер Б. Очерк мон­голь­ской ли­те­ра­ту­ры. Л., 1927; Дамдинсүрэн Ц. Мон­го­лын уран зо­хио­лын тойм. I дэв­тэр. XIII–XVI зуу­ны үе. Ула­ан­баа­тар, 1957; Ге­ра­си­мо­вич Л. К. Ли­те­ра­ту­ра Мон­голь­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки 1921–1964 гг. Л., 1965; она же. Ли­те­рату­ра Мон­голь­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки: 1965–1985. Очер­ки про­зы. Л., 1991; она же. Мон­голь­ская ли­те­ра­ту­ра XIII – на­ча­ла ХХ вв. (ма­те­риа­лы к лек­ци­ям). Эли­ста, 2006; Ми­хай­лов Г. И. Ли­те­ра­тур­ное на­след­ст­во мон­го­лов. М., 1969; Heissig W. Geschichte der mongoli­schen Literatur. Wiesbaden, 1972. Bd 1–2; Мон­го­лын уран зо­хио­лын тойм. II дэв­тэр (XVII– XVIII зуу­ны үе). Ула­ан­баа­тар, 1976; Ли­те­ра­тур­ные свя­зи Мон­го­лии. М., 1981; Мон­го­лын ор­чин үеийн уран зо­хио­лын түүх. Ула­ан­баа­тар, 1985–1998. Т. 1–3; Мон­голь­ская ли­те­ра­ту­ра. Очер­ки из ис­то­рии XIII – пер­вой по­лови­ны ХХ в. М., 1997; Вла­ди­мир­цов Б. Я. Ра­бо­ты по ли­те­ра­ту­ре мон­голь­ских на­ро­дов. М., 2003.

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Лит.: Изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во Мон­голь­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки. М., 1956; Ще­пе­тиль­ни­ков Н. М. Ар­хи­тек­ту­ра Мон­го­лии. М., 1960; Со­вре­мен­ное ис­кус­ст­во Мон­го­лии. Кат. М., 1968; Май­дар Д. Ар­хи­тек­ту­ра и гра­до­строи­тель­ст­во Мон­го­лии. М., 1971; Май­дар Д., Пюр­ве­ев Д. От ко­че­вой до мо­биль­ной ар­хи­тек­ту­ры. М., 1980; Novgorodova E. A. Alte Kunst der Mongolei. Lpz., 1980; Цул­тэм Н. Вы­даю­щий­ся мон­голь­ский скульп­тор Г. За­на­ба­зар. Улан-Ба­тор, 1982; он же. Мон­голь­ская на­цио­наль­ная жи­во­пись «мон­гол зу­раг». Улан-Ба­тор, 1986; он же. Ис­кус­ст­во Мон­го­лии с древ­ней­ших вре­мен до на­ча­ла XX в. М., 1986; он же. Де­ко­ра­тив­но-при­клад­ное ис­кус­ст­во Мон­го­лии. Улан-Ба­тор, 1987; он же. Ар­хи­тек­ту­ра Мон­го­лии. Улан-Ба­тор, 1988; он же. Скульп­ту­ра Мон­го­лии. Улан-Ба­тор, 1989; Нов­го­ро­до­ва Э. А. Мир пет­рог­ли­фов Мон­го­лии. М., 1984; она же. Древ­няя Мон­го­лия. М., 1989; Die Mongolen. (Kat.). Inns­bruck; Fr./M., 1989. Bd 1–2.

Му­зы­ка. Лит.: Позд­не­ев А. М. Очер­ки бы­та буд­дий­ских мо­на­сты­рей и буд­дий­ско­го ду­хо­вен­ст­ва в Мон­го­лии... СПб., 1887. Эли­ста, 1993; The music of the Mongols. Pt. 1: Eаstern Mongo­lia / Ed. E. Emsheimer. Stockh., 1943; Смир­нов Б. Му­зы­каль­ная куль­ту­ра Мон­го­лии. М., 1963; oн же. Мон­голь­ская на­род­ная му­зы­ка. М., 1971; Kara G. Chants d’un barde mongol. Bdpst, 1970; Кон­д­рать­ев С. А. Му­зы­ка мон­голь­ско­го эпо­са и пе­сен. М., 1970; Де­мин А. Г. Му­зы­каль­ный ин­ст­ру­мен­та­рий мон­го­лов в эпо­ху ве­ли­кой им­пе­рии (XIII–XIV вв.). Улан-Удэ, 2000; Куль­га­нек И. В. Мир мон­голь­ской на­род­ной пес­ни. СПб., 2001; Pegg C. Mongo­lian music, dance and oral narrative [with CD]. Seattle; L., 2001; Еси­по­ва М. Куль­то­вые му­зы­каль­ные ин­ст­ру­мен­ты буд­диз­ма вад­жрая­ны в кол­лек­ции Му­зея // Тру­ды Го­су­дар­ст­вен­но­го цен­траль­но­го му­зея му­зы­каль­ной куль­ту­ры им. М. И. Глин­ки. Аль­ма­нах. М., 2007. Вып. 3.

Те­атр. Лит.: Ува­ро­ва Г. А. Со­вре­мен­ный мон­голь­ский те­атр. М.; Л., 1947; Forman W., Ri­ntschen B. Lamaistische Tanzmasken: der Er­lik-Tsam in der Mongolei. Lpz., 1967; Cultural po­licy in the Mongolian People’s Republic: a study. P., 1982.

Ки­но. Лит.: Чер­нен­ко М. М. Ки­но Мон­го­лии. М., 1976; Даш­дон­дог Ч. Мон­го­лын ки­но­ны туу­хэн тэм­дэг­лэл. Улан-Ба­тор, 1978.

Вернуться к началу