КАРАЧА́ЕВО-ЧЕРКЕ́СИЯ

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 13. Москва, 2009, стр. 89

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. Н. Петрушина (Природа), М. Д. Горячко, П. И. Пучков (Население), А. Ю. Скаков (Исторический очерк: археология),  С. И. Асхаков (Исторический очерк: история); >>

КАРАЧА́ЕВО-ЧЕРКЕ́СИЯ (Ка­ра­чае­во-Чер­кес­ская Рес­пуб­ли­ка), субъ­ект Рос. Фе­де­ра­ции. Рас­по­ло­же­на на юге Ев­роп. час­ти Рос­сии. Вхо­дит в Юж. фе­де­раль­ный ок­руг. Пл. 14,3 тыс. км2. Нас. 428,7 тыс. чел. (2007; 285,0 тыс. чел. в 1959, 415,0 тыс. чел. в 1989). Сто­ли­ца – г. Чер­кесск. Адм.-терр. де­ле­ние: 9 рай­онов, 4 го­ро­да, 7 пос. гор. ти­па.

Органы государственной власти

Сис­те­ма ор­га­нов гос. вла­сти рес­пуб­ли­ки оп­ре­де­ля­ет­ся Кон­сти­ту­ци­ей РФ и Кон­сти­ту­ци­ей Ка­ра­чае­во-Чер­кес. Рес­пуб­ли­ки (1996). Гос. власть в К.-Ч. осу­ще­ст­в­ля­ют пре­зи­дент, Нар. со­б­ра­ние (пар­ла­мент), пра­ви­тель­ст­во, иные ор­га­ны, пре­ду­смот­рен­ные Кон­сти­ту­ци­ей рес­пуб­ли­ки. Пре­зи­дент К.-Ч. яв­ля­ет­ся выс­шим долж­но­ст­ным ли­цом и гла­вой ис­пол­нит. вла­сти. Граж­да­нин РФ на­де­ля­ет­ся пол­но­мо­чия­ми пре­зи­ден­та рес­пуб­ли­ки Нар. со­б­ра­ни­ем по пред­став­ле­нию Пре­зи­ден­та РФ. Кон­сти­ту­ци­ей рес­пуб­ли­ки пре­ду­смот­ре­на долж­ность ви­це-пре­зи­ден­та. Нар. со­б­ра­ние Ка­ра­чае­во-Чер­кес. Рес­пуб­ли­ки – по­сто­ян­но дей­ст­вую­щий выс­ший за­ко­но­дат. и пред­ста­вит. ор­ган. Со­сто­ит из 73 де­пу­та­тов, из­би­рае­мых на ос­но­ве все­об­ще­го рав­но­го и пря­мо­го из­би­рат. пра­ва при тай­ном го­ло­со­ва­нии сро­ком на 5 лет. Пра­ви­тель­ст­во – по­сто­ян­но дей­ст­вую­щий выс­ший ис­пол­нит. ор­ган гос. вла­сти. Пред. пра­ви­тель­ст­ва на­зна­ча­ет­ся на долж­ность пре­зи­ден­том рес­пуб­ли­ки с со­гла­сия Нар. со­б­ра­ния.

Природа

Рель­еф. К.-Ч. рас­по­ло­же­на в зап. час­ти Пред­кав­ка­зья и сев. мак­ро­скло­на Боль­шо­го Кав­ка­за. Для рель­е­фа ха­рак­тер­на слож­ность и ярус­ность при об­щем подъ­ё­ме тер­ри­то­рии с се­ве­ра на юг от 400 м (до­ли­на р. Ку­бань) до 5642 м (го­ра Эль­брус, на гра­ни­це с Ка­бар­ди­но-Бал­ка­ри­ей, выс­шая точ­ка Рос­сии).

Гора Домбай-Ульген. Фото М. Н. Петрушиной

Бóльшую часть тер­ри­то­рии за­ни­ма­ют гор­ные хреб­ты сис­те­мы Боль­шо­го Кав­ка­за. На се­ве­ро-вос­то­ке рас­по­ло­же­ны Сы­чё­вы го­ры (выс. до 852 м) – ос­тан­цы раз­мы­той куэ­сты (Ле­си­сто­го хреб­та). Юж­нее про­тя­ги­ва­ют­ся Па­ст­бищ­ный хре­бет (в вост. час­ти име­ет на­зва­ния Дарь­ин­ский и Бор­гу­стан­ский), выс. до 1500 м, и Ска­ли­стый хре­бет (2644 м, го­ра Ма­лый Бер­ма­мыт), раз­де­лён­ные про­доль­ной меж­гор­ной кот­ло­ви­ной. Хреб­ты асим­мет­рич­ны: име­ют по­ло­гие се­вер­ные и кру­тые ко­рот­кие юж. скло­ны. Сев. скло­ны Ска­ли­сто­го хреб­та про­ре­за­ны кань­о­но­об­раз­ны­ми до­ли­на­ми, юж­ные ос­лож­не­ны круп­ны­ми об­ва­ла­ми, осы­пя­ми, ополз­ня­ми. Раз­ви­ты кар­сто­вые фор­мы рель­е­фа. Юж­нее рас­по­ло­же­ны ши­ро­кая Се­ве­ро-Юр­ская де­прес­сия (800–2000 м) с хо­ро­шо раз­ра­бо­тан­ны­ми по­пе­реч­ны­ми тер­ра­си­ро­ван­ны­ми до­ли­на­ми рек и с пла­то Бе­ча­сын (ср. выс. 2000–2300 м) на вос­то­ке. К югу от Се­ве­ро-Юр­ской де­прес­сии про­тя­ги­ва­ет­ся сред­не­гор­но-вы­со­ко­гор­ный Пе­ре­до­вой хре­бет с вер­ши­на­ми вы­ше 3000 м (Уруп, Кын­гыр-Чад). На край­нем юге под­ни­ма­ют­ся вы­со­ко­гор­ные Бо­ко­вой хре­бет (с наи­выс­шей зап. вер­ши­ной Эль­бру­са) и Глав­ный, или Во­до­раз­дель­ный, хре­бет Боль­шо­го Кав­ка­за выс. до 4046 м (Дом­бай-Уль­ген, выс­шая точ­ка За­пад­но­го Кав­ка­за), раз­де­лён­ные Шту­лин­ской де­прес­си­ей. Хреб­ты кру­то­с­клон­ные, силь­но и глу­бо­ко рас­чле­нён­ные, с совр. и ре­лик­то­вы­ми фор­ма­ми гор­но-лед­ни­ко­во­го рель­е­фа; скло­ны ос­лож­не­ны осып­ны­ми, об­валь­ны­ми, ла­вин­ны­ми ко­ну­са­ми. Мно­го удоб­ных пе­ре­ва­лов (Клу­хор­ский, Ма­рух­ский и др.). До­ли­ны круп­ных рек в го­рах пре­им. чёт­ко­вид­ные: меж­гор­ные кот­ло­ви­ны (Дом­бай­ская, Ар­хыз­ская, Те­бер­дин­ская и др.) при пе­ре­се­че­нии хреб­тов сме­ня­ют­ся бо­лее уз­ки­ми ущель­я­ми. Реч­ная сеть не­ред­ко име­ет ко­лен­ча­тый ри­су­нок. Не­боль­шие пло­ща­ди на се­ве­ре за­ни­ма­ет воз­вы­шен­ная ал­лю­ви­аль­ная Вос­точ­но-Ку­бан­ская на­клон­ная рав­ни­на, пред­став­лен­ная тер­ра­са­ми рек Ку­бань (до 11 тер­рас), Боль­шой Зе­лен­чук, Ма­лый Зе­лен­чук.

На тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки, осо­бен­но в го­рах, ак­тив­ны раз­но­об­раз­ные эк­зо­ген­ные про­цес­сы: сход ла­вин и се­лей, ополз­ни и эро­зия. В го­рах за год схо­дит ок. 8 тыс. ла­вин, в т. ч. 800 – в бас­сей­не р. Те­бер­да. Объ­ём ги­гант­ских ла­вин дос­ти­га­ет 1 млн. м3. Из­вест­ны се­ле­вые оча­ги с еди­но­врем. вы­но­сом на­но­сов до 100–500 тыс. м3, ре­же до 2 млн. м3.

Восточно-Кубанская равнина. На заднем плане – Эльбрус. Фото М. Н. Петрушиной

Гео­ло­ги­че­ское строе­ние и по­лез­ные ис­ко­пае­мые. Тер­ри­то­рия К.-Ч. на­хо­дит­ся в пре­де­лах склад­ча­то-по­кров­ной сис­те­мы Боль­шо­го Кав­ка­за Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го под­виж­но­го поя­са. Ла­би­но-Мал­кин­ская тек­то­нич. зо­на сев.-зап. скло­на Боль­шо­го Кав­ка­за (Ле­си­стый, Па­ст­бищ­ный и Ска­ли­стый хреб­ты, а так­же раз­де­ляю­щие и об­рам­ляю­щие их внут­ри­гор­ные впа­ди­ны) сло­же­на на­клон­но за­ле­гаю­щи­ми шель­фо­вы­ми тер­ри­ген­ны­ми и кар­бо­нат­ны­ми от­ло­же­ния­ми (гли­ны, пес­ча­ни­ки, алев­ро­ли­ты, ар­гил­ли­ты, мер­ге­ли, из­вест­ня­ки, до­ло­ми­ты), воз­раст ко­то­рых уве­ли­чи­ва­ет­ся с се­ве­ра на юг – от мио­це­но­во­го до ран­не­юр­ско­го. Зо­на Пе­ре­до­во­го хреб­та об­ра­зо­ва­на в осн. па­лео­зой­ски­ми тер­ри­ген­ны­ми и вул­ка­но­ген­ны­ми по­ро­да­ми, про­рван­ны­ми позд­не­па­ле­о­зой­ски­ми и ме­зо­зой­ски­ми ин­тру­зия­ми гра­ни­тов, дио­ри­тов и габб­ро; на край­нем вос­то­ке (пла­то Бе­ча­сын) в строе­нии зо­ны при­ни­ма­ют уча­стие па­лео­зой­ские кри­стал­лич. слан­цы, ам­фи­бо­ли­ты, гней­сы. Осе­вая зо­на (Бо­ко­вой и Глав­ный, или Во­до­раз­дель­ный, хреб­ты) сло­же­на про­те­ро­зой­ски­ми ме­та­мор­фич. по­ро­да­ми, про­рван­ны­ми ин­тру­зия­ми па­лео­зой­ских гра­ни­тои­дов. Про­яв­лен нео­ген-чет­вер­тич­ный вул­ка­низм (Эль­брус). Гор­ная К.-Ч. – об­ласть ин­тен­сив­ной сейс­мич­но­сти.

Осн. бо­гат­ст­во недр К.-Ч. со­став­ля­ют мед­ные ру­ды (Уруп­ская груп­па мед­но-кол­че­дан­но-по­ли­ме­тал­лич. ме­сто­ро­ж­де­ний, ру­ды ко­то­рых так­же со­дер­жат зо­ло­то, се­реб­ро, ко­бальт) и це­мент­ные из­вест­ня­ки (Дже­гу­тин­ское ме­сто­ро­ж­де­ние и др.). Име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния руд вольф­ра­ма (Кти-Те­бер­дин­ское), свин­ца и цин­ка (Да­ут­ское), ура­на, а так­же ка­мен­но­го уг­ля (Кя­фар­ское и др.) и при­род­ных стро­ит. ма­те­риа­лов (гра­ни­ты, ан­де­зи­ты, мра­мо­ры, гли­ны, гипс, пес­ча­но-гра­вий­но-ва­лун­ные сме­си и др.). К.-Ч. об­ла­да­ет зна­чит. за­па­са­ми под­зем­ных вод: пре­сных, ми­не­раль­ных (ок. 10 ме­сто­ро­ж­де­ний, на ба­зе ко­то­рых функ­цио­ни­ру­ет баль­нео­ло­гич. ку­рорт Те­бер­да), тер­маль­ных (Чер­кес­ское ме­сто­ро­ж­де­ние).

Кли­мат. При­род­ные ус­ло­вия гл. обр. бла­го­при­ят­ны для жиз­ни на­се­ле­ния. На рав­ни­не кли­мат уме­рен­но кон­ти­нен­таль­ный; в го­рах вы­ра­же­на вы­сот­ная кли­ма­тич. зо­наль­ность, ус­лож­нён­ная ме­ст­ны­ми оро­гра­фич. ус­ло­вия­ми; боль­шую роль в фор­ми­ро­ва­нии ме­ст­но­го кли­ма­та иг­ра­ют гор­но-до­лин­ные вет­ры и фё­ны (40–75 дней в год).

На рав­ни­не ср. темп-ры ян­ва­ря от –3 до –4 °С (бы­ва­ют мо­ро­зы до –33 °С); ию­ля 21–22 °С (мак­си­маль­ные 38–40 °С). С вы­со­той ср. темп-ры по­ни­жа­ют­ся от 0,4 °С/100 м в ян­ва­ре до 0,6 °С/100 м в ию­ле. Вы­ше 2000 м ср. темп-ры ян­ва­ря ме­ня­ют­ся от –5,7 °С до –10 °С, ав­гу­ста (са­мо­го тё­п­ло­го ме­ся­ца) – от 12,9 до 0 °С. На рав­ни­не вы­па­да­ет 500–700 мм осад­ков в год, на выс. 2000–2600 м – 2000–2500 мм, вы­ше 3600 м – ок. 2000 мм. Наи­мень­шее сред­не­го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков ха­рак­тер­но для днищ до­лин и меж­гор­ных кот­ло­вин (500–600 мм). Б. ч. осад­ков вы­па­да­ет ле­том, в вы­со­ко­горь­ях до­ля жид­ких осад­ков со­став­ля­ет ме­нее 30%. Для рав­нин­ной час­ти зи­мой ти­пич­ны от­те­пе­ли, вес­ной и осе­нью за­мо­роз­ки, силь­ные вет­ры (до 30 м/с), ту­ма­ны, го­ло­лёд, не­ред­ки гро­зы (до 37 дней в го­ду).

Чис­ло дней со снеж­ным по­кро­вом от 50 на рав­ни­не до 130–300 и бо­лее в го­рах. На рав­ни­не снеж­ный по­кров обыч­но ма­ло­мощ­ный и не­ус­той­чи­вый. Ср. мощ­ность снеж­но­го по­кро­ва в вы­со­ко­горь­ях дос­ти­га­ет 1,9–3,6 м, на пе­ре­ва­лах – 4,4 м. Вы­со­та сне­го­вой ли­нии со­став­ля­ет 3400–3520 м. Св. 400 лед­ни­ков об­щей пл. ок. 188 км2, в т. ч. в бас­сей­не р. Те­бер­да 56,5 км2. По ко­ли­че­ст­ву пре­об­ла­да­ют ка­ро­вые и ви­ся­чие лед­ни­ки (70% от об­ще­го чис­ла), по пло­ща­ди – до­лин­ные; круп­ней­шие – Ама­на­уз­ский (пл. 7,1 км2, дли­на 4,8 км), Кю­кюрт­лю (пл. 6,6 км2, дли­на 7,5 км). Лед­ни­ки от­сту­па­ют со ско­ро­стью 0,4–13,8 м в год. С 1975 по 2000 пло­щадь оле­де­не­ния умень­ши­лась на 18 км2, в т. ч. в бас­сей­не р. Те­бер­да на 4,9 км2.

Долина реки Теберда. Фото М. Н. Петрушиной

Внут­рен­ние во­ды. К.-Ч. от­но­си­тель­но бо­га­та вод­ны­ми ре­сур­са­ми. Сред­не­го­до­вой объ­ём реч­но­го сто­ка дос­ти­га­ет 5823 млн. м3; мо­дуль сто­ка уве­ли­чи­ва­ет­ся от 2 л/с с 1 км2 и ме­нее на рав­ни­не до 80 л/с с 1 км2 в вы­со­ко­горь­ях. Б. ч. рек (за ис­клю­че­ни­ем рек вост. час­ти, при­над­ле­жа­щих сис­те­ме р. Ку­ма) от­но­сят­ся к бас­сей­ну р. Ку­бань. Её осн. ле­вые при­то­ки – Те­бер­да, Ма­лый Зе­лен­чук, Боль­шой Зе­лен­чук, Уруп, Боль­шая Ла­ба – име­ют гл. обр. сме­шан­ное пи­та­ние с пре­об­ла­да­ни­ем лед­ни­ко­во­го (39%) и до­ж­де­во­го (30%); в ре­жи­ме рек пре­об­ла­да­ет ве­сен­не-лет­ний сток (до 77%) с мак­си­му­мом в ию­не – ав­гу­сте. Не­ред­ко па­вод­ки вы­зы­ва­ют на­вод­не­ния; напр., в 2002 бы­ла за­то­п­ле­на часть на­се­лён­ных пунк­тов в до­ли­не р. Ку­бань. Для мн. рек ха­рак­тер­ны вы­со­кая ско­рость те­че­ния (до 3 м/с), низ­кие темп-ры во­ды. В го­рах мно­го жи­во­пис­ных во­до­па­дов (Али­бек­ский, Чух­чур­ские и др.).

Алибекский водопад. Фото М. Н. Петрушиной

Св. 370 не­боль­ших озёр раз­но­го ге­не­зи­са в осн. рас­по­ло­же­ны в вы­со­ко­горь­ях. Пре­об­ла­да­ют мо­рен­но-за­пруд­ные озё­ра, в т. ч. круп­ней­шее Клу­хор­ское (0,17 км2), Го­лу­бое Му­руд­жин­ское, Ама­на­уз­ское, Ба­дук­ские озё­ра, Ка­ра-Кёль; есть так­же ка­ро­вые, кар­сто­вые и ла­вин­ные озё­ра (Ту­ман­лы-Кёль). В ре­зуль­та­те де­гра­да­ции оле­де­не­ния по­яв­ля­ют­ся но­вые при­лед­ни­ко­вые озё­ра. Для вы­со­ко­гор­ных озёр ти­пич­ны низ­кие темп-ры во­ды, про­дол­жи­тель­ный ле­до­став (9–10 мес), бед­ный ор­га­ни­че­ский мир. В лес­ном поя­се на­блю­да­ет­ся об­ме­ле­ние и за­рас­та­ние озёр. В рав­нин­ной час­ти про­тя­ги­ва­ет­ся Боль­шой Став­ро­поль­ский ка­нал, соз­да­но круп­ное на­лив­ное Ку­бан­ское во­до­хра­ни­ли­ще (574 млн. м3).

Поч­вы, рас­ти­тель­ный и жи­вот­ный мир. Поч­вен­но-рас­тит. по­кров раз­но­об­ра­зен. В рав­нин­ной час­ти в ко­рен­ном рас­тит. по­кро­ве пре­об­ла­да­ли раз­но­трав­но-дер­но­вин­но-зла­ко­вые сте­пи на юж. кар­бо­нат­ных чер­но­зё­мах и бо­га­тые раз­но­трав­но-зла­ко­вые лу­го­вые сте­пи на чер­но­зё­мах ти­пич­ных, ны­не пре­им. рас­па­хан­ные. Для до­лин круп­ных рек ти­пич­ны пой­мен­ные ле­са и кус­тар­ни­ки на ал­лю­ви­аль­ных поч­вах, зла­ко­во-раз­но­трав­ные лу­га, мес­та­ми за­бо­ло­чен­ные на лу­го­во-бо­лот­ных поч­вах. В го­рах чёт­ко вы­ра­же­на вы­сот­ная по­яс­ность. Ха­рак­тер­но ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние гор­ных ле­сов. Ле­си­стость со­став­ля­ет 30%, об­щий за­пас дре­ве­си­ны на кор­ню 89 млн. м3 (2003). На выс. 400–1200 м раз­ви­ты пред­гор­но-низ­ко­гор­ные ле­са на тём­но-се­рых лес­ных поч­вах и бу­ро­зё­мах, пред­став­лен­ные до выс. 800 м ду­бо­вы­ми, вы­ше – бу­ко­вы­ми (бук вос­точ­ный, граб кав­каз­ский) ле­са­ми с пло­до­вы­ми де­ревь­ями (алы­ча, яб­ло­ня, гру­ша и др.) во вто­ром яру­се и кус­тар­ни­ка­ми (ки­зил, смо­ро­ди­на и др.) в под­лес­ке. Вы­ше рас­про­стра­не­ны сме­шан­ные ши­ро­ко­ли­ст­вен­но-хвой­ные (из бу­ка вос­точ­но­го и тем­но­хвой­ных по­род) и хвой­ные ле­са из со­сны обык­но­вен­ной и крюч­ко­ва­той (ок. 2/3 всех хвой­ных ле­сов), ели вос­точ­ной и пих­ты Норд­ма­на на бу­ро­зё­мах. В под­лес­ке раз­ви­ты ро­до­ден­д­рон жёл­тый, чер­ни­ка кав­каз­ская, из­ред­ка встре­ча­ют­ся ре­лик­то­вые кус­тар­ни­ки (лав­ро­виш­ня кус­тар­ни­ко­вая, па­дуб кав­каз­ский); в верх­них час­тях поя­са к хвой­ным по­ро­дам при­ме­ши­ва­ют­ся бе­рё­зы, клён Тра­ут­фет­те­ра, ря­би­на, че­рё­му­ха и др. У гра­ни­цы ле­са (выс. 1800–2400 м) в мес­тах по­вы­шен­но­го сне­го­на­ко­п­ле­ния и схо­да ла­вин ти­пич­ны бе­рё­зо­вые (бе­рё­за Лит­ви­но­ва) и бу­ко­вые кри­во­ле­сья. Верх­няя гра­ни­ца ле­са обыч­но фес­тон­ча­тая. До 2600 м рас­по­ло­жен по­яс суб­аль­пий­ских лу­гов и кус­тар­ни­ков с за­рос­ля­ми ро­до­ден­д­ро­на на тор­фя­ни­стых гор­но-лу­го­вых поч­вах, пред­став­лен­ных на сев. скло­нах вы­со­ко­травь­ем, на юж­ных – раз­но­трав­но-зла­ко­вы­ми и зла­ко­вы­ми (ов­ся­ни­ца Во­ро­но­ва, кос­тёр пё­ст­рый, вей­ник тро­ст­ни­ко­вид­ный и др.) лу­га­ми. Вы­ше рас­по­ло­жен по­яс аль­пий­ских низ­ко­трав­ных зла­ко­во-раз­но­трав­ных и осо­ко­вых лу­гов на аль­фе­гу­му­со­вых ог­ле­ен­ных поч­вах. Гор­ные лу­га, об­ла­даю­щие вы­со­кой био­ло­гич. про­дук­тив­но­стью (до 48 ц/га – суб­аль­пий­ские лу­га, до 20 ц/га – аль­пий­ские), ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся под па­ст­би­ща и се­но­ко­сы. Суб­ни­валь­ный по­яс с раз­ре­жен­ной рас­ти­тель­но­стью и уча­ст­ка­ми аль­пий­ских пус­то­шей раз­вит на выс. 2900–3500 м; вы­ше сме­ня­ет­ся гля­ци­аль­но-ни­валь­ным поя­сом. На скло­нах юж. экс­по­зи­ции и в дни­щах меж­гор­ных кот­ло­вин ло­каль­но рас­про­стра­не­ны ин­тра­зо­наль­ные сте­пи (с пре­об­ла­да­ни­ем тип­ча­ка во­ло­си­сто­го, бо­ро­да­ча кро­во­оста­нав­ли­ваю­ще­го) и на­гор­но-ксе­ро­фит­ная рас­ти­тель­ность (мож­же­вель­ник длин­но­ли­ст­ный, ас­т­ра­гал зо­ло­ти­стый, бар­ба­рис обык­но­вен­ный и др.).

Фло­ра и фау­на К.-Ч. от­ли­ча­ют­ся вы­со­ким раз­но­об­ра­зи­ем и эн­де­миз­мом. В со­став фло­ры толь­ко Те­бер­дин­ско­го за­по­вед­ни­ка вхо­дит св. 1260 ви­дов выс­ших со­су­ди­стых рас­те­ний, из них 235 эн­де­ми­ков Кав­ка­за. Из­вест­но 25 «крас­но­книж­ных» ви­дов рас­те­ний и гри­бов (тис ягод­ный, бе­реск­лет кар­ли­ко­вый, шаф­ран до­лин­ный, пи­он Вит­ма­на, ли­лия Кес­сель­рин­га и др.); сре­ди эн­де­мич­ных для Кав­ка­за ви­дов рас­те­ний – ро­до­ден­д­рон кав­каз­ский, пи­он кав­каз­ский, кра­сав­ка кав­каз­ская, ман­жет­ка дом­бай­ская, тюль­пан Лип­ско­го, смо­лёв­ка ку­бан­ская, а так­же пер­во­цвет поч­ко­ли­ст­ный – эн­де­мик до­ли­ны р. Те­бер­да. В ле­сах мно­го ди­корас­ту­щих пло­до­вых (гру­ша, яб­ло­ня, алы­ча, об­ле­пи­ха, ши­пов­ник и др.), оре­хо­п­лод­ных, ле­кар­ст­вен­ных рас­те­ний.

Из пред­ста­ви­те­лей жи­вот­но­го ми­ра К.-Ч. в Крас­ную кни­гу РФ вне­се­ны 27 ви­дов по­зво­ноч­ных жи­вот­ных, в т. ч. кав­каз­ская вы­дра, кав­каз­ская лес­ная кош­ка; на Ар­хыз­ском уча­ст­ке Те­бер­дин­ско­го за­по­вед­ни­ка ох­ра­ня­ет­ся уни­каль­ная по­пу­ля­ция кав­каз­ско-бе­ло­веж­ско­го зуб­ра (св. 50 го­лов). В К.-Ч. мно­го эн­де­ми­ков Кав­ка­за: кав­каз­ский крот, про­ме­тее­ва по­лёв­ка, за­пад­но­кав­каз­ский тур, га­дю­ка Ка­зна­ко­ва и др.; из птиц – кав­каз­ский улар, кав­каз­ский те­те­рев и др. В сте­пях встре­ча­ют­ся ли­си­ца, за­яц-ру­сак, обык­но­вен­ная сле­пу­шон­ка, степ­ная га­дю­ка; в ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сах оби­та­ют бла­го­род­ный олень, ка­бан, бу­рый мед­ведь, волк, в хвой­ных – рысь (под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния), гор­но­стай и др. Для суб­аль­пий­ско­го поя­са ти­пич­ны ту­ры, сер­на, про­ме­тее­ва и снеж­ная по­лёв­ки, кав­каз­ский те­те­рев, ка­мен­ная ку­ро­пат­ка и др. В аль­пий­ском поя­се оби­та­ют ту­ры, сер­на, кав­каз­ский улар, аль­пий­ская гал­ка и др.

Со­стоя­ние и ох­ра­на ок­ру­жаю­щей сре­ды. Ланд­шаф­ты К.-Ч., осо­бен­но рав­нин­ные степ­ные, пред­гор­ные и низ­ко­гор­ные лес­ные, силь­но из­ме­не­ны че­ло­ве­ком. Пе­ре­вы­пас до­маш­не­го ско­та, рас­паш­ка, ле­со­за­го­тов­ки, до­бы­ча по­лез­ных ис­ко­пае­мых, рек­ре­ац. дея­тель­ность и др. при­ве­ли к ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию на­ру­шен­ных тер­ри­то­рий, в т. ч. пол­но­стью пре­об­ра­зо­ван­ных зе­мель (до 10% площа­ди К.-Ч.). Ок. 80% рав­нин­ной час­ти ис­поль­зу­ет­ся под с. х-во (паш­ня, за­ле­жи, се­но­ко­сы, са­ды и ого­ро­ды), св. 9% – как се­ли­теб­ные зем­ли, ок. 5,6% – под гид­ро­тех­нич. со­ору­же­ния. Ко­рен­ные ле­са во мно­гих мес­тах вы­руб­ле­ны и за­ме­ще­ны вто­рич­ны­ми лу­га­ми, мел­ко­ли­ст­вен­ны­ми ле­са­ми и ред­ко­лесь­я­ми, за­рос­ля­ми кус­тар­ни­ков. В ле­сах час­ты вет­ро­ва­лы и по­жа­ры. Верх­няя гра­ни­ца ле­са ло­каль­но сни­же­на на 150–300 м из-за ин­тен­сив­но­го вы­па­са ско­та. В нач. 21 в. в ре­зуль­та­те вы­руб­ки ле­сов, вы­па­са и др. ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись се­ле­вые оча­ги в лес­ной зо­не. Вслед­ст­вие пе­ре­вы­па­са мн. паст­би­ща за­со­ре­ны вред­ны­ми и ядо­ви­ты­ми для ско­та тра­ва­ми; сни­зи­лись ви­до­вое раз­но­об­ра­зие и уро­жай­ность тра­во­стоя гор­ных лу­гов.

В свя­зи с про­цес­са­ми де­гра­да­ции зе­мель на б. ч. тер­ри­то­рии К.-Ч. сло­жи­лась уме­рен­но ост­рая эко­ло­гич. си­туа­ция, в рай­онах, при­ле­гаю­щих к го­ро­дам, – ост­рая в ре­зуль­та­те за­гряз­не­ния вод­ной и возд. сре­ды. Осн. за­гряз­ни­те­лем воз­ду­ха яв­ля­ет­ся ав­то­мо­биль­ный транс­порт (св. 300 тыс. т вы­бро­сов в год); вы­бро­сы за­гряз­няю­щих ве­ществ от ста­цио­нар­ных ис­точ­ни­ков со­став­ля­ют 16 тыс. т (2005); объ­ём за­гряз­нён­ных сточ­ных вод 53 млн. м3 (2005), наи­боль­ший сброс за­гряз­нён­ных сто­ков (67%) про­из­во­дят пром. пред­при­ятия г. Чер­кесск.

Сис­те­ма ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий, за­ни­маю­щих ок. 41% пло­ща­ди К.-Ч., пред­став­ле­на не­боль­шим уча­ст­ком био­сфер­но­го Кав­каз­ско­го за­по­вед­ни­ка (в со­ста­ве объ­ек­та Зап. Кав­каз вклю­чён в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия), био­сфер­ным Те­бер­дин­ским за­по­вед­ни­ком, Да­ут­ским зоо­ло­гич. за­каз­ни­ком фе­де­раль­но­го зна­че­ния и 15 ре­гио­наль­ны­ми за­каз­ни­ка­ми (Дам­хурц, Эль­бур­ган­ский, Ар­хыз­ский и др.), 74 па­мят­ни­ка­ми при­ро­ды – бо­та­ни­че­ски­ми (ро­щи ти­са ягод­но­го, Бу­ко­вый лес и др.), гео­ло­го-гео­мор­фо­ло­ги­че­ски­ми (Коль­цо-Го­ра, ска­ла Ка­тер, пе­ще­ра «Ло­го­во ве­ли­ка­на» и др.), ланд­шафт­ны­ми (Рим-Го­ра, уще­лье Ади­юх), гид­ро­ло­ги­че­ски­ми (во­до­пад «Чёр­то­ва мель­ни­ца», оз. Хур­ла-Кёль, Да­ут­ские ис­точ­ни­ки и др.). В пре­де­лах К.-Ч. рас­по­ло­же­на часть осо­бо ох­ра­няе­мо­го эко­ло­го-ку­рорт­но­го ре­гио­на Кав­каз­ские Ми­не­раль­ные Во­ды.

Население

Осн. на­се­ле­ние К.-Ч. со­став­ля­ют ка­ра­ча­ев­цы (38,5%) и чер­ке­сы (11,3%). Про­жи­ва­ют так­же рус­ские (34,2%; в т. ч. тер­ские ка­за­ки 0,6%), аба­зи­ны (7,4%), но­гай­цы (3,4%), осе­ти­ны (0,8%), ук­ра­ин­цы (0,8%), ар­мя­не (0,7%), та­та­ры (0,5%), че­чен­цы (0,4%), цы­га­не (0,2%), бе­ло­ру­сы (0,2%), аб­ха­зы (0,1%), ады­гей­цы (0,1%), бал­кар­цы (0,1%), гру­зи­ны (0,1%), нем­цы (0,1%) и др.

Тра­ди­ци­он­ный для К.-Ч. вы­со­кий ес­теств. при­рост на­се­ле­ния в 1990-е гг. со­кра­тил­ся (8,8 на 1000 жит., 1990; 2,6 на 1000 жит., 1995); к нач. 21 в. сме­нил­ся не­зна­чит. убы­лью на­се­ле­ния (0,7 на 1000 жит., 2000). С 2004 на­блю­да­ет­ся не­боль­шой ес­теств. при­рост на­се­ле­ния: ро­ж­дае­мость (11,7 на 1000 жит., 2006) не­зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет смерт­ность (11,4 на 1000 жит.). До­ля жен­щин 53,6%. До­ля на­се­ле­ния мо­ло­же тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (до 16 лет) 19,9%, стар­ше тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та 18,0%. Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 70,2 го­да (од­на из са­мых вы­со­ких в РФ; в т. ч. муж­чи­ны – 64,4, жен­щи­ны – 76,0). С нач. 2000-х гг. ха­рак­те­рен ми­грац. от­ток насе­ле­ния (67 на 10 тыс. жит., 2006), в осн. в Став­ро­поль­ский и Крас­но­дар­ский края. Ср. плот­ность нас. 30,0 чел./км2 (2007). Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны сев. и сев.-вост. рай­оны К.-Ч. Гор. нас. 44,0% (2007; 48,6% в 1989). Св. 1/4 нас. про­жи­ва­ет в Чер­кес­ске (116,3 тыс. чел., 2007). Др. го­ро­да (тыс. чел.): Усть-Дже­гу­та (31,1), Ка­ра­ча­евск (20,3), Те­бер­да (7,4).

Религия

На тер­ри­то­рии К.-Ч. дей­ству­ют 10 кон­фес­сий (2006). В рес­пуб­ли­ке за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­ны 106 об­щин му­суль­ман-сун­ни­тов, вхо­дя­щих в Ду­хов­ное управ­ле­ние му­суль­ман Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии и Став­ро­по­лья, 22 об­щи­ны Рус. пра­во­слав­ной церк­ви (Став­ро­поль­ская и Вла­ди­кав­каз­ская епар­хия), 8 об­щин еван­гель­ских хри­сти­ан-бап­ти­стов, 3 об­щи­ны хри­сти­ан ве­ры еван­гель­ской – пя­ти­де­сят­ни­ков; дву­мя об­щи­на­ми пред­став­ле­ны сви­де­те­ли Ие­го­вы и Меж­ду­нар. об-во соз­на­ния Криш­ны; иу­даи­сты, Ар­мян­ская апо­столь­ская цер­ковь, ад­вен­ти­сты седь­мо­го дня и Еван­ге­ли­че­ско-лю­те­ран­ская цер­ковь Рос­сии име­ют по од­ной об­щи­не.

Исторический очерк

Могильник Мощевая балка. Фрагмент шёлковой ткани. 8–9 вв. Эрмитаж (С.-Петербург).

Древ­ней­шие сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти на тер­ри­то­рии совр. К.-Ч. от­но­сят­ся к эпо­хе Му­стье и пред­став­ле­ны отд. на­ход­ка­ми. К верх­не­му па­лео­ли­ту и ме­зо­ли­ту от­но­сит­ся сто­ян­ка Яво­ра, к не­оли­ту – сто­ян­ка на р. Овеч­ка. Ран­ний брон­зо­вый век пред­став­лен па­мят­ни­ка­ми май­коп­ской куль­ту­ры; 3–2-е тыс. до н. э. – мно­го­чис­л. кур­ган­ны­ми мо­гиль­ни­ка­ми се­ве­ро­кав­каз­ской куль­ту­ры, а так­же (2-е тыс.) – верх­не­ку­бан­ско­го ва­ри­ан­та се­ве­ро­кав­каз­ской ка­та­комб­ной куль­ту­ры. Для 2-й пол. 2-го тыс. вы­де­ля­ет­ся при­ку­бан­ский очаг Кав­каз­ской ме­тал­лур­ги­че­ской про­вин­ции (вы­яв­ле­ны и сле­ды мед­ных руд­ни­ков 2–1-го тыс.), из­вест­ны па­мят­ни­ки про­то­ко­бан­ско­го пе­рио­да. В кон. 2-го тыс. здесь по­я­ви­лись но­си­те­ли зап. ва­ри­ан­та ко­бан­ской куль­ту­ры (мо­гиль­ник Эш­ка­кон, гор­ные по­се­ле­ния с сим­мет­рич­ной пла­ни­ров­кой). Для 1-й пол. 1-го тыс. наи­бо­лее ха­рак­тер­ны по­гре­бения в скле­пах (Те­ре­зе) и ка­мен­ных ящи­ках (Ин­жич-Чу­кун, Ис­прав­ная), из­вест­ны по­се­ле­ния, кла­ды (Кя­фар). В 6–5 вв. по­яв­ля­ют­ся па­мят­ни­ки, со­че­таю­щие тра­ди­ции ко­бан­ской, скиф­ской куль­тур и кол­хид­ской куль­ту­ры (Ка­ра­ба­шев­ский кур­ган). Для позд­не­го пе­рио­да ко­бан­ской куль­ту­ры (6–4 вв. до н. э.) в вер­ховь­ях Ку­ба­ни вы­де­ля­ет­ся ло­каль­ный ва­ри­ант.

Городище Нижний Архыз, могильник Подорванная балка. Ящик с крышкой. Дерево. 8–9 вв. Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник имени Г. Н. Прозрит...

Сар­мат­ский пе­ри­од (с 3 в. до н. э.) пред­став­лен го­ро­ди­ща­ми, скле­по­вы­ми и грун­то­вы­ми по­гре­бе­ния­ми, про­сле­жи­ва­ет­ся влия­ние со сто­ро­ны ме­от­ской ар­хео­ло­ги­че­ской куль­ту­ры, со 2–3 вв. н. э. по­яв­ля­ют­ся и по­гре­бе­ния в ка­та­ком­бах (под кур­га­на­ми и без них), свя­зы­вае­мые с ала­на­ми. По тер­ри­то­рии К.-Ч. про­хо­дил один из важ­ных пу­тей, свя­зы­ваю­щих Сев. Кав­каз и При­чер­но­мо­рье, вхо­див­ший в сис­те­му Ве­ли­ко­го шёл­ко­во­го пу­ти. Тер­ри­то­рия совр. К.-Ч., по-ви­ди­мо­му, вхо­ди­ла в зо­ну, кон­тро­ли­ро­вав­шую­ся гун­на­ми, за­тем 1-м Тюрк. ка­га­на­том и Зап. Тюрк. ка­га­на­том (см. Тюрк­ский ка­га­нат), Ха­зар­ским ка­га­на­том. К ха­зар­ско­му вре­ме­ни (4-я четв. 1-го тыс.) от­но­сят­ся Ху­ма­рин­ское го­ро­ди­ще, счи­таю­щее­ся ха­зар­ской кре­по­стью; алан­ский мо­гиль­ник Мо­ще­вая бал­ка и др., из­вест­ные уни­каль­ной со­хран­но­стью из­де­лий из ор­га­нич. ма­те­риа­лов, в т. ч. им­порт­ных тка­ней; с бол­га­ра­ми свя­зы­ва­ют об­на­ру­жен­ные на го­ро­ди­щах фун­да­мен­ты, рас­смат­ри­вае­мые как ос­но­ва­ния для ус­та­нов­ки юрт. В вы­со­ко­го­рье об­на­ру­же­ны ран­не­сред­не­ве­ко­вые ацан­гуа­ры – по­ме­ще­ния с за­го­на­ми для ско­та.

В 1-й четв. 2-го тыс. зем­ли совр. К.-Ч. вхо­ди­ли в со­став гос-ва Ала­ния. Од­ну из его сто­лиц со­от­но­сят с го­ро­ди­щем Ниж­ний Ар­хыз, где со­хра­ни­лись 3 ка­мен­ных кре­сто­во-ку­поль­ных хра­ма, по­стро­ен­ные при уча­стии ви­зант. мас­те­ров. Со­хра­ни­лись так­же хри­сти­ан­ские хра­мы на го­рах Сен­ты (по­стро­ен в 965) и Шоа­на. Яр­ки­ми па­мят­ни­ка­ми то­го вре­ме­ни яв­ля­ют­ся так­же го­ро­ди­ща Кя­фар и Рим-Го­ра. Из­вест­ны тюрк. ру­ни­че­ские и греч. над­пи­си, ка­мен­ные ста­туи, кур­ган­ные мо­гиль­ни­ки 12 в., свя­зы­вае­мые с кип­ча­ка­ми.

Нижняя Теберда. Сентинский храм Богородицы, погребение 1. Накладка или подвеска. Золото, перегородчатая эмаль. 11 в. Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-зап...

Со 2-й четв. 13 в. тер­ри­то­рия совр. К.-Ч. вхо­ди­ла в со­став Зо­ло­той Ор­ды. К 14 в. от­но­сит­ся кир­пич­ный мав­зо­лей у г. Усть-Дже­гу­та. Монг.-тат. на­ше­ст­вие, а за­тем за­вое­ват. по­хо­ды ср.-ази­ат. пра­ви­те­ля Ти­му­ра в 1395–96 при­ве­ли к ис­треб­ле­нию зна­чит. час­ти на­се­ле­ния, дру­гая его часть бы­ла уг­на­на в раб­ст­во на Вос­ток, лишь не­зна­чит. груп­пы су­ме­ли уй­ти в го­ры, к от­ро­гам Эль­бру­са.

Ка­ра­чай, не­смот­ря на ма­ло­чис­лен­ность, пред­став­лял со­бой осо­бое эт­но­по­ли­тич. об­ра­зо­ва­ние. За­ко­но­дат. власть осу­ще­ст­в­ля­ло Нар. со­б­ра­ние (Халкъ джыйы­лыу). Гла­вой ис­пол­нит. вла­сти яв­лял­ся пра­ви­тель (ва­лий), он же ко­ман­до­вал опол­че­ни­ем и ми­ли­ци­ей. Су­деб­ную власть осу­ще­ст­в­лял суд – тё­ре. Ар­хео­ло­га­ми изу­ча­лись мо­гиль­ни­ки ка­ра­ча­ев­цев 14–18 вв.

На­чи­ная с 15 в. эт­но­по­ли­тич. кар­та на тер­ри­то­рии совр. К.-Ч. ме­ня­лась. В ча­ст­но­сти, в это вре­мя сю­да ста­ли про­ни­кать но­гай­цы при­ку­бан­ской и беш­тау­гор­ской групп, ко­че­вав­шие по до­ли­нам рек Боль­шой и Ма­лый Зе­лен­чук, а так­же вос­точ­нее вер­ховь­ев Ку­ба­ни. Ис­сле­до­ван мо­гиль­ник но­гай­цев 16–18 вв. (Бай­тал-Чап­кан). В 1-й трети 17 и нач. 18 вв. по­яви­лись но­вые груп­пы но­гай­цев, по­се­лив­ших­ся по ле­во­бе­ре­жью Ку­ба­ни и в ок­ре­ст­но­стях совр. г. Чер­кесск. На про­тя­же­нии 18 – 1-й пол. 19 вв. но­гай­цы пе­ре­хо­ди­ли к осед­ло­му об­ра­зу жиз­ни. В кон. 16 – нач. 17 вв. адыг­ские пле­ме­на (по­зд­нее со­ста­вив­шие ос­но­ву фор­ми­ро­ва­ния чер­ке­сов) ста­ли рас­се­лять­ся на тер­ри­то­рии совр. Чер­ке­сии. Су­ще­ст­вен­ное влия­ние на эт­нич. кар­ту К.-Ч. ока­за­ли аба­зи­ны, ко­то­рые к сер. 18 в. за­ни­ма­ли ра­йо­ны по ре­кам Боль­шой и Ма­лый Зе­лен­чук, Ма­лая Ла­ба, Уруп и Ку­бань.

Ос­но­вой об­ществ. уст­рой­ст­ва всех на­ро­дов Ка­ра­чая и Чер­ке­сии в 18 – сер. 19 вв. бы­ла со­сед­ская об­щи­на. У чер­ке­сов и аба­зин чле­ны об­щин име­ли рав­ные пра­ва, в оди­на­ко­вой сте­пе­ни поль­зо­ва­лись зе­мель­ны­ми и па­ст­бищ­ны­ми угодь­я­ми, пра­вом го­ло­са на нар. со­б­ра­ни­ях. Од­на­ко вла­дель­цы ау­лов феод. пра­ва рас­про­стра­ня­ли на под­вла­ст­ные им се­ле­ния.

В нач. 19 в. Ка­ра­чай пред­став­лял со­бой управ­ляе­мые князь­я­ми и знат­ны­ми уз­де­ня­ми Ду­ут­ское и за­ви­си­мое от не­го Те­бер­дин­ское, а так­же Карт­джурт­ское, или Кы­лиа­нов­ское, Уч­ку­лан­ское, Хур­зук­ское об­ще­ст­ва и др. В 1825, в хо­де Кав­каз­ской вой­ны 1817–64, на тер­ри­то­рии совр. К.-Ч. воз­ник­ла пер­вая ка­за­чья ста­ни­ца – Ба­тал­па­шин­ская. 25.6(7.7).1826 ген.-м. кн. П. Д. Гор­ча­ков под­пи­сал с Ка­ра­ча­ем до­го­вор о ней­тра­ли­те­те. В свя­зи с на­ча­лом рус.-тур. вой­ны 1828–29 для ук­ре­п­ле­ния рос. по­зи­ций в ре­гио­не бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на во­ен. экс­пе­ди­ция рос. войск на Ка­ра­чай. 20.10(1.11).1828 в 12-ча­со­вом сра­же­нии у го­ры Ха­сау­ка рос. вой­ска под ко­манд. ко­ман­дую­ще­го рос. вой­ска­ми на Кавк. ли­нии ген. от кав. Г. А. Эм­ма­ну­эля на­нес­ли по­ра­же­ние ка­ра­ча­ев­ско­му опол­че­нию. 21.10(2.11).1828 близ ау­ла Карт-Джурт де­ле­га­ция ка­ра­ча­ев­ских вер­хов во гла­ве с ва­ли­ем под­пи­са­ла про­ше­ние о при­ня­тии ка­ра­ча­ев­цев в рос. под­дан­ст­во. По Ад­риа­но­поль­ско­му ми­ру 1829 Ос­ман­ская им­пе­рия при­зна­ла вхо­ж­де­ние Ка­ра­чая в со­став Рос. им­пе­рии. С 1820-х гг. тер­ри­то­рия совр. К.-Ч. на­хо­ди­лась в адм. под­чи­не­нии нач. Пра­во­го кры­ла Кавк. ли­нии, с 1840 б. ч. Ка­ра­чая под­чи­ня­лась нач. Цен­тра Кавк. ли­нии. В 1834 соз­да­но Ка­ра­ча­ев­ское при­став­ст­во, управ­ляе­мое ли­цом, на­зна­чае­мым рос. ко­ман­до­ва­ни­ем. В 1848 к не­му при­сое­ди­не­ны не­ко­то­рые аба­зин­ские ау­лы. В 1856–57 на тер­ри­то­рии Ка­ра­чая су­ще­ст­во­ва­ло ещё од­но Те­бер­дин­ское при­став­ст­во. Для ох­ра­ны юж. гра­ниц на Кав­ка­зе рос. пра­ви­тель­ст­во при­ня­ло ре­ше­ние о мас­со­вом пе­ресе­ле­нии на Кавк. ли­нию ка­за­ков. На тер­ри­то­рии совр. К.-Ч. бы­ли ос­но­ва­ны ка­за­чьи ста­ни­цы Хо­пёр­ско­го пол­ко­во­го ок­ру­га: на Боль­шом Зе­лен­чу­ке – Сто­ро­же­вая (1858), Ис­прав­ная (1858), Зе­лен­чук­ская (1859); на Ма­лом Зе­лен­чу­ке – Кар­до­ник­ская (1859); на Уру­пе – Пре­град­ная (1860); на Ку­ба­ни – Усть-Дже­гу­тин­ская (1861), Крас­но­гор­ская (1861) и др. Кон. 1850-х – нач. 1860-х гг. бы­ли от­ме­че­ны ак­тив­ным му­хад­жир­ст­вом, в т. ч. с тер­ри­то­рии совр. К.-Ч., под­дер­жи­вае­мым рос. пра­ви­тель­ст­вом. В ча­ст­но­сти, Рос. им­пе­рию по­ки­ну­ли 307 тыс. чер­ке­сов, бо­лее 180 тыс. но­гай­цев и др.

В 1860–1918 зна­чит. часть зе­мель совр. К.-Ч. вхо­ди­ла в со­став Ку­бан­ской об­лас­ти, где со­став­ля­ла Верх­не­ку­бан­ское при­став­ст­во (1861–64; об­ра­зо­ва­но слия­ни­ем Ка­ра­ча­ев­ско­го при­став­ст­ва с при­став­ст­вом тох­та­мыш­ских ау­лов), Верх­не­ку­бан­ский окр. (1864–66), Эль­брус­ский, Зе­лен­чук­ский и Уруп­ский ок­ру­га (1866–1869/70), с 1869/70 Ба­тал­па­шин­ский у. (с 1888 от­дел).

На­чи­ная с сер. 1860-х гг. на тер­ри­то­рии совр. К.-Ч. про­ве­де­ны су­деб­ная ре­фор­ма (1866), ре­фор­ма на­ло­го­об­ло­же­ния (1866) и кре­сть­ян­ская ре­фор­ма (1868), от­ме­нив­шая кре­по­ст­ное пра­во. Ады­га­ми, аба­зи­на­ми и но­гай­ца­ми здесь бы­ло ос­но­ва­но бо­лее 30 ау­лов. Пе­ре­ход к вла­де­нию зем­лёй на об­щин­ном пра­ве окон­ча­тель­но за­кре­пил их осед­лость. Ка­ра­ча­ев­цы так­же ос­но­ва­ли но­вые по­се­ле­ния, в т. ч. Те­бер­дин­ское (1868), Сен­тин­ское (1870), Ка­мен­но­мо­ст­ское (1870), Ма­рин­ское (1875), Дже­гу­тин­ское (1883).

Вхо­ж­де­ние в со­став Рос­сии спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­ры гор­цев. К кон. 19 в. от­носит­ся за­ро­ж­де­ние ка­ра­ча­ев­ской нац. ин­тел­ли­ген­ции, что бы­ло свя­за­но с тем, что гор­цы по­лу­чи­ли дос­туп, хо­тя и ог­ра­ни­чен­ный, в рос. свет­ские учеб­ные за­ве­де­ния. В про­све­ще­ние ре­гио­на боль­шой вклад внёс из­вест­ный об­ществ. дея­тель, ху­дож­ник и по­эт И. П. Крым­шам­ха­лов. К 1-й четв. 20 в. от­но­сит­ся на­ча­ло про­све­ти­тель­ской дея­тель­но­сти У. Алие­ва, Н. То­ко­ва, И. Ка­ра­чай­лы (Ху­бие­ва) и др.

В апр. – мае 1918 тер­ри­то­рия совр. К.-Ч. вхо­ди­ла в со­став Ку­бан­ской сов. рес­пуб­ли­ки, в мае – ию­ле 1918 – Ку­ба­но-Чер­но­мор­ской сов. рес­пуб­ли­ки, в ию­ле – сент. 1918 – Сев.-Кавк. сов. рес­пуб­ли­ки. В сент. 1918 за­ня­та вой­ска­ми бе­лых ар­мий. С янв. 1919 по март 1920 эта тер­ри­то­рия на­хо­ди­лась под кон­тро­лем ВСЮР. В кон­це мар­та 1920 вос­ста­нов­ле­на сов. власть. 20.1.1921 тер­ри­то­рия совр. К.-Ч. вклю­че­на в Гор­скую АССР, в со­ста­ве ко­то­рой был об­ра­зо­ван Ка­ра­ча­ев­ский окр. Дек­ре­том ВЦИК от 12.1.1922 об­ра­зо­ва­на Ка­ра­чае­во-Чер­кес. АО. В февр. – окт. 1924 она вхо­ди­ла в со­став Юго-Вост. об­лас­ти, с окт. 1924 – Сев.-Кавк. края РСФСР. По­ста­нов­ле­ни­ем ВЦИК от 26.4.1926 Ка­ра­чае­во-Чер­кес. АО раз­де­ле­на на Ка­ра­ча­ев­скую АО и Чер­кес. нац. окр. (с 30.4.1928 Чер­кес. АО), при этом на­се­лён­ные ка­за­ка­ми Ба­тал­па­шин­ский и Зе­лен­чук­ский р-ны бы­ли вклю­че­ны в со­став Ар­ма­вир­ско­го окр. (с 1928 в со­ста­ве Чер­кес. АО) Сев.-Кавк. края (с 1937 – Орд­жо­ни­кид­зев­ский край, с 1943 – Став­ро­поль­ский край). В 1929 от­кры­то дви­же­ние по ж.-д. ли­нии Не­вин­но­мыс­ская – Ба­тал­па­шин­ская Се­ве­ро-Кав­каз­ских же­лез­ных до­рог, в 1940 – по ли­нии Чер­кесск – Усть-Дже­гу­та Орд­жо­ни­кид­зев­ской ж. д. В Вел. Отеч. вой­ну в хо­де Бит­вы за Кав­каз 1942–43 (с 12.8.1942 по 17.1.1943) Ка­ра­ча­ев­ская и Чер­кес­ская ав­то­ном­ные об­лас­ти бы­ли ок­ку­пи­ро­ва­ны герм. вой­ска­ми. 12.10.1943 Ука­зом Пре­зи­диу­ма ВС СССР Ка­ра­ча­ев­ская АО уп­разд­ня­лась, а ка­ра­ча­ев­цы (ок. 70 тыс. чел.) 2.11.1943 де­пор­ти­ро­ва­ны в рес­пуб­ли­ки Ср. Азии. Ми­коя­нов­ский и Уч­ку­лан­ский рай­оны быв. Ка­ра­ча­ев­ской АО бы­ли пе­ре­да­ны из РСФСР в со­став Груз. ССР, где был об­ра­зо­ван но­вый Клу­хор­ский р-н, при­ну­ди­тель­но за­се­ляе­мый гру­зи­на­ми. Часть Пре­град­нен­ско­го р-на бы­ла пе­ре­да­на в со­став Мос­тов­ско­го р-на Крас­но­дар­ско­го края, ос­таль­ные рай­оны (Зе­лен­чук­ский, Усть-Дже­гу­тин­ский и Ма­ло­ка­ра­ча­ев­ский) вклю­че­ны в со­став Став­ро­поль­ско­го края. По­ста­нов­ле­ни­ем Пре­зи­диу­ма ВС СССР от 9.1.1957 го­су­дар­ст­вен­ность ка­ра­ча­ев­цев вос­ста­нов­ле­на, об­ра­зо­ва­на еди­ная Ка­ра­чае­во-Чер­кес. АО с цен­тром в г. Чер­кесск в со­ста­ве Став­ро­поль­ско­го края РСФСР.

30.11.1990 Со­вет нар. де­пу­та­тов Ка­ра­чае­во-Чер­кес. АО при­нял ре­ше­ние о пре­об­ра­зо­ва­нии об­лас­ти в Ка­ра­чае­во-Чер­кес. ССР в со­ста­ве РСФСР. Это ре­ше­ние бы­ло за­кре­п­ле­но по­ста­нов­ле­ни­ем ВС РСФСР от 3.7.1991. ВС рес­пуб­ли­ки ут­вер­дил (16.10.1992) её совр. на­зва­ние, что бы­ло за­кре­п­ле­но За­ко­ном РФ от 25.12.1992. Кон­сти­ту­ция Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии при­ня­та 5.3.1996.

Хозяйство

К.-Ч. вхо­дит в Се­ве­ро-Кав­каз­ский эко­но­мич. р-н. Объ­ём пром. про­дук­ции (об­ра­ба­ты­ваю­щие про­из­вод­ст­ва, до­бы­ча по­лез­ных ис­ко­пае­мых, про­из-во и рас­пре­де­ле­ние элек­тро­энер­гии, га­за и во­ды) по стои­мо­сти в 1,3 раза пре­вы­ша­ет объ­ём с.-х. про­дук­ции (2006). В эко­но­ми­ке Рос­сии К.-Ч. вы­де­ля­ет­ся про­из-вом це­мен­та (4,5% рос. про­из-ва) и ла­ко­кра­соч­ных ма­те­риа­лов (1,4%); К.-Ч. – один из рос. ли­де­ров по по­го­ло­вью овец и коз (3,5%), про­из-ву шер­сти (2,5%).

Струк­ту­ра ВРП по ви­дам эко­но­мич. дея­тель­но­сти (2005, %): сель­ское и лес­ное хо­зяй­ст­во 23,2, об­ра­ба­ты­ваю­щие про­из­вод­ст­ва 21,1, оп­то­вая и роз­нич­ная тор­гов­ля, разл. бы­то­вые ус­лу­ги 15,4, строи­тель­ст­во 7,6, опе­ра­ции с не­дви­жи­мым иму­ще­ст­вом, арен­да и ус­лу­ги 6,7, гос. управ­ле­ние и обес­пе­че­ние во­ен. без­опас­но­сти, обя­за­тель­ное со­ци­аль­ное обес­пе­че­ние 6,7, здра­во­охра­не­ние и со­ци­аль­ные ус­лу­ги 6,3, транс­порт и связь 5,6, об­ра­зо­ва­ние 5,2, др. от­рас­ли 2,2. Со­от­но­ше­ние пред­при­ятий по фор­мам соб­ст­вен­но­сти (по чис­лу ор­га­ни­за­ций; %, 2006): ча­ст­ная 65,1, му­ни­ци­паль­ная 13,0, гос. 10,3, об­ществ. и ре­лиг. ор­га­ни­за­ций (объ­е­ди­не­ний) 8,7, про­чие фор­мы соб­ст­вен­но­сти 2,9.

Эко­но­ми­че­ски ак­тив­ное нас. 198 тыс. чел., из них св. 80% за­ня­то в эко­но­ми­ке. Струк­ту­ра за­ня­то­сти (%): сель­ское и лес­ное хо­зяй­ст­во 22,6, об­ра­ба­ты­ваю­щие про­из­вод­ст­ва 15,9, оп­то­вая и роз­нич­ная тор­гов­ля, разл. бы­то­вые ус­лу­ги 12,9, об­ра­зо­ва­ние 11,7, здра­во­охра­не­ние и со­ци­аль­ные ус­лу­ги 6,5, транс­порт и связь 5,8, строи­тель­ст­во 4,3, опе­ра­ции с не­дви­жи­мым иму­ще­ст­вом 3,6, пре­до­став­ле­ние др. ком­му­наль­ных, со­ци­аль­ных и пер­со­наль­ных ус­луг 3,2, про­из-во и рас­пре­де­ле­ние элек­тро­энер­гии, га­за и во­ды 2,8, гос­ти­нич­ный и рес­то­ран­ный биз­нес 1,4, до­бы­ча по­лез­ных ис­ко­пае­мых 1,0, др. ви­ды дея­тель­но­сти 8,3. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы 19,4%. Де­неж­ные до­хо­ды на ду­шу на­се­ле­ния 11,7 тыс. руб. в ме­сяц (дек. 2007; ок. 60% от сред­не­го по РФ); ок. 20% нас. име­ет до­хо­ды ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма.

Про­мыш­лен­ность. Объ­ём пром. про­дук­ции 11,4 млрд. руб. (2006), в т. ч. 62,8% при­хо­дит­ся на об­ра­ба­ты­ваю­щие про­из­вод­ст­ва, 30,0% – на про­из-во и рас­пре­де­ле­ние элек­тро­энер­гии, га­за и во­ды, 7,2% – на до­бы­чу по­лез­ных ис­ко­пае­мых. Струк­ту­ра об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти (%): пи­ще­вая пром-сть 42,8, пром-сть стро­ит. ма­те­риа­лов 31,5, хи­мич. пром-сть 11,9, ма­ши­но­строе­ние 8,6, цел­лю­лоз­но-бу­маж­ное про­из-во и по­ли­гра­фич. дея­тель­ность 2,7, др. от­рас­ли 2,5.

В не­боль­ших объ­ё­мах до­бы­ва­ют мед­ные ру­ды (Уруп­ская груп­па мед­но-кол­че­дан­но-по­ли­ме­тал­лич. ме­сто­ро­ж­де­ний близ пос. Мед­но­гор­ский); раз­ра­бот­ку ве­дёт Уруп­ский гор­но-обо­га­тит. ком­би­нат (вхо­дит в Ураль­скую гор­но-ме­тал­лур­гич. ком­па­нию; 15,6 тыс. т мед­но­го кон­цен­тра­та, 2006). Ве­дёт­ся так­же до­бы­ча при­род­ных стро­ит. ма­те­риа­лов (гра­ни­ты, мра­мо­ры, гли­ны, гипс, пес­ча­но-гра­вий­но-ва­лун­ные сме­си и др.), ми­нер. вод (ок. 10 ме­сто­ро­ж­де­ний, в т. ч. Те­бер­дин­ское).

Про­из-во элек­тро­энер­гии 1,2 млрд. кВт·ч (2006); ус­та­нов­лен­ная мощ­ность элек­тро­стан­ций 400 тыс. кВт. Осн. про­из­во­ди­те­ли – Зе­лен­чук­ские ГЭС (на р. Боль­шой Зе­лен­чук и её при­то­ках; мощ­ность ок. 160 МВт; в со­ста­ве ком­па­нии «Гид­ро­ОГК»), ма­лые ГЭС. Стро­ит­ся (2008) Верх­не-Крас­но­гор­ская ма­лая ГЭС.

Ма­ши­но­стро­ит. пред­при­ятия про­из­во­дят хо­ло­диль­ное обо­ру­до­ва­ние («Хо­лод­маш»), низ­ко­вольт­ную ап­па­ра­ту­ру (за­вод НВА), элек­трич. со­еди­ни­те­ли («Кас­кад») – все в Чер­кес­ске.

Хи­мич. пром-сть пред­став­ле­на рас­по­ло­жен­ны­ми в Чер­кес­ске хи­ми­че­ским ПО им. З. С. Ца­хи­ло­ва (круп­ный рос. про­из­во­ди­тель ши­ро­ко­го ас­сор­ти­мен­та ла­ко­кра­соч­ных ма­те­риа­лов; табл. 1) и за­во­дом ре­зинотех­нич. из­де­лий (про­дук­ция для под­виж­но­го ж.-д. со­ста­ва; а так­же клеи, гер­ме­ти­ки).

Таб­ли­ца 1. Ос­нов­ные ви­ды про­мыш­лен­ной про­дук­ции
 19901995200020052006
 Лакокрасочные материалы, тыс. т 315 50,7 43,3 11,011,5
 Цемент, тыс. т2754,31074,61153,71891,0 2475,2
 Строительный кирпич, млн. условных кирпичей121 37,322,618,1 20,2
 Минеральные воды, млн. л2,11,729,4 286,0 357,0
 Сахар-песок, тыс. т50,434,3 9,5 19,023,8 

Пред­при­ятия пром-сти стро­ит. ма­те­риа­лов вы­пус­ка­ют це­мент, ке­ра­мич. из­де­лия, кир­пич и др.; круп­ный про­из­во­ди­тель – «Кав­каз­це­мент» (Чер­кесск; вхо­дит в «Ев­ро­це­мент групп»). Стро­ит­ся (2008) це­мент­ный за­вод в Уруп­ском р-не и др.

Продукция компании «Висма» – минеральная вода «Архыз». ЗАО «Висма»

Осн. на­прав­ле­ние спе­циа­ли­за­ции пи­ще­вой пром-сти – роз­лив ми­нер. вод (ок. 12% рос. про­из-ва, 2006). Круп­ные про­из­во­ди­те­ли: компания «Вис­ма» (Зе­лен­чук­ский р-н; ми­нер. сто­ло­вая во­да «Ар­хыз»), кор­по­ра­ция «Ка­мос» (Ка­ра­ча­евск; во­ды «Ка­мос», «Ка­мос це­леб­ная», «Те­бер­да», «Дом­бай»). Дей­ст­ву­ют са­хар­ный за­вод (пос. Эр­кен-Ша­хар Ады­ге-Хабль­ско­го р-на; один из круп­ней­ших в быв. СССР), пив­за­вод (Ка­ра­ча­евск).

Гл. пром. центр – Чер­кесск.

Сель­ское хо­зяй­ст­во. Стои­мость с.-х. про­дук­ции 8,5 млрд. руб. (2006), в т. ч. 57% при­хо­дит­ся на про­дук­цию жи­вот­но­вод­ст­ва. Пло­щадь с.-х. уго­дий 5,0 тыс. км2 (35% тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки), из них паш­ня за­ни­ма­ет ок. 30%. Вы­ра­щи­ва­ют зер­но­вые (46,2% по­сев­ных пло­ща­дей, в т. ч. пше­ни­цу, ку­ку­ру­зу), тех­ни­че­ские (20,1%, в т. ч. са­хар­ную свёк­лу, под­сол­неч­ник), кор­мо­вые (17,4%) куль­ту­ры, кар­то­фель и ово­ще-бах­че­вые (16,3%; табл. 2). Са­до­вод­ст­во (яб­ло­ня, гру­ша, алы­ча). Раз­ви­то мя­со-мо­лоч­ное ско­то­вод­ст­во, ов­це­вод­ст­во (раз­ве­де­ние по­лу­тон­ко­рун­ных и гру­бо­шёр­ст­ных по­род; табл. 3, 4), пти­це­вод­ст­во и ко­не­вод­ст­во. Пре­об­ла­да­ет вы­пас ско­та на гор­ных па­ст­би­щах.

Боль­шая часть с.-х. уго­дий от­но­сит­ся к зем­лям с.-х. ор­га­ни­за­ций (ок. 86%); фер­мер­ские (кре­сть­ян­ские) хо­зяй­ст­ва за­ни­ма­ют 7,9%, в лич­ном поль­зо­ва­нии гра­ж­дан – 5,9%. Св. 2/3 с.-х. про­дук­ции К.-Ч. про­из­во­дит­ся в хо­зяй­ст­вах на­се­ле­ния, ок. 21% – в с.-х. ор­га­ни­за­ци­ях. Осн. про­из­во­ди­те­ли зер­на (72,8%), се­мян под­сол­неч­ни­ка (73,5%) и ово­щей (53,9%) – с.-х. ор­га­ни­за­ции. На хо­зяй­ст­ва на­се­ле­ния при­хо­дит­ся б. ч. про­из-ва кар­то­фе­ля (90%) и мо­ло­ка (св. 80%). Круп­ней­шее с.-х. пред­при­ятие – те­п­лич­ный ком­би­нат «Юж­ный» (г. Усть-Дже­гу­та; ово­щи).

Таб­ли­ца 2. Ос­нов­ные ви­ды про­дук­ции рас­те­ние­вод­ст­ва, тыс. т
 19901995200020052006
 Зерно202,3 160,0 133,5 87,3 90,7
 Сахарная свёкла 399,7193,780,867,9124,1
 Семена подсолнечника3,6 10,75,7 6,27,3
 Картофель 169,4153,5158,5216,4 178,9
 Овощи39,2 24,746,765,066,4
 Плоды и ягоды15,113,1 2,518,612,6 

Таб­ли­ца 3. По­го­ло­вье ско­та, тыс. го­лов
 19901995200020052006
 Крупный рогатый скот272,7 165,8 131,6 153,1204,2
 Свиньи24,014,115,4 17,5 16,3
 Овцы и козы764,1501,2 289,1 541,1 688,3

Таб­ли­ца 4. Ос­нов­ные ви­ды про­дук­ции жи­вот­но­вод­ст­ва
 19901995200020052006
 Скот и птица на убой, тыс. т39,822,516,7 17,218,7
 Молоко, тыс. т188,4145,8148,2144,8 188,5 
 Яйца, млн. шт. 135,893,072,4 72,4 78,9 
 Шерсть, т 2847,01480,0800,01037,01217,0

Сфе­ра ус­луг. Один из ак­тив­но раз­ви­ваю­щих­ся сек­то­ров – ту­ризм. К.-Ч. – один из рос. рай­онов гор­но­го ту­риз­ма, гор­но­лыж­но­го спор­та, аль­пи­низ­ма. Осн. цен­тры (рас­по­ло­же­ны в юж. час­ти рес­пуб­ли­ки) – Ар­хыз (на­чаль­ный пункт мно­гих ту­ри­стич. мар­шру­тов), Те­бер­да и Дом­бай. Соз­да­ны мно­го­числ. ба­зы от­ды­ха, пан­сио­на­ты, гос­ти­ни­цы, стро­ят­ся (2008) но­вые объ­ек­ты ин­фра­струк­ту­ры. По тер­ри­то­рии К.-Ч. про­хо­дит св. 60 ту­ри­стич. мар­шру­тов (в т. ч. кон­ные), наи­бо­лее по­пу­ляр­ные – по до­ли­нам рек Ку­бань, Ак­са­ут, Ма­ру­ха, Боль­шая Ла­ба.

Транс­порт. Осн. вид транс­пор­та – ав­то­мо­биль­ный. Дли­на ав­то­мо­биль­ных до­рог с твёр­дым по­кры­ти­ем 3043 км (2006). Осн. ав­то­мо­биль­ные до­ро­ги: Чер­кесск – Ка­ра­ча­евск – Те­бер­да – Дом­бай с от­ветв­ле­ния­ми до по­сёл­ков Курд­жи­но­во, Ар­хыз (от ста­ни­цы Зе­лен­чук­ской) и до г. Ки­сло­водск (Став­ро­поль­ский край); Чер­кесск – Не­вин­но­мысск (Став­ро­поль­ский край), Чер­кесск – Пя­ти­горск (Став­ро­поль­ский край). Дли­на же­лез­ных до­рог 51 км (уча­сток ма­ги­ст­ра­ли Не­вин­но­мысск – Чер­кесск – Усть-Дже­гу­та). Бли­жай­ший аэ­ро­порт – Ми­не­раль­ные Во­ды (Став­ро­поль­ский край).

Здравоохранение

Домбай. Панорама посёлка. Фото М. М. Лушпай

В К.-Ч. на­счи­ты­ва­ет­ся 22 боль­нич­ных и 33 вра­чеб­но-по­ли­кли­нич. уч­ре­ж­де­ния; на 10 тыс. жит. при­хо­дит­ся вра­чей 36,4, лиц ср. мед. пер­со­на­ла 121,3, боль­нич­ных ко­ек 95,7 (2006). Ско­рую мед. по­мощь ока­зы­ва­ют са­мо­сто­ят. стан­ция и от­де­ле­ния при центр. рай­он­ных боль­ни­цах. За­бо­ле­вае­мость на 1 тыс. жит. со­став­ля­ет: взрос­лые – 881,1 слу­чая, де­ти до 17 лет – 1157,4 (2006); ту­бер­ку­лё­зом – 45, ВИЧ-ин­фек­ци­ей – 37,4, нар­ко­ма­ни­ей – 266,8 на 100 тыс. жит. (2006). Осн. при­чи­ны смер­ти – бо­лез­ни сис­те­мы кро­во­об­ра­ще­ния, зло­ка­честв. но­во­об­ра­зо­ва­ния, не­сча­ст­ные слу­чаи, трав­мы и от­рав­ле­ния. Ку­рорт Те­бер­да. Кли­ма­тич. ку­рорт­ные ме­ст­но­сти – Ар­хыз, Дом­бай.

Образование. Учреждения науки и культуры

Специальная астрофизическая обсерватория РАН в станице Зеленчукская.

В рес­пуб­ли­ке функ­цио­ни­ру­ют (2005) 216 до­шко­ль­ных уч­ре­ж­де­ний (22 тыс. вос­пи­тан­ни­ков), 192 сред­них об­ще­об­ра­зо­ват. учеб­ных за­ве­де­ния, в т. ч. 190 го­су­дар­ст­вен­ных (все­го ок. 60 тыс. уч-ся), 39 уч­ре­ж­де­ний до­пол­ни­тель­но­го об­ра­зо­ва­ния (19,7 тыс. уч-ся), 8 уч­ре­ж­де­ний на­чаль­но­го и 15 уч­ре­ж­де­ний сред­не­го проф. об­ра­зо­ва­ния (все­го ок. 10 тыс. уч-ся). 16 ву­зов, в т. ч. 11 го­су­дар­ст­вен­ных (вклю­чая фи­лиа­лы ву­зов Мо­ск­вы, Рос­то­ва, Пя­ти­гор­ска и др.). Сре­ди гос. ву­зов – Ун-т (1938; совр. назв. и ста­тус с 2003) в Ка­ра­ча­ев­ске, Тех­но­ло­гич. ака­де­мия (1991; совр. назв. и ста­тус с 2003) в Чер­кес­ске. Сре­ди науч. уч­ре­ж­де­ний – Ин-т гу­ма­ни­тар­ных ис­сле­до­ва­ний (1932) в Чер­кес­ске, Спец. ас­т­ро­фи­зич. об­сер­ва­то­рия РАН (1966) в ста­ни­це Зе­лен­чук­ская. Гос. нац. б-ка им. Х. Б. Бай­ра­му­ко­вой (1922), 3 рес­пуб­ли­кан­ские б-ки – все в Чер­кес­ске. Гл. му­зеи: Ис­то­ри­ко-куль­тур­ный и при­род­ный му­зей-за­по­вед­ник, Нац. му­зей «Алан­ский Эр­ми­таж» (2003) – оба в Чер­кес­ске; Му­зей ми­не­ра­лов, руд, са­мо­цве­тов «Уди­ви­тель­ное в кам­не» (1993) в Те­бер­де.

Средства массовой информации

Ве­ду­щие рес­пуб­ли­кан­ские из­да­ния: га­зе­ты «День рес­пуб­ли­ки» (с 1918, вы­хо­дит 3 раза в не­де­лю, ти­раж 10,5 тыс. экз., на рус. яз.), «Чер­кес хэ­ку» (с 1924, 2 ра­за в не­де­лю, 4,6 тыс. экз., на ка­бар­ди­но-чер­кес. яз.), «Къа­ра­чай» (с 1924, 2 ра­за в не­де­лю, 9 тыс. экз., на ка­ра­ча­ев­ском яз.), «Аба­заш­та» (с 1938, 2 раза в не­де­лю, 3,8 тыс. экз., на аба­зин­ском яз.), «Ногъ­ай да­вы­сы» (с 1928, 2 раза в не­де­лю, 2,3 тыс. экз., на но­гай­ском яз.; все – в г. Чер­кесск); гор. га­зе­та «Чер­кесск: вче­ра, се­го­дня, зав­тра» (Чер­кесск; 1 раз в не­де­лю, 5,1 тыс. экз.) и др. Транс­ля­цию те­ле- и ра­дио­про­грамм осу­ще­ст­в­ля­ют ГТРК «Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сия» (с 1992, на рус., ка­бар­ди­но-чер­кес­ском, ка­ра­ча­ев­ском, но­гай­ском и аба­зин­ском язы­ках), те­ле­ка­нал «Чер­кесск» и др. 

Литература

Лит-ра на­ро­дов К.-Ч. пред­став­ле­на сло­вес­но­стью аба­зин, ка­ра­ча­ев­цев, но­гай­цев, чер­ке­сов. 

Фор­ми­ро­ва­нию аба­зин­ской сло­вес­но­сти спо­соб­ст­во­ва­ла дея­тель­ность в сер. 19 в. рус­скоя­зыч­но­го про­све­ти­те­ля и пи­са­те­ля А.-Г. Ке­ше­ва. До соз­да­ния сво­ей пись­мен­но­сти (1932) аба­зин­цы поль­зо­ва­лись род­ст­вен­ным ка­бар­ди­но-чер­кес. яз., на ко­то­ром и на­ча­ли из­да­вать­ся про­из­ве­де­ния пер­вых аба­зин­ских пи­са­те­лей Т. З. Та­бу­ло­ва и Н. Озо­ва. В 1930–1940-е гг. пуб­ли­ко­ва­лись об­ра­бот­ки аба­зин­ских фольк­лор­ных тек­стов, пе­ре­во­ды на аба­зин­ский яз. про­из­ве­де­ний рус. и др. ли­те­ра­тур. В кон. 1940-х – 1960-е гг. по­яв­ля­ют­ся ори­ги­наль­ные по­этич. и про­за­ич. со­чи­не­ния на аба­зин­ском яз. (Х. Д. Жи­ров, Б. Х. Тхай­цу­хов, П. К. Це­ков, К. С.-Г. Дже­гу­та­нов и др.); соз­да­ёт­ся пер­вый аба­зин­ский ро­ман («Аза­мат» И. Та­бу­ло­ва, опубл. в 1963). Сре­ди пи­са­те­лей 2-й пол. 20 в. – М. Х. Чи­ка­ту­ев, Д. Ла­гу­чев, М. Мал­хо­зов, М. Тля­би­че­ва. В 1980-е гг. поя­ви­лось но­вое по­ко­ле­ние аба­зин­ских по­этов и про­заи­ков: М. Да­гу­жи­ев, Ш. Фи­зи­ков, Ф. Ап­со­ва, Х. Ад­жи­бе­ков, К. Ба­та­лов, К. Мхце и др. Ос­но­вы аба­зин­ско­го ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния за­ло­жи­ли М. Х. Чи­ка­ту­ев, В. Б. Ту­гов.

Ис­то­ки но­гай­ской лит-ры – в твор­че­ст­ве тюр­ко-тат. по­этов 14 в., ис­пы­тав­ших влия­ние араб. по­эзии (Бер­ке Фа­ких, Се­иф Са­раи и др.). Среди основополож­ни­ков нац. по­этич. тра­ди­ции – Сар­кын­бай Крым­лы, Ис­ма­ил Ма­жар­лы (18 в.), Али­бек Ша­рап улы, Ах­ме­дие Адиль улы (19 в.), Бай­мур­зы Ма­нап улы, Ажи Мо­ла Ног­ман улы (нач. 20 в.). Но­вая но­гай­ская лит-ра на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся в 1920–30-е гг.: по­эты М. Кур­ма­на­ли­ев, З. Кай­ба­ли­ев, про­заи­ки Б. Аб­дул­лин, Х. Бу­ла­ту­ков (оба соз­да­ва­ли так­же дра­ма­тич. про­из­ве­де­ния), Ф. А. Аб­дул­жа­ли­лов, Н. Но­гай­лы. Сре­ди пи­са­те­лей 2-й пол. 20 в.: про­заи­ки С. И. Ка­па­ев, В. Ка­за­ков, Б. Ку­лу­ча­ко­ва; по­эты К. О. Те­мир­бу­ла­то­ва, К. И. Кум­ра­то­ва, А. Ки­ре­ев, М. Ау­бе­ки­жев, М. Аве­зов, Ф. Си­д­ах­ме­то­ва; дра­ма­тур­ги М. Ки­ри­мов, Р. Ке­рей­тов. В лит-ре кон. 20 в. ин­те­рес к нац. про­шло­му со­че­та­ет­ся с по­ис­ком но­вых по­ве­ст­во­ва­тель­ных приё­мов и форм («Кни­га от­ра­же­ний» И. С. Ка­па­е­ва, кн. 1–2, 1989–91, рус. пер. 1996). Но­гай­ские фольк­ло­ри­сти­ка и ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние пред­став­ле­ны ра­бо­та­ми А. Си­ка­лие­ва, Ш. Кур­ман­гу­ло­вой, Н. Сую­но­вой.

О лит-ре ка­ра­ча­ев­цев и чер­ке­сов см. со­от­вет­ст­вен­но в стать­ях Ка­ра­чае­во-бал­кар­ская ли­те­ра­ту­ра, Ка­бар­ди­но-чер­кес­ская ли­те­ра­ту­ра.

Архитектура и изобразительное искусство

Церковь Святого Георгия Победоносца на горе Шоана близ села имени Коста Хетагурова. 10–11 вв. Фото П. С. Павлинова

В кур­га­нах брон­зо­во­го ве­ка на тер­ри­то­рии К.-Ч. най­де­ны из­де­лия из брон­зы (в т. ч. скуль­п­ту­ра и ору­жие ко­бан­ской куль­ту­ры), ке­ра­ми­ка с рель­ефным и рез­ным ор­на­мен­том. К сар­ма­то-алан­ско­му вре­ме­ни (3 в. до н. э. – 13 в. н. э.) от­но­сят­ся: на­зем­ные гроб­ни­цы, под­зем­ные скле­пы, мно­го­числ. го­ро­ди­ща с ос­тат­ка­ми ка­мен­ных обо­ро­нит. стен, жи­лых по­стро­ек, не­боль­ших церк­вей и др. (Там­га­цик­ское по­се­ле­ние и мо­гиль­ник, ру­беж 4–5 вв. н. э., близ ау­ла Жа­ко; го­ро­ди­ще Ади­юх, 6–12 вв., на бе­ре­гу р. Ма­лый Зе­лен­чук; Ху­ма­рин­ское го­ро­ди­ще, 8–10 вв.; го­ро­ди­ще Ниж­ний Ар­хыз). Со­хра­ни­лись хри­сти­ан­ские кре­сто­во-ку­поль­ные хра­мы 10–11 вв. ви­зант. ти­па: ц. Св. Ге­ор­гия По­бе­до­нос­ца (храм по­свя­щён это­му свя­то­му в кон. 19 в.) на го­ре Шоа­на, близ села им. Кос­та Хе­та­гу­ро­ва (рес­тав­ри­ро­ван при соз­да­нии Ге­ор­ги­ев­ско­го ски­та в 1890-е гг.); Сен­тин­ский храм Бо­го­ро­ди­цы (с ос­тат­ка­ми фре­сок 10–11 вв.; по­стро­ен в 965 из пес­ча­ни­ка и кир­пи­ча на из­вест­ко­вом рас­тво­ре, рес­тав­ри­ро­ван в 1887; близ хра­ма – ка­мен­ный мав­зо­лей 10 в.) не­по­да­лё­ку от села Ниж­няя Те­бер­да; 3 т. н. Зе­лен­чук­ских хра­ма 10 – нач. 11 вв. Ниж­не­ар­хыз­ско­го го­ро­ди­ща. В верх­нем При­ку­ба­нье, на ре­ках Кя­фар и др., най­де­ны ос­тат­ки на­зем­ных гроб­ниц-мав­зо­ле­ев 8–12 вв., не­ко­то­рые – с рель­еф­ны­ми, при­ми­тив­но трак­то­ван­ны­ми изо­бра­же­ния­ми (ино­гда це­лые сю­жет­ные сце­ны – пир­ше­ст­во, та­нец, охо­та и т. д.); ка­мен­ные ста­туи вои­нов с кре­ста­ми на шле­мах и пле­чах (10–12 вв.) – на ре­ках Кя­фар, Биж­гон и др. От бо­лее позд­не­го вре­ме­ни со­храни­лись гл. обр. обо­ро­нит. со­ору­же­ния (напр., баш­ня на го­ро­ди­ще Ади­юх, 1760-е гг.; бое­вые баш­ни в Го­ша­ях-Ка­ла и Ма­миа-Ка­ла), кур­ган­ные мо­гиль­ни­ки 14–17 вв., над­зем­ные ка­мен­ные скле­пы-мав­зо­леи у ау­ла Карт-Джурт, руи­ны ме­че­тей (ме­четь в Ха­сау­те, нач. 19 в.).

Фото П. С. Павлинова Сентинский храм Богородицы близ села Нижняя Теберда. 965.

Ста­рин­ное (18–19 вв.) нар. жи­ли­ще ка­ра­ча­ев­цев – бре­вен­ча­тый сруб с мас­сив­ной дву­скат­ной зем­ля­ной кры­шей, без по­тол­ка, со­сто­яв­ший из по­ме­ще­ния для ро­ди­те­лей, кла­до­вой и ком­нат же­на­тых сы­но­вей. Жи­лые до­ма чер­ке­сов, сход­ные с ка­бар­дин­ски­ми и ады­гей­ски­ми, де­ла­лись из плет­ня, об­ма­зан­но­го гли­ной, с дву­скат­ны­ми кры­ша­ми, кры­ты­ми ка­мы­шом или со­ло­мой. Дом, пря­мо­уголь­ный в пла­не, со­сто­ял из од­ной ком­на­ты или не­сколь­ких рас­по­ло­жен­ных в ряд ком­нат с отд. вхо­да­ми. Ха­рак­тер­ная осо­бен­ность – плет­нё­вые, об­ма­зан­ные гли­ной ко­ну­со­об­раз­ные «ды­ма­ри» над при­стен­ны­ми ка­ми­на­ми.

Фото П. С. Павлинова Мечеть в посёлке Учкекен. 1995.

В 19 в. в К.-Ч. на­ча­лось строи­тель­ст­во в ев­роп. ар­хит. сти­лях. Со­хра­ни­лись руи­ны рус. ук­ре­п­ле­ний вре­мён Кав­каз­ской вой­ны (ук­ре­п­ле­ние близ пос. Крас­но­гор­ский, 1832), де­рев. По­кров­ская ц. в Чер­кес­ске (1730, пе­ре­не­се­на из Став­ро­по­ля в 1831). Сре­ди по­стро­ек 1-й пол. 20 в. – До­ма Со­ве­тов в Чер­кес­ске (1938–1948, арх. К. Ю. Ху­би­ев) и Ка­ра­ча­ев­ске (1940). Раз­ра­бо­та­ны ген­пла­ны Ка­ра­ча­ев­ска (1953) и Чер­кес­ска (1956). В 1990-е гг. раз­вер­ну­лось со­ору­же­ние ме­че­тей (со­бор­ная ме­четь в пос. Уч­ке­кен Ма­ло­ка­ра­ча­ев­ско­го р-на, 1995; ме­четь в с. Усть-Дже­гу­та, 1998). Ос­но­во­по­лож­ник проф. изо­бра­зит. иск-ва (в кон. 19 – нач. 20 вв.) – ка­ра­ча­ев­ский по­эт, ху­дож­ник и про­све­ти­тель И. Крым­шам­ха­лов. Во 2-й пол. 20 в. в стан­ко­вой и книж­ной гра­фи­ке ра­бо­та­ли ху­дож­ни­ки Я. Г. Криц­кий, А. М. Греч­кин, в жи­во­пи­си – И. Г. Аков, М. X. Чо­ма­ев.

Мечеть в селе Усть-Джегута. 1998. Фото П. С. Павлинова

У ка­ра­ча­ев­цев и чер­ке­сов наи­бо­лее раз­ви­то ши­тьё зо­ло­том («впри­креп» или гла­дью) на нац. оде­ж­де и бы­то­вых пред­ме­тах. У ка­ра­ча­ев­цев рас­про­стра­не­ны узор­ные вой­ло­ки: двух­сто­рон­ние, со вка­тан­ным узо­ром (пре­им. гео­мет­ри­че­ским) мяг­ких рас­плыв­ча­тых очер­та­ний; чёр­ные вой­ло­ки с ап­пли­ка­ци­ей из бе­ло­го вой­ло­ка или крас­но­го сук­на. Ре­же встре­ча­ют­ся вой­ло­ки с «ин­кру­сти­ро­ван­ным» узо­ром (сти­ли­зо­ван­ным рас­ти­тель­ным или зоо­морф­ным) из вой­ло­ка др. цве­та. Чер­кес. жен­щи­ны пле­тут ци­нов­ки из бо­лот­ной тра­вы чий с не­слож­ным изящ­ным гео­мет­рич. узо­ром. С древ­ней­ших вре­мён у чер­ке­сов раз­ви­то юве­лир­ное иск-во: ук­ра­ше­ния и ору­жие от­де­лы­ва­ют­ся чер­нью, не­глу­бо­кой гра­ви­ров­кой, лож­ной зер­нью, час­то встав­ка­ми из сер­до­ли­ка. Резь­ба по де­ре­ву боль­ше рас­про­стра­не­на у ка­ра­ча­ев­цев; рез­ным узо­ром они ук­ра­ша­ют де­рев. ут­варь, де­ла­ют чер­па­ки и ча­ши с го­лов­ка­ми коз­лов и ба­ра­нов.

Музыка

Те­атр. Ос­но­ва муз. куль­ту­ры рес­пуб­ли­ки – уст­ные тра­ди­ции мн. ко­рен­ных на­ро­дов и пе­ре­се­лен­цев; при рес­пуб­ли­кан­ском Цен­тре нар. куль­ту­ры в Чер­кес­ске соз­да­ны ка­ра­ча­ев­ский, чер­кес­ский, аба­зин­ский, но­гай­ский, ка­за­чий, осе­тин­ский цен­тры куль­ту­ры. На­ча­ло из­уче­нию ка­ра­чае­во-балк. и адыг­ско­го ус­тно­го муз. твор­че­ст­ва по­ло­жил С. И. Та­не­ев, за­пи­сав 20 пе­сен и на­игры­шей от кн. Ис­маи­ла Урус­бие­ва в Ха­сау­те и Урус­би­ев­ском ауле (1885). Ос­но­во­по­лож­ник ка­ра­ча­ев­ской муз. фольк­ло­ри­сти­ки – И. М. Уру­сов (1-я пол. 20 в.). К ка­ра­чае­во-балк. фольк­ло­ру об­ра­ща­лись ком­по­зи­то­ры М. А. Ба­ла­ки­рев, А. М. Ав­ра­а­мов, Т. К. Шейб­лер, С. С. Про­ко­фь­ев, Н. Я. Мяс­ков­ский, А. Н. Алек­санд­ров и др. В 1975 С. М. Крым­ский соз­дал пер­вую в К.-Ч. опе­ру «По­след­ний из­гнан­ник». М. Х. Коч­ка­ров – ав­тор ба­ле­тов «Ай­ту­ган – дочь Кар­чи» (либр. М. Ша­ма­но­вой по ле­ген­де о ро­до­на­чаль­ни­ке ка­ра­ча­ев­цев; пер­вый ка­ра­ча­ев­ский ба­лет, пост. в 1993 в Крас­но­да­ре, на рус. яз.) и «Кас­бот» (о ка­ра­ча­ев­ском поэ­те и пев­це К. Б. Коч­ка­ро­ве, созд. в 1997), М. У. Но­гай­ли­ев – ав­тор пе­сен, сим­фо­нич. и ин­стру­мен­таль­ных про­из­ве­де­ний. В Чер­кес­ске ра­бо­та­ет Рес­пуб­ли­кан­ская фи­лар­мо­ния (с 1981), в её со­ста­ве – ан­самб­ли клас­сич., на­род­ной, эс­т­рад­ной му­зы­ки, хо­рео­гра­фич. кол­лек­ти­вы. В 1992 ос­но­ван Со­юз ком­по­зи­то­ров К.-Ч., сре­ди его чле­нов: ком­по­зи­то­ры Р. Дж. Гум­ба, М. А. Ту­ар­шев, му­зы­ко­ве­ды Б. Б. Кар­да­но­ва (ис­сле­до­ва­тель муз. фольк­ло­ра но­гай­цев, ка­за­ков), М. У. Но­гай­ли­ев. В 2007 в Чер­кес­ске и Дом­бае про­шёл Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь ху­дож. твор­че­ст­ва Юга Рос­сии. С 1987 в Дом­бае еже­год­но про­во­дит­ся Все­рос. фес­ти­валь ав­тор­ской пес­ни «Гор­ные вер­ши­ны».

В Чер­кес­ске ра­бо­та­ют: те­ат­ры – Рус. дра­мы и ко­ме­дии (1937), Ка­ра­ча­ев­ский дра­ма­ти­че­ский (1963), Чер­кес­ский дра­ма­тиче­ский им. М. О. Ако­ва (1992), Рес­пуб­ли­кан­ский аба­зин­ский дра­ма­тиче­ский (2001); ан­самбль тан­ца «Эль­брус» (1988).

Лит.: Вла­ди­ми­ров И. А. Древ­ний хри­сти­ан­ский храм близ ау­ла Сен­ты в Ку­бан­ской об­лас­ти // Из­вес­тия им­пе­ра­тор­ской ар­хео­ло­ги­че­ской ко­мис­сии. СПб., 1902. Вып. 4; Та­не­ев С. И. О му­зы­ке гор­ских та­тар // Па­мя­ти Та­нее­ва. М.; Л., 1947; Ми­нае­ва Т. М. Ар­хео­ло­ги­че­ские па­мят­ни­ки Чер­ке­сии // Тру­ды Чер­кес­ско­го НИИ ис­то­рии, язы­ка и ли­те­ра­ту­ры. Чер­кесск, 1954. Вып. 2; Алек­сее­ва Е. П. О чём рас­ска­зы­ва­ют ар­хео­ло­ги­че­ские па­мят­ни­ки Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии. Чер­кесск, 1960; она же. Древ­няя и сред­не­ве­ко­вая ис­то­рия Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии. М., 1971; она же. Ма­те­ри­аль­ная куль­ту­ра чер­ке­сов в сред­ние ве­ка // Тру­ды Ка­ра­чае­во-Чер­кес­ско­го НИИ эко­но­ми­ки, ис­то­рии, язы­ка и ли­те­ра­ту­ры. Вып. 4. Се­рия ис­то­ри­че­ская. М., 1976; она же. Ар­хео­ло­ги­че­ские па­мят­ни­ки Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии. М., 1992; Пи­са­те­ли Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии: био­гра­фи­че­ские справ­ки. Чер­кесск, 1963; Ту­гов В. Б. Ста­нов­ле­ние аба­зин­ской ли­те­ра­ту­ры. Чер­кесск, 1966 (на аба­зин. яз.); он же. Очер­ки ис­то­рии аба­зин­ской ли­те­ра­ту­ры. Чер­кесск, 1970; Очер­ки ис­то­рии Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии. Став­ро­поль; Чер­кесск, 1967–1972. Т. 1–2; Куз­не­цов В. А. Зод­че­ст­во фео­даль­ной Ала­нии. Орд­жо­ни­кид­зе, 1977; он же. Хри­сти­ан­ст­во на Се­вер­ном Кав­ка­зе до XV в. 2-е изд. Пя­ти­горск, 2007; На­род­ные пес­ни и ин­ст­ру­мен­таль­ные наи­гры­ши ады­гов. М., 1980–1986. Т. 1–3; Ха­па­ев С. А. Очер­ки при­ро­ды Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии. Чер­кесск, 1981; он же. Те­бер­да. Дом­бай. Ар­хыз. М., 1989; Фе­до­ров Я. А., Куз­не­цо­ва А. Я. На­род­ное ис­кус­ст­во ка­ра­ча­ев­цев и бал­кар­цев. Наль­чик, 1982; Фе­до­ров Я. А. Ис­то­ри­че­ская эт­но­гра­фия Се­вер­но­го Кав­ка­за. М., 1983; Еф­ре­мов Ю. В. Гор­ные озё­ра За­пад­но­го Кав­ка­за. Л., 1984; Ис­то­рия на­ро­дов Се­вер­но­го Кав­ка­за с древ­ней­ших вре­мен до кон­ца XVIII в. М., 1988; Ми­зи­ев И. М. Очер­ки ис­то­рии и куль­ту­ры Бал­ка­рии и Ка­ра­чая XIII– XVIII вв. Наль­чик, 1991; Ка­ра­чае­во-бал­кар­ские дея­те­ли куль­ту­ры кон­ца XIX – на­ча­ла XX вв. Наль­чик, 1993; Си­ка­ли­ев А. Но­гай­ский ге­рои­че­ский эпос. Чер­кесск, 1994; Че­ка­лов П. К. Аба­зин­ские пи­са­те­ли. М., 1996; Брат­ков В. В., Сал­па­га­ров Д. С. Ланд­шаф­ты Се­ве­ро-За­пад­но­го и Се­ве­ро-Вос­точ­но­го Кав­ка­за. М.; Став­ро­поль, 2001; Нев­ская В. П. Ка­ра­чай в XIX ве­ке // Ас-Алан. 2002. № 1(6); Те­бу­ев Р. С., Ха­ту­ев Р. Т. Очер­ки ис­то­рии ка­ра­чае­во-бал­кар­цев. М.; Став­ро­поль, 2002; Бе­ге­улов Р. М. Цен­траль­ный Кав­каз в XVII – пер­вой чет­вер­ти XIX ве­ка: очер­ки эт­но­по­ли­ти­че­ской ис­то­рии. Ка­ра­ча­евск, 2005; Би­гу­аа В. А. Аба­зин­ская ли­те­ра­ту­ра // Ли­те­ра­ту­ры на­ро­дов Рос­сии. ХХ век. М., 2005; Сую­но­ва Н. Но­гай­ская ли­те­ра­ту­ра // Там же; Бе­лец­кий Д. В., Ви­но­гра­дов А. Ю. Фре­ски Сен­тин­ско­го хра­ма и про­бле­мы ис­то­рии алан­ско­го хри­сти­ан­ст­ва в Х в. // Рос­сий­ская ар­хео­ло­гия. 2005. № 1; Кип­кее­ва З. Б. На­ро­ды Се­ве­ро-За­пад­но­го и Цен­траль­но­го Кав­ка­за: ми­гра­ции и рас­се­ле­ние (60-е го­ды XVIII в. – 60-е го­ды XIX в.). М., 2006; Бу­да­ев Н. М. Очер­ки по­ли­ти­че­ской ис­то­рии на­ро­дов Се­вер­но­го Кав­ка­за в XVI–XX вв. Чер­кесск, 2007.

Вернуться к началу