ЛИТВА́

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 17. Москва, 2010, стр. 593-627

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. П. Ратанова (Общие сведения,  Население,  Хозяйство), А. А. Тишков (Природа), В. И. Кулаков (Исторический очерк), Ч. Лауринавичюс (Исторический очерк: 1918–40); >>

ЛИТВА́ (Lietuva), Ли­тов­ская Рес­пуб­ли­ка (Lietuvos Respublika).

Общие сведения

Л. – го­су­дар­ст­во в Вост. Ев­ро­пе. Грани­чит на се­ве­ре с Лат­ви­ей, на вос­то­ке и юге с Бе­ло­рус­си­ей, на юго-за­па­де с Поль­шей и Рос­си­ей (Ка­ли­нин­град­ской обл.). На за­па­де омы­ва­ет­ся во­да­ми Бал­тий­ского м. и его Курш­ско­го зал. Пл. 65,3 тыс. км2. Нас. 3,33 млн. чел. (2010). Сто­ли­ца – Виль­нюс. Офиц. язык – ли­тов­ский. Де­неж­ная еди­ни­ца – лит. Адм.-терр. де­ле­ние: 10 уез­дов (табл.).

 Административно-территориальное деление (2010)

УездПлощадь,
тыс. км2
Население,
тыс. чел.
Административный центр
 Алитусский5,4173,4Алитус
 Вильнюсский9,7850,3Вильнюс
 Каунасский8,1666,3Каунас
 Клайпедский5,2376,5Клайпеда
 Мариямпольский4,5178,4Мариямполе
 Паневежский7,9278,4Паневежис
 Таурагский4,4124,8Таураге
 Тельшяйский4,4171,1Тельшяй
 Утенский7,2168,1Утена
 Шяуляйский8,5341,7Шяуляй

Л. – член ООН (1991), ОБСЕ (1991), МВФ (1992), МБРР (1992), Со­ве­та го­су­дарств Бал­тий­ско­го м. (1992), Со­ве­та Ев­ро­пы (1993), ВТО (2001), ЕС (2004), НАТО (2004).

Государственный строй

Л. – уни­тар­ное гос-во. Кон­сти­ту­ция при­ня­та на ре­фе­рен­ду­ме 25.10.1992. Фор­ма прав­ле­ния – пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка.

Гла­ва гос-ва – пре­зи­дент, из­би­рае­мый на 5 лет на ос­но­ва­нии все­об­ще­го рав­но­го и пря­мо­го из­би­рат. пра­ва пу­тём тай­но­го го­ло­со­ва­ния (с пра­вом од­но­го пе­ре­из­бра­ния). Пре­зи­дент, осу­ще­ст­в­ляя пре­до­став­лен­ные ему пол­но­мо­чия, из­да­ёт ак­ты-дек­ре­ты.

Пар­ла­мент Лит­вы – од­но­па­лат­ный Сейм. Со­сто­ит из 141 де­пу­та­та (71 де­пу­тат из­би­ра­ет­ся по ма­жо­ри­тар­ной сис­те­ме в од­но­ман­дат­ных ок­ру­гах, 70 – по про­пор­цио­наль­ной сис­те­ме по спи­скам кан­ди­да­тов в де­пу­та­ты, вы­дви­ну­тых от по­ли­тич. пар­тий). Срок де­пу­тат­ских пол­но­мо­чий – 4 го­да.

Выс­ший ор­ган ис­пол­нит. вла­сти – пра­ви­тель­ст­во. Пре­мьер-ми­нистр на­зна­ча­ет­ся пре­зи­ден­том с одоб­ре­ния Сей­ма. Ми­ни­ст­ры на­зна­ча­ют­ся пре­зи­ден­том по пред­став­ле­нию пре­мьер-ми­ни­ст­ра. Пол­но­мо­чия на осу­ще­ст­в­ле­ние сво­ей дея­тель­но­сти пра­ви­тель­ст­во по­лу­ча­ет в слу­чае одоб­ре­ния его про­грам­мы Сей­мом.

В Лит­ве за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­но ок. 40 по­ли­тич. пар­тий, круп­ней­шие: Со­юз Оте­че­ст­ва – Хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты Л., Со­ци­ал-де­мо­кра­тич. пар­тия Л., Пар­тия нар. воз­ро­ж­де­ния, «По­ря­док и спра­вед­ли­вость», Дви­же­ние ли­бе­ра­лов Л., Пар­тия тру­да, Со­юз ли­бе­ра­лов и цен­тра, Христианская партия, «Из­бират. ак­ция по­ля­ков Л.», Со­юз кре­сть­ян-на­род­ни­ков Л., «Но­вый со­юз», Со­юз рус­ских Л., «Рус. аль­янс».

Природа

Рельеф

Про­тя­жён­ность бе­ре­го­вой ли­нии Л. ок. 100 км. Бе­ре­га пре­им. низ­мен­ные, пес­ча­ные, с пля­жа­ми и при­бреж­ны­ми дю­на­ми. Мел­ко­вод­ный, силь­но оп­рес­нён­ный Курш­ский зал. от­де­лён от мо­ря уз­кой пес­ча­ной Курш­ской ко­сой. Для рель­е­фа Л. ха­рак­тер­но че­ре­до­ва­ние низ­мен­ных рав­нин и хол­ми­стых воз­вы­шен­но­стей, поч­ти по­все­ме­ст­ны лед­ни­ко­вые фор­мы рель­е­фа. Вдоль по­бе­ре­жья Бал­тий­ско­го м. уз­кой по­ло­сой про­тя­ги­ва­ет­ся на­кло­нён­ная к мо­рю низ­мен­ность (ши­ри­на 15–20 км) с не­вы­со­ки­ми по­логи­ми хол­ма­ми и при­бреж­ны­ми дю­на­ми. К вос­то­ку она пе­ре­хо­дит в Жя­майт­скую воз­вы­шен­ность (выс. до 234 м). В центр. час­ти Л. с се­ве­ро-вос­то­ка на юго-за­пад про­сти­ра­ет­ся Сред­не­ли­тов­ская низ­мен­ность (ши­ри­на до 100 км), её по­верх­ность плос­ко­рав­нин­ная, сло­жен­ная дон­но-мо­рен­ны­ми и озёр­но-лед­ни­ко­вы­ми от­ло­же­ния­ми, мес­та­ми встре­ча­ют­ся ко­неч­но-мо­рен­ные гря­ды. По ниж­не­му те­че­нию р.  Ня­му­нас (Не­ман) она со­еди­ня­ет­ся с при­мор­ской низ­мен­но­стью. В вост. час­ти Л. про­тя­ги­ва­ет­ся Бал­тий­ская гря­да, на тер­ри­то­рии Л. она де­лит­ся на 3 воз­вы­шен­но­сти – Аук­штайт­скую (на се­ве­ро-вос­то­ке), Дзук­скую (в цен­тре) и Су­дув­скую (на юго-за­па­де). На край­нем вос­то­ке и юго-вос­то­ке Л. в пре­де­лах Бе­ло­рус­ской гря­ды рас­по­ло­же­ны зап. час­ти Швян­чён­ской (выс. до 288 м) и Ош­мян­ской (до 292 м, го­ра Юо­за­пи­не – выс­шая точ­ка Л.) воз­вы­шен­но­стей. В юго-вост. час­ти Л. про­сти­ра­ет­ся пес­ча­ная рав­ни­на (ср. выс. 120 м) с зан­д­ро­вым и флю­ви­ог­ля­ци­аль­ным тер­ра­со­вым рель­е­фом и ма­те­ри­ко­вы­ми дю­на­ми.

Геологическое строение и полезные ископаемые

Teppитория Л. на­хо­дит­ся на зап. ок­раи­не Рус­ской пли­ты Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы. На за­па­де вы­де­ля­ют Бал­тий­скую си­нек­ли­зу (юго-вост. борт), на юго-вос­то­ке – Бе­ло­рус­скую ан­тек­ли­зу (сев.-зап. склон), на се­ве­ро-вос­то­ке – Лат­вий­скую сед­ло­ви­ну. Фун­да­мент плат­фор­мы сло­жен ар­хей­ски­ми и ран­не­про­те­ро­зой­ски­ми ин­тру­зив­ны­ми и ме­та­мор­фич. по­ро­да­ми (гра­ни­ты, гней­сы) и пе­ре­крыт оса­доч­ным чех­лом, мощ­ность ко­то­ро­го из­ме­ня­ет­ся от 200 м в пре­де­лах ан­тек­ли­зы до 2200 м в об­лас­ти си­нек­ли­зы. Венд­ско-кем­брий­ские тер­ри­ген­ные и ор­до­вик­ско-си­лу­рий­ские кар­бо­нат­ные от­ло­же­ния пе­ре­кры­ты ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ны­ми в сев.-вост. час­ти стра­ны де­вон­ски­ми пес­ча­но-гли­ни­сто-кар­бо­нат­ны­ми по­ро­да­ми с про­слоя­ми гип­сов. В Бал­тий­ской си­нек­ли­зе так­же за­ле­га­ют ка­мен­но­уголь­ные и перм­ские кар­бо­нат­ные и тер­ри­ген­ные от­ло­же­ния, триа­со­вые и юр­ские пре­им. пес­ча­но-гли­ни­стые осад­ки. Са­мые мо­ло­дые от­ло­жения оса­доч­но­го чех­ла – ме­ло­вые пес­ча­ные и кар­бо­нат­ные и па­лео­ге­но­вые пес­ча­но-гли­ни­стые – пе­ре­кры­ва­ют па­лео­зой­ские и триа­со­во-юр­ские по­ро­ды в юж. час­ти стра­ны. Рых­лые нео­ге­но­вые и чет­вер­тич­ные от­ло­же­ния пред­став­ле­ны озёр­но-ал­лю­ви­аль­ны­ми пес­ка­ми, лед­ни­ко­вы­ми ва­лун­ны­ми суг­лин­ка­ми, вод­но-лед­ни­ко­вы­ми пес­ка­ми и пес­ча­но-гра­вий­ны­ми от­ло­же­ния­ми, озёр­но-лед­ни­ко­вы­ми гли­на­ми. B го­ло­це­не про­ис­хо­ди­ло тор­фо­об­ра­зо­ва­ние и пре­сно­вод­ное кар­бо­на­то­на­ко­п­ле­ние.

В Л. име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти (мел­кие; в зап. час­ти), тор­фа, до­ло­ми­тов (на се­ве­ре), це­мент­ных из­вест­ня­ков (на се­ве­ро-за­па­де) и глин (в центр. и зап. час­ти), кир­пич­ных и ке­рам­зи­то­вых глин, сте­коль­ных и стро­ит. пес­ков, пес­ча­но-гра­вий­ных сме­сей. Из­вест­ны ме­сто­ро­ж­де­ния пис­че­го ме­ла, опо­ки, гип­са, ан­гид­ри­та, ян­та­ря, под­зем­ных ми­нер. вод.

Климат

Л. рас­по­ло­же­на на тер­ри­то­рии с кли­ма­том, пе­ре­ход­ным от мор­ско­го к кон­ти­нен­таль­но­му. Кон­ти­нен­таль­ность кли­ма­та воз­рас­та­ет с за­па­да на вос­ток. Ср. темп-ры ян­ва­ря от –3 °C на за­па­де до –6 °C на вос­то­ке, ию­ля 17,2 °C. Осад­ков 630 мм в год; по се­зо­нам они рас­пре­де­ле­ны не­рав­но­мер­но, наи­боль­шее их ко­ли­че­ст­во при­хо­дит­ся на ав­густ, на по­бе­ре­жье – на ок­тябрь. Про­дол­жи­тель­ность ве­ге­тац. пе­рио­да от 169 до 202 дней.

Внутренние воды

Для Л. ха­рак­тер­на раз­ветв­лён­ная реч­ная сеть (все­го 750 рек), наи­бо­лее раз­ви­тая на за­па­де и в центр. час­ти. Ре­ки при­над­ле­жат бас­сей­ну Бал­тий­ско­го мо­ря. Са­мая круп­ная ре­ка – Ня­му­нас (Не­ман) с при­то­ка­ми Мяр­кис (Мер­кис), Ня­рис (Ви­лия), Ня­ве­жис (Не­ве­жис), Ду­би­са, Ми­ния, Шя­шу­пе. Из рек, не при­над­ле­жа­щих бас­сей­ну Не­ма­на, наи­бо­лее зна­чи­тель­ны: Вян­та (Вен­та) (бас­сейн Бал­тий­ско­го м.), Му­ша (бас­сейн р. Лие­лу­пе). Пи­та­ние рек сне­го­вое, до­ж­де­вое и грун­то­вое. Ха­рак­тер­но ве­сен­нее по­ло­во­дье, лет­ние и осен­ние па­вод­ки. Зи­мой ре­ки за­мер­за­ют в сред­нем на 3 мес. На Не­ма­не – Кау­нас­ское во­до­хра­ни­ли­ще. В Л. на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 3 тыс. озёр, гл. обр. в пре­де­лах Бал­тий­ской гря­ды. Поч­ти все озё­ра лед­ни­ко­во­го про­ис­хо­ж­де­ния. Са­мое круп­ное озе­ро – Дрис­вя­ты (Друк­шяй) пл. 44,5 км2, са­мое глу­бо­кое – Тау­раг­нас (до 60,5 м).

Еже­год­но во­зоб­нов­ляе­мые вод­ные ре­сур­сы 26 км3, в т. ч. сток Не­ма­на 21 км3. Во­до­обес­пе­чен­ность 6724м3 на чел. в год. Для хо­зяйств. це­лей еже­год­но ис­поль­зу­ет­ся ок. 1% имею­щих­ся вод­ных ре­сур­сов (из них 81% – на ком­му­наль­но-бы­то­вое во­до­снаб­же­ние, 16% – на ну­ж­ды пром-сти, 3% – на ну­ж­ды с. х-ва).

Почвы, растительный и животный мир

Пре­об­ла­да­ют дер­но­во-под­зо­ли­стые поч­вы, раз­ви­ты так­же дер­но­во-глее­вые (ср. часть Л.), под­зо­ли­сто-болотные (зап. скло­ны Жя­майт­ской воз­вы­шен­но­сти), дер­но­во-под­золы (со­сня­ки юго-вост. час­ти Л.) и тор­фя­ные поч­вы. Са­мые пло­до­род­ные дер­но­во-кар­бо­нат­ные поч­вы рас­про­стра­не­ны в сев. и центр. час­тях Л., в бас­сей­не р. Шя­шу­пе. В до­ли­нах круп­ных рек (Ня­му­нас и др.) – ал­лю­ви­аль­ные поч­вы. Про­ве­де­ны боль­шие ра­бо­ты по ме­лио­ра­ции.

Л. рас­по­ло­же­на в под­зо­не хвой­но-ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов. Ле­со­по­кры­тая пло­щадь со­став­ля­ет ок. 33,5% тер­ри­то­рии. Ле­са рас­по­ла­га­ют­ся отд. уча­ст­ка­ми, име­ет­ся 10 круп­ных (пл. бо­лее 100 км2) лес­ных мас­си­вов (Каз­лу-Руд­ский, Руд­нинк­ский, Ва­ре­на-Дру­ски­нинк­ский и др.). Бо­лее 50% ле­сов – на юго-вос­то­ке. Хвой­ные ле­са со­став­ля­ют 65% (со­сно­вые, ело­вые), ли­ст­вен­ные – 35%. Со­сно­вые ле­са рас­про­стра­не­ны гл. обр. на юго-вос­то­ке и на по­бе­ре­жье Бал­тий­ско­го м., ель­ни­ки – на зап. скло­нах Жя­майт­ской воз­вы­шен­но­сти. Ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са встре­ча­ют­ся пре­им. в ср. час­ти Л. В 1990-х гг. пло­щадь ле­сов умень­ши­лась в ре­зуль­та­те вы­ру­бок (до 0,9% от пло­ща­ди ле­сов в год). Про­во­дят­ся боль­шие ра­бо­ты по ле­со­вос­ста­нов­ле­нию. Ок. 17% тер­ри­то­рии Л. за­ни­ма­ют лу­га и па­ст­би­ща; ок. 7% – бо­ло­та (из них 60% ни­зин­ные), рас­про­стра­нён­ные в осн. на Бал­тий­ской гря­де и на юго-вос­то­ке стра­ны.

В со­ста­ве фау­ны 70 ви­дов мле­ко­пи­таю­щих, 293 ви­да птиц (из них ок. 200 ви­дов гнез­дят­ся), 7 – пре­смы­каю­щих­ся, 11 – зем­но­вод­ных, 60 – пре­сно­вод­ных и бо­лее 30 ви­дов мор. рыб. Для жи­вот­но­го ми­ра ха­рак­тер­ны пред­ста­ви­те­ли фау­ны та­ёж­ных, хвой­но-ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных и ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов и бо­лот. Из мле­ко­пи­таю­щих встре­ча­ют­ся лось, ев­ро­пей­ский бла­го­род­ный и пят­ни­стый оле­ни, ко­су­ля, ка­бан, рысь, ли­си­ца, волк, ено­то­вид­ная со­ба­ка, нор­ка, ку­ни­ца, вы­дра, бобр, за­яц-ру­сак и др. Сре­ди птиц обыч­ны оби­та­те­ли ле­сов (ряб­чик, вальд­шнеп, дят­лы, си­ни­цы, кле­сты), лу­гов (пе­ре­пел, се­рая ку­ро­пат­ка), во­до­ёмов (ско­па, се­рая ца­п­ля, ле­бе­ди, ут­ки, ку­ли­ки). Из про­мы­сло­вых ви­дов мор. рыб – са­ла­ка, бал­тий­ская трес­ка, шпрот (киль­ка), кам­ба­ла. В ре­ках и озё­рах во­дят­ся лещ, щу­ка, су­дак, окунь, плот­ва, ря­пуш­ка, угорь, фо­рель и др. В Крас­ную кни­гу Л. вклю­че­ны 767 ви­дов ред­ких и ис­че­заю­щих рас­те­ний, гри­бов и жи­вот­ных.

Эко­ло­гич. си­туа­ция в це­лом удов­ле­тво­ри­тель­ная. По дан­ным Гео­хи­мич. ат­ла­са Ев­ро­пы, в Л. рас­про­стра­не­ны са­мые чис­тые поч­вы. С 1990 поч­ти в 2 раза сни­жен объ­ём вы­бро­сов СО2. Ан­тро­по­ген­ные на­ру­ше­ния при­ро­ды име­ют оча­го­вый ха­рак­тер. Осн. ис­точ­ни­ка­ми за­гряз­не­ний яв­ля­ют­ся Ли­тов. ГРЭС в г. Элек­тре­най, НПЗ в г. Ма­жей­кяй, пред­при­ятия хи­мич. пром-сти в го­ро­дах Ке­дай­няй и Ио­на­ва, спе­циа­ли­зи­рую­щие­ся на про­из-ве ми­нер. удоб­ре­ний, неф­тя­ной тер­ми­нал на по­бе­ре­жье Бал­тий­ско­го мо­ря. Эко­ло­гич. опас­ность пред­став­ля­ет до­бы­ча неф­ти в Курш­ском зал. Л. и Рос­сия под­пи­са­ли со­вме­ст­ный план дей­ст­вий по оцен­ке рис­ка для ок­ру­жаю­щей сре­ды до­бы­чи неф­ти на шель­фе Бал­тий­ско­го м. в не­по­сред­ст­вен­ной бли­зо­сти от Курш­ской ко­сы.

Жямайтский национальный парк.

Осо­бо ох­ра­няе­мые при­род­ные тер­ри­то­рии за­ни­ма­ют ок. 11,5% пло­ща­ди Л. Они со­став­ля­ют сеть из 6 нац. пар­ков: Ли­тов­ский (са­мый круп­ный), Аук­штай­тий­ский, Дзу­кий­ский, Жя­майт­ский, Курш­ская ко­са, Тра­кай­ский; 3 за­по­вед­ни­ков (Жу­вин­тас, Чяп­кя­ляй, Ка­ма­нос); 30 ре­гио­наль­ных пар­ков. Кур­шская ко­са вклю­че­на (с рос. частью) в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия. Под ох­ра­ной на­хо­дят­ся 386 при­род­ных объ­ек­тов (род­ни­ки, уни­каль­ные фор­мы рель­е­фа и др.).

Население

Боль­шин­ст­во на­се­ле­ния Л. со­став­ля­ют ли­тов­цы – 83,4% (2001, пе­ре­пись; 79,6% в 1989). Др. груп­пы: по­ля­ки – 6,7% (со­от­вет­ст­вен­но 7,0%; ком­пакт­но про­жи­ва­ют в Кау­нас­ском и Виль­нюс­ском уездах), рус­ские – 6,3% (9,4%), бе­ло­ру­сы – 1,2% (на юго-вос­то­ке), ук­ра­ин­цы – 0,6%, ла­ты­ши – 0,1% (на се­ве­ре), нем­цы – 0,1% (на юго-за­па­де), ев­реи, та­та­ры и др.

В 2000-х гг. на­блю­да­ет­ся рост ес­теств. убы­ли на­се­ле­ния (–2,6 на 1000 жит. в 2008; –1,3 на 1000 жит. в 2000) в ре­зуль­та­те опе­ре­жаю­ще­го уве­ли­че­ния смерт­но­сти (13,1 на 1000 жит. в 2008; 11,1 на 1000 жит. в 2000) над не­зна­чи­тель­но воз­рос­шей ро­ж­дае­мо­стью (10,5 на 1000 жит. в 2008; 9,8 на 1000 жит. в 2000). Мла­ден­че­ская смерт­ность 5,0 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных (2008). По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти 1,2 ре­бён­ка на жен­щи­ну. В воз­раст­ной струк­ту­ре на­се­ле­ния до­ля де­тей (до 15 лет) 15,1%, лиц 65 лет и стар­ше – 16,0% (2009). Ср. воз­раст нас. 39,2 го­да. На 100 жен­щин при­хо­дит­ся 87 муж­чин. Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 71,9 го­да (муж­чи­ны – 66,3, жен­щи­ны – 77,6; 2008). Со­хра­ня­ет­ся ми­грац. от­ток на­се­ле­ния (–2,3 на 1000 жит.; гл. обр. вы­ез­жа­ют в стра­ны ЕС, ок. 40% – в Ве­ли­ко­бри­та­нию и Ир­лан­дию). Ср. плот­ность нас. 51,3 чел./км2. Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­на вост. часть стра­ны (Виль­нюс и ок­ре­ст­но­сти), так­же Кау­нас­ский и Клай­пед­ский уезды. Гор. нас. 66,9% (2009). Круп­ные го­ро­да (тыс. чел., 2010): Виль­нюс 560,2, Кау­нас 348,6, Клай­пе­да 182,7, Шяу­ляй 125,5, Па­не­ве­жис 112,0, Али­тус 66,8. В эко­но­ми­ке за­ня­то св. 1,4 млн. чел. (2008), из них в сфе­ре ус­луг – ок. 63%, в пром-сти – ок. 33%, в с. х-ве – св. 4%. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы 15,6% (кон. 2009).

Религия

Ок. 79% на­се­ле­ния Л.– ка­то­ли­ки (2001, пе­ре­пись); 4,8% – пра­во­слав­ные (в т. ч. 0,78% – ста­ро­об­ряд­цы); ок. 1% – пред­ста­ви­те­ли про­тес­тант­ских де­но­ми­на­ций (лю­те­ра­не, каль­ви­ни­сты, пя­ти­де­сят­ни­ки, бап­ти­сты и др.); при­вер­жен­цы др. кон­фес­сий ма­ло­чис­лен­ны. Ок. 15% не при­чис­ля­ют се­бя ни к од­ной ре­лиг. груп­пе.

Ворота Аушрос с часовней Божией Матери (Вильнюс). Фото П. С. Павлинова

Дей­ст­ву­ют 2 ми­тро­по­лии и 5 дио­це­зов Рим­ско-ка­то­лич. церк­ви. Ста­тус ка­то­ли­циз­ма в Л. ре­гу­ли­ру­ет­ся со­гла­ше­ния­ми ме­ж­ду Свя­тым Пре­сто­лом и Пра­ви­тель­ст­вом Л. (2000). Пра­во­слав­ные при­хо­ды на­хо­дят­ся в юрис­дик­ции Ви­лен­ской и Ли­тов­ской епар­хии Рус. пра­во­слав­ной церк­ви (ос­но­ва­на в 1839, совр. назв. с 1945). Дей­ст­ву­ют 2 пра­во­слав­ных мо­на­сты­ря: муж­ской Виль­нюс­ский Свя­то-Ду­хов (ос­но­ван на ру­бе­же 16–17 вв.) и жен­ский Виль­нюс­ский во имя Св. рав­но­ап. Ма­рии Ма­гда­ли­ны (1864). Круп­ней­шие про­тес­тант­ские ор­га­ни­за­ции: Еван­ге­лич. лю­те­ран­ская цер­ковь Л. и Еван­ге­лич. ре­фор­мат­ская цер­ковь Лит­вы.

Од­на из гл. хри­сти­ан­ских свя­тынь Л. – чти­мая и ка­то­ли­ка­ми, и пра­во­слав­ны­ми Ост­роб­рам­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри (точ­ное про­ис­хо­ж­де­ние не­из­ве­ст­но, с нач. 17 в. на­хо­дит­ся в ка­то­лич. ча­сов­не Бо­жи­ей Ма­те­ри над во­ро­та­ми Ауш­рос в Виль­ню­се). Пра­во­слав­ные чтут так­же Сур­дег­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри (хра­нит­ся в Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре Кау­на­са).

Исторический очерк

Находки из Швянтойи: 1 – деревянная скульптура; 2 – костяной жезл в форме головы лосихи. Неолит. Национальный музей Литвы (Вильнюс).

Ли­тов­ские зем­ли в древ­но­сти. Пер­вые сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти на тер­ри­то­рии Л. от­но­сят­ся к фи­на­лу па­лео­ли­та (11–10-е тыс. до н. э.) и пред­став­ле­ны отд. на­ход­ка­ми, в т. ч. куль­туры Линг­би. Па­мят­ни­ки ме­зо­ли­та (9–4-е тыс.) при­над­ле­жат не­ман­ской куль­ту­ре (на юге и юго-вос­то­ке) и нарв­ской куль­ту­ре. Жу­цев­ская (вис­ло-не­ман­ская) куль­ту­ра, рас­про­стра­нив­шая­ся на тер­ри­то­рии к югу от совр. г. Па­лан­га в за­клю­чит. фа­зе не­оли­та, и осо­бая груп­па па­мят­ни­ков, воз­ник­шая то­гда же в Вост. Л., вхо­ди­ли в общ­ность ладь­е­вид­ных то­по­ров куль­ту­ры. Во 2-й четв. 2-го тыс. поя­ви­лись брон­зо­вые то­по­ры-кель­ты, сер­пы, ме­чи и на­ко­неч­ни­ки ко­пий – ре­зуль­тат об­ме­на ян­тар­но­го сы­рья с на­ро­да­ми юга Ев­ро­пы. Па­мят­ни­ки Вост. Л. с позд­не­го брон­зо­во­го ве­ка вхо­дят в аре­ал штри­хо­ван­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ры, Зап. Л. и Ниж­не­го По­не­ма­нья – в аре­ал куль­ту­ры зап.-балт. кур­га­нов (ха­рак­тер­ны би­ко­ни­че­ские ло­щё­ные со­су­ды, брон­зо­вые грив­ны, брас­ле­ты, под­вес­ки, спи­ра­ле­ко­неч­ные бу­лав­ки и др.), рас­про­стра­нив­шей­ся с юго-за­па­да и свя­зы­вае­мой с зап. бал­та­ми. С кон. 2-го тыс. до н. э. поя­ви­лись не­мно­го­числ. из­де­лия из же­ле­за.

В на­ча­ле н. э. сфор­ми­ро­ва­лись но­вые ар­хео­ло­гич. куль­ту­ры: на за­па­де – мо­гиль­ни­ков с ка­мен­ны­ми вен­ца­ми (пред­ки кур­шей; для жен­ско­го убо­ра ха­рак­тер­ны бу­лав­ки с кре­сто­вид­ным и ром­бич. на­вер­шия­ми, пе­ре­клад­ча­тые фи­бу­лы и др.); на центр. тер­ри­то­ри­ях и в По­не­ма­нье – грун­то­вых мо­гиль­ни­ков (пред­ки же­май­тов и аук­штай­тов; по­ка­за­тель­ны оже­ре­лья из брон­зо­вых ажур­ных пря­мо­уголь­ных под­ве­сок и др.); на вос­то­ке Л. – вост.-ли­тов. кур­га­нов (с 3 в. н. э.; по­ка­за­тель­ны ма­ло­ин­вен­тар­ные или бе­зын­вен­тар­ные тру­по­сож­же­ния, ос­тат­ки ко­то­рых за­хо­ро­не­ны в зем­ля­ных на­сы­пях), где она сме­ни­ла куль­ту­ру штри­хо­ван­ной ке­ра­ми­ки. Древ­но­сти сев. ли­тов. зе­мель сла­бо изу­че­ны, там час­ты на­ход­ки гри­вен с во­рон­ко­вид­ны­ми кон­ца­ми. Мно­го­чис­лен­ны из­де­лия из брон­зы и же­ле­за, как центр.-ев­роп. ти­пов (вклю­чая рим. мо­не­ты, фи­бу­лы), так и ме­ст­ных се­рий, не­ред­ки пред­ме­ты кру­га вос­точ­но­ев­ро­пей­ских вы­ем­ча­тых эма­лей. С 3–4 вв. уве­ли­чи­лось чис­ло се­реб­ря­ных ук­ра­ше­ний, из­го­тов­ляв­ших­ся ме­ст­ны­ми мас­тера­ми. К сер. 1-го тыс. в по­гре­бе­ни­ях прак­ти­че­ски ис­чез­ла ке­ра­ми­ка, за­ме­нён­ная, оче­вид­но, ём­ко­стя­ми из ор­га­нич. ма­те­риа­лов.

Фибулы 5–10 вв. Национальный музей Литвы (Вильнюс).

К 5–6 вв. на тер­ри­то­рии Л. сло­жи­лась эт­но­п­ле­мен­ная сис­те­ма, в осн. со­хра­няв­шая­ся на про­тя­же­нии Сред­не­ве­ко­вья. В кон. 1-го тыс. в Л. на­ча­ли фор­ми­ро­вать­ся пред­го­су­дар­ст­вен­ные струк­ту­ры. На ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­ле это от­ра­же­но в рас­про­стра­не­нии на тер­ри­то­рии Л. под влия­ни­ем прус­сов и скан­ди­на­вов но­вых ти­пов во­о­ру­же­ния (дву­лез­вий­ные «ка­ро­линг­ские» ме­чи и их ме­ст­ные мо­ди­фи­ка­ции, по­лу­сфе­рич. ум­бо­ны щи­тов на вост. тер­ри­то­ри­ях), по­яв­ле­нии бо­га­то ук­ра­шен­ных кон­ских ого­ло­вий, ста­нов­ле­нии спе­ци­фич. де­ко­ра­тив­но­го иск-ва, ос­но­ван­но­го на сев.-ев­роп. тра­ди­ци­ях, и др. Дру­жин­ные древ­но­сти кон­цен­три­ру­ют­ся на по­бе­ре­жье Бал­тий­ско­го м. (го­роди­ща Апуо­ле, Па­лан­га, Жар­де), где, ви­ди­мо, на­хо­дил­ся тор­го­вый центр ви­кин­гов эпо­хи, и по не­ман­ско­му от­рез­ку пу­ти «из ва­ряг в гре­ки» (Жар­де, Кяр­на­ве, пунк­ты в ок­ре­ст­но­стях совр. Виль­ню­са). Там сфор­ми­ро­ва­лись тор­го­вые цен­тры, пред­ше­ст­вен­ни­ки ср.-век. го­ро­дов, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют на­ход­ки мно­го­числ. пред­ме­тов тор­гов­ли (ян­тарь-сы­рец с по­бе­режья, пряс­ли­ца из ро­зо­во­го «ши­фе­ра», до­бы­вав­ше­го­ся близ др.-рус. Ов­ру­ча, и др.).

Ряд па­мят­ни­ков кон. 12 в. со­дер­жит при­зна­ки куль­ту­ры прус­сов (двухъ­я­рус­ные кон­ские за­хо­ро­не­ния в ок­ре­ст­но­стях Кау­на­са, боль­шое ко­ли­че­ст­во под­ко­во­об­раз­ных фи­бул на мо­гиль­ни­ке и жерт­вен­ном мес­те Обя­ляй и др.), что сви­де­тель­ст­ву­ет о ми­гра­ции час­ти прус. дру­жи­ны, при­няв­шей уча­стие в фор­ми­ро­ва­нии ли­тов. го­су­дар­ст­ва.

Формирование государства в Литве (до сер. 13 в.)

Впер­вые ли­тов­цы и Л. (Litua) упо­ми­на­ют­ся в Квед­лин­бург­ских ан­на­лах под 1009 как балт­ское пле­мя аук­штай­тов и об­ласть его рас­се­ле­ния – Аук­штай­тия (ос­та­ёт­ся не­яс­ным, впро­чем, вхо­ди­ли ли в чис­ло аук­штай­тов на­ря­ду с на­се­ле­ни­ем Центр. Л. ещё и пле­ме­на Вост. Л.). Пле­ме­на, на­се­ляв­шие тер­ри­то­рию совр. Л., за­ни­ма­лись зем­ле­де­ли­ем, ско­то­вод­ст­вом, бор­те­вым пче­ло­вод­ст­вом, охо­той и ры­бо­лов­ст­вом. С сер. 1-го тыс. у них ут­вер­ди­лась па­ро­вая пе­ре­лож­ная сис­те­ма зем­ле­де­лия. Во 2-й пол. 1-го тыс. осн. хо­зяйств. еди­ни­цей ос­та­ва­лась се­мей­ная об­щи­на, но вме­сте с тем ста­ли вы­де­лять­ся отд. боль­шие се­мьи, воз­ник­ли ху­то­ра, на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние ал­ло­да и вме­сте с ним рас­слое­ние пле­мен­но­го об­ще­ст­ва.

Эт­нич. кон­со­ли­да­ция ли­тов­цев уси­ли­лась в 13 в. В этом про­цес­се, на­ря­ду с аук­штай­та­ми, уча­ст­во­ва­ли др. балт­ские пле­ме­на – же­май­ты и ят­вя­ги (су­ду­вы), а так­же отд. груп­пы кур­шей, зем­га­лов (см. в ст. Зем­га­ле), се­лов, прус­сов и др. В 9–12 вв. рус. кня­зья взи­ма­ли дань с ли­тов. зе­мель и при­вле­ка­ли их на­се­ле­ние к уча­стию в во­ен. по­хо­дах.

В кон. 12 – нач. 13 вв. в Л. фик­си­ру­ют­ся пред­го­су­дар­ст­вен­ные об­ра­зо­ва­ния («зем­ли» во гла­ве с князь­я­ми, об­ла­дав­ши­ми на­следств. вла­стью) – Лие­ту­ва, Дел­ту­ва, Дай­на­ва, Су­ду­ва, Скал­ва, Наль­шя, Кар­шу­ва, Упи­те. С кон. 12 в. ли­тов. кня­зья со свои­ми дру­жи­на­ми ста­ли со­вер­шать по­хо­ды на со­сед­ние (в т. ч. рус.) об­лас­ти. В нач. 13 в. уже су­ще­ст­во­ва­ла об­ще­ли­тов­ская кон­фе­де­ра­ция зе­мель, вклю­чав­шая Лие­ту­ву, Наль­шю, Дел­ту­ву, Ня­рис, часть Же­май­тии, что соз­да­ва­ло пред­по­сыл­ки для фор­ми­ро­ва­ния еди­ной гос. вла­сти. То­гда же ли­тов­цы, по­кло­няв­шие­ся языч. бо­гам, столк­ну­лись с нем. ду­хов­но-ры­цар­ски­ми орде­на­ми, про­во­див­ши­ми по­ли­ти­ку под­чи­не­ния и об­ра­ще­ния в ка­то­ли­че­ст­во на­ро­дов При­бал­ти­ки (пер­во­на­чаль­но – кур­шей, зем­га­лов и прус­сов, вхо­див­ших в сфе­ру ин­те­ре­сов ли­тов. пра­ви­те­лей). По­сле раз­гро­ма Ме­че­нос­цев ор­де­на 22.9.1236 же­май­та­ми близ Сау­ле (воз­мож­но, совр. Шяу­ляй) осн. про­тив­ни­ком Л. стал Тев­тон­ский ор­ден.

К сер. 1230-х гг. во гла­ве кон­фе­де­ра­ции ли­тов. зе­мель ут­вер­дил­ся кн. Лие­ту­вы Мин­довг, к сер. 1240-х гг. став­ший еди­но­лич­ным мо­нар­хом. В 1251 Мин­довг при­нял ка­то­лич. кре­ще­ние, а в 1253 ко­ро­но­вал­ся как ко­роль Л., что ук­ре­пи­ло его внут­ри- и внеш­не­по­ли­тич. по­ло­же­ние. При Мин­дов­ге на­ча­лось под­чи­не­ние Л. рус. зе­мель: в со­став Ли­тов. гос-ва во­шли Чёр­ная Русь с цен­тром в Но­во­груд­ке и Го­ро­ден­ское кня­же­ст­во, в По­лоц­ке кня­жил ли­тов. кн. Тов­ти­вил, при­зна­вав­ший власть Мин­дов­га. По­сле убий­ст­ва Мин­дов­га в 1263 князь­я­ми Трой­на­том и Дов­мон­том на­ча­лась дли­тель­ная борь­ба ли­тов. кня­зей за власть при уча­стии со­сед­них го­су­дарств (Га­лиц­ко-Во­лын­ско­го кн-ва и др.), но ли­тов. го­су­дар­ст­вен­ность в фор­ме мо­нар­хии со­хра­ни­лась. Не­ко­то­рое уси­ле­ние по­зи­ций мо­нар­ха име­ло ме­сто в го­ды прав­ле­ния кн. Трой­де­на (ок. 1268–82).

Литва в конце 13 – середине 16 вв.

Пе­ри­од с кон. 13 в. до кон. 14 в. стал вре­ме­нем наи­боль­ше­го рас­ши­ре­ния Ли­тов. гос-ва за счёт при­сое­ди­не­ния рус. зе­мель, его фак­тич. пре­вра­ще­ния в Ве­ли­кое кня­же­ст­во Ли­тов­ское (ВКЛ). Не позд­нее кон. 13 в. власть в Л. пе­ре­шла к ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей [пер­вые до­сто­вер­но из­вест­ные об­ла­да­те­ли ли­тов. пре­сто­ла – кн. Бу­ти­гейд (Бу­ди­кид; ок. 1286–91) и его брат Пу­ку­вер-Бу­ди­вид (ок. 1291–95), за­тем сы­но­вья по­след­не­го Ви­тень (ок. 1295–1316) и Ге­ди­мин (1316–41)]. Они, а так­же сын Ге­ди­ми­на Оль­герд за­кре­пи­ли за Л. часть рус. зе­мель (тер­ри­то­рии совр. Бе­ло­рус­сии и Ук­раи­ны). Ли­тов. кня­зья не­од­но­крат­но за­клю­ча­ли ди­на­стич. сою­зы с Рю­ри­ко­ви­ча­ми, пра­вив­ши­ми в рус. кня­же­ст­вах, и уча­ст­во­ва­ли в по­ли­тич. борь­бе на Ру­си. Так, Оль­герд в 1368–72 ак­тив­но под­дер­жал в борь­бе про­тив Мо­с­ков­ско­го вел. кн-ва сво­его тес­тя, вел. кн. твер­ско­го Ми­хаи­ла Алек­сан­д­ро­ви­ча, и пред­при­нял три по­хо­да на Мо­ск­ву, ко­то­рые, од­на­ко, не увен­ча­лись ус­пе­хом (см. Оль­гер­да по­хо­ды).

Экс­пан­сия Л. на рус. зем­ли про­хо­ди­ла в ус­ло­ви­ях со­хра­не­ния язы­че­ст­ва в Л., что да­ва­ло Тев­тон­ско­му и Ли­вон­ско­му ор­де­нам пред­лог по­сто­ян­но со­вер­шать походы на Л. (в осн. Же­май­тию). В кон. 13 – нач. 14 вв. ус­та­но­ви­лись гра­ни­цы Ли­тов. гос-ва с эти­ми ор­де­на­ми, а ли­тов. кня­зья соз­да­ли сеть обо­ро­нит. зам­ков на Не­ма­не и ста­ли ре­гу­ляр­но со­вер­шать от­вет­ные по­хо­ды на ор­ден­ские зем­ли. В 1340–1410 Тев­тон­ский и Ли­вон­ский ор­де­на со­вер­ши­ли ок. 100 по­хо­дов в Л. Ли­тов. кня­зья пред­при­ня­ли св. 50 от­вет­ных по­хо­дов в ор­ден­ские зем­ли. Наи­более круп­ны­ми столк­но­ве­ния­ми ста­ли сра­же­ния на р. Стре­ва (1348) и у зам­ка Ру­да­ва в Сам­бии (1370), в ко­то­рых ли­тов­цы по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, но и нем. ры­ца­ри по­нес­ли су­ще­ст­вен­ные по­те­ри.

В стрем­ле­нии из­бе­жать аг­рес­сии со сто­ро­ны нем. ор­де­нов ли­тов. кня­зья не­од­но­крат­но всту­па­ли в пе­ре­го­во­ры о кре­ще­нии Л. по ка­то­лич. об­ря­ду: Ви­тень – в 1298 с г. Ри­га и Риж­ским ар­хи­епи­скоп­ст­вом (см. Риж­ское епи­скоп­ст­во), Ге­ди­мин – в 1322–24 с па­пой Рим­ским Ио­ан­ном XXII, Кей­стут – в 1349 с па­пой Рим­ским Кли­мен­том VI и в 1351 с венг. ко­ро­лём Лю­до­ви­ком Ан­жуй­ским, Оль­герд и Кей­стут – в 1358 с пред­ста­ви­те­ля­ми имп. Кар­ла IV, Скир­гай­ло Оль­гер­до­вич – в 1379 с ру­ко­во­дством Тев­тон­ско­го ор­де­на, Лю­до­ви­ком Ан­жуй­ским и ко­ро­лём Че­хии Вац­ла­вом IV. Ли­тов. кня­зья не­ред­ко пред­при­ни­ма­ли ша­ги, на­прав­лен­ные на сбли­же­ние с про­тив­ни­ка­ми нем. ры­цар­ских ор­де­нов в ре­гио­не – г. Ри­га и Риж­ским ар­хи­епи­скоп­ством (Ви­тень в 1298, 1305–10, Ге­ди­мин в 1320-е гг.), а так­же польск. князь­я­ми, впо­след­ст­вии ко­ро­ля­ми [Ви­тень с бре­ст­ско-ку­яв­ским кн. Вла­ди­сла­вом (с 1320 польск. ко­роль Вла­ди­слав I Ло­ке­тек) – по­сле 1306; Ге­ди­мин – с ним же в 1320–1330-е гг.]. Пер­спек­ти­ва кре­ще­ния Л. по пра­во­слав­но­му об­ря­ду все­рь­ёз рас­смат­ри­ва­лась лишь один раз: его пре­ду­смат­ри­ва­ло со­гла­ше­ние о бра­ке кн. Ягай­ло и до­че­ри вел. кн. мо­с­ков­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го, за­клю­чён­ное ма­те­рью Ягай­ло – кня­ги­ней Юлиа­ной (Улья­ной) в 1384. При этом в Л. рас­про­стра­ня­лось как пра­во­сла­вие (в т. ч. сре­ди Ге­ди­ми­но­ви­чей и ли­тов. бо­яр, вхо­див­ших в бли­жай­шее ок­ру­же­ние Оль­гер­да и Ягай­ло), так и ка­то­ли­цизм (есть све­де­ния о дея­тель­но­сти в Л. фран­ци­скан­цев и до­ми­ни­кан­цев).

В 14 в. Л. со­хра­ня­ла ар­ха­ич­ное адм.-гос. уст­рой­ст­во. Мо­нарх (князь; в ис­то­рио­гра­фии тра­ди­ци­он­но име­ну­ет­ся вел. кня­зем) мог пра­вить еди­но­лич­но или вме­сте с со­пра­ви­те­лем: так, со­пра­ви­те­лем Оль­гер­да был его брат Кей­стут, по­лу­чив­ший в 1345 Трок­ское кн-во, а впо­след­ст­вии – и ряд др. зе­мель [раз­ви­тое совр. ли­тов. ис­то­ри­ком Э. Гу­да­ви­чю­сом пред­став­ле­ние о ди­ар­хии (ду­ум­ви­ра­те) как по­ли­тич. ин­сти­ту­те, ха­рак­тер­ном для Л., не­дос­та­точ­но обос­но­ван­но]. Мо­нарх осу­ще­ст­в­лял свою власть, пе­ре­ез­жая из од­ной ре­зи­ден­ции в дру­гую (пер­вое упо­ми­на­ние о по­сто­ян­ной сто­ли­це – Виль­но от­но­сит­ся к 1323). Тер­ри­то­рия ве­ли­ко­кня­же­ско­го до­ме­на де­ли­лась на во­лос­ти с цен­тра­ми в зам­ках и дво­рах. Пред­ста­ви­те­ля­ми ве­ли­ко­кня­же­ской ад­ми­ни­ст­ра­ции в во­лос­тях бы­ли тиу­ны. Од­на­ко эта сис­те­ма ох­ва­ты­ва­ла не всю тер­ри­торию Л., зна­чит. её часть на­хо­ди­лась в ру­ках ме­ст­ных кня­зей и зна­ти, от взаи­мо­от­но­ше­ний мо­нар­ха с ко­то­ры­ми за­ви­сел ре­аль­ный объ­ём его вла­сти. Ши­ро­кой ав­то­но­ми­ей поль­зо­ва­лась Же­май­тия, пред­став­ляв­шая со­бой конг­ло­ме­рат отд. зе­мель без еди­но­го адм. цен­тра (по­след­ний же­майт­ский князь упо­ми­на­ет­ся в кон. 13 в.). С сер. 14 в. ус­та­но­ви­лись её свя­зи с Трок­ским кн-вом. При при­сое­ди­не­нии рус. кня­жеств к ВКЛ, как пра­ви­ло, со­хра­ня­лись их гра­ни­цы, ор­га­ны управ­ле­ния, им­му­ни­тет­ные пра­ва ме­ст­ных фео­да­лов, в мел­ких кня­же­ст­вах – ме­ст­ные ди­на­стии. На пра­вах вас­са­лов ме­ст­ная знать бы­ла обя­за­на вы­пла­чи­вать дань и уча­ст­во­вать в во­ен. по­хо­дах.

В 14 в. фео­да­лизм в Л. на­хо­дил­ся на ран­ней ста­дии раз­ви­тия. Толь­ко за­кла­ды­ва­лись ос­но­вы кре­по­ст­но­го пра­ва, в до­маш­нем хо­зяй­ст­ве про­дол­жал при­ме­нять­ся труд пат­ри­ар­халь­ных ра­бов, од­на­ко круп­но­го феод. зем­ле­вла­де­ния ещё не су­ще­ст­во­ва­ло, а зе­мель­ная рен­та в зна­чит. сте­пе­ни пря­мо шла на обес­пе­че­ние по­треб­но­стей мо­нар­ха, его дво­ра и ад­ми­ни­ст­ра­ции. Гос­под­ствую­щим со­ци­аль­ным сло­ем бы­ло бо­яр­ст­во, осн. за­ня­ти­ем ко­то­ро­го яв­ля­лась во­ен. служ­ба, что де­ла­ло его за­ин­те­ре­со­ван­ным в экс­пан­сии ВКЛ на рус. зем­ли. В кон. 13 – нач. 14 вв. в Л. на­ча­ли по­яв­лять­ся го­ро­да, од­на­ко пер­во­на­чаль­но их бы­ло не­мно­го (из­вест­ны Виль­но и Кер­на­ве), они воз­ни­ка­ли как тор­го­во-ре­мес­лен­ные по­се­ле­ния, при­зван­ные удов­ле­тво­рять эко­но­мич. по­треб­но­сти близ­ле­жа­щих ре­зи­ден­ций зна­ти или мо­нар­ха.

По­сле смер­ти Оль­гер­да (1377) власть в ВКЛ пе­ре­шла к его сы­ну Ягай­ло, при этом Кей­стут стал его со­пра­ви­те­лем. Од­на­ко вско­ре ме­ж­ду ни­ми раз­вер­ну­лась борь­ба за власть, со­про­во­ж­дав­шая­ся при­вле­че­ни­ем сил Тев­тон­ско­го ор­де­на. По­сле смер­ти Кей­сту­та в 1382 борь­бу про­дол­жил его сын Ви­товт, но в 1384 он при­ми­рил­ся с Ягай­ло. Что­бы за­ру­чить­ся под­держ­кой Ор­де­на, Ягай­ло в 1382 и Ви­товт в 1384 со­гла­ша­лись на пе­ре­да­чу ему Же­май­тии.

Что­бы ук­ре­пить свои по­зи­ции в борь­бе с Тев­тон­ским ор­де­ном и в экс­пан­сии на рус. зем­ли, Ягай­ло за­клю­чил с Поль­шей ди­на­стич. со­юз – Крев­скую унию 1385. По ус­ло­ви­ям это­го со­гла­ше­ния в 1386 он был из­бран польск. ко­ро­лём, при­нял кре­ще­ние под име­нем Вла­ди­сла­ва и же­нил­ся на ма­ло­лет­ней польск. ко­ро­ле­ве Яд­ви­ге. Крев­ская уния так­же пре­ду­смат­ри­ва­ла кре­ще­ние Л. по ка­то­лич. об­ря­ду и её ин­кор­по­ра­цию в со­став Польск. ко­ро­лев­ст­ва на­ря­ду с др. зем­ля­ми ВКЛ. Од­на­ко по­пыт­ка осу­ще­ст­вить по­след­нее из этих ус­ло­вий столк­ну­лась с со­про­тив­ле­ни­ем Ви­тов­та, ко­то­рый в 1389 вы­сту­пил про­тив Ягай­ло в сою­зе с Тев­тон­ским ор­де­ном. В 1390–92 на тер­ри­то­рии Л. шла вой­на ме­ж­ду Ви­тов­том и Ор­де­ном, с од­ной сто­ро­ны, и Ягай­ло и его польск. вой­ска­ми – с дру­гой. В хо­де во­ен. дей­ст­вий в 1390 вой­ска Ви­тов­та и Ор­де­на оса­ж­да­ли Виль­но и взя­ли де­ре­вян­ный Кри­вой за­мок. В об­мен на по­мощь Ор­де­на Ви­товт в 1390 со­гла­сил­ся на со­вме­ст­ное с ним вла­де­ние Же­май­ти­ей (кон­до­ми­ни­ум). Су­ще­ст­вен­ное ос­лаб­ле­ние по­зи­ций Ягай­ло за­ста­ви­ло его пой­ти на ком­про­мисс с Ви­тов­том (Ост­ров­ское со­гла­ше­ние 1392) и пе­ре­дать ему его вот­чи­ну – Трок­ское кн-во – и долж­ность его на­ме­ст­ни­ка в ВКЛ, что оз­на­ча­ло фор­маль­ное вос­ста­нов­ле­ние ВКЛ.

В кон. 14 в. на­ча­лось вве­де­ние в Л. ка­то­ли­циз­ма как гос. ре­ли­гии. В 1386 в Кра­ко­ве бы­ли кре­ще­ны не­кре­щё­ные Ге­ди­ми­но­ви­чи, в февр. 1387 Ягай­ло на­чал кре­ще­ние ли­тов­цев в Аук­штай­тии и уч­ре­дил Ви­лен­ское епи­скоп­ст­во, пре­дос­та­вив ему зе­мель­ные вла­де­ния. В 1413–18 Ви­товт и Ягай­ло про­ве­ли кре­ще­ние же­май­тов, в 1417 уч­ре­ж­де­но Же­май­тий­ское (Мя­ди­нин­кай­ское, или Мед­ниц­кое) епи­скоп­ст­во с ка­фед­рой в г. Мед­ни­ки (ны­не Вар­няй). Пер­во­на­чаль­но во­прос об адм. под­чи­не­нии Ви­лен­ско­го епи­скоп­ст­ва ос­та­вал­ся от­кры­тым, лишь в 1397 па­па Рим­ский Бо­ни­фа­ций IX объ­я­вил о его пря­мом под­чи­не­нии Ри­му. Впо­след­ст­вии Ви­лен­ское и Же­май­тий­ское епи­скоп­ст­ва, не­смот­ря на по­пыт­ки Ви­тов­та соз­дать не­за­ви­си­мую от Поль­ши цер­ков­ную про­вин­цию, бы­ли под­чи­не­ны Гнез­нен­ско­му ар­хи­епи­скоп­ст­ву (со­от­вет­ст­вен­но в 1415 и 1427). Тем не ме­нее сеть при­хо­дов ещё дол­гое вре­мя ос­та­ва­лась очень ред­кой, а ме­ст­ное на­се­ле­ние (осо­бен­но в Же­май­тии) со­хра­ня­ло ре­лик­ты языч. ве­ро­ва­ний. Ли­тов. боя­ре, при­няв­шие ка­то­ли­цизм, по­лу­чи­ли ряд иму­ществ. и др. прав по при­ви­лею 1387, а по Го­ро­дель­ско­му при­ви­лею 1413 бы­ли урав­не­ны в пра­вах с польск. шлях­той. При этом (в прав­ле­ние Ягай­ло и Ви­тов­та) при­ни­ма­лись ме­ры для пре­дот­вра­ще­ния рас­про­стра­не­ния пра­во­сла­вия в эт­ни­че­ски ли­тов. зем­лях: в 1387 за­пре­ще­ны бра­ки ка­то­ли­ков с пра­во­слав­ны­ми, ес­ли те не пе­ре­хо­дят в ка­то­лич. ве­ру (су­дя по позд­ней­шим све­дени­ям, это пра­ви­ло не со­блю­да­лось); ве­ро­ят­но, при Ви­тов­те в Л. за­пре­ще­но строи­тель­ст­во но­вых и ре­монт ста­рых пра­во­слав­ных церк­вей.

По­сле 1392 Тев­тон­ский ор­ден про­дол­жил на­па­де­ния на Л., по-преж­не­му вы­дви­гая тре­бо­ва­ние пе­ре­да­чи ему Же­май­тии, удов­ле­тво­рён­ное Ви­тов­том в 1398. Тем не ме­нее в 1400 Ви­товт вновь под­дер­жал же­май­тов, не­до­воль­ных вла­стью Ор­де­на, что при­ве­ло к оче­ред­ной вой­не Поль­ши и ВКЛ с Ор­де­ном, нор­ма­лиза­ция от­но­ше­ний с ко­то­рым бы­ла до­стиг­ну­та за счёт но­вой ус­туп­ки Же­май­тии Ор­де­ну в 1404. Судь­ба Же­май­тии бы­ла ре­ше­на в хо­де «Ве­ли­кой вой­ны» 1409–11: Тев­тон­ский ор­ден по­тер­пел со­кру­ши­тель­ное по­ра­же­ние в Грюн­вальд­ской бит­ве 1410 и вы­ну­ж­ден был в 1411 пе­ре­дать Же­май­тию во вла­де­ние ВКЛ до смер­ти Ви­тов­та и Ягай­ло. Окон­ча­тель­ный от­каз Ор­де­на от пре­тен­зий на Же­май­тию за­фик­си­ро­ван в Мельн­ском ми­ре 1422. В со­ста­ве Тев­тон­ско­го ор­де­на ос­тал­ся г. Ме­мель (ны­не Клай­пе­да) и зем­ли, за­се­лён­ные ли­тов­ца­ми и прус­са­ми, ко­то­рые впо­след­ст­вии по­лу­чи­ли на­зва­ние Лит­вы Ма­лой.

Ви­товт на­чал фор­ми­ро­ва­ние ве­ли­ко­кня­же­ско­го дво­ра с по­сто­ян­ны­ми долж­но­стя­ми как цен­тра по­ли­тич. жиз­ни стра­ны, ве­ли­ко­кня­же­ской ра­ды (со­ве­та), а так­же ин­сти­ту­цио­на­ли­за­цию адм.-терр. струк­ту­ры гос-ва (в 1413 соз­да­ны пер­вые вое­вод­ст­ва, ор­га­ни­зо­ван­ные по польск. об­раз­цу, – Ви­лен­ское и Трок­ское). Сви­де­тель­ст­вом ори­ен­та­ции ли­тов. зна­ти на ев­роп. (польск., нем.) куль­тур­ную мо­дель стал при­ём ли­тов. бо­яр­ских ро­дов в польск. гер­бо­вые брат­ст­ва в 1413 и рас­про­стра­не­ние эле­мен­тов ры­цар­ской куль­ту­ры (тур­ни­ры, ти­ту­ла­ту­ра и др.).

«Король польский и великий князь литовский Казимир IV с женой». Картина неизвестного художника. 17 в.

По­ли­ти­ку Ви­тов­та, на­прав­лен­ную на дос­ти­же­ние пол­ной са­мо­стоя­тель­но­сти ВКЛ, пы­тал­ся про­дол­жить его пре­ем­ник, вел. кн. Свид­ри­гай­ло. Од­на­ко вско­ре он ли­шил­ся под­держ­ки зна­чит. час­ти зна­ти (пре­ж­де все­го – б. ч. ли­тов. бо­яр­ст­ва, со­став­ляв­ше­го ок­ру­же­ние Ви­тов­та) и был сверг­нут с пре­сто­ла в 1432. По­сле смер­ти но­во­го вел. кн. Си­гиз­мун­да Кей­сту­то­ви­ча в 1440 часть тер­ри­то­рии ВКЛ ока­за­лась ох­ва­че­на внутр. бес­по­ряд­ка­ми, в ча­ст­но­сти вспых­ну­ло вос­ста­ние в Же­май­тии [окон­чи­лось в 1441 со­гла­ше­ни­ем с пре­ем­ни­ком Си­гиз­мун­да, вел. кн. ли­тов­ским Ка­зи­ми­ром Ягел­лон­чи­ком (с 1447 польск. ко­роль Ка­зи­мир IV)].

Всту­п­ле­ние на пре­стол ВКЛ в 1440 Ка­зи­ми­ра Ягел­лон­чи­ка со­про­во­ж­да­лось но­вым обо­ст­ре­ни­ем от­но­ше­ний с Поль­шей (ли­тов. па­ны, со­став­ляв­шие вер­хуш­ку бо­яр­ст­ва, са­мо­воль­но про­воз­гла­си­ли Ка­зи­ми­ра вел. кня­зем) и рос­том влия­ния зна­ти, ко­то­рая фак­ти­че­ски пра­ви­ла от име­ни ма­ло­лет­не­го вел. кня­зя. Став в 1447 польск. ко­ро­лём, Ка­зи­мир вы­ну­ж­ден был про­во­дить б. ч. сво­его вре­ме­ни в Поль­ше, что спо­соб­ст­во­ва­ло со­хра­не­нию и даль­ней­ше­му рос­ту ро­ли ли­тов. зна­ти в по­ли­тич. жиз­ни ВКЛ.

Не­смот­ря на ус­та­нов­ле­ние лич­ной унии с Поль­шей в 1447, на­пря­жён­ность в от­но­ше­ни­ях го­су­дарств со­хра­ня­лась в свя­зи с не­уре­гу­ли­ро­ван­ным во­про­сом об их по­ли­ти­ко-пра­во­вых взаи­мо­от­но­ше­ни­ях и вза­им­ны­ми тер­ри­то­ри­аль­ны­ми пре­тен­зия­ми на По­до­лье и Во­лы­ни (вплоть до по­пы­ток зна­ти ка­ж­до­го из го­су­дарств ор­га­ни­зо­вать во­ен. по­ход про­тив дру­го­го). Ли­тов. знать про­во­ди­ла не­за­ви­си­мую от Поль­ши внеш­нюю по­ли­ти­ку, в ча­ст­но­сти прак­ти­че­ски не под­дер­жа­ла по­ля­ков в го­ды Три­на­дца­ти­лет­ней вой­ны 1454–66 с Тев­тон­ским ор­де­ном (ог­ра­ни­чи­лась воо­руж. ней­тра­ли­те­том); при этом по­пыт­ки же­май­тов за­хва­тить Ме­мель, ско­рее все­го, бы­ли их са­мо­сто­ят. ак­ци­ей. По­зи­ция ли­тов. пра­вя­щей эли­ты про­яви­лась в фор­ми­ро­ва­нии ра­ды па­нов как са­мо­сто­ят. ор­га­на вла­сти и в на­ча­ле про­ве­де­ния бо­лее ши­ро­ких съез­дов зна­ти ВКЛ, на ос­но­ве ко­то­рых во 2-й пол. 15 – 1-й пол. 16 вв. сло­жил­ся сейм, а так­же в пе­рио­дич. по­пыт­ках дав­ле­ния на Ка­зи­ми­ра IV с це­лью за­ста­вить его вер­нуть­ся в Лит­ву.

«Король польский и великий князь литовский Александр Казимирович на сейме 1506». Миниатюра. 16 в.

Рост ро­ли па­нов в по­ли­тич. жиз­ни ВКЛ про­дол­жил­ся и в прав­ле­ние пре­ем­ни­ков Ка­зи­ми­ра IV – вел. кн. Алек­сан­д­ра (1492–1506, польск. ко­роль с 1501), Си­гиз­мун­да I (1506–48) и Си­гиз­мун­да II Ав­гу­ста (вел. кн. ли­тов­ский фор­маль­но с 1529, ре­аль­но в 1544–72, польск. ко­роль с 1548). Роль па­нов, вхо­див­ших в ра­ду, как со­пра­ви­те­лей вел. кня­зя ли­тов­ско­го бы­ла за­фик­си­ро­ва­на в при­ви­ле­ях 1492, 1506 и 1529. К кон. 15 в. ска­за­лось и рас­ши­ре­ние зе­мель­ных вла­де­ний па­нов: как по­ка­зали рус.-ли­тов. вой­ны кон. 15 – нач. 16 вв., па­ны не бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в за­щи­те тех рус. зе­мель ВКЛ, где они не име­ли зе­мель­ных вла­де­ний, что бы­ло од­ной из при­чин за­ня­тия этих тер­ри­то­рий Рус. гос-вом.

Пе­ре­ход по­ли­тич. ру­ко­во­дства в ВКЛ к па­нам был за­кре­п­лён в 1529 1-м Ли­тов­ским ста­ту­том (см. Ли­тов­ские ста­ту­ты). В 16 в. фор­маль­но­го рав­но­пра­вия с па­на­ми до­би­лись и ши­ро­кие кру­ги шлях­ты (бо­яр), что бы­ло за­кре­п­ле­но 2-м (1566) и 3-м (1588) Ли­тов­ски­ми ста­ту­та­ми. Су­деб­ная и адм. ре­фор­мы 1564–66, соз­дав­шие ор­га­ны ме­ст­но­го шля­хет­ско­го са­мо­управ­ле­ния (сей­ми­ки), при­ве­ли к кон­со­ли­да­ции шлях­ты и па­нов на уров­не по­ве­та – са­мой мел­кой еди­ницы адм.- терр. де­ле­ния стра­ны. При этом тер­ри­то­рию Л. со­став­ля­ли Ви­лен­ское и Трок­ское вое­вод­ст­ва, де­лив­шие­ся на по­ве­ты, а так­же Же­май­тий­ское ста­рос­тво, по-преж­не­му де­лив­шее­ся на во­лос­ти во гла­ве с тиу­на­ми.

От­но­ше­ния ВКЛ с Поль­шей про­дол­жа­ли ос­та­вать­ся не­уре­гу­ли­ро­ван­ны­ми и по­сле ин­тро­ни­за­ции вел. кн. Алек­сан­д­ра: не­смот­ря на со­гла­ше­ние 1499 ме­ж­ду польск. Се­на­том и ра­дой па­нов ВКЛ и по­сле­до­вав­шее по­сле смер­ти польск. ко­ро­ля Яна I Ольб­рах­та из­бра­ние вел. кн. Алек­сан­д­ра польск. ко­ро­лём (1501), лишь не­зна­чит. часть ли­тов. зна­ти ут­вер­ди­ла Мель­ниц­кую унию 1501, пре­ду­смат­ри­вав­шую бо­лее тес­ную ин­те­гра­цию Поль­ши и ВКЛ, боль­шин­ст­во на сей­ме от­ка­за­лось под­дер­жать её. Впо­след­ст­вии лич­ная уния со­хра­ня­лась вплоть до 1569. Всту­п­ле­ние ВКЛ в Ли­вон­скую вой­ну 1558–83 за­ста­ви­ло его шлях­ту и часть па­нов (Ход­ке­ви­чи и др.) вер­нуть­ся к мыс­ли о сбли­же­нии с Поль­шей с це­лью со­вме­ст­ной во­ен. борь­бы про­тив Рус. гос-ва, чем вос­поль­зо­ва­лись сто­рон­ни­ки за­клю­че­ния но­вой поль­ско-ли­тов. унии в Поль­ше (эк­зе­ку­цио­ни­сты). По­ло­же­ние про­тив­ни­ков тес­ной унии в ВКЛ с сер. 1560-х гг. бы­ло ос­лаб­ле­но в свя­зи со смер­тью (1565) их ли­де­ра Н. Рад­зи­вил­ла Чёр­но­го, за­ни­мав­ше­го ряд клю­че­вых по­стов в гос-ве (канц­лер и ве­ли­кий мар­ша­лок ВКЛ, ви­лен­ский вое­во­да). Их не­по­сле­до­ват. по­зи­ция в хо­де Люб­лин­ско­го сей­ма, про­хо­див­ше­го в янв. – авг. 1569 и об­су­ж­дав­ше­го во­прос о за­клю­че­нии унии (отъ­езд с сей­ма в знак про­тес­та в ночь с 28.2 на 1.3.1569), сыг­ра­ла ре­шаю­щую роль в пе­ре­хо­де Под­ля­шья, Во­лы­ни и Ки­ев­щи­ны от ВКЛ в со­став Польск. ко­ро­лев­ст­ва. Ито­гом ра­бо­ты сей­ма ста­ла Люб­лин­ская уния 1569, по ко­то­рой ВКЛ ста­ло ча­стью фе­де­ра­тив­но­го Поль­ско-Ли­тов. гос-ва – Ре­чи По­спо­ли­той.

«Виленские замки». Фрагмент гравюры Ф. Хогенберга из атласа Г. Брауна «Города мира». Кёльн. 1581.

По при­ви­ле­ям 1387–1434 на­ча­лось пре­вра­ще­ние сво­бод­ных кре­сть­ян в лич­но за­ви­си­мых (впо­след­ст­вии из­вест­ны под назв. «вел­до­мые», «вел­да­ма­сы»). При­ви­ле­ем Ка­зи­ми­ра Ягел­лон­чи­ка 1447 ча­ст­но­вла­дельч. кре­сть­я­не ос­во­бо­ж­да­лись от гос. по­вин­но­стей и юрис­дик­ции. В сер. 16 в. в ВКЛ с це­лью уве­ли­че­ния до­хо­дов каз­ны в ве­ли­ко­кня­же­ском до­ме­не на­ча­та зе­мель­ная ре­фор­ма (Во­лоч­ная по­ме­ра), в хо­де ко­то­рой бы­ло упо­ря­до­че­но зем­ле­вла­де­ние и ус­та­нов­ле­ны раз­ме­ры по­вин­но­стей (бар­щи­ны и чин­ша – об­ро­ка) с ка­ж­до­го хо­зяй­ст­ва. В 1560-е гг. ана­ло­гич­ная ре­ор­га­ни­за­ция хо­зяй­ст­ва бы­ла про­ве­де­на и в ча­ст­но­вла­дельч. име­ни­ях. Она окон­ча­тель­но раз­де­ли­ла со­сло­вия зем­ле­вла­дель­цев (шлях­ты) и кре­сть­ян; кре­сть­я­не бы­ли при­кре­п­ле­ны к зем­ле, об­ло­жен­ной рег­ла­мен­ти­ров. по­вин­но­стя­ми (в свя­зи с этим про­да­жа кре­по­ст­ных без зем­ли в Л. ши­ро­ко не прак­ти­ко­ва­лась). Ли­тов. ста­ту­ты 1566 и 1588 за­кре­пи­ли окон­чат. пре­вра­ще­ние боль­шин­ст­ва кре­сть­ян в кре­по­ст­ных.

С кон. 14 в. го­ро­да Л. на­ча­ли по­лу­чать ма­где­бург­ское пра­во (пер­вым его по­лу­чил Виль­но в 1387), на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние ме­щан­ско­го со­сло­вия. Од­на­ко пе­ре­ход ре­мес­ла от об­слу­жи­ва­ния ме­ст­ной ок­ру­ги к уча­стию в ев­роп. тор­гов­ле про­ис­хо­дил мед­лен­но.

Уже в 1520-е гг. в Л. на­ча­лось рас­про­стра­не­ние идей Ре­фор­ма­ции, пер­во­на­чаль­но в фор­ме лю­те­ран­ст­ва – сре­ди ме­щан, в осн. нем. про­ис­хо­ж­де­ния, а так­же ли­тов­цев, обу­чав­ших­ся в ев­роп. уни­вер­си­те­тах (А. Куль­ве­тис, С. Ра­по­лё­нис). По­след­ние по на­стоя­нию ру­ко­во­дства ка­то­лич. Церк­ви Л. бы­ли из­гна­ны из ВКЛ, но при­ня­ты прус. гер­цо­гом Альб­рех­том Бран­ден­бург­ским и да­ли им­пульс раз­ви­тию ли­тов. кни­го­пе­ча­та­ния в Прус. гер­цог­ст­ве (в 1547 в Кё­нигс­бер­ге бы­ла из­да­на пер­вая кни­га на ли­тов. яз. – Ка­те­хи­зис М. Маж­ви­да­са). Дей­ст­вия ду­хов­ных и свет­ских вла­стей ВКЛ не ос­та­но­ви­ли рас­про­стра­не­ния ре­фор­мац. уче­ний в Л., т. к. им со­чув­ст­во­ва­ли ли­тов. па­ны, на­чав­шие в 1550-е гг. от­кры­то пе­ре­хо­дить в каль­ви­низм и вво­дить его в сво­их вла­де­ни­ях. Во 2-й пол. 16 в. это сде­ла­ла б. ч. ли­тов. маг­на­тов, их ли­де­ром пер­во­на­чаль­но был Н. Рад­зи­вилл Чёр­ный, по­сле его смер­ти – его двою­род­ный брат, вел. гет­ман, ви­лен­ский вое­во­да и канц­лер Н. Рад­зи­вилл Ры­жий, а впо­след­ст­вии – бир­жан­ская ли­ния Рад­зи­вил­лов. Во 2-й пол. 16 в. про­во­ди­лась по­ли­ти­ка ве­ро­тер­пи­мо­сти (при­ви­леи Си­гиз­мун­да II Ав­гу­ста 1563 и 1568 о рав­ных воз­мож­но­стях в за­ня­тии долж­но­стей), ко­то­рая ста­ла счи­тать­ся од­ной из тра­диц. шля­хет­ских сво­бод.

По­пыт­ки лю­те­ран дать им­пульс раз­ви­тию ли­тов. яз. в ВКЛ бы­ли пре­се­че­ны вме­сте с их ре­лиг. дея­тель­но­стью. В сер. 16 в. в Л. вме­сте с каль­ви­низ­мом по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние польск. яз. и ла­тынь [в ча­ст­но­сти, на ла­ты­ни был на­пи­сан трак­тат «О нра­вах ли­тов­цев, та­тар и мо­ск­ви­тян», ав­тор ко­то­ро­го – ве­ли­ко­кня­же­ский сек­ре­тарь Вен­це­слав Ми­ко­лае­вич (псевд. Ми­ха­лон Лит­вин) со­чув­ст­вен­но от­зы­ва­ет­ся о Ре­фор­ма­ции]. Т. о., по­зи­ции ли­тов. яз. в ВКЛ (ку­да вхо­ди­ла б. ч. Л.) яв­но ос­та­ва­лись сла­бы­ми.

Литва в составе Речи Посполитой

По­сле об­ра­зо­ва­ния Ре­чи По­спо­ли­той уси­лия ли­тов. по­ли­ти­ков бы­ли на­прав­ле­ны на то, что­бы обес­пе­чить ВКЛ как мож­но бо­лее бла­го­при­ят­ное по­ло­же­ние в рам­ках Поль­ско-Ли­тов. гос-ва. Пер­во­на­чаль­но они пы­та­лись ис­поль­зо­вать для этой це­ли от­дель­ную элек­цию вел. кн. ли­тов­ско­го, ко­то­рый по ус­ло­ви­ям унии был так­же польск. ко­ро­лём, чем обес­пе­чи­ва­лось дав­ле­ние на польск. знать. Од­но­вре­мен­но ли­тов. по­ли­ти­ки мог­ли воз­дей­ст­во­вать на кан­ди­да­та на пре­стол, вы­ну­ж­дая его в об­мен на из­бра­ние да­вать га­ран­тии со­блю­де­ния и рас­ши­ре­ния прав ли­тов. шлях­ты, со­хра­не­ния гос. са­мо­стоя­тель­но­сти ВКЛ. Со­от­вет­ст­вую­щи­ми ус­ло­вия­ми бы­ло об­став­ле­но и при­зна­ние мо­нар­ха, уже из­бран­но­го на польск. ко­ро­лев­ский пре­стол. В ре­зуль­та­те в кон. 16 в. ли­тов. шлях­те уда­лось до­бить­ся рас­ши­ре­ния сво­их прав (Вер­хов­ный ли­тов­ский три­бу­нал, уч­ре­ж­дён­ный в 1581, су­жал су­деб­ные пол­но­мо­чия ко­ро­ля) и под­твер­жде­ния са­мо­стоя­тель­но­сти ВКЛ (в 3-м Ли­тов­ском ста­ту­те 1588 ни­че­го не го­во­ри­лось об унии ВКЛ с Поль­шей, он за­пре­щал ино­стран­цам за­ни­мать долж­но­сти в ВКЛ).

«Шляхта в поветовых мундирах». Картина неизвестного художника. 16 в.

Осн. ме­стом по­ли­тич. дея­тель­но­сти ли­тов. шлях­ты на про­тя­же­нии все­го пе­рио­да су­ще­ст­во­ва­ния Ре­чи По­спо­ли­той бы­ли сей­ми­ки, со­зы­вав­шие­ся в ка­ж­дом по­ве­те. Они да­ва­ли ин­ст­рук­ции по­слам дан­но­го по­ве­та на сейм Ре­чи По­спо­ли­той и да­же мог­ли от­кло­нить его ре­ше­ние, ко­то­рое не со­от­вет­ст­во­ва­ло их на­ка­зам. Хо­тя отд. сейм ВКЛ был уп­разд­нён Люб­лин­ской уни­ей, в кон. 16 – нач. 17 вв. С. Ба­то­рий и Си­гиз­мунд III не­од­но­крат­но со­зы­ва­ли его ана­лог – кон­во­ка­цию ВКЛ, пы­та­ясь опе­реть­ся на его шлях­ту. На ру­бе­же 17–18 вв. об­ще­ли­тов­ской фор­мой по­ли­тич. дея­тель­но­сти шлях­ты ста­ла кон­фе­де­ра­ция ВКЛ, со­зы­вае­мая (в от­ли­чие от кон­во­ка­ции) са­мой шлях­той.

В прав­ле­ние Си­гиз­мун­да III Л. ока­залась втя­ну­той в поль­ско-швед. вой­ны (1600–29). По­сколь­ку бы­строе про­дви­же­ние шве­дов по Ли­во­нии пред­став­ля­ло уг­ро­зу имен­но для Л., на неё лег­ла осн. тя­жесть вой­ны. В 1605 швед. вой­ска бы­ли раз­би­ты си­ла­ми гет­ма­на Я. К. Ход­ке­ви­ча у Кирх­голь­ма (ны­не г. Са­лас­пилс), од­на­ко его во­ен. ус­пех не был ис­поль­зо­ван Ре­чью По­спо­ли­той из-за ро­ко­ша М. Зеб­жи­дов­ско­го и внеш­не­по­ли­тич. ак­ти­ви­за­ции на рус. на­прав­ле­нии. В 1611 ВКЛ за­клю­чи­ло пе­ре­ми­рие со Шве­ци­ей. В со­бы­ти­ях Смут­но­го вре­ме­ни в Рус. гос-ве уча­ст­во­ва­ла лишь часть ли­тов. зна­ти (Са­пе­ги и др.), од­на­ко вся она вы­сту­па­ла за воз­вра­ще­ние ВКЛ ра­нее ут­ра­чен­ных им рус. зе­мель, что по­ка­зал про­тест про­тив по­пыт­ки сей­ма Ре­чи По­спо­ли­той при­сое­ди­нить их к Поль­ше. Тра­диц. сфе­рой ин­те­ре­сов ли­тов. шлях­ты с сер. 16 в. бы­ла Ли­во­ния, ко­то­рую она рас­счи­ты­ва­ла вклю­чить в со­став ВКЛ, не ос­та­нав­ли­ва­ясь да­же пе­ред вой­ной со Шве­ци­ей (од­на­ко этим пла­нам про­ти­во­дей­ст­во­ва­ли по­ля­ки).

По­ло­же­ние Л. су­ще­ст­вен­но ухуд­ши­лось в сер. 17 в., ко­гда она ста­ла те­ат­ром во­ен. дей­ст­вий. По­сле на­ча­ла рус.-польск. вой­ны 1654–67 рус. вой­ска ста­ли бы­ст­ро про­дви­гать­ся в глубь ВКЛ, а 8.8.1655 они всту­пи­ли в Виль­но; по­сле это­го так­же за­ня­ли Ков­но и Грод­но. Ос­лаб­ле­ни­ем Ре­чи По­спо­ли­той вос­поль­зо­ва­лась Шве­ция, вой­ска ко­то­рой всту­пи­ли на тер­ри­то­рию Л. в ию­ле 1655. Впо­след­ст­вии шве­ды за­ня­ли Же­май­тию и Упит­ский по­вет, где не бы­ло рус. войск. В этих ус­ло­ви­ях от­сту­паю­щий вел. ли­тов. гет­ман Я. Рад­зи­вилл на­чал пе­ре­го­во­ры со шве­да­ми. 20.10.1655 он при под­держ­ке епи­ско­пов Ви­лен­ско­го и Же­май­тий­ско­го, а так­же час­ти ли­тов. шлях­ты за­клю­чил в Кей­да­нах (ны­не – Ке­дай­няй) ли­тов.-швед. унию на ус­ло­ви­ях со­хра­не­ния гос. струк­тур и за­ко­нов ВКЛ, прав соб­ст­вен­но­сти и сво­бо­ды ве­ро­ис­по­ве­да­ния шлях­ты. Др. часть шлях­ты ВКЛ 3(13).9.1655 при­нес­ла при­ся­гу ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу, ко­то­рый про­воз­гла­сил се­бя вел. кн. ли­тов­ским. На­ко­нец, тре­тья часть ли­тов. шлях­ты вы­сту­па­ла за ос­во­бо­ж­де­ние Л. от Шве­ции при так­тич. со­гла­ше­нии с Рус. гос-вом и за со­хра­не­ние унии с Поль­шей. В кон. 1655 эта часть шлях­ты бы­ла объ­е­ди­не­на ви­теб­ским вое­во­дой П. Я. Са­пе­гой в сво­бод­ной от иностр. войск юго-зап. час­ти Лит­вы.

С на­ча­лом рус.-швед. вой­ны 1656–58 поя­ви­лась воз­мож­ность на­чать ос­во­бо­ж­де­ние Л. от иностр. войск. За­клю­че­ние Ви­лен­ско­го пе­ре­ми­рия 1656 с Рус. гос-вом по­зво­ли­ло вой­скам ли­тов. поль­но­го гет­ма­на В. Го­сев­ско­го под­дер­жать ан­ти­швед­ское вос­ста­ние, вспых­нув­шее в Же­май­тии, и ос­во­бо­дить её в 1656–57. За­клю­чив Ва­лие­сар­ское пе­ре­ми­рие 1658 с Рус. гос-вом, шве­ды вновь за­хва­ти­ли Же­май­тию, но бы­ли вы­би­ты из всей Л. на ру­бе­же 1659–60. Поль­ско-швед. Олив­ский мир 1660 за­кре­пил имев­шие ме­сто ра­нее тер­ри­то­риаль­ные из­ме­не­ния. В 1658 во­зоб­но­ви­лась вой­на с Рус. гос-вом, вой­ска ко­то­ро­го по­пы­та­лись пол­но­стью за­нять Л., но в 1660–61 по­тер­пе­ли по­ра­же­ния от поль­ско-ли­тов. войск С. Чар­нец­ко­го. Даль­ней­шие по­пыт­ки во­зоб­но­вить во­ен. дей­ст­вия по­ка­за­ли рав­но­ве­сие сил, и ме­ж­ду Рус. гос-вом и Ре­чью По­спо­ли­той бы­ло за­клю­че­но Ан­д­ру­сов­ское пе­ре­ми­рие 1667, под­твер­ждён­ное впо­след­ст­вии «Веч­ным ми­ром» 1686.

Ито­гом вой­ны для Ре­чи По­спо­ли­той ста­ли не толь­ко тер­ри­то­ри­аль­ные по­те­ри, но и су­ще­ст­вен­ная убыль на­се­ле­ния вслед­ст­вие во­ен. дей­ст­вий на её тер­ри­то­рии, го­ло­да и чу­мы: в соб­ст­вен­но Л. она со­став­ля­ла 37%, а на тер­ри­то­рии все­го ВКЛ – 46%. Мень­ше все­го по­стра­да­ли шля­хет­ские име­ния, боль­ше все­го – цер­ков­ные, ко­ро­лев­ские и го­ро­да. В Л. в ре­зуль­та­те вой­ны умень­ши­лось влия­ние Рад­зи­вил­лов, их ме­сто за­ня­ли Па­цы, ко­то­рые про­ти­во­стоя­ли Я. Со­бес­ко­му. По­след­ний по­пы­тал­ся опе­реть­ся на влия­тель­ный шля­хет­ский род Са­пег, пред­ста­вители ко­то­ро­го вско­ре так­же пе­ре­шли в оп­по­зи­цию к не­му. В ус­ло­ви­ях ос­ку­де­ния каз­ны ВКЛ Са­пе­ги са­мо­чин­но на­ча­ли рас­квар­ти­ро­вы­вать вой­ска в ча­ст­ных и цер­ков­ных име­ни­ях. Это­му вос­про­ти­ви­лись ли­тов. шлях­та и еп. Ви­лен­ский Кон­стан­тин Ка­зи­мир Бжо­стов­ский, ин­те­ре­сы ко­то­рых за­тра­ги­ва­ла та­кая по­ли­ти­ка. В 1697 про­из­вол Са­пег был су­ще­ст­вен­но ог­ра­ни­чен «урав­не­ни­ем за­ко­нов» Поль­ши и ВКЛ, при­ня­тым элек­ци­он­ным сей­мом Ре­чи По­спо­ли­той. Вско­ре в ВКЛ на­ча­лась гражд. вой­на ме­ж­ду Са­пе­га­ми и их про­тив­ни­ка­ми (вы­сту­пали за со­хра­не­ние тра­диц. прав шлях­ты), ко­то­рые в 1700 объ­е­ди­ни­лись в Валк­скую кон­фе­де­ра­цию и на­нес­ли по­ра­же­ние Са­пе­гам. Пы­та­ясь за­ру­чить­ся под­держ­кой но­во­го ко­ро­ля Ре­чи По­спо­ли­той Ав­гу­ста II Силь­но­го, кон­фе­де­ра­ты в том же го­ду про­воз­гла­си­ли его на­след­ст­вен­ным вел. кн. ли­тов­ским, но по­сле воз­ра­же­ний со сто­ро­ны по­ля­ков это ре­ше­ние бы­ло ан­ну­ли­ро­ва­но. По­ло­же­ние в Л. ещё боль­ше ухуд­ши­лось по­сле на­ча­ла Се­вер­ной вой­ны 1700–21: в 1701 шве­ды от­бро­си­ли от Ри­ги оса­ж­дав­шие её сак­сон­ские вой­ска Ав­гу­ста II Силь­но­го и вторг­лись в Л., ко­то­рая слу­жи­ла его во­ен. ба­зой. Са­пе­ги, гл. це­лью ко­то­рых бы­ла за­щи­та сво­их име­ний в Л., вста­ли на сто­ро­ну шве­дов, а кон­фе­де­ра­ты ис­ка­ли под­держ­ки ко­ро­ля Ав­гу­ста II и его со­юз­ни­ка, рус. ца­ря Пет­ра I. Л. вновь ста­ла те­ат­ром во­ен­ных дей­ст­вий. Ав­густ II, вос­ста­нов­лен­ный на пре­сто­ле при под­держ­ке Рос­сии по­сле не­дол­го­го прав­ле­ния Ста­ни­сла­ва Ле­щин­ско­го, при­ми­рил­ся с Са­пе­га­ми и по­пы­тал­ся уси­лить свою власть, что при­ве­ло к воо­руж. вы­сту­п­ле­нию шлях­ты Ре­чи По­спо­ли­той про­тив не­го (гражд. вой­на 1715–17). Уре­гу­ли­ро­ва­ние бы­ло дос­тиг­ну­то при по­сред­ни­че­ст­ве Рос­сии в 1717, ко­гда «Не­мой сейм» за­кре­пил не­эф­фек­тив­ный гос. строй Ре­чи По­спо­литой. Ито­гом кол­ли­зий кон. 17 – нач. 18 вв. был оче­ред­ной де­мо­гра­фич. кри­зис (ВКЛ по­те­ря­ло 35% на­се­ле­ния).

В прав­ле­ние Ав­гу­ста III (1733–63) в Ре­чи По­спо­ли­той сфор­ми­ро­ва­лись груп­пи­ров­ки шлях­ты, борь­ба ко­то­рых оп­ре­де­ля­ла по­ли­тич. раз­ви­тие стра­ны и по­сле его смер­ти, – «фа­ми­лия» Чар­то­рый­ских, вы­сту­пав­ших за уси­ле­ние вла­сти мо­нар­ха, и «рес­пуб­ли­кан­цы» во гла­ве с По­тоц­ки­ми – Бра­ниц­ки­ми, ко­то­рые пред­ла­га­ли уп­разд­нить сам ин­сти­тут мо­нар­хии. В Л. пер­вых наи­бо­лее ак­тив­но под­дер­жи­ва­ли ли­тов. поль­ный гет­ман (до 1762) М. Ю. Ма­саль­ский и его сын, еп. Ви­лен­ский Иг­на­тий Якуб Ма­саль­ский, вто­рых – ви­лен­ский вое­во­да К. С. Рад­зи­вилл. Од­на­ко ни те, ни дру­гие не рас­по­ла­га­ли дос­та­точ­но ши­ро­кой об­ществ. под­держ­кой, по­это­му в ус­ло­ви­ях ос­лаб­ле­ния Ре­чи По­спо­ли­той пы­та­лись до­стичь по­бе­ды сво­его кан­ди­да­та при по­мо­щи иностр. го­су­дарств, про­во­ци­руя их вме­ша­тель­ст­во во внутр. де­ла Ре­чи По­спо­ли­той: при этом Чар­то­рый­ские ори­ен­ти­ро­ва­лись на Рос­сию, По­тоц­кие и Бра­ниц­кие – на Прус­сию, Фран­цию и Ос­ман­скую им­пе­рию.

7.9.1764 польск. ко­ро­лём и вел. кн. ли­тов­ским под дав­ле­ни­ем Рос­сии из­бран кан­ди­дат «фа­ми­лии» Ста­ни­слав Ав­густ По­ня­тов­ский. Ре­фор­мы, на­ча­тые им в 1764–66, бы­ли на­це­ле­ны на ук­ре­п­ле­ние вла­сти мо­нар­ха и соз­да­ние ра­бо­то­спо­соб­но­го гос. ап­па­ра­та, что в по­ни­ма­нии ко­ро­ля пре­ду­смат­ри­ва­ло соз­да­ние уни­тар­но­го гос-ва: бы­ли уч­ре­ж­де­ны со­вме­ст­ные ор­га­ны управ­ле­ния Поль­ши и ВКЛ – ка­зна­чей­ст­во и ко­мис­сия по во­ен. де­лам. Од­на­ко про­ек­ты даль­ней­шей ин­кор­по­ра­ции ВКЛ в состав Поль­ши на­тал­ки­ва­лись на со­про­тив­ле­ние ли­тов. шлях­ты. В 1767 ре­фор­мы бы­ли пре­рва­ны вме­ша­тель­ст­вом Рос­сии и вы­сту­п­ле­ни­ем не­ка­то­лич. шлях­ты Л. Про­тив­ни­ки уза­ко­нен­ной то­гда за­ви­си­мо­сти Ре­чи По­спо­ли­той от Рос­сии сфор­ми­ро­ва­ли Бар­скую кон­фе­де­ра­цию, ко­то­рая в 1768–72 ох­ва­ти­ла всю тер­ри­то­рию ВКЛ и все слои его зна­ти. Пер­вые воо­руж. от­ря­ды Бар­ской кон­фе­де­ра­ции в Л. бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны в 1768 Ш. Кос­са­ков­ским, в них так­же уча­ст­во­ва­ли маг­на­ты ВКЛ Ю. Са­пе­га, вел. ли­тов. гет­ман М. К. Огин­ский и К. С. Рад­зи­вилл. Долж­ность мар­шал­ка ге­не­раль­ной кон­фе­де­ра­ции ВКЛ за­нял М. Я. Пац. Дей­ст­вия Бар­ской кон­фе­де­ра­ции не увен­ча­лись ус­пе­хом, а по ря­ду до­го­во­ров в 1772 со­сто­ял­ся 1-й раз­дел Ре­чи По­спо­ли­той (см. в ст. Раз­де­лы Ре­чи По­спо­литой), по ко­то­ро­му часть тер­ри­то­рии ВКЛ (По­лоц­кое, Мсти­слав­ское, Ви­теб­ское вое­вод­ст­ва, часть Мин­ско­го вое­вод­ст­ва) ото­шла к Рос­сии.

Но­вая по­пыт­ка ра­ди­каль­ных ре­форм гос-ва бы­ла пред­при­ня­та в пе­ри­од ра­бо­ты Че­ты­рёх­лет­не­го сей­ма 1788–92. Сре­ди его де­пу­та­тов от ВКЛ бы­ли как ре­фор­ма­то­ры (мар­ша­лок дво­ра ВКЛ Иг­на­тий По­тоц­кий и мар­ша­лок сей­ма Ста­ни­слав Ма­ла­хов­ский), ко­то­рых под­дер­жи­вал ко­роль, так и кон­сер­ва­то­ры (бра­тья Кос­са­ков­ские: Ми­хал – бра­слав­ский вое­во­да, Ан­то­ний – каш­те­лян Ли­во­нии, Юзеф Ка­зи­мир – епи­скоп Ли­вон­ский, и Ши­мон – ор­га­ни­за­тор быв. ан­ти­рос­сий­ской Бар­ской кон­фе­де­ра­ции). Ли­тов. шлях­та по-преж­не­му вы­ска­зы­ва­лась за со­хра­не­ние са­мо­стоя­тель­но­сти и отд. гос. ин­сти­ту­тов ВКЛ в со­ста­ве Ре­чи По­спо­ли­той, в то вре­мя как польск. по­ли­ти­ки вы­сту­па­ли за соз­да­ние уни­тар­но­го Поль­ско­го гос-ва. Третье­го мая 1791 кон­сти­ту­ция фак­ти­че­ски не ре­ши­ла этой про­бле­мы (ВКЛ в ней не упо­ми­на­лось, но и о его уп­разд­не­нии ни­че­го не го­во­ри­лось), что вы­зва­ло ост­рые дис­кус­сии по по­во­ду её ин­тер­пре­та­ции. По тре­бо­ва­нию де­пу­та­тов ВКЛ 20.10.1791 кон­сти­ту­ция бы­ла до­пол­не­на «За­ко­ном о вза­им­ных га­ран­ти­ях обо­их на­ро­дов» («Za­rę­czenie wza­jemne obojga narodów»). Этим ак­том польск. де­пу­та­ты офи­ци­аль­но ут­вер­жда­ли об­щее вой­ско и каз­ну, а так­же об­щие ор­га­ны гос. управ­ле­ния (ко­мис­сии) с рав­ным пред­ста­ви­тель­ст­вом Поль­ши и ВКЛ, в то вре­мя как со­хра­ня­лись гос. долж­но­сти, за­ко­ны и су­деб­ная сис­те­ма ВКЛ. В це­лом кон­сти­ту­ция 3 мая 1791 бы­ла по­ло­жи­тель­но вос­при­ня­та на­се­ле­ни­ем Л., её одоб­ри­ли сей­ми­ки ВКЛ, под её влия­ни­ем в 1791–93 про­изош­ли вы­сту­п­ле­ния ме­щан и кре­сть­ян ВКЛ про­тив фео­да­лов и про­тив­ни­ков ре­форм.

Ре­фор­мы Че­ты­рёх­лет­не­го сей­ма вы­зва­ли во­ен. ин­тер­вен­цию Рос­сии и объ­е­ди­не­ние про­тив­ни­ков ре­форм в Тар­говиц­кую кон­фе­де­ра­цию. В Л. её под­дер­жи­ва­ла Ге­не­раль­ная кон­фе­де­ра­ция ВКЛ, соз­дан­ная по­сле вво­да рос. войск в Виль­но в ию­не 1792 (её ли­де­ра­ми бы­ли Ш. и Ю. Кос­са­ков­ские, А. М. Са­пе­га и И. Ма­саль­ский). Ли­тов. кон­фе­де­ра­ты вы­сту­па­ли с иде­ей воз­ро­ж­де­ния са­мо­сто­ят. Ли­тов. гос-ва, ко­то­рое, по их мне­нию, бы­ло ин­кор­по­ри­ро­ва­но в со­став Поль­ши кон­сти­ту­ци­ей 3 мая 1791, что на­ру­ша­ло ус­ло­вия Люб­лин­ской унии. По тре­бо­ванию Рос­сии на сто­ро­ну кон­фе­де­ра­тов встал Ста­ни­слав Ав­густ По­ня­тов­ский. 11.9.1792 кон­фе­де­ра­ты Поль­ши и ВКЛ объ­е­ди­ни­лись в Бре­сте и соз­да­ли Ге­не­раль­ную кон­фе­де­ра­цию двух на­ро­дов. 12(23).1.1793 Рос­сия и Прус­сия в С.-Пе­тер­бур­ге под­пи­са­ли конвенцию о 2-м раз­де­ле Ре­чи По­спо­ли­той, по ко­то­ро­му к Рос­сии ото­шла часть тер­ри­то­рии ВКЛ: Мин­ское и вост. часть Ви­лен­ско­го вое­вод­ст­ва, час­тич­но – Но­во­груд­ское и Бре­ст­ское вое­вод­ст­ва. Ито­ги дея­тель­но­сти Тар­го­виц­кой кон­фе­де­ра­ции (от­ме­на ре­форм) и 2-й раз­дел Ре­чи По­спо­ли­той бы­ли ут­вер­жде­ны Грод­нен­ским сей­мом 1793.

С 1793 на тер­ри­то­рии ВКЛ, как и в Поль­ше, фор­ми­ро­ва­лись тай­ные ор­га­ни­за­ции пов­стан­цев, вы­сту­пав­ших за про­дол­же­ние ре­форм в Ре­чи По­спо­ли­той, вы­вод рос. войск с тер­ри­то­рии ВКЛ, от­ме­ну раз­де­лов Ре­чи По­спо­ли­той и про­тив со­кра­ще­ния ар­мии (ко­то­рое уг­ро­жа­ло сол­да­там и офи­це­рам). К Поль­ско­му вос­ста­нию 1794 ВКЛ при­сое­ди­ни­лось 16 апр., ко­гда на­ча­лось вы­сту­п­ле­ние ар­мей­ских бри­гад ВКЛ, рас­квар­ти­ро­ван­ных в Шавлях (ныне Шяу­ляй). В ночь с 23 на 24.4.1794 пов­стан­цы взя­ли Виль­но, был сфор­ми­ро­ван Выс­ший ли­тов. нац. со­вет, ко­то­рый на­зна­чил вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим воо­руж. сил ВКЛ ра­ди­каль­но на­стро­ен­но­го («яко­бин­ца») пол­ков­ни­ка Я. Ясин­ско­го. 1 мая ли­тов. пов­стан­цы офи­ци­аль­но объ­я­ви­ли о при­сое­ди­не­нии ВКЛ к Поль­ско­му вос­ста­нию. Пов­стан­цы об­ра­ти­лись к ши­ро­ко­му кру­гу жи­те­лей Л. (не толь­ко к шлях­ти­чам и офи­це­рам, но и к ме­ща­нам и кре­сть­я­нам), а са­мо об­ра­ще­ние бы­ло со­став­ле­но на польск. и ли­тов. язы­ках. Вос­ста­ние по­лу­чи­ло ши­ро­кую под­держ­ку со сто­ро­ны на­се­ле­ния ВКЛ. На пер­вом эта­пе, ко­гда ини­циа­ти­ва на­хо­ди­лась в ру­ках пов­стан­цев (23 апр. – 25 июня), вос­ста­ние ох­ва­ти­ло всю тер­ри­то­рию ВКЛ в гра­ни­цах 1793.

В сво­их тре­бо­ва­ни­ях ли­тов. пов­стан­цы су­ще­ст­вен­ным об­ра­зом рас­хо­ди­лись с поль­ски­ми: они вся­че­ски под­чёр­ки­ва­ли, что стре­мят­ся к са­мо­стоя­тель­но­сти ВКЛ (в то вре­мя как Т. Кос­тюш­ко и чле­ны его ок­ру­же­ния бы­ли сто­рон­ни­ка­ми уни­тар­но­го гос-ва), и шли зна­чи­тель­но даль­ше в тре­бо­ва­ни­ях де­мо­кра­ти­за­ции (при­зы­вы к сво­бо­де и ра­вен­ст­ву всех гра­ж­дан), что так­же тре­во­жи­ло по­ля­ков. В ре­зуль­та­те в ию­не Выс­ший ли­тов. нац. со­вет был рас­пу­щен, а Я. Ясин­ский ото­зван в Поль­шу. Тем вре­ме­нем Рос­сия, Прус­сия и Ав­ст­рия на­ча­ли по­дав­ле­ние вос­ста­ния. 1(12).8.1794 рос. ар­мия за­ня­ла Виль­но; пов­станч. вой­ска ВКЛ ото­шли к Грод­но, а от­ту­да – в Вар­ша­ву. С кон­ца сент. до се­ре­ди­ны окт. 1794 рос. пол­ки за­ня­ли всю тер­ри­то­рию Лит­вы до Не­ма­на. Прус. ар­мия за­ня­ла За­не­ма­нье (Су­вал­кию). 13(24).10.1795 эти из­ме­не­ния бы­ли оформ­ле­ны кон­вен­ци­ей о 3-м раз­де­ле Ре­чи По­спо­ли­той.

Эко­но­ми­ка Л. со­хра­ня­ла аг­рар­ный ха­рак­тер. Её раз­ви­тие во 2-й пол. 16 – нач. 17 вв. обу­слов­ле­но рос­том спро­са на зер­но в Зап. Ев­ро­пе. С этим бы­ло свя­за­но рас­про­стра­не­ние бар­щи­ны, осо­бен­но в Вост. и Центр. Л., где гос­под­ство­ва­ло круп­ное маг­нат­ское зем­ле­вла­де­ние. В ре­зуль­та­те за счёт кре­сть­ян су­жал­ся внутр. ры­нок, что не­га­тив­но ска­зы­ва­лось на уров­не раз­ви­тия ре­мес­ла. В Же­май­тии, на­про­тив, бы­ло рас­про­стра­не­но пре­им. мел­кое зем­ле­вла­де­ние шлях­ты и кре­сть­ян, ко­то­рые са­ми про­да­ва­ли свою про­дук­цию. Осн. тор­го­вы­ми цен­тра­ми Л. ос­та­ва­лись Виль­но и Ков­но, они ве­ли тор­гов­лю с балт. пор­та­ми – Ри­гой, Ли­ба­вой (ны­не Лие­пая), Ме­ме­лем и Кё­нигс­бер­гом. Во 2-й пол. 16 – нач. 17 вв. пра­во са­мо­управ­ле­ния по­лу­чил ряд ве­ли­ко­кня­же­ских и ча­ст­но­вла­дельч. го­ро­дов.

В кон. 1-й пол. 17 в. на­чал­ся пе­ре­вод хо­зяй­ст­ва кре­по­ст­ных кре­сть­ян с бар­щи­ны на чинш, ко­то­рый уси­лил­ся в свя­зи с по­сле­дую­щим сни­же­ни­ем чис­лен­но­сти и плот­но­сти на­се­ле­ния и был на­прав­лен на удер­жа­ние кре­сть­ян в име­ни­ях. По­сле 1730 (осо­бен­но в сер. 18 в.) на­блю­дал­ся зна­чит. при­рост на­се­ле­ния Л. К 1790 (пер­вая пе­ре­пись насе­ле­ния ВКЛ) насе­ле­ние Л. пол­но­стью вос­ста­но­ви­лось и да­же не­мно­го пре­вы­си­ло чис­лен­ность сер. 17 в.: в Л. про­жи­ва­ло бо­лее 1,3 млн. чел. (во всём ВКЛ – бо­лее 3 млн.), плот­ность на­се­ления по ВКЛ со­став­ля­ла в ср. 16,3 чел. на км2 (в 1650 – 15,3 чел., в 1717 – 6,7 чел.). Рост на­се­ле­ния вы­звал об­рат­ный про­цесс – по­пыт­ку пе­ре­хо­да с чин­ша к бар­щин­ной сис­те­ме ве­де­ния хо­зяй­ст­ва, а это спро­во­ци­ро­ва­ло вы­сту­п­ле­ния кре­сть­ян (в ча­ст­но­сти, вос­ста­ние в ко­ро­лев­ской Шав­лий­ской эко­но­мии в 1769). Бо­лее даль­но­вид­ные зем­ле­вла­дель­цы (П. Бжо­стов­ский и др.) и во 2-й пол. 18 в. пе­ре­во­ди­ли кре­сть­ян на чинш. С 1766 в ВКЛ по ини­циа­ти­ве над­вор­но­го под­скар­бия ли­тов­ско­го гр. А. Ты­зен­гау­за (Ти­зен­гау­зе­на) ста­ли со­з­да­вать­ся ма­ну­фак­ту­ры [в Л. пер­вые из них поя­ви­лись в г. Сауле (Шав­ли) до 1774], где ис­поль­зо­вал­ся бар­щин­ный труд, а са­ми они бы­ли убы­точ­ны­ми (про­из­во­ди­ли ма­ло­вос­тре­бо­ван­ное льня­ное по­лот­но, к то­му же низ­ко­го ка­че­ст­ва) и бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны сра­зу по­сле сме­ще­ния Ты­зен­гау­за с его по­ста в 1780. Шлях­та пред­по­чи­та­ла по­ку­пать иностр. то­ва­ры. В струк­ту­ре внеш­ней тор­гов­ли им­порт из ев­роп. стран (пром. про­дук­ция) пре­об­ла­дал над экс­пор­том (с.-х. про­дук­ция).

Во 2-й пол. 16 в. Люб­лин­ская уния и общ­ность по­ли­тич. и эко­но­мич. ин­те­ре­сов с Поль­шей спо­соб­ст­во­ва­ли уси­ле­нию по­ло­ни­за­ции насе­ле­ния Л., в осо­бен­но­сти маг­на­тов, шлях­ты и ви­лен­ских ме­щан. Пер­во­на­чаль­но по­ло­ни­за­ция ох­ва­ты­ва­ла язык и куль­ту­ру, при этом ли­тов­цы стре­ми­лись со­хра­нить свою го­су­дар­ст­вен­ность (не­до­пу­ще­ние по­ля­ков на гос. долж­но­сти в ВКЛ), но на­чи­на­ли осоз­на­вать се­бя гра­ж­да­на­ми об­ще­го гос-ва – Ре­чи По­спо­ли­той (или да­же Поль­ши). По-поль­ски пи­са­ли свои про­из­ве­де­ния ли­тов. по­эты А. Рым­ша, Я. Рад­ван, Я. Ко­зак, ис­то­рик М. Стрый­ков­ский.

Ре­фор­ма­ция в Л. во 2-й пол. 16 – 1-й пол. 17 вв. име­ла бо­лее ши­ро­кое влия­ние, чем в Поль­ше, но по­сле смер­ти Я. и Б. Рад­зи­вил­лов (1655 и 1669 со­от­вет­ст­вен­но) чис­ло каль­ви­ни­стов под на­тис­ком Контр­ре­фор­ма­ции рез­ко умень­ши­лось. Че­рез шлях­ту эти про­цес­сы вли­я­ли и на под­вла­ст­ных ей кре­сть­ян. На сме­ну по­ли­ти­ке ве­ро­тер­пи­мо­сти с кон. 16 в., при Си­гиз­мун­де III и Вла­ди­сла­ве IV, при­шла по­ли­ти­ка гос. под­держ­ки ка­то­ли­циз­ма: на гос. долж­но­сти на­зна­ча­лись ка­то­ли­ки, бы­ла за­клю­че­на Бре­ст­ская уния 1596, что вы­зва­ло рас­кол сре­ди пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния ВКЛ; в даль­ней­шем име­ли ме­сто столк­но­ве­ния ме­ж­ду про­тес­тан­та­ми и ка­то­ли­ка­ми, пра­во­слав­ны­ми и ка­то­ли­ка­ми.

Борь­ба за со­хра­не­ние ли­тов. яз. и иден­тич­но­сти во 2-й пол. 16 в. бы­ла свя­за­на в зна­чит. сте­пе­ни с Контр­ре­фор­ма­ци­ей и ка­то­лич. ре­фор­мой. В этот пе­ри­од М. Да­ук­ша (меж­ду 1527 и 1538 – 1613) пе­ре­вёл на ли­тов. яз. Ка­те­хи­зис и По­стил­лу, а К. Сир­ви­дас (Шир­вид, ок. 1580–1631) со­ста­вил пер­вую ли­тов. грам­ма­ти­ку (не сохр.) и поль­ско-ли­тов­ско-лат. сло­варь. В 1570 в Виль­но от­крыт ие­зу­ит­ский кол­ле­ги­ум, в 1579 по­лу­чив­ший ста­тус уни­вер­си­те­та (и рав­ные пра­ва с Ягел­лон­ским ун-том) (пер­вый рек­тор – П. Скар­га). С 1622 пуб­лич­ные вы­сту­п­ле­ния про­тив­ни­ков ка­то­ли­циз­ма бы­ли за­пре­ще­ны. В 1-й пол. 17 в. в Л. бы­ли от­кры­ты 2 ие­зу­ит­ских кол­ле­гиу­ма: в 1616 – в Кро­же (ны­не Кра­жяй) в Же­май­тии, в 1653 – в Ков­но; каль­ви­ни­ст­ская гим­на­зия Рад­зи­вил­лов в Кей­да­нах (ны­не Ке­дай­няй; уч­реж­де­на как шко­ла в 1625, от­кры­та в 1629, гим­на­зия с 1631), пра­во­слав­ная сред­няя шко­ла ви­лен­ско­го брат­ст­ва Св. Трои­цы (от­крыта в 1591).

На куль­ту­ре Л. во 2-й пол. 17 – 18 вв. от­ра­зи­лась по­ло­ни­за­ция на­се­ле­ния, осо­бен­но уси­лив­шая­ся по­сле «урав­не­ния за­ко­нов» Л. и Поль­ши 1697, по ко­то­ро­му офиц. язы­ком де­ло­про­из­вод­ст­ва ста­но­вил­ся поль­ский. По­ло­низ­мы про­ни­ка­ли и в ли­тов. яз., на ко­то­ром из­да­ва­лись в осн. кни­ги ре­лиг. со­дер­жа­ния. При­ме­ча­тель­но, что по­эма К. До­не­лай­ти­са «Вре­ме­на го­да», круп­ней­шее про­из­ве­де­ние ли­тов. ху­дож. лит-ры 18 в., бы­ла на­пи­са­на в Ма­лой Лит­ве и уви­де­ла свет лишь в 1818. Там же Д. Клейн со­ста­вил пер­вую до­шед­шую до нас ли­тов. грам­ма­ти­ку, из­дан­ную в Кё­нигс­бер­ге в 1653.

Об­ра­зо­ва­ние в Л. по-преж­не­му на­хо­ди­лось в осн. в ру­ках ие­зуи­тов и бы­ло ори­ен­ти­ро­ва­но на под­го­тов­ку ка­то­лич. свя­щен­ни­ков. Од­на­ко ие­зу­ит­ская гим­на­зия при Ви­лен­ском ун-те бы­ла пре­обра­зо­ва­на в шля­хет­скую шко­лу (Col­le­gium Nobilium), где, в ча­ст­но­сти, пре­по­да­ва­лись ма­те­ма­ти­ка и иностр. язы­ки – франц. и нем. Она про­су­ще­ст­во­ва­ла до 1773, ко­гда ор­ден ие­зуи­тов был рас­пу­щен па­пой Рим­ским Кли­мен­том XIV. Это по­слу­жи­ло им­пуль­сом для на­ча­ла ре­фор­мы об­ра­зо­ва­ния в Ре­чи По­спо­ли­той. Осо­бен­но­стью ре­форм об­ра­зо­ва­ния 2-й пол. 18 в. бы­ла по­сле­до­ва­тель­ная за­ме­на ла­ты­ни, на ко­то­рой ра­нее ве­лось обу­че­ние, на польск. яз. (за ис­клю­чени­ем Ви­лен­ско­го ун-та). Ли­тов. яз. изу­чал­ся лишь в не­ко­то­рых на­чаль­ных шко­лах, а шля­хет­ской мо­ло­дё­жи при­ви­ва­лись польск. нац. са­мо­соз­на­ние и пат­рио­тизм. Все шко­лы, ра­нее при­над­ле­жав­шие ие­зуи­там, бы­ли пе­ре­да­ны в ве­де­ние Ко­мис­сии нар. об­ра­зо­ва­ния, уч­ре­ж­дён­ной 14.10.1773 (пер­вый пред. – еп. Ви­лен­ский Иг­на­тий Ма­саль­ский). Про­грам­ма обу­че­ния в на­чаль­ных и сред­них шко­лах под­вер­глась се­ку­ля­ри­за­ции, дос­туп к не­му по­лу­чи­ли кре­сть­ян­ские де­ти. Бы­ла сфор­ми­ро­ва­на сеть на­чаль­ных школ. В 1781–1783 Ви­лен­ский ун-т, пре­об­ра­зо­ван­ный в Глав­ную шко­лу, был ре­фор­ми­ро­ван в ду­хе свет­ско­го об­ра­зо­ва­ния (при­ори­тет от­дан ес­теств. нау­кам; соз­да­ны но­вые ка­фед­ры: ма­те­ма­ти­ки, ас­тро­но­мии, ме­ди­ци­ны и ар­хи­тек­ту­ры; на­ча­ла свою ра­бо­ту об­сер­ва­то­рия Ви­лен­ско­го ун-та; ста­ла об­ще­дос­туп­ной его об­шир­ная биб­лио­те­ка).

Литовские земли в Российской империи

Тер­ри­то­рия ко­рен­ной Л., при­сое­ди­нён­ная к Рос­сии, сна­ча­ла бы­ла объ­е­ди­не­на в Ви­лен­скую гу­бер­нию, а по ука­зу имп. Пав­ла I от 12(23).12.1796 вме­сте с бе­ло­рус. Сло­ним­ской гу­бер­ни­ей об­ра­зо­ва­ла Ли­тов­скую гу­бер­нию. Од­на­ко уже 9(21).9.1801 ука­зом имп. Алек­сан­д­ра I Ли­тов­ская губ. раз­де­ле­на на Ли­тов­ско-Ви­лен­скую (с 1840 Ви­лен­скую) губ. и Грод­нен­скую гу­бер­нию. Ука­зом имп. Ни­ко­лая I от 18(30).12.1842 из зап. час­ти Ви­лен­ской губ. об­ра­зо­ва­на Ко­вен­ская гу­бер­ния. Юго-зап. часть Л., во­шед­шая в 1795 в со­став Прус­сии, в 1807 вклю­че­на в соз­дан­ное На­по­ле­о­ном I Вар­шав­ское кня­же­ст­во (гер­цог­ст­во), а в 1815 – в Ав­гу­стов­ское вое­вод­ст­во Цар­ст­ва Поль­ско­го. 3(15).5.1837 Ав­гу­стов­ское вое­вод­ст­во пре­об­ра­зо­ва­но в Ав­гу­стов­скую губ. (до 1866). В ре­зуль­та­те адм.-терр. ре­фор­мы 1866 в Цар­ст­ве Поль­ском все ли­тов. уез­ды во­шли в со­став вновь соз­дан­ной Су­валк­ской гу­бер­нии. Поч­ти пол­но­стью ли­тов­ской бы­ла толь­ко Ко­вен­ская губ., ос­таль­ные – эт­ни­че­ски раз­но­род­ны­ми: вост. уез­ды Ви­лен­ской губ. на­се­ля­ли бе­ло­ру­сы, а юж. уез­ды Су­валк­ской губ. – по­ля­ки. Кро­ме то­го, не­боль­шая часть ли­тов. зе­мель вхо­ди­ла в Грод­нен­скую губ. (м. Дру­ске­ни­ки и ок­ре­ст­но­сти) и Кур­лянд­скую гу­бер­нию (м. По­лан­ген и ок­ре­ст­но­сти). Ма­лая Лит­ва ос­та­ва­лась в со­ста­ве Прус­сии.

Зна­чит. пе­ре­ме­ны про­изош­ли в управ­ле­нии ли­тов. го­ро­да­ми. Все они, за ис­клю­че­ни­ем уезд­ных, бы­ли при­чис­ле­ны к мес­теч­кам, мно­гие из них роз­да­ны в ча­ст­ное вла­де­ние на­ря­ду с гос. име­ния­ми. Ча­ст­ной соб­ст­вен­но­стью ста­ли бо­лее по­ло­ви­ны всех уезд­ных го­ро­дов. Унич­то­же­ние го­род­ских прав со­про­во­ж­да­лось силь­ным со­про­тив­ле­ни­ем ме­щан, по­это­му уезд­ные го­ро­да ста­ли по­сте­пен­но ос­во­бо­ж­дать­ся от вла­дельч. управ­ле­ния [в 1803 Рос­сие­ны (ны­не Ра­сей­няй), в 1811 По­не­веж (ны­не Па­не­вежис), в 1837 Виль­ко­мир (ны­не Ук­мер­ге) и Свен­ця­ны (ны­не Швен­чё­нис)]. В 1800 в Виль­не, в 1807 в Ков­но ор­га­ни­зо­ва­на по­сто­ян­ная по­ли­ция. В 1808 гор. власть бы­ла под­чи­не­на гу­берн­ской ад­ми­ни­ст­ра­ции на ос­но­ва­нии Жа­ло­ван­ной гра­мо­ты го­ро­дам 1785. В Виль­не и Ков­но ма­ги­ст­ра­ты со­хра­ни­ли свои су­деб­ные функ­ции, ко­то­ры­ми бы­ли на­де­ле­ны по ма­где­бург­ско­му пра­ву. Хо­зяйств.-адм. де­ла ма­ги­ст­ра­тов пе­ре­шли к гор. ду­мам, од­на­ко в уезд­ных го­ро­дах и в даль­ней­шем со­хра­ня­лись гор. ра­ту­ши.

Гл. нов­ше­ст­вом в управ­ле­нии ку­печ. со­сло­ви­ем ста­ло его раз­де­ле­ние по об­ще­рос­сий­ско­му об­раз­цу на три гиль­дии (с 1795). Осо­бую про­слой­ку ме­щан­ско­го со­сло­вия в Л. со­став­ля­ло ев­рей­ское на­се­ле­ние. По за­ко­ну от 9(21).12.1804 оно бы­ло при­чис­ле­но в го­ро­дах и мес­теч­ках к по­дат­ным гор. со­сло­ви­ям, то­гда же бы­ла рег­ла­мен­ти­ро­ва­на дея­тель­ность уже су­ще­ст­во­вав­ших ор­га­нов управ­ле­ния – ка­га­лов, вы­пол­няв­ших адм.-хо­зяйств. функ­ции (в 1844 ли­ше­ны адм. функ­ций, ев­рей­ское на­се­ле­ние под­чи­не­но об­ще­му управ­ле­нию ме­щан­ским со­сло­ви­ем).

По­сле 1795 в ли­тов. зем­лях со­хра­ни­лись со­слов­ные су­ды; в гу­берн­ских го­ро­дах – ма­ги­ст­ра­ты, в уезд­ных – су­деб­ные ра­ту­ши. Раз­бор гражд. дел дво­рян­ско­го со­сло­вия по-преж­не­му вёл зем­ский суд, а уго­лов­ных и круп­ных гра­ж­дан­ских – грод­ский суд. Выс­шим апел­ляц. ор­га­ном стал Се­нат, од­на­ко и в нём при­го­во­ры вы­но­си­лись гл. обр. на ос­но­ве 3-го Ли­тов. ста­ту­та (1588).

«На Немане, 25 июня 1812» (Армия Наполеона переправляется через Неман). К. В. фон Фабер дю Фор. 1812.

Серь­ёз­ный урон ли­тов. зем­лям в нач. 19 в. на­нес­ли на­по­ле­о­нов­ские вой­ны. В ию­не – ию­ле 1812 франц. вой­ска за­ня­ли Ли­тов­ско-Ви­лен­скую губ. 1.7.1812 по­ве­ле­ни­ем имп. На­по­ле­о­на I на тер­рито­рии Ви­лен­ской, Грод­нен­ской, Мин­ской гу­бер­ний и Бе­ло­сто­кской обл. соз­да­но Ли­тов­ское кн-во со сто­ли­цей в Виль­но. Выс­шим ор­га­ном гражд. управ­ле­ния ста­ла Ко­мис­сия Врем. пра­ви­тель­ст­ва во гла­ве с гр. С. Со­лта­ном (до 24 авг.), а за­тем – с ген.-л. гр. Т. ван Хо­ген­дор­пом (до янв. 1813; с 8 ию­ля уже за­ни­мал пост ген.-гу­бер­на­то­ра). Преж­ние гу­бер­нии бы­ли пе­ре­име­но­ва­ны в де­пар­та­мен­ты и раз­де­ле­ны на ди­ст­рик­ты, кан­то­ны и ком­му­ны. В го­ро­дах соз­да­ва­лись ор­га­ны са­мо­управ­ле­ния – му­ни­ци­па­ли­те­ты во гла­ве с мэ­ра­ми. По при­ка­зу На­по­ле­о­на I в го­ро­дах кня­же­ст­ва соз­да­ва­лась нац. гвар­дия, в со­став ко­то­рой вхо­ди­ли все го­ро­жа­не муж­ско­го по­ла от 18 до 50 лет, вла­дев­шие не­дви­жи­мо­стью. 5.7.1812 на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние ли­тов. войск и жан­дар­ме­рии. К сент. 1812 нац. гвар­дия сфор­ми­ро­ва­на в Виль­но, Ков­но и Виль­ко­ми­ре, ли­тов. вой­ска на­счи­ты­ва­ли 5 пех. и 4 улан­ских пол­ка разл. чис­лен­но­го со­ста­ва (не­ко­то­рые из них при­ня­ли уча­стие в бое­вых дей­ст­ви­ях). В ре­зуль­та­те ус­пеш­ных дей­ст­вий рос. войск к кон. нояб. – дек. 1812 они за­ня­ли тер­ри­то­рию Ли­тов. кн-ва, 27.11(9.12). 1812 чле­ны Ко­мис­сии Врем. пра­ви­тель­ст­ва (рас­фор­ми­ро­ва­на 24.7.1813) и франц. ад­ми­ни­ст­ра­ции по­ки­ну­ли Виль­но, в ко­то­рый 28.11(10.12).1812 всту­пи­ли рос. вой­ска. 12(24) дек. в Виль­но имп. Алек­сандр I про­воз­гла­сил все­об­щую ам­ни­стию для жи­те­лей ли­тов. гу­бер­ний, со­труд­ни­чав­ших с не­при­яте­лем, а 25.12.1812 (6.1.1813) под­пи­сал здесь ма­ни­фест «О при­не­се­нии Гос­по­ду Бо­гу бла­го­да­ре­ния за ос­во­бо­ж­де­ние Рос­сии от на­ше­ст­вия не­при­ятель­ско­го», за­вер­шив­ший Отеч. вой­ну. По­след­ст­вия Отеч. вой­ны 1812 и франц. ок­ку­па­ции ока­за­лись весь­ма тя­жёлы­ми, со­кра­ти­лось на­се­ле­ние, ма­те­ри­аль­ный ущерб толь­ко в од­ной Ли­тов­ско-Ви­лен­ской губ. дос­тиг 19,3 млн. руб­лей.

Серь­ёз­ный от­пе­ча­ток на раз­ви­тие ли­тов. зе­мель в 19 в. на­ло­жи­ло Поль­ское вос­ста­ние 1830–31. В свя­зи с его на­чалом в Ли­тов­ско-Ви­лен­ской губ. бы­ло вве­де­но во­ен. по­ло­же­ние. В янв. 1831 в Виль­не об­ра­зо­вал­ся Гл. к-т для под­готов­ки и ру­ко­во­дства вос­ста­ни­ем в Л. и Зап. Бе­ло­рус­сии, од­на­ко вви­ду на­ли­чия круп­ных гар­ни­зо­нов в Л. он за­нял вы­жи­да­тель­ную по­зи­цию. В кон­це мар­та 1831 на­ча­лось вос­ста­ние в Рос­си­ен­ском уез­де. Вес­ной 1831 пов­стан­цы на ко­рот­кое вре­мя взя­ли под кон­троль поч­ти всю тер­ри­то­рию ко­рен­ной Л., вос­поль­зо­вав­шись тем, что осн. часть рос. ар­мии дей­ст­во­ва­ла в Поль­ше, а в апр. 1831 пред­при­ня­ли не­удач­ные по­пыт­ки ов­ла­деть Виль­ной и Ков­но. К се­ре­ди­не мая по­встан­цы по­тер­пе­ли ряд по­ра­же­ний и пе­ре­шли к так­ти­ке пар­ти­зан­ской вой­ны. В кон­це мая – на­ча­ле ию­ня 1831 в Л. при­был от­ряд (12,7 тыс. чел.) польск. войск под ко­манд. А. Гел­гу­да, ко­то­ро­му уда­лось ов­ла­деть Ков­но, но близ Виль­ны 7(19).6.1831 на Па­не­ряй­ских хол­мах он был раз­бит си­ла­ми ви­лен­ско­го и грод­нен­ско­го ген.-гу­бер­на­то­ра ген.-л. М. Е. Хра­по­виц­ко­го. В ию­ле пов­станч. вой­ска в ко­рен­ной Л. раз­де­ле­ны на 3 час­ти (две из ко­то­рых от­сту­пи­ли в Прус­сию, где сло­жи­ли ору­жие, кор­пус ген. Х. Дем­бинь­ско­го про­бил­ся в Вар­ша­ву), отд. от­ря­ды про­дол­жа­ли пар­ти­зан­скую борь­бу до вес­ны 1832. По­след­ст­вия вос­ста­ния ока­за­лись дос­та­точ­но тя­жё­лы­ми для ли­тов. зе­мель: бы­ла от­ме­не­на кон­сти­ту­ция Цар­ст­ва Поль­ско­го, за­крыт Ви­лен­ский ун-т, уси­ле­на цен­зу­ра, про­ве­де­на кон­фи­ска­ция име­ний пов­стан­цев, по­доз­ре­вае­мые в со­дей­ст­вии им от­да­ва­лись под след­ст­вие (в Ли­тов­ско-Ви­лен­ской губ. к су­ду при­вле­че­но 8,5 тыс. чел.). По ука­зу имп. Ни­ко­лая I от 30.10(11.11).1831 все адм. и су­деб­ные уч­ре­ж­де­ния на тер­ри­то­рии ко­рен­ной Л. уни­фи­ци­ро­ва­лись по об­ще­рос­сий­ско­му об­раз­цу: вме­сто грод­ских и зем­ских су­дов соз­да­ны уезд­ные су­ды. До 40% шлях­ты ли­ши­лись дво­рян­ско­го ста­ту­са и пре­вра­ти­лись в од­но­двор­цев, не су­мев до­ку­мен­таль­но под­твер­дить своё про­ис­хо­ж­де­ние. Ок. 50 тыс. се­мей од­но­двор­цев бы­ло пе­ре­се­ле­но в вост. и юж. гу­бер­нии Ев­роп. Рос­сии и на Кав­каз. По­сле окон­ча­ния вос­ста­ния ок. 10 тыс. его уча­ст­ни­ков ока­за­лись в эмиг­ра­ции. Од­ним из наи­бо­лее ус­пеш­ных эмис­са­ров эмиг­ра­ции стал Ш. Ко­нар­ский, ор­га­ни­зо­вав­ший в 1836–38 на Во­лы­ни и в Л. ши­ро­кую сеть под­поль­ных ор­га­ни­за­ций (св. 3 тыс. чел.), объ­е­ди­нив их в Со­юз лю­да поль­ско­го, од­на­ко в 1838 он был аре­сто­ван, а в 1839 пуб­лич­но рас­стре­лян в Виль­не. Имп. ука­зом от 25.6(7.7).1840 дей­ст­вие 3-го Ли­тов. ста­ту­та на ли­тов. зем­лях бы­ло пре­кра­ще­но, он пол­но­стью за­ме­нял­ся рос. пра­вом, в су­до­про­из­вод­ст­ве польск. яз. за­ме­нял­ся рус­ским. 18(30).7.1840 имп. Ни­ко­лай I рас­поря­дил­ся, что­бы на­име­но­ва­ния «бе­ло­рус­ский» и «ли­тов­ский» по от­но­ше­нию к зап. гу­бер­ни­ям не при­ме­ня­лись, а все вме­сте име­но­ва­лись Сев.-Зап. кра­ем. В 1842 в Сев.-Зап. крае про­из­ве­де­на се­ку­ля­ри­за­ция име­ний ка­то­лич. Церк­ви. В 1852 в про­ти­во­вес Жа­ло­ван­ной гра­мо­те дво­рян­ст­ву 1785 (рас­про­стра­не­на на ли­тов. дво­рян­ст­во в 1808) в зап. гу­бер­ни­ях вве­де­на обя­зат. во­ен. служ­ба для сы­но­вей польск. по­ме­щи­ков по до­сти­же­нии ими 18 лет.

2-я пол. 1850-х гг. ста­ла вре­ме­нем ли­бе­ра­ли­за­ции в по­ли­ти­ке рос. вла­стей по от­но­ше­нию к ли­тов. зем­лям. В 1856 имп. Алек­сандр II объ­я­вил по слу­чаю ко­ро­на­ции ам­ни­стию уча­ст­ни­кам Поль­ско­го вос­ста­ния 1830–31, в том же го­ду от­ме­не­ны преж­ние ог­ра­ни­че­ния и осо­бые пра­ви­ла для уро­жен­цев Сев.-Зап. края при по­сту­п­ле­нии на во­ен. и гражд. служ­бу. В 1856 в Ви­лен­ском учеб­ном ок­ру­ге раз­ре­ше­но пре­по­да­ва­ние польск. яз., в 1857 – от­кры­тие ча­ст­ных учеб­ных за­ве­де­ний. Дво­рян­ст­во Ви­лен­ской и Ко­вен­ской гу­бер­ний при­ня­ло ак­тив­ное уча­стие в об­су­ж­де­нии и под­го­тов­ке про­ек­тов кре­сть­ян­ской ре­фор­мы.

Кре­сть­ян­ская ре­фор­ма 1861 не смог­ла раз­ре­шить мн. со­ци­аль­ных про­ти­во­ре­чий. В ко­рен­ной Л. в 1861–62 по­лу­чи­ло раз­ви­тие ма­ни­фе­стац. дви­же­ние в го­ро­дах, пре­ж­де все­го в Ков­но и Виль­не. Осн. дви­жущи­ми си­ла­ми ста­ли гор. на­се­ле­ние и польск. дво­рян­ст­во. Та­кие же ма­ни­фе­ста­ции про­хо­ди­ли и на тер­ри­то­рии Цар­ст­ва Поль­ско­го, где они со­про­во­ж­да­лись ло­зун­га­ми нац. воз­ро­ж­де­ния. В сент. 1861 в Ко­вен­ской губ., а так­же в Виль­не и Ви­лен­ском у. вве­де­но во­ен. по­ло­же­ние (сня­то в окт. 1862). Ле­том 1862 в Виль­не об­ра­зо­вал­ся К-т дви­же­ния «крас­ных» (гла­ва – Л. Зве­ж­дов­ский), ко­то­рый в ок­тяб­ре то­го же го­да пре­об­ра­зо­вал­ся в Ли­тов. про­винц. к-т по под­го­тов­ке вос­ста­ния (важ­ную роль в нём иг­рал К. С. Ка­линов­ский), бы­ли ус­та­нов­ле­ны свя­зи с Центр. нац. к-том в Поль­ше. Вся тер­ри­то­рия ко­рен­ной Л. и Бе­ло­рус­сии бы­ла по­де­ле­на на вое­вод­ст­ва (со­от­вет­ст­во­вав­шие гу­бер­ни­ям), по­ве­ты, ок­ру­га, ку­да бы­ли на­зна­че­ны вое­во­ды, по­ве­то­вые, ок­руж­ные и при­ход­ские на­чаль­ни­ки. Од­но­вре­мен­но воз­ник­ло т. н. дви­же­ние «бе­лых» (часть по­ме­щи­ков, вы­сту­пав­шая за по­лу­че­ние куль­тур­но-нац. ав­то­но­мии и при­сое­ди­не­ние зап. гу­бер­ний к Цар­ст­ву Поль­ско­му; гла­ва – Я. Гейш­тор). По­сле на­ча­ла Поль­ско­го вос­ста­ния 1863–64 Ли­тов. про­винц. к-т 20.1(1.2).1863 объ­я­вил се­бя ре­во­люц. вла­стью Л. и Бе­ло­рус­сии, опуб­ли­ко­вал ма­ни­фест и аг­рар­ные дек­ре­ты. Врем. Нац. пра­ви­тель­ст­во в Вар­ша­ве, стре­мясь уст­ра­нить от дел Ли­тов. нац. к-т, сде­ла­ло став­ку на «бе­лых», вы­дав Н. Дю­ло­ра­ну и Я. Гейш­то­ру ман­дат на об­ра­зо­ва­ние От­де­ла по управ­ле­нию про­вин­ция­ми Л., ко­то­рый на­чал дей­ст­во­вать в мар­те 1863. Все­го на тер­ри­то­рии ко­рен­ной Л. за апр. – дек. 1863 со­стоя­лось бо­лее 150 бо­ёв. Ле­том 1863 от вос­ста­ния ста­ли от­хо­дить ра­зу­ве­рив­шие­ся в воз­мож­ной по­мо­щи ев­роп. стран дво­рян­ст­во и ка­то­лич. ду­хо­вен­ст­во Л. По­дав­ле­ние вос­ста­ния бы­ло за­вер­ше­но в 1864 ген.-гу­бер­на­то­ром Сев.-Зап. края М. Н. Му­равь­ё­вым, ко­то­рый про­вёл ряд жё­ст­ких адм. мер, на­прав­лен­ных на «ус­по­кое­ние» края. 8(20).6.1863 имп. Алек­сан­дром II бы­ло Вы­со­чай­ше ут­вер­жде­но по­ло­же­ние Зап. к-та (со­став­лен­ное по ини­циа­ти­ве Му­равь­ё­ва) о вве­де­нии 10-про­цент­но­го сбо­ра в ви­де кон­три­бу­ций с чис­то­го до­хо­да от всех име­ний, при­над­ле­жа­щих как эт­нич. по­ля­кам, так и всем со­чув­ст­во­вав­шим вос­ста­нию по­ме­щи­кам (вес­ной 1864 по­ни­жен до 5%); уси­лен­ный 20–30-про­цент­ный сбор на­ла­гал­ся на вла­де­ния лиц, так или ина­че уча­ст­во­вав­ших в вос­ста­нии. Для рус. и нем. по­ме­щи­ков пер­во­на­чаль­но был вве­дён 5-про­цент­ный сбор (вско­ре по­ни­жен­ный до 2,5–1,5%) с до­хо­дов в ви­де по­мо­щи пра­ви­тель­ст­ву. Позд­нее этот сбор по­ни­жал­ся, но был пол­но­стью от­ме­нён толь­ко в 1897. Со­глас­но Вы­со­чай­ше ут­вер­ждён­ной 22.5(3.6).1864 за­пис­ке ген.-гу­бер­на­то­ра про­ве­де­но за­ме­ще­ние рус. чи­нов­ни­ка­ми всех выс­ших и ря­да др. важ­ных долж­но­стей в Сев.-Зап. крае. По за­ко­ну от 10(22).12.1865 зем­ле­вла­дель­цы «поль­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния» ли­ша­лись пра­ва при­об­ре­те­ния зем­ли иным пу­тём, кро­ме пря­мо­го на­сле­до­ва­ния.

В свя­зи с Польск. вос­ста­ни­ем 1863–64 ре­фор­мы 1860–70-х гг. рас­про­стра­ня­лись на ли­тов. зем­ли с не­ко­то­рым за­по­зда­ни­ем. Так, лишь в 1871–72 бы­ли ре­ор­га­ни­зо­ва­ны низ­шие су­ды, при­чём ми­ро­вые су­дьи на­зна­ча­лись в адм. по­ряд­ке (в свя­зи с от­сут­ст­ви­ем земств), в 1883 на­ча­ли дей­ст­во­вать Ви­лен­ский и Ко­вен­ский ок­руж­ные су­ды, а так­же Ви­лен­ская су­деб­ная па­ла­та. В 1875 в Ви­лен­ской и Ко­вен­ской гу­бер­ни­ях всту­пи­ло в си­лу Го­ро­до­вое по­ло­же­ние 1870 (см. в ст. Го­ро­до­вые по­ло­же­ния).

В кон. 19 – нач. 20 вв. ак­ти­ви­зи­ро­валась об­ще­ст­вен­но-по­ли­тич. жизнь Л. В 1887 воз­ник пер­вый в Л. со­ци­ал-де­мо­кра­тич. кру­жок Л. Ио­ги­хе­са (Я. Тыш­ка). В 1896 соз­да­ны Ра­бо­чий со­юз Л. и Ли­тов­ская со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия (СДПЛ; ру­ко­во­ди­тель – А. До­ма­ше­вич). В 1897 на не­ле­галь­ном съез­де в Виль­не ос­но­ван Бунд. В 1902 офор­ми­лась Ли­тов­ская де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия (ли­де­ры – П. Вы­шин­скис, Й. Ви­лей­шис), вы­ра­жав­шая ин­те­ре­сы ли­бе­раль­ной бур­жуа­зии и вы­сту­пав­шая за соз­да­ние ав­то­ном­ной Л. (ко­то­рая вклю­ча­ла бы всю Ко­вен­скую, б. ч. уез­дов Ви­лен­ской и Су­валк­ской, час­ти Кур­лянд­ской и Грод­нен­ской гу­бер­ний). В кон. 1905 соз­дан Со­юз ли­тов. хри­сти­ан­ских де­мо­кра­тов (с 1917 Ли­тов­ская хри­сти­ан­ско-де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия), вы­ра­жав­ший ин­те­ре­сы гор. и сель­ской бур­жуа­зии. В то же вре­мя воз­ник и Со­юз кре­сть­ян Лит­вы, вы­сту­пав­ший за ав­то­но­мию, со­зыв Уч­ре­дит. сей­ма в Виль­не, обу­че­ние в шко­ле на род­ном язы­ке.

Ковно. Фото. Нач. 20 в. Архив М. В. Золотарёва

В свя­зи с на­ча­лом Ре­во­лю­ции 1905–07 рос. вла­сти вве­ли по­ло­же­ние уси­лен­ной ох­ра­ны в Су­валк­ской губ. (февр. 1905; в нояб. 1905 за­ме­не­но на во­ен. по­ло­же­ние, дей­ст­во­вав­шее до сент./окт. 1908) и Ко­вен­ской губ. (авг. 1905; дей­ст­во­ва­ло до авг. 1909). По ини­циа­ти­ве ли­тов. ли­бе­ра­лов во гла­ве с Й. Ба­са­на­ви­чю­сом 21–22.11(4–5.12).1905 в Виль­не был со­зван т. н. Ли­тов­ский сейм (ок. 2 тыс. пред­ста­ви­те­лей раз­ных сло­ёв на­се­ле­ния), за­вер­шив­ший­ся при­ня­ти­ем ре­зо­лю­ции, в ко­то­рой на­род при­зы­ва­ли вы­сту­пить про­тив са­мо­дер­жа­вия, но с по­мо­щью де­мо­кра­тич. ме­то­дов борь­бы. В ре­зуль­та­те вы­бо­ров в 1-ю Гос. ду­му от ли­тов. гу­бер­ний бы­ло из­бра­но 14 де­пу­та­тов (из них 8 кре­сть­ян или вы­ход­цев из кре­сть­ян). Во 2-й Гос. ду­ме ак­тив­ное уча­стие при­ня­ла СДПЛ, 5 из­бран­ных от неё в Ко­вен­ской губ. де­пу­та­тов со­ста­ви­ли в Ду­ме отд. Ли­тов. со­ци­ал-де­мо­кра­тич. груп­пу, во­шед­шую в объ­е­ди­нён­ную со­ци­ал-де­мо­кра­тич. фрак­цию на ав­то­ном­ных на­ча­лах. В 3-й Гос. ду­ме ли­тов­цев на­счи­ты­ва­лось лишь 4 чел., в 4-й – вновь 14.

Ос­но­вой эко­но­ми­ки ли­тов. зе­мель про­дол­жа­ло ос­та­вать­ся с. х-во. По­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во кре­сть­ян­ст­ва со­став­ля­ли по­ме­щи­чьи кре­сть­я­не, срав­ни­тель­но бы­ст­ро уве­ли­чи­ва­лось чис­ло гос. кре­сть­ян, что бы­ло вы­зва­но в осн. при­чис­ле­ни­ем к ним лиц др. со­стоя­ний (в 1831 – кре­сть­ян, при­над­ле­жав­ших уча­ст­ни­кам Польск. вос­ста­ния 1830–31; в 1842 – кре­сть­ян име­ний ка­то­лич. ду­хо­вен­ст­ва; в 1843 – име­ний при­ход­ских церк­вей), в Ав­гу­стов­ской губ. гос. кре­сть­я­не со­став­ля­ли боль­шин­ст­во сель­ско­го тру­до­во­го на­се­ле­ния.

Отд. ка­те­го­рию на­се­ле­ния со­став­ля­ли т. н. воль­ные лю­ди (су­ще­ст­во­ва­ли гл. обр. в Же­май­тии); в 1840 «воль­ные лю­ди» гос. име­ний урав­не­ны в пра­вах с гос. кре­сть­я­на­ми, а при­пи­сан­ные к го­ро­дам при­чис­ля­лись к «го­род­ским обы­ва­те­лям». Ос­таль­ные «воль­ные лю­ди» по­ме­щичь­ей де­рев­ни по по­ло­же­нию от 23.5(4.6).1847 ста­но­ви­лись арен­да­то­ра­ми, от­бы­вав­ши­ми по­ме­щи­ку по­вин­но­сти по обя­зат. до­го­во­рам.

По­сле се­ку­ля­ри­за­ции цер­ков­ных вла­де­ний в Ви­лен­ской и Ко­вен­ской гу­бер­ни­ях в ру­ках гос-ва ока­за­лось ок. 27% всей их зем­ли. Поч­ти вся ос­таль­ная зем­ля от­но­си­лась к дво­рян­ско­му зем­ле­вла­де­нию, ко­то­рое име­ло 2 ви­да: мел­кая (око­лич­ная) шлях­та об­ра­ба­ты­ва­ла зем­лю са­ма или с по­мо­щью бат­ра­ков; ос­таль­ное при­над­ле­жа­ло по­ме­щи­кам, в осн. мел­ким, вла­дев­шим кре­сть­я­на­ми. В то же вре­мя про­ис­хо­ди­ла кон­цен­тра­ция дво­рян­ско­го зем­ле­вла­де­ния, гл. обр. в ру­ках но­вых круп­ных зем­ле­вла­дель­цев, по­лу­чав­ших круп­ные по­жа­ло­ва­ния от рос. им­пе­ра­то­ров (Зу­бо­вы, На­рыш­ки­ны, Ва­силь­чи­ко­вы). Зна­чит. име­ния ос­та­лись в ру­ках не­ко­то­рых пред­ста­ви­те­лей зна­ти быв. ВКЛ (Кар­пы, Роп­пы, кня­зья Огин­ские, гра­фы Пла­те­ры, гра­фы Тыш­ке­ви­чи). В ру­ках круп­ней­ших по­ме­щи­ков Ко­вен­ской губ., вла­дев­ших 500 и бо­лее душ, на­хо­ди­лась 1/3 всей зем­ли (по сте­пе­ни кон­цен­тра­ции кре­по­ст­ных Ко­вен­ская губ. бы­ла на 2-м мес­те в им­пе­рии).

В 1-й пол. 19 в. в ли­тов. гу­бер­ни­ях бар­щи­на ста­ла ши­ро­ко за­ме­нять­ся чин­шем, рас­ши­ри­лось при­ме­не­ние де­неж­ной рен­ты. Уве­ли­че­ние об­ще­го чис­ла об­роч­ных кре­сть­ян бы­ло вы­зва­но пре­ж­де все­го Ки­се­лё­ва ре­фор­мой 1837–41, за­тро­нув­шей гос. кре­сть­ян. С нач. 1830-х гг. по­лу­чил рас­про­стра­не­ние при­ну­дит. найм (в Ав­гу­стов­ской губ. за­пре­щён в 1846, в ос­таль­ной час­ти су­ще­ст­во­вал до 1862). В свя­зи с от­сут­ст­ви­ем в ли­тов. зем­лях об­щин­но­го зем­ле­поль­зо­ва­ния (за ис­клю­че­ни­ем па­ст­бищ) бар­щи­на и об­рок от­бы­ва­лись с зе­мель­но­го уча­ст­ка (дво­ра), по­ме­щи­ку пе­ре­да­ва­лась 1/3 ва­ло­во­го до­хо­да. С 1795 по 1858 чис­лен­ность муж­ско­го на­се­ле­ния в ли­тов. уез­дах Рос. им­пе­рии уве­ли­чи­лась с 463,1 тыс. до 616,9 тыс. чел.; в ли­тов. уез­дах Ав­гу­стов­ской губ. в 1858 на­счи­ты­ва­лось 332 тыс. жи­те­лей.

Мас­со­вой фор­мой кре­сть­ян­ско­го дви­же­ния в 1858–64 ста­ло трез­вен­ное дви­же­ние (в 1860 – 668,5 тыс. чел. в Ко­вен­ской губ., 321,2 тыс. чел. в Ви­лен­ской губ.), ру­ко­во­дство ко­то­рым осу­ще­ст­в­ля­ло ка­то­лич. ду­хо­вен­ст­во, его ре­зуль­та­том ста­ли круп­ные убыт­ки по­ме­щи­ков и каз­ны.

В со­от­вет­ст­вии с по­ло­же­ни­ем кре­сть­ян­ской ре­фор­мы 1861, рас­про­стра­нён­ным на Ви­лен­скую, Ко­вен­скую, Грод­нен­скую, Мин­скую гу­бер­нии и ла­тыш. часть Ви­теб­ской гу­бер­нии, кре­сть­я­нам от­во­ди­лись толь­ко ин­вен­тар­ные зем­ли, ес­ли при этом у по­ме­щи­ка ос­та­ва­лось ме­нее 1/3 удоб­ных зе­мель, то ему раз­ре­ша­лось от­ре­зать у кре­сть­ян до 1/6 ин­вен­тар­ных зе­мель. В нач. 1862 кре­сть­я­нам пре­до­став­ле­но пра­во по­лу­чать зем­ли, на ко­то­рых они от­бы­ва­ли бар­щи­ну. За­ко­ном от 1(13).3.1863 по ис­те­че­нии 2 мес от­ме­ня­лись от­но­ше­ния вре­мен­но­обя­зан­ных кре­сть­ян с по­ме­щи­ка­ми, пре­кра­ща­лась бар­щи­на и вво­дил­ся обя­зат. вы­куп зем­ли; быв. вре­мен­но­обя­зан­ные при­чис­ля­лись к раз­ря­ду кре­сть­ян-соб­ст­вен­ни­ков, об­рок со­кра­щал­ся на 10–20%. По за­ко­ну от 25.7(6.8).1864 «воль­ные лю­ди» 1-го раз­ря­да (кре­сть­я­не, обез­зе­ме­лен­ные по­сле дек. 1857) по­лу­ча­ли пол­но­стью свои на­де­лы и пе­ре­во­ди­лись на обя­зат. вы­куп. По за­ко­ну от 25.5(6.6).1864 обез­зе­ме­лен­ным кре­сть­я­нам воз­вра­ща­лась часть ото­бран­ной зем­ли. По Кре­сть­ян­ской ре­фор­ме в Цар­ст­ве Поль­ском 1864 кре­сть­я­не Ав­гу­стов­ской губ. по­лу­чи­ли на­де­лы без вы­ку­па, но бы­ли обя­за­ны вы­пла­чи­вать вы­со­кий зе­мель­ный на­лог (до 2/3 го­до­во­го об­ро­ка); ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние там по­лу­чи­ла ху­тор­ская сис­те­ма. По за­ко­ну от 16(28).5.1867 гос. кре­сть­я­не по­лу­чи­ли пра­во на вы­куп всей на­дель­ной зем­ли, ко­то­рой они поль­зо­ва­лись до ре­фор­мы (очер­та­ния на­де­лов и вы­куп­ные пла­те­жи оп­ре­де­ля­ли люс­т­ра­ци­он­ные ко­мис­сии, це­на бы­ла мень­ше, чем у по­ме­щичь­их). 26.3(7.4).1869 при­нят за­кон о раз­ме­же­ва­нии кре­сть­ян­ских и по­ме­щичь­их зе­мель (к нач. 20 в. в Ко­вен­ской губ. раз­ме­жё­ва­но ок. 70%, в Ви­лен­ской губ. – ок. 90% всех зе­мель). К 1870 окон­ча­тель­но ут­вер­жде­ны вы­куп­ные ак­ты 91,5% всех на­дель­ных зе­мель Ви­лен­ской (за­вер­ше­но к нач. 20 в.) и 47,7% Ко­вен­ской (про­дол­жа­лось вплоть до 1914) гу­бер­ний. По за­ко­ну от 3(15).6.1882 «воль­ные лю­ди» 2-го раз­ря­да (вы­ход­цы из кре­сть­ян, преж­де фео­даль­но-за­ви­си­мых) по­лу­чи­ли арен­дуе­мую зем­лю на вы­куп, но вы­куп­ная це­на бы­ла зна­чи­тель­но вы­ше, чем у ос­таль­ных кре­сть­ян. По­сле от­кры­тия в 1872 Ви­лен­ско­го зе­мель­но­го бан­ка важ­ную роль в с. х-ве стал иг­рать ка­пи­та­ли­стич. кре­дит. С 1907 ак­тив­но раз­ви­ва­лась сис­те­ма ссу­дос­бе­ре­га­тель­ных касс. В хо­де реа­ли­за­ции Сто­лы­пин­ской аг­рар­ной ре­фор­мы в 1907–14 в Ко­вен­ской гу­б. на ху­то­ра рас­се­ле­ны 1743 де­рев­ни, в Ви­лен­ской – 717.

Ос­но­ву с. х-ва ли­тов. зе­мель с кон. 18 до нач. 20 вв. со­став­ля­ло про­из-во зер­но­вых (в пер­вую оче­редь пше­ни­цы), льна (осо­бен­но в Се­вер­ной и Сев.-Вост. Л.), а так­же жи­вот­но­вод­ст­во (в осн. ло­ша­ди и во­лы как тяг­ло­вая си­ла; круп­ный ро­га­тый скот, ов­цы и сви­ньи). В Вост. Л. с 1820-х гг. ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лось вы­ра­щи­ва­ние кар­то­фе­ля.

Раз­ви­тие пром-сти в ли­тов. зем­лях шло дос­та­точ­но мед­лен­ны­ми тем­па­ми. С 1820-х гг. раз­ви­ва­лись та­бач­ные и тек­стиль­ные пред­при­ятия в Виль­не и Ков­но. В 3-й четв. 19 в. в Ков­но и ок­ре­ст­но­стях поя­ви­лись но­вые ме­тал­ло­об­ра­ба­ты­ваю­щие пред­при­ятия. Серь­ёз­ный рост про­мыш­лен­но­сти на­блю­дал­ся в 1894–99, ко­гда чис­ло пред­при­ятий уве­ли­чи­лось с 848 до 1426, а ра­бо­чих – с 7,8 тыс. до 13,2 тыс. чел. К нач. 20 в. круп­ней­шим пром. цен­тром Л. яв­ля­лась Виль­на; там кон­цен­три­ро­ва­лись пред­при­ятия пи­ще­вой, ко­же­вен­ной и по­ли­гра­фич. пром-сти, в Ков­но – ме­тал­ло­об­ра­бат. пром-сть, Шав­ли и По­не­веж пре­вра­ща­лись в пром. го­ро­да. В 1892 в Ре­то­во (ны­не Рета­вас) от­кры­та пер­вая в ли­тов. гу­бер­ни­ях элек­тро­стан­ция. В 1911 в Виль­не соз­да­но АО «Ви­лия», про­из­во­див­шее и им­пор­ти­ро­вав­шее с.-х. ма­ши­ны, реа­ли­зо­вы­вав­шее ми­нер. удоб­ре­ния и улуч­шен­ные се­ме­на. В том же го­ду от­крыл­ся пер­вый ли­тов. банк – Ко­вен­ский банк 2-го об­ще­ст­ва вза­им­но­го кре­ди­та.

Аг­рар­ное пе­ре­на­се­ле­ние и на­ли­чие боль­шо­го ре­зер­ва ра­бо­чей си­лы при­ве­ло к то­му, что на­се­ле­ние ухо­ди­ло на за­ра­бот­ки в Ри­гу, Ел­га­ву, С.-Пе­тер­бург, Мо­ск­ву, Одес­су (в нач. 20 в. в этих го­ро­дах про­жи­ва­ло ок. 74 тыс. ли­тов­цев). С 1868 на­ча­лась мас­со­вая ми­гра­ция ра­бо­чей си­лы из ли­тов. гу­бер­ний в стра­ны Зап. Ев­ро­пы (пре­ж­де все­го в Ве­ли­ко­бри­та­нию), США (к 1914 про­жи­ва­ло св. 300 тыс. ли­тов­цев), стра­ны Юж. Аме­ри­ки.

В 19 – нач. 20 вв. ак­тив­но раз­ви­ва­лась транс­порт­ная сеть ли­тов. гу­бер­ний. В 1826 за­вер­ши­лось строи­тель­ст­во ли­тов. уча­ст­ка Пе­тер­бур­го-Вар­шав­ско­го шос­се. К 1858 по­строе­но Риж­ско-Тау­раг­ское шос­се. В 1861–62 по Л. про­шла Пе­тер­бур­го-Вар­шав­ская ж. д., в 1871–73 – Ли­ба­во-Ро­мен­ская ж. д., Виль­на ста­ла круп­ным ж.-д. уз­лом. В 1895–99 по­строе­на ж. д. Ора­ны (ны­не Ва­ре­на) – Оли­та (ны­не Али­тус) – Су­вал­ки – Грод­но, в 1895–98 – уз­ко­ко­лей­ная до­ро­га По­ста­вы – Свен­ця­ны – По­не­веж. В кон. 19 в. про­ло­же­но ок. 400 км но­вых шос­сей­ных до­рог.

4(16).4.1803 Гл. ви­лен­ская шко­ла бы­ла ре­ор­га­ни­зо­ва­на в Ви­лен­ский ун-т (до 1832), 18(30) мая при­нят ус­тав ун-та и его учеб­но­го ок­ру­га. В 1-й тре­ти 19 в. Ви­лен­ский ун-т был круп­ным учеб­ным и н.-и. уч­ре­ж­де­ни­ем и имел 4 ф-та [фи­зи­ко-ма­те­ма­тич., ме­ди­цин­ский, нрав­ст­вен­но-по­ли­тич. на­ук (тео­ло­гич.), лит-ры и иск-ва], ок. 40% его сту­ден­тов яв­ля­лись уро­жен­ца­ми Ли­тов­ско-Ви­лен­ской гу­бер­нии.

В 1830-х гг. мед. и тео­ло­гич. ф-ты Ви­лен­ско­го ун-та пре­об­ра­зо­ва­ны со­от­вет­ст­вен­но в Ме­ди­ко-хи­рур­гич. (1832–1842, с 1842 в со­ста­ве Ун-та Св. Вла­ди­ми­ра в Кие­ве) и Рим­ско-ка­то­лич. (Ду­хов­ную; 1833–44, с 1844 – в С.-Пе­тер­бур­ге) ака­де­мии. В 1852 со­з­дан Ис­то­рич. ар­хив в Виль­не, в 1860-х гг. – Об­щий ар­хив ви­лен­ских при­сут­ст­вен­ных мест. В 1855–63 дей­ст­во­ва­ла Врем. ар­хео­ло­гич. ко­мис­сия в Виль­не, соз­дав­шая Му­зей древ­но­стей (1855, от­крыт в 1856), биб­лио­те­ку и со­брав­шая ряд цен­ных ис­то­рич. ис­точ­ни­ков.

Количество сред­них школ по­сле Польск. вос­ста­ния 1830–31 со­кра­ти­лось до 10, к сер. 1850-х гг. вы­рос­ло до 14. При­ход­ские шко­лы в 1830-х гг. за­ме­ня­лись на ка­зён­ные (131 шко­ла с 4,2 тыс. уч-ся в сер. 1850-х гг. на всей тер­ри­то­рии Л.). В 1841 МВД да­ло раз­ре­ше­ние на от­кры­тие школ при кос­тё­лах Же­май­тий­ской епар­хии для обу­че­ния де­тей гра­мо­те и Ка­те­хи­зи­су (в 1854 – 197 школ, 5,9 тыс. уч-ся). Язы­ком пре­по­да­ва­ния вез­де яв­лял­ся поль­ский. В при­ход­ской и на­чаль­ной шко­лах Центр. и Зап. Л. ли­тов. яз. упот­реб­лял­ся лишь на пер­вых за­ня­ти­ях и лишь в шко­лах при кос­тё­лах стал гл. язы­ком пре­по­да­ва­ния.

Ут­вер­ждён­ные во вре­мя Польск. вос­ста­ния 1863–64 имп. Алек­сан­дром II 23.3(4.4).1863 Врем. пра­ви­ла для нар. школ в Ви­лен­ской, Ко­вен­ской, Грод­нен­ской, Мин­ской, Мо­ги­лёв­ской и Ви­теб­ской гу­бер­ни­ях ус­та­но­ви­ли, что язы­ком пре­по­да­ва­ния мог быть толь­ко рус. яз., ис­клю­че­ние для нац. язы­ка ос­та­ва­лось толь­ко при пре­по­да­ва­нии За­ко­на Божь­е­го. Как вспо­мо­га­тель­ный ли­тов. яз. раз­ре­шал­ся в шко­лах Ко­вен­ской губ. толь­ко на 1-м го­ду обу­че­ния, в Ви­лен­ской – во­об­ще от­сут­ст­во­вал, в не­ко­то­рых шко­лах Су­валк­ской губ. пре­по­да­вал­ся в сред­ней шко­ле. В 1864 в обя­зат. по­ряд­ке вме­сто тра­диц. лат. шриф­та для ли­тов. яз. вве­дён рус. гра­ж­дан­ский шрифт, в 1865 это рас­про­стра­не­но на всю ли­тов. пе­чать; толь­ко в 1880 по хо­да­тай­ст­ву Пе­терб. АН да­но раз­ре­ше­ние пе­ча­тать на­уч. тру­ды по ли­тов. яз. ла­тин­ским шриф­том с ус­ло­ви­ем не­рас­про­стра­не­ния этих книг в са­мой Л. На сме­ну ли­к­ви­ди­ро­ван­ной Врем. ар­хео­ло­гич. ко­мис­сии в 1864 бы­ла соз­да­на Ви­лен­ская ар­хео­гра­фич. ко­мис­сия, в 1865–1915 из­дав­шая 39 то­мов «Ак­тов», ка­сав­ших­ся быв. тер­ри­то­рии ВКЛ. В 1867 на ос­но­ве фон­дов кон­фи­ско­ван­ной биб­лио­те­ки (до 200 тыс. то­мов) Врем. ар­хео­ло­гич. ко­мис­сии соз­да­на Ви­лен­ская пуб­лич­ная б-ка. В 1867 ос­но­ван Сев.-Зап. от­дел РГО с цен­тром в Виль­не, в 1898 – Ви­лен­ское от­де­ле­ние Рус. тех­нич. об-ва (в 1900–06 вы­шло 13 вы­пус­ков его «За­пи­сок»).

Раз­ви­тию об­ра­зо­ва­ния на тер­ри­то­рии совр. Л. в не­ко­то­рой сте­пе­ни спо­соб­ст­во­ва­ло от­кры­тие Вей­вер­ской (1866, в Су­валк­ской губ.) и По­не­веж­ской (1872) учи­тель­ских се­ми­на­рий, Ви­лен­ско­го учи­тель­ско­го (1875) и Ви­лен­ско­го ев­рей­ско­го учи­тель­ско­го (1873) ин­сти­ту­тов. Од­на­ко По­не­веж­ская се­ми­на­рия и Ви­лен­ский учи­тель­ский ин-т при­ни­ма­ли на учё­бу толь­ко лиц пра­во­слав­но­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния, По­не­веж­ская се­ми­на­рия лишь не­мно­го зна­ко­ми­ла уче­ни­ков с ли­тов. яз. В Вей­вер­ской се­ми­на­рии обу­ча­лись пре­им. ли­тов­цы кре­сть­ян­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния, пре­по­да­вал­ся ли­тов. яз., она ста­ла важ­ным цен­тром под­го­тов­ки ли­тов. ин­тел­ли­ген­ции. Осн. ти­па­ми на­чаль­ной шко­лы в сель­ской ме­ст­но­сти ста­ли на­род­ные и цер­ков­но-при­ход­ские, под­чи­нён­ные РПЦ.

В ре­зуль­та­те пра­ви­тельств. мер ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в Ко­вен­ской и Су­валк­ской гу­бер­ни­ях при­об­ре­ло тай­ное груп­по­вое до­маш­нее обу­че­ние де­тей гра­мо­те на ли­тов. яз. Ли­тов. ин­тел­ли­ген­ция ор­га­ни­зо­ва­ла выпуск пе­чат­ных из­да­ний на ли­тов. яз. в Прус­сии – в Тиль­зи­те (ны­не Со­ветск), Раг­ни­те (ны­не Не­ман). В Ма­лой Лит­ве (Прус­сия) в 1865–1904 вы­шло 1480 из­да­ний (ти­раж 5543,6 тыс. экз.), пред­на­зна­чен­ных для рас­про­стра­не­ния в Рос. им­пе­рии. 24.4(7.5).1904 за­прет на из­да­ние лит-ры на ли­тов. яз. был снят. Од­ним из ре­зуль­та­тов Ре­во­лю­ции 1905–07 ста­ло раз­ре­ше­ние пре­по­да­ва­ния ли­тов. яз. в на­чаль­ных и сред­них шко­лах, а так­же до­пуск к пре­по­да­ва­нию эт­нич. ли­тов­цев. Поя­ви­лись ле­галь­ные ча­ст­ные ли­тов. шко­лы, на­чал­ся вы­пуск учеб­ни­ков на ли­тов. яз. В Ко­вен­ской губ. в 1907–10 от­кры­та 161 на­чаль­ная шко­ла, в Ви­лен­ской – 424, в них обу­ча­лось 62 тыс. уч-ся; к 1914 чис­ло гим­на­зий в этих гу­бер­ни­ях воз­рос­ло до 25.

На­уч. ра­бо­та ве­лась лишь по ча­ст­ной ини­циа­ти­ве. В 1907 соз­да­но Ли­тов. на­уч. об-во, объ­е­ди­нив­шее раз­ро­з­нен­ную на про­тя­же­нии мн. лет на­уч. ин­тел­ли­ген­цию Л. (пред. до 1927 – Й. Ба­са­на­ви­чюс), ко­то­рое ста­ло вы­пус­кать се­рий­ный на­уч. сб. «Ли­тов­ская на­ция» («Lietuvių  tauta»). В 1906 по ини­циа­ти­ве А. Й. Жмуйд­зи­на­ви­чю­са, П. Рим­ши и М. К. Чюр­лё­ни­са соз­да­но Ли­тов. ху­дож. об-во, це­лью ко­то­ро­го ста­ло объ­е­ди­не­ние всех ли­тов. ху­дож­ни­ков (до 1914 ор­га­ни­зо­ва­ло 8 вы­ста­вок).

С пер­вых дней 1-й ми­ро­вой вой­ны ли­тов. зем­ли ста­ли аре­ной бое­вых дей­ст­вий. На про­тя­же­нии 1914–15 пе­ре­ве­са не смог­ла дос­тичь ни од­на из сто­рон. Ре­шаю­щие ус­пе­хи герм. ар­мии при­шлись на ле­то – осень 1915, ко­гда она ок­ку­пиро­ва­ла прак­ти­че­ски всю тер­ри­то­рию совр. Л.: 8(21) ию­ля бы­ли взя­ты Шав­ли, 14(27) ию­ля – По­не­веж, 5(18) авг. – Ков­но, 31 авг. (13 сент.) – Свен­ця­ны, а 6(19) сент. – Виль­на. Во вре­мя бо­ёв бы­ли поч­ти пол­но­стью раз­ру­ше­ны Каль­ва­рия (ны­не Кал­ва­рия), Кель­мы (ны­не Кель­ме), Тау­ро­ги (ны­не Тау­ра­ге), Шав­ли, Ша­ки (ны­не Ша­кяй) и др. Ок. 300 тыс. бе­жен­цев из Л. ока­за­лись во внутр. гу­бер­ни­ях Рос­сии, на Ук­раи­не и в Бе­ло­рус­сии.

Пер­во­на­чаль­но вся ок­ку­пи­ро­ван­ная герм. вой­ска­ми тер­ри­то­рия бы­ла раз­де­ле­на на са­мо­сто­ят. об­лас­ти – Лит­ву, Кур­лян­дию, Су­вал­ки, Виль­но, Грод­но и Бе­ло­сток. Позд­нее адм. де­ле­ние ме­ня­лось. В мар­те 1917 соз­да­но Во­ен. управ­ле­ние Л. (гла­ва – кн. Ф. Й. фон Изен­бург-Бир­штейн), в ве­де­нии ко­то­ро­го на­хо­ди­лись быв. адм. еди­ни­цы Лит­вы, Су­ва­лок и Виль­ны. Ап­па­рат вла­сти в цен­тре и на мес­тах был уком­плек­то­ван нем­ца­ми, ме­ст­ные жи­те­ли на­зна­ча­лись лишь на долж­но­сти сель­ских ста­рост. Ок­ку­па­ция по­дор­ва­ла пром. раз­ви­тие Л., ок. 1/3 пред­при­ятий бы­ло эва­куи­ро­ва­но, ос­таль­ные пре­кра­ти­ли ра­бо­ту из-за от­сут­ст­вия сы­рья. Не­по­силь­ны­ми для сель­ско­го хо­зяй­ст­ва ста­ли 5 ре­к­ви­зи­ций ло­ша­дей; в 1917–18 1/3 об­ра­ба­ты­вае­мой зем­ли Л. пус­то­ва­ла. В Гер­ма­нии во­ен. тео­ре­ти­ком ген. Э. Лю­ден­дор­фом был раз­ра­бо­тан план ши­ро­ких ме­ро­прия­тий по ко­ло­ни­за­ции Л. нем. ко­ло­ни­ста­ми, для че­го герм. вла­сти взя­ли в своё рас­по­ря­же­ние 1200 име­ний с бо­лее чем 650 тыс. га зем­ли.

Ок­ку­пац. вла­стя­ми бы­ли вве­де­ны при­ну­дит. ра­бо­ты, за­пре­ще­на лю­бая об­ще­ст­вен­но-по­ли­тич. дея­тель­ность, про­дол­жи­ли ра­бо­ту лишь проф­сою­зы Виль­но. В от­вет на эти ме­ры ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в Л. по­лу­чи­ло дви­же­ние «лес­ных брать­ев», унич­то­жав­ших нем. во­ен. со­ору­же­ния, скла­ды про­до­воль­ст­вия и др. Мас­со­вой фор­мой со­про­тив­ле­ния ок­ку­пац. вла­стям ста­ло ук­ло­не­ние от при­нудит. ра­бот, по­ста­вок с.-х. про­дук­тов и сы­рья.

В пе­ри­од 1-й ми­ро­вой вой­ны в сре­де ли­тов. ин­тел­ли­ген­ции и по­ли­тич. эли­ты стал под­ни­мать­ся во­прос о вос­ста­нов­ле­нии ли­тов. го­су­дар­ст­вен­но­сти. В на­ча­ле вой­ны ли­тов. бур­жуа­зия рас­счи­ты­ва­ла на воз­мож­ность по­лу­че­ния ав­то­но­мии в со­ста­ве Рос. им­пе­рии, бы­ла раз­ра­бо­та­на про­грам­ма по­доб­ной ав­то­но­мии, но в ус­ло­ви­ях не­удач рос. ар­мии она не мог­ла быть реа­ли­зо­ва­на. Ряд по­ли­тич. дея­те­лей Л. (Ю. Шау­лис, А. Сме­то­на, С. Кай­рис) вы­дви­ну­ли идею соз­да­ния под эги­дой Гер­ма­нии са­мо­сто­ят. Ли­тов. гос-ва. По­пыт­ки воз­дей­ст­во­вать на си­туа­цию пред­при­ни­ма­ли и пред­ста­ви­те­ли ка­то­лич. Церк­ви. 18.1.1916 пра­ви­тель Же­май­тий­ской епар­хии ге­не­раль­ный ви­ка­рий Ю. Ста­кау­скас под­пи­сал с пред­ста­ви­те­ля­ми герм. вла­стей до­го­вор, ко­то­рый ос­во­бо­ж­дал ка­то­лич. ду­хо­вен­ст­во от ре­к­ви­зи­ций, а герм. вла­сти обя­за­лись вы­пла­чи­вать ему жа­ло­ва­нье.

Литва с 1918

Президиум Совета Литвы. Слева направо: сидят – председатель А. Сметона, 2-й вице-председатель Й. Стаугайтис; стоят – секретарь Й. Шернас, 1-й вице-председатель Й. Шаулюс. Фото. 1918.

Фев­раль­ская ре­во­лю­ция 1917 в Рос­сии да­ла им­пульс рас­про­стра­не­нию прин­ци­па са­мо­оп­ре­де­ле­ния на­ций на тер­ри­то­рии быв. Рос. им­пе­рии. Ис­поль­зуя воз­ник­шую си­туа­цию, герм. вла­сти об­ра­ти­лись к ли­тов. нац. ли­де­рам с пред­ло­же­ни­ем от­де­лить­ся от Рос­сии и при­сое­ди­нить­ся к Гер­ма­нии на ав­то­ном­ной ос­но­ве. В от­вет ли­тов. ли­де­ры (А. Сме­то­на, Й. Ба­са­на­ви­чюс, С. Кай­рис и др.) за­я­ви­ли нем­цам о не­об­хо­ди­мо­сти «по­со­ве­то­вать­ся с на­ро­дом». 18–22.9(1–5.10).1917 в Виль­не бы­ла со­зва­на т. н. Ли­тов. кон­фе­рен­ция (уча­ст­во­ва­ли 222 пред­ста­ви­те­ля раз­ных по­ли­тич. те­че­ний), вы­дви­нув­шая тре­бо­ва­ние соз­дать су­ве­рен­ное ли­тов. на­цио­наль­ное гос-во на де­мо­кра­тич. ос­но­вах. Для осу­ще­ст­в­ле­ния этой це­ли был из­бран пред­ста­вит. ор­ган – Ли­тов. Та­ри­ба. Герм. вла­сти, стре­мив­шие­ся за­кре­пить свои тер­ри­то­ри­аль­ные при­об­ре­те­ния в гра­ни­цах быв. Рос. им­пе­рии, вы­ну­ди­ли Та­ри­бу 11(24).12.1917 при­нять дек­ла­ра­цию, от­кры­вав­шую путь к при­сое­ди­не­нию Л. к Гер­ма­нии. В ка­че­ст­ве гл. сред­ст­ва дав­ле­ния на Та­ри­бу нем­цы ис­поль­зо­ва­ли уг­ро­зу пе­ре­да­чи Виль­ны бу­ду­ще­му польск. гос-ву. Дек­ла­ра­ция от 11(24) де­каб­ря не на­шла под­держ­ки в Л., и уже 16.2.1918 Та­ри­ба при­ня­ла но­вую дек­ла­ра­цию – о не­за­ви­си­мо­сти Л., при этом внутр. уст­рой­ст­во гос-ва и его от­но­ше­ния с др. стра­на­ми пред­стоя­ло оп­ре­де­лить де­мо­кра­ти­че­ски из­бран­но­му Сей­му.

По­сле при­ня­тия Сов. Рос­си­ей ус­ло­вий Бре­ст­ско­го ми­ра 1918 рос. гра­ни­цы ото­дви­ну­лись да­ле­ко на вос­ток и Л. фак­ти­че­ски ока­за­лась в пол­ной за­ви­си­мо­сти от Гер­ма­нии. 23.3.1918 кай­зе­ров­ская Гер­ма­ния объ­я­ви­ла о при­зна­нии Ли­тов. гос-ва на ос­но­ве дис­кри­ми­нац. дек­ла­ра­ции от 11(24).12.1917. Ок­ку­пац. вла­сти ста­ли го­то­вить при­сое­ди­не­ние Л. к Прус­сии. Пы­та­ясь вос­пре­пят­ст­во­вать это­му, Та­ри­ба ле­том 1918 объ­я­ви­ла Л. ко­ро­лев­ст­вом и при­гла­си­ла на трон гер­цо­га Виль­гель­ма фон Ура­ха, пред­ста­ви­те­ля вюр­тем­берг­ской ко­ро­лев­ской ди­на­стии. Это ре­ше­ние вы­зва­ло не­га­тив­ную ре­ак­цию как со сто­ро­ны ок­ку­пац. вла­стей (чле­нам Та­ри­бы уг­ро­жа­ли аре­ста­ми), так и со сто­ро­ны пред­ста­ви­те­лей ле­вых пар­тий Л., вы­шед­ших в знак про­тес­та из со­ста­ва Та­ри­бы. Осе­нью 1918 Та­ри­бе при­шлось от­ка­зать­ся от сво­их пла­нов.

По­сле по­ра­же­ния в вой­не осе­нью 1918 Гер­ма­ния уже не мог­ла да­лее удер­жи­вать Л. под сво­им кон­тро­лем и фор­маль­но пе­ре­да­ла власть Та­ри­бе, ко­то­рая, про­дол­жая поль­зо­вать­ся не­ко­то­рой герм. под­держ­кой (в кон. 1918 был по­лу­чен кре­дит на 300 млн. ма­рок), рас­счи­ты­ва­ла в то же вре­мя на по­мощь Ан­тан­ты. 2 но­яб. Та­ри­ба при­ня­ла врем. кон­сти­ту­цию ли­бе­раль­но­го со­дер­жа­ния (га­ран­ти­ро­ва­лись ра­вен­ст­во гра­ж­дан пе­ред за­ко­ном, не­ру­ши­мость пра­ва соб­ст­вен­но­сти), 11 но­яб. был сфор­ми­ро­ван ка­би­нет ми­ни­ст­ров под рук. А. Воль­де­ма­ра­са. Его пра­ви­тель­ст­ву уда­лось при­влечь к со­вме­ст­ной ра­бо­те пред­ста­ви­те­лей бе­ло­рус. и евр. об­щин. Од­на­ко по­ми­мо пра­ви­тель­ст­ва Воль­де­ма­ра­са на власть в стра­не пре­тен­до­ва­ли разл. си­лы: фор­ми­рую­щие­ся пар­тии раз­ных по­ли­тич. на­прав­ле­ний, нем. во­ен. об­ра­зо­ва­ния, ор­га­ни­за­ции сов. об­раз­ца (со­ве­ты), на­цио­на­ли­стич. польск. са­мо­обо­ро­на в Виль­но. К кон. 1918 под на­рас­таю­щим дав­ле­нием оп­по­зи­ции ка­би­нет Воль­де­ма­ра­са фак­ти­че­ски рас­пал­ся, а сам он по­ки­нул Л. Но­вый ка­би­нет ле­вой ори­ен­та­ции сфор­ми­ро­вал 26.12.1918 воз­вра­тив­ший­ся из Рос­сии М. Сле­жя­ви­чюс. В пер­вые ме­ся­цы 1919 ли­тов. пра­ви­тель­ст­во, пе­ре­ехав­шее из Виль­но в Кау­нас, пе­ре­жи­ло ряд кри­зи­сов, вы­зван­ных не толь­ко слож­ной во­ен. об­ста­нов­кой, но и тре­ния­ми ме­ж­ду Та­ри­бой, где боль­шин­ст­во име­ли Кон­сер­ва­тив­ная пар­тия нац. про­грес­са (Па­жан­га) и хри­сти­ан­ские де­мокра­ты, и ка­би­не­том Сле­жя­ви­чю­са, со­сто­яв­шим из ляу­ди­нин­ков и со­ци­ал-де­мо­кра­тов. В на­ча­ле апр. 1919 ли­тов. по­ли­ти­кам уда­лось дос­тиг­нуть от­но­си­тель­но­го ком­про­мис­са при по­мо­щи вве­де­ния по­ста пре­зи­ден­та (им был из­бран ли­дер Па­жан­ги А. Сме­то­на).

Ещё од­ним оп­ре­де­ляю­щим фак­то­ром ста­ло ан­ну­ли­ро­ва­ние (13.11.1918) Сов. Рос­си­ей ус­ло­вий Бре­ст­ско­го ми­ра и вход на тер­ри­то­рию Л. час­тей Крас­ной Ар­мии, ко­то­рые бы­ст­ры­ми тем­па­ми про­дви­га­лись к зап. ру­бе­жам быв. Рос. им­пе­рии. В дек. 1918 на за­ня­той Крас­ной Ар­ми­ей тер­ри­то­рии бы­ло сфор­ми­ро­ва­но Врем. ре­во­люц. ра­бо­че-кре­сть­ян­ское пра­ви­тель­ст­во Л. во гла­ве с В. Миц­кя­ви­чю­сом-Кап­су­ка­сом, про­воз­гла­сив­шее 16.12.1918 Ли­тов. Сов. Рес­пуб­ли­ку. Пра­ви­тель­ст­во РСФСР 22.12.1918 зая­ви­ло о при­зна­нии Ли­тов. Сов. Рес­пуб­ли­ки. Од­но­вре­мен­но рез­ко ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись польск. во­ен. час­ти, ко­то­рые в кон­це дек. 1918 – на­ча­ле янв. 1919 пол­но­стью кон­тро­ли­ро­ва­ли Виль­но. Но уже 5.1.1919 Крас­ная Ар­мия во­шла в Виль­но и за­тем при­мер­но ещё ме­сяц про­дви­га­лась на за­пад, за­няв бо­лее по­ло­ви­ны ли­тов. тер­ри­то­рии, по­ка не бы­ла ос­та­нов­ле­на нем. час­тя­ми, вы­пол­няв­ши­ми при­ка­зы Ан­тан­ты. В се­ре­ди­не ян­ва­ря в Мо­ск­ве бы­ло при­ня­то ре­ше­ние при­сое­ди­нить к Л. на­хо­див­шую­ся под кон­тро­лем Крас­ной Ар­мии зап. часть Бе­ло­рус­сии с Мин­ском и об­ра­зо­вать Ли­тов.-Бе­ло­рус. ССР (Лит­бел). Это но­вое об­ра­зо­ва­ние долж­но бы­ло слу­жить бу­фе­ром ме­ж­ду Поль­шей и Рос­си­ей. В апр. 1919 вой­ска Поль­ши пе­ре­шли в на­сту­п­ле­ние, за­ня­ли Виль­но и про­дол­жа­ли про­дви­гать­ся по тер­ри­то­рии вост. Лит­вы и Бе­ло­рус­сии. К ле­ту 1919 Лит­бел фак­ти­че­ски пе­ре­стал су­ще­ст­во­вать. То­гда же нем. вой­ска бы­ли за­ме­не­ны ли­тов. час­тя­ми, ко­то­рые, вы­тес­няя крас­но­ар­мей­цев из Л., к кон­цу ав­гу­ста за­ня­ли За­ра­сай и дос­тиг­ли Дау­га­вы. 11 сент. пра­ви­тель­ст­во РСФСР пред­ло­жи­ло Л. на­чать мир­ные пе­ре­го­во­ры. Од­на­ко пе­ре­го­во­ры от­кла­ды­ва­лись в пер­вую оче­редь из-за опас­но­сти, ко­то­рую во 2-й пол. 1919 пред­став­ля­ли дей­ст­во­вав­шие на тер­ри­то­рии Л. объ­е­ди­нён­ные фор­ми­ро­ва­ния гер­ман­ских ре­ван­ши­ст­ских сил и рус. бе­ло­гвар­дей­цов (т. н. бер­мон­тов­цы); вы­тес­нить их из Л. уда­лось лишь в кон. 1919.

Глав­ную опас­ность для не­за­ви­си­мо­сти Ли­тов. гос-ва в этот пе­ри­од пред­став­ля­ла Поль­ша. При по­мо­щи де­мар­кац. ли­ний, оп­ре­де­лён­ных Ан­тан­той, уда­лось ос­та­но­вить про­дви­же­ние польск. войск в глубь Л. [в со­от­вет­ст­вии с т. н. ли­ни­ей Фо­ша (26.7.1919) польск. вой­ска рас­по­ло­жи­лись в Вост. Л., вклю­чая Виль­но, но с про­ве­де­ни­ем 8.12.1919 врем. гра­ни­цы Поль­ши по «Кер­зо­на ли­нии» она со­хра­ни­ла лишь юж. часть Су­вал­кии с Сей­на­ми и Пун­ском]. В на­ча­ле осе­ни 1919 бы­ло пре­дот­вра­ще­но го­то­вив­шее­ся Польск. во­ен. ор­га­ни­за­ци­ей вос­ста­ние в Л. Но польск. вой­ска, ос­та­ва­ясь под пред­ло­гом борь­бы с боль­ше­виз­мом су­ще­ст­вен­но вос­точ­нее ли­нии, ус­та­нов­лен­ной 8.12.1919, соз­да­ва­ли по­сто­ян­ную уг­ро­зу не­за­ви­си­мо­сти Ли­тов. гос-ва. Вес­ной 1920 Поль­ша на­ча­ла на­сту­п­ле­ние про­тив Сов. Рос­сии на ши­ро­ком фрон­те и в те­че­ние 1920 от­тес­ни­ла вой­ска Крас­ной Ар­мии вос­точ­нее ли­нии Боб­руйск – Минск, а на се­ве­ре польск. вой­ска ос­та­но­ви­лись не­да­ле­ко от По­лоц­ка. В этих ус­ло­ви­ях пра­ви­тель­ст­во Л. на­ча­ло мир­ные пе­ре­го­во­ры с Сов. Рос­си­ей (с 7.5.1920 в Мо­ск­ве). Ли­тов. сто­ро­на на­дея­лась на со­дей­ст­вие пра­ви­тель­ст­ва Сов. Рос­сии в ре­ше­нии во­про­са о пра­вах на Виль­но. Пе­ре­го­во­ры шли очень слож­но, т. к. сов. сто­ро­на тре­бо­ва­ла всту­п­ле­ния Л. в во­ен. про­ти­во­стоя­ние с Поль­шей на сто­ро­не Рос­сии, что для Лит­вы оз­на­ча­ло бы по­те­рю под­держ­ки зап. стран, в пер­вую оче­редь Ве­ли­ко­бри­та­нии.

Стра­на­ми Ан­тан­ты бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка по­сред­ни­че­ст­ва с це­лью раз­ре­шить кон­фликт ме­ж­ду Рос­си­ей, Поль­шей и Л. 9 ию­ля на кон­фе­рен­ции в Спа (см. Спа кон­фе­рен­ция 1920) Поль­ше пред­ла­га­лось от­вес­ти вой­ска за ли­нию 8.12.1919, а Виль­но пе­ре­дать Л. От Рос­сии тре­бо­ва­лось ос­та­но­вить вой­ска, не до­хо­дя до ли­нии 8.12.1919 и же­лез­ной до­ро­ги Грод­но – Двинск. На Л. воз­ла­га­лось обя­за­тель­ст­во обес­пе­чить пра­ва по­ля­ков в Виль­но. По при­ня­тии этих ус­ло­вий сто­ро­ны при­гла­ша­лись в Лон­дон на кон­фе­рен­цию для окон­ча­тель­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния во­про­сов. Сов. Рос­сия ус­мот­ре­ла, од­на­ко, в ус­ло­ви­ях, вы­дви­ну­тых в Спа, по­пыт­ку вме­шать­ся в сов.-польск. кон­фликт на сто­ро­не Поль­ши, а Л. на­сто­ра­жи­ва­ло ус­ло­вие, ка­саю­щее­ся прав по­ля­ков. В ре­зуль­та­те 12 ию­ля 1920 в Мо­ск­ве ме­ж­ду Л. и Сов. Рос­си­ей был под­пи­сан мир­ный до­го­вор, ко­то­рым при­зна­ва­лась не­за­ви­си­мость Л., с при­ло­же­ни­ем, за­фик­си­ро­вав­шим со­гла­сие Л. на ис­поль­зо­ва­ние Крас­ной Ар­ми­ей ли­тов. тер­ри­то­рии для ве­де­ния во­ен. дей­ст­вий про­тив Поль­ши. Со­гла­со­ван­ная гра­ни­ца ме­ж­ду Л. и Рос­си­ей за­кре­п­ля­ла ли­тов. вла­де­ние го­ро­да­ми Виль­но, Грод­но, Мо­ло­деч­но и при­ле­гаю­щи­ми тер­ри­то­рия­ми. Так­же ого­ва­ри­ва­лось, что гра­ни­ца ме­ж­ду Л. и Поль­шей долж­на быть ус­та­нов­ле­на до­го­во­ром ме­ж­ду эти­ми стра­на­ми. До­го­во­ром обу­слов­ли­вал­ся бу­ду­щий ме­ж­ду­нар. ста­тус Л. как ней­траль­ной стра­ны.

Крас­ная Ар­мия 14.7.1920 за­ня­ла Виль­но, 27 авг. её сме­ни­ли ли­тов. вой­ска, но Крас­ная Ар­мия про­дол­жа­ла дей­ст­во­вать в рай­оне Грод­но – Ли­ды – Мо­ло­деч­но. Это об­стоя­тель­ст­во, а так­же ов­ла­де­ние ли­тов. вой­ска­ми юж. Су­вал­ки­ей по­зво­ли­ло Поль­ше счи­тать Л. со­юз­ни­цей Сов. Рос­сии и на­чать про­тив Л. во­ен. дей­ст­вия. 22 сент. польск. на­сту­п­ле­ние в Су­вал­кии от­бро­си­ло ли­тов. час­ти за ли­нию 8.12.1919 и вы­ну­ди­ло Крас­ную Ар­мию ос­та­вить рай­он Грод­но и Ли­ды. В Ри­ге на­ча­лись сов.-польск. мир­ные пе­ре­го­во­ры, на ко­то­рых 5 окт. бы­ло дос­тиг­ну­то прин­ци­пи­аль­ное со­гла­сие – про­вес­ти гра­ни­цу ме­ж­ду Рос­си­ей и Поль­шей к вос­то­ку от ли­нии, оп­ре­де­лён­ной Моск. до­го­во­ром. Та­ким об­ра­зом Лит­ва по­те­ря­ла об­щую гра­ни­цу с Рос­си­ей и ока­за­лась в сфе­ре влия­ния Поль­ши.

В г. Су­вал­ки 7.10.1920 бы­ло под­пи­са­но со­гла­ше­ние о пе­ре­ми­рии ме­ж­ду Л. и Поль­шей. Од­на­ко уже 9 окт. по ука­за­нию Ю. Пил­суд­ско­го на­хо­дя­щие­ся на тер­ри­то­рии Лит­вы польск. час­ти под ко­манд. ген. Л. Же­ли­гов­ско­го за­ня­ли Виль­но и там объ­я­ви­ли о соз­да­нии т. н. Сре­дин­ной Лит­вы, про­поль­ско­го ма­рио­не­точ­но­го гос. об­ра­зо­ва­ния. Ме­ж­ду от­ря­да­ми Же­ли­гов­ско­го и ли­тов. вой­ска­ми на­ча­лись во­ен. столк­но­ве­ния, при­ос­та­нов­лен­ные бла­го­да­ря вме­ша­тель­ст­ву Ли­ги На­ций. В те­че­ние все­го 1921 Ли­га без­ус­пеш­но пы­та­лась уре­гу­ли­ро­вать поль­ско-ли­тов­ский кон­фликт. Вес­ной 1922 Поль­ша в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке ан­нек­си­ро­ва­ла Виль­нюс­ский край. Л. объ­яви­ла Поль­ше вой­ну и ста­ла до­би­вать­ся вос­ста­нов­ле­ния си­туа­ции в со­от­вет­ст­вии с Моск. до­го­во­ром от 12.7.1920. Сов. Рос­сия до­го­во­ра­ми с Л. 1926, 1931, 1934 под­твер­жда­ла дей­ст­вие Моск. до­го­во­ра, но в то же вре­мя не от­ка­зы­ва­лась от при­зна­ния Риж­ско­го до­го­во­ра с Поль­шей (1921), хо­тя Мо­с­ков­ский и Риж­ский до­го­во­ры про­ти­во­ре­чи­ли друг дру­гу. По­доб­ную по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии ли­тов.-польск. кон­флик­та ве­ла и Гер­ма­ния. Это соз­да­ва­ло опас­ный очаг на­пря­же­ния в Вост. Ев­ро­пе. Из-за кон­флик­та с Поль­шей Л. по­лу­чи­ла при­зна­ние де-юре от ве­ли­ких дер­жав Ан­тан­ты толь­ко в кон. 1922.

В по­ли­тич. пла­ны Л. вхо­ди­ло при­со­еди­не­ние час­ти Вост. Прус­сии (Ма­лая Лит­ва) с пор­том Ме­мель (Клай­пе­да). На Па­риж­ской мир­ной кон­фе­рен­ции Клай­пе­да с при­ле­гаю­щим кра­ем бы­ла от­торг­ну­та от Гер­ма­нии, но не при­сое­ди­не­на к Л., по­сколь­ку по­ло­же­ние по­след­ней ос­та­ва­лось не­оп­ре­де­лён­ным из-за кон­флик­та с Поль­шей. Клай­пед­ским кра­ем по по­ру­че­нию Ан­тан­ты управ­ля­ла Фран­ция, ко­то­рая бы­ла за­ин­те­ре­со­ва­на в уси­ле­нии влия­ния Поль­ши в Л. В кон. 1922 ли­тов. пра­ви­тель­ст­во, рас­счи­ты­вая на не­глас­ную под­держ­ку со сто­ро­ны Гер­ма­нии и РСФСР, ре­ши­лось си­лой за­хва­тить край. Для при­кры­тия опе­ра­ции бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но мни­мое вос­ста­ние ме­ст­но­го на­се­ле­ния. 15.1.1923 кра­ем фак­ти­че­ски ов­ла­де­ли ли­тов. вой­ска. Стра­ны Ан­тан­ты, не же­лая боль­шо­го кон­флик­та в ре­гио­не, на­ча­ли с Л. пе­ре­го­во­ры. В 1924 они пе­ре­да­ли Л. пра­во вла­де­ния кра­ем с пре­дос­тав­ле­ни­ем ему ши­ро­кой ав­то­но­мии. Но на­ли­чие в крае зна­чи­тель­но­го эт­нич. нем. на­се­ле­ния соз­да­ва­ло пред­по­сыл­ки для со­хра­не­ния влия­ния Гер­ма­нии. По­ло­же­ние Л. ос­лож­ня­лось и тем об­стоя­тель­ст­вом, что при­мер­но по­ло­ви­на ли­тов. экс­пор­та и им­пор­та за­ви­се­ла от Гер­ма­нии.

В ка­че­ст­ве на­ка­за­ния Л. за воо­руж. за­хват Клай­пе­ды стра­ны Ан­тан­ты 15.3.1923 при­зна­ли Виль­нюс­ский край за Поль­шей, что вы­зва­ло рез­кий про­тест в Л. Борь­ба за воз­вра­ще­ние Виль­но кон­со­ли­ди­ро­ва­ла ли­тов. об­ще­ст­во, а от­каз при­знать го­род ча­стью Поль­ши ста­ло ли­тов. кре­до на ме­ж­ду­нар. аре­не. 28.9.1926 в Мо­ск­ве Л. и СССР под­пи­са­ли до­го­вор о не­на­па­де­нии, ко­то­рым бы­ли под­твер­жде­ны пра­ва Л. на Виль­но. Это вы­зва­ло ост­рую ре­ак­цию со сто­ро­ны Поль­ши. В кон. 1927 ме­ж­ду Л. и Поль­шей ед­ва не вспых­ну­ла но­вая вой­на, но в це­лом си­туа­ция до 2-й пол. 1930-х гг. ос­та­ва­лась ста­биль­ной.

Ук­ре­п­ле­ние внеш­не­по­ли­тич. по­зи­ций Л. со­про­во­ж­да­лось и фор­ми­ро­ва­ни­ем ос­нов гос. вла­сти. В апр. 1920 со­стоя­лись пря­мые тай­ные вы­бо­ры в Уч­ре­дит. сейм. Боль­шин­ст­во на­бра­ли пра­во­цен­три­ст­ский блок хри­сти­ан­ских де­мо­кра­тов и ле­во­цен­три­ст­ская пар­тия ляу­ди­нин­ков, вы­сту­пив­ших с ло­зун­га­ми про­ве­де­ния зе­мель­ной ре­фор­мы. От­кры­тие Сей­ма со­стоя­лось 15.5.1920 в Кау­на­се, его пред­се­да­те­лем стал А. Стуль­гин­скис (в 1922–26 пре­зи­дент), пра­ви­тель­ст­во воз­гла­вил К. Гри­нюс. Л. бы­ла объ­яв­ле­на де­мо­кра­тич. рес­пуб­ли­кой. Во­ен. по­ло­же­ние, вве­дён­ное в свя­зи с во­ен. про­ти­во­стоя­ни­ем Поль­ше, ог­ра­ни­чи­ва­ло дей­ст­вие де­мо­кра­тии, что в пер­вую оче­редь от­ра­жа­лось на по­ло­же­нии польск. мень­шин­ст­ва. В 1922 Сейм при­нял за­кон о зе­мель­ной ре­фор­ме: соб­ст­вен­ность св. 80 га от­чу­ж­да­лась (эта нор­ма ка­са­лась гл. обр. круп­но­го польск. зем­ле­вла­де­ния) и раз­да­ва­лась без­зе­мель­ным, в пер­вую оче­редь доб­ро­воль­цам-во­ен­ным. В том же го­ду Сейм при­нял по­сто­ян­ную кон­сти­ту­цию, ввёл нац. ва­лю­ту – лит, в Кау­на­се был уч­ре­ж­дён уни­вер­си­тет (с 1930 ун-т Ви­тау­та­са Ве­ли­ко­го).

На вы­бо­рах 1-го и 2-го Сей­мов (1922, 1923) боль­шин­ст­во на­би­ра­ли хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты. Гос­под­ство од­ной по­ли­тич. си­лы и ши­ро­кие пре­ро­га­ти­вы во­ен. ко­мен­дан­тов не­га­тив­но от­ра­жа­лись на со­стоя­нии и раз­ви­тии де­мо­кра­тич. ин­сти­ту­тов. На вы­бо­рах III Сей­ма (май 1926) боль­шин­ст­во на­бра­ли ле­вые пар­тии (ляу­ди­нин­ки, со­ци­ал-де­мо­кра­ты) и пред­ста­ви­те­ли нац. мень­шинств. Пре­зи­ден­том стал К. Гри­нюс, пре­мье­ром М. Сле­жя­ви­чюс. Бы­ло от­ме­не­но во­ен. по­ло­же­ние, объ­яв­ле­на по­ли­тич. ам­ни­стия, уп­разд­не­на цен­зу­ра, нац. мень­шин­ст­вам пре­до­став­ле­но пра­во соз­да­вать шко­лы, го­то­ви­лось от­де­ле­ние Церк­ви от го­су­дар­ст­ва. Столь ра­ди­каль­ные ре­фор­мы ис­пу­га­ли ли­тов. на­цио­на­ли­стич. оп­по­зи­цию и по­бу­ди­ли её к ак­тив­ным дей­ст­ви­ям.

Во­ен­ные 17.12.1926 со­вер­ши­ли пе­ре­во­рот и пе­ре­да­ли власть пра­вым ли­де­рам: А. Сме­то­на стал пре­зи­ден­том, А. Воль­де­ма­рас – пре­мьер-ми­ни­ст­ром. Бы­ли вос­ста­нов­ле­ны во­ен. по­ло­же­ние и цен­зу­ра. Для оп­рав­да­ния пе­ре­во­ро­та вы­дви­га­лась вер­сия о под­го­тов­ке ком­му­ни­стич. вос­ста­ния, про­тив ле­вых сил бы­ли раз­вя­за­ны ре­прес­сии (рас­стре­ля­ны 4 ру­ко­во­ди­те­ля Ли­тов. КП). В апр. 1927 рас­пу­щен Сейм, но­вая кон­сти­ту­ция, вве­дён­ная в 1928, рас­ши­ря­ла пре­зи­дент­скую власть в от­но­ше­нии Сей­ма (не со­зы­вал­ся до 1936). На­вя­зы­ва­лась идео­ло­гия един­ст­ва на­ции с её во­ж­дём (Сме­то­ной), для че­го ис­поль­зо­ва­лись ис­то­рич. ре­ми­нис­цен­ции из эпо­хи вел. кня­зей ли­тов­ских. В сент. 1929 Сме­то­на от­стра­нил от ру­ко­во­дства пра­ви­тель­ст­вом сво­его кон­ку­рен­та Воль­де­ма­ра­са, сто­рон­ни­ки ко­то­ро­го (про­фа­ши­ст­ское дви­же­ние воль­де­ма­ри­нин­ков) в 1930–34 ор­га­ни­зо­ва­ли неск. не­удач­ных по­пы­ток пе­ре­во­ро­та. В 1936 за­пре­ще­на дея­тель­ность всех по­ли­тич. пар­тий, кро­ме пра­вя­щей пар­тии тау­ти­нин­ков, и уч­ре­ж­дён од­но­пар­тий­ный Сейм. В 1938 при­ня­та но­вая кон­сти­ту­ция, ут­вер­ждав­шая ав­то­ри­тар­ный ре­жим.

В меж­во­ен­ный пе­ри­од Л. ос­та­ва­лась аг­рар­ной стра­ной: в 1926 из 2,2 млн. жит. в де­рев­не про­жи­ва­ло 84%, а в 1939 из 3 млн. (с Виль­нюс­ским кра­ем) – ок. 77%. Не­ко­то­рое уве­ли­че­ние до­ли ли­тов­цев сре­ди жи­те­лей го­ро­дов, в тор­го­вых и пром. сло­ях спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию ли­тов. эт­нич. куль­ту­ры. Дей­ст­во­вал за­кон о все­об­щем обя­за­тель­ном на­чаль­ном об­ра­зо­ва­нии, су­ще­ст­во­ва­ло 8 уч­ре­ж­де­ний выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния. Тем не ме­нее уро­вень гра­мот­но­сти дос­ти­гал лишь 70%. По­ка­за­тель дет­ской смерт­но­сти в Л. ос­та­вал­ся од­ним из са­мых вы­со­ких в Ев­ро­пе.

С сер. 1930-х гг. ус­лож­ни­лась и внеш­не­по­ли­тич. си­туа­ция. В Гер­ма­нии по­сле при­хо­да к вла­сти А. Гит­ле­ра вновь обо­ст­рил­ся во­прос о Клай­пе­де. Л. ста­ла под­клю­чать­ся к ме­ж­ду­нар. ини­циа­ти­вам, на­прав­лен­ным про­тив герм. ре­ван­шиз­ма (под­дер­жа­ла идею «Вос­точ­но­го пак­та», 12.9.1934 под­пи­са­ла до­го­вор с Лат­ви­ей и Эс­то­ни­ей о соз­да­нии Бал­тий­ской Ан­тан­ты, ко­то­рая трак­то­ва­лась как фак­тор ста­би­ли­за­ции по­ло­же­ния в При­бал­ти­ке, в нач. 1935 ор­га­ни­зо­ва­ла суд над клай­пед­ски­ми на­цис­та­ми, вы­звав­ший герм. бой­кот ли­тов. то­ва­ров). Но по­сле по­во­ро­та зап. стран к по­ли­ти­ке уми­ро­тво­ре­ния на­ци­ст­ской Гер­ма­нии Л. так­же ста­ла скло­нять­ся к т. н. ней­тра­ли­те­ту, что объ­ек­тив­но бы­ло вы­год­но герм. ре­ван­шиз­му.

Гитлеровские войска в Клайпеде. Фото. Март 1939.

Поль­ша 17.3.1938 уль­ти­ма­тив­но по­тре­бо­ва­ла от Л. со­гла­сить­ся на ус­та­нов­ле­ние ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ний, что пре­ду­смат­ри­ва­ло при­зна­ние фак­ти­че­ски су­ще­ст­вую­щих гра­ниц. 19 мар­та Л. при­ня­ла уль­ти­ма­тум. В ли­тов. об­ще­ст­ве этот акт был вос­при­нят как ка­пи­ту­ля­ция. 22.3.1939 Л. бы­ла вы­ну­ж­де­на под­чи­нить­ся тре­бо­ва­нию Гер­ма­нии и от­дать ей Клай­пед­ский край. Со­глас­но т. н. сек­рет­но­му про­то­ко­лу к сов.-герм. до­го­во­ру, под­пи­сан­но­му в Мо­ск­ве 23.8.1939, Л. с Виль­ню­сом долж­на бы­ла пе­рей­ти в сфе­ру ин­те­ре­сов Гер­ма­нии. На­пав на Поль­шу 1.9.1939, Гер­ма­ния в то же вре­мя ди­пло­ма­тич. пу­тём пы­та­лась уго­во­рить ли­тов. ру­ко­во­дство на­пра­вить вой­ска на Виль­нюс. Опа­са­ясь, что Л. ока­жет­ся т. о. втя­ну­той в на­ци­ст­скую аг­рес­сию, А. Сме­то­на на уго­во­ры нем­цев не под­дал­ся. По­сле то­го как Виль­нюс 19.9.1939 за­няла Крас­ная Ар­мия, у СССР поя­вил­ся мо­тив для пе­ре­смот­ра до­го­во­рён­но­стей с Гер­ма­ни­ей от­но­си­тель­но Л. 28 сент. в Мо­ск­ве дос­тиг­ну­то со­гла­ше­ние о пе­ре­хо­де Л. в сфе­ру ин­те­ре­сов СССР, но Гер­ма­ния ос­тав­ля­ла за со­бой пра­во на часть ли­тов. тер­ри­то­рии в Су­вал­кии.

Подписание министром иностранных дел Литвы Ю. Урбшисом советско-литовского договора о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области. Фото. 1939.

Ме­ж­ду Л. и СССР 10.10.1939 в Мо­ск­ве был под­пи­сан до­го­вор о вза­им­ной по­мо­щи, по ко­то­ро­му СССР пе­ре­да­вал Л. Виль­но с при­ле­гаю­щей к не­му об­ла­стью (при­мер­но 1/3 той тер­ри­то­рии, ко­то­рая бы­ла на­зна­че­на Л. по до­го­во­ру от 12.7.1920), а Л. за это да­ва­ла со­гла­сие на раз­ме­ще­ние на её тер­ри­то­рии сов. во­ен. час­тей об­щей чис­лен­но­стью 20 тыс. во­ен­но­слу­жа­щих (при­мер­но столь­ко же со­став­ля­ла чис­лен­ность ли­тов. ре­гу­ляр­ных войск). Польск. по­сол в Л. зая­вил про­тест по по­во­ду ли­тов.-сов. до­го­во­ра, ка­саю­ще­го­ся Виль­ню­са, и по­ки­нул стра­ну. Но польск. пра­ви­тель­ст­во в эмиг­ра­ции в пе­ри­од до вес­ны 1940 ста­ра­лось не пре­ры­вать от­но­ше­ния с Л. Ме­ж­ду тем польск. на­се­ле­ние в Виль­ню­се при­ход ли­тов­цев встре­ти­ло вра­ж­деб­но, по­ла­гая, что ли­тов. власть в Виль­ню­се но­сит вре­мен­ный и фор­маль­ный ха­рак­тер. Эта вра­ж­деб­ность вы­ли­лась в мас­со­вые бес­по­ряд­ки (30.10 – 2.11.1939), по­сле ко­то­рых по­ли­ти­ка ли­тов. вла­стей лишь уже­сто­чи­лась. С се­ре­ди­ны но­яб­ря в Виль­ню­се на­ча­лась при­ну­ди­тель­ная ли­туа­ни­за­ция, дос­тиг­шая пи­ка к вес­не 1940. В это вре­мя свою по­зи­цию в от­но­ше­нии Л. из­ме­ни­ло и польск. пра­ви­тель­ст­во в эмиг­ра­ции. В кон­це ап­ре­ля – на­ча­ле мая 1940 оно пуб­лич­но при­рав­ня­ло Л. к стра­нам-аг­рес­со­рам.

Сов. пра­ви­тель­ст­во, опа­са­ясь втя­ги­ва­ния Л. в ми­ро­вой кон­фликт на сто­ро­не Гер­ма­нии, ре­ши­ло осу­ще­ст­вить пре­вен­тив­ные ме­ры. 25.5.1940 СССР об­ви­нил Л. в на­ру­ше­ни­ях до­го­во­ра о вза­им­ной по­мо­щи (фор­маль­ным пред­ло­гом по­слу­жи­ли фак­ты де­зер­тир­ст­ва сов. сол­дат в Л., позд­нее бы­ли до­бав­ле­ны об­ви­нения в во­ен. со­труд­ни­че­ст­ве с Лат­ви­ей и Эс­то­ни­ей). 14 ию­ня В. М. Мо­ло­тов вру­чил ли­тов. ми­ни­ст­ру иностр. дел Ю. Урб­ши­су уль­ти­ма­тив­ное тре­бо­ва­ние о вве­де­нии в Л. до­пол­нит. кон­тин­ген­та войск Крас­ной Ар­мии. 15 ию­ня пра­ви­тель­ст­во Л. уль­ти­ма­тум при­ня­ло. А. Сме­то­на, ко­то­рый вы­сту­пал про­тив при­ня­тия уль­ти­ма­ту­ма, от­был за гра­ни­цу. В тот же день в Л. всту­пи­ли час­ти Крас­ной Ар­мии, а для об­су­ж­де­ния во­про­сов о но­вом ли­тов. пра­ви­тель­ст­ве при­был спец. пред­ста­ви­тель Нар. ко­мис­са­риа­та иностр. дел СССР В. Г. Де­ка­но­зов. 16 ию­ня бы­ло объ­яв­ле­но о фор­ми­ро­ва­нии Нар. пра­ви­тель­ст­ва во гла­ве с Ю. Па­лец­ки­сом, ко­то­рый на сле­дую­щий день за­нял пост пре­зи­ден­та рес­пуб­ли­ки, по­ру­чив вы­пол­нять пре­мьер­ские функ­ции из­вест­но­му пи­са­те­лю и об­ществ. дея­те­лю В. Кре­ве.

В Л. на­ча­лось осу­ще­ст­в­ле­ние це­ло­го ря­да ра­ди­каль­ных по­ли­тич. и со­ци­аль­ных ре­форм. Па­рал­лель­но это­му шли не­глас­ные аре­сты по­ли­тич. оп­по­зи­ции. Бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны вы­бо­ры в но­вый, на­зван­ный На­род­ным, сейм, при этом был пред­ло­жен один спи­сок кан­ди­да­тов, го­ло­со­ва­ние оп­ре­де­лён­но не яв­ля­лось тай­ным, го­ло­со­вав­ше­му ста­ви­лась пе­чать в пас­порт и т. д.

Про­цесс ста­нов­ле­ния но­во­го со­ци­аль­но-по­ли­тич. уст­рой­ст­ва про­хо­дил без яв­ных при­зна­ков со­про­тив­ле­ния. С но­вой вла­стью на пер­вых по­рах свя­зы­ва­лись на­де­ж­ды на осу­ще­ст­в­ле­ние со­ци­аль­но-по­ли­тич. пе­ре­мен, объ­ек­тив­ная по­треб­ность ко­то­рых в Л. на­зре­ла как ре­ак­ция на дол­го дов­лев­ший над об­ще­ст­вом ав­то­ри­тар­ный ре­жим. В то же вре­мя в час­ти ли­тов. об­ще­ст­ва поя­ви­лось осоз­на­ние уг­ро­зы по­те­ри нац. го­су­дар­ст­вен­но­сти, воз­ник страх пе­ред на­чав­шей­ся со­ве­ти­за­ци­ей. Од­на­ко про­яв­ле­ние не­до­воль­ства сдер­жи­ва­лось опа­се­ния­ми ре­прес­сий, при­сут­ст­ви­ем кон­тин­ген­та войск Крас­ной Ар­мии, а так­же на­рас­таю­щим по­нима­ни­ем не­из­беж­но­сти вой­ны ме­ж­ду СССР и Гер­ма­ни­ей, ко­то­рая не мог­ла обой­ти сто­ро­ной Л. Со­брав­ший­ся 21.7.1940 Нар. сейм объ­я­вил о прось­бе при­нять Л. в со­став СССР.

На ме­ж­ду­нар. уров­не вклю­че­ние Л. в об­ще­со­юз­ное гос-во в це­лом вос­при­ни­ма­лось спо­кой­но, без яв­ных при­зна­ков не­до­воль­ст­ва или фор­маль­ных про­тес­тов (про­тес­ты со сто­ро­ны зап. го­су­дарств предъ­яв­ля­лись лишь по по­во­ду на­цио­на­ли­за­ции их соб­ст­вен­но­сти на тер­ри­то­рии балт. стран), хо­тя за­яв­ле­ние и. o. гос. сек­ре­та­ря США С. Уэл­ле­са от 23.7.1940 о вне­пра­во­вой при­ро­де вклю­че­ния балт. рес­пуб­лик в со­став СССР и о не­при­зна­нии это­го вклю­че­ния Со­еди­нён­ны­ми Шта­та­ми име­ло не­ма­ло­важ­ное зна­че­ние для ре­ше­ния все­го ком­плек­са во­про­сов, свя­зан­ных с ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вым ста­ту­сом при­бал­тий­ских рес­пуб­лик в бу­ду­щем.

ВС СССР 3.8.1940 ут­вер­дил За­кон «О при­ня­тии Ли­тов­ской Со­вет­ской Со­циа­ли­сти­че­ской Рес­пуб­ли­ки в Со­юз Со­вет­ских Со­циа­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик». То­гда же Л. бы­ла пе­ре­да­на часть тер­рито­рии БССР, боль­шин­ст­во на­се­ле­ния ко­то­рой со­став­ля­ли ли­тов­цы.

Ком­плекс ре­ше­ний, при­ня­тых в пер­вые ме­ся­цы сов. ру­ко­во­дством, был на­прав­лен на пе­ре­строй­ку эко­но­ми­ки и по­ли­тич. строя Лит­вы в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми сов. го­су­дар­ст­вен­но­сти. 14.8.1940 при­ня­то по­ста­нов­ле­ние ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О го­су­дар­ст­вен­ном и хо­зяй­ст­вен­ном строи­тель­ст­ве Ли­тов­ской ССР, Лат­вий­ской ССР и Эс­тон­ской ССР», в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рым 25.8.1940 сфор­ми­ро­ва­ны вре­мен­ный ВС (пред. Ю. Па­лец­кис) и СНК (пред. М. Гед­ви­лас) Ли­тов. ССР, при­ня­та но­вая кон­сти­ту­ция, вос­про­из­во­див­шая осн. по­ло­же­ния Кон­сти­ту­ции СССР 1936 с су­ще­ст­вен­ны­ми по­прав­ка­ми (в ча­ст­но­сти, в ст. 4 го­во­ри­лось об от­ме­не ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти на ору­дия и сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва толь­ко ка­са­тель­но круп­ных пром. пред­при­ятий – в гос. соб­ст­вен­ность пе­ре­хо­ди­ли пре­ж­де все­го пред­при­ятия, на­счи­ты­вав­шие св. 20 тыс. ра­бо­чих, зем­ля за­кре­п­ля­лась в «бес­плат­ное и бес­сроч­ное поль­зо­ва­ние» не за кол­хо­за­ми, а за кре­сть­ян­ски­ми хо­зяй­ст­ва­ми). Ли­тов. ар­мия рас­пус­ка­лась, а её ко­манд­ный со­став ин­кор­по­ри­ро­вал­ся в со­став РККА, оче­ред­ной при­зыв в ар­мию гра­ж­дан из рес­пуб­ли­ки пе­ре­но­сил­ся на год, при этом до­пус­ка­лось фор­ми­ро­ва­ние од­ной ли­тов. ди­ви­зии на доб­ро­воль­ных на­ча­лах.

В сент. – окт. 1940 про­ве­де­на зе­мель­ная ре­фор­ма, ог­ра­ни­чив­шая ча­ст­ное зем­ле­вла­де­ние 30 га. Из изъ­я­тых в гос. соб­ст­вен­ность зе­мель (607,6 тыс. га) св. по­ло­ви­ны бы­ло пе­ре­да­но ма­ло­зе­мель­ным и без­зе­мель­ным кре­сть­я­нам. С мар­та 1941 вве­де­ны обя­зат. гос. по­став­ки зер­на, мя­са, мо­ло­ка.

Од­ной из гл. за­дач сов. ру­ко­во­дства яв­ля­лось фор­ми­ро­ва­ние струк­тур КП Ли­тов. СССР, при­вле­че­ние в пар­тию ме­ст­но­го на­се­ле­ния (к мо­мен­ту об­ра­зо­ва­ния Ли­тов. ССР в стра­не на­счи­ты­ва­лось 1 тыс. ком­му­ни­стов, дей­ст­во­ва­ших под­поль­но). 8.10.1940 КП Ли­тов. ССР офи­ци­аль­но при­ня­та в ВКП(б), в февр. – мар­те 1941 уп­ро­щён по­ря­док приё­ма в пар­тию, од­на­ко зна­чит. рост чис­ла чле­нов пар­тии (2486 чел. к нач. 1941) был дос­тиг­нут в осн. бла­го­да­ря учё­ту ком­му­ни­стов из кон­тин­ген­та РККА, на­хо­див­ше­го­ся в Ли­тов. ССР. В со­ци­аль­ной сфе­ре при­ня­ты ре­ше­ния об от­ме­не пла­ты за обу­че­ние в сред­ней шко­ле, за мед. об­слу­жи­ва­ние для ра­бо­чих, слу­жа­щих и кре­сть­ян, вве­де­но обя­зат. гос. стра­хо­ва­ние для ра­бо­чих и слу­жа­щих.

Об­мен нац. ва­лю­ты по ис­кус­ст­вен­но ус­та­нов­лен­но­му кур­су (1 лит при­рав­ни­вал­ся к 90 коп.) со­про­во­ж­дал­ся вы­рав­ни­ва­ни­ем цен на про­дук­ты пи­та­ния в рес­пуб­ли­ке с бо­лее вы­со­ки­ми це­на­ми в ос­таль­ных час­тях СССР, что при­ве­ло к их по­вы­ше­нию и воз­ник­но­ве­нию ажио­таж­но­го спро­са.

Из­ме­нил­ся эт­нич. со­став рес­пуб­ли­ки. С кон. авг. 1940 ве­ла ра­бо­ту сов.-герм. ко­мис­сия по эва­куа­ции герм. гра­ж­дан и лиц нем. на­цио­наль­но­сти с тер­ри­то­рии Ли­тов. ССР в Гер­ма­нию и ли­тов. гра­ж­дан с тер­ри­то­рии Гер­ма­нии (Ме­мель­ская обл.) в Ли­тов. ССР.

Пер­вые ме­ро­прия­тия по со­ве­ти­за­ции Л. уси­ли­ли раз­ме­же­ва­ние в лит. об­ще­ст­ве. Часть на­се­ле­ния под­дер­жа­ла пе­ре­ме­ны. Осн. мас­са ли­тов­цев, в пер­вую оче­редь кре­сть­я­не, за­ня­ла вы­жи­да­тель­ную по­зи­цию, пре­до­пре­де­лён­ную от­час­ти не­ус­той­чи­во­стью внеш­не­по­ли­тич. си­туа­ции во всей Ев­ро­пе. Но мно­гие встре­ти­ли пе­ре­ме­ны вра­ж­деб­но и пред­по­чли эмиг­ра­цию или пас­сив­ное со­про­тив­ле­ние но­вой вла­сти. Ак­ти­ви­зи­ро­ва­лось на­цио­на­ли­стич. под­по­лье (напр., «Ли­тов. фронт ак­ти­ви­стов», воз­глав­ляв­ший­ся К. Шкир­пой, с цен­тром в Бер­ли­не), ста­вив­шее це­лью вос­ста­нов­ле­ние до­со­вет­ских по­ряд­ков в Л. с по­мо­щью фа­ши­ст­ской Гер­ма­нии. Вес­ной 1941 ор­га­на­ми НКВД при под­держ­ке ру­ко­во­ди­те­лей рес­пуб­ли­ки ли­к­ви­ди­ро­ва­ны 75 ан­ти­со­вет­ских и про­гер­ман­ских ор­га­ни­за­ций и групп. В кон­це мая 1941 на­ча­лась «опе­ра­ция по очи­ст­ке тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки от ан­ти­со­вет­ско­го, уго­лов­но­го и со­ци­аль­но опас­но­го эле­мен­та», ко­то­рая 14–16.6.1941 при­ня­ла ха­рак­тер мас­со­вых аре­стов и де­пор­та­ций (по раз­ным дан­ным, от 12 до 18 тыс. чел.).

Уже в пер­вые не­де­ли Вел. Отеч. вой­ны на тер­ри­то­рии Ли­тов. ССР был ус­та­нов­лен герм. ок­ку­пац. ре­жим. 1.9.1941 она вклю­че­на в со­став рейхс­ко­мис­са­риа­та «Ост­ланд». С при­хо­дом нем­цев ле­га­ли­зо­ва­ны «Ли­тов. ос­во­бо­ди­тель­ная ар­мия» и др. ан­ти­со­вет­ские ор­га­ни­за­ции. Ок­ку­пац. власть ис­поль­зо­ва­ла соз­дан­ный на их ос­но­ве 21 по­ли­цей­ский ба­таль­он для под­дер­жа­ния «но­во­го по­ряд­ка», во­ен. служ­бы и ка­ра­тель­ных опе­ра­ций про­тив пар­ти­зан и ев­ре­ев (в 1941–44 на тер­ри­то­рии Л. уби­ты 700 тыс. чел., в т. ч. ок. 200 тыс. ев­ре­ев – 90% все­го евр. насе­ле­ния рес­пуб­ли­ки). Нем. на­цис­ты и их по­соб­ни­ки жес­то­ко рас­прав­ля­лись со все­ми по­доз­ре­вае­мы­ми в не­ло­яль­но­сти к ок­ку­пац. вла­стям, с во­ен­но­плен­ны­ми. В 9-м фор­те близ Кау­на­са унич­то­же­но 35 тыс. взя­тых в плен сов. сол­дат, ме­стом мас­со­во­го унич­то­же­ния мир­ных жи­те­лей ста­ли м. Па­ня­ряй (не­да­ле­ко от Виль­ню­са), Аб­лин­га (близ Клай­пе­ды), Ми­лю­най. Унич­то­же­нию под­верг­лись жи­те­ли де­ре­вень Пир­чю­пис, Байо­рай и др.

В кон. 1942 – нач. 1943 на­ча­лась мо­би­ли­за­ция ли­тов­цев в «Waffen-SS», од­на­ко ме­ст­ное на­се­ле­ние встре­ти­ло её са­бо­та­жем, пред­по­чи­тая ухо­дить в лес, по­сле это­го герм. вла­сти при­ос­та­но­ви­ли дея­тель­ность «Ли­тов. ос­во­бо­ди­тель­ной ар­мии», все по­ли­тич. пар­тии бы­ли за­пре­ще­ны. Вес­ной 1944, ко­гда сов.-герм. фронт по­до­шёл к Л., нем. ко­ман­до­ва­ние раз­ре­ши­ло фор­ми­ро­ва­ние ли­тов. воо­руж. сил обо­ро­ны под ко­манд. ген. П. Пле­ха­ви­чю­са (30 тыс. чел.), од­на­ко за­тем от­да­ло при­каз об их вклю­че­нии в со­став «Waffen-SS», по­сле че­го Пле­ха­ви­чюс рас­пус­тил фор­ми­ро­ва­ние, мно­гие уш­ли с ору­жи­ем в лес.

Немецкий эшелон, подорванный литовскими партизанами. Лето 1944.

На тер­ри­то­рии Л. дей­ст­во­ва­ли 92 ан­ти­фа­ши­ст­ских пар­ти­зан­ских от­ря­да и груп­пы (ок. 10 тыс. чел.). Ли­тов­цы сра­жа­лись и в ря­дах РККА: из них со­стоя­ла 16-я стрелк. Ли­тов. ди­ви­зия (12 её во­ен­но­слу­жа­щим при­свое­но зва­ние Ге­роя Сов. Сою­за, ты­ся­чи бы­ли на­гра­ж­де­ны ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми).

В освобождённом Вильнюсе. Фото. 1944.

13.7.1944 вой­ска 3-го Бе­ло­рус. фрон­та ос­во­бо­ди­ли Виль­нюс, а в ав­гу­сте уже вы­шли на зап. гра­ни­цу Ли­тов. ССР. На­ча­ли дей­ст­во­вать преж­ние ор­га­ны рес­пуб­ли­кан­ской и ме­ст­ной вла­сти; в 1944 в ка­че­ст­ве гим­на Ли­тов. ССР вос­ста­нов­лен преж­ний рес­пуб­ли­кан­ский гимн (до 1950). 22.9.1944 ме­ж­ду пра­ви­тель­ст­ва­ми Ли­тов. ССР и Поль­ши под­пи­сан про­то­кол со­гла­ше­ния об эва­куа­ции быв. гра­ж­дан Польск. рес­пуб­ли­ки из Л. в Поль­шу и ли­тов­цев из Поль­ши в Л. Ре­пат­риа­ция про­дол­жа­лась с дек. 1944 по но­яб. 1946. В ре­зуль­та­те Лит­ву по­ки­ну­ли, по дан­ным польск. и ли­тов. ста­ти­сти­ки, от 170 тыс. до 200 тыс. чел. Эти пе­ре­ме­щения осо­бен­но за­тро­ну­ли Виль­нюс, из ко­то­ро­го вы­еха­ли поч­ти 90 тыс. чел. По­сте­пен­но Виль­нюс стал за­се­лять­ся жи­те­ля­ми из др. рай­онов Л., а так­же пе­ресе­лен­ца­ми из др. со­юз­ных рес­пуб­лик. 28.1.1945 Крас­ная Ар­мия за­ня­ла Клай­пе­ду, в со­став Л. был вклю­чён Клай­пед­ский край (Ме­мель­ланд) с Клай­пе­дой (Ме­ме­лем). В це­лом тер­ри­то­рия Л. в 1946 уве­ли­чи­лась при­мер­но на 1/3 (по срав­не­нию с 1940).

По­сле ос­во­бо­ж­де­ния тер­ри­то­рии При­бал­ти­ки ру­ко­во­дство СССР про­дол­жи­ло про­цесс встраи­ва­ния Ли­тов. ССР и др. при­бал­тий­ских рес­пуб­лик в сов. сис­те­му. До 1947 он осу­ще­ст­в­лял­ся с учё­том нац. спе­ци­фи­ки и имел сдер­жан­ный ха­рак­тер, за­тем, в ус­ло­ви­ях обо­ст­ре­ния ме­жду­нар. об­ста­нов­ки, на­ча­ла «хо­лод­ной вой­ны», был взят курс на ус­ко­рен­ную уни­фи­кацию об­ществ.-по­ли­тич. и эко­но­мич. струк­тур по сов. об­раз­цу с ши­ро­ким ис­поль­зо­ва­ни­ем си­ло­вых ме­то­дов. Ес­ли на ис­хо­де вой­ны и в пер­вые по­сле­во­ен­ные го­ды по За­ко­ну «О ли­к­ви­да­ции по­след­ст­вий не­мец­кой ок­ку­па­ции в сель­ском хо­зяй­ст­ве Ли­тов­ской ССР» от 30.8.1944 (фак­ти­че­ски – за­кон об аг­рар­ной ре­фор­ме, бо­лее ра­ди­каль­ной, чем ре­фор­ма 1940) осу­ще­ст­в­ля­лась экс­про­приа­ция и на­цио­на­ли­за­ция зе­мель круп­ных зем­ле­вла­дель­цев, осо­бен­но тех, кто со­труд­ни­чал с фа­ши­ст­ской Гер­ма­ни­ей (с пе­ре­да­чей этих зе­мель бед­ным и ма­ло­зе­мель­ным кре­сть­я­нам), то в 1947–53 в рес­пуб­ли­ке раз­вер­ну­лась кол­лек­ти­ви­за­ция сель­ско­го хо­зяй­ст­ва, ко­то­рая при­об­ре­ла при­ну­ди­тель­ный ха­рак­тер и со­про­во­ж­да­лась раз­ру­ше­ни­ем ис­то­ри­че­ски сло­жив­ших­ся форм зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти (сис­те­ма ху­тор­ских хо­зяйств).

Вос­ста­но­ви­тель­ный пе­ри­од в Л. был ос­лож­нён во­зоб­но­вив­шей­ся дея­тель­но­стью ан­ти­со­вет­ских на­цио­на­ли­стич. во­о­руж. фор­ми­ро­ва­ний (не­офиц. на­име­но­ва­ние – «лес­ные бра­тья», с 1948 рук. Й. Же­май­тис), ко­то­рая при­ня­ла ха­рак­тер ор­га­ни­зов. пар­ти­зан­ской вой­ны. Уча­ст­ни­ки этих фор­ми­ро­ва­ний толь­ко в 1945–1946 еже­ме­сяч­но уби­ва­ли до 500 чел. Все­го в Л. в ре­зуль­та­те тер­рори­стич. дей­ст­вий ан­ти­со­вет­ских ор­га­ни­за­ций в пе­ри­од 1944–53 по­гиб­ло св. 13 тыс. чел. (в осн. в пер­вые по­сле­во­ен­ные го­ды, в 1953 чис­ло жертв со­кра­ти­лось до 7 чел.). В то же вре­мя за пе­ри­од 1948–51 в Ли­тов. ССР ор­га­на­ми МГБ в хо­де ли­к­ви­да­ции ан­ти­со­вет­ско­го под­по­лья уби­то св. 20 тыс. чел.; из рес­пуб­ли­ки так­же вы­сла­но св. 80 тыс. чел., объ­яв­лен­ных ку­ла­ка­ми или «ук­ры­ва­те­ля­ми и по­соб­ни­ка­ми банд». Об­щее чис­ло ре­прес­си­ро­ван­ных в рес­пуб­ли­ке в по­сле­во­ен­ные го­ды пре­вы­си­ло 270 тыс. чел., что вы­зва­ло на де­ся­ти­ле­тия у мно­гих ли­тов­цев глу­бо­кое не­до­воль­ст­во сов. вла­стью. Ре­прес­сии за­тро­ну­ли и ка­то­лич. ду­хо­вен­ст­во: бы­ли аре­сто­ва­ны ар­хи­епи­скоп, 3 епи­ско­па, 3 управ­ляю­щих епар­хия­ми. Тер­ро­ри­стич. дея­тель­ность «лес­ных брать­ев», с од­ной сто­ро­ны, и ре­прес­сив­ная по­ли­ти­ка вла­стей – с дру­гой не позво­ля­ли до­бить­ся ук­ре­п­ле­ния пар­тий­ных ор­га­ни­за­ций (осо­бен­но в сель­ской ме­ст­но­сти). Ру­ко­во­дство ВКП(б) на­прав­ля­ло на парт. ра­бо­ту в Л. мно­го­числ. функ­цио­не­ров из РСФСР и др. рес­пуб­лик, сла­бо ори­ен­ти­ро­вав­ших­ся в её «на­цио­наль­ной спе­ци­фи­ке».

В 1950-е гг. в Л. про­ве­де­но неск. адм.-терр. ре­форм: 20.6.1950 рес­пуб­ли­ка бы­ла раз­де­ле­на на об­лас­ти (4), рай­оны и апи­лин­ки. В мае 1953 об­лас­ти ли­к­ви­ди­ро­ва­ли, а апи­лин­ки ук­руп­ни­ли. В 1957 про­во­ди­лась ещё од­на ре­фор­ма в свя­зи с соз­да­ни­ем сов­нар­хо­зов. К кон. 1950-х гг. на­се­ле­ние Виль­ню­са поч­ти до­с­тиг­ло до­во­ен­ной чис­лен­но­сти (бо­лее 236 тыс. чел. в 1959; 270 тыс. чел. в 1941): при этом до­ля ли­тов­цев, про­жи­вав­ших в го­ро­дах, вы­рос­ла с 28,1% до 33,6%. Про­изош­ли де­мо­гра­фич. из­ме­не­ния: хо­тя чис­ло эт­ни­че­ски сме­шан­ных се­мей вы­рос­ло к 1979 до 11,3% от об­ще­го ко­ли­че­ст­ва (в 1959 – 5,9%), в то же вре­мя рес­пуб­ли­ка ста­ла бо­лее «ли­тов­ской», чем бы­ла до вой­ны (в меж­во­ен­ный пе­ри­од ли­тов­цы со­став­ля­ли ок. 70% нас. Л., к кон. 1970-х гг. их до­ля вы­рос­ла до 80%).

Раз­вер­ну­лась ин­ду­ст­риа­ли­за­ция Л. (наи­боль­ше­го раз­ма­ха она по­лу­чи­ла в Виль­ню­се – в 1947 на­чал да­вать про­дук­цию стан­ко­стро­ит. за­вод «Жаль­ги­рис» и бы­ло за­пу­ще­но про­из-во элек­тро­дви­га­те­лей на за­во­де «Эль­фа», в 1954 за­ра­бо­тал круп­ный за­вод си­ли­кат­но­го кир­пи­ча и др.). Свя­зан­ная с ин­ду­ст­риа­ли­за­ци­ей ур­ба­ни­за­ция рес­пуб­ли­ки со­про­во­ж­да­лась рос­том чис­ла лю­дей ум­ст­вен­но­го тру­да, по­вы­ше­ни­ем об­ра­зо­ват. уров­ня на­се­ле­ния (в 1956 чис­ло сту­ден­тов в ву­зах уве­ли­чи­лось бо­лее чем в 4 ра­за по срав­не­нию с до­во­ен­ным уров­нем и дос­тиг­ло 25 тыс. чел.).

В 1970–80-х гг. Л. ста­ла раз­ви­той ин­ду­ст­ри­аль­но-аг­рар­ной рес­пуб­ли­кой. До­ля ма­ши­но­строе­ния, хи­мич. и неф­техи­мич. пром-сти, элек­тро­энер­ге­ти­ки в об­щем объ­ё­ме пром. про­дук­ции, про­из­во­див­шей­ся в Литов. ССР, уд­вои­лась за пе­ри­од с 1970 по 1985. Рес­пуб­ли­ка дос­тиг­ла са­мых вы­со­ких тем­пов рос­та пром. про­из-ва сре­ди со­юз­ных рес­пуб­лик. Боль­шое зна­че­ние для его энер­го­обес­пе­че­ния име­ло строи­тель­ст­во Иг­на­лин­ской АЭС (1-й блок за­пу­щен 31.12.1983, 2-й – 31.8.1987), да­вав­шей до 80% по­треб­ляе­мой в Л. элек­тро­энер­гии. По­ми­мо но­вых от­рас­лей (ра­дио­элек­тро­ни­ка, стан­ко­строе­ние и др.) раз­ви­ва­лись и тра­ди­ци­он­ные (уже в 1970 в рес­пуб­ли­ке про­из­во­ди­лось в 14 раз боль­ше хлоп­ча­то­бу­маж­ных тка­ней, чем до вой­ны). В 1986 от­кры­лась ме­ж­ду­нар. па­ром­ная пе­ре­пра­ва Клай­пе­да – Му­кран, имев­шая важ­ное внеш­не­эко­но­мич. зна­че­ние для рес­пуб­ли­ки и все­го СССР.

В Л. активно развивалось жи­вот­но­вод­ст­во: в 1986 чис­ло го­лов круп­но­го ро­га­то­го ско­та и сви­ней при­мер­но в 2,4–2,5 ра­за пре­вы­ша­ло по­ка­за­те­ли пред­воен­но­го пе­рио­да, и Л. за­ни­ма­ла ве­ду­щее ме­сто по про­из-ву мя­са и мо­ло­ка в рас­чё­те на ду­шу на­се­ле­ния.

В 1978 при­ня­та но­вая кон­сти­ту­ция Ли­тов. ССР. Рес­пуб­ли­ка два­ж­ды на­гра­ж­да­лась (в 1965 ор­де­ном Ле­ни­на, в 1972 ор­де­ном Друж­бы на­ро­дов). С сер. 1970-х гг. тем­пы эко­но­мич. раз­ви­тия Л., как и все­го Сов. Сою­за, ста­ли оче­вид­но от­ста­вать от тем­пов рос­та эко­но­ми­ки и по­вы­ше­ния стан­дар­тов жиз­ни в ка­пи­та­ли­стич. стра­нах За­па­да. На­уч­но-тех­нич. ре­во­лю­ция раз­ви­ва­лась не­рав­но­мер­но, за­хва­ты­вая од­ни от­рас­ли нар. хо­зяй­ст­ва и ма­ло от­ра­жа­ясь на дру­гих. Не­эф­фек­тив­ное управ­ле­ние эко­но­ми­кой, бю­ро­кра­тизм и по­ли­тич. не­сво­бо­да ста­ли вы­зы­вать уси­ли­ваю­щую­ся кри­ти­ку со сто­ро­ны об­ще­ст­ва, в ко­то­ром рос уро­вень об­ра­зо­ван­но­сти и ин­фор­ми­ро­ван­но­сти о ми­ре. Часть ин­тел­ли­ген­ции вклю­чи­лась в ак­тив­ную пра­во­за­щит­ную и дис­си­дент­скую дея­тель­ность (Т. Венц­ло­ва и др.). В 1976 воз­ник­ла ли­тов. Хель­синк­ская груп­па.

Пе­ре­строй­ка, на­ча­тая М. С. Гор­ба­чёвым в СССР, вы­зва­ла в Л., как и в др. со­юз­ных рес­пуб­ли­ках, ожи­да­ния пе­ре­мен. Сна­ча­ла в ли­тов. об­ще­ст­ве ста­ли го­во­рить о не­об­хо­ди­мо­сти пре­дос­тав­ле­ния рес­пуб­ли­ке боль­шей са­мо­стоя­тель­но­сти в ре­ше­нии со­ци­аль­ных, эко­ло­ги­че­ских и осо­бен­но эко­но­мич. про­блем (здесь, как и в др. рес­пуб­ли­ках При­бал­ти­ки, ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ла идея «рес­пуб­ли­кан­ско­го хоз­рас­чё­та»). По­ли­ти­ка глас­но­сти, про­воз­гла­шён­ная ру­ко­во­дством КПСС, при­об­ре­ла в Л. осо­бые чер­ты: всё бо­лее рез­кой кри­ти­ке в СМИ стал под­вер­гать­ся сов. пе­ри­од в ис­то­рии ли­тов. на­ро­да, весь опыт пре­бы­ва­ния Л. в со­ста­ве СССР. Сти­му­ли­ро­ва­ло кри­тич. на­строе­ния в Л. и пря­мое воз­дей­ст­вие на об­ще­ст­во идей, куль­ти­ви­ро­вав­ших­ся в сре­де ли­тов. эмиг­ра­ции. Цен­тром на­би­рав­ше­го си­лу идео­ло­гич. те­че­ния, имев­ше­го уже оп­ре­де­лён­ную на­цио­на­ли­стич. ок­ра­ску, стал Ли­тов. фонд куль­ту­ры. Ле­том 1988 поя­ви­лась ини­циа­тив­ная груп­па, за­дав­шая­ся це­лью соз­дать мас­со­вую орг-цию «Ли­тов. дви­же­ние за пе­ре­строй­ку» (офор­ми­лась как об­ще­ст­вен­ная ор­га­ни­за­ция в окт. 1988; офи­ци­аль­но за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­на в мар­те 1989). По­сколь­ку осн. це­ля­ми дви­же­ния (лит. «Саю­дис») бы­ли про­воз­гла­ше­ны за­щи­та нац. куль­ту­ры и ох­ра­на при­ро­ды, оно при­влек­ло к се­бе лю­дей с разл. идей­но-по­ли­тич. при­стра­стия­ми – от край­них на­цио­на­ли­стов до ком­му­ни­стов-ре­фор­ма­то­ров. В не­го во­шли мн. пред­ста­ви­те­ли на­уч. и куль­тур­ной эли­ты рес­пуб­ли­ки (пи­са­те­ли В. Буб­нис, В. Пет­кя­ви­чюс, В. Чя­пай­тис, фи­ло­соф С. Гя­да, ар­тист Р. Адо­май­тис и др.). 21.10.1988 про­изош­ли кар­ди­наль­ные из­ме­не­ния в ру­ко­во­дстве ком­пар­тии: её ли­де­ром стал А. Бра­зау­скас, под­дер­жи­вав­ший «Саю­дис», ко­то­рый бы­ст­ро на­би­рал си­лу – его чис­лен­ность дос­тиг­ла 180 тыс. чел., а от­де­ле­ния ор­га­ни­за­ции поя­ви­лись во всех го­ро­дах. Од­но­вре­мен­но дея­тель­ность «Саю­ди­са» ста­ла при­ни­мать оче­вид­ный оп­по­зиц. ха­рак­тер. В но­яб. 1988 ВС Ли­тов. ССР вос­ста­но­вил гос. сим­во­лы до­со­вет­ско­го вре­ме­ни – флаг и гимн. В февр. 1989 ра­ди­каль­ные ру­ко­во­ди­те­ли «Саю­ди­са» (В. Ланд­сбер­гис и др.) ста­ли вы­дви­гать ло­зун­ги вы­хо­да Л. из СССР. Со­юз­ные и рес­пуб­ли­кан­ские парт. и гос. ор­га­ны ока­за­лись не го­то­вы­ми к стре­ми­тель­но­му раз­ви­тию со­бы­тий в рес­пуб­ли­ке и не су­ме­ли всту­пить в диа­лог с кон­со­ли­ди­ро­вав­шей­ся оп­по­зи­ци­ей в рес­пуб­ли­ке. На вы­бо­рах нар. де­пу­та­тов СССР по Л. в мар­те 1989 «Саю­дис» одер­жал уве­рен­ную по­бе­ду (36 де­пу­тат­ских ман­да­тов из 42). Де­пу­та­ты из При­бал­ти­ки не­мед­лен­но вы­сту­пи­ли с ини­циа­ти­вой осу­ж­де­ния сов.-герм. до­го­во­ра 1939, ко­то­рый пре­до­пре­де­лил, по их мне­нию, на де­сяти­ле­тия судь­бу при­бал­тий­ских рес­пуб­лик. Съезд нар. де­пу­та­тов СССР по док­ла­ду ко­мис­сии, воз­глав­ляв­шей­ся А. Н. Яков­ле­вым, при­нял 24.12.1989 по­ста­нов­ле­ние, со­дер­жа­ние ко­то­ро­го мог­ло трак­то­вать­ся по-раз­но­му. Оно ут­вер­жда­ло, что до­го­вор не на­ру­шал ме­ж­ду­нар. пра­ва и сло­жив­шей­ся до­го­вор­ной прак­ти­ки, но од­но­вре­мен­но осу­ж­да­ло под­пи­са­ние т. н. сек­рет­но­го до­пол­ни­тель­но­го до­го­во­ра и объ­яв­ля­ло его юри­ди­че­ски не­со­стоя­тель­ным и не­дей­ст­ви­тель­ным с мо­мен­та под­пи­са­ния, од­на­ко при этом ого­ва­ри­ва­лось, что «про­то­ко­лы не соз­да­ва­ли но­вой пра­во­вой ба­зы для взаи­мо­от­но­ше­ний Со­вет­ско­го Сою­за с треть­и­ми стра­на­ми».

Курс на вы­ход Л. из со­ста­ва СССР, про­воз­гла­шён­ный «Саю­ди­сом», фак­ти­че­ски под­дер­жа­ла и ком­пар­тия, ру­ко­водство ко­то­рой 22.12.1989 от­де­ли­лось от КПСС. Это при­ве­ло к рас­ко­лу пар­тии: боль­шин­ст­во её по­шло за А. Бра­зау­ска­сом, же­лав­шим при­дать ор­га­ни­за­ции со­ци­ал-де­мо­кра­тич. ок­ра­ску, мень­шин­ст­во (во гла­ве с М. Бу­ро­кя­ви­чю­сом) вы­сту­па­ло за един­ст­во ком­му­ни­стов в рам­ках КПСС.

М. С. Гор­ба­чёв лич­но по­пы­тал­ся за­дер­жать раз­ви­тие кри­зи­са сов. вла­сти в Лит­ве и 11–13 янв. 1990 про­вёл в рес­пуб­ли­ке встре­чи с её ру­ко­во­дством, ин­тел­ли­ген­ци­ей, тру­дя­щи­ми­ся, но эта ме­ра ус­пе­ха не име­ла, тем бо­лее что в этот мо­мент рез­ко обо­ст­ри­лась си­туа­ция в За­кав­ка­зье во­круг «ка­ра­бах­ско­го во­про­са», ко­то­рый пол­но­стью от­влёк со­юз­ное ру­ко­во­дство от ли­тов. про­блем.

А. Бра­зау­скас 15.1.1990 из­бран пред­се­да­те­лем Пре­зи­диу­ма ВС рес­пуб­ли­ки, а 11.3.1990 этот пост за­нял В. Ланд­сбер­гис. Вос­ста­нав­ли­ва­ла свои по­зи­ции ка­то­лич. цер­ковь: 14.2.1990 ВС Ли­тов. ССР при­нял За­кон «О воз­вра­ще­нии ре­ли­ги­оз­ным об­щи­нам хра­мов и дру­гих зда­ний», фак­ти­че­ски за­кре­пив­ший прак­ти­ку по­след­них лет.

ВС Ли­тов. ССР 17.2.1990 при­нял по­ста­нов­ле­ние об от­ме­не дек­ла­ра­ции Нар. сей­ма от 21.7.1940 о всту­п­ле­нии Л. в СССР, а 11 мар­та – Акт о вос­ста­нов­ле­нии не­за­ви­си­мо­сти го­су­дар­ст­ва и вы­хо­де из со­ста­ва СССР. Так­же бы­ло ут­вер­жде­но совр. назв. стра­ны. Пер­вым пре­мьер-ми­ни­ст­ром Ли­тов. рес­пуб­ли­ки ста­ла К. Прун­ске­не, ак­тив­ный дея­тель «Саю­ди­са». А. Бра­зау­скас стал её за­мес­ти­телем. Ру­ко­во­дство СССР не при­зна­ло от­де­ле­ния Л., в то же вре­мя курс ли­тов. вла­стей на вы­ход из СССР по­лу­чил одоб­ре­ние со сто­ро­ны США и др. стран За­па­да.

Зна­чит. под­держ­ку цен­тро­беж­ным уст­рем­ле­ни­ям в при­бал­тий­ских рес­пуб­ли­ках ока­зал пред­се­да­тель ВС РСФСР Б. Н. Ель­цин, ко­то­рый встре­тил­ся 27.7.1990 в Юр­ма­ле с гла­ва­ми Лат­вии, Л. и Эс­то­нии и при­звал их к вы­ра­бот­ке со­вме­ст­ной с ру­ко­во­дством Рос­сии по­зи­ции по от­но­ше­нию к «цен­тру».

По­пыт­ки удер­жать Л. в со­ста­ве СССР ока­за­лись тщет­ны­ми: 10.1.1991 М. С. Гор­ба­чёв по­тре­бо­вал вос­ста­нов­ле­ния кон­сти­ту­ции Ли­тов. ССР, 13 янв. сов. си­ло­вые струк­ту­ры вме­ша­лись в про­ти­во­стоя­ние ме­ж­ду ак­ти­ви­ста­ми «Са­ю­ди­са» и сто­рон­ни­ка­ми Ком­му­ни­стич. пар­тии Л. на сто­ро­не по­след­них, ов­ла­де­ли те­ле­цен­тром и по­пы­та­лись за­нять зда­ние пар­ла­мен­та. Од­на­ко на­рас­таю­щее мас­со­вое дви­же­ние, вы­сту­пав­шее под ло­зун­гом не­за­ви­си­мо­сти, и дав­ле­ние со сто­ро­ны за­пад­ных стран вы­ну­ди­ли со­юз­ное ру­ко­во­дст­во от­ка­зать­ся от си­ло­во­го ме­то­да ре­ше­ния «ли­тов. во­про­са».

6.9.1991 СССР при­знал не­за­ви­си­мость Ли­тов. Рес­пуб­ли­ки.

На ре­фе­рен­ду­ме 25.10.1992 бы­ла при­ня­та Кон­сти­ту­ция Ли­тов. Рес­пуб­ли­ки. Л. про­воз­гла­ша­лась уни­тар­ным де­мо­кра­тич. гос-вом с рес­пуб­ли­кан­ской фор­мой прав­ле­ния, воз­глав­ляе­мым пре­зи­ден­том. Выс­шим за­ко­но­дат. ор­га­ном гос. вла­сти стал од­но­па­лат­ный Сейм, из­би­рае­мый на ос­но­ве все­об­ще­го рав­но­го и пря­мо­го из­би­рат. пра­ва пу­тём тай­но­го го­ло­со­ва­ния по сме­шан­ной ма­жо­ри­тар­но-про­пор­цио­наль­ной сис­те­ме. С нач. 1990-х гг. в Л. сфор­ми­ро­ва­лась мно­го­пар­тий­ная сис­те­ма, ве­ду­щую роль в ко­то­рой к 2010 иг­ра­ют пра­во­кон­сер­ва­тив­ная пар­тия Со­юз Оте­че­ст­ва – Хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты Л. (СО – ХДЛ) и ле­во­цен­три­ст­ская Со­ци­ал-де­мо­кра­тич. пар­тия Л. (СДПЛ). К др. круп­ным по­ли­тич. си­лам мож­но от­не­сти Дви­же­ние ли­бе­ра­лов Л., Со­юз ли­бе­ра­лов и цент­ра, Хри­сти­ан­скую пар­тию, Но­вый со­юз, Со­юз кре­сть­ян и на­род­ни­ков Л., а так­же пар­тию «По­ря­док и спра­вед­ли­вость» (ли­бе­рал-де­мо­кра­ты). Все­го в Л. дей­ст­ву­ют ок. 40 по­ли­тич. пар­тий, в т. ч. пред­став­ляю­щих ин­те­ре­сы нац. мень­шинств: Со­юз рус­ских Л., «Рус. аль­янс», «Из­би­рат. ак­ция по­ля­ков Л.». Пра­ви­тельств. ка­би­не­ты гос-ва, как пра­ви­ло, воз­глав­ля­ют пред­ста­ви­те­ли трёх ве­ду­щих пар­тий (с 2008 – пред. СО – ХДЛ А. Ку­би­люс). Пре­зи­ден­том Л. в 1992–98 был А. Бра­зау­скас (в но­яб. 1992 – февр. 1993 и. о. пре­зи­ден­та), в 1998–2003, 2004–09 – В. Адам­кус, в 2003–2004 – Р. Пак­сас, с 2009 – Д. Гри­бау­скай­те.

С вы­хо­дом из со­ста­ва СССР в Л. бы­ла осу­ще­ст­в­ле­на при­ва­ти­за­ция гос. соб­ст­вен­но­сти (пер­во­на­чаль­но без за­кры­тия круп­ных пром. пред­при­ятий), соз­да­на но­вая бан­ков­ская сис­те­ма. Вес­ной 1992 про­ве­де­на ли­бе­ра­ли­за­ция цен (за ис­клю­че­ни­ем цен на осн. про­дук­ты пи­та­ния и ком­му­наль­ных пла­те­жей). По­ли­ти­кой гос. суб­си­дий, ин­дек­са­ции за­ра­бот­ной пла­ты, уве­ли­че­ния пен­сий и по­со­бий ма­ло­иму­щим пра­ви­тель­ст­ву Л. уда­лось из­бе­жать рез­ко­го сни­же­ния уров­ня жиз­ни на­се­ле­ния и не до­пус­тить бы­ст­ро­го рос­та без­ра­бо­ти­цы (её уро­вень, од­на­ко, не­ук­лон­но по­вы­шал­ся от 4–4,5% в 1993–1994 до 13,7% в 2009). В 2000-х гг. в Л. на­блю­дал­ся дос­та­точ­но ста­биль­ный эко­но­мич. рост (в 2003–07 в ср. ок. 8,3%). Про­изош­ли су­щест­вен­ные из­ме­не­ния в струк­ту­ре ВВП: до­ля пром-сти со­кра­ти­лась до 23%, до­ля сфе­ры ус­луг воз­рос­ла до 65% (2004). Всту­п­ле­ние Л. в ЕС в 2004 и по­лу­че­ние в свя­зи с этим круп­ных кре­ди­тов, ис­поль­зо­ван­ных в сфе­ре строи­тель­ст­ва и в бан­ков­ском де­ле, сти­му­ли­ро­ва­ли бур­ное раз­ви­тие этих от­рас­лей. В ус­ло­ви­ях ми­ро­во­го фи­нан­сово­го и эко­но­мич. кри­зи­са в 2009 ВВП Лит­вы упал на 15,7% (один из са­мых вы­со­ких по­ка­за­те­лей сре­ди нац. эко­но­мик стран ЕС), в 2008–09 про­изо­шёл об­вал в строи­тель­ст­ве (св. 40%), на рын­ке ус­луг (сни­же­ние в ср. на 20%) и в роз­нич­ной тор­гов­ле (до 25%). Не­га­тив­ное влия­ние на раз­ви­тие ли­тов. эко­но­ми­ки про­дол­жа­ют ока­зы­вать вы­со­кая сте­пень из­но­са про­из­водств. мощ­но­стей (до 70%), не­дос­та­точ­ность ин­ве­сти­ций на мо­дер­ни­за­цию про­из-ва (0,14% ВВП), низ­кая про­из­во­ди­тель­ность тру­да (ме­нее 50% от ср. по ЕС), вы­со­кий уро­вень «те­не­вой» эко­но­ми­ки (по экс­перт­ным оцен­кам, от 30% ВВП), а так­же су­щест­вен­ные раз­ли­чия в уров­не раз­ви­тия ре­гио­нов стра­ны.

Осн. при­ори­те­та­ми внеш­ней по­ли­ти­ки Л. яв­ля­ют­ся ук­ре­п­ле­ние парт­нёр­ских свя­зей с го­су­дар­ст­ва­ми НАТО и ЕС (Л. – член этих ор­га­ни­за­ций с 2004), со­дей­ст­вие рас­ши­ре­нию «зо­ны ста­биль­но­сти и де­мо­кра­тии» на про­стран­ст­ве СНГ, обес­пе­че­ние во­вле­чён­но­сти стра­ны в ме­ж­ду­нар. уси­лия по под­дер­жа­нию ста­биль­но­сти в разл. рай­онах ми­ра. США для ли­тов. ру­ко­вод­ст­ва – гл. парт­нёр в во­ен.-по­ли­тич. сфе­ре. Вы­со­кий уро­вень по­ли­тич. диа­ло­га име­ли от­но­ше­ния Л. с Лат­ви­ей, Эс­то­ни­ей и Поль­шей. С нач. 2000-х гг. Л. ак­тив­но лоб­би­ро­ва­ла ев­ро­ат­лан­тич. уст­рем­ле­ния Гру­зии, до­би­ва­ясь пре­до­став­ле­ния этой стра­не чёт­ких пер­спек­тив всту­п­ле­ния в НАТО, а так­же ста­ра­ясь ут­вер­дить­ся в ро­ли по­сред­ни­ка в «на­ве­де­нии мос­тов» ЕС и НАТО с Азер­бай­джа­ном, Мол­да­ви­ей и стра­на­ми Центр. Азии.

В 1990-х гг. от­но­ше­ния ме­ж­ду РФ и Л. раз­ви­ва­лись дос­та­точ­но ди­на­мич­но. 29.7.1991 под­пи­сан рос.-ли­тов. До­го­вор об ос­но­вах меж­го­су­дар­ст­вен­ных от­но­ше­ний (всту­пил в си­лу в мае 1992), 31.8.1993 за­вер­шил­ся вы­вод с тер­ри­то­рии Л. рос. войск, 24.10.1997 сто­ро­ны за­клю­чи­ли До­го­вор о рос.-ли­тов. гос. гра­ни­це и До­го­вор о раз­гра­ни­че­нии ис­клю­чит. эко­но­мич. зо­ны и кон­ти­нен­таль­но­го шель­фа в Бал­тий­ском м. (ра­ти­фи­ци­ро­ва­ны Л. в 1999, РФ – в 2003). По­зи­тив­но­му раз­ви­тию рос.-ли­тов. от­но­ше­ний спо­соб­ство­ва­ло пре­дос­тав­ле­ние в со­от­вет­ст­вии с За­ко­ном «О граж­дан­ст­ве» (1989) всем жи­те­лям рес­пуб­ли­ки вне за­ви­си­мо­сти от на­цио­наль­но­сти ли­тов. граж­дан­ст­ва. В 2009 из 165 тыс. чел. рус­ско­языч­но­го на­се­ле­ния чуть ме­нее 90% име­ли ли­тов. граж­дан­ст­во, а ок. 10% – граж­дан­ст­во РФ.

Зна­чит. мас­шта­бов дос­тиг­ло рос.-ли­тов. тор­го­во-эко­но­мич. со­труд­ни­че­ст­во. В 2008 дву­сто­рон­ний то­ва­ро­обо­рот пре­вы­сил от­мет­ку в 5 млрд. долл. Вме­сте с тем под влия­ни­ем ми­ро­во­го эко­но­мич. кри­зи­са в 2009 он умень­шил­ся до 4,2 млрд. долл. [рос. экс­порт – 3,4 млрд. долл. (пре­им. энер­го­но­си­те­ли), им­порт – 0,83 млрд. долл. (пре­им. про­дук­ция ли­тов. с. х-ва и пи­ще­вой пром-сти)]. Рос. ка­пи­тал за­вое­вал проч­ные по­зи­ции в ли­тов. эко­но­ми­ке: «Лу­койл-Бал­тия» («Лу­койл»), «ИНТЕР РАО Ле­ту­ва» («Ин­тер РАО ЕЭС»), «Lietuvus Dues» и Кау­нас­ская ТЭС («Газ­пром»), за­вод ми­нер. удоб­ре­ния «Lifosa» («Ев­ро­Хим»), пред­при­ятие по про­из-ву ме­ти­зов «Nemunas» («Ме­чел») и др. В свою оче­редь, ли­тов. де­ло­вые кру­ги осу­ще­ст­в­ля­ют круп­ные ин­ве­стиц. про­ек­ты в Ка­ли­нин­град­ской обл.: ры­бо­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щее пред­при­ятие «Ви­чю­най-Русь», мя­со­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щий за­вод «Ка­ли­нин­град­ский де­ли­ка­тес», тор­го­вый центр «Ак­ро­по­лис» и др. Ус­пеш­но раз­ви­ва­лись свя­зи меж­ду ре­гио­на­ми двух стран, кон­так­ты в об­ла­сти куль­ту­ры.

С нач. 2000-х гг. на рос.-ли­тов. по­ли­тич. от­но­ше­ния не­га­тив­ное влия­ние ока­за­ли при­ня­тие ли­тов. Сей­мом За­ко­на «О воз­ме­ще­нии ущер­ба, при­чи­нён­но­го ок­ку­па­ци­ей СССР» (13.6.2000) и др. за­ко­но­дат. ак­тов ан­ти­рос­сий­ской на­прав­лен­но­сти, де­струк­тив­ная ри­то­ри­ка ли­тов. ру­ко­вод­ст­ва, его не­дру­жест­вен­ная по­зи­ция по ря­ду ак­ту­аль­ных меж­ду­нар. проб­лем, в част­но­сти по си­туа­ции в За­кав­ка­зье.

Инаугурация президента Литвы Д. Грибаускайте. Фото. 2009. Фото А. Межелиса

С из­бра­ни­ем но­вым пре­зи­ден­том Л. в 2009 Д. Гри­бау­скай­те во­зо­бно­ви­лись кон­так­ты на выс­шем уров­не. 9.11.2009 в Бер­ли­не со­стоя­лась крат­кая бе­се­да пре­зи­ден­та РФ Д. А. Мед­ве­де­ва с Д. Гри­ба­ус­кай­те, а 10.2.2010 в Хель­син­ки в рам­ках Сам­ми­та дейст­вий по Бал­тий­ско­му м. про­шла встре­ча пред. Пра­ви­тель­ст­ва РФ В. В. Пу­ти­на с ли­тов. пре­зи­ден­том.

Хозяйство

Л. от­но­сит­ся к груп­пе стран с пе­ре­ход­ным ти­пом эко­но­ми­ки, раз­ви­ва­ет­ся на ос­но­ве ры­ноч­ных ме­то­дов ве­де­ния хо­зяй­ст­ва. Объ­ём ВВП 52,1 млрд. ев­ро (2009; по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти), в рас­чё­те на ду­шу на­се­ле­ния 15,6 тыс. ев­ро. Ин­декс че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия 0,870 (2007; 46-е ме­сто сре­ди 182 стран).

Раз­рыв эко­но­мич. свя­зей по­сле рас­па­да СССР при­вёл к сни­же­нию пром. про­из-ва и па­де­нию уров­ня ВВП (вдвое за 1989–93). Ста­биль­но­му эко­но­мич. раз­ви­тию в 2000–07 спо­соб­ст­во­ва­ли со­труд­ни­че­ст­во со стра­на­ми Зап. Ев­ро­пы и всту­п­ле­ние в ЕС (рост ВВП со­став­лял 6–8% в год). Гос. по­ли­ти­ка на­прав­ле­на на при­вле­че­ние иностр. ин­ве­сти­ций и раз­ви­тие пред­при­ни­ма­тель­ст­ва. Пря­мые иностр. ин­ве­сти­ции (об­щий объ­ём 9,1 млрд. ев­ро на 1.1.2009) в осн. на­прав­ля­ют­ся на раз­ви­тие об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти, оп­то­вой и роз­нич­ной тор­гов­ли, те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­но­го и фи­нан­со­во­го сек­то­ра, транс­порт­ных ус­луг. Дей­ст­ву­ют 2 сво­бод­ные эко­но­мич. зо­ны (в Кау­на­се и Клай­пе­де), 6 на­уч­но-тех­но­ло­гич. пар­ков.

В струк­ту­ре ВВП (2008) на сфе­ру ус­луг при­хо­дит­ся 63,3% (55,8% в 1995), пром-сть – 22,2% (25,5%), на строи­тель­ство – 10,0% (7,3%), сель­ское, лес­ное и рыб­ное хо­зяй­ст­во – 4,5% (11,4%). Ок. 20% ВВП про­из­во­дит­ся на пред­при­яти­ях гос. сек­то­ра.

Промышленность

Ве­ду­щие от­рас­ли пром. про­из-ва – неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щая, ма­ши­но­строе­ние, хи­мич., де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая, лёг­кая и пи­ще­вая пром-сть.

Л. не рас­по­ла­га­ет собств. то­п­лив­ны­ми ре­сур­са­ми (в не­зна­чит. ко­ли­чест­вах до­бы­ва­ют торф); при­род­ный газ и нефть им­пор­ти­ру­ют из Рос­сии. Дей­ст­ву­ет НПЗ в г. Ма­жей­кяй (мощ­ность 14 млн. т в год; при­над­ле­жит ком­па­нии «ORLEN Lietuva») – един­ст­вен­ный в стра­нах Бал­тии. Про­из-во элек­тро­энер­гии (13,9 млрд. кВт·ч в 2008) до кон. 2009 пре­вы­ша­ло внутр. по­треб­но­сти; часть элек­тро­энер­гии экс­пор­ти­ро­ва­лась в со­сед­ние стра­ны. В свя­зи с за­кры­ти­ем Иг­на­лин­ской АЭС (близ г. Ви­са­ги­нас; 1-й энер­го­блок ос­та­нов­лен в дек. 2004, 2-й – в дек. 2009), обес­пе­чи­вав­шей до 70% про­из-ва, Л. пре­вра­ти­лась из экс­пор­тё­ра элек­тро­энер­гии в им­пор­тё­ра. Дей­ст­ву­ют: Ка­у­нас­ская ГЭС (св. 100 МВт) и Круо­нис­ская гид­ро­ак­ку­му­ли­рую­щая элек­тро­стан­ция (обе – на р. Ня­му­нас); Ли­тов. ГРЭС (г. Элек­тре­най; про­ект­ная мощ­ность 1800 МВт, в кон. 2000-х гг. ис­поль­зу­ет­ся ме­нее чем на 5%); ТЭЦ име­ют­ся в Виль­ню­се, Ма­жей­кяе, Кау­на­се.

Осн. от­рас­ли ма­ши­но­строе­ния – стан­ко­строе­ние, про­из-во пром. обо­ру­до­ва­ния и при­бо­ров, элек­тро­тех­нич. и элек­трон­ная пром-сть. В стан­ко­строе­нии вы­де­ля­ет­ся вы­пуск разл. де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щих стан­ков и обо­ру­до­ва­ния (ве­ду­щие пред­при­ятия – «KADIS», Кау­нас; «Ener­mega», Али­тус; «Hidraulinės pa­varos», Ши­лу­те), фре­зер­ных и шли­фо­валь­ных стан­ков («Vingriai», Виль­нюс). Про­из-во обо­ру­до­ва­ния для пи­ще­вой пром-сти, в т. ч. фа­со­воч­но-упа­ко­воч­но­го (PAKMA и FASA, оба – в Ма­ри­ямпо­ле), тех­но­ло­гич. обо­ру­до­ва­ния для пе­ре­ра­бот­ки жид­ких пи­ще­вых про­дук­тов («Astra», Али­тус; так­же сти­раль­ные ма­ши­ны и др.), ото­пит. кот­лов, вен­ти­ляц. обо­ру­до­ва­ния («Vienybė», Ук­мер­ге), пром. элек­тро- и га­зо­вых пе­чей («Ume­ga», Уте­на), ла­зе­ров, мед., из­мерит. и оп­тич. при­бо­ров («Ekspla» и «Švie­sos konversi­ja», оба – в Виль­ню­се); вы­пуск хо­ло­диль­ни­ков («Snaigе̇», Али­тус), те­ле­ви­зо­ров («Šiaulių tauro televizoriai», Шяу­ляй) и ком­по­нен­тов для них («Vil­niaus vingis», Виль­нюс). На ба­зе ма­ши­но­стро­ит. за­во­да в г. Ро­киш­кис (обо­ру­до­ва­ние для с.-х. тех­ни­ки и др.) на­ла­же­на сбор­ка рос. мик­ро­ав­то­бу­сов и лёг­ких гру­зо­вых ав­то­мо­би­лей ГАЗ. Дей­ст­ву­ет ли­тов.-бе­ло­рус. пред­при­ятие «МАЗ-Бал­тия» (Виль­нюс) по сбор­ке тя­жё­лых гру­зо­вых ав­то­мо­би­лей; про­из-во ав­то­де­та­лей и зап­ча­стей в ря­де го­ро­дов стра­ны. Центр су­до­строе­ния и су­до­ре­мон­та – Клай­пе­да. Раз­ви­та ме­тал­ло­об­ра­ба­ты­ваю­щая пром-сть [сре­ди круп­ных пред­при­ятий – за­во­ды «Mec­hel Nemunas» (Кау­нас; про­во­ло­ка, гвоз­ди и др.), «Grąžtai» (Виль­нюс; свёр­ла и фре­зы)].

Завод «Lifosa» в г. Кедайняй. ОАО «Минерально-химическая компания «ЕвроХим»
Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод. «ORLEN Lietuva»

Хи­мич. пром-сть – од­на из наи­бо­лее раз­ви­тых от­рас­лей, в зна­чит. сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ва­на на экс­порт. Св. 1/3 стои­мо­сти про­дук­ции от­рас­ли обес­пе­чи­ва­ет про­из-во ми­нер. удоб­ре­ний; осн. про­из­во­ди­те­ли – за­во­ды «Lifosa» (г. Ке­дай­няй; в со­ста­ве рос. ком­па­нии «Ев­роХим»; азот­но-фос­фор­ные удоб­ре­ния, а так­же сер­ная и фос­фор­ная ки­сло­ты, др.) и «Achema» (г. Ио­на­ва; азот­ные и ком­плекс­ные удоб­ре­ния, а так­же клеи, крас­ки, пром. га­зы); удоб­ре­ния так­же про­из­во­дит ком­па­ния «Arvi fertis» (Ма­ри­ям­по­ле). Про­из-во пла­ст­масс (гл. центр – Клай­пе­да); един­ст­вен­ный про­из­во­ди­тель ис­кусств. во­ло­кон – «Kore­li­ta» (Кау­нас; аце­тат­ные и сме­шан­ные ни­ти). Кос­ме­тич. про­дук­цию и то­ва­ры бы­то­вой хи­мии (гл. обр. для внутр. рын­ка, а так­же стран СНГ и Бал­тии) вы­пус­ка­ют «Nau­joji Ringuva» (Па­не­ве­жис), «Kos­lita», «Alytaus chemija» (так­же ав­то­кос­ме­ти­ка; оба – в Али­ту­се), «BIOK La­bora­to­rija» (Виль­нюс). Ве­ду­щая фар­ма­цев­тич. ком­па­ния – «Sanitas» (Кау­нас). В Виль­ню­се раз­ви­ва­ет­ся мик­ро­био­ло­гич. пром-сть (ком­па­нии «SICOR Biotech» – ре­ком­би­нант­ные био­пре­па­ра­ты, «Fer­men­tas» – реа­ген­ты для мо­ле­ку­ляр­ной био­ло­гии и ген­ной ин­же­не­рии, «Biocen­tras» – бак­те­ри­аль­ные пре­па­ра­ты для очи­ст­ки неф­тя­ных и жи­ро­вых за­гряз­не­ний, сор­бен­ты).

Де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая пром-сть пред­став­ле­на пол­ным цик­лом про­из-ва (от за­го­тов­ки дре­ве­си­ны до вы­пус­ка ко­неч­ной про­дук­ции). Круп­ней­шие про­из­во­ди­те­ли ле­со­ма­те­риа­лов и ме­бе­ли – груп­пы: «Baltic American Concord» (про­из­водств. мощ­но­сти близ го­ро­дов Ук­мер­ге, Элек­тре­най), «Libros Grupе̇» (Виль­нюс, Шяу­ляй, Элек­тре­най и др.), «Vakarų Me­dienos Grupė» (Клай­пе­да, Каз­лу-Ру­да), «SBA Baldų Kompanija» (Кау­нас, Клай­пе­да, Ши­лу­те, Ви­са­ги­нас), «Bal­ti­jos Baldų Grupė» (Кау­нас, Ве­вис), а так­же ком­па­нии «Girių bizonas» (Каз­лу-Ру­да; про­из­во­дит ДСП), «Vilniaus Bal­dai» (Виль­нюс; ме­бель), «Narbutas ir Ko» (Виль­нюс, Укмeрге; офис­ная ме­бель). Пред­при­ятия по из­го­тов­ле­нию бу­ма­ги и кар­то­на (в го­ро­дах Гри­гиш­кес, Клай­пе­да и др.). В свя­зи с рос­том рын­ка стро­ит. ус­луг раз­ви­ва­ет­ся пром-сть стро­ит. ма­те­риа­лов. Про­из-во це­мен­та (за­вод в Ак­мя­не), бе­тон­ных и жел.-бе­тон. из­де­лий, кир­пи­ча, ке­ра­мич. плит­ки и др.

Лёг­кая пром-сть тра­ди­ци­он­но иг­ра­ет важ­ную роль в эко­но­ми­ке стра­ны (ок. 1/5 за­ня­тых в пром. про­из-ве). Б. ч. пред­при­ятий от­рас­ли к кон. 2000-х гг. мо­дер­ни­зи­ро­ва­ны (в т. ч. за счёт иностр. ин­ве­сти­ций). Про­из-во хлоп­ча­то­бу­маж­ных тка­ней (Али­тус), шер­стя­ных тка­ней (Кау­нас), льня­ных тка­ней и из­де­лий из них (го­ро­да Па­не­ве­жис, Плун­ге, Бир­жай), три­ко­таж­ных из­де­лий (Уте­на). Раз­ви­ты ху­дож. про­мыс­лы: из­го­тов­ле­ние из­де­лий из ян­та­ря, ке­ра­ми­ки, резь­ба по де­ре­ву, тис­не­ние ко­жи и др.

Пи­ще­вая пром-сть спе­циа­ли­зи­ру­ет­ся на про­из-ве мяс­ной и мо­лоч­ной про­дук­ции. Сре­ди круп­ных пред­при­ятий по пе­ре­ра­бот­ке мя­са: «Utenos mėsa» (Уте­на), «Biovela» (близ Виль­ню­са), «Sam­so­nas» (Кау­нас), «Nematekas» (близ Кай­шя­до­ри­са), «Vigesta» (Ма­жей­кяй). Ве­ду­щие про­из­во­ди­те­ли раз­но­об­раз­ной мо­лоч­ной про­дук­ции – ком­па­ния «Pie­no žvaigž­dės», «Rokiškio su̅ris» (Ро­киш­кис; гл. обр. сы­ры), «Žemaitijos pienas» (Тель­шяй), «Marijampolės pieno konser­vai» (Ма­ри­ям­по­ле). Дей­ст­ву­ют так­же са­хар­ные за­во­ды (на ме­ст­ном сы­рье) в Ма­ри­ям­по­ле («Arvi cukrus»), Ке­дай­няе («Nor­dic Sugar Kedainiai»); кон­ди­тер­ские фаб­ри­ки в Виль­ню­се, Шяу­ляе, Клай­пе­де; пи­во­ва­рен­ные за­во­ды ком­па­ний «Švy­tu­rys – Utenos alus» (Клай­пе­да, Уте­на), «Kalnapilio – Tauro grupė» (Виль­нюс, Па­не­ве­жис), «Gubernija» (Шяу­ляй); про­из-во ал­ко­голь­ной про­дук­ции (вод­ка, брен­ди, ли­кё­ры, на­стой­ки и др.) в го­ро­дах Кау­нас, Али­тус, Виль­нюс, Аник­щяй.

Сельское хозяйство

Л. прак­ти­че­ски пол­но­стью обес­пе­чи­ва­ет се­бя осн. про­дук­та­ми пи­та­ния. Об­щее чис­ло хо­зяйств св. 230 тыс. (2007), из них св. 60% мел­кие (пл. до 5 га) се­мей­ные фер­мы. В нач. 1990-х гг. зем­ли быв. кол­хо­зов пе­ре­шли в ча­ст­ную соб­ст­вен­ность; в ре­зуль­та­те рес­ти­ту­ции мн. зе­мель­ные на­де­лы воз­вра­ще­ны лю­дям, не­за­ин­те­ре­со­ван­ным в их об­ра­бот­ке, в ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции фер­ме­рам вы­де­ле­ны не­боль­шие уча­ст­ки гос. зе­мель. Ср. раз­мер ферм ок. 12 га (су­ще­ст­вен­но ни­же сред­не­го по ЕС). Раз­ви­тие с.-х. про­из-ва сдер­жи­ва­ет­ся кво­та­ми ЕС. Осу­ще­ст­в­ля­ют­ся нац. про­грам­мы по ин­тен­си­фи­ка­ции с. х-ва. Пло­щадь с.-х. уго­дий 3,5 млн. га (2005; св. 1/2 тер­ри­то­рии стра­ны), в т. ч. паш­ня 84%, лу­га и па­ст­би­ща св. 14%, мно­го­лет­ние на­са­ж­де­ния ок. 2%.

Рас­те­ние­вод­ст­во обес­пе­чи­ва­ет 57,6% стои­мо­сти аг­рар­ной про­дук­ции (2008). Боль­шое зна­че­ние име­ет про­из-во кор­мов для жи­вот­но­вод­ст­ва. Вы­ра­щи­ва­ют зер­но­вые (гл. обр. ози­мую пше­ни­цу, яч­мень; 3017 тыс. т в 2007), кар­то­фель (576,1 тыс. т), ово­щи (281,9 тыс. т), са­хар­ную свёк­лу (125,1 тыс. т), так­же фрук­ты, бо­бо­вые, лён и др. Жи­вот­но­вод­ст­во спе­циа­ли­зи­ру­ет­ся на мо­лоч­но-мяс­ном ско­то­вод­ст­ве, бе­кон­ном сви­но­вод­ст­ве, пти­це­вод­ст­ве. По­го­ло­вье (тыс. го­лов, 2008): круп­но­го ро­га­то­го ско­та 787,9, сви­ней 923,2, овец и коз 63,0, лоша­дей 55,9, до­маш­ней пти­цы 9,9 млн. Про­из-во (тыс. т, 2007): говя­ди­на 252,3, сви­ни­на 114,2, мо­ло­ко 1936,6; яй­ца 959,1 млн. шт.

Ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся лес­ное хо­зяй­ст­во. Об­щий объ­ём ре­сур­сов дре­ве­си­ны 422 млн. м3; еже­год­ная вы­руб­ка ок. 6,0 млн. м3.

Сфе­ра ус­луг. Ди­на­мич­но раз­ви­ваю­щий­ся сек­тор эко­но­ми­ки. Наи­боль­шее зна­че­ние име­ют транс­порт­ные ус­лу­ги, а так­же тор­гов­ля, бан­ков­ско-кре­дит­ный сек­тор, связь и те­ле­ком­му­ни­ка­ции, ту­ри­стич. биз­нес. Важ­ную роль иг­ра­ет порт Клай­пе­да (ус­лу­ги пре­дос­тав­ля­ют ком­па­нии KLASCO, «Klaipėdos Smeltė», «Be­ga»). Ав­то­транс­порт­ные ком­па­нии (св. 1500) объ­е­ди­не­ны в Ли­тов. нац. ас­со­циа­цию ав­то­пе­ре­воз­чи­ков «Linava». В роз­нич­ной тор­гов­ле вы­де­ля­ет­ся ком­па­ния «Maxima LT» – круп­ней­ший опе­ра­тор роз­нич­ной се­ти в стра­нах Бал­тии. Ок. 90% бан­ков­ских ак­ти­вов при­хо­дит­ся на до­лю до­чер­них струк­тур иностр. бан­ков­ских групп, в т. ч. швед. SEB и Swed­bank, герм. DnB NORD; мно­гие из них име­ют под­раз­де­ле­ния по ока­за­нию ли­зин­го­вых и др. фи­нан­со­вых ус­луг. Дей­ст­ву­ет Виль­нюс­ская фон­до­вая бир­жа (1993; при­над­ле­жит ме­ж­ду­нар. груп­пе «NASDAQ OMX Group»). Од­на из круп­ней­ших те­ле­ком­му­ни­кац. ком­па­ний – TEO LT. Тра­ди­ци­он­но раз­вит ту­ризм, в т. ч. куль­тур­но-по­зна­ва­тель­ный (осн. цен­тры – Виль­нюс, Кау­нас) и ку­рорт­но-оз­до­ро­ви­тель­ный (Па­лан­га, Дру­ски­нин­кай и др.). В 2008 Л. по­се­ти­ло ок. 4,5 млн. ино­стран­цев (в т. ч. св. 2/3 из стран ЕС). Ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся гос­ти­нич­ное хо­зяй­ст­во, рес­то­ран­ное де­ло и др. со­пут­ст­вую­щие ус­лу­ги.

Транспорт

Транс­порт­ная сис­те­ма Л. об­слу­жи­ва­ет тран­зит­ные пе­ре­воз­ки гру­зов и пас­са­жи­ров по на­прав­ле­ни­ям Вос­ток – За­пад (в т. ч. рос. пе­ре­воз­ки в Кали­нин­град­скую обл.) и Юг – Се­вер (свя­зы­ва­ет Центр. Ев­ро­пу со стра­на­ми Бал­тии и Скан­ди­на­вии). В объ­ё­ме гру­зо­пе­ре­во­зок (120,7 млн. т, 2008) до­ля ав­то­мо­биль­но­го транс­пор­та ок. 50%, же­лез­но­до­рож­но­го – св. 45%, вод­но­го – св. 5%. В пе­ре­воз­ке пас­са­жи­ров (477,1 млн. чел.) ли­ди­ру­ет ав­то­транс­порт (98%); на ж.-д. транс­порт при­хо­дит­ся 1%, на вод­ный и воз­душ­ный – ме­нее 1%.

Дли­на ав­то­до­рог 81 тыс. км (в т. ч. с твёр­дым по­кры­тием 71,6 тыс. км, 2008). Че­рез Л. про­хо­дят ме­ж­ду­нар. ав­то­ма­ги­ст­ра­ли Вар­ша­ва (Поль­ша) – Кау­нас – Ри­га (Лат­вия) – Тал­лин (Эс­то­ния) («Via Balti­ca»), Минск (Бе­ло­рус­сия) – Виль­нюс – Ма­ри­ям­по­ле – Ка­ли­нин­град (Рос­сия), Псков (Рос­сия) – Ри­га – Ка­ли­нин­град – Вар­ша­ва и др. Дли­на же­лез­ных до­рог с ши­ри­ной ко­леи 1520 мм – 1746 км, в т. ч. элек­три­фи­ци­ро­ва­но 122 км (2009). Осн. ж.-д. ли­нии: С.-Пе­тер­бург (Рос­сия) – Дау­гав­пилс (Латвия) – Виль­нюс – Вар­ша­ва, Минск – Виль­нюс – Кау­нас – Ка­ли­нин­град, Ри­га – Шяуляй – Виль­нюс – Ба­ра­но­ви­чи (Бе­ло­рус­сия). Ж.-д. пе­ре­воз­ки осу­ще­ст­в­ля­ют­ся гос. ком­па­ни­ей «Lie­tuvos geležinkeliai» (ок. 42,7 млн. т гру­зов, из них св. 45% – нефть и неф­те­про­дук­ты; 2009).

Мор. тор­го­вый флот вклю­ча­ет 45 су­дов, из них 6 при­над­ле­жат иностр. су­до­вла­дель­цам; под фла­га­ми др. стран хо­дят 28 су­дов. Един­ст­вен­ный мор. порт – Клай­пе­да; име­ет­ся спе­циа­ли­зир. неф­тя­ной тер­ми­нал в Бу­тин­ге (на по­бе­ре­жье Бал­тий­ско­го м.; по­стро­ен в кон. 1990-х гг.). Про­тя­жён­ность внутр. вод­ных пу­тей 441 км; су­до­ход­ст­во осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по р. Ня­му­нас, её при­то­ку р. Ня­рис и Тра­кай­ским озё­рам. Дли­на неф­те­про­во­дов 500 км [б. ч. – вет­ка неф­те­про­вода «Друж­ба» Но­во­по­лоцк (Бе­ло­рус­сия) – Ма­жей­кяй; с 2006 не дей­ст­ву­ет]. Ме­ж­ду­нар. аэ­ро­пор­ты в Виль­ню­се, Кау­на­се, Па­лан­ге.

Внешняя торговля

Внеш­не­тор­го­вый ба­ланс хро­ни­че­ски де­фи­ци­тен – в 2000-х гг. стои­мость экс­пор­та (11,8 млрд. ев­ро в 2009, 7,5 млрд. ев­ро в 2004) в 1,1–1,5 раза мень­ше стои­мо­сти им­пор­та (со­от­вет­ст­вен­но 13,1 и 10,0 млрд. ев­ро). В то­вар­ной струк­ту­ре экс­пор­та ок. 1/4 при­хо­дит­ся на неф­те­про­дук­ты, сре­ди др. – ма­ши­ны и обо­ру­дова­ние, про­дук­ция пи­ще­вой, хи­мич., лёг­кой пром-сти, дре­ве­си­на и из­де­лия из неё. Л. им­пор­ти­ру­ет нефть и неф­те­про­дук­ты, ми­нер. сы­рьё, про­дук­цию ма­ши­но­строе­ния, хи­мич. и лёг­кой пром-сти. Круп­ней­шие тор­го­вые парт­нё­ры – Рос­сия (15,0% экс­пор­та и 18,0% им­пор­та, 2007), Лат­вия (со­от­вет­ст­вен­но 12,9% и 5,5%), Гер­ма­ния (10,5% и 15,0%), Поль­ша (6,3% и 10,6%), Эс­то­ния, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Ни­дер­лан­ды.

Вооружённые силы

Воо­руж. си­лы (ВС) Л. со­сто­ят из Су­хо­пут­ных войск (СВ), ВВС и ВМС, а так­же вклю­ча­ют 3 меж­ви­до­вых ко­ман­до­ва­ния (все­го св. 13,8 тыс. чел.; 2008). В во­ен. вре­мя в опе­ра­тив­ное под­чи­не­ние ко­ман­до­ва­ния ВС мо­гут пе­ре­да­вать­ся вое­ни­зир. фор­ми­ро­ва­ния (14,6 тыс. чел.; 2008) [в т. ч. по­гра­нич­ные вой­ска Мин-ва внутр. дел (ок. 5 тыс. чел., вклю­чая бе­ре­го­вую ох­ра­ну – 540 чел.), под­раз­де­ле­ния Сою­за стрел­ков (9,6 тыс. чел.)]. Во­ен. го­до­вой бюд­жет 470 млн. долл. (2007).

Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим ВС яв­ля­ет­ся гла­ва гос-ва – пре­зи­дент, осу­ще­ст­в­ляю­щий об­щее ру­ко­во­дство че­рез Мин-во ох­ра­ны края (Мин-во обо­ро­ны) и ГШ. Мин-во ох­ра­ны края за­ни­ма­ет­ся во­про­са­ми обес­пе­че­ния воо­ру­же­ни­ем и во­ен. тех­ни­кой, ор­га­ни­за­ци­ей бое­вой под­го­тов­ки. На­чаль­ник ГШ и ко­ман­дую­щие ви­дов ВС со свои­ми шта­ба­ми ор­гани­зу­ют не­по­средств. управ­ле­ние вой­ска­ми. Тер­ри­то­рия стра­ны пред­став­ля­ет со­бой один во­ен. ок­руг, раз­де­лён­ный на рай­оны тер­ри­то­ри­аль­ной обо­ро­ны.

СВ (7,8 тыс. чел., в т. ч. 1,9 тыс. во­ен­но­слу­жа­щих сроч­ной служ­бы) яв­ля­ют­ся ос­но­вой ВС. В бое­вой со­став вхо­дят: 1 мо­то­пе­хот­ная бри­га­да (бы­ст­ро­го реа­ги­ро­ва­ния), груп­па спец. на­зна­че­ния (вклю­чая егер­ский ба­таль­он), 1 инж. ба­таль­он, 2 ба­таль­о­на ты­ло­во­го обес­пе­че­ния (пе­ре­до­вой и ос­нов­ной) и учеб­ный полк; ре­зерв СВ (ок. 4,7 тыс. чел.) све­дён в под­раз­де­ле­ния тер­ри­то­ри­аль­ной обо­ро­ны. На воо­ру­же­нии СВ на­хо­дят­ся св. 190 БТР, 10 бро­ни­ров. раз­ве­ды­ва­тель­но-до­зор­ных ма­шин, 345 ору­дий (в т. ч. 273 без­от­кат­ных) по­ле­вой ар­тил­ле­рии, 61 ми­но­мёт, ок. 400 руч­ных про­ти­во­тан­ко­вых гра­на­то­мё­тов разл. ка­либ­ра. ВВС (900 чел., в т. ч. 100 во­ен­но­слу­жа­щих сроч­ной служ­бы) вклю­ча­ют авиа­цию, си­лы и сред­ст­ва ПВО, а так­же учеб­ный центр. В со­ста­ве ВВС 3 во­ен.-возд. ба­зы (Па­не­ве­жис, Каз­лу-Ру­да и Зок­няй-Шяу­ляй), ко­то­рым под­чи­не­ны 2 транс­порт­ные, 1 учеб­ная, 2 вер­то­лёт­ные эс­кад­рильи (все­го 8 транс­порт­ных и 2 учеб­ных са­мо­лё­та, 9 вер­то­лё­тов), а так­же ди­ви­зи­он ПВО (неск. ПЗРК и зе­нит­ных арт. ус­та­но­вок), служ­ба кон­тро­ля возд. про­стран­ст­ва и управ­ле­ния возд. дви­же­ни­ем. На во­ен.-возд. ба­зе Зок­няй-Шяу­ляй дис­ло­ци­ро­ва­ны под­раз­де­ле­ния ВВС стран НАТО, ко­то­рые на прин­ци­пе ро­та­ции вы­пол­ня­ют пат­ру­ли­ро­ва­ние возд. про­стран­ст­ва стран Бал­тии. Ко­ра­бель­ный со­став ВМС (450 чел.) вклю­ча­ет 2 ма­лых про­ти­во­ло­доч­ных ко­раб­ля, 6 пат­руль­ных ка­те­ров, 2 траль­щи­ка, штаб­ной ко­рабль и гид­ро­гра­фич. суд­но. Пункт ба­зи­ро­ва­ния – Клай­пе­да. Всё воо­ру­же­ние и во­ен. тех­ни­ка иностр. про­из-ва.

Ком­плек­то­ва­ние ВС осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по при­зы­ву. Срок служ­бы 12 мес. Мо­би­ли­зац. ре­сур­сы ок. 910 тыс. чел., в т. ч. год­ных к во­ен. служ­бе ок. 720 тыс. чел.

Здравоохранение

В Л. на 100 тыс. жит. при­хо­дит­ся 400 вра­чей, 770 лиц ср. мед. пер­со­на­ла и аку­ше­рок, 70 сто­ма­то­ло­гов, 60 фар­ма­цев­тов; 922 боль­нич­ные кой­ки на 10 тыс. жит. (2006). Об­щие рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние (2006) со­став­ля­ют 6,2% ВВП (бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние – 67,3%, ча­ст­ный сек­тор – 32,7%) (2005). Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние сис­те­мы здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ют: Кон­сти­ту­ция (1992); за­ко­ны – о пси­хи­ат­рич. по­мо­щи (1995), о кон­тро­ле над ал­ко­го­лем (1995), о пра­вах па­ци­ен­тов и ком­пен­са­ции за при­чи­не­ние вре­да их здо­ро­вью (1996), о ле­кар­ст­вах (1996), о сто­ма­то­ло­гич. по­мощи (1996), о стра­хо­ва­нии здо­ро­вья (1996), о за­щи­те прав ре­бён­ка (1996), о кон­троле над та­ба­ком (1995, 2006), о сис­те­ме здра­во­охра­не­ния (1998), о кон­тро­ле над нар­ко­тич. и пси­хо­троп­ны­ми ве­ще­ст­ва­ми (1998), о тка­нях и транс­план­та­ции ор­га­нов че­ло­ве­ка (1999), об уч­ре­ж­де­ни­ях здра­во­охра­не­ния (2001); Нац. про­грам­ма здра­во­охра­не­ния (1997); Гражд. ко­декс (2001). Об­щее управ­ле­ние сис­те­мой здра­во­охра­не­ния воз­ло­же­но на Мин-во здра­во­охра­не­ния, Пар­ла­мент­ский к-т по здра­во­охра­не­нию, нац. ком­па­нию стра­хо­ва­ния здо­ро­вья (гос. фонд па­ци­ен­та). Боль­шин­ст­во мед. уч­ре­ж­де­ний име­ет ста­тус не­ком­мерч. ор­га­ни­за­ций. Гос. мед. по­мощь фи­нан­си­ру­ет­ся из бюд­же­та и средств обя­зат. мед. стра­хо­ва­ния. Пер­вич­ную мед. по­мощь ока­зы­ва­ют му­ни­ци­паль­ные цен­тры, по­ли­кли­ни­ки, ам­бу­ла­то­рии, ка­би­не­ты вра­чей об­щей прак­ти­ки, мед. пунк­ты, се­ст­рин­ские пунк­ты здо­ро­вья; ам­бу­ла­тор­ную (сто­ма­то­ло­гия, кос­ме­тич. хи­рур­гия, пси­хо­те­ра­пия, ги­не­ко­ло­гия) – ча­ст­ные уч­ре­ж­де­ния. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ная ин­фек­ция – ту­бер­ку­лёз (2006). Осн. при­чи­ны смер­ти: сер­деч­но-со­су­ди­стые за­бо­ле­ва­ния, зло­ка­чест­вен­ные но­во­об­ра­зо­ва­ния, трав­мы и от­рав­ле­ния, пси­хич. на­ру­ше­ния (са­мо­убий­ст­ва), ту­бер­ку­лёз (2006). Ку­рор­ты: Бир­што­нас, Дру­ски­нин­кай, Па­лан­га и др.

Спорт

Пер­вая ли­тов. спор­тив­ная ор­га­ни­за­ция соз­да­на в 1885 в Клай­пе­де – греб­ной клуб «Неп­ту­нас», где куль­ти­ви­ро­ва­лись и др. ви­ды спор­та. Во 2-й пол. 19 в. наи­бо­лее ак­тив­ной дея­тель­но­стью вы­делял­ся шах­мат­ный кру­жок г. Виль­на; его поч. чле­ном и со­ав­то­ром ус­та­ва был М. И. Чи­го­рин. В 1912 в Виль­не про­хо­дил Все­рос. шах­мат­ный кон­гресс, в 1920 в Кау­на­се уч­ре­ж­дён шах­мат­ный клуб. В 1919 ос­но­ван пер­вый тен­нис­ный клуб, в 1923 – «Ле­ту­вос спор­то ли­га» (Ли­тов. спор­тив­ная ли­га), объ­е­ди­нив­шая все спор­тив­ные клу­бы стра­ны.

В 1924 ос­но­ван Нац. олим­пий­ский к-т Л.; ли­тов. спорт­сме­ны де­бю­ти­ро­ва­ли на Олим­пий­ских иг­рах в Па­ри­же (1924). На Олим­пий­ских иг­рах в 1924–28 ме­да­лей не за­воё­ва­но. В 1925 со­сто­ял­ся пер­вый чем­пио­нат Л. по бок­су, в 1928 бок­сё­ры Л. (К. Мар­кя­ви­чюс и Ю. Вин­ча) при­ня­ли уча­стие в Олим­пий­ских иг­рах в Ам­стер­да­ме. С 1930 сбор­ная ко­ман­да Л. по шах­ма­там уча­ст­во­ва­ла в «Тур­ни­рах на­ций» (совр. назв. Все­мир­ные шах­мат­ные олим­пиа­ды), луч­ший ре­зуль­тат в Фол­к­сто­не (1933) – 7-е ме­сто. В 1931 в Клай­пе­де со­сто­ял­ся пер­вый при­бал­тий­ский шах­мат­ный тур­нир, в ко­то­ром по­бе­дил ли­тов. шах­ма­тист И. Вис­та­нец­кис. В 1932 при Мин-ве про­све­ще­ния соз­дан гос. ор­ган по ру­ко­во­дству спор­тив­ным дви­же­ни­ем и фи­зич. вос­пи­та­ни­ем в Л. – «Ку­но куль­ту­рос ру­май» («Дво­рец фи­зич. куль­ту­ры»). В 1934–38 от­кры­ты двух­го­дич­ные кур­сы для под­го­тов­ки пе­да­го­гич. кад­ров – «Аук­штейи ку­но куль­ту­рос кур­сай» (Выс­шие кур­сы фи­зич. куль­ту­ры). В 1937 и 1939 муж­ская сбор­ная ко­ман­да Л. по бас­кет­бо­лу ста­ла по­бе­ди­те­лем 1-го и 2-го чем­пио­на­тов Ев­ро­пы.

Раз­ви­тию фи­зич. куль­ту­ры и спор­та в Л. спо­соб­ст­во­ва­ли: соз­да­ние проф­со­юз­но­го спор­тив­но­го об-ва «Жаль­ги­рис» (ос­но­ва­но в 1944 в Мо­ск­ве); от­кры­тие осе­нью 1945 в Кау­на­се Ин-та фи­зич. куль­ту­ры (ны­не Ли­тов. ака­де­мия фи­зич. куль­ту­ры); строи­тель­ст­во в 1946 Мо­лодёж­но­го ста­дио­на и ста­дио­на «Ди­на­мо»; про­ве­де­ние в 1946 1-й Рес­пуб­ли­кан­ской спар­та­киа­ды уча­щих­ся, став­шей тра­ди­ци­он­ной. В 1945–47 пер­вых по­бед на все­со­юз­ных со­рев­но­ва­ни­ях до­би­лись пред­ста­ви­те­ли ве­ло­си­пед­но­го спор­та (Ю. Пим­пис), юно­ше­ская сбор­ная по фут­бо­лу (1946, 1947), муж­ская ко­ман­да СКИФ (Ин-та фи­зич. куль­ту­ры) по бас­кет­бо­лу (1947). В 1949 про­ве­де­ны зим­няя и лет­няя спар­та­киа­ды сель­ской мо­ло­дё­жи с уча­сти­ем ок. 60 тыс. чел.; в 1951 соз­да­но сель­ское спор­тив­ное об-во «Ко­лу­ке­тис». С 1956 спорт­сме­ны Л. ак­тив­но уча­ст­во­ва­ли в Спар­та­киа­дах на­ро­дов СССР.

Наи­бо­лее из­вест­ные ли­тов. спорт­сме­ны 1950–60-х гг.: бок­сё­ры А. Шо­ци­кас (2-крат­ный чем­пи­он Ев­ро­пы в 1953 и 1955 и 6-крат­ный чем­пи­он СССР в 1950–1954 и в 1956 в тя­жё­лой ве­со­вой ка­те­го­рии) и Д. По­зняк [олим­пий­ский чем­пи­он Ме­хи­ко (1968) в по­лу­тя­жё­лой ве­со­вой ка­те­го­рии; 3-крат­ный чем­пи­он Ев­ро­пы (1965, 1967, 1969)], греб­цы – бр. А. и М. Руд­зин­скас, прыж­ки в во­ду – А. Пи­пи­не­не (чем­пи­он­ка Ев­ро­пы в 1958), бас­кет­бо­ли­сты – С. Бу­тау­тас, В. Ку­ла­кау­скас, Ю. Ла­гу­на­ви­чюс и др. Сре­ди наи­бо­лее по­пу­ляр­ных ви­дов спор­та: бас­кет­бол, на­столь­ный тен­нис, лёг­кая ат­ле­ти­ка, ганд­бол, бокс, фут­бол, шах­ма­ты. В 1970-х гг. про­во­ди­лись тра­диц. мат­чи шах­ма­ти­стов Виль­ню­са и Кау­на­са – на 100 дос­ках, Шяу­ляя и Клай­пе­ды – на 50 дос­ках, Па­не­ве­жи­са и Ук­мер­ге – на 30 дос­ках. В знак при­зна­ния за­слуг силь­ней­ше­го шах­ма­ти­ста, тре­не­ра и ме­ж­ду­нар. ар­бит­ра В. Ми­ке­на­са (1910–92) с 1980 в Виль­ню­се про­во­дил­ся ме­ж­ду­нар. тур­нир «Ку­бок В. Ми­ке­на­са» (пос­ле его смер­ти Ме­мо­ри­ал Вла­да­са Ми­ке­на­са). В 1984 в Виль­ню­се со­сто­ял­ся фи­наль­ный матч ме­ж­ду пре­тен­ден­та­ми на зва­ние чем­пио­на ми­ра Г. К. Кас­па­ро­вым и В. В. Смы­сло­вым. Ли­де­ром муж­ской сбор­ной ко­ман­ды Л. на Все­мир­ных шах­мат­ных олим­пиа­дах в 1990–2000-х гг. стал гросс­мей­стер Э. Ро­зен­та­лис, ли­де­ром жен­ской сбор­ной – гросс­мей­стер В. Чми­ли­те (два­ж­ды за­ни­ма­ла 2-е ме­сто на чем­пио­на­тах Ев­ро­пы, 2005 и 2008).

В 1952–88 спорт­сме­ны Л. в со­ста­ве сбор­ной СССР вы­сту­па­ли на Олим­пий­ских иг­рах и вы­иг­ра­ли 60 ме­да­лей, в т. ч. 57 – на лет­них. В со­ста­ве сбор­ной СССР ли­тов. спорт­сме­ны удо­стое­ны 25 зо­ло­тых ме­да­лей (в т. ч. по 2 зо­ло­тых у ганд­бо­лист­ки А. Не­не­не­не, бас­кет­бо­ли­ст­ки А. Руп­ше­не и ве­ло­си­пе­ди­ста Г. Ума­ра­са), 19 се­реб­ря­ных и 16 брон­зо­вых; из них на сче­ту бас­кет­бо­ли­стов 17 ме­да­лей (8 зо­ло­тых, 6 се­реб­ря­ных, 3 брон­зо­вые), у пред­ста­ви­те­лей ака­де­мич. греб­ли и греб­ли на бай­дар­ках и ка­ноэ 13 ме­да­лей (1, 4, 8), у лег­ко­ат­ле­тов 6 ме­да­лей (1, 4, 1). На Олим­пий­ских иг­рах в Мо­ск­ве (1980) в пла­ва­нии брас­сом (200 м) одер­жа­ли по­бе­ду Р. Жул­па и Л. Ка­чю­ши­те (чем­пи­он­ка и ре­корд­смен­ка ми­ра 1978; пер­вой в ис­то­рии спор­та по­ко­ри­ла ру­беж 2 мин 30 с в пла­ва­нии на 200 м брас­сом). В Се­уле (1988) олим­пий­ски­ми чем­пио­на­ми в со­ста­ве сбор­ной СССР по фут­бо­лу ста­ли А. Нар­бе­ко­вас, А. Яно­нис. 3 олим­пий­ские на­гра­ды у пред­ста­ви­те­лей зим­не­го спор­та: би­ат­ло­нист А. Шал­на – чем­пи­он Бе­лой олим­пиа­ды в Са­рае­ве (1984) в эс­та­фе­те, В. Вен­це­не по­бе­ди­ла в Кал­га­ри (1988) в лыж­ной гон­ке на 10 км и ста­ла брон­зо­вым при­зё­ром в гон­ке на 5 км.

А. Сабонис (крайний справа) – игрок команды «Жальгирис» (Каунас). Фото Ф. В. Успенского

Силь­ней­шие бас­кет­боль­ные ко­ман­ды Л.: «Жаль­ги­рис» (Кау­нас), вы­сту­паю­щая в «Ка­уно спор­то ха­ле» (5 тыс. мест), – не­од­но­крат­ный чем­пи­он СССР (в т. ч. в 1985–87; тре­ни­ро­вал ко­ман­ду В. Га­ра­стас) и не­од­но­крат­ный при­зёр ря­да др. чем­пио­на­тов, по­бе­ди­тель Ев­ро­ли­ги (1999), чем­пи­он Балт. Ли­ги (2005, 2008, 2010), мно­го­крат­ный чем­пи­он Л.; «Ле­ту­вос ри­тас» (Виль­нюс, ос­но­ва­на в 1964 как «Ста­ти­ба», с 1997 совр. назв.), с 2004 вы­сту­паю­щая на «Зи­менс аре­на» (11 тыс. мест) или на «Ле­ту­вос ри­то» (аре­на по­строе­на в 2005, 1700 мест), – 2-крат­ный по­бе­ди­тель Куб­ка Ев­ро­пы (2005, 2009), 5-крат­ный чем­пи­он Лит­вы (2000, 2002, 2006, 2009, 2010), 3-кратный чемпион Балт. Лиги (2006, 2007, 2009). Не­од­но­крат­ным при­зё­ром чем­пио­на­тов СССР бы­ла жен­ская бас­кет­боль­ная ко­ман­да «Ки­бирк­ш­тис», соз­дан­ная в 1961 на ба­зе Виль­нюс­ско­го за­во­да элек­тро­сва­роч­но­го обо­ру­до­ва­ния (засл. тре­нер СССР А. Гед­ми­нас, сре­ди луч­ших иг­ро­ков – олим­пий­ские чем­пи­он­ки В. Бе­се­ле­не, А. Руп­ше­не, чем­пи­он­ка ми­ра Л. Вин­чай­те).

Луч­шие бас­кет­бо­ли­сты Л. в со­ста­ве сбор­ной СССР по­бе­ж­да­ли на Олим­пий­ских иг­рах, чем­пио­на­тах ми­ра и Ев­ро­пы: М. Пау­лау­скас, А. Са­бо­нис, Р. Кур­ти­най­тис, Ш. Мар­чю­лё­нис, С. Йо­вай­ша, В. Хо­ми­чюс и др. За пе­ри­од 1991–2010 в ак­ти­ве бас­кет­бо­ли­стов Л. по­бе­да на чем­пио­на­те Ев­ро­пы (2003) и брон­зо­вые ме­да­ли на Олим­пий­ских иг­рах (Бар­се­ло­на, 1992; Ат­лан­та, 1996; Сид­ней, 2000). Силь­ней­шие бас­кет­бо­ли­сты Л. иг­ра­ют в Нац. бас­кет­боль­ной ас­со­циа­ции (Ж. Ил­гау­скас, Д. Сон­гай­ла, Ш. Ясикя­ви­чюс), в разл. го­ды вы­сту­па­ли за ве­ду­щие ев­роп. клу­бы (А. Кар­ни­шо­вас, Р. Шиш­кау­скас, Г. Эй­ни­кис и др.). В 2011 в Л. со­сто­ит­ся муж­ской чем­пио­нат Ев­ро­пы по бас­кет­бо­лу.

Эмблема Национального олимпийского комитета Литвы.

Нац. олим­пий­ский к-т Л. вновь соз­дан в 1988, в 1991 при­знан МОК. В 1992–2010 ли­тов. спорт­сме­ны вы­иг­ра­ли на Олим­пий­ских иг­рах 4 зо­ло­тые, 4 се­реб­ря­ные и 8 брон­зо­вых ме­да­лей. Наи­боль­ше­го ус­пе­ха до­бил­ся ме­та­тель дис­ка В. Алек­на, став­ший чем­пи­о­ном Олим­пи­ад в Сид­нее (2000) и Афи­нах (2004), брон­зо­вым при­зё­ром в Пе­ки­не (2008). На Бе­лых олим­пиа­дах в эти го­ды ме­да­лей не за­воёва­но; наи­бо­лее ус­пеш­но вы­сту­пи­ли в Солт-Лейк-Си­ти (2002, 5-е ме­сто) и в Ту­ри­не (2006, 7-е место) фи­гу­ри­сты (тан­цы на льду) М. Дро­бяз­ко и П. Ва­на­гас, в их ак­ти­ве брон­зо­вая ме­даль чем­пио­на­та ми­ра (2000) и 2 брон­зо­вые на­гра­ды чем­пио­на­тов Ев­ро­пы (2000 и 2006).

Сре­ди др. по­пу­ляр­ных ви­дов спор­та: со­вре­мен­ное пя­ти­бо­рье – А. За­днеп­ров­ский стал се­реб­ря­ным (Афи­ны, 2004) и брон­зо­вым (Пе­кин, 2008) при­зё­ром Олим­пий­ских игр в лич­ном за­чё­те, 3-крат­ным чем­пио­ном ми­ра (2000 и 2004 – в лич­ном, 2006 – в ко­манд­ном за­чё­те), Э. Крун­голь­цас – се­реб­ря­ный при­зёр Олим­пий­ских игр (2008), чем­пи­он ми­ра (2006) в лич­ном и ко­манд­ном за­чё­те; ве­ло­си­пед­ный спорт (наи­бо­лее из­вест­ны сё­ст­ры И. и Р. По­ли­кя­ви­чю­те; Д. Жи­лю­те – брон­зо­вый при­зёр Олим­пий­ских игр в Сид­нее и др.); фут­бол (дол­гие го­ды силь­ней­шим клу­бом Л. был «Жаль­ги­рис», Виль­нюс; соз­дан в 1962 на ба­зе «Спар­та­ка», Виль­нюс, наи­бо­лее из­вест­ные иг­ро­ки и тре­не­ры: А. Нар­бе­ко­вас, В. Ива­нау­скас, С. Яку­бау­скас, Б. Зель­кя­ви­чюс и др.); хок­кей с шай­бой (в Нац. хок­кей­ной ли­ге с ус­пе­хом вы­сту­па­ет Д. Зуб­рус); фи­гур­ное ка­та­ние; гор­но­лыж­ный спорт; тен­нис (муж­ская и жен­ская нац. сбор­ные Л. уча­ст­ву­ют в борь­бе со­от­вет­ст­вен­но за Ку­бок Дэ­ви­са с 1994 и за Ку­бок Фе­де­ра­ции с 1992, в 1994 воз­ро­ж­дён тур­нир на Ку­бок Пре­зи­ден­та); бокс; борь­ба (воль­ная и гре­ко-рим­ская). С 2002 в Виль­ню­се про­во­дят­ся тра­диц. ме­ж­ду­нар. тур­ни­ры на при­зы Ри­ман­та­са Ба­гдо­на­са – пер­во­го ли­тов­ско­го чем­пио­на ми­ра по гре­ко-рим­ской борь­бе (Там­пе­ре, 1965; ве­со­вая ка­те­го­рия до 87 кг). В 2009 в Виль­ню­се в спор­тив­ном ма­не­же «Спор­ти­ма» со­сто­ял­ся чем­пио­нат Ев­ро­пы по борь­бе. Ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся кон­ный спорт и кон­ный ту­ризм, близ г. Аник­щяй соз­дан Му­зей ло­ша­ди (1978); на оз. Сар­тай тра­ди­ци­он­но про­во­дят­ся со­стя­за­ния сан­ных уп­ря­жек. К 2015 в Тра­кай­ском р-не на­ме­че­но по­стро­ить совр. ев­роп. ип­по­дром.

Образование. Учреждения науки и культуры

Управ­ле­ние об­ра­зо­ват. уч­ре­ж­де­ния­ми осу­ще­ст­в­ля­ет Мин-во об­ра­зо­ва­ния и нау­ки. Осн. рег­ла­мен­ти­рую­щие до­ку­мен­ты в об­лас­ти об­ра­зо­ва­ния – за­ко­ны: об об­ра­зо­ва­нии (1991, но­вая ре­дак­ция – 2003), о проф. об­ра­зо­ва­нии (1997, но­вая ре­дак­ция – 2003), о выс­шем об­ра­зо­ва­нии (2000). Сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния вклю­ча­ет: до­шко­ль­ное вос­пи­та­ние де­тей 4–6 лет; 4-лет­нее на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние; 6-лет­нее ба­зо­вое об­ра­зо­ва­ние (не­пол­ная сред­няя шко­ла); 2-лет­нее пол­ное сред­нее об­ра­зо­ва­ние; сред­нее проф. об­ра­зо­ва­ние на ба­зе не­пол­ной сред­ней шко­лы – 3-лет­нее (по­лу­че­ние толь­ко проф. ква­ли­фи­ка­ции) и 4-лет­нее (по­лу­че­ние пол­но­го сред­не­го об­ра­зо­ва­ния и ква­ли­фи­ка­ции); выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Об­ра­зо­ва­ние в гос. учеб­ных за­ве­де­ни­ях бес­плат­ное. До­школь­ным вос­пи­та­ни­ем ох­ва­че­но (2007) 69% де­тей, на­чаль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем – 95%, сред­ним – 99%. Гра­мот­ность на­се­ле­ния в воз­рас­те стар­ше 15 лет со­став­ля­ет 99,7%.

В Л. дей­ст­ву­ют 68 об­ще­об­ра­зо­ват. школ с обу­че­ни­ем на рус. яз. и 60 сме­шан­ных рус.-ли­тов., рус.-польск. и рус.-польск.-ли­тов. школ. Об­ра­зо­ва­ние на рус. яз. стал­ки­ва­ет­ся с серь­ёз­ны­ми про­бле­ма­ми, свя­зан­ны­ми с про­во­ди­мой в Л. ре­фор­мой об­ра­зо­ва­ния. Идёт про­цесс за­кры­тия рус. школ или час­тич­но­го слия­ния рус. школ с ли­тов­ски­ми. Со­кра­ща­ют­ся ча­сы пре­по­да­ва­ния рус. яз. и рус. лит-ры в поль­зу пред­ме­тов, изу­чае­мых на ли­тов. язы­ке. С 1999 рус. яз. ис­клю­чён из пе­реч­ня обя­зат. вы­пу­ск­ных гос. эк­за­ме­нов при окон­ча­нии ср. шко­лы.

В сис­те­му выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния вхо­дят 48 ву­зов (ун-ты, ака­де­мии, ин-ты, се­мина­рии, кол­лед­жи выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния), в т. ч. 31 го­су­дар­ст­вен­ный. Круп­ные ву­зы на­хо­дят­ся в Виль­ню­се (в т. ч. Виль­нюс­ский уни­вер­си­тет) и в Кау­на­се. Функ­цио­ни­ру­ют так­же ун-ты в Клай­пе­де и Шяу­ляе. Выс­шее об­ра­зо­ва­ние на рус. яз. с ди­пло­мом гос. об­раз­ца мож­но по­лу­чить лишь на фи­ло­ло­гич. ф-те Виль­нюс­ско­го ун-та и в Шяу­ляй­ском ун-те по спе­ци­аль­но­сти «рус. яз. и рус. лит-ра».

Гл. на­уч. уч­ре­ж­де­ния, му­зеи и биб­лио­те­ки Л. рас­по­ло­же­ны в Виль­ню­се, в т. ч. Ли­тов. АН (1941; в её со­ста­ве ок. 50 н.-и. уч­ре­ж­де­ний), Нац. му­зей Л. (ос­но­ван в 1855 как Му­зей древ­но­стей; с 1992 совр. назв.). Дей­ст­ву­ют так­же Му­зей ян­та­ря в Па­лан­ге (от­крыт в 1963 во двор­це гр. Ф. Тыш­ке­ви­ча; св. 4,5 тыс. экс­по­на­тов), Му­зей «Ауш­ра» в Шяу­ляе (1923; пред­став­ля­ет со­бой ком­плекс не­боль­ших му­зе­ев: ве­ло­си­пе­дов, ра­дио и те­леви­де­ния, фо­то­гра­фий, ко­шек и др.), Му­зей нар. бы­та в Рум­шиш­ке­се (ос­но­ван в 1966, от­крыт в 1974), Дом-му­зей Т. Ман­на в Ни­де (1967), му­зеи в Дру­ски­нин­кае, Клай­пе­де, Па­не­ве­жи­се, Тра­кае и др. го­ро­дах.

Средства массовой информации

Круп­ней­ши­ми об­ще­на­цио­наль­ны­ми еже­днев­ны­ми га­зе­та­ми яв­ля­ют­ся: «Lie­tu­vos rytas» (совр. назв. с 1990; пре­об­ра­зо­ва­на из «Komjaunimo tiesa», ти­раж 65 тыс. экз., вос­крес­ные вы­пус­ки – 165 тыс. экз., при­над­ле­жит кон­цер­ну «Rubicon group»); «Respublika» (с 1989 на ли­тов. яз.; ти­раж ок. 35 тыс. экз., вос­крес­ный вы­пуск – 55 тыс. экз.; с 1991 из­да­ние на рус. яз., 16 тыс. экз.); «Ver­slo žinios» (5 дней в не­де­лю, 15–20 тыс. экз.). Круп­ней­шая ре­гио­наль­ная газ. – кау­нас­ская «Kauno diena» (с 1945; на ли­тов. яз., ти­раж 35 тыс. экз.), из­да­вае­мая ком­па­ни­ей «Diena Me­dia News», ею же вы­пус­ка­ют­ся ре­гио­наль­ные га­зе­ты «Vilniaus diena» и «Klai­pėda»; др. круп­ные ме­ст­ные из­да­ния – клай­пед­ская «Va­karų ekspresas» (вы­хо­дит 6 раз в не­де­лю, 15 тыс. экз.) и «Va­ka­rinės naujienos» (из­да­ёт­ся в Виль­ню­се, 15 тыс. экз.). На рус. яз. вы­пус­ка­ют­ся еже­не­дель­ни­ки-дай­дже­сты «Экс­пресс-не­де­ля» (67 тыс. экз.), «Об­зор» (с 1997; 36 тыс. экз.) и «Ли­тов­ский курь­ер» (15 тыс. экз.). На польск. яз. вы­хо­дят еже­днев­ный «Ku­rier Wileński» (с 1953 под назв. «Czer­wony Sztandar», совр. назв. с 1990, 2,5–3,5 тыс. экз.) и еже­не­дель­ник «Miesto vitrina» (50 тыс. экз.). Са­мым боль­шим в Л. ти­ра­жом вы­пус­ка­ет­ся бес­плат­ная газ. «15 min» (5 раз в не­де­лю, 100 тыс. экз.). Круп­ней­шие еже­не­дель­ные жур­на­лы – об­ществ.-по­ли­тич. «Vei­das» (с 2001; ок. 6 тыс. экз.) и по­пу­ляр­ные «Gyveni­mo būdas» и «TV an­tena» (по 157 тыс. экз.).

Ра­дио­ве­ща­ние с 1926, те­ле­ве­ща­ние с 1957. Все­го в Лит­ве дей­ст­ву­ют 11 об­ще­на­цио­наль­ных и 37 ре­гио­наль­ных ра­дио­стан­ций. В гос. те­ле­ра­дио­ве­щат. кор­по­ра­цию «Lietuvos nacionalinis radijas ir televizija» (LRT) вхо­дят 2 об­ще­на­цио­наль­ных те­ле­ка­на­ла «LTV» и «LTV2», за гра­ни­цу ве­ща­ет ка­нал «LTV World» и 3 ра­дио­стан­ции «LR 1», «LR Klasik» (клас­сич. му­зы­ка) и «Opus 3» (совр. му­зы­ка). Кро­ме то­го, в Л. ра­бо­та­ет неск. ча­ст­ных ра­дио­стан­ций: «M 1» и «M 1+», «Laisvoji banga», «Radio Centras». Наи­бо­лее влия­тель­ные част­ные об­ще­на­цио­наль­ные те­ле­ка­на­лы: «TV 3», «BTV», «LNK» и «5 ka­nalas» (с 2007 при­над­ле­жит кон­цер­ну «Rubicon group»). Боль­шой по­пу­ляр­но­стью в Л. поль­зу­ют­ся так­же «Рус­ское ра­дио – Бал­тия» и «Пер­вый Бал­тий­ский ка­нал» (ПБК), в эфи­ре ко­то­рых на­ря­ду с ретранс­ли­руе­мы­ми рос. про­грам­ма­ми при­сут­ст­ву­ют пе­ре­да­чи, со­здан­ные ме­ст­ны­ми жур­на­ли­ста­ми.

Ин­фор­мац. агент­ст­ва Л.: Lithuanian News Agency (ELTA; соз­да­но в 1920), в 1940–90 вхо­ди­ло в сис­те­му ТАСС, в 1996 кон­троль­ный па­кет ак­ций агент­ст­ва про­дан кон­цер­ну «MG Baltic», ко­то­рый за­тем пе­ре­про­дал их «Respublikos leidi­nių grupė»; при­бал­тий­ское ин­фор­мац. агент­ст­во Baltic News Agency (BNS), при­над­ле­жа­щее фин. ме­диа­груп­пе «Al­ma Media».

Литература

Пер­вые па­мят­ни­ки пись­мен­но­сти на тер­ри­то­рии Л. от­но­сят­ся к эпо­хе Сред­не­ве­ко­вья: при­ви­ле­гия Мин­дов­га жи­те­лям Ли­во­нии (1253–54), пись­ма вел. кн. Ге­ди­ми­на (1323–24) на лат. яз.; ле­то­пи­си 14–16 вв. на цер­ков­но­сла­вян­ском яз. Пер­вая кни­га на ли­тов. яз. – лю­те­ран­ский ка­те­хи­зис М. Маж­ви­да­са со сти­хотв. пре­ди­сло­ви­ем и ли­тов. бу­к­ва­рём в при­ло­же­нии – из­да­на в Кё­нигс­бер­ге (1547). В 1579–90 Й. Брет­ку­нас вы­пол­нил пер­вый пол­ный ли­тов. пе­ре­вод Биб­лии (сохр. в ру­ко­пи­си). Кни­го­пе­ча­та­ние на тер­рито­рии Л. поя­ви­лось в кон. 16 в.: ка­то­лич. ка­те­хи­зис (1595) и пе­ре­вод­ной сб-к про­по­ве­дей «По­стил­ла» (1599, оба изд. в Виль­но М. Да­ук­шей); кн. про­по­ве­дей К. Сир­ви­да­са (Шир­ви­да­са; ч. 1–2, 1629–44). В 17–18 вв., на­ря­ду с про­из­ве­де­ния­ми на лат. и польск. язы­ках, ста­ли соз­да­вать­ся ху­дож. тек­сты на ли­тов. яз. (эпи­грам­мы, па­не­ги­ри­ки, по­сла­ния, эпи­та­фии); наи­бо­лее зна­чи­тель­ным из них ста­ла по­эма «Вре­ме­на го­да» К. До­не­лай­ти­са (ок. 1760–75, изд. в 1818).

В 1-й пол. 19 в. оп­ре­де­ляю­щую роль в раз­ви­тии ли­тов. сло­вес­но­сти сыг­ра­ло про­све­ти­тель­ское дви­же­ние «учё­ных же­май­тов» (С. Ва­лю­нас, А. Кле­мен­тас, Д. Пош­ка, С. Ста­ня­ви­чюс), ини­ции­ро­вав­ших из­да­ние нац. фольк­ло­ра, язы­ко­ведч. тру­дов, пе­ре­вод­ной лит-ры свет­ско­го со­дер­жа­ния. Сре­ди их ори­ги­наль­ных про­из­ве­де­ний: бас­ни, идил­лии, оды, по­сла­ния, по­эмы. Ро­до­на­чаль­ни­ком ли­тов. ли­ри­ки счи­та­ют А. Страз­да­са (сб. «Пес­ни свет­ские и ду­хов­ные», 1814). В эти же го­ды воз­ник­ла ли­тов. пе­рио­дич. пе­чать (газ. «Wiadomości Brukowe», Вильнa, 1816–22). В сер. 19 в. поя­ви­лась ис­то­рич. бел­лет­ри­сти­ка С. Дау­кан­та­са (пер­во­го ис­то­ри­ка, пи­сав­ше­го на ли­тов. яз.) и сфор­ми­ро­вав­шая­ся под влия­ни­ем го­ми­ле­тич. ри­то­ри­ки ди­дак­тич. про­за. Ос­но­во­по­лож­ни­ком ли­тов. ху­дож. про­зы при­знан М. Ва­лан­чюс (сб-ки рас­ска­зов «Книж­ка для де­тей», «Книж­ка для взро­с­лых», оба 1868; по­весть «Юзе из Па­лан­ги», 1869). Ли­рич. по­эма «Аник­щяй­ский бор» А. Ба­ра­нау­ска­са (1860–1861) по­ло­жи­ла на­ча­ло ли­тов. ро­ман­тич. по­эзии.

Куль­тур­ная по­ли­ти­ка Рос. им­пе­рии на тер­ри­то­рии Л. (за­прет ли­тов. пе­ча­ти в пе­ри­од 1864–1904) обу­сло­ви­ла нац.-пат­рио­тич. до­ми­нан­ту ли­тов. ро­ман­тиз­ма и всей ли­тов. лит-ры 2-й пол. 19 в. (по­эзия В. Ку­дир­ки, П. Вай­чай­ти­са). Твор­че­ст­во Май­ро­ни­са ут­вер­ди­ло сил­ла­бо-то­нич. сти­хо­сло­же­ние в ли­тов. по­эзии. Соз­да­тель лю­бов­ной ли­ри­ки – А. Ве­на­жин­дис (сб. «Дай­ны», изд. в 1894). Про­за это­го пе­рио­да пред­став­ле­на жан­ра­ми бы­то­пи­са­тель­но­го рас­ска­за (Ю. Же­май­те) и ли­рич. но­вел­лы [Й. Би­лю­нас, Г. Пят­кя­ви­чай­те-Би­те, М. Пяч­кау­скай­те (псевд. – Шат­рий­ос Ра­га­на), Лаз­ди­ну Пе­ле­да]. На ру­бе­же 19–20 вв. вы­хо­дит из пе­ча­ти пер­вый ли­тов. ро­ман – «Аль­ги­ман­тас» В. Пе­та­ри­са (1904), ро­ман­тич. по­ве­ст­во­ва­ние из ис­то­рии Л. 12 в.; по­яв­ля­ет­ся ли­тов. дра­ма­тур­гия (ко­ме­дия Ке­ту­ра­ки­са «Аме­ри­ка в ба­не», 1895), лит. и те­ат­раль­ная кри­ти­ка.

В пе­ри­од пер­вой Ли­тов. рес­пуб­ли­ки (1918–40) лит-ра ос­ваи­ва­ет идеи аван­гар­диз­ма, со­хра­няя в то же вре­мя глу­бин­ную связь с нар. пе­сен­ны­ми тра­ди­ция­ми. Наи­бо­лее влия­тель­ное на­прав­ле­ние в лит-ре ли­тов. мо­дер­низ­ма – нео­ро­ман­тизм: про­за Ю. Ту­ма­са-Вайж­ган­та­са (ро­ман «Про­блес­ки», ч. 1–2, 1918–20; по­вес­ти «Дя­ди и тёт­ки», 1920–21, «Не­мой», 1930), А. Вай­чю­лай­ти­са, Ю. А. Гер­ба­чяу­ска­са, В. Ка­ти­лю­са, С. Чюр­лё­не­не-Ки­ман­тай­те, И. Шей­ню­са, К. Ян­кау­ска­са; по­эзия Й. Ай­сти­са, Б. Бразд­жё­ни­са, М. Гус­тай­ти­са, А. Миш­ки­ни­са, С. Не­рис. В ли­тов. лит-ре 1-й пол. 20 в. пред­став­ле­ны так­же сим­во­лизм (по­эзия Ю. Бал­тру­шай­ти­са, Ф. Кир­ши, Б. Сруо­ги); фу­ту­ризм [по­эзия К. Бин­ки­са (по­этич. сб. «Сто вё­сен», 1926), про­за П. Та­ру­ли­са], экс­прес­сио­низм (по­эзия Г. Ра­дау­ска­са, про­за Ю. Са­виц­киса). Реа­ли­стич. тен­ден­ции по­лу­чи­ли раз­ви­тие преим. в про­зе [А. Ве­нуо­лис, М. Пяч­кау­скай­те (по­весть «В ста­ром по­ме­стье», 1922), П. Орин­тай­те (ро­ма­ны «Скры­тая ра­на», 1934, «Ин­тел­ли­ген­ты из Дау­биш­кес», 1937)]. Для про­зы 1930-х гг. ха­рак­тер­ны гор. сю­же­ты, эк­зи­стен­ци­аль­ная про­бле­ма­ти­ка в со­че­та­нии с ли­риз­мом, ис­по­ве­даль­но­стью (ро­ман В. Ми­ко­лай­ти­са-Пу­ти­на­са «В те­ни ал­та­рей», 1933). С сер. 1930-х гг. уси­ли­ва­ет­ся ди­дак­тич. тен­ден­ция (по­вес­ти для де­тей П. Ма­шё­та­са; ро­ма­ны Ю. Гру­ша­са, Ю. Па­ук­штя­ли­са); на пер­вый план вы­хо­дят бы­то­пи­са­ние и со­ци­аль­ная про­бле­ма­ти­ка: ро­ма­ны П. Цвир­ки, А. Венц­ло­вы («Друж­ба», 1936), Л. До­ви­де­на­са («Бра­тья До­мей­ка», 1936), Й. Мар­цинкя­ви­чю­са («Бень­я­ми­нас Кор­ду­шас», 1937), Е. Си­мо­най­ти­те («Судь­ба Ши­мо­ни­сов», 1935; «Ви­люс Ка­ра­люс», ч. 1–2, 1939–56). Дра­ма­тур­гия 1-й пол. 20 в. пред­став­ле­на сим­во­ли­ст­ски­ми дра­ма­ми В. Ви­ду­на­са (три­ло­гия «Те­ни пред­ков», 1908; «Веч­ный огонь», 1912–13), ис­торич. дра­ма­ми В. Кре­ве, Ми­ко­лай­ти­са-Пу­ти­на­са, Мар­цин­кя­ви­чю­са, Сруо­ги («В те­ни ис­по­ли­на», 1932), нео­ро­ман­тич. пье­са­ми Бин­ки­са («По­росль», изд. в 1938; «Ге­не­раль­ная ре­пе­ти­ция», 1940, изд. в 1958), со­ци­аль­ны­ми дра­ма­ми П. Вай­чю­на­са.

Лит-ра сов. Л. (1940–90) раз­ви­ва­лась пре­им. в рус­ле со­циа­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма: ро­ма­ны А. Гу­дай­ти­са-Гу­зя­ви­чю­са («Прав­да куз­не­ца Иг­но­та­са», ч. 1–2, 1948–49), Ю. Бал­ту­ши­са («Про­дан­ные го­ды», ч. 1–2, 1957–69), А. Бе­ляу­ска­са, В. Пят­кя­ви­чю­са, В. Ми­ко­лай­ти­са-Пу­ти­на­са («Пов­стан­цы» о кре­сть­ян­ском вос­ста­нии 1863; ч. 1–2, 1957–62), Й. Ави­жю­са («Де­рев­ня на пе­ре­пу­тье», 1964). В 1960–70-х гг. в лит-ру Л. при­шло но­вое по­ко­ле­ние пи­са­те­лей, про­дол­жив­ших тра­ди­ции ли­рич. и пси­хо­ло­гич. про­зы: ро­ман «Ни­чья длит­ся мгно­ве­ние» И. Ме­ра­са (1963); но­вел­лы Ю. Апу­ти­са, Р. Гра­нау­ска­са, М. Слуц­ки­са, С. Шаль­тя­ни­са и др. За­мет­ным яв­ле­ни­ем ста­ли са­ти­рич. рас­ска­зы и сказ­ки В. Жи­лин­скай­те. Па­но­рам­ная кар­ти­на жиз­ни совр. Л. да­на в ро­ма­не Б. Рад­зя­ви­чю­са «Пред­рас­свет­ные до­ро­ги» (ч. 1–2, 1979–85).

Для ли­тов. по­эзии сов. пе­рио­да ха­рак­тер­ны идео­ло­гич. на­прав­лен­ность, па­фос, ора­тор­ский стиль: твор­че­ст­во Э. Ме­же­лай­ти­са, Т. Тиль­ви­ти­са (по­эма «Ус­ни­не», 1949), А. Йо­ни­на­са, В. Гри­ба­са и др. С сер. 1950-х гг. во­зоб­но­ви­лась пре­рвав­шая­ся в 1930-е гг. тра­ди­ция нео­ро­ман­тиз­ма: про­из­ве­де­ния Ю. Мар­цин­кя­ви­чю­са, Я. Дя­гу­ти­те (сб-ки «Рожь по­ёт», 1963, «Го­лу­бые дель­ты», 1968), А. Мал­до­ни­са (сб-ки «Вы­со­кие но­ты», 1963, «Ап­рель­ские раз­ли­вы», 1973, «Путь», 1979, «Се­го­дня и все­гда», 1984), М. Мар­ти­най­ти­са (сб. «Бал­ла­ды Ку­ку­ти­са», 1977), Й. Стрел­ку­на­са (сб. «Дол­гое ут­ро», 1981), В. Бло­же («Лю­ди», 1984), А. Бал­та­ки­са, А. Бер­но­та­са, Г. Чиг­рею­са. 1960–70-е гг. оз­на­ме­но­ва­ны мо­дер­ни­ст­ской по­эзи­ей Т. Венц­ло­вы, П. Шир­ви­са (сб. «Шу­мят род­ные бе­рё­зы», 1961), В. Ми­ко­лай­ти­са-Пу­ти­на­са (сб. «Час бы­тия», 1963), А. Ве­нуо­ли­са («Труд­ная ра­дость», 1969), Ю. Вай­чю­най­те («Ме­сяц не­за­бу­док», 1977), С. Гя­ды («Ущерб­ная лу­на, осен­няя бо­ги­ня», 1986; «Скво­рец под лу­ной», 1984). В дис­си­дент­ской лит-ре Л. ве­ду­щие по­зи­ции за­ни­ма­ют по­эты А. Миш­ки­нис (сб. «По­ло­ман­ные кре­сты», опубл. в 1989), А. Ци­буль­скис (сб. «Уй­ду, не за­кон­чив пес­ню», опубл. в 1993), про­за­ик Д. Грин­кви­чю­те.

Круп­ней­ший пред­ста­ви­тель дра­ма­тур­гии 2-й пол. 20 в. – Ю. Гру­шас, ав­тор ис­то­рич. драм: «Гер­кус Ман­тас» (1957), «Бар­бо­ра Рад­ви­лай­те» (1971), «Швит­ри­гай­ла» (1975) и др., для ко­то­рых ха­рак­тер­ны гу­ма­ни­стич. па­фос, ин­те­рес к про­бле­ме ли­тов. го­су­дар­ст­вен­но­сти. За­мет­ным яв­ле­ни­ем ста­ло твор­че­ст­во Ю. Глин­ски­са («До­ма Гра­сы», 1970, «Под зна­ком Ве­сов», 1977), Г. Грая­у­ска­са, М. Иваш­кя­ви­чю­са, Г. Кун­чю­са, К. Ост­рау­ска­са, К. Сая, Л. С. Чяр­няу­скай­те, Ю. Эр­лиц­ка­са, В. Юк­най­те и др.

Во вре­мя 2-й ми­ро­вой вой­ны и в пер­вые по­сле­во­ен­ные го­ды мн. ли­тов. пи­са­те­ли эмиг­ри­ро­ва­ли в Гер­ма­нию, а от­ту­да в США, Ве­ли­ко­бри­та­нию, Ав­ст­ра­лию. Для пред­ста­ви­те­лей стар­ше­го по­ко­ле­ния ли­тов. эмиг­ра­ции (Й. Ай­стис, Б. Бразд­жё­нис, А. Вай­чю­лай­тис, Ф. Кир­ша, В. Кре­ве, И. Шей­нюс) ха­рак­тер­ны нос­таль­гич. об­ра­щён­ность в про­шлое, нео­ро­ман­тич. сти­ли­сти­ка; сред­нее по­ко­ле­ние (К. Бра­ду­нас, М. Ка­ти­лиш­кис, Ю. Кек­штас, Г. На­гис, А. Ни­ка-Ни­лю­нас, Б. Пу­кя­ля­ви­чю­те) про­дол­жи­ло тра­ди­ции фи­лос. про­зы эк­зи­стен­циа­лиз­ма; млад­шее об­ра­ти­лось к эс­те­ти­ке мо­дер­низ­ма (ро­ман «Бе­лый са­ван» А. Шке­мы, 1954) и на­ро­ж­дав­ше­го­ся по­стмо­дер­низ­ма (по­эзия Лю­не Су­те­мы, А. Мац­ку­са, Ю. Ма­чю­на­са, Й. Мя­ка­са). Пи­са­те­ли ли­тов. про­ис­хо­ж­де­ния, ро­див­шие­ся в эмиг­ра­ции, пи­шут на англ. яз. (про­заи­ки И. Ма­чю­ли­те-Гу­ил­форд, А. Ши­лей­ка, по­эт Р. Фи­лип и др.).

Для ли­тов. про­зы 1990-х гг. ха­рак­тер­ны фан­тас­ма­го­рич­ность (И. Скаб­лау­скай­те, Г. Бе­рес­ня­ви­чюс, Д. Кай­о­кас), стрем­ле­ние де­ми­фо­ло­ги­зи­ро­вать сов. то­та­литар­ный ре­жим по­сред­ст­вом иро­нии и гро­те­ска, при­су­щих по­стмо­дер­ни­ст­ской сти­ли­сти­ке: ро­ма­ны Ю. Кун­чи­на­са, Р. Га­вя­ли­са («Виль­нюс­ский по­кер», 1989, «Ме­муа­ры мо­ло­до­го че­ло­ве­ка», 1991, «Виль­нюс­ский джаз», 1993), Ю. Ива­на­у­скай­те («Ведь­ма и дождь», 1993), Ю. Эр­лиц­ка­са («Кни­га», 1996, «Ис­то­рия Лит­вы», 2000), а так­же М. Иваш­кя­ви­чю­са, С. Т. Кон­д­ро­та­са, В. Юк­най­те. На ру­бе­же 20–21 вв. по­яв­ля­ют­ся про­из­ве­де­ния в до­ку­мен­таль­ной сти­ли­сти­ке (по­весть Юк­най­те «Ра­зо­бла­чишь се­бя. Го­ло­сом», 2002). Фе­ми­ни­ст­скую те­ма­ти­ку раз­ра­ба­ты­ва­ют З. Чя­пай­те, У. Ба­рау­скай­те, Д. Язу­кя­ви­чю­те. Совр. ли­тов. про­за тя­го­те­ет к ис­по­ве­даль­но­му очер­ко­во­му сти­лю; по­пу­ля­рен жанр эс­се. Ли­тов. по­эзия по­след­ней тре­ти 20 – нач. 21 вв., раз­ви­ва­ясь в рус­ле по­стмо­дер­низ­ма, со­хра­ня­ет ос­но­во­по­ла­гаю­щий для ли­тов. куль­ту­ры мо­тив свя­зи че­ло­ве­ка и при­ро­ды, а так­же тра­ди­ции нео­ро­ман­тиз­ма: Э. Али­шан­ка, А. Али­шау­скас, А. Бал­бе­рюс, О. Ба­лю­ко­ни­те, В. Бра­зю­нас, Г. Грая­у­скас, А. А. Йо­ни­нас, Кай­о­кас, В. Ку­ку­лас, В. В. Ланд­сбер­гис, А. Мар­че­нас, Н. Ми­ляу­скай­те, К. На­ва­кас, С. Па­руль­скис, Р. Рас­тау­скас, Р. Стан­кя­ви­чюс, Л. Яки­ма­ви­чюс и др.

Рус­скоя­зыч­ная лит-ра Л. пред­став­ле­на твор­че­ст­вом К. Д. Во­робь­ё­ва (по­вес­ти «Под­снеж­ник», 1956, «Се­дой то­поль», 1958, «Крик», 1962), Г. Ме­тель­ско­го (сб-ки по­вес­тей «В краю Не­ма­на», 1957, «Ка­п­ля ян­та­ря», 1986), Г. Ка­но­ви­ча (ро­ман «И нет ра­бам рая», 1985; дра­ма «Улыб­нись нам, Гос­по­ди», 1990; по­весть «Ше­лест сруб­лен­ных де­ревь­ев», 1999), В. Асов­ско­го (сб-к по­эзии и пе­ре­во­дов «Дру­гое про­стран­ст­во», 1998), В. Ба­ра­нов­ско­го (сб-ки про­зы «Горь­ка яго­да», 1982, «Дол­гий вспо­лох», 1985; кни­га о судь­бе рус. ста­ро­ве­ров «Ве­ко­вые свя­ты­ни», 2004) и др.

Архитектура и изобразительное искусство

Пер­вые па­мят­ни­ки иск-ва на тер­ри­то­рии Л. вос­хо­дят к не­оли­ту (фи­гур­ки из ян­та­ря, ке­ра­ми­ка). В 1-м тыс. воз­ник­ли ук­ре­п­лён­ные по­се­ле­ния – «пи­ля­каль­ни­сы», мно­гие из ко­то­рых в 9–12 вв. пре­вра­ти­лись в де­рев. зам­ки фео­да­лов. В 1250-е гг. воз­ве­дён пер­вый ли­тов. ка­мен­ный храм – со­бор в Виль­ню­се (со­хра­ни­лись его фун­да­мен­ты под совр. со­бо­ром). В 13–14 вв., в пе­ри­од борь­бы с Тев­тон­ским ор­де­ном, строи­лись зам­ки – де­ре­вян­ные (в Кяр­на­ве) и ка­мен­ные (в Кау­на­се, Мя­ди­нин­кае). В 14 в. воз­дви­га­лись круп­ные обо­ро­нит. ком­плек­сы, со­сто­яв­шие из не­сколь­ких зам­ков (в Виль­ню­се, Тра­кае). В ран­нем ка­мен­ном зод­че­ст­ве гос­под­ство­ва­ли тя­жё­лые мас­си­вы стен, про­ре­зан­ные про­ёма­ми со стрель­ча­ты­ми ар­ка­ми (Верх­ний за­мок в Виль­ню­се, 14–15 вв.). Гор. за­строй­ка бы­ла пре­им. де­ре­вян­ной, с 14 в. воз­во­ди­лись кир­пич­ные об­ществ., а ино­гда и жи­лые зда­ния. Не­ко­то­рые го­ро­да ок­ру­жа­лись ка­мен­ны­ми сте­на­ми (ос­тат­ки стен с во­ро­та­ми Ауш­рос в Виль­ню­се, 1503–22).

Для ран­ней ли­тов. го­ти­ки (14 – 1-я пол. 15 вв.) ха­рак­тер­ны хра­мы с вы­со­ки­ми дву­скат­ны­ми кры­ша­ми и тре­уголь­ны­ми фрон­то­на­ми, с ред­ки­ми окон­ны­ми про­ёма­ми в мас­сив­ных сте­нах, ук­ре­п­лён­ных контр­фор­са­ми (кос­тё­лы Св. Ни­ко­лая в Виль­ню­се, Св. Ви­тов­та и Свя­тых Пет­ра и Пав­ла в Кау­на­се, Ус­пен­ский кос­тёл в Мяр­ки­не). В кон. 15–16 вв. воз­води­лись ме­нее груз­ные позд­не­го­тич. по­строй­ки с де­ко­ра­тив­ной об­ра­бот­кой фа­са­дов (кос­тё­лы Св. Ге­ор­гия в Ке­дай­няе, Св. Ан­ны и бер­нар­дин­цев в Виль­ню­се, Св. Ге­ор­гия и Св. Гер­тру­ды в Кау­на­се, Св. Ио­ан­на Кре­сти­те­ля в г. За­пиш­кис, дом Пер­ку­на­са в Кау­на­се). В го­тич. сти­ле по­строе­ны пра­во­слав­ные церк­ви в Виль­ню­се (Ус­пен­ская, 1346–48 и 1511–22; Св. Трои­цы, Св. Ни­ко­лая, обе – 1514; Св. Па­ра­ске­вы, 1560; все пе­ре­стро­е­ны в 18–19 вв.).

Замок в Тракае. 14–15 вв. Фото П. С. Павлинова

Сред­не­ве­ко­вое изо­бра­зит. иск-во Л. раз­ви­ва­лось в тес­ном взаи­мо­дей­ст­вии с иск-вом Зап. и Вост. Ев­ро­пы. По­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние де­рев. пла­сти­ка, мо­ну­мен­таль­ная жи­во­пись на ре­лиг. (в юж. крип­те виль­нюс­ско­го со­бо­ра, кон. 14 – нач. 15 вв.; в бер­нар­дин­ском кос­тё­ле в Виль­ню­се, нач. 16 в.) и свет­ские (в зам­ке в Тра­кае, нач. 15 в.; рос­пи­си из­вест­ны по ко­пи­ям 1822) сю­же­ты. В 13–16 вв. вы­со­ко­го уров­ня дос­тиг­ли юве­лир­ное де­ло, из­го­тов­ле­ние ке­ра­ми­ки, резь­ба по де­ре­ву и кос­ти, про­из-во вит­ра­жей (мас­тер­ская М. Па­лец­ки­са в Виль­ню­се, 1547).

Кальвинистская церковь в селе Рикантай. Ок. 1555. Фото П. С. Павлинова

В 16 в. ли­тов. иск-во при­об­щи­лось к ху­дож. куль­ту­ре Воз­ро­ж­де­ния, со­су­ще­ст­во­вав­шей в Л. с го­ти­кой, а в 1-й пол. 17 в. – с ран­ним ба­рок­ко. Не­ко­то­рые го­ро­да при­об­ре­ли ре­гу­ляр­ную пла­ни­ров­ку (Бир­жай, Вир­ба­лис и др.). В гражд. строи­тель­ст­ве го­тич. пла­ны по­стро­ек час­то со­че­та­лись с де­ко­ром в ду­хе Воз­ро­ж­де­ния. До­ма за­вер­ша­лись фрон­то­на­ми, об­рам­лён­ны­ми во­лю­та­ми (дом А. Ма­саль­ски­са в Кау­на­се, 1634), ино­гда – вы­со­ки­ми ат­ти­ка­ми (быв. дом ка­пи­ту­ла и ста­рый ар­се­нал в Виль­ню­се). В 16 в. в го­ро­де ра­бо­та­ли итал. ар­хи­тек­то­ры: Ан­нус, над­стро­ив­ший баш­ню ниж­не­го зам­ка (1522–24); Б. З. де Джа­но­тис, Дж. Чи­ни и Ф. да Фье­зо­ле, по­стро­ив­шие ве­ли­ко­кня­же­ский дво­рец (1530–45; раз­ру­шен в 1799–1801, вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся с 2002). С эле­мен­та­ми го­ти­ки воз­ве­де­ны кос­тё­лы – Ус­пен­ский в Сим­на­се (3-не­фный; за­ло­жен в 1520), в Па­шуш­ви­се (1-не­фный; 1553), Кре­тин­ге (1610–1617), Ти­ту­ве­нае (1614–39), Вя­люо­не (1636–44), Ска­ру­ляе (обо­ро­нит. ти­па; 1620–22). Со­хра­ни­лись так­же каль­ви­ни­ст­ские церк­ви в с. Ри­кан­тай (ок. 1555), в г. Ке­дай­няй (1631–52); уни­ат­ская цер­ковь в с. Круо­нис (1610); ре­нес­санс­ные ра­ту­ши в Виль­ню­се, Кау­на­се, Ке­дай­няе, ар­кад­ные внутр. дво­ры в Виль­ню­се (быв. об­ще­жи­тия кол­ле­гии па­пы Гри­го­рия XII, 1610–22; Боль­шой двор ун-та, кон. 16 – сер. 18 вв.).

Боль­шин­ст­во феод. зам­ков со­хра­ня­ло обо­ро­нит. ха­рак­тер; сна­ру­жи к сте­нам при­мы­ка­ли круг­лые или мно­го­гран­ные баш­ни (в Рау­до­не, кон. 16 в.; в Па­не­муне, 1604–10, и Рау­дон­два­ри­се, нач. 17 в.). Строи­лись так­же зам­ки итал. ти­па, в ко­то­рых по­сре­ди кре­по­сти с бас­тио­на­ми и ва­ла­ми рас­по­ла­гал­ся дво­рец (в Клай­пе­де, 1-я пол. 16 в.; в Бир­жае, 1575–89, пе­ре­стро­ен в 1655–69). Фа­са­ды ре­нес­санс­ных церк­вей за­вер­ша­лись фрон­то­на­ми, по уг­лам час­то по­ме­ща­лись круг­лые ле­ст­нич­ные баш­ни, ино­гда од­на боль­шая баш­ня рас­по­ла­га­лась на зап. фа­са­де (кос­тё­лы: в с. Се­си­кай, ок. 1537; Свя­тых Пет­ра и Пав­ла в Шяу­ляе, 1617–1634; в с. Ви­дя­ниш­кяй, 1618; в г. Вя­люо­на, 1636–44).

Зна­чит. ме­сто в иск-ве 16 – 1-й пол. 17 вв. за­нял порт­рет; не­ко­то­рые про­из­ве­де­ния ре­лиг. жи­во­пи­си от­ме­че­ны итал. влия­ни­ем. В 16 в. в Л. ра­бо­та­ли и иностр. жи­во­пис­цы (Г. Хел­виг из Гер­ма­нии, ве­не­циа­нец Дж. да Мон­те). Со 2-й четв. 16 в. ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли скульп­тур­ные над­гро­бия с порт­рет­ны­ми изо­бра­же­ния­ми; в 16–17 вв. ис­пол­ня­лись так­же бюс­ты из де­ре­ва, порт­рет­ные ме­да­ли. В 1-й пол. 16 в. с на­ча­лом кни­гопе­ча­та­ния по­яв­ля­ет­ся кси­ло­гра­фия, в т. ч. порт­рет­ная гра­вю­ра, гра­вю­ра на ме­ди (Т. Ма­ков­скис).

Вильнюс. Костёл Святой Екатерины. 17–18 вв. Фото П. С. Павлинова
Костёл Святого Иосифа и колокольня в Палуше. 18 в.

В 17–18 вв. в Л. со­ору­жа­лись пыш­ные ка­то­лич. церк­ви и двор­цы в сти­ле ба­рок­ко. Мно­гие ран­не­ба­роч­ные (1600–50) хра­мы сле­до­ва­ли схе­ме по­строй­ки рим­ской ц. Иль-Дже­зу, но име­ли тра­ди­ци­он­ный 2-ба­шен­ный фа­сад (ие­зу­ит­ский кос­тёл Св. Ка­зи­ми­ра в Виль­ню­се, 1604–18, ар­хи­тек­то­ры Й. Пра­хо­ви­чюс, П. Бок­ша). В ви­де 3-не­фной без­ба­шен­ной ба­зи­ли­ки по­строе­ны кос­тё­лы Всех Свя­тых (1620–31) и Св. Те­ре­зы (1633–50, арх. Уль­рик) в Виль­ню­се. В пе­ри­од зре­ло­го ба­рок­ко (1650–90) ин­терь­е­ры двор­цов и церк­вей ук­ра­ша­лись пыш­ным леп­ным де­ко­ром и рос­пи­ся­ми (ц. Свя­тых Пет­ра и Пав­ла в Виль­ню­се, 1668–86, арх. Й. За­ор, леп­ни­на – 1677–85, ми­лан­ские скульп­то­ры П. Пе­рет­ти, Дж. М. Гал­ли, рос­пи­си М. Аль­то­мон­те; кос­тёл ка­маль­ду­лов в Па­жайс­ли­се, Кау­на­се, рос­пи­си – 1677–84, М. А. Пал­ло­ни, Дж. Ро­си, ба­рель­е­фы И. Мер­ли). Для позд­не­го ба­рок­ко (1690–1790) ха­рак­тер­ны ба­зи­ли­ки без тран­сеп­та и ку­по­ла, но с 2 баш­ня­ми на фа­са­де, в ук­ра­ше­нии ко­то­рых ис­поль­зо­ва­лись ор­дер­ные мо­ти­вы [кос­тё­лы: ие­зу­ит­ский Св. Фран­ци­ска Кса­ве­рия в Кау­на­се (1666–1720); бе­не­дик­тин­ский Св. Ека­те­ри­ны (1619–94, фа­са­ды – 1741–73) и Ус­пен­ский мис­сио­нер­ский (1695–1730, до­стро­ен в 1754–56), оба – арх. И. К. Глау­биц, в Виль­ню­се; Тро­иц­кий в Стак­лиш­ке­се (18 в.); Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы в Ши­лу­ве (1760–73)]. Воз­во­ди­лись и кос­тё­лы с фа­са­да­ми без ба­шен (ба­зи­ли­ка Свя­тых Ио­ан­на Кре­сти­те­ля и Ио­ан­на Бо­го­сло­ва в Виль­ню­се, фа­са­ды – 1738–49, Глау­биц; Св. Трои­цы в Трош­ку­нае, 1789) или с низ­ки­ми баш­ня­ми (в Лин­ку­ве, 1754), цен­трич. по­строй­ки (до­ми­ни­кан­ский кос­тёл в с. Лиш­кя­ва, 1704–41; Серд­ца Хри­сто­ва в Виль­ню­се, 1729–56, арх. Й. По­ла). Бо­гат­ст­вом де­ко­ра­тив­ных мо­ти­вов, пла­стич. экс­прес­си­ей от­ли­ча­лись рез­ные де­рев. ал­та­ри (в кос­тё­лах Свя­тых Ио­ан­на Кре­сти­те­ля и Ио­ан­на Бо­го­сло­ва в Виль­ню­се, 1739–1749; до­ми­ни­кан­ско­го мон. в Па­ле­вя­не, 18 в.) и скульп­ту­ра над­гро­бий.

В сти­ле ро­ко­ко соз­да­ны во­ро­та ва­си­ли­ан­ско­го мон. в Виль­ню­се (1761, арх. И. К. Глау­биц). Един­ст­вен­ный ба­роч­ный пра­во­слав­ный храм в Л. – со­бор Виль­нюс­ско­го Свя­то-Ду­хо­ва мон. (1633–1634, пе­ре­стро­ен в 1751–53, арх. Глау­биц). Со­хра­ни­лись 2 ба­роч­ные си­на­го­ги (в т. ч. в Ке­дай­няе, 1784). Двор­цы 2-й пол. 17–18 вв. име­ли обыч­но сим­мет­рич­ную пла­ни­ров­ку (дворец Слу­шек в Виль­ню­се, 1690–94; уса­деб­ные до­ма – в Кель­ме, ок. 1780, в Би­лю­нае, 18 в.). Са­мо­быт­ны де­рев. кос­тё­лы (в с. Стял­му­же, ок. 1650; в Пре­нае, 1750; в сё­лах Па­лу­ше, 1750, Дя­гу­чяй, 1757, Лё­ляй, 1768, Се­да, 1770, и др.), ча­сов­ни (в с. Дя­гу­чяй, 18 в.) и ко­ло­коль­ни (в сё­лах Стял­му­же, Па­лу­ше), час­то близ­кие нар. зод­че­ст­ву. Разл. ти­пы де­рев. ар­хи­тек­ту­ры 18–20 вв. пред­став­ле­ны в Му­зее нар. бы­та Лит­вы в пос. Рум­шиш­кес (ос­но­ван в 1966). Па­мят­ни­ка­ми нар. ар­хи­тек­ту­ры так­же яв­ля­ют­ся ка­мен­ные мель­ни­цы 18–19 вв. (в сёлах Бай­со­га­ла, Дид­жю­лиш­ку), столп в с. Триш­кяй (сер. 19 в.).

В 17–18 вв. в Л. ра­бо­та­ли иностр. жи­во­пис­цы (Б. Стро­бель, Д. Шульц, А. ван Вес­тер­велт, П. Дан­кертс, Я. Вес­сель); сре­ди гра­вё­ров это­го вре­ме­ни – К. Гёт­ке, А. и Л. Та­ра­се­вич, Й. и И. Пер­ли, Й. Бе­линг, И. Ка­ре­га, кар­то­граф Т. Ма­ков­скис.

Клайпеда. Застройка исторической части города. Фото П. С. Павлинова

С 1760-х гг. не­ко­то­рые по­строй­ки от­ра­жа­ют пе­ре­ход от ба­рок­ко к клас­си­циз­му (баш­ня и ре­кон­ст­рук­ция фа­са­дов Ра­ту­ши в Кау­на­се, 1771–80, арх. Й. Ма­те­ке­рис), ко­то­рый яр­ко про­явил­ся в по­строй­ках М. Кнак­фу­са [юж. фли­гель об­сер­ва­то­рии Виль­нюс­ско­го ун-та, 1782–88; двор­цы име­ний (Жей­мяй, 1768, Па­эже­ряй, 1796–99)] и его уче­ни­ка Л. Стуо­ки-Гу­ця­ви­чю­са (пе­ре­строй­ка ка­фед­раль­но­го со­бо­ра, Ра­ту­ши и двор­ца Вер­кяй в Виль­ню­се; дво­рец в дер. Цирк­лиш­кис, 1823). По про­ек­там М. Шуль­ца­са вы­пол­нен зал быв. Хи­мич. кол­ле­гии (1809–1810) и ре­кон­ст­руи­ро­ва­но зда­ние Ко­лон­но­го за­ла (1810) в Виль­нюс­ском ун-те, по­стро­ен дво­рец в Ан­та­ша­ве (1811–20). Под влия­ни­ем гра­до­стро­ит. идей рус. клас­си­циз­ма раз­ра­бо­та­ны и час­тич­но осу­ще­ст­в­ле­ны про­ек­ты ре­гу­ляр­ной пла­ни­ров­ки Виль­ню­са, Кау­на­са, Шяу­ляя, Ра­сей­няя, За­ра­сая и др. го­ро­дов. Сре­ди зда­ний кон. 18 – 1-й пол. 19 вв.: двор­цы име­ний Ра­гу­ве­ле (кон. 18 в.), Тау­е­най (1785), Вя­люо­на (1818–20), Пак­руо­ис (1-я треть 19 в.), кос­тё­лы в ви­де ро­тон­ды в Кал­вяе (1800), Су­дяр­ве (1803); епис­коп­ский дво­рец в Виль­ню­се (1792, арх. Сту­ока-Гу­ця­ви­чюс; пе­ре­стро­ен в 1824–32 Ж. Пу­сье по про­ек­ту В. П. Ста­со­ва), по­строй­ки уче­ни­ка пе­терб. АХ К. И. Под­ча­шин­ско­го (дво­рец в с. Яшю­най, 1824–28; еван­ге­лич. кир­ха в Виль­ню­се, 1830–35). Эле­мен­ты клас­си­циз­ма пред­став­ле­ны в де­рев. кос­тё­лах в сё­лах Рум­бо­нис (ок. 1798), Пи­ва­шю­най, Па­бяр­же, Ало­ве. В сти­ле нео­го­ти­ки по­строе­ны кос­тё­лы в Ва­баль­нин­ка­се (1814–17), Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в Ма­ри­ям­по­ле (1824).

В раз­ви­тии ар­хи­тек­ту­ры и изо­бра­зит. ис­кус­ст­ва кон. 18 – 1-й тре­ти 19 вв. важ­ную роль сыг­ра­ла Гл. ви­лен­ская шко­ла (с 1803 ун-т), где ху­дож. ка­фед­ры воз­глав­ля­ли ра­бо­тав­шие пре­им. в ду­хе клас­си­циз­ма и ран­не­го ро­ман­тиз­ма жи­во­пис­цы П. Смуг­ля­ви­чюс, Й. Рус­те­мас, гра­вёр Дж. Сон­дерс, скульп­тор К. Ель­скис. В 1830–50-х гг. зна­чит. раз­ви­тие по­лучи­ли реа­ли­стич. порт­рет, пей­заж, ис­то­рич. жанр (Й. Да­ме­лис, В. Сма­кау­скас). Ху­дож­ни­ки не­ред­ко об­ра­ща­лись к изо­бра­же­нию нар. бы­та (А. След­зин­скас, К. Ру­сяц­кас) и род­ной при­ро­ды (В. Дма­хау­скас).

Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. в ли­тов. ар­хи­тек­ту­ре пре­об­ла­дал эк­лек­тизм (вил­лы «Мин­до­за» в Бяз­до­ни­се, «Лин­кс­ма» в Дру­ски­нин­кае, нач. 20 в.). В сти­ле нео­ре­нес­сан­са по­строе­ны за­мок в Тау­ра­ге (1847–64), двор­цы Огин­ских в г. Плун­ге (1879), Тыш­ке­ви­чей в Па­лан­ге (1897, арх. Ф. Швех­тен); в сти­ле нео­го­ти­ки – ча­сов­ня в па­мять об от­ме­не кре­по­ст­но­го пра­ва в дер. Ук­ри­най (1861), кос­тё­лы в Ро­киш­ки­се (1868–83, ар­хи­тек­то­ры Г. фон Шахт, Г. Вер­нер) и в Па­лан­ге (1897–1908, арх. К. Э. Странд­ман); де­рев. кос­тё­лы Свя­тых Пет­ра и Пав­ла в Ня­маю­нае (1878, арх. Т. Ти­шец­кис), Ап. Вар­фо­ло­мея в Дру­ски­нин­кае; кир­ха в Ши­лу­те; двор­цы в Ан­та­ли­не (1892), Ра­душ­ке­ви­чей в Виль­ню­се (1894–1900). В ду­хе позд­не­го клас­си­циз­ма в Виль­ню­се воз­ве­де­ны Дво­рец пра­во­су­дия (1890), зда­ние фи­лар­мо­нии (1899–1902, арх. К. Ко­рое­дов). Стиль не­оба­рок­ко на­шёл от­ра­же­ние в ар­хи­тек­ту­ре Муз. те­ат­ра в Кау­на­се [1890–92, арх. У. Го­ли­ня­ви­чюс (И. Га­ли­не­вич)], двор­цов в Ро­киш­ки­се (ре­кон­ст­рук­ция – 1905), Вил­ке­на­се. В сти­ле англ. кот­тед­жей по­стро­ен дво­рец в Шя­шуо­ле­ляе (ок. 1900), в «вос­точ­ном» сти­ле – ми­на­рет в гор. пар­ке Ке­дай­няя (1880–87), в мав­ри­тан­ском сти­ле – си­на­го­га в Виль­ню­се (1903).

Каунас. Собор Архангела Михаила. 1891–95. Архитектор К. Х. Лимаренко. Фото П. С. Павлинова

Пра­во­слав­ные церк­ви строи­лись пре­им. в рус­ско-ви­зан­тий­ском сти­ле (Ус­пен­ская ц. быв. Ус­пен­ско­го мон. в Ве­ви­се, 1839–43; шат­ро­вая ц. Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы в Тра­кае, 1862–63; ц. Св. Алек­сан­д­ра Нев­ско­го в Ки­бар­тае, 1869), в рус­ском сти­ле (де­рев. ц. в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость» в Дру­ски­нин­кае, 1861–65; ц. Св. Алек­сан­д­ра Нев­ско­го в Виль­ню­се, 1896–98, арх. М. М. Про­зо­ров; ц. Св. Ге­ор­гия в Шяу­ляе, 1908, с 1919 кос­тёл; Свя­тых рав­но­ап. ца­ря Кон­стан­ти­на и прп. Ми­хаи­ла Ма­леи­на в Виль­ню­се, 1911–13), в не­о­ви­зан­тий­ском сти­ле (пе­ре­строй­ка ц. Св. Па­ра­ске­вы, 1864–67, арх. Н. Ча­гин; ча­сов­ня Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла при ц. Св. Ни­ко­лая, 1860-е гг.; пе­ре­строй­ка Ус­пен­ско­го со­бо­ра, 1865–68, обе – арх. А. И. Ре­за­нов, все – в Виль­ню­се; гар­ни­зон­ный со­бор Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в Кау­на­се, 1891–1895, арх. К. Х. Ли­ма­рен­ко; ц. Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла в Виль­ню­се, 1892–95, ар­хи­тек­то­ры В. Ме­реж­ков­ский, Про­зо­ров; ц. Св. Тро­и­цы в Швен­чё­ни­се, 1898, Зна­мен­ская ц. в Виль­ню­се, 1899–1903, обе – Про­зо­ров). В 1900–30-е гг. по­лу­чил раз­ви­тие стиль мо­дерн (дво­рец Ви­лей­ши­сов в Виль­ню­се, 1904–06, арх. А. Клейн; боль­ни­ца в Шяу­ляе, 1908, и др.).

Во 2-й пол. 19 в. уси­ли­ва­ют­ся свя­зи ли­тов. иск-ва с рус­ским. Мн. ли­тов. ху­дож­ни­ки обу­ча­лись в С.-Пе­тер­бур­ге и Мо­ск­ве (в т. ч. М. Э. Ан­д­ри­ол­ли). Не­сколь­ко рус. ху­дож­ни­ков пе­ре­еха­ли в Л. (И. П. Трут­нев ру­ко­во­дил ви­лен­ской ри­со­валь­ной шко­лой, пре­по­да­вал ико­но­пись). В нач. 20 в. важ­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии нац. ху­дож. шко­лы сыг­ра­ла дея­тель­ность Ли­тов. ху­дож. об-ва (соз­да­но в 1907). Пре­об­ла­да­ло реа­ли­стич. на­прав­ле­ние (пей­за­жи А. Жмуйд­зи­на­ви­чю­са, П. Кал­по­ка­са), не­ред­ко от­ме­чен­ное кри­тич. тен­ден­ция­ми (про­из­ве­де­ния скульп­то­ров Ю. Зи­ка­ра­са, П. Рим­ши и др.). Осо­бое ме­сто в ли­тов. иск-ве нач. 20 в. за­ни­ма­ет жи­во­пись М. К. Чюр­лё­ни­са, в твор­че­ст­ве ко­то­ро­го сим­во­лизм, сти­ли­сти­ка мо­дер­на пе­ре­пле­та­ют­ся с по­эти­за­ци­ей нац. фольк­ло­ра.

Каунас. Здание Национального художественного музея М. К. Чюрлёниса. 1930–36. Архитектор В. Дубенецкис. Фото А. А. Герцена

Для ар­хи­тек­ту­ры 1920-х – нач. 1930-х гг. ха­рак­тер­но ис­поль­зо­ва­ние мо­ти­вов нар. иск-ва и сти­ли­сти­ки не­о­клас­си­циз­ма (Ли­тов. банк в Кау­на­се, 1925–28, арх. М. Сон­гай­ла; дво­рец ар­хи­епи­ско­па в Кау­на­се, 1935–39, арх. К. Рей­сон). В 1930-х гг. пре­об­ла­да­ло строи­тель­ст­во в ду­хе т. н. мо­дер­ни­зи­ро­ван­ной клас­си­ки и от­час­ти функ­цио­на­лиз­ма (по­строй­ки ар­хи­тек­то­ров В. Ду­бе­нец­ки­са, В. Жям­каль­ни­са-Ланд­сбер­ги­са, С. Ку­до­ка­са). В мав­ри­тан­ском сти­ле по­строе­на ме­четь в Кау­на­се (1930, ар­хи­тек­то­ры В. Мих­не­ви­чюс, А. Не­тик­са); в сти­лях функ­цио­на­лиз­ма и кон­ст­рук­ти­виз­ма – де­рев. кос­тёл в с. Би­ля­ке­мис, Поч­тамт (1931–32), ме­мо­ри­аль­ный Вос­кре­сен­ский кос­тёл (1934–40), зда­ние му­ни­ци­па­ли­те­та (1938–40, арх. А. Фун­кас и др.; все – в Кау­на­се); с ис­поль­зо­ва­ни­ем эле­мен­тов не­орус­ско­го сти­ля и мо­дер­на – Бла­го­ве­щен­ский со­бор в Кау­на­се (1932–35), ц. Свя­тых Ан­то­ния, Ио­ан­на и Ев­ста­фия в Тау­ра­ге (1932–33), де­рев. Ус­пен­ская ц. в Ма­жей­кяе (1931), церк­ви Св. Ни­ко­лая в Тель­шяе (1938–39, обе – арх. В. Ко­пы­лов), Свя­тых Пет­ра и Пав­ла в Шяу­ляе (1937–38).

В 1920–30-х гг. мн. ли­тов. ху­дож­ни­ки в пей­за­же и порт­ре­те не­ред­ко при­бе­га­ли к ре­ше­ни­ям, ос­но­ван­ным на нац. тра­ди­ци­ях (Ю. Ве­но­жин­скис, П. Кал­по­кас, К. Скле­рюс, И. Ши­лей­ка, В. Эй­ду­кя­ви­чюс, А. Жмуйд­зи­на­ви­чюс). В стан­ко­вой, мо­ну­мен­таль­ной и де­ко­ра­тив­ной скульп­ту­ре ра­бо­та­ли В. Гри­бас, К. Скле­рюс, Ю. Ми­ке­нас, Б. Пунд­зюс. Соз­дан­ные в 1930-х гг. вос­пи­тан­ни­ка­ми Кау­нас­ской ху­дож. шко­лы (ос­но­ва­на в 1922) объ­е­ди­не­ния «Об-во не­за­ви­си­мых ху­дож­ни­ков», «Арс» и др. вы­сту­па­ли про­тив са­лон­но­го ака­де­миз­ма и на­ту­ра­лиз­ма. Не­ред­ко аван­гар­ди­ст­ские тен­ден­ции со­че­та­лись в твор­че­ст­ве мо­ло­дых ху­дож­ни­ков с об­ра­ще­ни­ем к тра­ди­ци­ям нар. иск-ва (В. Виз­гир­да, А. Галь­ди­кас, А. Гу­дай­тис, А. Са­муо­лис и др.). Ус­пеш­но раз­ви­ва­лись сце­но­гра­фия (В. Ду­бе­нец­кис, М. В. До­бу­жин­ский), гра­фи­ка (М. Бу­ла­ка, Й. Куз­мин­скис, В. Юр­кунас), в т. ч. са­ти­ри­че­ская (П. Вай­вада, Б. Же­ко­нис, С. Жу­кас, Б. Мо­ту­за и др.), мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ра­тив­ное и при­клад­ное иск-во (вит­ра­жи С. Ушин­ска­са, мо­заи­ки Ю. Ми­ке­на­са, ке­ра­ми­ка Л. Стро­ли­са, В. Мик­ня­ви­чю­са, В. Ма­но­май­ти­са и др.). В 1944 не­ко­то­рые ху­дож­ни­ки уеха­ли в Зап. Ев­ро­пу (А. Галь­ди­кас, В. К. Йо­ни­нас, В. Виз­гир­да).

По­сле 1945 в Л. на­ча­лось вос­ста­нов­ле­ние го­ро­дов, по­стра­дав­ших в го­ды 2-й ми­ро­вой вой­ны; ос­но­ва­ны по­сёл­ки На­уй­ойи-Ак­мя­не (с 1948, арх. К. Ше­шяль­гис), Элек­тре­най (с 1960, ар­хи­тек­то­ры К. Бу­час, Б. Кас­пе­ра­ви­че­не), Снеч­кус (с 1978). В 1950 – нач. 1960-х гг. строи­лись до­ма в сти­ле сов. не­оклас­си­циз­ма (Дом учё­ных, 1950, Нац. б-ка, 1963, оба – в Виль­ню­се). В 1960–80-е гг. воз­во­ди­лись но­вые жи­лые рай­оны в Виль­ню­се (ар­хи­тек­то­ры Кас­пе­ра­ви­че­не, В. Че­ка­нау­скас, В. Бре­ди­кис и др.), Кау­на­се, Клай­пе­де и др. В оформ­ле­нии ин­терь­е­ров ши­ро­ко при­ме­ня­ют­ся де­ре­во, ке­ра­ми­ка, вит­ра­жи, из­де­лия из ме­тал­ла, мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ра­тив­ная жи­во­пись и скульп­ту­ра (Центр совр. иск-ва, 1965–1967, арх. В. Че­ка­нау­скас; Дво­рец спор­та, 1971, ар­хи­тек­то­ры Э. Хло­мау­скас, З. Ляндс­бер­гис, И. Кркжя­лис; Дво­рец бра­ко­со­че­та­ний, 1972–74, арх. Г. Ба­ра­ви­кас; зда­ние Ли­тов. те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та, 1974, арх. Н. Бу­чю­те; Дво­рец вы­ста­вок, 1980, арх. Э. Ста­сю­лис; зда­ние Ли­тов. дра­ма­тич. те­ат­ра, 1974–81, ар­хи­тек­то­ры А. и В. На­сви­ти­сы, и др. – в Виль­ню­се; баль­не­о­фи­зио­те­ра­пев­тич. ле­чеб­ни­ца в Дру­ски­нин­кае, 1980; уни­вер­маг в Кау­на­се, 1982, арх. А. Сприн­дис). По про­ек­там ли­тов. ар­хи­тек­то­ров осу­ще­ст­в­ля­лось строи­тель­ст­во в Таш­кен­те, Мин­ске, Рос­то­ве-на-До­ну и др. го­ро­дах СССР.

В 1990–2000-е гг. по­строе­ны: кос­тёл Св. Трои­цы в с. Па­каль­няй, ц. в честь Ивер­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в Па­лан­ге (2000–02), По­кро­во-Ни­коль­ская ц. в Клай­пе­де (2000–05), Де­ло­вой центр «1000» в Кау­на­се (2008).

А. Макунайте. «Плач Эгле». Подцвеченная ксилография из цикла «Сказка ужа». 1962.
Фото П. С. Павлинова Памятник жертвам гитлеровского террора в Пирчюписе. 1960. Скульптор Г. Йокубонис.

В по­сле­во­ен­ные го­ды по­лу­чи­ли раз­ви­тие ис­то­рич. и жан­ро­вая жи­во­пись (С. Вей­ве­ри­те, А. Гу­дай­тис, С. Джя­ук­штас, В. Дил­ка, В. Мац­кя­ви­чюс, А. Са­виц­кас, Л. Ту­лей­кис), пей­заж (В. Гя­час, Л. Сур­гай­лис, Й. Че­по­нис, Й. Шва­жас), порт­рет (С. Вей­ве­ри­те, А. Гу­дай­тис, В. Ка­ра­та­юс, П. Стау­скас, В. Ци­п­ля­у­скас). В мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ра­тив­ном иск-ве 2-й пол. 20 в. раз­ви­ва­лось иск-во вит­ра­жа (уче­ник Ф. Ле­же – С. Ушин­скас; А. Гра­бау­скас, С. Ка­зи­ме­рай­тис, К. Мор­ку­нас, А. Стош­кус и др.) и стен­ных рос­пи­сей (В. Ва­люс, Н. Ви­лу­ти­те, Р. Ги­ба­ви­чюс, Р. Да­лин­кя­ви­чюс, Я. Жи­ли­те, А. Сте­по­на­ви­чюс, В. Тру­шис). Са­мо­быт­ный ха­рак­тер но­сит ли­тов. гра­фи­ка и книж­ная ил­лю­ст­ра­ция (С. Кра­сау­скас, Й. Куз­мин­скис, А. Ку­час, А. Ма­ку­най­те, П. Ра­у­ду­ве, А. Ски­ру­ти­те, А. Сте­по­на­ви­чюс, Д. Та­ра­биль­де­не, В. Юр­ку­нас и др.), мо­ну­мен­таль­ная и де­ко­ра­тив­ная пла­сти­ка (П. Алек­сан­д­ра­ви­чюс, А. Ам­бра­зю­нас, Р. Ан­ти­нис, К. Бо­гда­нас, В. Виль­джю­нас, Н. Гай­га­лай­те, Г. Йо­ку­бо­нис, К. Ки­се­лис, Ю. Ми­ке­нас, Н. Пет­ру­лис), ке­ра­ми­ка (Ю. Адо­мо­нис, М. Вруб­ляу­скас, О. Крей­ви­те-На­ру­шя­ви­че­не, А. Лич­ку­те, Й. Ми­ке­нас, Л. Стро­лис, Г. Яце­най­те), ху­дож. тек­стиль (Ю. Баль­чи­ко­нис, В. Дау­ё­тас, М. Шва­же­не и др.) и ху­дож. об­ра­бот­ка ян­та­ря (Ф. Дау­кан­тас, К. Си­ма­но­нис). В 1960–70-е гг. вы­дви­ну­лись ху­дож­ни­ки В. Ки­са­рау­скас, аб­ст­рак­цио­ни­сты В. Жи­люс, К. Зимб­ли­те, Л. Ка­ти­нас; скульп­то­ры Т. Ва­лай­тис, В. Вилд­жю­нас; в 1980-е гг. – скульп­то­ры Г. Ка­ра­люс, С. Куз­ма, П. Ма­зу­рас, М. На­ва­кас, В. Ур­ба­на­ви­чюс, К. Яро­ше­вай­те, жи­во­пис­цы В. Жу­кас, Ш. Ша­уш­ка, Р. Шли­цис, гра­фик М. Ви­лу­тис.

Нар. иск-во до нач. 20 в. по­свя­ще­но пре­им. ре­лиг. те­ма­ти­ке (в т. ч. рез­ной де­кор ме­мо­ри­аль­ных стол­бов-ча­со­ве­нок в Зап. Лит­ве). Свое­об­раз­ны де­рев. скульп­ту­ра (изо­бра­же­ния свя­тых и др.), гра­вю­ра на де­ре­ве (не­ред­ко рас­кра­шен­ная, рас­про­стра­не­на в Же­май­тии в кон. 18 – нач. 20 вв.), мас­ля­ная жи­во­пись на де­рев. дос­ках, ор­на­мен­таль­ная жи­во­пись на ме­бе­ли, ху­дож. ков­ка и др.

Музыка

Ре­лик­то­вые фор­мы муз. куль­ту­ры Л. – мно­го­го­лос­ная му­зы­ка су­тар­ти­нес, мно­го­стволь­ная флей­та ску­ду­чяй, об­ря­до­вые и тру­до­вые пес­ни Аук­штай­тии и Дзу­кии. Со­хра­ни­лись сви­де­тель­ст­ва о дея­тель­но­сти проф. му­зы­кан­тов при дво­ре вел. кня­зей Ге­ди­ми­на и Ви­тов­та (14–15 вв.). Раз­ви­тию проф. му­зы­ки спо­соб­ст­во­ва­ло вве­де­ние хри­сти­ан­ст­ва (кон. 14 – нач. 15 вв.): в кос­тё­лах ус­та­нав­ли­ва­лись ор­га­ны (пер­вое упо­ми­на­ние в 1408), со­зда­ва­лись хо­ры; рас­про­стра­нил­ся гри­го­ри­ан­ский хо­рал. В 1595 по­стро­ен ор­ган Ви­лен­ско­го (Виль­нюс­ско­го) ка­фед­раль­но­го со­бо­ра (мас­тер Й. Ко­пель­ман), в 1619 – боль­шой ор­ган в кос­тё­ле в Кре­тин­ге­не (ны­не Кре­тин­га; не сохр.), в 18 в. – боль­шие ор­га­ны в виль­нюс­ских кос­тё­лах, в т. ч. в до­ми­ни­кан­ском (1776, мас­тер А. Г. Кас­па­ри­ни; са­мый ста­рый из су­ще­ст­вую­щих да­ти­ро­ван­ных ор­га­нов Л.). В 1822 по­стро­ен ор­ган Ко­вен­ско­го (Кау­нас­ско­го) ка­фед­раль­но­го со­бо­ра (мас­тер Ю. Ра­да­ви­чюс) – са­мый боль­шой в Л. С кон. 14 в. в кос­тёль­ных и мо­на­стыр­ских шко­лах вво­ди­лось обу­че­ние пе­нию, позд­нее – иг­ре на ор­га­не; с 18 в. из­вес­тен хор Ви­лен­ско­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра. Дви­же­ние Ре­фор­ма­ции (с 1-й пол. 16 в.) сти­му­ли­ро­ва­ло из­да­ние пес­но­пе­ний на польск. и ли­тов. язы­ках; в пер­вой ли­тов. кни­ге – ка­те­хи­зи­се М. Маж­ви­да­са (1547) – опуб­ли­ко­ва­ны пес­но­пе­ния на ли­тов. яз. с но­та­ми. Боль­шое зна­че­ние для муз. куль­ту­ры Л. имел ос­но­ван­ный иезуи­та­ми в 1579 ун-т в Виль­но, при ко­то­ром су­ще­ст­во­ва­ли школь­ный те­атр, хо­ры и ор­ке­ст­ры. В 1667 проф. ун-та Ж. Ля­ук­сми­нас из­дал пер­вый в Л. учеб­ник му­зы­ки «Му­зы­каль­ное ис­кус­ст­во и прак­ти­ка» (на лат. яз.). Жив­ший в г. Виль­но Н. П. Ди­лец­кий в 1675 соз­дал труд «Му­си­кий­ская грам­ма­ти­ка» (на польск. яз.). В 17 в. при кня­же­ском дво­ре в Виль­но на­хо­ди­лись итал. опер­ная и ба­лет­ная труп­пы, ор­кестр. Пер­вая в Л. опер­ная по­ста­нов­ка («По­хи­ще­ние Еле­ны» М. Скак­ки) осу­ще­ст­в­ле­на в 1636 в Зам­ко­вом те­ат­ре в Виль­но итал. труп­пой (под рук. ав­то­ра). В 18–19 вв. опе­ры ста­ви­лись в при­двор­ных те­ат­рах ли­тов. зна­ти: в ре­зи­ден­ци­ях Рад­зи­вил­лов (в Слуц­ке, Не­сви­же), Ти­зен­гау­зов (в Грод­но), Огинь­ских (в Сло­ни­ме). Га­ст­ро­ли­ро­ва­ли или ра­бота­ли по­сто­ян­но италь­ян­ские, польск., рус., нем. опер­ные труп­пы (наи­бо­лее зна­чи­тель­ные – В. Бо­гу­слав­ско­го, Д. Мо­рав­ско­го, М. Ка­жин­ско­го, В. Шмид­коп­фа, А. Кар­та­во­ва). Раз­ви­ва­лась ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка (сре­ди ав­то­ров – гет­ман М. Ка­зи­мир Огинь­ский).

В нач. 19 в. из­да­ны пер­вые сб-ки ли­тов. муз. фольк­ло­ра (в осн. же­майт­ских пе­сен). В пе­ри­од за­пре­та на ли­тов. пе­чать (1864–1904) сб-ки ли­тов. пе­сен из­да­ва­лись в С.-Пе­тер­бур­ге, Ка­за­ни, Кра­ко­ве, Гей­дель­бер­ге. В 1873–85 и 1898–1915 в Л. дей­ст­во­ва­ло от­де­ле­ние ИРМО, при нём бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на муз. шко­ла. В кон. 19 – нач. 20 вв. бы­ли от­кры­ты муз. шко­лы в Ре­то­во (ны­не Ре­та­вас), Плун­гя­нах (ны­не Плун­ге), Ра­киш­ках (ны­не Ро­киш­кис), кур­сы ор­га­ни­стов и ру­ко­во­ди­те­лей хо­ров в Ков­но. В 1840–58 в г. Виль­на ра­бо­тал польск. ком­по­зи­тор С. Мо­нюш­ко (в 1848 здесь по­став­ле­на его опе­ра «Галь­ка»). Во 2-й пол. 19 в. поя­ви­лись пер­вые ком­по­зи­то­ры ли­тов. про­ис­хо­же­ния, сре­ди них – Ю. Кал­вай­тис, М. Ра­ця­ви­чюс-Ра­час, Ю. Дрыя-Ви­соц­кис, В. Ку­дир­ка. Ос­но­вы проф. му­зы­ки за­ло­жи­ли М. К. Чюр­лё­нис, Ю. Кар­на­ви­чюс, Ю. Груо­дис, С. Шим­кус, М. Пет­рау­скас, Ю. Нау­я­лис, Ч. Сас­нау­скас и др. В 1908 по ини­циа­ти­ве Чюр­лё­ни­са при Ли­тов. об-ве изо­бра­зит. иск-ва соз­дан фонд по­мо­щи ком­по­зи­то­рам (су­ще­ст­во­вал до 1911), ор­га­ни­зо­ван пер­вый творч. кон­курс ли­тов. ком­по­зи­то­ров. В кон. 19 – нач. 20 вв. дей­ст­во­ва­ли ли­тов. куль­тур­ные об­ще­ст­ва в Виль­не, Ков­но, Шав­ли (ны­не Шяу­ляй), По­не­ве­же (ны­не Па­не­ве­жис), Бир­жи (ны­не Бир­жай), а так­же в С.-Пе­тер­бур­ге, Мо­ск­ве, Ри­ге. В 1899 в Тиль­зи­те (ны­не Со­ветск) по­став­лен пер­вый ли­тов. муз. спек­такль – «Ожи­да­ние» Ви­ду­на­са (В. Сто­рос­ты). Си­ла­ми муз. об-ва «Виль­ня­ус канк­лес» (ос­но­ва­но в 1905) по­став­ле­на пер­вая нац. опе­ра – «Би­ру­те» М. Пет­рау­ска­са (1906). Сре­ди круп­ней­ших муз. дея­те­лей то­го вре­ме­ни – пе­вец К. Пет­рау­скас. В 1899–1904 в Ков­но дей­ст­во­вал хор «Дай­на» (с 1905 – об­ще­ст­во с тем же назв.) под рук. ор­га­ни­ста Ю. Нау­я­ли­са. С 1908 там же функ­цио­ни­ро­ва­ло Ор­ган­ное об-во, вы­пус­кав­шее в 1909–10 пер­вую ли­тов. муз. газ. «Vargonininkas» («Ор­га­нист»). С 1909 в Виль­не вы­сту­пал сим­фо­нич. ор­кестр под упр. К. Гал­кау­ска­са.

В 1919 в Виль­но по по­ру­че­нию сов. пра­ви­тель­ст­ва Л. ди­ри­жёр и ком­по­зи­тор К. Гал­кау­скас ор­га­ни­зо­вал гос. сим­фо­нич. ор­кестр. В 1920–30-х гг. цен­тром муз. куль­ту­ры не­за­ви­си­мой Л. стал Кау­нас. В 1920 здесь ос­но­ван опер­ный те­атр – с 1998 Ли­тов­ский те­атр опе­ры и ба­ле­та (с 1948 в Виль­ню­се), в ко­то­ром осу­ще­ст­в­ля­ют­ся по­ста­нов­ки нац. опер и ба­ле­тов. Функ­цио­ни­ро­ва­ли ор­ке­ст­ры: Кау­нас­ско­го ра­дио (1926), им. В. Ку­дир­ки (1934). От­кры­ты муз. учи­ли­ща в Кау­на­се (1919, с 1933 – конс.) и Клай­пе­де (1924–30, с 1937, в 1939 пе­ре­ве­де­но в Шяу­ляй). В 1924 в Кау­на­се про­шёл 1-й Все­ли­тов­ский пе­сен­ный празд­ник, в 1927 в Клай­пе­де – круп­ней­ший из ре­гио­наль­ных празд­ни­ков Л. Пер­вый Рес­пуб­ли­кан­ский пе­сен­ный празд­ник сов. Л. со­сто­ял­ся в Виль­ню­се в 1946. В твор­че­ст­ве Ю. Груо­ди­са, Ю. Жи­ля­ви­чю­са (ав­тор пер­вой ли­тов. сим­фо­нии, 1922) кри­стал­ли­зу­ют­ся прин­ци­пы ли­тов. сим­фо­низ­ма, тес­но свя­зан­но­го с нац. фольк­ло­ром. Сис­те­ма­тич. со­би­ра­ние и ис­сле­до­ва­ние нар. му­зы­ки на­ча­лось в 1940-е гг. (Я. Чюр­лё­ни­те, Г. Чет­кау­скай­те, С. Па­лю­лис, З. Сла­вю­нас и др.). Боль­шой вклад в раз­ви­тие хо­ро­вой куль­ту­ры вне­сли А. Ка­ча­нау­скас, Н. Мар­ти­но­нис, Ю. Ка­ро­сас, К. Ка­вяц­кас, хо­ро­вой ди­ри­жёр А. Ма­ка­чи­нас и др.

В 1940 в Виль­ню­се ос­но­ван Ли­тов­ский сим­фо­ни­че­ский ор­кестр под упр. Б. Два­рио­на­са. С то­го же го­да дей­ст­ву­ет Ли­тов. фи­лар­мо­ния. В 1945 ос­но­ва­на конс. в Виль­ню­се, в 1949 объ­е­ди­нён­ная с Кау­нас­ской в Ли­тов. гос. конс. (с 2004 Ли­тов. ака­де­мия му­зы­ки и те­ат­ра). С то­го же го­да ра­бо­та­ет Со­юз ком­по­зи­то­ров Л. Сре­ди ком­по­зи­то­ров 20 в.: Й. О. Ба­лакау­скас, В. Бар­кау­скас, Э. Баль­сис, В. Ба­ця­ви­чюс, А. Бра­жин­скас, С. Вай­ню­нас, Ю. Груо­дис, Б. Два­рио­нас, Ю. Ин­д­ра, Ю. Кар­на­ви­чюс, Ю. Ка­ро­сас, А. Кле­ниц­кис, В. Кло­ва, В. и Г. Ку­п­ря­ви­чюс, В. Лау­ру­шас, А. Мар­ти­най­тис, Й. На­ба­жас, О. Нар­бу­тай­те, В. Пал­та­на­ви­чюс, А. Ра­чю­нас, А. Ре­ка­шюс, Й. Швя­дас, Ю. Юзе­лю­нас. В 1980–2000-х гг. для муз. те­ат­ра на­пи­са­ны: опе­ры – «Дрозд – зе­лё­ная пти­ца» (1981) и «Мед­ведь» (2000) Б. Ку­та­ви­чю­са, «Аг­нец Бо­жий» Ф. Бай­о­ра­са (1982); ба­ле­ты – «Ан­дро­ме­да» (1982) и «Мед­ведь» (1997) Ю. Юо­за­пай­ти­са, «Круг на­де­ж­ды» А. Ре­ка­зиу­са (1993), «Дез­демо­на» А. Шен­де­ро­ва­са (2005), «Да­лиГа­ла» (2004) и «Гиль­о­ти­на» (2005) Г. Куп­ря­ви­чю­са и др. Сре­ди ис­пол­ни­те­лей: ди­ри­жё­ры – Й. Алек­са, Р. Ге­нюшас, Ю. До­мар­кас, А. Кле­ниц­кис, Д. Кат­кус, М. Пит­ре­нас, X. По­та­шин­скас, С. Сон­дец­кис, Г. Рин­кя­ви­чюс; ор­га­ни­сты – Б. Вайт­кус, Б. Ва­си­ляу­скас, Л. Диг­рис, Г. Квик­лис; пев­цы – В. Дау­но­рас, И. Миль­кя­ви­чю­те, B. Но­рей­ка, Е. Сау­ле­ви­чю­те, Р. Си­па­рис, Й. Ста­сю­нас, В. Чя­сас, В. Ур­ма­на­ви­чю­те-Ур­ма­на; скри­па­чи – И. Ар­мо­най­те, Р. Ка­ти­люс, В. Чя­пин­скис; вио­лон­че­ли­сты – Р. Ку­ли­кау­скас, М. Шен­де­ро­вас; пиа­ни­сты – Г. Гяд­ви­лай­те, П. Ге­ню­шас, Ю. Два­рио­нас, М. Ру­бац­ки­те. Сре­ди му­зы­ко­ве­дов – Ю. Га­уд­ри­мас, В. Ландс­бер­гис, А. Тау­ра­гис.

Фото П. С. Павлинова Здание филармонии в Вильнюсе.

Ра­бо­та­ют муз. те­ат­ры в Кау­на­се (1940, ос­но­ван как те­атр опе­рет­ты), Клай­пе­де (1987, на ба­зе Нар. опер­но­го те­ат­ра, 1956). В со­ста­ве Ли­тов. фи­лар­мо­нии: Ли­тов­ский сим­фо­ни­че­ский ор­кестр, Ли­тов­ский ка­мер­ный ор­кестр, струн­ный квар­тет им. М. К. Чюр­лё­ни­са (1968), Виль­нюс­ский струн­ный квар­тет (1965), ка­мер­ный ан­самбль «Musica humana» (1974). Так­же в Л. ра­бо­та­ют кол­лек­ти­вы: ор­ке­ст­ры – Ли­тов. гос. сим­фо­ни­че­ский (1989, Виль­нюс), Кау­нас­ский гор. сим­фо­ни­че­ский (2004, ос­но­ван в 1988 как Ка­мер­ный ор­кестр), Сим­фо­нич. ор­кестр Ма­лой Лит­вы (1993, Клай­пе­да), Гос. ор­кестр ду­хо­вых ин­ст­ру­мен­тов «Три­ми­тас» (1957), Ка­мер­ный ор­кестр при Клай­пед­ском кон­церт­ном за­ле (1992), «Клай­пед­ская ка­ме­ра­та» (2004); Гос. ан­самбль пес­ни и тан­ца «Лиету­ва» (1940, Виль­нюс); хо­ры – Кау­нас­ский гос. хор (1985), Гос. ка­мер­ный хор «По­ли­фо­ния» (1986, Шяу­ляй), «Виль­нюс» (1970), му­ни­ци­паль­ный хор «Мо­ло­дая му­зы­ка» (1989, Виль­нюс), ка­мер­ный хор «Бре­вис» (1990, Виль­нюс), «Ау­ку­рас» (1993), «Кан­та­ре» (1990, оба – Клай­пе­да); Брасс-квин­тет (1986, Клай­пе­да), Кау­нас­ский струн­ный квар­тет (1981). В Кау­на­се с 1956 про­во­дят­ся кон­цер­ты ка­рий­он­ной му­зы­ки. Ли­тов. ака­де­мия му­зы­ки и те­ат­ра име­ет фи­ли­ал в Кау­на­се (1989), Клай­пед­ский ун-т – ф-т ис­кусств (1995, ос­но­ван в 1975 как фи­ли­ал Ли­тов. конс.).

Ме­ж­ду­нар. кон­курс пиа­ни­стов им. М. К. Чюр­лё­ни­са (с 1965, Виль­нюс). В 1968 со­сто­ял­ся пер­вый в СССР Ме­жду­нар. фес­ти­валь ор­ган­ной му­зы­ки (Виль­нюс, Кау­нас). Ме­ж­ду­нар. фес­ти­ва­ли: «Клай­пед­ская му­зы­каль­ная вес­на» (с 1976), «Виль­нюс­ский фес­ти­валь» (с 1997), ро­ж­де­ст­вен­ский «Salve Musi­ca» (с 2004), совр. му­зы­ки «Му­зы­ка пе­ре­мен» (с 2005, оба – Клай­пе­да), му­зы­ки И. С. Ба­ха (с 2007, Виль­нюс), опер­ной и сим­фо­нич. му­зы­ки «Му­зы­каль­ный ав­густ на взмо­рье» (с 1998, Клай­пе­да, Ни­да и др.), ка­мер­ной му­зы­ки «Курш­ская ко­са» (с 1999, Ни­да и Юод­кран­те), совр. му­зы­ки «Гай­да» (с 1991, Виль­нюс), ста­рин­ной му­зы­ки «Бан­кет­то му­зи­ка­ле» (с 1989, Виль­нюс), муз. фес­ти­валь в Па­жайс­ли­се (Кау­нас); джа­зо­вые – в Виль­ню­се (с 1987), Кау­на­се (с 1991), Клай­пе­де (с 1993), Бир­што­на­се (с 1980); кан­три-му­зы­ки «Ви­са­ги­но кан­три» (с 1991, Виль­нюс) и др. В 1964 в Виль­ню­се от­крыт Му­зей те­ат­ра и му­зы­ки.

Театр

Пер­вые све­де­ния о те­ат­ре в Л. от­но­сят­ся к 16 в. В Зам­ко­вом те­ат­ре г. Виль­но уст­раи­ва­лись пред­став­ле­ния, га­ст­ро­ли­ро­ва­ли итал. (ко­ме­дия дель ар­те) и брит. труп­пы. В 1639 на тер­ри­то­рии Ниж­не­го зам­ка бы­ло по­строе­но пер­вое спец. те­ат­раль­ное зда­ние. Те­ат­ры в сво­их по­ме­сть­ях ор­га­ни­зо­вы­ва­ли шля­хет­ские дво­ря­не и маг­на­ты (М. и У. Рад­зи­вил­лы, М. Ка­зи­мир Огинь­ский, А. Ти­зен­гауз и др.). Со 2-й пол. 16 в. до 2-й пол. 18 в. раз­ви­вал­ся школь­ный те­атр, од­ним из вид­ных дея­те­лей ко­то­ро­го был по­эт, пе­ре­во­дчик, тео­ре­тик те­ат­раль­но­го иск-ва, ав­тор мн. школь­ных драм проф. М. К. Сар­бе­ви­юс. В 1570 на сце­не те­ат­ра Ви­лен­ской Кол­ле­гии бы­ла ра­зы­гра­на пер­вая по­ста­нов­ка на ли­тов. яз. – мо­ра­ли­те «Гер­ку­лес». В 1785–1866 (с пе­ре­ры­ва­ми) в г. Виль­на дей­ст­во­вал пер­вый пуб­лич­ный Гор. те­атр, чья ис­то­рия свя­за­на с име­на­ми польск. и ли­тов. те­ат­раль­ных дея­те­лей – В. Бо­гу­слав­ско­го, А. Ме­жин­ско­го, Д. Мо­рав­ско­го, М. Мо­рав­ские­не, М. Ка­жин­ско­го. Здесь иг­ра­ли пье­сы Моль­е­ра, П. Бо­мар­ше, Воль­те­ра, Г. Э. Лес­син­га, Ф. Шил­ле­ра, У. Шек­спи­ра. Во 2-й пол. 19 в. в ре­пер­туа­ре поя­ви­лись пье­сы А. В. Су­хо­во-Ко­бы­ли­на, Н. А. Не­кра­со­ва, Н. В. Го­го­ля, А. С. Пуш­ки­на и др. С 1864 по­ме­ще­ние Гор. те­ат­ра пре­вра­ти­лось в пло­щад­ку для рус. га­ст­ро­лё­ров [в г. Виль­на вы­сту­па­ли К. А. Вар­ла­мов, П. В. Ва­силь­ев (см. Ва­силь­евы), М. Г. Са­ви­на, М. В. Даль­ский, В. Ф. Ко­мис­сар­жев­ская, Ф. И. Ша­ля­пин и др.]. Пер­вый спек­такль на ли­тов. яз. в 1899 в Па­лан­ге по­ста­ви­ла лю­би­тель­ская труп­па. Под влия­ни­ем по­пу­ляр­ных в 1885–1915 т. н. Ли­тов­ских ве­че­ров (пы­та­ясь про­ти­во­сто­ять офи­ци­оз­ной куль­ту­ре, в Л. по­все­ме­ст­но уст­раи­ва­ли те­ат­ра­ли­зов. пред­став­ле­ния на род­ном язы­ке) в кон. 19 – нач. 20 вв. об­ра­зо­вы­ва­лись бла­го­тво­рит. и ху­дож. об­ще­ст­ва, муз.-дра­ма­тич. круж­ки, лю­бительские и проф. труп­пы (напр., «Ле­ту­чий те­атр» Ю. Вайч­ку­са, 1916–19). Их ре­пер­ту­ар в осн. со­став­ля­ли про­из­ве­де­ния ли­тов. ав­то­ров: Ю. Же­май­те, Ю. Ту­ма­са-Вайж­ган­та­са и др. Пер­вый ли­тов. проф. дра­ма­тич. те­атр ос­но­ван уси­лия­ми ли­тов. пра­ви­тель­ст­ва в 1920 в Кау­на­се (с 1922 те­атр на­зы­вал­ся Гос. дра­ма­тич., а с 1925, объ­еди­нив дра­ма­тич., опер­ную и ба­лет­ную труп­пы, стал Гос. те­ат­ром; при нём от­кры­лась Шко­ла ак­тёр­ско­го иск-ва). В 1920–1929 те­ат­ром ру­ко­во­ди­ли ак­тё­ры и ре­жис­сё­ры Ю. Вайч­кус, К. Глин­скис, А. Сут­кус, Б. Дау­гу­ве­тис – по­сле­до­ва­те­ли рус. до­ре­жис­сёр­ской те­ат­раль­ной шко­лы, в осн. реа­ли­стич. на­прав­ле­ния. Под рук. Сут­ку­са в Кау­на­се дей­ст­во­ва­ли те­атр са­ти­рич. им­про­ви­за­ций «Вил­ко­ла­кис» (1920–25) и те­атр сим­во­ли­ст­ско-ро­ман­тич. на­прав­ле­ния «На­род­ный» (1923–25). На сце­не Гос. те­ат­ра ста­ви­лись про­из­ве­де­ния за­ру­беж­ной и рус. клас­сич. лит-ры (Г. Иб­сен, Шек­спир, Моль­ер, Шил­лер, К. Гоц­ци, К. Голь­до­ни, Пуш­кин, Го­голь и др.), пье­сы ли­тов. дра­ма­тур­гов (В. Кре­ве, В. Ми­ко­лай­тис-Пу­ти­нас, В. Ви­ду­нас, П. Вай­чю­нас) и за­ру­беж­ные ме­ло­дра­мы. Уси­ле­нию ро­ли ре­жис­сё­ра и еди­ной сис­те­мы ак­тёр­ско­го обу­че­ния спо­соб­ст­во­вал А. Оле­ка-Жи­лин­скас, ак­тёр 1-й Сту­дии МХТ, ру­ко­во­див­ший Гос. те­ат­ром в 1929–34. Ис­ка­ния Оле­ки-Жи­лин­ска­са про­дол­жи­ли его уче­ни­ки – ре­жис­сё­ры Р. Юк­ня­ви­чюс (ос­но­ва­тель Виль­нюс­ско­го дра­ма­тич. те­ат­ра в 1940) и А. Як­шя­ви­чюс. В 1932–33 в Гос. те­ат­ре ра­бо­тал М. А. Че­хов (по­ста­вил спек­так­ли «Гам­лет» и «Две­на­дца­тая ночь» Шек­спи­ра, «Ре­ви­зор» Го­го­ля). Сре­ди ак­тё­ров это­го пе­рио­да: П. Ку­бер­та­ви­чюс, О. Ри­май­те, О. Кур­ми­те, П. Пин­кау­скай­те, Т. Вай­чю­не­не, Г. Ка­чин­скас, Р. Си­па­рис, Ю. Пет­рау­скас. Фи­лиа­лы кау­нас­ско­го Гос. те­ат­ра дей­ст­во­ва­ли в Шяу­ляе (1931–35) и в Клай­пе­де (1935–39). В 1936 пер­вые экс­пе­рим. спек­так­ли в Кау­на­се по­ка­зал ху­дож­ник и ро­до­на­чаль­ник ли­тов. ку­коль­но­го те­ат­ра С. Ушин­скас, ав­тор пер­во­го ку­коль­но­го филь­ма («Сон тол­стя­ка», 1938).

В 1940 в Л. от­кры­лись но­вые те­ат­ры: Гос. ака­де­мич. те­атр дра­мы в Виль­ню­се, Дет­ский (ТЮЗ, дей­ст­во­вал до 1959) и Муз. ко­ме­дии – в Кау­на­се. В 1940 в Па­не­ве­жи­се на­чал ра­бо­ту Те­атр-сту­дия Ю. Миль­ти­ни­са – ро­до­на­чаль­ни­ка шко­лы ли­тов. нац. ре­жис­су­ры. Про­дол­жа­ли дей­ст­во­вать кау­нас­ский Гос. те­атр, во­зоб­но­ви­лась дея­тель­ность дра­ма­тич. те­ат­ров в Шяу­ляе и Клай­пе­де. В нач. 1940-х гг. в ре­пер­туа­ре до­ми­ни­ро­ва­ли са­ти­рич. ко­ме­дии П. Вай­чю­на­са, ко­ме­дии С. Чюр­лё­не­не-Ки­ман­тай­те, дра­мы К. Бин­ки­са и Ю. Гру­ша­са, ста­ви­лись спек­так­ли по про­из­ве­де­ни­ям клас­сич. (в т. ч. не­мец­кой) лит-ры. Осо­бое вни­ма­ние при­вле­ка­ли по­ста­нов­ки Р. Юк­ня­ви­чю­са в Виль­нюс­ском дра­ма­тич. те­ат­ре («Ги­бель "На­де­ж­ды"» Г. Хей­ер­ман­са, «Пе­ред за­хо­дом солн­ца» Г. Га­упт­ма­на, обе 1940; «Раз­би­тый кув­шин» Г. фон Клей­ста, 1941; «Но­ра» Г. Иб­се­на, 1942). Со 2-й пол. 1940-х гг. на сце­нах те­ат­ров Л. воз­рос­ло ко­ли­че­ст­во сов. и рус. клас­сич. пьес: в Виль­нюс­ском дра­ма­тич. те­ат­ре – «Рус­ские лю­ди» К. М. Си­мо­но­ва (1945), «Крем­лёв­ские ку­ран­ты» Н. Ф. По­го­ди­на (1947), «Лес» А. Н. Ост­ров­ско­го (1948); в Клай­пед­ском дра­ма­тич. те­ат­ре – «Без ви­ны ви­но­ва­тые» Ост­ров­ско­го (1949); в Кау­нас­ском дра­ма­тич. те­ат­ре – «Лю­бовь Яро­вая» К. А. Тре­нё­ва (1956) и др.

Раз­ви­тие ли­тов. те­ат­раль­но­го иск-ва в 1950–60-х гг. свя­за­но с твор­че­ст­вом ре­жис­сё­ров Г. Ван­це­ви­чю­са в Кау­нас­ском дра­ма­тич. те­ат­ре («Гер­кус Ман­тас» Ю. Гру­ша­са, 1957; «Два­дца­тая вес­на» Ю. Мар­цин­кя­ви­чю­са, 1958; «Три се­ст­ры» А. П. Че­хо­ва, 1960) и Виль­нюс­ском дра­ма­тич. те­ат­ре (по­этич. ге­ро­ич. три­ло­гия Мар­цин­кя­ви­чю­са – «Мин­дау­гас», 1969, «Со­бор», 1971, «Маж­ви­дас», 1978) и Ю. Миль­ти­ни­са в те­ат­ре Па­неве­жи­са («Гед­да Габ­лер» Г. Иб­се­на, 1957; «Смерть ком­ми­воя­жё­ра» А. Мил­ле­ра, 1958; «Мак­бет» У. Шек­спи­ра, 1961; «Там, за две­рью» В. Борхер­та, 1966). В 1956–62 ра­бо­тал Кап­сук­ский дра­ма­тич. те­атр, в 1958 от­кры­лись ку­коль­ные те­ат­ры в Виль­ню­се и Кап­су­ка­се (с 1960 дейст­ву­ет в Кау­на­се), в 1965 – Виль­нюс­ский мо­ло­дёж­ный те­атр.

Для ли­тов. те­ат­ра сер. 1970-х гг. ха­рак­тер­ны по­ис­ки но­вых сце­нич. форм и уси­ле­ние со­про­тив­ле­ния сов. идео­ло­гии. В по­ста­нов­ках П. Гай­ди­са в дра­ма­тич. те­ат­ре Клай­пе­ды бы­то­вая и ли­рич. ко­ме­дия ус­ту­па­ла ме­сто са­ти­ре («Ба­ня» В. В. Мая­ков­ско­го, 1970). Ост­рая фор­ма, гро­те­ск­ные крас­ки, по­ли­тич. под­текст от­ли­ча­ли спек­так­ли Й. Юра­ша­са в Виль­нюс­ском и Кау­нас­ском дра­ма­тич. те­ат­рах («Тан­го» С. Мро­же­ка, 1967; «Моль­ер» М. А. Бул­га­ко­ва, 1968; «Охо­та на ма­мон­тов» К. Сая, 1969; «Боль­ше­ви­ки» М. Ф. Шат­ро­ва, 1970; «Бар­бо­ра Рад­вилай­те» Ю. Гру­ша­са, 1972). Влия­ни­ем иск-ва Б. Брех­та от­ме­че­ны спек­так­ли А. Ра­гау­скай­те в Дра­ма­тич. те­ат­ре Шяу­ляя («Ку­рорт на бе­ре­гу мо­ря» Б. Сруо­ги, 1975; «Оп­ти­ми­сти­че­ская тра­ге­дия» В. В. Виш­нев­ско­го, 1976; «Вос­кре­се­ние» П. Вай­чю­на­са, 1977; «Дач­ни­ки» М. Горь­ко­го, 1978). Сре­ди ак­тё­ров 1950–70-х гг.: Б. Баб­кау­скас, Д. Ба­нио­нис, М. Ми­ронай­те, Г. Ку­рау­скас, Р. Адо­май­тис, В. Па­ук­ште, Р. Ста­ли­лю­най­те. Ши­ро­кий ре­зо­нанс в эти го­ды вы­зы­ва­ли спек­так­ли Л. Э. Лу­рье, Р. Г. Вик­тю­ка, В. В. Лан­ско­го в Рус. дра­ма­тич. те­ат­ре (ос­но­ван в 1946 в Виль­ню­се; с 1998 Нац. дра­ма­тич. те­атр).

В кон. 1970-х и 1980-е гг. при­шло но­вое по­ко­ле­ние ре­жис­сё­ров, с чьи­ми ра­бо­та­ми свя­за­но раз­ви­тие в Л. ус­лов­но-ме­та­фо­рич. сце­нич. иск-ва и ут­вер­жде­ние са­мо­быт­но­сти ли­тов. те­ат­раль­ной шко­лы. Дея­тель­ность Д. Та­му­ля­ви­чю­те (худ. рук. Виль­нюс­ско­го мо­ло­дёж­но­го те­ат­ра в 1974–88) спо­соб­ст­во­ва­ла ста­нов­ле­нию ли­тов. те­ат­ра для де­тей: «Брысь, смерть, все­гда брысь» (1976) и «Ясо­нас» (1978) С. Шаль­тя­ни­са, «Чай­ка» А. П. Че­хо­ва (1979), «Брат Алё­ша» В. С. Ро­зо­ва по мо­ти­вам ро­ма­на «Бра­тья Ка­ра­ма­зо­вы» Ф. М. Дос­то­ев­ско­го (1983) и др. С име­нем Й. Вайт­ку­са свя­зан са­мый пло­до­твор­ный пе­ри­од в Кау­нас­ском дра­ма­тич. те­ат­ре (1975–88, с 1978 гл. реж.) и ре­фор­мы Виль­нюс­ско­го ака­де­мич. те­ат­ра (1989–95), с име­нем Р. Ту­ми­на­са – об­ра­зо­ва­ние ка­мер­ной Ма­лой сце­ны при Виль­нюс­ском ака­де­мич. те­ат­ре, ко­то­рая по­ло­жи­ла на­ча­ло Виль­нюс­ско­му Ма­ло­му те­ат­ру (1990). В 1977–92 в Мо­ло­дёж­ном те­ат­ре ра­бо­тал Э. Нек­ро­шюс. Яр­ко про­яви­ли се­бя сце­но­гра­фы А. Яцов­скис, Н. Гуль­тяе­ва, ком­по­зи­тор Ф. Ла­те­нас. Сре­ди ак­тё­ров это­го пе­рио­да: Ю. Буд­рай­тис, В. Ма­саль­скис, В. Ба­гдо­нас, К. Смо­риги­нас, В. Пят­кя­ви­чюс, А. Ла­те­нас, Э. Габ­ре­най­те. На­ря­ду с дра­ма­тич. те­ат­ром к ус­лов­но­му сце­нич. язы­ку об­ра­тил­ся и ку­коль­ный: в 1970–80-е гг. од­ним из са­мых замет­ных яв­ле­ний ста­ло твор­че­ст­во В. Ма­зу­ра­са [худ. рук. Виль­нюс­ско­го ку­коль­но­го те­ат­ра «Ле­ле» в 1988–94; сре­ди по­ста­но­вок – «Эг­ле – ко­ро­ле­ва ужей» по нар. сказ­ке, 1968, 1981 (др. назв. «Дочь зем­ли»), 2007; «Пе­пель­ная ут­ка» М. Мар­ти­най­ти­са, 1971; «Сказ­ка о бе­лом ни­что» С. Гэ­ды, 1974].

В 1990-х гг. в Л. уве­ли­чи­лось ко­ли­чест­во не­за­ви­си­мых трупп. В Ака­де­мии му­зы­ки и те­ат­ра (быв. Гос. конс., ос­но­ва­на в Виль­ню­се в 1945) су­ще­ст­ву­ют ак­тёр­ские (с 1952), ре­жис­сёр­ские (с 1988) и те­ат­ро­ведч. (с 1995) кур­сы. Ре­жис­сёр­ское иск-во 1990–2000-х гг. ис­пы­ты­ва­ет влия­ние эс­те­ти­ки по­стмо­дер­низ­ма. В спек­так­лях О. Кор­шу­но­ва­са, Г. Вар­на­са, Ц. Грау­жи­ни­са, И. Йо­ни­на­са воз­рас­та­ет роль совр. со­ци­аль­ной про­бле­ма­ти­ки. В 1998 в Виль­ню­се Э. Нек­ро­шюс ос­но­вал собств. те­атр-сту­дию «Ме­но фор­тас», в 1999 ос­но­ван Те­атр О. Кор­шу­но­ва­са («ОКТ»). Нек­ро­шюс, Кор­шу­но­вас и Р. Ту­ми­нас ста­ли яр­чай­ши­ми пред­ста­ви­те­ля­ми ли­тов. те­ат­ра за ру­бе­жом. Ме­ж­ду­нар. те­ат­раль­ные фес­ти­ва­ли про­во­дят­ся в Виль­ню­се – «Ак­ция но­вой дра­мы» (с 1999) и «Си­ре­нос» (с 2003), в Кау­на­се – «Ли­тов­ская те­ат­раль­ная вес­на» (с 1978), в Дру­ски­нин­кае (с 2004), в Па­не­ве­жи­се (фес­ти­валь ка­мер­ных те­ат­ров, с 2004). В 2005 от­кры­лось но­вое зда­ние Виль­нюс­ско­го Ма­ло­го те­ат­ра.

Балет

Раз­ви­тие проф. ба­ле­та в Л. на­ча­лось в 17 в., ко­гда ба­лет был ча­стью опер­ных пред­став­ле­ний, про­хо­див­ших, в ча­ст­но­сти, в Ниж­нем зам­ке Польск. ко­ро­ля и Ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Вла­ди­сла­ва IV Ва­зы в Виль­но («По­хи­ще­ние Еле­ны», 1636; «Ан­дро­ме­да», 1644; «Об­ма­ну­тая Кир­ке», 1648). В даль­ней­шем ба­лет­ные пред­став­ле­ния ста­ви­лись во вла­де­ни­ях княж­ны Ур­су­лы Рад­зи­вилл в Не­сви­же, М. Ка­зи­ми­ра Огинь­ско­го в Сло­ни­ме (здесь ра­бо­тал ба­лет­мей­стер Мо­ры­ни, по­ста­вив­ший ба­лет «Жен­ская фи­ло­со­фия» Ф. Бау­ма, ок. 1782) и др. В ос­но­ван­ном в 1785 в Виль­но гор. те­ат­ре по­сто­ян­ной ба­лет­ной труп­пы не бы­ло, но ба­лет­ные пред­став­ле­ния уст­раи­ва­лись си­ла­ми ме­ст­ных ар­ти­стов, сре­ди ко­то­рых – ак­три­са М. Дом­бров­ска, по­ста­вив­шая ба­лет «Свадь­ба в Ой­цо­ве» Я. Сте­фа­ни (1858). На про­тя­же­нии 19 в. в Виль­не вы­сту­па­ли за­ру­беж­ные га­ст­ро­лё­ры: тан­цо­ры-ак­ро­ба­ты Кья­ри­ни из Фран­ции, тан­цов­щи­ца Аль­би­на ди Ро­на из Ис­па­нии, С.-Пе­терб. имп. труп­па, в со­ста­ве ко­то­рой бы­ли П. А. Гердт, А. И. При­ху­но­ва и др.

Фото М. М. Рашковского Сцена из балета «Дездемона» А. Шендероваса. Хореограф К. Симонов. Литовский театр оперы и балета.

Раз­ви­тие ли­тов. ба­ле­та в 20 в. свя­зано с дея­тель­но­стью О. Ду­бе­нец­ке­не. В 1921 в Кау­на­се она ос­но­ва­ла ба­лет­ную сту­дию, уче­ни­ки ко­то­рой при­ни­ма­ли уча­стие в опер­ных спек­так­лях Гос. те­ат­ра. В кон. 1924 в Кау­нас из Ле­нин­гра­да был при­гла­шён тан­цов­щик, ба­лет­мей­стер и пе­да­гог П. Н. Пет­ров, а 4.12.1925 в Кау­на­се в Гос. те­ат­ре (ны­не Ли­тов­ский те­атр опе­ры и ба­ле­та) со­стоя­лась пре­мье­ра его по­ста­нов­ки ба­ле­та «Коп­пе­лия» Л. Де­ли­ба. Пет­ров так­же по­ста­вил «Ле­бе­ди­ное озе­ро» П. И. Чай­ков­ско­го (1927), «Силь­вию» Де­ли­ба (1928), «Жар-пти­цу» И. Ф. Стра­вин­ско­го (1928) и од­но­вре­мен­но ру­ко­во­дил ба­лет­ной сту­ди­ей. В 1928–30 в Кау­на­се ра­бо­та­ла сту­дия В. А. Ка­рал­ли. В 1931 в труп­пу Гос. теат­ра бы­ли при­гла­ше­ны рус. мас­те­ра ба­ле­та Н. Зве­рев, В. Н. Нем­чи­но­ва и А. Н. Обу­хов. Они ра­бо­та­ли в Кау­на­се до 1935, по­ста­ви­ли ряд клас­сич. ба­ле­тов, а так­же пер­вые нац. ба­ле­ты: «В вих­ре тан­ца» В. Ба­ця­ви­чю­са, «Юра­те и Кас­ти­тис» Ю. Груо­ди­са и «Сва­тов­ст­во» Б. Два­рио­на­са (все – 1933). В нач. 1935 Нем­чи­но­ва и Р. Блюм ор­га­ни­зо­ва­ли га­ст­ро­ли ли­тов. ба­ле­та в Мон­те-Кар­ло и Лон­до­не. Сре­ди пер­вых со­лис­тов труп­пы в этот пе­ри­од: Я. Ио­вай­шай­те-Оле­ке­не, Б. Кел­бау­скас, О. Ма­леи­най­те, М. Юо­за­пай­ти­те. В 1935–37 ба­лет­ную труп­пу Гос. те­ат­ра воз­глав­ля­ла А. А. Фё­до­ро­ва-Фо­ки­на («Дон Ки­хот», 1936, и др.), с 1938 – Б. Кел­бау­скас, став­ший пер­вым ли­тов. ба­лет­мей­сте­ром. Сре­ди его по­ста­но­вок: «Бах­чи­са­рай­ский фон­тан» (1938) и «Кав­каз­ский плен­ник» (1939) Б. В. Асафь­е­ва, «Крас­ный мак» Р. М. Гли­эра (1940), «Не­вес­та» Ю. Па­каль­ни­са (1943). В 1948 те­атр пе­ре­ве­дён в Виль­нюс. Здесь ра­бо­та­ли хо­рео­гра­фы Ф. В. Ло­пу­хов («Ле­бе­ди­ное озе­ро» Чай­ков­ско­го, 1948), М. Л. Са­ту­нов­ский («Лау­рен­сия» А. А. Крей­на, 1950), М. Ф. Мои­се­ев и К. И. Саль­ни­ко­ва («Спя­щая кра­са­ви­ца» Чай­ков­ско­го, 1955) и др. Пер­вый ли­тов. ба­лет на совр. те­му по­ста­вил В. Гри­виц­кас («На бе­ре­гу мо­ря» Ю. Юзе­лю­на­са, 1953). Сре­ди со­лис­тов это­го пе­рио­да: Т. Свен­тиц­кай­те, Г. Са­ба­ляу­скай­те, А. Руз­гай­те, Г. Ку­на­ви­чюс, Г. Ба­нис, Р. Яна­ви­чю­те. Взаи­мо­про­ник­но­ве­ние клас­сич. шко­лы, нац. тра­ди­ции и совр. тех­ник оп­ре­де­ли­ло пу­ти раз­ви­тия ли­тов. ба­лет­но­го те­ат­ра по­след­ней тре­ти 20 в. и на­шло от­ра­же­ние в твор­че­ст­ве хо­рео­гра­фов Э. Бу­кай­ти­са («Эг­ле – ко­ро­ле­ва ужей» Э. Баль­си­са, 1976), В. Браз­ди­ли­са («Мель­ни­ца Бал­та­ра­ги­са» на муз. мю­зик­ла В. Ш. Га­не­ли­на «Чёр­то­ва не­вес­та», 1979; «Коп­пе­лия» Де­ли­ба, 1983), Ю. Смо­ри­ги­на­са («Фед­ра» и «Дом Бер­нар­ды Аль­бы» на муз. совр. ком­по­зи­то­ров, оба 1988; «Мак­бет» И. О. Ба­ла­кау­ска­са, 1989), Э. До­мей­ки («Эг­ле – ко­ро­ле­ва ужей» Баль­си­са, 1995). На ру­бе­же 20–21 вв. ба­ле­ты в Л. ста­вят В. В. Ва­силь­ев («Ро­мео и Джуль­ет­та» С. С. Про­кофь­е­ва, 1993; «Дон Ки­хот» Л. Ф. Мин­ку­са, 1994), К. Пас­тор («Кар­мен» Ж. Би­зе – Р. К. Щед­ри­на, 1997; «Acid city» М. Ур­бай­ти­са, 2002), Лорка Мя­син («Грек Зор­ба» М. Тео­до­ра­ки­са, 1998), Б. Я. Эйф­ман («Крас­ная Жи­зель» на муз. Чай­ков­ско­го, А. Г. Шни­т­ке, Би­зе, 2001; «Рус­ский Гам­лет» на муз. Л. ван Бет­хо­ве­на, Г. Ма­ле­ра, 2003), А. О. Рат­ман­ский («Ан­на Ка­ре­ни­на» на муз. Щед­ри­на, 2005), К. Си­мо­нов («Дез­де­мо­на» А. Шен­де­ро­ва­са, 2005), П. Ана­стос («Дя­ги­лев. Фан­та­зии» на муз. О. Рес­пи­ги и Дж. Рос­си­ни, 2008). Ба­лет­ные спек­так­ли ста­вят­ся так­же в Кау­нас­ском (с 1948) и Клай­пед­ском (с 1989) муз. те­ат­рах и в ча­ст­ных те­ат­рах тан­ца Виль­ню­са: «Виль­нюс­ский ба­лет» (1999), «Те­атр тан­ца АХ» (2000). В 1952 в Виль­ню­се при Шко­ле ис­кусств ос­но­ва­но хо­рео­гра­фич. от­де­ле­ние. Зна­чит. вклад в раз­ви­тие ли­тов. ба­ле­та вне­сли ар­ти­сты: Г. Са­ка­лау­скай­те, Л. Аш­ке­ло­ви­чю­те, Р. Мин­де­рис, В. Куд­жма, Й. Ка­таки­нас, Л. Бар­ту­ся­ви­чю­те-Но­рей­ке­не, П. Скир­ман­тас, И. Ва­лей­кай­те, Э. Шпо­кай­те, Э. Сма­ла­кис, Ж. Байк­шти­те, М. Бау­жис, Р. Езер­ски­те, Н. Юш­ка, А. Пау­лау­скас, О. Ко­но­шен­ко, Э. Бут­кус, И. Ци­бул­ски­те и др.

Совр. та­нец на­чал раз­ви­вать­ся в Л. с 1939, ко­гда по­сле обу­че­ния у Ю. Кламт в Гер­ма­нии в Кау­нас вер­ну­лась тан­цов­щи­ца Д. На­сви­ти­те. В 1969 её уче­ни­ца К. Дау­ё­тай­те ос­но­ва­ла ан­самбль экс­прес­сив­но­го тан­ца «Со­на­та», для ко­то­ро­го ста­ви­ла аб­ст­ракт­ные но­ме­ра на сим­фо­нич. и совр. му­зы­ку. В 1980 в Кау­на­се тан­цов­щи­ца «Со­на­ты» Б. Ля­ту­кай­те ор­га­ни­зо­ва­ла пер­вую в Л. сту­дию совр. тан­ца «Ау­ра» (с 1982 те­атр совр. тан­ца, с 1989 ор­га­ни­зу­ет еже­год­ный ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь совр. тан­ца в Кау­на­се). В 1995 в Виль­ню­се ос­но­ван «Ин­фор­ма­ци­он­ный центр ли­тов­ско­го тан­ца», с 1997 он про­во­дит ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь совр. тан­ца «Но­вый бал­тий­ский та­нец». Сре­ди кол­лек­ти­вов совр. тан­ца: «Труп­па Ви­ти­са Ян­кау­ска­са» (1998), «Те­атр Ги­ти­са Ива­нау­ска­са» (2005). Так­же за­мет­ным яв­ле­ни­ем ста­ли по­ста­нов­ки хо­рео­гра­фа и тан­цов­щи­цы Л. Юод­кай­те («Сон са­ла­ман­д­ры» М. Ба­ра­нау­ска­са, 2006; «Си­вил­ла» Т. Ку­та­ви­чю­са, 2008).

Кино

Кадр из фильма «Факт» А. Грикявичюса. 1982.

Пер­вый пуб­лич­ный ки­но­се­анс со­сто­ял­ся в 1897 в Лет­нем те­ат­ре пар­ка Ся­рей­киш­кю (Виль­на). В 1905 в Виль­не и Ков­но на­ча­ли дей­ст­во­вать пер­вые ста­цио­нар­ные ки­но­те­ат­ры. В 1909 В. А. Ста­ре­вич снял пер­вый до­ку­мен­таль­ный ре­пор­таж «У Не­ма­на». Сре­ди ки­но­хро­ни­кё­ров 1920-х гг.: опе­ра­то­ры и ре­жис­сё­ры Ф. Ду­на­ев, С. Уз­до­нас, С. Вай­на­ла­ви­чюс. Пер­вый пол­но­мет­раж­ный иг­ро­вой фильм – «Ли­тов­ский сол­дат» Ю. Ли­нар­та­са (1928). В 1940 в Кау­на­се ор­га­ни­зо­ва­на сту­дия ки­но­хро­ни­ки. Вос­ста­нов­лен­ная в 1944, по­сле ос­во­бож­де­ния Кау­на­са, ки­но­сту­дия в 1949 пе­ре­ве­де­на в Виль­нюс (сни­ма­лись ки­но­жур­нал «Со­вет­ская Лит­ва», учеб­ные филь­мы). Со­вме­ст­но со сту­дия­ми «Мос­фильм» и «Лен­фильм» соз­да­ны филь­мы «Над Не­ма­ном рас­свет» А. М. Файн­цим­ме­ра (1953), «Иг­но­тас вер­нул­ся до­мой» А. Е. Ра­зум­но­го (1956). Пер­вый са­мо­сто­ят. пол­но­мет­раж­ный фильм Ли­тов. ки­но­сту­дии – кар­ти­на для де­тей «Го­лу­бой го­ри­зонт» В. Ми­ка­лау­ска­са (1958). За­мет­ным яв­ле­ни­ем в иг­ро­вом ки­но стал ф. «Адам хо­чет быть че­ло­ве­ком» В. Жа­ла­кя­ви­чю­са (1959), от­ли­чаю­щий­ся яр­кой пла­стич. вы­ра­зи­тель­но­стью, не­од­но­знач­ной трак­тов­кой ха­рак­те­ров. В 1960 ши­ро­кий ре­зо­нанс вы­звал ф. «Жи­вые ге­рои» (4 но­вел­лы, по­став­лен­ные ре­жис­сё­ра­ми М. Гед­ри­сом, Б. Брат­кау­ска­сом, А. Жеб­рю­на­сом и Жа­ла­кя­ви­чю­сом; Гос. пр. Ли­тов. ССР, 1960; пр. Мкф в Кар­ло­ви-Ва­ри), впер­вые при­нёс­ший ли­тов. ки­не­ма­то­гра­фии при­зна­ние за ру­бе­жом. В 1960-х – нач. 1970-х гг. ли­тов. ки­но пе­ре­жи­ва­ло творч. подъ­ём, от­ли­ча­лось раз­но­об­ра­зи­ем ав­тор­ских ин­тер­пре­та­ций со­вре­мен­но­сти и по­сле­во­ен­ной ис­то­рии: «Хро­ни­ка од­но­го дня» (1964), «Ни­кто не хо­тел уми­рать» (1965; Гос. пр. СССР, 1967), т/ф «Вся прав­да о Ко­лум­бе» (1970) Жа­ла­кя­ви­чю­са; «Чув­ст­ва» (1968, совм. с А. Дау­сой), «Да бу­дет жизнь!» (1970), «Са­ду­то-ту­то» (1976), «Факт» (1982, пр. Мкф в Кан­не) А. Гри­кя­ви­чю­са; «Ле­ст­ни­ца в не­бо» по М. Слуц­ки­су (1967; Гос. пр. Ли­тов. ССР, 1967), «Июнь, на­ча­ло ле­та» (1970), «Об­мен» по Ю. В. Три­фо­но­ву (1979) Р. Ва­ба­ла­са. По­этич. ки­но­язык от­ли­чал филь­мы Жеб­рю­на­са о дет­ст­ве и от­ро­че­ст­ве – «Де­воч­ка и эхо» (1965, пр. Мкф в Ло­кар­но, Кан­не), «Ма­лень­кий принц» (1967), «Кра­са­ви­ца» (1970), т/ф «При­клю­че­ния Кал­ле-сы­щи­ка» (по А. Лин­дг­рен, 1976). Зна­чи­мые ли­рич. филь­мы «мо­ло­дёж­ной» те­ма­ти­ки по­ста­вил реж. А. Ара­ми­нас – «Ко­гда я был ма­лень­ким» (по мо­ти­вам рас­ска­за «Про­щай, ры­жий кот» М. Ун­та­са, 1969), «Ма­лень­кая ис­по­ведь» (по по­вес­ти «Ар­бе­рон» В. Буб­ни­са, 1972), «Ан­д­рюс» (по пьссе В. Паль­чин­скай­те, 1981). Яр­кие со­ци­аль­но-бы­то­вые очер­ки в иг­ро­вом ки­но соз­дал М. Гед­рис («Чу­жие», 1962; «Рас­ко­ло­тое не­бо», 1975). Осо­бым зри­тель­ским ус­пе­хом поль­зо­ва­лись жан­ро­вые филь­мы (ис­то­рич. кар­ти­на «Гер­кус Ман­тас» Гед­ри­са, 1973, Гос. пр. Ли­тов. ССР, 1973, – о тра­гич. судь­бе на­ро­да Прус­сии). Нац. мо­ти­вы лег­ли в ос­но­ву ки­но­мю­зик­ла «Чёр­то­ва не­вес­та» (по по­вес­ти «Мель­ни­ца Бал­та­раги­са» К. Бо­ру­ты, 1976) Жеб­рю­на­са и комп. В. Ш. Га­не­ли­на.

Со сме­ной по­ко­ле­ний на ру­бе­же 1970–1980-х гг. мо­ло­дые ре­жис­сё­ры ак­тив­нее об­ра­ти­лись к эк­ра­ни­за­ции про­из­ве­де­ний нац. лит-ры: «Ве­нок из ду­бо­вых ли­сть­ев» (по но­вел­ле «Па­да­ли ду­бы» Ю. Бал­ту­ши­са, 1977), т/ф «Осень мое­го дет­ст­ва» (по но­вел­ле «Тео­филь» Ю. Апу­ти­са, 1978), «Ле­то кон­ча­ет­ся осе­нью» (по Р. Гра­нау­ска­су, 1982) Г. Лук­ша­са; «Чёр­то­во се­мя» (по но­вел­лам П. Цвир­ки, 1980), «Жен­щи­на и чет­ве­ро её муж­чин» (1984), «Веч­ное сия­ние» (по по­вес­ти «Не­га­си­мый свет» Р. Ша­вя­ли­са, 1987) А. Пуй­пы. Зна­чит. со­бы­тия­ми 1980-х гг. ста­ли филь­мы В. Жа­ла­кя­ви­чю­са – «Из­ви­ни­те, по­жа­луй­ста» (1983), «Вос­крес­ный день в аду» (1988, при уча­стии А. Гри­кя­ви­чю­са и А. Кви­ри­ка­шви­ли); Ва­ба­ла­са – «По­лёт че­рез Ат­лан­ти­че­ский оке­ан» (1983); Р. Ба­нио­ни­са – «Моя ма­лень­кая же­на» (1985), «Не пом­ню ли­ца твое­го» (1988), Р. Ли­лей­ки­са – «Я есть» (1989). В иг­ро­вом ки­но так­же ра­бо­та­ли ре­жис­сё­ры А. Дау­са, А. Кун­дя­лис, А. Позд­ня­ко­вас, Й. Вайт­кус.

Кадр из фильма «Заклинание греха». Режиссёр А. Пуйпа. 2007.

С нач. 1990-х гг. со­кра­ти­лось про­из-во филь­мов, поя­ви­лось мно­же­ст­во ча­ст­ных сту­дий. С 1992 Ли­тов. ки­но­сту­дия ра­бо­та­ет в осн. как тех­нич. ба­за для про­из-ва ки­но­про­дук­ции др. сту­дий. В иг­ро­вом ки­но важ­ное ме­сто за­ни­ма­ют филь­мы ис­то­рич. те­ма­ти­ки реж. Г. Лук­ша­са – «Взгляд змия» (по С. Т. Кон­д­ро­та­су, 1990), «Пут­ни­ки зем­ли» (по Р. Ша­вя­ли­су, 1991), «Лун­ная Лит­ва» (по по­вес­ти «Дуо­киш­кис» С. Шаль­тя­ни­са, 1997). Р. Ба­нио­нис в филь­мах «Де­ти из гос­ти­ни­цы "Аме­ри­ка"» (1990) и «Джаз» (1992) вос­соз­дал ат­мо­сфе­ру 1970–80-х гг., по­ка­зы­вая бунт мо­ло­дё­жи про­тив гос. сис­те­мы. Ори­ги­наль­ные ин­тер­пре­та­ции нац. лит-ры и са­мо­иро­ния от­ли­ча­ли филь­мы реж. А. Пуй­пы «Би­лет до Тадж-Ма­ха­ла» (по рас­ска­зу «Фа­бий­о­нас» Ша­вя­ли­са, 1990), «Оже­ре­лье из вол­чь­их зу­бов» (по ро­ма­ну Л. Гу­тау­ска­са, 1997). Боль­шую по­пу­ляр­ность за­вое­ва­ли и дру­гие его ра­бо­ты: се­мей­ная дра­ма из жиз­ни Вост. Прус­сии 19 в. «Жизнь Эль­зы» (по ро­ма­ну Э. Вихер­та, 2000) и фильм-эк­ра­ни­за­ция «За­кли­на­ние гре­ха» (по ро­ма­ну «Ведь­ма и дождь» Ю. Ива­нау­скай­те, 2007). Ме­ж­ду­нар. при­зна­ние по­лу­чи­ли филь­мы Ш. Бар­та­са («Три дня», 1991; «Ко­ри­дор», 1995; «Дом», 1997; «Сво­бо­да», 2000; «Семь не­ви­ди­мок», 2005), те­мой ко­то­рых ста­ли по­ис­ки иден­тич­но­сти, слож­ные от­но­ше­ния че­ло­ве­ка с са­мим со­бой, близ­ки­ми, при­ро­дой. Ли­тов. ки­не­ма­то­граф ру­бе­жа 20–21 вв. от­ли­ча­ют со­еди­не­ние иг­ро­вых и до­ку­мен­таль­ных жан­ров, сти­ли­стич. раз­но­об­ра­зие. Сре­ди зна­чит. ра­бот: «Зверь, вы­хо­дя­щий из мо­ря» В. Жа­ла­кя­ви­чю­са (по по­вес­ти «На­вод­не­ние» Е. И. За­мя­ти­на, 1992), «И он ска­зал вам про­щай­те» А. Шю­шы (по рас­ска­зу «За­пис­ки Мо­ри­са Брэ­да» Э. Цин­за, 1993), «В раю то­же идёт снег» (1994) и «Гет­то» (по пье­се Й. Со­бо­ли­са, 2006) А. Юзе­на­са, «Арен­да» К. Виль­д­жю­на­са (2002), «Со­всем од­ни» Й. Вайт­ку­са (2004), «Стек­лян­ная стра­на» Я. Ла­пин­скай­те (по по­вес­ти В. Юк­най­те, 2004).

Зна­чит. ме­сто в ки­не­ма­то­гра­фе Л. за­ни­ма­ет до­ку­мен­таль­ное ки­но, тра­ди­цию ко­то­ро­го раз­ви­ва­ли ре­жис­сё­ры Р. Вер­ба («Ста­рик и зем­ля», 1965; «Чу­ти­та ру­та», 1968; «Ду­мы сто­лет­них», 1969; «На празд­ник», 1970; «По­след­нее ле­то на ху­то­ре», 1971), Г. Шаб­ля­ви­чюс («Апо­ли­на­рас», 1973; «Зна­хар­ка», 1975; «Че­ло­век, иду­щий до­мой», 1986; «Бы­ли в сво­ём дво­ре», 1988). Яр­кие ки­но­порт­ре­ты и филь­мы со­ци­аль­ной про­бле­ма­ти­ки соз­дал Р. Ши­ли­нис («Под­пи­сы­ва­юсь – ар­хи­тек­тор», 1972; «Пост­скрип­тум ста­ро­му филь­му», 1980; «Шрам», 1985; «Но­ев ков­чег», 1988; «Ост­ров», 1990). В жан­ре со­ци­аль­но­го фель­е­то­на ра­бо­тал Г. Сквар­на­ви­чюс («Джо­кон­да с 4 эта­жа», 1977; «По­че­му пла­чет Ме­дея», 1979; «Здрав­ст­вуй­те, ино­пла­не­тя­не», 1979). Ки­но- и те­ле­филь­мы о при­ро­де соз­да­вал ре­жис­сёр и опе­ра­тор П. Абу­кя­ви­чюс («Чёр­ные дят­лы, лось и мед­ве­жо­нок Ни­да», 1977, пр. Мкф в Нью-Йор­ке). Ак­ту­аль­ные об­ществ. и идео­ло­гич. те­мы на­шли от­ра­же­ние в филь­мах «Нам не­страш­ные вра­ги» Э. Зу­ба­ви­чю­са (1978), «Кир­пич­ный флаг» С. Бер­жи­ни­са (1988). В 1990-е гг. тра­ди­цию ав­тор­ской до­ку­мен­та­ли­сти­ки про­дол­жи­ло но­вое по­ко­ле­ние ре­жис­сё­ров: А. Сто­нис – «Зем­ля не­зря­чих» (1992, пр. Мкф в Обер­хау­зе­не), «Апо­стол ру­ин» (1993), «Ан­ти­гра­ви­та­ция» (1995), «По­лё­ты в си­нем по­ле» (1996), «Од­на» (2001), «Уку укай» (2006), «Ко­ло­кол» (2007); А. Ма­тя­лис – «Де­сять ми­нут пе­ред по­лё­том Ика­ра» (1990, пр. Мкф в Обер­хау­зе­не), «Из не­за­кон­чен­ных ска­зок Ие­ру­сали­ма» (1996), «Вос­кре­се­ние. Еван­ге­лие от лиф­тё­ра Ал­бер­та­са» (2003). Ши­ро­кую ми­ро­вую из­вест­ность по­лу­чил фильм Ма­тя­ли­са «Пе­ред по­лё­том на Зем­лю» (2005), рас­ска­зы­ваю­щий о дет­ской он­ко­ло­гич. боль­ни­це. Боль­шой вклад в раз­ви­тие ли­тов. до­ку­мен­таль­но­го ки­но вне­сли: ре­жис­сё­ры – Д. и К. Ма­ту­зя­ви­чяй, Р. Груо­дис, В. На­ва­сай­тис, Я. Ла­пин­скай­те, А. Тар­ви­дас, В. Ланд­сбер­гис, А. Гри­кяви­чюс, А. Ев­до­ки­мо­вас, С. Бер­жи­нис, А. Мар­цин­кя­ви­чю­те, Э. Зу­ба­ви­чюс, Г. Бей­но­рю­те, И. Курк­ле­ти­те; опе­ра­торы – Р. Грей­чюс, Р. Лей­пус, А. Ми­ку­тя­нас, В. На­уд­жюс, В. Рад­зя­ви­чюс, А. Ке­ме­жис; сце­на­ри­сты – Р. Га­вя­лис, Ю. Ива­нау­скай­те, С. Т. Кон­д­ро­тас, П. Мор­кус, Й. Со­бо­лис, С. Шаль­тя­нис, Р. Ша­вя­лис. Сре­ди ани­мац. филь­мов: «Туф­ля» З. Штей­ни­са (1986), «Бау­бас» И. Бе­рез­ниц­ка­са (1987), «Се­зам, от­крой­ся» Н. Ва­лад­кя­ви­чю­те (2001), «Ко­рот­кое за­мы­ка­ние» А. Янау­ска­са (2003), «Де­ва Виль­ню­са» Ау­ри­ки и Аль­гир­даса Ся­ля­ни­сов (2000), «Уж­га­ве­нес» Ю. Лей­кай­те (2005). В раз­ных го­ро­дах Л. (Виль­нюс, Кау­нас, Клай­пе­да, Па­не­ве­жис, Шяу­ляй) еже­год­но про­во­дят­ся ме­ж­ду­нар. ки­но­фо­ру­мы «Ки­но па­ва­са­рис» («Вес­на ки­но», с 1995), «Ска­но­ра­ма» (c 2003), ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь ко­рот­ко­мет­раж­но­го ки­но «Тинк­лай» («Се­ти», с 1999). Под­го­тов­ку ки­не­ма­то­гра­фич. кад­ров осу­ще­ст­в­ля­ет Ли­тов. ака­де­мия му­зы­ки и те­ат­ра (ка­фед­ра ки­но и те­ле­ви­де­ния, с 1993), Виль­нюс­ская ака­де­мия ис­кусств (сту­дии ани­ма­ции, 2002).

Цирк

Cо 2-й пол. 19 в. в Л. при­ез­жа­ли на га­ст­ро­ли цир­ки из Рос­сии (цирк Труц­ци, бр. Фер­ро­ни и др.). Не­ред­ко ис­пы­ты­вая ну­ж­ду в по­пол­не­нии ар­ти­стич. со­ста­ва, ино­стран­цы при­ни­ма­ли в обу­че­ние ли­тов. под­ро­ст­ков. Так в 6 лет свою цир­ко­вую карь­е­ру на­чи­нал уро­же­нец г. Виль­но В. К. Яну­шев­ский (см. Ка­дыр-Гу­лям). В кон. 19 в. воз­ник­ли ли­тов. бро­дя­чие ба­ла­га­ны и цир­ки. Сре­ди са­мых из­вест­ных – ша­пи­то В. Чер­няу­ска­са. В 1920–30-х гг. в Л. на­ча­ли ра­бо­тать пе­редвиж­ные цир­ки «Ауш­ра», «Ка­ра­до» (с 1940 «Виль­нюс­ская аре­на») и др. В 1940 соз­дан Ли­тов. цир­ко­вой кол­лек­тив, ко­то­рый рас­пал­ся в пе­ри­од герм. ок­ку­па­ции и во­зоб­но­вил свою дея­тель­ность в 1944 в час­тях 3-го Бе­ло­рус. фрон­та. Он был вклю­чён в со­став Кау­нас­ской фи­лар­мо­нии, где вы­пус­тил про­грам­му «Ри­га – Виль­нюс». В ней уча­ст­во­ва­ли ве­ло­фи­гу­ри­ст­ки Я. Ра­ма­нау­ске­не и В. Стан­ку­те, си­ло­вой жонг­лёр Й. Ра­ма­нау­скас, эк­ви­либ­ри­сты на ка­туш­ках А. Ги­ней­ка и В. Ги­ней­ке­не, муз. экс­центрик А. Мар­ку­нас, ме­та­тель но­жей В. Лат­вис, ко­вёр­ный Ч. Ри­чардс и др. В 1948 кол­лек­тив во­шёл в Цир­кобъ­е­ди­не­ние Гл. управ­ле­ния цир­ка­ми, а в 1957 – в Со­юз­гос­цирк, в 1959 по­лу­чил назв. «Виль­нюс». В раз­ные го­ды здесь ра­бо­та­ли: си­ло­вой жонг­лёр В. И. Ди­куль, жонг­лё­ры-эк­ви­либ­ри­сты З. и В. Чер­няу­скас, дрес­си­ров­щи­ки В. Ва­ря­кое­не, П. Ва­ря­ко­ис, Б. За­бу­кас, возд. гим­на­сты бр. Пут­рюс, эк­ви­либ­рист на сво­бод­ной про­во­ло­ке С. По­же­ри­нис, ве­ло­фи­гу­ри­ст­ки под рук. Т. Пут­ре­не, эк­ви­либ­ри­сты на ка­туш­ках Й. и Г. Стра­дом­скас, на­езд­ни­ца А. За­бу­кай­те, гим­на­ст­ка В. Пик­чю­най­те, ко­вёр­ные Ю. Лы­сен­ко, Л. Ду­дой­тис, Г. Даш­ке­вич и др. В 1965 в Кау­на­се от­крыл­ся «Му­зей-уго­лок Ли­тов­ско­го цир­ка». По­сле 1991 в Л. по­яви­лись ча­ст­ные пе­ре­движ­ные цир­ки. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние так­же по­лу­чи­ли нар. цир­ки: «Жу­вед­ра» (1959, Ку­дир­кос-Нау­ме­стис), «Шип­ся­на» (1976, Ша­кяй) и др. С 1978 (с пе­ре­ры­ва­ми) в г. Ша­кяй про­во­дит­ся ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь «Цир­ко­вые ог­ни».

При­ро­да. Лит.: За­по­вед­ни­ки При­бал­ти­ки и Бе­ло­рус­сии. М., 1989; На­сту­п­ле­ние на бед­ность: Док­лад о ми­ро­вом раз­ви­тии 2000/2001 г. М., 2001; Борь­ба с из­ме­не­ния­ми кли­ма­та: Док­лад о раз­ви­тии че­ло­ве­ка 2007/2008 г. М., 2007.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Vaitkunskienė L. Sidabras senovės Lie­tu­voje. Vilnius, 1981; Michelbertas M. Sena­sis geležies amžius Lietuvoje: I–IV amžius. Vil­nius, 1986; Urbanavičius V., Urbanavičie­nė S. Archeologiniai tyrimai // Lietuvos ar­cheo­lo­gija. Vilnius, 1988. Т. 6: Obelių kapinynas; Riman­tienė R. Nida: senųjų baltų gyvenvietė. Vil­ni­us, 1989; Grigalavičienė E. Žalvario ir anks­tyva­sis geležies am žius Lietuvoje. Vilnius, 1995; Tau­ta­vičius A. Vidurinis geležies am žius Lietu­voje: V– IX amžius. Vilnius, 1996.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: [Пет­ров Н. И., Ма­лы­шев­ский И. И., Го­ро­дец­кий М. И.]. Бе­ло­рус­сия и Лит­ва. Ис­то­ри­че­ские судь­бы Се­ве­ро-За­пад­но­го края. СПб., 1890. Минск, 2004; Łowmiański H. Stu­dja nad początkami społeczeństwa i państwa lite­wskiego. Wilno, 1931–1932. T. 1–2; idem. Studia nad dziejami Wielkiego Ksi­estwa Lite­wskiego. Poznań, 1983; idem. Prusy – Litwa – Krzyżacy. Warsz., 1989; Па­шу­то В. Т. Об­ра­зо­ва­ние Ли­тов­ско­го го­су­дар­ст­ва. М., 1959; Jur­ginis J. Baudžiavos sigalėjimas Lietuvoje. Vilnius, 1962; idem. Renesansas ir humaniz­mas Lietuvoje. Vilnius, 1965; idem. Lietuvos kri­k­štas. Vilnius, 1987; Ochmański J. Litewski ruch narodowo-kulturalny w XIX wieku (do 1890 r.). Białystok, 1965; idem. Biskupstwo wi­leńs­kie w średniowieczu; ustrój i uposażenie. Po­znań, 1972; idem. Litewska granica etniczna na wschodzie od epoki plemiennej do XVI wie­ku. Poznań, 1981; idem. Historia Litwy. Wroc­ław, 1990; Ис­то­рия Ли­тов­ской ССР. Виль­нюс, 1978; Gudavičius E. Kryžiaus karai Pabal­tijyje ir Lietuva XIII a. Vilnius, 1989; idem. Miestų atsiradimas Lietuvoje. Vilnius, 1991; idem. Mindaugas. Vilnius, 1998; idem. Lie­tuvos europėjimo keliais. Vilnius, 2002; Ša­poka A. 1655 metų Kėdainių sutartis, arba šve­dai Lietuvoje 1655–1656 m. Vilnius, 1990; Ivinskis Z. Lietuvos istorija: iki Vytauto Di­džiojo mirties. Vilnius, 1991; Laurinavičius Č. Politika ir diplomatija: lietuvių tautinės val­sty­bės tapsmo ir raidos fragmentai. Kaunas, 1997; Rodkiewicz W. Russian nationality policy in the western provinces of the Empire (1863–1905). Lublin, 1998; Aleksandravičius E., Kulakaus­kas A. Carų valdžioje: XIX a. Lietuva. Vil­nius, 2000; Kiaupa Z., Kiaupienė J., Kun­cevičius A. The history of Lithuania before 1795. Vilnius, 2000; Кен О. Н., Ру­па­сов А. И. По­лит­бю­ро ЦК ВКП(б) и от­но­ше­ния СССР с за­пад­ны­ми со­сед­ни­ми го­су­дар­ст­ва­ми (ко­нец 1920–1930-х гг.): Про­бле­мы. До­ку­мен­ты. Опыт ком­мен­та­рия. СПб., 2000. [Ч. 1: 1928–1934]; Kulakauskas A. Kova už valstiečų sielas. Kau­nas, 2000; Sliesoriu̅nas G. Lietuvos Didžioji Kunigaikštystė vidaus karo išvaka­rėse: didikų grupuočių kova 1690–1697 m. Vilnius, 2000; Staliu̅nas D. Visuomenė be universїteto? Vil­nius, 2000; Rachuba A. Wielkie Ksi­ęstwo Li­tewskie w systemie parlamentarnym Rzeczy­pospolitej w latach 1569–1763. Warsz., 2002; Champonnois S., Labriolle F. de. Dictionnaire historique de la Lettonie. Crozon, 2003; Pet­rau­skas R. Lietuvos diduomenė XIV a. pa­bai­goje – XV a.: sudėtis – struktu̅ra – valdžia. Vilnius, 2003; idem. Ankstyvosios valstybinės struktu̅ros Lietuvoje XIII a. – XV a. pradžio­je // Lietuvos istorijos studijos. Vil­ni­us, 2005. T. 16; Šmigelskytė-Stukienė R. Lie­tuvos Did­žio­sios Kunigaikštystės konfedera­cijos susi­da­rymas ir veikla 1792–1793 m. Vilnius, 2003; Гу­да­ви­чюс Э. Ис­то­рия Лит­вы с древ­ней­ших вре­мен до 1569 г. М., 2005. Т. 1; Bumb­laus­kas A. Senosios Lietuvos istorija (1009–1795). Vilnius, 2005; Ком­зо­ло­ва А. А. По­ли­ти­ка са­мо­дер­жа­вия в Се­ве­ро-За­пад­ном крае в эпо­ху Ве­ли­ких ре­форм. М., 2005; Lietuvos istorija. Vilnius, 2005–2009. T. 1–2, 4, 12. [Da­lis] 1; За­пад­ные ок­раи­ны Рос­сий­ской им­пе­рии. М., 2006; Тра­ге­дия Лит­вы: 1941–1944: Сбор­ник ар­хив­ных до­ку­мен­тов о пре­сту­п­ле­ни­ях ли­тов­ских кол­ла­бо­ра­цио­ни­стов в го­ды Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. М., 2006; Зуб­ко­ва Е. Ю. При­бал­ти­ка и Кремль. 1940–1953. М., 2008; Lietuvos valstybės susiku̅rimas еuropiniame kon­tekste. Vilnius, 2008.

Хо­зяй­ст­во. Лит.: Mačys G. Regionų ekonomika, politika ir valdymos Lietuoje. Vilnius, 2006; Lietuvos ekonomika ir visuomenė. Vilnius, 2007.

Спорт. Лит.: Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь по фи­зи­че­ской куль­ту­ре и спор­ту. М., 1962. Т. 2; Шах­ма­ты. Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. М., 1990; Бокс. Эн­цик­ло­пе­дия / Сост. Н. Н. Та­ра­то­рин. М., 1998; Боль­шая олим­пий­ская эн­цик­ло­пе­дия. М., 2006. Т. 1; Ква­сков В. Б. 100 лет рос­сий­ско­го бас­кет­бо­ла. М., 2006; Пар­сонс Дж. Боль­шая эн­цик­ло­пе­дия тен­ни­са / При уча­стии Г. Уон­ке. М., 2008.

Ли­те­ра­ту­ра. Изд.: Ли­тов­ские по­эты XIX в. М.; Л., 1962; Ли­тов­ские по­эты XX в. Л., 1971; Ан­то­ло­гия ли­тов­ской со­вет­ской по­эзии. Виль­нюс, 1980; Ли­тов­ские по­вес­ти. М., 1980.

Лит.: Lebedys J. Senoji lietuvių literatu̅ra. Vil­nius, 1977; Kubilius V. XX amžiaus lietuvių lyrika. Vilnius, 1982; Auryla V. Lietuvių vai­kų literatu̅ra. Vilnius, 1986; Lietuvių egzodo lite­ra­tu̅ra 1945–1990. Čikaga, 1992; Jackie­wicz M. Literatura polska na Litwie XVI–XX wieku. Olsztyn, 1993; XX amžiaus lietuvių literatu̅ra. Vilnius, 1994; Viliu̅nas G. Literatu̅rinis gyve­nimas nepriklausomoje Lietuvoje (1918–1940). Vilnius, 1998; Лав­ри­нец П. М. Рус­ская ли­те­ра­ту­ра Лит­вы: XIX – пер­вая по­ло­ви­на XX вв. Виль­нюс, 1999; Еф­ре­мов Г. И. Звезд­ный век [О ли­тов­ской по­эзии XX в.] // Друж­ба на­ро­дов. 2000. № 4; Lietuvių literatu̅ros enciklope­dija. Vilnius, 2001; Lietuvių literatu̅ros isto­rija: XIX amžius. Vilnius, 2001; Naujausioji li­etuvių literatu̅ra (1988–2002). Vilnius, 2003; Ulčinaitė E., Jovaišas A. Lietuvių literatu̅ros istorija: XIII–XVIII amžius. Vilnius, 2003; Sprindytë J. Prozos bu̅senos, 1988–2005. Vil­nius, 2006; Да­ги­те Э., Страу­кай­те Д. Пи­са­те­ли Со­вет­ской Лит­вы: Био­биб­лио­гра­фи­че­ский сло­варь. Виль­нюс, 1978.

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Лит.: Architektu̅ros paminklai. Vilnius, 1970–. T. 1–; Буд­рей­ка Э. Ар­хи­тек­ту­ра Со­вет­ской Лит­вы. Л., 1971; Чер­вон­ная С. М., Бо­гда­нас К. А. Ис­кус­ст­во Лит­вы. Л., 1972; Ли­тов­ская гра­фи­ка. Виль­нюс, 1972; Ясю­лис Л. Изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во Ли­тов­ской ССР. М., 1978; Глем­жа И.-Р. И. Па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры Лит­вы. Л., 1978; Яну­лай­тис К.-А. По Не­ма­ну в Лит­ве. М., 1979; Мин­кя­ви­чюс Й. Но­вая ар­хи­тек­ту­ра Лит­вы. Виль­нюс, 1982; XX a. lietuvių dailės istorija / Ed. I. Kor­sa­kaitė. Vilnius, 1982–1990. T. 1–3; Ка­зя­кя­ви­чюс В. Лит­ва. Виль­нюс, 1983; 300 па­мят­ни­ков куль­ту­ры. Виль­нюс, 1984; Ma­tušakai­te M. Portretas XVI–XVIII a. Lietuvoje. Vil­nius, 1984; Lietuvos architektu̅ros istorija. Vilnius, 1987–2000–. T. 1–3–; Лит­ва. Крат­кая эн­цик­ло­пе­дия. Виль­нюс, 1989; Lietuva / Ed. V. Ma­ciu̅nas. Vilnius, 1990; Шле­вис Г. Пра­во­слав­ные хра­мы Лит­вы. Виль­нюс, 2006.

Му­зы­ка. Лит.: Га­уд­ри­мас Ю. Му­зы­каль­ная куль­ту­ра Со­вет­ской Лит­вы. 1940–1960. Л., 1961; он же. Из ис­то­рии ли­тов­ской му­зы­ки. М., 1964–1978. Т. 1–3; он же. Ком­по­зи­то­ры и му­зы­ко­ве­ды Со­вет­ской Лит­вы. Виль­нюс, 1978.

Те­атр. Лит.: Lietuvių teatras 1918–1929. Vilnius, 1981; Са­ка­лау­скас Т. Мо­но­ло­ги. Жизнь Миль­ти­ни­са. Виль­нюс, 1987; Lietuvių teatro istorija. [1929–1990]. Vilnius, 2000–2009. [T. 1–4]; Mar­cinkevičiu̅tė R. E. Nekrošius: erdvė už žo­džių. Vilnius, 2002; The theatre of O. Koršu­no­vas: interviews and articles. Vilnius, 2002; Šabasevičienė D. Teatro piligrimas: režisie­ria­us J. Vaitkaus ku̅rybos kontu̅rai. Vilnius, 2007; Li­thuanian theater. Vilnius, 2009.

Ба­лет. Лит.: Ruzgaitė A. Lietuvižko baleto kelias. Vil­nius, 1964; Motieju̅naitė L. M. Juozapaitytė. Vilnius, 1969; Lietuvių tarybinis teatras, 1940–1956. Vilnius, 1979; Lietuvių teatras 1918–1929. Vilnius, 1981; Gulbinaitė L. Akimirkos vaikai. Vilnius, 1996; Lietuvių teatro istorija. [1929–1990]. Vilnius, 2000–2009. [T. 1–4]; Bruve­ris J. Lietuvos nacionalinis operos ir baleto teatras. Vilnius, 2006; Šabasevičius H. Šokiu išsakytas gyvenimas. Balerinos L. Aškelovičiu̅tės ku̅ry­bos bruožai. Vilnius, 2008; idem. A concise history of Lithuanian ballet. Vilnius, 2009.

Ки­но. Лит.: Маль­це­не М. Ки­но­ис­кус­ст­во Со­вет­ской Лит­вы. М., 1971; Malcienė M. Lietuvių kino istorijos apybraiža, 1919–1970. Vilnius, 1974; Ли­тов­ское ки­но// Ис­то­рия со­вет­ско­го ки­но. М., 1975–1978. Т. 3–4; Tapinas L. Lietuvos kinematografininkai. Vilnius, 1986.

Вернуться к началу