ИРА́Н

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 11. Москва, 2008, стр. 617

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. М. Мамедова (Общие сведения,  Население,  Хозяйство), Н. Н. Алексеева (Природа),  А. А. Зарщиков (Природа: геолoгическое строение и полезные ископаемые); >>

ИРА́Н, Ис­лам­ская Рес­пуб­ли­ка Иран (Джом­ху­рийе Ис­ла­мийе Иран).

Общие сведения

И. – го­су­дар­ст­во в Юго-Зап. Азии. На за­па­де гра­ни­чит с Ира­ком и Тур­ци­ей, на се­ве­ро-за­па­де – с Ар­ме­ни­ей и Азер­бай­джа­ном, на се­ве­ро-вос­то­ке – с Турк­ме­ни­ей, на вос­то­ке – с Па­ки­ста­ном и Аф­га­ни­ста­ном. На се­ве­ре омы­ва­ет­ся Кас­пий­ским м., на юге – Пер­сид­ским и Оман­ским за­ли­ва­ми Индийского океана (про­тя­жён­ность бе­ре­го­вой ли­нии св. 2440 км). И. при­над­ле­жат ост­ро­ва: Кешм (в Ор­муз­ском прол.), Харк, Ла­ван, Сир­ри, Киш и др. Пл. 1648 тыс. км2 (в т. ч. су­ша 1628,5 тыс. км2). Нас. 70,5 млн. чел. (2006, пе­ре­пись). Сто­ли­ца – Те­ге­ран. Офиц. язык – пер­сид­ский (фар­си). Де­неж­ная еди­ни­ца – ри­ал. В адм. от­но­ше­нии стра­на раз­де­ле­на на 30 ос­та­нов (про­вин­ций), в их чис­ле – имею­щие ста­тус ос­та­нов го­ро­да Те­ге­ран и Кум (таблица на стр. 618).

Административно-территориальное деление (2006)

ОстанНаселение, тыс. чел.Площадь, тыс. км2Административный центрОстанНаселение, тыс. чел.Площадь, тыс. км2Административный центр
Ардебиль1225,317,8АрдебильКурдистан1438,529,1Сенендедж
Бушир886,322,7БуширЛурестан1716,528,3Хорремабад
Восточный Азербайджан3603,545,7ТебризМазендеран2920,623,7Сари
Гилян2404,914,0РештСеверный Хорасан811,628,4Боджнурд
Голестан1617,120,2ГорганСемнан589,797,5Семнан
Западный Азербайджан2873,537,4УрмияСистан и Белуджистан2405,7181,8Захедан
Зенджан964,621,8ЗенджанТегеран13413,318,8Тегеран
Илам545,820,1ИламФарс4336,9122,6Шираз
Исфахан4559,2107ИсфаханХамадан1703,319,4Хамадан
Йезд990,8129,3ЙездХорасан-Резави5593,3144,7Мешхед
Казвин1143,215,6КазвинХормозган1403,770,7Бендер-Аббас
Керман2652,4180,8КерманХузестан4275,064,1Ахваз
Керманшах1879,325,0КерманшахЦентральный (Маркази)1349,629,1Эрак
Кохгилуйе и Бойерахмед634,315,5ЯсуджЧехармехаль и Бахтиария885,716,3Шехре-Корд
Кум1040,711,5КумЮжный Хорасан636,469,6Бирдженд

И. – член ООН (1945), МВФ (1945), МБРР (1945), ОПЕК (1960), Орг-ции Ис­лам­ская кон­фе­рен­ция (1969); име­ет ста­тус на­блю­да­те­ля в СААРК и Шан­хай­ской орг-ции со­труд­ни­че­ст­ва.

Государственный строй

И. – уни­тар­ное гос-во. Кон­сти­ту­ция ут­верж­де­на на ре­фе­рен­ду­ме 2–3.12.1979. Фор­ма прав­ле­ния – ис­лам­ская рес­пуб­ли­ка. Гос. власть осу­ще­ст­в­ля­ет­ся фор­маль­но не­за­ви­си­мы­ми друг от дру­га за­ко­но­дат., ис­пол­нит. и су­деб­ной вет­вя­ми вла­сти, на­хо­дя­щи­ми­ся под кон­тро­лем ру­ко­во­ди­те­ля стра­ны (прин­цип ве­ла­ят-е фа­ких).

Ру­ко­во­ди­тель стра­ны – Вер­хов­ный ру­ко­во­ди­тель Ис­лам­ской ре­во­лю­ции – оп­ре­де­ля­ет ге­не­раль­ную ли­нию по­ли­ти­ки гос-ва и осу­ще­ст­в­ля­ет кон­троль над пре­тво­ре­ни­ем её в жизнь; санк­цио­ни­ру­ет про­ве­де­ние ре­фе­рен­ду­мов; на­зна­ча­ет и ос­во­бо­ж­да­ет от за­ни­мае­мых долж­но­стей выс­ших долж­но­ст­ных лиц. Он осу­ще­ст­в­ля­ет об­щее управ­ле­ние воо­руж. си­ла­ми; на­де­лён пол­но­мо­чия­ми объ­яв­ле­ния вой­ны, ми­ра и все­об­щей мо­би­ли­за­ции; раз­ре­ша­ет раз­но­гла­сия, воз­ни­каю­щие ме­ж­ду ру­ко­во­дством трёх вет­вей вла­сти стра­ны; под­пи­сы­ва­ет указ о на­зна­че­нии пре­зи­ден­та И. по­сле его из­бра­ния; об­ла­да­ет пра­вом сня­тия с по­ста пре­зи­ден­та (в слу­чае ес­ли Вер­хов­ный суд при­зна­ет его не со­от­вет­ст­вую­щим за­ни­мае­мой долж­но­сти или ес­ли пар­ла­мент вы­не­сет ре­ше­ние об от­став­ке пре­зи­ден­та); объ­яв­ля­ет ам­ни­стию за­клю­чён­ным и смяг­ча­ет вы­не­сен­ные им при­го­во­ры со­глас­но ре­ко­мен­да­ци­ям су­деб­ной вла­сти. Ру­ко­во­ди­те­лю под­чи­ня­ет­ся Выс­ший со­вет нац. безо­пас­но­сти – кон­суль­та­тив­ный ор­ган по во­про­сам безо­пас­но­сти гос-ва, обо­ро­ны, стра­те­гич. пла­ни­ро­ва­ния и ко­ор­ди­на­ции дея­тель­но­сти пра­ви­тель­ст­ва в разл. об­лас­тях.

Пре­зи­дент – гла­ва ис­пол­нит. вла­сти, из­би­ра­ет­ся на 4 го­да пу­тём пря­мо­го го­ло­со­ва­ния (с пра­вом од­но­го пе­ре­из­бра­ния). На не­го воз­ла­га­ет­ся от­вет­ст­вен­ность за ис­пол­не­ние Кон­сти­ту­ции И., ру­ко­во­д­ст­во ис­пол­нит. вла­стью (за ис­клю­че­ни­ем тех во­про­сов, ко­то­рые не­по­сред­ст­вен­но от­но­сят­ся к вéдению ру­ко­во­ди­те­ля стра­ны). Пре­зи­дент воз­глав­ля­ет ка­би­нет ми­ни­ст­ров, на­зна­ча­ет его чле­нов и пред­став­ляет их кан­ди­да­ту­ры на ут­вер­жде­ние медж­ли­са, под­пи­сы­ва­ет до­го­во­ры и со­гла­ше­ния с др. го­су­дар­ст­ва­ми.

Выс­ший за­ко­но­дат. ор­ган – Со­б­ра­ние ис­лам­ско­го со­ве­та (медж­лис) – 290 де­пу­та­тов, из­би­рае­мых на 4 го­да пу­тём все­об­щих вы­бо­ров. Медж­лис ут­вер­жда­ет со­став пра­ви­тель­ст­ва, при­ни­ма­ет за­ко­ны, ра­ти­фи­ци­ру­ет до­го­во­ры и со­гла­ше­ния с иностр. го­су­дар­ст­ва­ми, ут­вер­жда­ет про­ект бюд­же­та, по­лу­че­ние и пре­до­став­ле­ние пра­ви­тель­ст­вом зай­мов и без­воз­мезд­ной по­мо­щи, санк­цио­ни­ру­ет на­ём иностр. спе­циа­ли­стов.

Со­б­ра­ние экс­пер­тов вы­пол­ня­ет ра­бо­ту по ор­га­ни­за­ции, под­го­тов­ке и про­ве­де­нию вы­бо­ров ру­ко­во­ди­те­ля стра­ны; из­би­ра­ет ру­ко­во­ди­те­ля стра­ны, при­ни­ма­ет его от­став­ку, а в слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти вы­яс­ня­ет его дее­спо­соб­ность и це­ле­со­об­раз­ность даль­ней­ше­го пре­бы­ва­ния на по­сту; рас­смат­ри­ва­ет и под­го­тав­ли­ва­ет из­ме­не­ния и по­прав­ки в Кон­сти­ту­цию стра­ны. Со­сто­ит из 86 ша­ри­ат­ских пра­во­ве­дов-фа­ки­хов (из­би­раются все­об­щим го­ло­со­ва­ни­ем на 8 лет), поль­зую­щих­ся пра­вом вы­не­се­ния фетв.

Ха­рак­тер­ной осо­бен­но­стью парт. сис­те­мы И. яв­ля­ет­ся от­сут­ст­вие в ней пар­тий зап. об­раз­ца – с кон­крет­ны­ми про­грам­ма­ми и по­зи­ция­ми. Аб­со­лют­ное боль­шин­ст­во ор­га­ни­за­ций, на­зы­вае­мых в И. по­ли­тич. пар­тия­ми (за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­но св. 200), пред­став­ля­ют со­бой, по су­ти, по­ли­тич. дви­же­ния, не имею­щие чёт­кой ор­га­ни­за­ции, по­сто­ян­ных парт. струк­тур и ин­сти­ту­та парт. член­ст­ва. Прак­ти­че­ски все они име­ют ис­лам­скую идео­ло­гич. плат­фор­му и при­над­ле­жат к той или иной груп­пи­ров­ке пра­вя­ще­го ши­ит­ско­го ду­хо­вен­ст­ва. Осн. по­ли­тич. дви­же­ния: «Абад­гя­ран» («Со­зи­да­те­ли»), Об-во бо­рю­ще­го­ся ду­хо­вен­ст­ва, «Со­б­ра­ние бо­рю­щих­ся мулл».

Природа

Берега

Бе­ре­га Кас­пий­ско­го м. низ­мен­ные, с пес­ча­ны­ми ко­са­ми и ла­гу­на­ми; Пер­сид­ско­го зал. до г. Бу­шир – низ­мен­ные, ак­ку­му­ля­тив­ные, окайм­ле­ны пес­ча­ны­ми пля­жа­ми. К вос­то­ку от г. Бу­шир и вдоль Оман­ско­го зал. пре­об­ла­да­ют аб­ра­зи­он­но-ак­ку­му­ля­тив­ные бе­ре­га с че­ре­до­ва­ни­ем ши­ро­ких бухт и ска­ли­стых мы­сов.

Рельеф

Архив БРЭ Вулкан Демавенд.
Пустыня Деште-Лут. Фото Vahid Rahmanian
Архив БРЭ Армянское нагорье.

Б. ч. тер­ри­то­рии рас­по­ло­же­на в пре­де­лах об­шир­но­го Иран­ско­го на­го­рья, внутр. рай­оны ко­то­ро­го окайм­ле­ны вы­со­ки­ми гор­ны­ми ду­га­ми: на се­ве­ре стра­ны воз­вы­ша­ют­ся склад­ча­то-глы­бо­вые го­ры Эль­бурс (вул­кан Де­ма­венд, 5671 м – выс­шая точ­ка И.), на се­ве­ро-вос­то­ке – склад­ча­тые Турк­ме­но-Хо­ра­сан­ские го­ры (выс. до 3314 м); на вос­то­ке И. на­хо­дит­ся не­сколь­ко ку­ли­со­об­раз­но рас­по­ло­жен­ных, пре­им. сред­не­вы­сот­ных, гор­ных це­пей (хреб­ты Мо­ме­на­бад, Ба­ге­ран, Пе­лен­ган и др.). С юго-вос­то­ка к ним при­мы­ка­ет плос­ко­го­рье Сер­хед, над ко­то­рым воз­вы­ша­ют­ся отд. вул­ка­ны (го­ра Теф­тан, 4042 м). В юго-зап. час­ти И. рас­по­ло­же­ны склад­ча­то-глы­бо­вые го­ры За­грос, об­ра­зую­щие про­тя­жён­ную по­ло­су па­рал­лель­ных хреб­тов, пла­то и меж­гор­ных до­лин. Наи­бо­лее вы­со­кая и труд­но­дос­туп­ная часть – Центр. За­грос выс. до 4548 м (го­ра Зерд-Кух). В меж­гор­ных до­ли­нах За­гро­са на выс. 1000–2000 м сфор­ми­ро­ва­лись оа­зи­сы, в т. ч. Ши­раз­ский. К се­ве­ро-вос­то­ку от гор За­грос и па­рал­лель­но им во внутр. рай­онах И. про­тя­ги­ва­ют­ся Сред­не­иран­ские го­ры (хре­бет Кух­руд, до 4419 м, и др.). На юге гор­ное об­рам­ление И. об­ра­зу­ют не­вы­со­кие склад­ча­тые го­ры Ма­кран (Мек­ран; до 2241 м), пред­став­ляю­щие со­бой че­ре­до­ва­ние греб­не­вид­ных хреб­тов с осып­ны­ми скло­на­ми и ши­ро­ких про­доль­ных кот­ло­вин. Ме­ж­ду крае­вы­ми хреб­та­ми Иран­ско­го на­го­рья на выс. 1000–2000 м ле­жат внутр. плос­ко­го­рья и вы­со­кие рав­ни­ны с ост­ров­ны­ми мас­си­ва­ми и замк­ну­ты­ми бес­сточ­ны­ми впа­ди­на­ми. Наи­бо­лее об­шир­ные впа­ди­ны за­ни­ма­ют пус­ты­ни Деш­те-Ке­вир и Деш­те-Лут в центр. час­ти стра­ны; на юге И. – круп­ная впа­ди­на с со­лё­ным озе­ром Джаз-Му­ри­ан; по гра­ни­це с Аф­га­ни­ста­ном – впа­ди­на Сис­тан с дель­той р. Гиль­менд.

Архив БРЭ Хузестанская равнина.

Сев.-зап. часть И. на­хо­дит­ся в пре­де­лах Ар­мян­ско­го на­го­рья. Вы­со­кие (3000–4000 м) глы­бо­вые хреб­ты Ко­тур, Ка­ра-Даг, Боз­куш и др., вул­ка­нич. мас­си­вы Се­бе­лан (4821 м) и Се­хенд с вер­шиной Хе­рем-Даг (3707 м) че­ре­ду­ют­ся с меж­гор­ны­ми до­ли­на­ми и кот­ло­ви­на­ми. В круп­ной тек­то­нич. впа­ди­не ле­жит бес­сточ­ное со­лё­ное оз. Ур­мия. Вдоль сев.-зап. гра­ни­цы И. про­тя­ги­ва­ет­ся сред­не­вы­сот­ный Кур­ди­стан­ский хре­бет.

Низ­мен­но­сти, за­ни­маю­щие ме­нее 1/5 тер­ри­то­рии И., рас­по­ло­же­ны в осн. по пе­ри­фе­рии Иран­ско­го на­го­рья. Край­ний юго-за­пад И. за­ни­ма­ет круп­ней­шая в пре­де­лах стра­ны Ху­зе­стан­ская рав­ни­на (юго-вост. часть Ме­со­по­там­ской низ­мен­но­сти), дре­ни­руе­мая р. Ка­рун, силь­но за­бо­ло­чен­ная в юж. час­ти. К сев. под­но­жию Эль­бур­са при­мы­ка­ет уз­кая при­мор­ская низ­мен­ность Кас­пий­ско­го м., ле­жа­щая ни­же уров­ня Ми­ро­во­го ок. Вос­точ­нее, в ме­ж­ду­ре­чье Гор­га­на и Ат­ре­ка, на­хо­дит­ся за­суш­ли­вая Гор­ган­ская низ­мен­ность. Вдоль бе­ре­гов Пер­сид­ско­го и Оман­ско­го за­ли­вов про­тя­ги­ва­ет­ся уз­кая пре­ры­ви­стая по­ло­са пус­тын­ных при­мор­ских рав­нин.

Геологическое строение и полезные ископаемые

Тер­ри­то­рия И. рас­по­ло­же­на в пре­де­лах Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го по­движ­но­го поя­са. В центр. час­ти вы­деля­ют ряд до­кем­брий­ских мас­си­вов с фа­не­ро­зой­ским оса­доч­ным чех­лом (Цен­траль­но­и­ран­ский, Цен­траль­ный Вос­точ­но-Иран­ский и Лут­ский), в со­во­куп­но­сти об­разую­щих Цен­траль­нои­ран­скую пли­ту. Мас­си­вы пред­став­ля­ют со­бой фраг­мен­ты древ­не­го кон­ти­нен­та Гон­два­на, от­де­лив­шие­ся от не­го при рас­кры­тии в ме­зо­зое океа­на Не­оте­тис (см. в ст. Те­тис) и столк­нув­шие­ся с Ев­ра­зи­ей в ме­зо­зое – оли­го­це­не. Их гра­ни­ца­ми яв­ля­ют­ся круп­ные раз­ло­мы (сдви­ги) и шов­ные зо­ны (офио­ли­то­вые су­ту­ры) – Себ­зе­вар-Меш­хед (на се­ве­ре), вост. и юж. Лу­та. В на­ло­жен­ных на мас­си­вы впа­ди­нах (Деш­те-Ке­вир и др.) за­ле­га­ют крас­но­цвет­ные ла­гун­но-кон­ти­нен­таль­ные об­ло­моч­ные и со­ле­нос­ные тол­щи оли­го­цен-мио­це­но­во­го воз­рас­та.

С юго-за­па­да Цен­траль­нои­ран­ская пли­та об­рам­ля­ет­ся склад­ча­той сис­те­мой гор За­грос. Тек­то­нич. зо­на Внеш­не­го За­гро­са (юж­ная) сло­же­на па­лео­зой­ски­ми, ме­зо­зой­ски­ми и ниж­не­кай­но­зой­ски­ми тер­ри­ген­ны­ми и кар­бо­нат­ны­ми от­ло­же­ниями, эва­по­ри­та­ми, на­ко­п­лен­ны­ми на пас­сив­ной ок­раи­не Ара­вий­ской плат­фор­мы. От­ло­же­ния смя­ты в склад­ки, со­рва­ны с до­кем­брий­ско­го фун­да­мен­та и пе­ре­ме­ще­ны на юго-за­пад, в сто­ро­ну Ме­со­по­там­ско­го пе­ре­до­во­го про­ги­ба, за­пол­нен­но­го мощ­ны­ми тол­ща­ми верх­не­кай­но­зой­ских мел­ко- и гру­бо­об­ло­моч­ных мо­ласс, ко­то­рые ис­пы­ты­ва­ют по­ло­гие склад­ча­тые де­фор­ма­ции. Сте­пень ин­тен­сив­но­сти по­кров­но-склад­ча­тых де­фор­ма­ций в зо­не Внеш­не­го За­гро­са воз­рас­та­ет в сев.-вост. на­прав­ле­нии. В строе­нии тек­то­нич. зо­ны Внутр. За­гро­са (Се­нен­дедж-Сирд­жан) при­ни­ма­ют уча­стие ме­та­мор­фи­зов. па­лео­зой­ские (тер­ри­ген­ные, вул­ка­но­ген­ные) и не­ме­та­мор­фи­зов. ме­зо­зой­ские (кар­бо­нат­но-тер­ри­ген­ные) по­ро­ды, а так­же офио­ли­ты. Эта зо­на с юго-за­па­да ог­ра­ни­че­на т. н. Глав­ным над­ви­гом (сдви­го-над­ви­гом) За­гро­са; вдоль её сев.-вост. края про­тя­ги­ва­ет­ся суб­дук­ци­он­но-кол­ли­зи­он­ный вул­ка­нич. по­яс Ур­мия-Без­ман позд­не­ме­ло­во­го – кай­но­зой­ско­го воз­рас­та. Вул­ка­нич. по­яс на­ло­жен на фун­да­мент Цен­траль­нои­ран­ской пли­ты; в его пре­де­лах ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны суб­ще­лоч­ные ба­заль­ты, ан­де­зи­ты, рио­ли­ты. Вос­точ­нее Ор­муз­ско­го прол. склад­ча­тая сис­те­ма За­гро­са че­рез сис­те­му суб­ме­ри­дио­наль­ных сдви­гов гра­ни­чит с тек­то­нич. зо­ной гор Ма­кран, пред­став­ляю­щей со­бой ак­кре­ци­он­ную приз­му, сфор­ми­ро­ван­ную над зо­ной по­гру­же­ния (суб­дук­ции) океа­нич. ко­ры Оман­ско­го зал. под ок­раи­ну Ев­ра­зии. Ма­кран­ская зо­на сло­же­на па­лео­ген-мио­це­но­вым фли­шем и плио­цен-чет­вер­тич­ной мо­лас­сой.

На се­ве­ре И. про­тя­ги­ва­ют­ся Та­лыш-Эль­бурс-Би­на­луд­ская и Ко­пет­даг­ская по­кров­но-склад­ча­тые сис­те­мы, сфор­ми­ро­ван­ные на ок­раи­нах Цен­траль­нои­ран­ской и Ту­ран­ской (рас­по­ло­же­на на тер­ри­то­рии Турк­ме­нии) плит со­от­вет­ст­вен­но. Они воз­ник­ли в про­цес­се за­мы­ка­ния сев. вет­ви океа­на Не­оте­тис в позд­не­ким­ме­рий­ское-ран­не­аль­пий­ское вре­мя (на­ча­ло па­лео­ге­на), а так­же при по­сле­дую­щей ак­ти­ви­за­ции кол­ли­зи­он­ных про­цес­сов в позд­нем кай­но­зое (про­дви­же­ние к се­ве­ру Ара­вий­ской ли­то­сфер­ной пли­ты и её воз­дей­ст­вие на Цен­траль­нои­ран­скую пли­ту). Под­дви­га­ние ре­лик­то­вой океа­нич. ко­ры обу­сло­ви­ло эо­це­но­вый и совр. вул­ка­низм в хреб­те Эль­бурс и в Та­лыш­ских го­рах. На Ар­мян­ском на­го­рье про­яв­лен позд­не­мио­цен-чет­вер­тич­ный кол­ли­зи­он­ный вул­ка­низм.

На тер­ри­то­рии И. вы­де­ля­ют ли­ней­но вы­тя­ну­тые зо­ны вы­со­кой ста­биль­ной сейс­мич­но­сти (хреб­та За­грос и сис­те­мы хреб­тов Эль­бурс – Ко­пет­даг) и рай­оны рас­се­ян­ной спо­ра­дич. внут­ри­пли­то­вой сейс­мич­но­сти, ох­ва­ты­ваю­щие ос­таль­ную часть тер­ри­то­рии стра­ны. В 20 – нач. 21 вв. при 25 силь­ных раз­ру­шит. зем­ле­тря­се­ни­ях по­гиб­ли св. 155 тыс. чел. Са­мое силь­ное за этот пе­ри­од зем­ле­тря­се­ние про­изош­ло в 1978 в центр. час­ти И. (маг­ни­ту­да 7,8; 15 тыс. жертв). Са­мое боль­шое чис­ло жертв (50 тыс.) вы­зва­ло зем­ле­тря­се­ние 1990 в зап. час­ти И. (маг­ни­ту­да 7,4). Сев.-зап. и сев. рай­оны И. из­вест­ны раз­ру­ши­тель­ны­ми ис­то­рич. зем­ле­тря­се­ния­ми: в 856 (Дам­ган­ское, 200 тыс. жертв), в 893 (Ар­де­биль­ское, 150 тыс. жертв), в 1727 (Теб­риз­ское, 77 тыс. жертв).

Гл. бо­гат­ст­во недр И. – нефть и при­род­ный го­рю­чий газ, по за­па­сам ко­то­рых стра­на за­ни­ма­ет од­но из ве­ду­щих мест в ми­ре. Круп­ней­шие неф­тя­ные и неф­те­га­зо­вые ме­сто­ро­ж­де­ния (Агад­жа­ри, Ах­ваз, Абу­зар, Геч­са­ран, Ке­рандж, Ма­рун и др.) рас­по­ло­же­ны на юго-за­па­де, в пре­де­лах Пер­сид­ско­го за­ли­ва неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на. Соб­ст­вен­но га­зо­вые ме­сто­ро­ж­де­ния име­ют­ся на се­ве­ре, близ го­ро­дов Гор­ган и Меш­хед. За­ле­жи ка­мен­но­го уг­ля со­сре­до­то­че­ны в Эль­бурс­ском (на се­ве­ре) и Те­бес­ском (на вос­то­ке) уголь­ных бас­сей­нах. Из­вест­ны ме­сто­ро­ж­де­ния руд же­ле­за (Чо­гарт, Ча­дар­ма­лю, Го­ле-Го­ухер, Зе­ренд – близ г. Кер­ман), хро­ма (близ го­ро­дов Кер­ман, Ми­наб и Себ­зе­вар), ме­ди (на се­ве­ро-за­па­де, а так­же ме­сто­рож­де­ние Сер­чеш­ме близ г. Кер­ман, ру­ды ко­то­ро­го со­дер­жат зна­чит. ко­ли­че­ст­ва мо­либ­де­на, зо­ло­та и се­реб­ра), свин­ца и цин­ка (Эн­гу­ран, близ г. Зенд­жан; мно­го­числ. ме­сто­ро­ж­де­ния близ го­ро­дов Ис­фа­хан и Йезд), зо­ло­та (Му­те, близ г. Ис­фа­хан, и др.), мар­ган­ца, а так­же бок­си­тов, фос­фо­ри­тов. В И. на­хо­дит­ся ме­сто­ро­ж­де­ние луч­шей в ми­ре го­лу­бой би­рю­зы (Ни­ша­пур). Не­дра И. бо­га­ты ка­мен­ной со­лью (на по­бе­ре­жье Пер­сид­ско­го зал., в За­гро­се), ба­ри­том (в рай­оне г. Те­ге­ран), а так­же маг­не­зи­том, ог­не­упор­ны­ми гли­на­ми, флюо­ри­том, из­вест­ня­ка­ми, до­ло­ми­та­ми, квар­ци­та­ми, таль­ком, ас­бе­стом, при­род­ны­ми стро­ит. ма­те­риа­ла­ми.

Климат

На б. ч. тер­ри­то­рии И. кли­мат суб­тро­пи­че­ский кон­ти­нен­таль­ный, на по­бе­режь­ях Пер­сид­ско­го и Оман­ско­го за­ли­вов – тро­пи­че­ский кон­ти­нен­таль­ный. Ле­то по­все­ме­ст­но жар­кое; ср. темп-ры ию­ля со­став­ля­ют 29–32 °С. Во внутр. рай­онах и на юге И. ле­том воз­дух про­гре­ва­ет­ся до 40–50 °С; аб­со­лют­ный мак­си­мум (54 °С) за­ре­ги­ст­ри­ро­ван в г. Ах­ваз (Ху­зе­стан­ская рав­ни­на). Зи­ма на се­ве­ре и во внутр. рай­онах про­хлад­ная (ср. темп-ры ян­ва­ря на се­ве­ре И. ни­же 0 °С, в Те­ге­ра­не до 2 °С), на юге тё­п­лая (ср. темп-ры ян­ва­ря на бе­ре­гах Пер­сид­ско­го зал. 22–25 °С). На се­вер И. зи­мой ино­гда про­ни­ка­ет хо­лод­ный воз­дух из Ср. Азии и Си­би­ри, при­но­ся рез­кие по­хо­ло­да­ния до –25 °С.

Осад­ки вы­па­да­ют гл. обр. в зим­не-ве­сен­ний пе­ри­од. Зи­мой в го­рах на се­ве­ро-за­па­де И. слу­ча­ют­ся силь­ные сне­го­па­ды, обу­слов­лен­ные ци­кло­на­ми на по­ляр­ном фрон­те. Сред­не­го­до­вое ко­ли­че­ст­во осад­ков в пре­де­лах Иран­ско­го на­го­рья в це­лом не вы­ше 100–200 мм в год; на зап. скло­нах За­гро­са и на се­ве­ро-за­па­де стра­ны воз­рас­та­ет до 500 мм в год. Наи­боль­шее ко­ли­че­ст­во осад­ков (1000–2000 мм в год) вы­па­да­ет на сев. скло­нах Эль­бур­са и на по­бе­ре­жье Кас­пий­ско­го м. (т. н. кли­мат влаж­ных суб­тро­пи­ков). Наи­бо­лее за­суш­ли­вы вост. рай­оны И.: напр., во впа­ди­не Сис­тан ме­нее 50 мм осад­ков в год.

Горы Загрос. Вид с самолёта. Фото А. И. Нагаева

Сне­го­вая гра­ни­ца рас­по­ло­же­на на выс. 4100–4500 м. Не­боль­шие гор­ные лед­ники в вы­со­ко­горь­ях Эль­бур­са (в т. ч. на вул­ка­не Де­ма­венд), За­гро­са (го­ра Зерд-Кух), в мас­си­ве Се­бе­лан.

Внутренние воды

За­па­сы еже­год­но во­з­об­нов­ляе­мых вод­ных ре­сур­сов не­ве­ли­ки (138 км3). Боль­шин­ст­во рек И. ма­ло­вод­ны или б. ч. го­да име­ют врем. сток. По­сто­ян­ные во­до­то­ки сте­ка­ют гл. обр. со скло­нов Эль­бур­са и За­гро­са. К бас­сей­ну Пер­сид­ско­го зал. при­над­ле­жат Шатт-эль-Араб (вдоль юго-зап. гра­ни­цы И.), его при­ток Ка­рун, а так­же Кер­хе, Зох­ре и др., сте­каю­щие с юж. скло­нов За­гро­са. В Кас­пий­ское м. впа­да­ют ре­ки Гор­ган, Се­фид-Руд, Ча­лус и др., бе­ру­щие на­ча­ло в го­рах Эль­бурс, а так­же Ат­рек и Аракс, про­те­каю­щие вдоль сев. гра­ниц И. Круп­ней­шие ре­ки бас­сей­на внутр. сто­ка (Ге­ри­руд, Гиль­менд) те­кут вдоль вост. гра­ни­цы И. Во внутр. рай­онах И. зна­чи­тель­ных рек нет. Пи­та­ние гор­ных рек на се­ве­ре – сне­го­вое и лед­ни­ко­вое, на ос­таль­ной тер­ри­то­рии – пре­им. до­ж­де­вое. Мак­си­мум реч­но­го сто­ка при­хо­дит­ся на вес­ну – пе­ри­од тая­ния снеж­ни­ков и лед­ни­ков в го­рах или вы­па­де­ния ци­кло­нич. осад­ков. Осн. су­до­ход­ные ре­ки И. – Ка­рун (на про­тя­же­нии 180 км) и Шатт-эль-Араб.

В меж­гор­ных впа­ди­нах Иран­ско­го и Ар­мян­ско­го на­го­рий мно­го круп­ных бес­сточ­ных озёр, в т. ч. со­лё­ные Ур­мия, Дерь­я­чейе-Не­мек, Джаз-Му­ри­ан. Мн. озё­ра ле­том пе­ре­сы­ха­ют, пре­вра­ща­ясь в со­лон­ча­ко­вые пус­ты­ни или то­пи. Це­поч­ка пре­сных мел­ко­вод­ных озёр, в т. ч. оз. Са­ба­ри в кот­ло­ви­не Сис­тан, окайм­ле­на тро­ст­ни­ко­вы­ми бо­ло­та­ми.

На ка­ж­до­го жи­те­ля стра­ны при­хо­дит­ся 1970 м3 во­ды в год. Для хо­зяйств. нужд ис­поль­зу­ет­ся св. 1/2 имею­щих­ся за­па­сов по­верх­но­ст­ных и под­зем­ных вод. Б. ч. по­треб­ляе­мой во­ды (92%) рас­хо­ду­ет­ся на ну­ж­ды с. х-ва (в И. оро­ша­ет­ся ок. 1/2 па­хот­ных зе­мель); 6% – на ком­му­наль­но-бы­то­вое во­до­снаб­же­ние, 2% по­треб­ля­ют пром. пред­при­ятия. Для оро­ше­ния в пре­де­лах под­гор­ных рав­нин тра­ди­ци­он­но ис­поль­зу­ют­ся грун­то­вые во­ды, по­да­вае­мые на по­ля с по­мо­щью сис­те­мы под­зем­ных га­ле­рей (кя­ри­зов) и ко­лод­цев.

Почвы, растительный и животный мир

Поч­вен­но-рас­тит. по­кров И. дос­та­точ­но раз­но­об­ра­зен. Во внутр. рай­онах И. гос­под­ству­ет раз­ре­жен­ная пус­тын­ная рас­ти­тель­ность (по­лы­ни, со­лян­ки, мно­го­числ. эфе­ме­ры и эфе­ме­рои­ды). В пре­де­лах б. ч. ка­ме­ни­стых гор­ных скло­нов и под­гор­ных рав­нин на се­ро­зё­мах (час­то щеб­ни­стых и за­со­лён­ных) ши­ро­ко пред­став­ле­ны фор­ма­ции на­гор­ных ксе­ро­фи­тов – не­вы­со­ких за­су­хо­ус­той­чи­вых по­душ­ко­вид­ных кус­тар­ни­ков (акан­то­ли­мо­ны, тра­га­кан­то­вые ас­т­ра­га­лы) с уча­сти­ем по­лы­ни чёр­ной, эфед­ры и др. Тра­вя­ной ярус об­ра­зу­ют неск. ви­дов ку­зи­ний, ко­вы­ли и разл. эфе­ме­ры. В пес­ча­ных пус­ты­нях про­из­ра­ста­ют псам­мо­фит­ные кус­тар­ни­ки – джуз­гун, бе­лый сак­са­ул, тама­рик­сы, по­сле до­ж­дей по­яв­ля­ют­ся эфе­ме­ры и эфе­ме­рои­ды. В меж­гор­ных кот­ло­ви­нах и на скло­нах гор сев.-зап. час­ти И. на се­ро-ко­рич­не­вых поч­вах раз­ви­ты раз­но­трав­но-зла­ко­вые сте­пи (ко­выль, тип­чак) с уча­сти­ем по­лы­ней и эфе­ме­ров. Для юж. рай­онов И. ха­рак­тер­на рас­ти­тель­ность тро­пич. пус­тынь, фор­ми­рую­щая­ся на ка­ме­ни­сто-щеб­ни­стых поч­вах, по до­ли­нам встре­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли са­ха­ро-ара­вий­ской фло­ры – про­зо­пис, ака­ции, зи­зи­фус и др.

В по­ни­же­ни­ях рель­е­фа и в до­ли­нах рек рас­про­стра­не­на лу­го­вая и га­ло­фит­ная рас­ти­тель­ность на ал­лю­ви­аль­ных, ино­гда за­со­лён­ных поч­вах. Центр. час­ти со­лон­ча­ко­вых де­прес­сий (напр., пус­ты­ня Деш­те-Ке­вир) прак­ти­че­ски ли­ше­ны рас­тит. по­кро­ва.

Ле­са за­ни­ма­ют 4% пло­ща­ди И. Вслед­ст­вие пе­ре­вы­па­са до­маш­не­го ско­та и вы­ру­бок для то­п­лив­ных нужд ес­те­ст­вен­ное во­зоб­нов­ле­ние ле­сов, по­кры­вав­ших не­ко­гда скло­ны Ко­пет­да­га, За­гро­са, Кух­ру­да, пре­кра­ти­лось, а скло­ны гор бы­ли эро­ди­ро­ва­ны. Ксе­ро­морф­ные низ­ко­рос­лые ду­бо­вые ле­са с при­ме­сью фис­та­шек, ин­жи­ра, гра­на­та со­хра­ни­лись толь­ко на наи­бо­лее ув­лаж­нён­ных зап. скло­нах За­гро­са и в го­рах на се­ве­ро-за­па­де И. На бо­лее су­хих внутр. скло­нах гор, по­кры­тых су­хо­степ­ной рас­ти­тель­но­стью, встре­ча­ют­ся ред­ко­ле­сья из дре­во­вид­ных мож­же­вель­ни­ков (ар­чи), гор­но­го мин­да­ля, фис­та­шек; на юж. внеш­них скло­нах гор пре­об­ла­да­ют гор­ные ко­рич­не­вые поч­вы, а на бо­лее су­хих внут­рен­них – гор­ные се­ро-ко­рич­не­вые.

На сев. скло­нах Эль­бур­са на жел­то­зё­мах и гор­ных бу­ро­зё­мах про­из­ра­ста­ют влаж­ные суб­тро­пич. ре­лик­то­вые ле­са гир­кан­ско­го ти­па. В со­ста­ве ле­сов пре­об­ла­да­ют ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные по­ро­ды (разл. ви­ды лис­то­пад­ных ду­бов, клё­ны, вы­ше по скло­нам в осн. бук вос­точ­ный и граб кав­каз­ский), встре­ча­ет­ся ре­лик­то­вое же­лез­ное де­ре­во (пар­ро­тия). Раз­но­об­раз­ный и гус­той под­ле­сок об­ра­зу­ют ви­ды дзельк­вы, боя­рыш­ни­ка, сли­вы, сам­шит и др. Де­ре­вья не­ред­ко пе­ре­ви­ты лиа­на­ми (плющ, ло­мо­нос). Над верх­ней гра­ни­цей ле­са (с выс. 2000–2500 м) раз­ви­ты кус­тар­ни­ко­вые за­рос­ли и ос­теп­нён­ные лу­га.

Во фло­ри­стич. от­но­ше­нии тер­ри­то­рия И. при­над­ле­жит Ира­но-Ту­ран­ской об­лас­ти Го­ларк­ти­че­ско­го цар­ст­ва. В со­ста­ве фло­ры св. 8000 ви­дов выс­ших рас­те­ний; уро­вень ви­до­во­го эн­де­миз­ма до­сти­га­ет 20%; наи­боль­шим чис­лом ви­дов от­ли­ча­ют­ся бо­бо­вые и ас­т­ро­вые.

На тер­ри­то­рии И. оби­та­ют 140 ви­дов мле­ко­пи­таю­щих (22 на­хо­дят­ся под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния), 293 ви­да гнез­дя­щих­ся птиц (под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния 13 ви­дов), 219 ви­дов пре­смы­каю­щих­ся (под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния 8 ви­дов). Круп­ные хищ­ни­ки – ази­ат­ский лев и ту­ран­ский тигр – пол­но­стью ис­треб­ле­ны на тер­ри­то­рии И. к сер. 20 в. Во внутр. рай­онах стра­ны из­ред­ка встре­ча­ет­ся на­хо­дя­щий­ся на гра­ни ис­чез­но­ве­ния ази­ат­ский ге­пард (в И. ох­ра­ня­ет­ся за­ко­ном круп­ней­шая в ми­ре по­пу­ля­ция). В пус­ты­нях раз­но­об­раз­ны ко­пыт­ные, в т. ч. на­хо­дя­щие­ся под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния иран­ская лань и турк­мен­ский ку­лан; в го­рах и пред­горь­ях – бо­ро­да­тые (без­оа­ро­вые) коз­лы. В го­рах сев. и сев.-зап. час­тей И. (Эль­бурс, За­грос и др.) со­хра­ни­лись бу­рый мед­ведь, ка­бан, бла­го­род­ный олень, ко­су­ля, ар­хар. В пус­ты­нях мно­го­чис­лен­ны хищ­ни­ки – ли­си­цы (обык­но­вен­ная, аф­ган­ская, пес­ча­ная), бар­хан­ный кот, ка­ра­кал, ша­ка­лы; обиль­ны гры­зу­ны, в т. ч. 15 ви­дов пес­ча­нок, туш­кан­чи­ки и др.; пре­смы­каю­щие­ся (яще­ри­цы, в т. ч. се­рый ва­ран, пер­сид­ская га­дю­ка, пес­ча­ная эфа, пе­соч­ная змея и др.). Из птиц в пус­ты­нях ти­пич­ны жа­во­рон­ки (пус­тын­ный и хох­ла­тый), вью­рок, ряб­ки, сак­са­уль­ная сой­ка и др.; хищ­ни­ки пред­став­ле­ны стер­вят­ни­ка­ми, гри­фа­ми, бер­ку­та­ми. Бо­га­та ор­ни­то­фау­на при­озёр­ных бо­лот, где гнез­дят­ся мно­го­числ. пе­ре­лёт­ные пти­цы. Мно­го на­се­ко­мых и па­у­ко­об­раз­ных, в т. ч. скор­пи­он, фа­лан­га, ка­ра­курт. На юге и юго-вос­то­ке И. встре­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли юж.-ази­ат. фа­у­ны: кры­лан, ман­гу­ста, ха­ме­ле­он и др. Омы­ваю­щие И. мо­ря бо­га­ты био­ло­гич. ре­сур­са­ми. В Кас­пий­ском м. важ­ное про­мы­сло­вое зна­че­ние име­ют осётр, бе­лу­га, сев­рю­га, в Пер­сид­ском зал. – сельдь и др. ви­ды рыб; раз­ви­та до­бы­ча жем­чу­га.

В И. соз­да­на раз­ветв­лён­ная сис­те­ма ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий из св. 130 нац. пар­ков, нац. па­мят­ни­ков при­ро­ды, ре­зер­ва­тов с ре­жи­мом за­каз­ни­ков, за­ни­маю­щих в це­лом 6,5% пл. стра­ны. Круп­ней­шие нац. пар­ки: Ба­му, Ке­вир, Ур­мия, Цен­траль­но­эль­бурс­ский и др. В сеть био­сфер­ных ре­зер­ва­тов ЮНЕСКО вклю­че­но 9 объ­ек­тов: Арас­ба­ран, Эрд­жан, Ге­но, Гу­ли­стан, Ха­ра, Ке­вир, оз. Ур­мия, п-ов Ми­ан­ка­ле, Ту­ран. На тер­ри­то­рии И. вы­де­ле­но 21 вод­но-бо­лот­ное уго­дье ме­ж­ду­нар. зна­че­ния об­щей пл. ок. 1,5 млн. га; соз­да­но 6 ох­ра­няе­мых мор. объ­ек­тов.

Население

Тегеран зимой. Фото М. Ю. Лычагина

Боль­шин­ст­во на­се­ле­ния И. со­став­ля­ют на­ро­ды, го­во­ря­щие на иран. язы­ках: пер­сы 38,5%, ма­зен­де­ран­цы 5,6%, ги­лян­цы 5,6%, кур­ды 6,9%, лу­ры 3,7%, бах­тиа­ры 1,5%, бе­луд­жи 1,6%, та­лы­ши 0,8%, ха­за­рей­цы 0,5%, пар­сы 0,5%, пуш­ту­ны 0,2%, тад­жи­ки 0,1%, джем­ши­ды и др. Ок. 30% – тюрк­ские на­ро­ды: азер­бай­джан­цы 20,3%, турк­ме­ны 3,2%, каш­кай­цы 2,4%, хо­ра­сан­ские тюр­ки 1,7%, аф­ша­ры 0,5%, ча­рай­ма­ки 0,3%, шах­се­ве­ны 0,2% и др. В И. жи­вут так­же ара­бы (2,2%, в т. ч. ху­зе­стан­ские ара­бы 1,9%), цы­га­не (2,1%), ар­мя­не 0,3%, ас­си­рий­цы 0,2%, ин­до­па­ки­стан­цы 0,2%, гру­зи­ны 0,1% и др.

Во 2-й пол. 1970-х – 1-й пол. 1980-х гг. И. пе­ре­жи­вал «де­мо­гра­фич. бум»: сред­не­го­до­вой при­рост на­се­ле­ния со­став­лял 3,9% (1976–86). Со 2-й пол. 1980-х гг. тем­пы при­рос­та на­се­ле­ния на­ча­ли сни­жать­ся, в 1990-х – 1-й пол. 2000-х гг. со­ста­ви­ли 1,55%. Ро­ж­дае­мость 16,6 на 1000 чел. (2007), смерт­ность 5,7 на 1000 чел.; мла­ден­че­ская смерт­ность вы­со­кая – 38,1 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных. По­ка­за­тель фер­тиль­но­сти бли­зок к ср.-ев­роп. зна­че­нию – 1,7 ре­бён­ка на 1 жен­щи­ну (6,5 в 1970–75). Ср. воз­раст на­се­ле­ния 25,8 го­да. В воз­рас­тной струк­ту­ре до­ля де­тей (до 15 лет) 23,2%, тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния (15–64 го­да) 71,4%, лиц 65 лет и стар­ше 5,4%. На 100 жен­щин при­хо­дит­ся 103 муж­чи­ны. Ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни со­став­ля­ет 70,1 го­да (в т. ч. муж­чи­ны – 69, жен­щи­ны – 72 го­да).

По оцен­кам, в кон. 1990-х – нач. 2000-х гг. до­ля на­се­ле­ния мо­ло­же 30 лет со­став­ля­ет ок. 68%, что рез­ко обо­ст­ря­ет про­бле­му за­ня­то­сти. Саль­до внеш­них ми­гра­ций 4,3 чел. на 1000 жит.; из И. на учё­бу или ра­бо­ту уез­жа­ет в осн. мо­ло­дёжь, од­на­ко б. ч. вы­ехав­ших воз­вра­ща­ет­ся. В И. про­жи­ва­ет св. 1,5 млн. ино­стран­цев (в т. ч. св. 1,2 млн. – вы­ход­цы из Аф­га­ни­ста­на, а так­же из Ира­ка, Па­ки­ста­на, Турк­ме­нии; 2006, оцен­ка).

Ср. плот­ность населения 43 чел./км2 (2006); наи­боль­шая плот­ность на­се­ле­ния (чел./км2) – в ос­та­нах Те­ге­ран (713) и Кум (90), а так­же вдоль по­бе­ре­жья Кас­пий­ско­го м. (в ос­та­нах Ги­лян 172, Ма­зен­де­ран 123, Го­ле­стан 80). Со 2-й пол. 1960-х гг. бы­ст­ро рас­тёт до­ля гор. на­се­ле­ния (38% в 1966; 46,8% в 1976; 54,3% в 1986; 61,5% в 1996; 68,5% в 2006). Ок. 1/4 нас. стра­ны про­жи­ва­ет в 7 го­ро­дах-«мил­лио­не­рах» (тыс. чел., 2007): Те­ге­ран 7186 (в аг­ло­ме­ра­ции св. 13000),

Меш­хед 2464, Ис­фа­хан 1600,6 (в аг­ло­ме­ра­ции 2961,3), Ке­редж 1602 (вхо­дит в аг­ло­ме­ра­цию Те­ге­ра­на), Теб­риз ок. 1500, Ши­раз 1307, Кум 1081 и др.

Эко­но­ми­че­ски ак­тив­ное на­се­ле­ние ок. 24 млн. чел., из них в эко­но­ми­ке за­ня­то 87,2% (2006). Струк­ту­ра за­ня­то­сти на­се­ле­ния (%): сфе­ра ус­луг ок. 50, пром-сть 27, с. х-во 23. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы 11% (офиц. дан­ные, 2007; 12,8% в 2006); ок. 18% нас. жи­вёт за чер­той бед­но­сти (2007).

Религия

По офиц. дан­ным (2007), ок. 98% нас. И. со­став­ля­ют му­суль­ма­не, из них: шии­ты – 89%, сун­ни­ты – 9%; ок. 2% нас. И. в со­во­куп­но­сти со­став­ля­ют хри­стиа­не и пред­ста­ви­те­ли др. кон­фес­сио­наль­ных групп (ба­хаи­ты, ман­деи, ин­ду­сы, ези­ды, зо­роа­ст­рий­цы, иу­даи­сты). В И. рас­по­ло­же­ны два свя­щен­ных го­ро­да шии­тов: Меш­хед и Кум.

Со­глас­но Кон­сти­ту­ции И. (1979, с по­прав­ка­ми 1989), офиц. ре­ли­гия И. – ис­лам джа­фа­рит­ско­го тол­ка (маз­хаб) ши­из­ма (см. Има­ми­ты). Его при­дер­жи­ва­ет­ся по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во пер­сов, ги­лян­цев, ма­зен­де­ран­цев, та­тов, та­лы­шей, лу­ров, бах­тиа­ров, азер­бай­джан­цев, шах­се­ве­нов, каш­кай­цев и др. Шии­та­ми-има­ми­та­ми яв­ля­ет­ся так­же часть кур­дов (в Хо­ра­са­не). Груп­па кур­дов, жи­ву­щая в рай­оне Сер­дешт-Ба­не и на юге Кур­ди­ста­на, при­над­ле­жит к ши­ит­ско­му те­че­нию али-ила­хи (ахл-и хакк). К это­му же те­че­нию, а так­же к др. ши­ит­ско­му те­че­нию курд-ба­ча от­но­сят­ся лу­ры, жи­ву­щие в Сер­ка­не. Сун­ни­ты всех маз­ха­бов и шии­ты-зей­ди­ты (см. Зей­ди­ты) пол­но­стью сво­бод­ны в вы­пол­не­нии ре­лиг. об­ря­дов со­глас­но сво­им ре­лиг. нор­мам; они мо­гут за­ни­мать­ся ре­лиг. вос­пи­та­ни­ем и об­ра­зо­ва­ни­ем, ре­шать гражд. и лич­ные де­ла (брак, раз­вод, всту­п­ле­ние в на­след­ст­во, за­ве­ща­ние) и на ос­но­ва­нии их об­ра­щать­ся в суд. К сун­ни­там при­над­ле­жит б. ч. кур­дов, а так­же бе­лу­джи, турк­ме­ны, джем­ши­ды, не­боль­шая груп­па та­лы­шей. В И. име­ют­ся так­же ис­маи­ли­ты. Со­глас­но Кон­сти­ту­ции И., зо­роа­ст­рий­цы, иу­даисты и хри­стиа­не, имею­щие иран. граж­дан­ст­во, яв­ля­ют­ся ре­лиг. мень­шин­ст­ва­ми, ко­то­рые мо­гут сво­бод­но осу­ще­ст­в­лять свои ре­лиг. об­ря­ды в рам­ках за­ко­на и по­сту­пать в гражд. де­лах и в сфе­ре ре­лиг. вос­пи­та­ния со­глас­но сво­ему уче­нию (для пред­ста­ви­те­лей этих кон­фес­сий так­же за­ре­зер­ви­ро­ва­ны мес­та в медж­ли­се).

Хри­сти­ан­ст­во на тер­ри­то­рии И. пред­став­ле­но пре­им. при­хо­да­ми Ар­мян­ской апо­столь­ской церк­ви (епи­скоп­ст­во Те­ге­ран), Ас­си­рий­ской церк­ви Вос­то­ка (епи­скоп­ст­во Иран), не­мно­го­числ. при­хо­да­ми хал­до-ка­то­лич. и ар­мя­но-ка­то­лич. тра­ди­ции, об­щи­на­ми разл. про­тес­тант­ских де­но­ми­на­ций.

Исторический очерк

Иран в древности

Архив БРЭ Расписной сосуд позднего этапа культуры Чешме-Али. 2-я пол. 5-го тыс. до н. э. Лувр (Париж).

Пер­вые сви­де­тель­ст­ва за­се­ле­ния тер­ри­то­рии И. че­ло­ве­ком от­но­сят­ся к ср. па­лео­ли­ту (Му­стье; бо­лее 40 тыс. лет на­зад) – пе­щер­ные сто­ян­ки древ­них охот­ни­ков в до­ли­не р. Гор­ган и в За­гро­се. В Ху­зе­ста­не об­на­ру­же­ны пе­щер­ные сто­ян­ки позд­не­го па­лео­ли­та: ран­ний этап – ба­ра­до­ст­ская куль­ту­ра (ок. 38–35 тыс. лет на­зад), позд­ний – зар­зий­ская куль­ту­ра (21–12 тыс. лет на­зад), ко­то­рая пе­ре­рас­та­ет в ме­ст­ные куль­ту­ры ме­зо­ли­та (10–7-е тыс. до н. э.). Ме­зо­ли­тич. сто­ян­ки вы­яв­ле­ны и в Юж. При­кас­пии – Га­ри-Ка­мар­банд, Хо­ту, верх­ние слои ко­то­рых от­но­сят­ся к не­о­ли­ту (кон. 7-го – 6-е тыс.), ко­гда на­ча­лось одо­маш­ни­ва­ние мел­ко­го ро­га­то­го ско­та, сви­ньи, хо­тя охо­та про­дол­жа­ла иг­рать важ­ную роль. В 7–5-м тыс. в отд. рай­онах И. ста­ли воз­де­лы­вать­ся куль­тур­ные зла­ки, по­яв­ля­лись пер­вые ран­не­зем­ле­дельч. по­се­ле­ния: Те­пе-Ту­лай, Чо­га-Ма­ми (За­грос), Хад­жи-Фи­руз (Сев.-Зап. И.), Занг-и-Чак­мак, Си­алк I (Центр. И.), Те­пе-Яхья (Юж. И.). В ран­нем эне­о­лите (5-е тыс.) скла­ды­ва­лась сис­те­ма оа­зис­но­го рас­се­ле­ния на ба­зе зем­ле­дель­че­ско-ско­то­водч. хо­зяй­ст­ва – куль­ту­ра Чеш­ме-Али, Си­алк I–II, ран­ние ком­плек­сы Су­зиа­ны (Джа­фа­ра­бад, Джо­ви, Бен­де­баль), ниж­ние слои Гия­на (пе­рио­ды VA–VB), Ба­кун В. Раз­ви­тый эне­о­лит (1-я пол. – сер. 4-го тыс.) – вре­мя ин­тен­сив­но­го раз­ви­тия зем­ле­дель­че­ско-ско­то­водч. об­щин, ко­гда воз­ни­ка­ли но­вые по­се­ле­ния, про­ис­хо­дил подъ­ём ме­тал­лур­гии, поя­вил­ся гон­чар­ный круг, дав­ший на­ча­ло гон­чар­но­му про­из-ву в Центр. И. (Си­алк III), а так­же на се­ве­ре (Гис­сар I), на за­па­де (Ги­ян VС–VD) и на юго-за­па­де (Су­зы А, Ба­кун А). В Сев.-Зап. И. (Пиш­де­ли-Те­пе, Гей-Те­пе М) и на юго-вос­то­ке (Те­пе-Яхья) пред­став­ле­ны бо­лее ар­ха­ич­ные куль­ту­ры.

Архив БРЭ Остродонный сосуд с росписью из Гиссара, период IIа. Ок. 3300–3000 до н .э. Музей Древнего Востока (Токио).

В кон. 4-го – нач. 3-го тыс. до н. э. в Юго-Зап. И. на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние ци­ви­ли­за­ции, поя­ви­лись отд. го­ро­да-го­су­дар­ст­ва в Эла­ме (Су­зы С, Та­ли-Ма­ли­ан пе­рио­да Ба­неш), раз­вер­ну­лась «про­то­элам­ская тор­го­вая экс­пан­сия» в Центр. И. (Си­алк IV), на юго-вос­то­ке (Те­пе-Яхья) и вос­то­ке (Шах­ри-Со­хте), где най­де­ны таб­лич­ки с пись­ме­на­ми и ци­лин­д­рич. пе­ча­ти. На сер. – 2-ю пол. 3-го тыс. при­хо­дит­ся рас­цвет древ­не­элам­ско­го цар­ст­ва (Су­зы D и древ­не­элам­ские слои, Та­ли-Ма­ли­ан пе­рио­да Каф­та­ри). Не­по­сред­ст­вен­но гра­ни­чив­шее с Ме­ж­ду­речь­ем элам­ское об­ще­ст­во на­хо­ди­лось под силь­ным влия­ни­ем шу­ме­ро-ак­кад­ской куль­ту­ры, от­ку­да за­им­ст­во­ва­ло кли­но­пись, вы­тес­нив­шую в 22 в. ме­ст­ную ие­рог­ли­фи­ку. Про­цесс ур­ба­ни­за­ции, обу­слов­лен­ный тех­нич. про­грес­сом и ак­тив­ны­ми куль­тур­ны­ми взаи­мо­дей­ст­вия­ми с др. го­ро­да­ми Эла­ма, Ме­со­по­та­мии, Ин­дии, ох­ва­тил осн. об­лас­ти Сев. и Вост. И. (Гис­сар IIIA–B, Тю­ренг-Те­пе IIIA–B, Шах­ри-Со­хте II–IV, Бем­пур III–V, Ху­раб, Яхья IVB–C, Шах­дад и др.). Ве­ро­ят­но, тер­ри­то­рия И. и Ср. Азии слу­жи­ла важ­ным ис­точ­ни­ком ми­нер. ре­сур­сов и стро­ит. сы­рья (ру­ды, ка­мень, де­ре­во) для др. ци­ви­ли­за­ций. По мо­гиль­ни­кам ру­бе­жа 3–2-го тыс. (Гис­сар IIIС, Ас­т­ра­бад­ский клад) мож­но про­сле­дить про­цесс вы­де­ле­ния эли­ты. Во 2-м тыс. ран­не­го­род­ские цен­тры Сев. и Вост. И. при­шли в упа­док и пре­кра­ти­ли своё су­ще­ст­во­ва­ние. Зап. И. во 2-й пол. 3-го тыс. на­се­ля­ли гор­ные ско­то­вод­че­ско-зем­ле­дельч. пле­ме­на лул­лу­бе­ев (Ги­ян IV), се­вер­нее оби­та­ли ку­тии, ок. 2200 вре­мен­но за­вое­вав­шие Ме­со­по­та­мию. Др. гор­ные пле­ме­на – кас­си­ты – за­вое­ва­ли в нач. 18 в. Сев. Ва­ви­ло­нию, к 1-й пол. 16 в. – так­же юж. часть стра­ны и вла­де­ли ею на про­тя­же­нии не­сколь­ких ве­ков. В 1157 Элам – вост. со­сед Ва­ви­ло­нии – на­нёс кас­си­там со­кру­ши­тель­ный удар. В 12–8 вв. Элам со­пер­ни­чал и вёл вой­ны с Ас­си­ри­ей за об­ла­да­ние Ва­ви­ло­ни­ей, ко­торые ос­ла­би­ли его; в 639 он был за­воё­ван ас­си­рий­ца­ми.

Во 2-м тыс. до н. э. на тер­ри­то­рию И. на­ча­ли про­ни­кать ко­че­вые ин­до­ев­ро­пей­ские (арий­ские) пле­ме­на (см. в ст. Ин­до­ев­ро­пей­цы), поль­зо­вав­шие­ся разл. иран. диа­лек­та­ми. Пред­по­ло­жи­тель­но, что они дви­га­лись с се­ве­ра дву­мя пу­тя­ми – вдоль вост. и зап. по­бе­ре­жий Кас­пий­ско­го м. От са­мо­на­зва­ния этих пле­мён (арья) тер­ри­то­рия, за­се­лён­ная ими, по­лу­чи­ла назв. «Стра­на ари­ев» (см. в ст. Ариа­на). Ве­ро­ят­но, к нач. 1-го тыс. при­шель­цы ас­си­ми­ли­ро­ва­ли ме­ст­ное на­се­ле­ние. У древ­них иран­цев сло­жи­лась дуа­ли­стич. ре­ли­гия – зо­роа­ст­ризм.

В 670-е гг. до н. э. в сев.-зап. час­ти Иран­ско­го на­го­рья воз­ник­ло са­мо­сто­ят. цар­ст­во Ми­дия с цен­тром в Эк­ба­та­не (иран. – Хаг­ма­та­на, ны­не г. Ха­ма­дан). По­бе­див в сою­зе с Ва­ви­ло­ни­ей Ас­си­рию, по­ко­рив Урар­ту, Ман­ней­ское цар­ст­во и рас­про­стра­нив свою власть на б. ч. Иран­ско­го на­го­рья, Ми­дия пре­вра­ти­лась в круп­ней­шую пе­ред­неа­зи­ат­скую дер­жа­ву. В 550 вой­на Ми­дии с под­чи­нён­ным ей цар­ст­вом – Пер­си­дой за­кон­чи­лась пе­ре­хо­дом вла­сти в Ми­дии в ру­ки перс. ди­на­стии Ахе­ме­ни­дов. Назв. Пер­си­да (Пар­са, Парс, ны­не ис­то­рич. об­ласть Фарс) древ­ние гре­ки, а позд­нее и др. ев­роп. на­ро­ды пе­ре­не­сли на тер­ри­то­рию И. и ста­ли на­зы­вать её Пер­си­ей (это назв. И. со­хра­ня­лось в ев­роп. тра­ди­ции до 1935).

Ахе­ме­ни­дов го­су­дар­ст­во пред­став­ля­ло со­бой об­шир­ную и мо­гу­ще­ст­вен­ную дер­жа­ву. К кон. 6 в. до н. э. в ре­зуль­та­те за­вое­ва­ний ос­но­ва­те­ля ди­на­стии ца­ря Ки­ра II и его пре­ем­ни­ков под вла­стью Ахе­ме­нидов ока­за­лись зем­ли от р. Инд на вос­то­ке до Эгей­ско­го м. на за­па­де и от Ар­ме­нии на се­ве­ре до 1-го по­ро­га р. Нил на юге. В гос-ве Ахе­ме­ни­дов сло­жи­лась куль­ту­ра, во­брав­шая в се­бя мн. эле­мен­ты древ­них куль­тур Пе­ред­ней Азии, Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья и Ин­дии. В хо­де адм. ре­форм Да­рия I гос-во бы­ло раз­де­ле­но на на­ме­ст­ни­че­ст­ва (сат­ра­пии), зна­чит. часть пер­сов, в ру­ках ко­то­рых на­хо­ди­лись ор­га­ны гос. управ­ле­ния и ко­ман­до­ва­ние вой­ском, ос­во­бо­ж­де­на от по­да­тей и по­вин­но­стей. Офи­ци­аль­но при­знан­ной ре­ли­ги­ей Ахе­ме­ни­дов бы­ла од­на из ран­них раз­но­вид­но­стей зо­роа­ст­риз­ма, но на­ря­ду с ней бы­то­ва­ли и ме­ст­ные куль­ты. В 6–4 вв. дог­ма­ты зо­роа­ст­риз­ма ещё не бы­ли стро­го за­фик­си­ро­ва­ны, что во мно­гом объ­яс­ня­ет ис­клю­чит. ве­ро­тер­пи­мость перс. ца­рей. Кро­ме иран. (др.-перс.) яз., в ка­че­ст­ве офиц. язы­ков ис­поль­зо­ва­лись ва­ви­лон­ский, элам­ский и ара­мей­ский.

Стрем­ле­ние Ахе­ме­ни­дов к гос­под­ству на рын­ках и тор­го­вых пу­тях Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья ста­ло од­ной из при­чин дли­тель­ных гре­ко-пер­сид­ских войн, ко­то­рые в ито­ге по­дор­ва­ли мо­гу­ще­ст­во перс. дер­жа­вы. К сер. 4 в. до н. э. им­пе­рия Ахе­ме­ни­дов пе­ре­жи­ва­ла кри­зис цар­ской вла­сти, уси­ли­ва­лись се­па­ра­ти­ст­ские уст­рем­ле­ния на­ме­ст­ни­ков под­чи­нён­ных Ахе­ме­ни­дам стран и про­вин­ций. Вос­поль­зо­вав­шись ос­лаб­ле­ни­ем Ахе­ме­ни­дов, Алек­сандр Ма­ке­дон­ский пред­при­нял в 334 за­вое­ва­тель­ный по­ход на вос­ток. В бит­ве при Гав­га­ме­лах (1.10.331) его вой­ско на­нес­ло ре­шаю­щее по­ра­же­ние ар­мии по­след­не­го ахе­ме­нид­ско­го ца­ря Да­рия III (336–330). В февр. 330 ма­ке­до­ня­не всту­пи­ли в Су­зы, а за­тем в Пер­се­поль и Па­сар­гады. Перс. дер­жа­ва па­ла.

По­сле смер­ти Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го в ре­зуль­та­те борь­бы ме­ж­ду его пол­ко­вод­ца­ми (диа­до­ха­ми) тер­ри­то­рия И. во­шла в со­став эл­ли­ни­стич. гос-ва Се­лев­ки­дов. В эту эпо­ху греч. яз. и куль­ту­ра рас­про­стра­ни­лись по все­му И. и про­ник­ли в выс­шие слои иран. об­ще­ст­ва. В сер. 3 в. до н. э. в рай­онах, при­ле­гаю­щих к юго-вост. по­бе­ре­жью Кас­пий­ско­го м., кон­со­ли­ди­ро­ва­лись пле­ме­на пар­фян, ко­то­ры­ми ста­ла пра­вить ди­на­стия Ар­ша­ки­дов, объ­явив­шая се­бя на­след­ни­цей Ахе­ме­ни­дов. К сер. 2 в. к Пар­фян­ско­му цар­ст­ву бы­ла при­сое­ди­не­на вся тер­ри­то­рия И. Ар­ша­ки­ды, ис­пы­тав­шие силь­ное влия­ние греч. куль­ту­ры (офиц. язы­ка­ми в их гос-ве бы­ли гре­че­ский и пар­фян­ский – один из ср.-иран. язы­ков), тем не ме­нее спо­соб­ст­во­ва­ли ос­во­бо­ж­де­нию И. от вла­сти гре­ков. В 1 в. до н. э. Пар­фия всту­пи­ла в борь­бу с Ри­мом за ге­ге­мо­нию в Пе­ред­ней Азии, от­ра­зи­ла втор­же­ния рим­лян на свою тер­ри­то­рию. Ко 2 в. н. э. в Пар­фии уси­ли­лись по­зи­ции на­ме­ст­ни­ков и ме­ст­ных пра­ви­те­лей. Офи­ци­аль­но они име­но­ва­лись ша­ха­ми (ца­ря­ми), то­гда как пар­фян­ский го­су­дарь об­ла­дал ти­ту­лом ша­хин­ша­ха (ца­ря ца­рей).

В 220-х гг. в ре­зуль­та­те войн с Ри­мом и внутр. смут пар­фян­ское гос-во при­шло в упа­док. В 224 Ар­да­шир (ок. 180–239 или 241), пра­ви­тель Фар­са, Кер­ма­на и Гея, под­дер­жи­вае­мый зна­тью и жре­че­ст­вом, раз­гро­мил по­след­не­го пар­фян­ско­го ца­ря Ар­та­ба­на V (ок. 209–224). Тер­ри­то­рия Пар­фян­ско­го цар­ст­ва во­шла в со­став гос-ва Ар­да­ши­ра, ко­ро­но­вав­ше­го­ся в 226/227 ша­хин­ша­хом под име­нем Ар­да­ши­ра I и став­ше­го ро­до­на­чаль­ни­ком ди­на­стии Са­са­ни­дов. Его пре­ем­ник Ша­пур I (пра­вил до 272) рас­ши­рил гра­ни­цы Са­са­нид­ской дер­жа­вы, под­чи­нив ей Ар­ме­нию, б. ч. Хо­ра­са­на и ряд рай­онов Ме­со­по­та­мии. В пе­ри­од вла­ды­че­ст­ва Са­са­ни­дов в И. воз­ро­ди­лись древ­ние по­ли­тич. тра­ди­ции, ко­то­рые по­сте­пен­но сме­ни­ли эл­ли­ни­сти­че­ские, на­чал­ся про­цесс язы­ко­во­го объ­е­ди­не­ния иран. эт­но­сов. Перс. на­ре­чие (пар­сик) вы­тес­ни­ло греч. и ара­мей­ский язы­ки из сфе­ры гос. управ­ле­ния и куль­ту­ры, а так­же мн. ме­ст­ные го­во­ры. Зна­чит. раз­ви­тие по­лу­чи­ли иран. го­ро­да, ко­то­рые, од­на­ко, по ме­ре ук­ре­п­ле­ния по­зи­ций центр. вла­сти по­сте­пен­но те­ря­ли свои при­ви­ле­гии. В позд­не­са­са­нид­скую эпо­ху (5–7 вв.) ут­вер­ди­лось раз­де­ле­ние иран. об­ще­ст­ва на че­ты­ре со­сло­вия (пе­шак): жре­че­ст­во, во­ен. знать, чи­нов­ни­че­ст­во, по­дат­ное на­се­ле­ние. В са­са­нид­ском И. су­ще­ст­во­вал ин­сти­тут раб­ст­ва, од­на­ко на­дёж­ных ис­точ­ни­ков, по­зво­ляю­щих ут­вер­ждать, что ра­бы яв­ля­лись осн. про­из­во­ди­те­ля­ми ма­те­ри­аль­ных благ, нет. Прак­ти­ко­вал­ся час­тич­ный от­пуск ра­бов на во­лю, при­чём раб ста­но­вил­ся соб­ст­вен­ни­ком час­ти про­из­во­ди­мо­го им про­дук­та. В кон. 5 – нач. 6 вв. про­изош­ло рас­слое­ние иран. об­щин (на­фов). Их вер­хуш­ка (дех­ка­не) об­ре­ла ста­тус сред­них и мел­ких зем­ле­вла­дель­цев. Воз­вы­ше­нию дех­кан и их урав­не­нию в пра­вах с ро­до­вой зна­тью спо­соб­ст­во­ва­ли ре­фор­мы ша­хин­ша­ха Хос­ро­ва I Ану­шир­ва­на, на­прав­лен­ные на ос­лаб­ление влия­ния чи­нов­ни­че­ст­ва и круп­ных зем­ле­вла­дель­цев.

В са­са­нид­ском И. окон­ча­тель­но сло­жи­лись дог­мы зо­роа­ст­риз­ма как гос. ре­ли­гии, бы­ла ко­ди­фи­ци­ро­ва­на Аве­ста. В сер. 3 в. рас­про­стра­ни­лось ма­ни­хей­ст­во. Од­но­вре­мен­но рос­ло чис­ло хри­сти­ан, гл. обр. в об­лас­тях с ара­мей­ским на­се­ле­ни­ем и в Ху­зе­ста­не (Ху­зи­ста­не); не­сто­ри­ан­ская цер­ковь, под­верг­шая­ся го­не­ни­ям в Ви­зан­тии по­сле Эфес­ско­го со­бо­ра 431, по­лу­чи­ла по­кро­ви­тель­ст­во со сто­ро­ны ша­хин­ша­хов. В вост. про­вин­ци­ях И. рас­про­стра­нил­ся буд­дизм. В кон. 5 – нач. 6 вв. воз­ник­ло дви­же­ние маз­да­ки­тов, опи­рав­шее­ся на ма­ни­хей­ские идеи и на­прав­лен­ное про­тив рос­та мо­гу­ще­ст­ва фео­да­ли­зи­ро­вав­шей­ся ари­сто­кра­тии и зо­ро­аст­рий­ско­го ду­хо­вен­ст­ва.

Со вре­ме­ни прав­ле­ния Ша­пу­ра I са­са­нид­ское гос-во ве­ло по­сто­ян­ные вой­ны с Ри­мом, а за­тем с Ви­зан­ти­ей за ге­ге­мо­нию в Пе­ред­ней Азии. Са­са­ни­дам уда­лось по­ко­рить Юж. Ара­вию, Си­рию, Па­ле­сти­ну и Еги­пет. Вой­ны с мо­гу­ществ. со­се­дя­ми ос­ла­би­ли са­са­нид­скую дер­жа­ву. В 7 в. она не смог­ла про­ти­во­сто­ять араб­ским за­вое­ва­ни­ям. Про­иг­рав ара­бам бит­ву при Ка­ди­сии, по­след­ний са­са­нид­ский пра­ви­тель Йез­де­герд III был вы­ну­ж­ден в мар­те 637 ос­та­вить свою сто­ли­цу Кте­си­фон (на тер­ри­то­рии совр. Ира­ка), а вес­ной 642, по­сле по­ра­же­ния при Не­ха­вен­де, ус­ту­пил ара­бам Зап. И. Пол­но­стью гос-во Са­са­ни­дов бы­ло за­воё­ва­но ара­ба­ми в 651 и вклю­че­но в со­став Ха­ли­фа­та.

Иран в 7–16 вв. 

Под вла­стью ара­бов по­ло­же­ние всех сло­ёв иран. об­ще­ст­ва су­ще­ст­вен­но из­ме­ни­лось. Зем­ли в И. бы­ли пе­ре­рас­пре­де­ле­ны в поль­зу за­вое­ва­те­лей, часть на­се­ле­ния об­ра­ще­на в раб­ст­во (труд ра­бов при­ме­нял­ся в с. х-ве, на строи­тель­ст­ве ир­ри­гац. со­ору­же­ний, в ре­мес­лен­ных мас­тер­ских, в гос. руд­ни­ках). В И. бы­ла со­хра­не­на по­дат­ная сис­те­ма вре­мён Са­са­ни­дов, но раз­ме­ры по­земель­ной по­да­ти (ха­рад­жа) уве­ли­чи­лись. Бы­ст­ро рас­про­стра­нял­ся ис­лам; к 10 в. его при­ня­ла б. ч. иран­цев. Араб. яз. на­дол­го стал язы­ком нау­ки, лит-ры и гос. управ­ле­ния.

Ожи­да­ния иран­цев, что с об­ра­ще­ни­ем в ис­лам они ста­нут пол­но­прав­ны­ми чле­на­ми му­сульм. об­щи­ны, не оп­рав­да­лись. Ко­рен­ное на­се­ле­ние иран. зе­мель про­дол­жа­ло пла­тить тя­жё­лые на­ло­ги, от­но­ше­ние к не­му со сто­ро­ны за­вое­ва­те­лей ос­та­ва­лось пре­неб­ре­жи­тель­ным. Это соз­да­ло пи­та­тель­ную поч­ву для рас­про­стра­не­ния в сре­де му­суль­ман-не­ара­бов в И. ши­из­ма, ха­рид­жит­ской про­па­ган­ды (см. в ст. Ха­рид­жи­ты), а так­же уче­ния хур­ра­ми­тов. В 747 в Мерв­ском оа­зи­се под пред­во­ди­тель­ст­вом Абу Мус­ли­ма за­ро­ди­лось дви­же­ние про­тив вла­сти ха­ли­фов-Омей­я­дов, ко­то­рое вско­ре при­об­ре­ло мас­со­вый ха­рак­тер и ох­ва­ти­ло весь И. На вол­не это­го дви­же­ния в 750 власть в Ха­ли­фа­те пе­ре­шла к Аб­ба­си­дам.

В го­ды прав­ле­ния Аб­ба­си­дов ара­бы по­сте­пен­но ли­ши­лись в Ха­ли­фа­те ис­клю­чит. по­ло­же­ния и мо­но­по­лии на власть. Гл. опо­рой но­вой пра­вя­щей ди­на­стии ста­ли иран. и ср.-ази­ат. зем­ле­вла­дель­цы. Это спо­соб­ст­во­ва­ло воз­ро­ж­де­нию в му­сульм. И. мн. тра­ди­ций и ин­сти­ту­тов са­са­нид­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти, в т. ч. вос­ста­нов­ле­нию по­ста гла­вы адм. ап­па­ра­та – ва­зи­ра. Со 2-й пол. 8 в. уча­сти­лись нар. вы­сту­п­ле­ния, на­прав­лен­ные пре­ж­де все­го про­тив рос­та по­дат­но­го бре­мени. Под влия­ни­ем хур­ра­ми­тов в 1-й пол. 9 в. на се­ве­ре и се­ве­ро-за­па­де И. вспых­ну­ло Ба­бе­ка вос­ста­ние, про­изош­ли кре­сть­ян­ские вол­не­ния в Та­ба­ри­ста­не (839) и др. мес­тах. В свя­зи с воз­вы­ше­ни­ем во 2-й пол. 9 в. в Ха­ли­фа­те гу­ля­мов иран. знать на выс­ших гос. по­стах по­сте­пен­но вы­тес­ни­ли пред­ста­ви­те­ли тюрк. на­род­но­стей.

В 9 – 1-й пол. 11 вв. по ме­ре рас­па­да Ха­ли­фа­та на тер­ри­то­рии И. воз­ни­ка­ли по­лу­не­за­ви­си­мые на­следств. на­ме­ст­ни­че­ст­ва (эми­ра­ты) во гла­ве с иран. ди­на­стия­ми – в Сис­та­не (Сид­жи­ста­не) (Саф­фа­ри­ды, 867 – меж­ду 900 и 908), в Хо­ра­са­не (Та­хи­ри­ды, 821–873; Саф­фа­ри­ды, 873–900) и др. ре­гио­нах. В 900 Хо­ра­сан и весь Вост. И. во­шли в со­став гос-ва Са­ма­ни­дов. В 1-й пол. 10 в. в Зап. И. и Ира­ке сло­жи­лось гос-во иран. ди­на­стии Буи­дов, ко­то­рые, за­хва­тив в 945 Ба­гдад, по­ло­жи­ли ко­нец прав­ле­нию в Ха­ли­фа­те Аб­ба­си­дов. Воз­ро­ж­дая др.-иран. вла­ст­ные тра­ди­ции, бу­ид­ский пра­ви­тель Азуд ад-До­уле (пра­вил в 949–983) при­нял ти­тул ша­хин­ша­ха.

В 9–11 вв. про­ис­хо­дил эко­но­мич. и куль­тур­ный подъ­ём иран. зе­мель. Рос­ли и раз­ви­ва­лись го­ро­да; на­се­ле­ние круп­ных цен­тров (Ни­ша­пу­ра, Ис­фа­ха­на, Ха­ма­да­на) пре­вы­си­ло 100 тыс. чел., ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась тран­зит­ная тор­гов­ля. Про­во­ди­лись ши­ро­ко­мас­штаб­ные ра­бо­ты по раз­ви­тию сис­те­мы оро­ше­ния, строи­лись сис­те­мы под­зем­ных ка­на­лов (кя­ри­зов). На­ря­ду с тра­диц. про­до­вольств. куль­ту­ра­ми (яч­мень, пше­ни­ца, рис) ста­ли воз­де­лы­вать­ся тех­нич. куль­ту­ры (хлоп­чат­ник, лён, кра­силь­ные рас­те­ния). Зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось ре­мес­лен­ное про­из-во, гл. обр. тек­стиль­ное. Важ­ную роль в эко­но­ми­ке И. про­дол­жа­ли иг­рать ко­че­вые и по­лу­ко­че­вые пле­ме­на иран­цев, а в юго-зап. рай­онах – ара­бов. Эко­но­мич. подъ­ём со­про­во­ж­дал­ся рас­цве­том куль­ту­ры. Иран. Сред­не­ве­ко­вье да­ло ми­ру ве­ли­ких ма­те­ма­ти­ков, ас­тро­но­мов, ме­ди­ков, фи­ло­со­фов, ис­то­ри­ков, гео­гра­фов (Би­ру­ни, Ибн Си­на, ат-Та­ба­ри, аль-Ис­тах­ри, Бей­ха­ки и др.), внёс­ших зна­чит. вклад в ми­ро­вую нау­ку. Не­бы­ва­ло­го рас­цве­та в 9–11 вв. дос­тиг­ла иран. по­эзия на да­ри-фар­си, при­ме­ром ко­то­рой слу­жит твор­че­ст­во Да­ки­ки, Фир­до­уси и др. ав­то­ров. Ар­хи­тек­ту­ра ср.-век. И. впи­та­ла тра­ди­ции как Ви­зан­тии и Си­рии (гл. обр. в Сев. И. в 8–10 вв.), так и са­са­нид­ской эпо­хи.

По­сле рас­па­да в 999 дер­жа­вы Са­ма­ни­дов Вост. И. был при­сое­ди­нён к гос-ву Газ­не­ви­дов. В 1040 в сра­же­нии при Дан­де­на­ка­не Газ­не­ви­ды по­тер­пе­ли по­ра­же­ние от сель­джу­ков – од­ной из груп­пи­ро­вок тюрк. пле­мён огу­зов – и бы­ли вы­ну­ж­де­ны ус­ту­пить им Юж. и Зап. Хо­ра­сан, Гур­ган, Сев. Аф­га­ни­стан. В 1042–62 сель­джу­ки по­ко­ри­ли Та­ба­ри­стан, Перс. Ирак, Лу­ре­стан (Лу­ри­стан), Ху­зе­стан, Кер­ман, Фарс и со­пре­дель­ные зем­ли. Под их вла­стью в ито­ге ока­зал­ся поч­ти весь Зап., Центр. и Юго-Вост. И. При сул­та­нах-Сель­джу­ки­дах иран. чи­нов­ная вер­хуш­ка, вы­сту­пав­шая за силь­ное цен­тра­ли­зо­ван­ное гос-во, про­ти­во­стоя­ла огуз­ской во­ен. зна­ти, стре­мив­шей­ся раз­де­лить по­ко­рён­ные тер­ри­то­рии на удель­ные вла­де­ния. В кон. 11 – нач. 12 вв. гос-во Сель­джу­ки­дов всту­пи­ло в по­ло­су меж­до­усобиц и рас­па­лось на ряд сул­та­на­тов, внут­ри ко­то­рых сло­жи­лись кня­же­ст­ва силь­ных вас­са­лов – ата­бе­ков. В 1118 Хо­ра­сан стал по­ли­тич. цен­тром (дар аль-мульк) Вос­точ­но­сель­джук­ско­го сул­та­на­та, в ко­то­рый вхо­ди­ли так­же Балх, Гур­ган, Ма­зен­де­ран, Та­ба­ри­стан и Рей (в вас­саль­ной за­ви­си­мо­сти от не­го на­хо­ди­лись Хо­резм, Гур, Сис­тан и Газ­ний­ский сул­та­нат). В 1160-х гг. Вос­точ­но­сель­джук­ский сул­та­нат рас­пал­ся на мел­кие вла­де­ния; к кон. 12 в. поч­ти все они бы­ли за­хва­че­ны хо­резм­ша­хом Те­ке­шем (1172–1200). В го­рах Эль­бур­са и Ку­хи­ста­на в 1090 воз­ник­ло гос-во ис­маи­ли­тов с цен­тром в Ала­му­те.

В 1220 в И. вторг­лись мон­го­лы. К 1221 они взя­ли го­ро­да На­са и Ни­ша­пур на тер­ри­то­рии Хо­ра­са­на, а в 1230–40-х гг. по­ко­ри­ли б. ч. иран. зе­мель. В 1256 Ху­ла­гу-хан раз­гро­мил гос-во ис­маи­ли­тов, а за­тем за­хва­тил Зап. И. Монг. за­вое­ва­ние на­нес­ло серь­ёз­ный ущерб эко­но­ми­ке и куль­ту­ре И., т. к. со­про­во­ж­да­лось раз­граб­ле­ни­ем и унич­то­же­ни­ем мн. го­ро­дов, ра­зо­ре­ни­ем круп­ных с.-х. рай­онов, мас­со­вой ги­бе­лью на­се­ле­ния. Мон­го­лы вве­ли сис­те­му тя­же­лей­ших на­ло­гов и по­вин­но­стей, а кре­сть­ян при­кре­пи­ли к зем­ле.

В сер. 13–14 вв. И. вхо­дил в со­став монг. улу­са иль­ха­нов из ди­на­стии Ху­ла­гуи­дов. Иль­хан Га­зан-хан при­нял ис­лам, сбли­зил­ся с иран. зна­тью, при по­мо­щи сво­его ва­зи­ра Ра­шид ад-Ди­на про­вёл ряд ре­форм, спо­соб­ст­во­вав­ших не­ко­то­ро­му хо­зяйств. подъ­ё­му. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние зе­мель­но­го ус­лов­но­го по­жа­ло­ва­ния (см. Ик­та), пре­вра­тив­ше­го­ся в на­следств. вла­де­ние, упа­док го­ро­дов и то­вар­но­го про­из-ва, ос­лаб­ле­ние эко­но­мич. свя­зей ме­ж­ду об­лас­тя­ми по­до­рва­ли гос-во Ху­ла­гуи­дов.

В 1330-х гг. по­сле не­удач­ных войн с Мам­люк­ским сул­та­на­том, Зо­ло­той Ор­дой, Ча­га­таи­да­ми дер­жа­ва иль­ха­нов рас­па­лась, на её тер­ри­то­рии об­ра­зо­ва­лось неск. гос-в, в ко­то­рых пра­ви­ли само­стоя­тель­ные ди­на­стии: в Азер­бай­джа­не – Чо­ба­ни­ды, в Араб. Ира­ке – Дже­лаи­ри­ды, в 1350-х гг. сме­стив­шие Чо­бани­дов, в Вост. Хо­ра­са­не – Кур­ты, в Юж. и Центр. И. – Му­заф­фа­ри­ды. В 14 в. в этих гос-вах по­лу­чил ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние вид фео­да – со­юр­галь, а так­же ин­сти­тут тар­ха­нов-зем­ле­вла­дель­цев, поль­зо­вав­ших­ся, по­ми­мо им­му­ни­те­та, лич­ны­ми при­ви­ле­гия­ми. Гос­под­ство тюр­ко-монг. ди­на­стий вы­зы­ва­ло мно­го­числ. вос­ста­ния, про­хо­див­шие под идео­ло­гич. обо­лоч­кой му­сульм. сек­тант­ст­ва. Наи­бо­лее зна­чи­тель­ны­ми бы­ли вос­ста­ние сер­бе­да­ров в Хо­ра­са­не в 1330–80-х гг. и Сеи­дов дви­же­ние в Ма­зен­де­ра­не и Ги­ля­не в 1350–90-х гг.

В 1380–93 гос-ва на тер­ри­то­рии И. бы­ли по­ко­ре­ны Ти­му­ром. В борь­бе за И. Ти­мур столк­нул­ся не толь­ко с ме­ст­ны­ми вла­де­те­ля­ми, но и с зо­ло­то­ор­дын­ским ха­ном Тох­та­мы­шем, пре­тен­до­вав­шим на За­кав­ка­зье и сев.-иран. зем­ли. Эти тер­ри­то­рии (в осо­бен­но­сти г. Теб­риз) пе­ре­хо­ди­ли из рук в ру­ки и бы­ли силь­но ра­зо­ре­ны. Ти­мур про­во­дил по­ли­ти­ку пе­ре­де­ла зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти, уго­на ква­ли­фи­цир. ре­мес­лен­ни­ков, по­се­ле­ния тюрк. (кып­чак­ских) ко­че­вых пле­мён в разл. об­лас­тях И. В це­лом по­сле­мон­голь­ская эпо­ха (14–16 вв.) бы­ла от­ме­че­на за­мет­ной тюр­ки­за­ци­ей ира­но­языч­но­го на­се­ле­ния Сев. И. и со­пре­дель­ных тер­ри­то­рий.

По­сле смер­ти Ти­му­ра (1405) Вост. И. вхо­дил в со­став вла­де­ний Ти­му­ри­дов, а в Зап. И. ук­ре­пи­лась власть туркм. пле­мен­но­го объ­е­ди­не­ния Ка­ра-Ко­юн­лу (тюрк. «Чёр­ные ба­ра­ны»), вы­тес­нен­но­го из преж­них мест оби­та­ния вой­ска­ми Ти­му­ра и за­вла­дев­ше­го как ча­стью И. (до пус­ты­ни Деш­те-Ке­вир), так и вос­то­ком Ма­лой Азии, а так­же араб. об­лас­тя­ми. В 1468 опол­че­ния Ка­ра-Ко­юн­лу бы­ли раз­гром­ле­ны вой­ска­ми др. объ­еди­не­ния туркм. пле­мён – Ак-Ко­юн­лу («Бе­лые ба­ра­ны»). Пра­ви­тель Ак-Ко­юн­лу – Узун-Ха­сан ук­ре­пил­ся в Теб­ри­зе, од­на­ко был раз­гром­лен Ос­ма­на­ми в бит­ве при Терд­жа­не (1473) и ут­ра­тил свои ма­ло­ази­ат­ские вла­де­ния.

Иран в 16–19 вв. 

Архив БРЭ «Битва между войском турецкого султана Селима I и кызылбашским ополчением иранского шаха Исмаила I 23.8.1514 в Чалдыранской долине». Дворец Чехель-Сотун в Исфахане.

К кон. 15 – нач. 16 вв. в об­ста­нов­ке удель­ной раз­дроб­лен­но­сти и час­тых ло­каль­ных войн мел­кие вла­де­те­ли Сев. и Зап. И. (осо­бен­но Ма­зен­де­ра­на и Ги­ля­на) ста­ли фак­ти­че­ски са­мо­стоя­тель­ны­ми. Уси­ли­лись и по­зи­ции не­боль­шо­го кня­же­ст­ва Се­фе­ви­дов в ок­ре­ст­но­стях г. Ар­де­биль; их гл. опо­рой ста­ли опол­че­ния тюрк. ко­че­вых пле­мён пре­им. из Ма­лой Азии (кы­зыл­ба­ши). В 1499, вос­поль­зо­вав­шись мас­со­вым не­до­воль­ст­вом и усо­би­ца­ми в гос-ве Ак-Ко­юн­лу, кы­зыл­ба­ши во гла­ве с Ис­маи­лом I Се­фе­ви­дом под­ня­ли вос­ста­ние. В 1500–10 они на­нес­ли по­ра­же­ние Ак-Ко­юн­лу, на вре­мя под­чи­ни­ли Ба­ку и Ше­ма­ху, за­вла­де­ли Иран. Азер­бай­джа­ном и Теб­ри­зом (став­шим пер­вой сто­ли­цей Се­фе­ви­дов), Перс. Ира­ком, Фар­сом, Ху­зе­ста­ном (Хузистан), Кур­ди­ста­ном, Ги­ля­ном, Ма­зен­де­ра­ном и Хо­ра­са­ном, а так­же Ар­ме­ни­ей и Араб. Ира­ком. За­воё­ван­ные об­лас­ти бы­ли объ­еди­не­ны в рам­ках Се­фе­вид­ско­го гос-ва, офиц. ре­ли­ги­ей ко­то­ро­го стал ши­изм. С 1514 Се­фе­ви­ды ве­ли вой­ны с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей за Ме­со­по­та­мию, Кур­ди­стан и За­кав­ка­зье. В 1548 сто­ли­ца их гос-ва бы­ла пе­ре­не­се­на в Каз­вин. В 1555 Се­фе­ви­ды по­те­ря­ли Зап. Ар­ме­нию и Араб. Ирак, пе­ре­шед­шие под власть Ос­ма­нов.

По­сле по­дав­ле­ния нар. вос­ста­ний 1570–71, 1592 в Ги­ля­не, 1571–73 в Теб­ри­зе, а так­же внутр. смут и меж­до­усо­биц ша­ху Аб­ба­су I при по­мо­щи адм. и про­чих ре­форм уда­лось ук­ре­пить центр. власть Се­фе­ви­дов. Бо­рясь со свое­во­ли­ем кы­зыл­ба­шей, Аб­бас I опи­рал­ся на иран. зем­ле­вла­дельч. и гор. знать, из ко­то­рой на­би­рал адм. ап­па­рат. От­ме­чал­ся рост гос. зе­мель (ди­ва­ни), а так­же шах­ских зе­мель (хас­се). Се­фе­ви­ды раз­да­ва­ли зна­ти и слу­жи­лым лю­дям зем­ли не в ви­де со­юр­га­ля, а гл. обр. в ви­де тиу­ля (тий­у­ля) – пер­со­наль­но­го, по­жиз­нен­но­го по­жа­ло­ва­ния без пра­ва адм. им­му­ни­те­та. На про­тя­же­нии поч­ти все­го 17 в. в стра­не на­блю­дал­ся эко­но­мич. подъ­ём: уве­ли­чи­ва­лось с.-х. про­из-во, строи­лись оро­сит. со­ору­же­ния, раз­ви­ва­лись тор­гов­ля (осо­бен­но внеш­няя) и ре­мес­ло. В сер. 17 в. И. вос­при­ни­мал­ся ев­ро­пей­ца­ми как од­на из бо­га­тей­ших стран Азии, а его но­вая сто­ли­ца Ис­фа­хан (по оцен­кам ев­роп. со­вре­мен­ни­ков, его на­се­ле­ние в этот пе­ри­од со­став­ля­ло ок. 600 тыс. чел.) – как один из са­мых бла­го­ус­т­ро­ен­ных го­ро­дов ми­ра. В нач. 17 в. Аб­бас I под­чи­нил се­бе часть Ар­ме­нии, Азер­бай­джан, Шир­ван и Вост. Гру­зию, Араб. Ирак с Ба­гда­дом и свя­щен­ны­ми го­ро­да­ми шии­тов – Кер­бе­лой и Не­дже­фом. Шах­ский двор под­дер­жи­вал ши­ро­кие внеш­ние свя­зи. В 1589 на­чал­ся ре­гу­ляр­ный об­мен по­соль­ст­ва­ми с Рос­си­ей. Осо­бым рас­поло­же­ни­ем Аб­ба­са I поль­зо­ва­лись анг­ли­ча­не, с по­мо­щью ко­то­рых он из­гнал пор­ту­галь­цев с о. Ор­муз, кон­тро­ли­ро­вав­ше­го вход в Пер­сид­ский зал. (1622).

По­сле смер­ти Аб­ба­са I на­ча­лось ос­лаб­ле­ние иран. гос-ва. При ша­хе Се­фи I (1629–42) Се­фе­ви­ды по­тер­пе­ли по­ра­же­ние от Ос­ма­нов и бы­ли вы­ну­ж­де­ны ус­ту­пить им Араб. Ирак. В нач. 18 в. на ок­раи­нах дер­жа­вы уча­сти­лись вос­ста­ния по­ко­рён­ных на­ро­дов – аф­ган­цев, турк­мен, кур­дов, ар­мян, гру­зин, азер­бай­джан­цев. В ре­зуль­та­те вос­ста­ния афг. пле­мён в 1709–22 воз­ник­ли са­мо­сто­ят. Кан­да­гар­ское и Ге­рат­ское кня­же­ст­ва. 8.3.1722 аф­ган­цы раз­гро­ми­ли иран. вой­ско при Гуль­на­ба­де, а за­тем оса­ди­ли и в окт. 1722 взя­ли Ис­фа­хан. Крат­ко­вре­мен­ное гос­под­ство афг. ха­нов в И. со­про­во­ж­да­лось раз­бо­ем и на­си­ли­ем. Вос­поль­зо­вав­шись си­туа­ци­ей, в 1723 тур­ки за­хва­ти­ли Ере­ван и Тби­ли­си. То­гда же со­сто­ял­ся Пер­сид­ский по­ход 1722–23 рос. ар­мии и фло­та под ко­манд. Пет­ра I в при­над­ле­жав­шие И. Сев. Азер­бай­джан и Да­ге­стан. В кон. 1720-х – нач. 1730-х гг. пол­ко­вод­цу по­след­не­го се­фе­вид­ско­го пра­ви­те­ля Тах­мас­па II (1722–1732) На­дир-ха­ну (см. На­дир-шах), про­ис­хо­див­ше­му из кы­зыл­баш­ско­го пле­ме­ни аф­шар, уда­лось из­гнать из стра­ны аф­ган­цев и ту­рок. В мар­те 1736 на со­б­ра­нии выс­шей зна­ти (ку­рул­тае) в Му­ган­ской сте­пи он был про­воз­гла­шён ша­хом. В ре­зуль­та­те по­хо­дов На­дир-ша­ха в Ин­дию (1737–39), Да­ге­стан (1742) и вой­ны про­тив Ос­ма­нов (1743–46) гра­ни­цы иран. гос-ва бы­ли зна­чи­тель­но рас­ши­ре­ны. Од­на­ко сра­зу же по­сле убий­ст­ва На­дир-ша­ха в 1747 за­го­вор­щи­ка­ми-ха­на­ми кы­зыл­баш­ских пле­мён соз­дан­ная им дер­жа­ва рас­па­лась на не­за­ви­си­мые хан­ст­ва. На вос­то­ке об­ра­зо­ва­лось Афг. гос-во, в со­став ко­то­ро­го во­шёл и Вост. Хо­ра­сан с цен­тром в Ге­ра­те (Зап. Хо­ра­сан с цен­тром в Меш­хе­де ос­тал­ся за И.). В Центр. и Юж. И. сло­жи­лось гос-во во гла­ве с Ке­рим-ха­ном Зен­дом. По­сле его смер­ти в 1779 раз­вер­ну­лась борь­ба за власть ме­ж­ду ха­на­ми зен­дов и кы­зыл­баш­ско­го пле­ме­ни кад­жа­ров. По­бе­ду в ней одер­жал Ага Мо­хам­мед-хан Кад­жар.

Под вла­стью Кад­жа­ров в кон. 18 – нач. 19 вв. про­изош­ло объ­е­ди­не­ние И. Од­на­ко стра­на, ра­зо­рён­ная сто­лет­ни­ми усо­би­ца­ми и вой­на­ми, на­хо­ди­лась в со­стоя­нии упад­ка. Ос­лаб­лен­ный И. стал объ­ек­том ко­ло­ни­аль­ной экс­пан­сии ев­роп. дер­жав. Стрем­ле­ние Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции за­ка­ба­лить И. при­ве­ло к ус­та­нов­ле­нию в И. ре­жи­ма ка­пи­ту­ля­ций и к под­пи­са­нию им не­рав­но­прав­ных до­го­во­ров с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Фран­ци­ей, Рос­си­ей и др. ев­роп. дер­жа­ва­ми, а так­же с США. Рос. им­пе­рия в от­вет на экс­пе­ди­цию Ага Мо­хам­мед-ха­на в Гру­зию пред­при­ня­ла Пер­сид­ский по­ход 1796. Рос. ар­мия одер­жа­ла по­бе­ды над вой­ском Кад­жа­ров в двух рус­ско-пер­сид­ских вой­нах. По Гю­ли­стан­ско­му ми­ру 1813 к Рос­сии ото­шли об­шир­ные об­ласти За­кав­ка­зья – Да­ге­стан, Гру­зия, Мег­ре­лия, Аб­ха­зия и ряд ханств (Ка­ра­бах­ское, Гянд­жин­ское, Ше­кин­ское, Ку­бин­ское, Ба­кин­ское, Шир­ван­ское, Дер­бент­ское и Та­лыш­ское), а по Турк­ман­чай­ско­му ми­ру 1828 – На­хи­че­ван­ское и Эри­ван­ское хан­ст­ва.

В нач. 19 в. И. ос­та­вал­ся фео­даль­но-пат­ри­ар­халь­ной аг­рар­ной стра­ной. Про­из­во­ди­тель­ность тру­да в с. х-ве, со­хра­няв­шем в це­лом на­ту­раль­ный ха­рак­тер, бы­ла низ­кой. Су­ще­ст­вен­ную роль в об­ществ. и эко­но­мич. жиз­ни И. иг­ра­ли ко­че­вые и по­лу­ко­че­вые пле­ме­на. Цен­тром хо­зяйств. и об­ществ. жиз­ни в го­ро­де ос­та­вал­ся ба­зар. С 1830-х гг. в И. ста­ло за­мет­ным влия­ние иностр. ка­пи­та­ла. Воз­рос­ла то­вар­ность с. х-ва, в ря­де ре­гио­нов на­ча­лось про­из-во экс­порт­ных куль­тур (хлоп­чат­ник, та­бак и пр.). Уси­ле­ние эко­но­мич. за­ви­си­мо­сти И. и его по­сте­пен­ное пре­вра­ще­ние в ры­нок сбы­та ев­роп. то­ва­ров при­во­ди­ли к пе­ре­ко­сам в от­ла­жен­ной ве­ка­ми сис­те­ме иран. хо­зяй­ст­ва, раз­мы­ва­ли ос­вя­щён­ные ис­ла­мом тра­диции об­ществ. от­но­ше­ний. Всё это ве­ло к обо­ст­ре­нию со­ци­аль­ных про­ти­во­ре­чий и рос­ту не­до­воль­ст­ва ни­зов иран. об­ще­ст­ва, что про­яви­лось в Ба­бид­ских вос­ста­ни­ях 1848–52.

Внут­ри­по­ли­тич. по­ло­же­ние И. в 19 в. ос­та­ва­лось слож­ным. Для по­дав­ле­ния се­па­ра­ти­ст­ских уст­рем­ле­ний пра­ви­те­лей про­вин­ций и пред­во­ди­те­лей ок­ра­ин­ных курд­ских, туркм., араб. и др. пле­мён шах­ское пра­ви­тель­ст­во не­ред­ко при­бе­га­ло к во­ен. си­ле, иг­ра­ло на меж­пле­мен­ных про­ти­во­ре­чи­ях. Зна­чит. вни­ма­ние Ка­д­жа­ры уде­ля­ли под­дер­жа­нию хо­ро­ших от­но­ше­ний с влия­тель­ны­ми му­сульм. ду­хов­ны­ми ли­ца­ми (уле­ма­ми), в ру­ках ко­то­рых со­сре­до­то­чи­ва­лись су­деб­ная власть, нар. об­ра­зо­ва­ние и ко­то­рые иг­ра­ли ог­ром­ную роль в об­ществ.-по­ли­тич. жиз­ни стра­ны. Под­дер­жи­вая цен­тра­ли­за­цию вла­сти при Кад­жа­рах, ши­ит­ские ду­хов­ные ли­ца, од­на­ко, вы­сту­па­ли про­тив мо­дер­ни­за­ции И. и вве­де­ния ев­роп. нов­шеств. Пре­одо­ле­вая со­про­тив­ле­ние ду­хо­вен­ст­ва, иран. пра­ви­тель­ст­ва при Наср-эд-Дин-ша­хе про­ве­ли ряд важ­ных ре­форм. Пре­об­ра­зо­ва­ния мир­зы Та­ги-ха­на Фе­ра­ха­ни (см. Эмир Не­зам) по­зво­ли­ли со­кра­тить гос. ап­па­рат, пре­сечь зло­упот­реб­ле­ния при сбо­ре на­ло­гов, упо­ря­до­чить пра­ви­ла слу­жеб­но­го зем­ле­поль­зо­ва­ния и ком­плек­то­ва­ния ар­мии, за­щи­тить про­дук­цию иран. ре­мес­лен­ни­ков от кон­ку­рен­ции иностр. то­ва­ров. При мир­зе Та­ги-ха­не Фе­ра­ха­ни в И. на­ча­ли стро­ить­ся фаб­ри­ки, бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны внутр. та­мож­ни, ос­но­ван ряд свет­ских учеб­ных за­ве­де­ний, ста­ли из­да­вать­ся га­зе­ты. Ре­фор­мы мир­зы Ху­сейн-ха­на (1870–80) по­зво­ли­ли по­вы­сить бое­спо­соб­ность иран. ар­мии, ог­ра­ни­чить про­из­вол вла­стей и кор­руп­цию в гос. ап­па­ра­те.

В по­след­ней тре­ти 19 – нач. 20 вв. И. всё бо­лее втя­ги­вал­ся в ме­ж­ду­нар. ры­нок и пре­вра­щал­ся в по­лу­ко­ло­нию ев­роп. дер­жав. Его гл. эко­но­мич. парт­нё­ры – Ве­ли­ко­бри­та­ния и Рос­сия – по­лу­чи­ли ряд те­ле­граф­ных, ав­то­до­рож­ных, ж.-д. и др. кон­цес­сий. На се­ве­ре И. пре­об­ла­дал рос. ка­пи­тал, на юге – бри­тан­ский. В 1901 брит. пред­при­ни­ма­те­ли по­лу­чи­ли кон­цес­сию на раз­ра­бот­ку иран. неф­ти; в 1909 бы­ла ос­но­ва­на Анг­ло-перс. неф­тя­ная ком­па­ния (АПНК; с 1935 Анг­ло-иран­ская неф­тя­ная ком­па­ния, АИНК). Над та­мож­ня­ми и фи­нан­со­вым ве­дом­ст­вом И. был ус­та­нов­лен кон­троль иностр. со­вет­ни­ков. В И. бы­ли ос­но­ва­ны брит. Ша­хин­шах­ский банк (1889), вы­пол­няв­ший функ­ции гос. бан­ка, и рос. Учёт­но-ссуд­ный банк (1890), став­ший гл. по­сред­ни­ком в рос.-иран. тор­гов­ле. На тя­жё­лых для И. ус­ло­ви­ях бы­ли по­лу­че­ны бри­тан­ские (1892) и рос­сий­ские (1900, 1902) зай­мы. К нач. 20 в. до­ля Рос­сии во внеш­ней тор­гов­ле И. дос­тиг­ла 57%, в то вре­мя как до­ля Ве­ли­ко­бри­та­нии (с Брит. Ин­ди­ей) – 22%. Экс­порт из И. в Рос. им­пе­рию пре­вы­шал им­порт бо­лее чем на треть, то­гда как экс­порт иран. то­ва­ров в Ве­ли­ко­бри­та­нию со­став­лял лишь 1/5 от брит. им­пор­та. Су­ще­ст­вен­ную роль в обес­пе­че­нии рос. влия­ния в И. иг­ра­ла перс. ка­за­чья бри­га­да, сфор­ми­ро­ван­ная в 1879 и яв­ляв­шая­ся са­мой бое­спо­соб­ной еди­ни­цей воо­руж. сил И. К нач. 20 в. она на­счи­ты­ва­ла ок. 3,5 тыс. ка­за­ков, в ней слу­жи­ли 40–50 рос. и св. 200 иран. офи­це­ров (как пра­ви­ло, род­ст­вен­ни­ков ша­ха). По ус­та­ву, бри­га­ду воз­глав­лял шах, но на де­ле в мир­ное вре­мя она под­чи­ня­лась во­ен. ми­ни­ст­ру Рос­сии, а в во­ен. вре­мя – шта­бу Кавк. ок­ру­га.

С кон. 19 в. в ус­ло­ви­ях уси­лив­ше­го­ся иностр. про­ник­но­ве­ния в И. на­чал­ся рост нац. са­мо­соз­на­ния. В сре­де иран. ин­тел­ли­ген­ции за­ро­ди­лись идеи на­цио­на­лиз­ма, вид­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми ко­то­ро­го бы­ли Маль­ком-хан, Зейн-оль-Абе­дин Ме­ра­геи, Ага-хан Кер­ма­ни и др. Сре­ди пред­ста­ви­те­лей иран. ди­ас­по­ры за ру­бежом воз­ник­ли ан­ти­пра­ви­тельств. тай­ные об­ще­ст­ва (в Лон­до­не и Стам­бу­ле), вы­дви­гав­шие тре­бо­ва­ния ли­бе­ра­ли­за­ции по­ли­тич. строя Ира­на.

Иран в 20 – нач. 21 вв.

Обо­ст­ре­ние про­ти­во­ре­чий в иран. об­ще­ст­ве и подъ­ём дви­же­ния про­тив ко­ло­ни­аль­но­го по­ра­бо­ще­ния стра­ны под­го­то­ви­ли поч­ву для Иран­ской ре­во­лю­ции 1905–11, в хо­де ко­то­рой бы­ла про­воз­гла­ше­на кон­сти­ту­ция, со­зван пар­ла­мент (медж­лис), от­ме­нён ряд ср.-век. при­ви­ле­гий зем­ле­вла­дельч. ари­сто­кра­тии. В го­ды ре­во­лю­ции воз­ник­ли но­вые фор­мы по­ли­тич. объ­е­ди­не­ний на­се­ле­ния И.: анд­жо­ма­ны (ре­во­люц. ор­га­ни­за­ции), от­ря­ды фе­да­ев (бор­цов за ве­ру) и сою­зы мод­жа­хе­дов.

Ве­ли­ко­бри­та­ния и Рос­сия вы­сту­пи­ли про­тив ус­та­нов­ле­ния в И. кон­сти­туц. ре­жи­ма. В 1907 они за­клю­чи­ли со­гла­ше­ние о раз­де­ле И. на брит. и рос. зо­ны влия­ния (юг и се­вер И. со­от­вет­ст­вен­но) и ней­траль­ную зо­ну (центр. часть стра­ны), а за­тем вве­ли на его тер­ри­то­рию вой­ска для по­дав­ле­ния ре­во­люц. дви­же­ния. По­ра­же­ние Иран. ре­во­лю­ции спо­соб­ст­во­ва­ло даль­ней­ше­му уси­ле­нию за­ви­си­мо­сти Кад­жа­ров от Ве­ли­ко­бри­та­нии и Рос­сии.

Архив БРЭ Лагерь бахтиарских племён под Исфаханом во время Иранской революции 1905–11. Май – июнь 1909.

Во вре­мя 1-й ми­ро­вой вой­ны тер­ри­тория И., объ­я­вив­ше­го о сво­ём ней­тра­ли­те­те (1.11.1914), ста­ла аре­ной бое­вых дей­ст­вий. Се­вер И. был за­нят рос. вой­ска­ми, дей­ст­во­вав­ши­ми про­тив ос­ман­ской ар­мии. Анг­ли­ча­не ис­поль­зо­ва­ли юж. рай­оны И. как опор­ную ба­зу при ок­ку­па­ции ос­ман­ско­го Ира­ка. На се­ве­ре, за­па­де и юге И. раз­вер­ну­лось дви­же­ние про­тив за­си­лья ев­роп. дер­жав, осо­бен­но силь­ное в Ги­ля­не, где с 1912 дей­ст­во­ва­ли пар­ти­зан­ские от­ря­ды джен­ге­лий­цев. Про­ис­хо­ди­ли ан­ти­бри­тан­ские вы­сту­п­ле­ния пле­мён на юге стра­ны.

С 1918 под влия­ни­ем Окт. ре­во­лю­ции 1917 в Рос­сии нац.-ос­во­бо­дит. и де­мо­кра­тич. дви­же­ние в И. ис­пы­та­ло но­вый подъ­ём. Сов. пра­ви­тель­ст­во ан­ну­ли­ро­ва­ло все до­го­во­ры и со­гла­ше­ния, за­клю­чён­ные с И. пра­ви­тель­ст­вом Рос. им­пе­рии, и к 23.3.1918 вы­ве­ло рос. вой­ска с иран. тер­ри­то­рии. Для по­дав­ле­ния нац.-ос­во­бо­дит. дви­же­ния в И., ус­та­нов­ле­ния пол­но­го кон­тро­ля над стра­ной и пре­вра­ще­ния её в плац­дарм для ин­тер­вен­ции про­тив Сов. Рос­сии брит. вой­ска в 1918 ок­ку­пи­ро­ва­ли весь И. Соз­дан­ное 6.8.1918 под кон­тро­лем анг­ли­чан пра­ви­тель­ст­во Во­суг од-До­уле (на­хо­ди­лось у вла­сти до 25.6.1920) про­во­ди­ло в от­но­ше­нии Сов. Рос­сии не­дру­же­ст­вен­ную по­ли­ти­ку. При его по­пус­ти­тель­ст­ве 3.11.1918 бы­ла раз­гром­ле­на сов. мис­сия в Те­ге­ра­не, а в авг. 1919 убит сов. пол­пред И. О. Ко­ло­мий­цев. Анг­ли­ча­не на­вя­за­ли иран. пра­ви­тель­ст­ву тай­ное со­гла­ше­ние (9.8.1919), фак­ти­че­ски пре­вра­щав­шее И. в брит. про­тек­то­рат. Ок­ку­па­ция И. и про­бри­тан­ская по­зи­ция Во­суг од-До­уле спо­соб­ст­во­ва­ли ещё боль­ше­му обо­ст­ре­нию об­ста­нов­ки в стра­не, осо­бен­но в Иран. Азер­бай­джа­не, Ги­ля­не, Ма­зен­де­ра­не и Хо­ра­са­не.

Архив БРЭ Дженгелийцы. 1920.

21.2.1921 час­ти перс. ка­за­ков под ко­манд. Ре­за-ха­на со­вер­ши­ли гос. пе­ре­во­рот. Но­вое пра­ви­тель­ст­во во гла­ве с Сеи­дом Зия-эд-Ди­ном Та­ба­та­баи (Ре­за-хан за­нял в нём пост во­ен. ми­ни­ст­ра) стре­ми­лось не до­пус­тить раз­ви­тия де­мо­кра­тич. дви­же­ния. В то же вре­мя под дав­ле­ни­ем об­ще­ст­вен­но­сти оно бы­ло вы­ну­ж­де­но объ­я­вить об ан­ну­ли­ро­ва­нии ира­но-брит. со­гла­ше­ния 1919. 26.2.1921 иран. пра­ви­тель­ст­во под­пи­са­ло с РСФСР до­го­вор – пер­вый рав­но­прав­ный до­го­вор, за­клю­чён­ный И. по­сле ве­ко­вой по­ли­ти­ки ка­пи­ту­ля­ций, имев­ший боль­шое зна­че­ние для ук­ре­п­ле­ния не­за­ви­си­мо­сти стра­ны.

В нач. 1920-х гг. Ре­за-хан про­вёл ре­ор­га­ни­за­цию иран. ар­мии и на­чал жес­то­ко по­дав­лять се­па­ра­ти­ст­ские уст­рем­ле­ния в стра­не. Бы­ли раз­гром­ле­ны ли­бо ра­зо­ру­же­ны от­ря­ды мн. ха­нов, часть ха­нов ре­прес­си­ро­ва­на. Од­но­вре­мен­но Ре­за-хан бес­по­щад­но рас­пра­вил­ся с ан­ти­пра­ви­тельств. вы­сту­п­ле­ния­ми кре­сть­ян и гор. ни­зов в Ги­ля­не и Хо­ра­са­не. Ук­ре­пив свои лич­ные по­зи­ции, Ре­за-хан в окт. 1923 воз­гла­вил пра­ви­тель­ст­во и вы­ну­дил Ах­мед-ша­ха Кад­жа­ра вы­ехать за гра­ни­цу. 31.10.1925 медж­лис объ­я­вил Кад­жар­скую ди­на­стию низ­ло­жен­ной. 12.12.1925 Уч­ре­дит. со­б­ра­ние И. про­воз­гла­си­ло Ре­за-ха­на но­вым ша­хом под име­нем Ре­за-шах Пех­ле­ви.

В го­ды прав­ле­ния Ре­за-ша­ха бы­ли пред­при­ня­ты ша­ги по ук­ре­п­ле­нию и мо­дер­ни­за­ции эко­но­ми­ки И. За счёт средств каз­ны по­лу­чи­ли зна­чит. раз­ви­тие ме­тал­лур­гич., хи­мич. пром-сть, про­из-во це­мен­та, са­ха­ра. Ча­ст­ным ин­ве­сто­рам пре­дос­тав­ля­лись на­ло­го­вые льго­ты. Бы­ли при­ня­ты за­ко­ны и по­ста­нов­ле­ния, ко­то­рые за­ме­ни­ли ус­та­рев­шие пра­во­вые ак­ты и спо­соб­ст­во­ва­ли раз­ви­тию ры­ноч­ных от­но­ше­ний (за­кон 1930 о за­пре­те на­сильств. за­хва­тов зем­ли, за­кон 1934 о про­да­же гос. зе­мель и др.), про­ве­де­на су­деб­ная ре­фор­ма (1927–28), вве­дён в дей­ст­вие но­вый гражд. ко­декс (1929). В це­лях уси­ле­ния цен­тра­ли­за­ции стра­ны и ук­ре­п­ле­ния кон­тро­ля над ок­ра­инны­ми рай­она­ми осу­ще­ст­в­ля­лась про­грам­ма раз­ви­тия транс­порт­ной ин­фра­струк­ту­ры, пре­ж­де все­го строи­тель­ст­ва же­лез­ных до­рог, центр. ме­сто в ко­то­рой от­во­ди­лось со­ору­же­нию Тран­си­ран­ской ж. д., со­еди­нив­шей по­бе­ре­жье Пер­сид­ско­го зал. с при­кас­пий­ски­ми про­вин­ция­ми. При Ре­за-ша­хе круп­ные сред­ст­ва (в сред­нем еже­год­но 35,5% рас­ход­ной час­ти гос. бюд­же­та) вы­де­ля­лись на со­дер­жа­ние иран. ар­мии, ко­то­рая ста­ла фор­ми­ро­вать­ся на ос­но­ве все­об­щей во­ин­ской по­вин­но­сти. В 1930-х гг. бы­ла про­ве­де­на ре­фор­ма сфе­ры об­ра­зо­ва­ния, по­лу­чи­ли раз­ви­тие свет­ские шко­лы и выс­шие учеб­ные за­ве­де­ния. Бы­ли из­да­ны дек­ре­ты о сня­тии чад­ры (1935), ре­фор­ме тра­диц. иран. оде­ж­ды и др.

Од­на­ко ста­рые чер­ты об­ществ. жиз­ни в И. в пе­ри­од прав­ле­ния Ре­за-ша­ха во мно­гом со­хра­ня­лись. В де­рев­не по-преж­не­му су­ще­ст­во­вал по­лу­фео­даль­ный ук­лад. Пра­ва мно­го­числ. эт­нич. мень­шинств иг­но­ри­ро­ва­лись, пре­сле­до­ва­лись как се­па­ра­ти­ст­ские уст­рем­ле­ния, так и лю­бые про­яв­ле­ния оп­по­зи­ци­он­ности. Шах­ский ре­жим при­об­рёл чер­ты во­ен­но-бю­ро­кра­тич. дик­та­ту­ры. Её идео­ло­ги­ей стал иран. на­цио­на­лизм (пех­ле­визм), ос­но­ван­ный на об­ра­ще­нии к им­пер­ским цен­но­стям древ­не­го И. и куль­те лич­но­сти Ре­за-ша­ха. Уча­стив­шие­ся в пе­ри­од ми­ро­во­го эко­но­мич. кри­зи­са 1929–33 вы­сту­п­ле­ния кре­сть­ян, пле­мён и за­бас­тов­ки ра­бо­чих по­дав­ля­лись во­оруж. си­лой.

Внеш­няя по­ли­ти­ка Ре­за-ша­ха бы­ла на­прав­ле­на на обес­пе­че­ние ус­ло­вий для не­за­ви­си­мо­го раз­ви­тия стра­ны. В 1920-х гг. И. про­во­дил курс на раз­ви­тие доб­ро­со­сед­ских от­но­ше­ний с СССР, в 1927 был под­пи­сан сов.-иран. до­го­вор о га­ран­тии и ней­тра­ли­те­те. Но в 1930-х гг. иран. пра­ви­тель­ст­во ста­ло от­хо­дить от по­ли­ти­ки дру­же­ст­вен­ных от­но­ше­ний с СССР. На­ча­лось про­ник­но­ве­ние в И. на­ци­ст­ской Гер­ма­нии, ко­то­рая при­ла­га­ла ак­тив­ные уси­лия для пре­вра­ще­ния этой стра­ны в стра­те­гич. плац­дарм на Ср. Вос­токе, с ко­то­ро­го герм. ар­мия мог­ла бы уг­ро­жать юж. рай­онам СССР и брит. вла­де­ни­ям в Юж. и Зап. Азии. По­сле на­па­де­ния на СССР Гер­ма­ния уси­ли­ла под­рыв­ную дея­тель­ность в И. Учи­ты­вая скла­ды­вав­шее­ся по­ло­же­ние, сов. пра­ви­тель­ст­во бы­ло вы­ну­ж­де­но (на ос­но­ве сов.-иран. до­го­во­ра 1921) 25.8.1941 вре­мен­но вве­сти на тер­ри­то­рию И. (в Иран. Азер­бай­джан, Ги­лян, Ма­зен­де­ран, Хо­рас) свои вой­ска; од­но­вре­мен­но в юго-зап. рай­оны И. всту­пи­ли брит. вой­ска. По­пыт­ки иран. ар­мии ока­зать со­про­тив­ле­ние со­юз­ни­кам бы­ли бы­ст­ро слом­ле­ны. 16.9.1941 Ре­за-шах от­рёк­ся от пре­сто­ла в поль­зу сво­его сы­на Мо­хам­ме­да Ре­за Пех­ле­ви и был вы­слан в Юж­но-Аф­ри­кан­ский Со­юз под над­зор брит. вла­стей.

29.1.1942 ме­ж­ду СССР, Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и И. был под­пи­сан до­го­вор о сою­зе. СССР и Ве­ли­ко­бри­та­ния обя­за­лись за­щи­щать И. от аг­рес­сии лю­бой дер­жа­вы. И. в свою оче­редь обя­зал­ся со­труд­ни­чать с со­юз­ны­ми гос-вами, в ча­ст­но­сти пре­дос­та­вить им пра­во ис­поль­зо­ва­ния ком­му­ни­ка­ций и кон­тро­ля над ни­ми. В кон. 1942 в И. был вве­дён 30-ты­сяч­ный кор­пус амер. войск для ох­ра­ны транс­порт­ных пу­тей, осо­бен­но Транс­иран­ской ж. д., слу­жив­шей для пе­ре­бро­ски во­ен. гру­зов из Пер­сид­ско­го зал. на Кав­каз. США на­пра­ви­ли так­же со­вет­ни­ков в иран. ар­мию, жан­дар­ме­рию и по­ли­цию. В 1943 в И. при­бы­ла амер. фи­нан­со­вая и эко­но­мич. мис­сия во гла­ве с А. Ч. Мильс­по. 9.9.1943 И. объ­я­вил вой­ну Гер­ма­нии, но в во­ен. дей­ст­ви­ях не уча­ст­во­вал. В Де­к­ла­ра­ции трёх дер­жав об И., при­ня­той на Те­ге­ран­ской кон­фе­рен­ции 1943, пра­ви­тель­ст­ва СССР, Ве­ли­ко­бри­та­нии и США зая­ви­ли о со­гла­сии ока­зы­вать И. все­воз­мож­ную эко­но­мич. по­мощь и под­твер­ди­ли же­ла­ние со­хра­нить пол­ную не­за­ви­си­мость, су­ве­ре­ни­тет и тер­ри­то­ри­аль­ную не­при­кос­но­вен­ность И. Не­смот­ря на труд­но­сти во­ен. вре­ме­ни, СССР ока­зы­вал боль­шую по­мощь И., по­став­ляя пром. то­ва­ры и про­до­воль­ст­вие.

В го­ды вой­ны об­ста­нов­ка в И. обо­стри­лась. В по­ли­тич. жизнь стра­ны вер­ну­лись ра­нее ре­прес­си­ро­ван­ные Ре­за-ша­хом пле­мен­ные ха­ны, что при­ве­ло к «ре­фе­о­да­ли­за­ции» ря­да иран. об­лас­тей, само­воль­но­му воо­ру­же­нию пле­мён и уси­ле­нию их се­па­ра­тиз­ма. С вос­ста­нов­ле­ни­ем кон­сти­туц. сво­бод по­сле от­ре­че­ния Ре­за-ша­ха во­зоб­но­ви­ли свою дея­тель­ность по­ли­тич. пар­тии. В де­мо­кра­тич. дви­же­нии И. наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ной бы­ла Нар. пар­тия И. (Ту­де), ос­но­ван­ная в 1941 иран. мар­ксис­та­ми, вхо­див­ши­ми ра­нее в Иран. ком­му­ни­стич. пар­тию (со­з­да­на в 1920). Но де­мо­кра­тич. дви­же­ние в И. ос­та­ва­лось сла­бым и ма­ло­влия­тель­ным. Как иран. кре­сть­ян­ст­во, так и не­иму­щие слои го­ро­да бы­ли эт­ни­че­ски и кон­фес­сио­наль­но ра­зоб­ще­ны, при­дер­жи­ва­лись тра­диц. пат­ри­ар­халь­но-об­щин­ных цен­но­стей. Тор­го­во-ре­мес­лен­ный люд «ба­за­ра» (тра­диц. ры­ноч­ных квар­та­лов) по-преж­не­му был оп­ло­том влия­ния ши­ит­ско­го ду­хо­вен­ст­ва. Нац. дви­же­ния азер­бай­джан­цев, кур­дов, ара­бов и др. мень­шинств от­стаи­ва­ли свои ин­те­ре­сы раз­роз­нен­но и час­то бы­ли вра­ж­деб­ны друг дру­гу. Эти об­стоя­тель­ст­ва пред­оп­ре­де­ли­ли узость со­ци­аль­ной ба­зы де­мо­кра­тич. дви­же­ния в И. В ус­ло­ви­ях про­ти­во­стоя­ния разл. по­ли­тич. груп­пи­ро­вок хо­зяе­ва­ми по­ло­же­ния чув­ст­во­ва­ли се­бя круп­ные зем­ле­вла­дель­цы, шах­ская бю­ро­кра­тия, влия­тель­ные ши­ит­ские уле­мы и кон­сер­ва­тив­ное в сво­ей осн. мас­се офи­цер­ст­во.

При­сут­ст­вие сов. войск на тер­ри­то­рии И. в го­ды вой­ны ока­зы­ва­ло сдер­жи­ваю­щее влия­ние на иран. вла­сти, что по­зволи­ло Нар. пар­тии и др. ле­вым си­лам ук­ре­пить свои по­зи­ции на се­ве­ре стра­ны. В 1945 в Иран. Азер­бай­джа­не раз­вер­ну­лось оп­по­зи­ци­он­ное ша­ху дви­же­ние за нац. ав­то­но­мию; на­се­ле­ние этой об­лас­ти из­бра­ло в дек. 1945 про­винц. медж­лис, ко­то­рый об­ра­зо­вал ав­то­ном­ное пра­ви­тель­ст­во. В сев. рай­онах Иран. Кур­ди­ста­на воз­ник­ло курд­ское нац.-де­мо­кра­тич. дви­же­ние с цен­тром в Ме­ха­ба­де. По окон­ча­нии вы­во­да сов. войск из И. (9.5.1946) пра­ви­тель­ст­во Ка­ва­мы эс-Сал­та­не при под­держ­ке пле­мен­ной зна­ти раз­гро­ми­ло ор­га­ны вла­сти, соз­дан­ные в сев. про­вин­ци­ях.

В 1948 в И. на­ча­лись ак­тив­ные вы­сту­п­ле­ния за на­цио­на­ли­за­цию АИНК. Этот ло­зунг под­дер­жи­ва­ли как де­мо­кра­тич. си­лы, так и ли­де­ры ши­ит­ско­го ду­хо­вен­ст­ва. В це­лях раз­гро­ма де­мо­кра­тич. дви­же­ния вла­сти ор­га­ни­зо­ва­ли про­во­ка­ци­он­ное по­ку­ше­ние на ша­ха (4.2.1949), по­сле че­го бы­ли за­пре­ще­ны Нар. пар­тия и ряд др. ор­га­ни­за­ций, за­кры­ты оп­по­зиц. га­зе­ты, про­ве­де­ны мас­со­вые аре­сты. Од­на­ко дей­ст­вия вла­стей не при­нес­ли ожи­дае­мо­го ре­зуль­та­та. В 1950 – нач. 1951 дви­же­ние про­тив АИНК уси­ли­лось; мас­со­вые ми­тин­ги и де­мон­ст­ра­ции про­хо­ди­ли под ло­зун­га­ми ан­ну­ли­ро­ва­ния до­го­во­ра о кон­цес­сии АИНК, на­цио­на­ли­за­ции её соб­ст­вен­но­сти и соб­ст­вен­но­сти др. иностр. фирм, от­ме­ны за­пре­та де­мо­кра­тич. ор­га­ни­за­ций и прес­сы. Дви­же­ние за на­цио­на­ли­за­цию неф­тя­ной пром-сти воз­гла­вил соз­дан­ный в 1949 Нац. фронт во гла­ве с М. Мо­сад­ды­ком. 15.3.1951 медж­лис при­нял за­кон о на­цио­на­ли­за­ции АИНК. 29.4.1951 бы­ло сфор­ми­ро­ва­но пра­ви­тель­ст­во во гла­ве с Мо­сад­ды­ком. Ве­ли­ко­бри­та­ния и США без­ус­пеш­но по­пы­та­лись ока­зать на­жим на не­го с це­лью по­бу­дить от­ка­зать­ся от про­ве­де­ния в жизнь за­ко­на о на­цио­на­ли­за­ции. В окт. 1951 все брит. спе­циа­ли­сты бы­ли уда­ле­ны с неф­те­про­мы­слов и неф­те­пе­ре­гон­ных за­во­дов. По­сле про­ва­ла по­пыт­ки сме­стить Мо­сад­ды­ка с по­ста гла­вы пра­ви­тель­ст­ва (июль 1952), пред­при­ня­той пра­вы­ми си­ла­ми И. при под­держ­ке Лон­до­на, 22.10.1952 Те­ге­ран ра­зо­рвал ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей. В от­вет на дей­ст­вия пра­ви­тель­ст­ва Мо­сад­ды­ка зап. дер­жа­вы на­ча­ли бой­кот иран. неф­ти, что при­ве­ло к ухуд­ше­нию эко­но­мич. по­ло­же­ния И. 19.8.1953 шах­ский двор про­из­вёл гос. пе­ре­во­рот. Мо­сад­дык был от­стра­нён от вла­сти и при­го­во­рён к тю­рем­но­му за­клю­че­нию. Пра­ви­тель­ст­во И. воз­гла­вил ген. Ф. За­хе­ди.

В дек. 1953 но­вое иран. пра­ви­тель­ст­во вос­ста­но­ви­ло ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей. В сент. 1954 под­пи­са­ло со­гла­ше­ние с Ме­ж­ду­нар. неф­тя­ным кон­сор­циу­мом (МНК), в ко­то­ром по 40% ак­ций при­над­ле­жа­ло груп­пе амер. неф­тя­ных ком­па­ний и быв. АИНК (в 1954 пе­ре­име­но­ва­на в «British Petrole­um Co Ltd.»). В рас­по­ря­же­ние МНК на 40 лет пе­ре­да­ва­лись неф­тя­ные ме­сто­ро­ж­де­ния в юж. рай­онах И. Рас­ши­ри­лось во­ен.-по­ли­тич. со­труд­ни­че­ст­во И. с зап. дер­жа­ва­ми. В окт. И. всту­пил в Ба­г­дад­ский пакт 1955, дей­ст­во­вав­ший под эги­дой Ве­ли­ко­бри­та­нии и США, в 1959 заклю­чил дву­сто­рон­нее во­ен. со­гла­ше­ние с США. В воо­руж. си­лах и ве­дом­ст­вах стра­ны на­ча­ли ра­бо­тать неск. ты­сяч амер. и др. иностр. со­вет­ни­ков, кон­суль­тан­тов и экс­пер­тов.

По­сле пе­ре­во­ро­та 1953 по­зи­ции шах­ской вла­сти за­мет­но ук­ре­пи­лись. Все по­ли­тич. пар­тии бы­ли фак­ти­че­ски за­пре­ще­ны, де­мо­кра­тич. сво­бо­ды ли­к­ви­ди­ро­ва­ны. В 1957 бы­ла уч­ре­ж­де­на Орг-ция безо­пас­но­сти и ин­фор­ма­ции (САВАК) – ши­ро­ко раз­ветв­лён­ная служ­ба по­ли­тич. сыс­ка и гл. ин­ст­ру­мент внутр. по­ли­ти­ки шах­ско­го ре­жи­ма. Иран. ар­мия под­вер­глась чи­ст­ке, из неё бы­ли уда­ле­ны сто­рон­ни­ки Нар. пар­тии и Нац. фрон­та. Не­пре­рыв­но рос­ли во­ен. рас­хо­ды, по­гло­щав­шие до 60% рас­ход­ной час­ти гос. бюд­же­та. Стре­мясь по­пол­нить каз­ну, иран. пра­ви­тель­ст­во ста­ло ак­тив­но при­бе­гать к иностр. зай­мам (к нач. 1961 их сум­ма дос­тиг­ла поч­ти 700 млн. долл.), под­пи­са­ло но­вые со­гла­ше­ния о неф­ти с иностр. ком­па­ния­ми. Ухуд­ше­ние эко­но­мич. си­туа­ции при­ве­ло к рез­ко­му рос­ту стои­мо­сти жиз­ни (к нач. 1960-х гг. она уве­ли­чи­лась в 16 раз по срав­не­нию с 1936). Зна­чи­тель­но со­кра­ти­лось с.-х. про­из-во. Для обес­пе­че­ния на­се­ле­ния про­до­воль­ст­ви­ем пра­ви­тель­ст­во бы­ло вы­ну­ж­де­но еже­год­но вво­зить боль­шое ко­ли­че­ст­во пше­ни­цы и др. про­дук­тов пи­та­ния.

Архив БРЭ Шах Мохаммед Реза Пехлеви встречается с крестьянами. Фото 1960-х гг.

Ухуд­ше­ние по­ло­же­ния ши­ро­ких сло­ёв на­се­ле­ния при­ве­ло к дес­та­би­ли­за­ции по­ли­тич. об­ста­нов­ки в И. В 1960–61 по стра­не про­ка­ти­лась вол­на мас­со­вых вы­сту­п­ле­ний про­тив за­си­лья иностр. ка­пи­та­ла, за вос­ста­нов­ле­ние де­мо­кра­тич. сво­бод и ли­к­ви­да­цию феод. пе­ре­жит­ков. В це­лях пре­одо­ле­ния эко­но­мич. и по­литич. кри­зи­са пра­ви­тель­ст­во И. в кон. 1963 на­ча­ло т. н. «Бе­лую ре­во­лю­цию» (име­но­ва­лась так­же «Ре­во­лю­ци­ей ша­ха и на­ро­да»), пред­став­ляв­шую со­бой ком­плекс ре­форм, пре­ж­де все­го в аг­рар­ном сек­то­ре и сфе­ре пром-сти. В рам­ках «Бе­лой ре­во­лю­ции» был ог­ра­ни­чен раз­мер круп­ной зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти, из­лиш­ки зе­мель про­да­ны кре­сть­я­нам, ра­нее их арен­до­вав­шим, ока­зы­ва­лось со­дей­ст­вие раз­ви­тию с.-х. коо­пе­ра­ти­вов, бы­ла про­ве­де­на на­цио­на­ли­за­ция ле­сов и па­ст­бищ. Др. важ­ным направ­ле­ни­ем «Бе­лой ре­во­лю­ции» яв­ля­лась ин­ду­ст­риа­ли­за­ция И. На до­хо­ды от про­да­жи неф­ти иран. пра­ви­тель­ст­во на­ча­ло за­клю­чать с за­ру­беж­ны­ми фир­ма­ми до­го­во­ры о строи­тель­ст­ве в И. «под ключ» пред­при­ятий, на ко­то­рых при­ме­ня­лись но­вей­шие тех­но­ло­гии. В ре­зуль­та­те в стра­не поя­ви­лись от­рас­ли совр. ин­ду­ст­рии: ме­тал­лур­гич. и ма­ши­но­стро­ит. за­во­ды, неф­те­хи­мич. ком­плек­сы, га­зо­вая и алю­ми­ние­вая пром-сть, бы­ли за­ло­же­ны ос­но­вы су­до- и са­мо­лё­то­строе­ния, сде­ла­ны пер­вые ша­ги к соз­да­нию ядер­ной энер­ге­ти­ки. В нач. 1970-х гг. по тем­пам рос­та ВВП И. вы­шел на 2-е ме­сто в Азии (по­сле Япо­нии); в отд. го­ды рост пром. про­из-ва дос­ти­гал 20% в год, а про­из-во элек­тро­энер­гии на гос. элек­тро­стан­ци­ях еже­год­но уве­ли­чи­ва­лось на 30%.

В хо­де «Бе­лой ре­во­лю­ции» зна­чит. из­ме­не­ния про­изош­ли в со­ци­аль­ной сфе­ре И.: бы­ла ус­та­нов­ле­на ми­ни­маль­ная оп­ла­та тру­да, рас­ши­ре­на со­ци­аль­ная под­держ­ка ма­ло­иму­щих, в т. ч. со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние на­се­ле­ния, по­ощ­ря­лось уча­стие ра­бо­чих в при­бы­лях пред­при­ятий. В И. бы­ло вве­де­но бес­плат­ное вось­ми­лет­нее об­ра­зо­ва­ние, соз­дан спец. «кор­пус про­све­ще­ния», дея­тель­ность ко­то­ро­го спо­соб­ст­во­ва­ла ли­к­ви­да­ции не­гра­мот­но­сти сре­ди взрос­ло­го на­се­ле­ния. На­ря­ду с мо­дер­ни­за­ци­ей об­ра­зо­ва­ния шах­ское пра­ви­тель­ст­во стре­ми­лось к вне­дре­нию ев­роп. стан­дар­тов, цен­но­стей и дос­ти­же­ний бы­то­вой куль­ту­ры, а так­же про­во­ди­ло по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на ог­ра­ни­че­ние влия­ния ду­хо­вен­ст­ва. В 1963 жен­щи­нам бы­ли пре­дос­тав­ле­ны из­би­рат. пра­ва.

Од­на­ко мо­дер­ни­за­ция эко­но­ми­ки и пре­об­ра­зо­ва­ния в куль­тур­ной и со­ци­аль­ной сфе­рах не со­про­во­ж­да­лись по­ли­тич. ли­бе­ра­ли­за­ци­ей. Ре­жим Мо­хам­ме­да Ре­за Пех­ле­ви в хо­де осу­ще­ст­в­ле­ния «Бе­лой ре­во­лю­ции» ста­но­вил­ся всё бо­лее ав­то­ри­тар­ным. В 1964 ряд влия­тель­ных ши­ит­ских идео­ло­гов, вы­ра­жав­ших не­со­гла­сие с по­ли­ти­кой ша­ха, в т. ч. Р. М. Хо­мей­ни, бы­ли вы­сла­ны из стра­ны. Гос. идео­ло­ги­ей в И. ста­ла об­нов­лён­ная вер­сия пех­ле­виз­ма, в ко­то­рой пра­вя­щей ди­на­стии от­во­ди­лась роль единств. га­ран­та бла­го­по­лу­чия, про­грес­са и гря­ду­ще­го ве­ли­чия И.; в 1970-х гг. в стра­не сло­жил­ся культ «ре­во­лю­цио­не­ра на тро­не». В 1975 в И. бы­ла ус­та­нов­ле­на од­но­пар­тий­ная по­ли­тич. сис­те­ма. Во внеш­ней по­ли­ти­ке шах­ский И., со­хра­няя ори­ен­та­цию на США, стал пре­тен­до­вать на роль ве­ду­щей си­лы в ре­гио­не Пер­сид­ско­го за­ли­ва.

Ре­фор­мы «Бе­лой ре­во­лю­ции», про­водив­шие­ся ша­хом в те­че­ние по­лу­то­ра де­ся­ти­ле­тий, спо­соб­ст­во­ва­ли зна­чит. ук­ре­п­ле­нию пром. по­тен­циа­ла И., од­на­ко не при­ве­ли к су­ще­ст­вен­но­му подъ­ё­му с. х-ва. И. по-преж­не­му был вы­ну­ж­ден вво­зить осн. ви­ды про­до­воль­ст­вия. К сер. 1970-х гг. по­ли­ти­ка ре­форм за­шла в ту­пик. Воз­ник де­фи­цит пла­тёж­но­го ба­лан­са, ин­фля­ция дос­тиг­ла 20–30% в год, рез­ко воз­рос­ла без­ра­бо­ти­ца. Не­ви­дан­ный раз­мах при­об­ре­ли рас­то­чи­тель­ст­во, хи­ще­ния и кор­руп­ция во всех звень­ях гос. ап­па­ра­та.

Крах иран. «эко­но­мич. чу­да» при­вёл к сис­тем­но­му со­ци­аль­но-по­ли­тич. кри­зи­су. Со 2-й пол. 1970-х гг. в И. ак­ти­визи­ро­ва­лись оп­по­зи­ци­он­ные шах­ско­му ре­жи­му си­лы – как свет­ские, ко­то­рые вы­сту­па­ли с тре­бо­ва­ния­ми сво­бо­ды сло­ва, уп­разд­не­ния цен­зу­ры, со­блю­де­ния за­ко­нов, пре­се­че­ния по­ли­цей­ско­го про­из­во­ла и т. п., так и ре­ли­ги­оз­ные, от­вер­гав­шие про­аме­ри­кан­ский курс ша­ха и при­зы­вав­шие к соз­да­нию в И. «ис­лам­ской рес­пуб­ли­ки». Тре­бо­ва­ния по­кон­чить с ти­ра­ни­ей ша­ха и за­ви­си­мо­стью стра­ны от За­па­да, а так­же обес­пе­чить спра­вед­ли­вое рас­пре­де­ле­ние нац. бо­гатств ста­ли важ­ней­ши­ми ло­зун­га­ми Ис­лам­ской ре­во­лю­ции в Ира­не 1979.

Архив БРЭ Проникновение демонстрантов на территорию американского посольства в Тегеране. Фото 1979.

Пред­вест­ни­ка­ми над­ви­гав­ше­го­ся кри­зи­са бы­ли сту­денч. де­мон­ст­ра­ции в свя­щен­ном г. Кум, про­шед­шие в янв. 1978 по при­зы­ву ду­хо­вен­ст­ва. Их раз­гон, со­про­во­ж­дав­ший­ся че­ло­ве­че­ски­ми жерт­ва­ми, лишь уси­лил ан­ти­шах­ские на­строе­ния в стра­не. Не­зна­чи­тель­ные ус­туп­ки вла­стей (в т. ч. на­зна­че­ние гражд. пра­ви­тель­ст­ва во гла­ве с быв. чле­ном Нац. фрон­та Ш. Бах­тия­ром) не спо­соб­ст­во­ва­ли нор­ма­ли­за­ции об­ста­нов­ки в И. 16.1.1979 шах был вы­ну­ж­ден по­ки­нуть стра­ну. 1.2.1979 в Те­ге­ран при­был Р. М. Хо­мей­ни, вос­тор­жен­но встре­чен­ный на­родом. 5.2.1979 он объ­я­вил о соз­да­нии Врем. ре­во­люц. пра­ви­тель­ст­ва во гла­ве с М. Ба­зар­га­ном. Крат­кий пе­ри­од двое­вла­стия в И. за­вер­шил­ся 10–11.2.1979 нар. вос­ста­ни­ем. По­сле пе­ре­хо­да на сто­ро­ну ре­во­лю­ции во­ен. ко­ман­до­ва­ния мо­нар­хич. ре­жим в И. пал. Рес­пуб­ли­кан­ские вла­сти объ­я­ви­ли о вы­хо­де И. из со­ста­ва об­ра­зо­ван­ной в 1959 на ба­зе Ба­гдад­ско­го пак­та Ор­га­ни­за­ции цен­траль­но­го до­го­во­ра (СЕНТО) (при­ме­ру И. по­сле­до­вал Па­ки­стан, в ре­зуль­та­те че­го этот блок пре­кра­тил своё су­ще­ст­во­ва­ние).

30–31.3.1979 в И. про­шёл ре­фе­рен­дум, на ко­то­ром бы­ло одоб­ре­но соз­да­ние Ис­лам­ской Рес­пуб­ли­ки Иран (ИРИ; про­воз­гла­ше­на 1.4.1979). Вся пол­но­та вла­сти пе­ре­шла к Ре­во­лю­ци­он­но­му ис­лам­ско­му со­ве­ту. На но­вом ре­фе­рен­ду­ме 2–3.12.1979 бы­ла ут­вер­жде­на кон­сти­ту­ция, в ос­но­ву ко­то­рой лег­ла раз­ра­бо­тан­ная Р. М. Хо­мей­ни док­три­на ве­ла­ят-е фа­ких, пре­ду­смат­ри­ваю­щая на­де­ле­ние ду­хов­но­го ли­де­ра стра­ны выс­ши­ми гос. пол­но­мо­чия­ми. Фа­ки­хом ИРИ стал сам Хо­мей­ни, ко­то­ро­му был при­сво­ен по­чёт­ный ти­тул има­ма. 25.1.1980 пре­зи­ден­том стра­ны из­бран уче­ник и со­рат­ник Хо­мей­ни А. Ба­ни­садр.

В хо­де Ис­лам­ской ре­во­лю­ции сре­ди её уча­ст­ни­ков бы­ли силь­ны ан­ти­аме­ри­кан­ские на­строе­ния. 4.11.1979 от­ря­ды ра­ди­каль­ной Орг-ции му­сульм. сту­ден­тов – сто­рон­ни­ков «кур­са има­ма» – за­хвати­ли зда­ние по­соль­ст­ва США в Те­ге­ра­не, аре­сто­ва­ли 66 его со­труд­ни­ков и удер­жи­ва­ли их в ка­че­ст­ве за­лож­ни­ков до 20.1.1981.

Архив БРЭ Иранские солдаты на позиции в период ирано-иракской войны 1980–88.

По­сле по­бе­ды ре­во­лю­ции Ис­лам­ская рес­пуб­ли­кан­ская пар­тия, взяв­шая под свой кон­троль все зве­нья за­ко­но­дат., ис­пол­нит. и су­деб­ной вла­сти, на­ча­ла про­во­дить по­ли­ти­ку ис­ла­ми­за­ции иран. об­ще­ст­ва. С от­став­кой А. Ба­ни­сад­ра, об­ви­нён­но­го в от­хо­де от «кур­са има­ма», раз­ва­ле эко­но­ми­ки и не­уме­лом ру­ко­вод­стве воо­руж. си­ла­ми в на­чав­шей­ся вой­не с Ира­ком (см. Ира­но-ирак­ская вой­на 1980–88), и из­бра­ни­ем пре­зи­ден­том И. в окт. 1981 А. Ха­ме­неи иран. вла­сти вста­ли на путь от­кры­то­го пре­сле­до­ва­ния оп­по­зи­ции. Мн. по­ли­тич. дея­те­ли И., не со­глас­ные с кур­сом ис­ла­ми­ст­ских кру­гов, бы­ли вы­ну­ж­де­ны по­ки­нуть стра­ну.

На ме­ж­ду­нар. аре­не ИРИ в пер­вые го­ды сво­его су­ще­ст­во­ва­ния ока­за­лась в час­тич­ной изо­ля­ции, что бы­ло вы­зва­но вой­ной с Ира­ком, раз­ры­вом от­но­ше­ний с США и вве­дён­ны­ми про­тив неё санк­ция­ми зап. дер­жав. Боль­шие опа­се­ния у со­се­дей И. вы­зва­ли при­зы­вы ра­ди­каль­ных кру­гов иран. ру­ко­во­дства к «экс­пор­ту ис­лам­ской ре­во­лю­ции». Осу­ж­де­ние пра­ви­тель­ст­вом ИРИ вво­да сов. войск в Аф­га­ни­стан в 1979 и под­держ­ка им афг. мод­жа­хе­дов ста­ли при­чи­ной ос­лож­не­ния сов.-иран. от­но­ше­ний.

По­сле смер­ти Р. М. Хо­мей­ни (3.6.1989) но­вым фа­ки­хом стал А. Ха­ме­неи, а пост пре­зи­ден­та рес­пуб­ли­ки за­нял А. А. Ха­ше­ми-Раф­санд­жа­ни. Эко­но­мич. по­ка­за­те­ли И. в пер­вом де­ся­ти­ле­тии су­ще­ст­во­ва­ния ис­лам­ской рес­пуб­ли­ки за­мет­но сни­зи­лись, что от­час­ти бы­ло вы­зва­но вой­ной с Ира­ком и ме­ж­ду­нар. санк­ция­ми. За 1978–88 ВВП И. со­кра­тил­ся на 15%; до­хо­ды от экс­пор­та неф­ти сни­зи­лись с 21 млрд. долл. (1983) до 6 млрд. долл. (1986). Б. ч. пред­при­ятий ра­бо­та­ла на 25% мощ­но­сти, на 1 ра­бо­таю­ще­го иран­ца при­хо­ди­лось 6 без­ра­бот­ных. Вос­ста­нов­ле­нию эко­но­ми­ки И. спо­соб­ст­во­ва­ли рез­кий рост цен на нефть в пе­ри­од Ку­вейт­ско­го кри­зи­са 1990–91 и ме­ры по ли­бе­ра­ли­за­ции хо­зяйств. по­ли­ти­ки, при­ня­тые пра­ви­тель­ст­вом Ха­ше­ми-Раф­санд­жа­ни (ог­ра­ни­че­ние вме­ша­тель­ст­ва гос-ва в эко­но­ми­ку, раз­ви­тие ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов, при­ва­ти­за­ция ря­да пром. пред­при­ятий и др.). Хо­тя ли­бе­ра­ли­за­ция цен и по­пыт­ки от­ме­ны про­до­вольств. суб­си­дий при­ве­ли в нач. 1990-х гг. к ан­ти­пра­ви­тельств. вы­сту­п­ле­ни­ям в го­ро­дах стра­ны, в це­лом эко­но­мич. про­грам­ма пра­ви­тель­ст­ва по­лу­чи­ла одоб­ре­ние иран­цев. На вы­бо­рах в медж­лис вес­ной 1992 сто­рон­ни­ки Ха­ше­ми-Раф­санд­жа­ни по­лу­чи­ли св. 70% го­ло­сов, а сам он в ию­не 1993 был из­бран пре­зи­ден­том на но­вый срок. В 1993–97 ка­би­нет Ха­ше­ми-Раф­санд­жа­ни про­дол­жал про­во­дить уме­рен­но ли­бе­раль­ную внутр. по­ли­ти­ку и пред­при­ни­мал ша­ги по вос­ста­нов­ле­нию свя­зей со стра­на­ми За­па­да.

На пре­зи­дент­ских вы­бо­рах в мае 1997 по­бе­дил быв. ми­нистр куль­ту­ры ис­лам­ской ори­ен­та­ции М. Ха­та­ми (в ию­не 2001 пе­ре­из­бран на но­вый срок). Учи­ты­вая раз­оча­ро­ва­ние зна­чит. час­ти на­се­ле­ния (осо­бен­но мо­ло­дё­жи) в по­ли­ти­ке вла­стей, он вы­сту­пил за рас­ши­ре­ние по­ли­тич. сво­бод и прав гра­ж­дан. В пе­ри­од пре­зи­дент­ст­ва Ха­та­ми ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась по­ли­тич. жизнь, бо­лее не­за­ви­си­мой ста­ла прес­са. Од­на­ко до­бить­ся серь­ёз­но­го по­вы­ше­ния жиз­нен­но­го уров­ня на­се­ле­ния и про­дви­же­ния по пу­ти фор­ми­ро­ва­ния ин­сти­ту­тов гражд. об­ще­ст­ва пра­ви­тель­ст­ву Ха­та­ми не уда­лось из-за ожес­то­чён­но­го со­про­тив­ле­ния кон­сер­ва­то­ров и выс­ше­го ду­хо­вен­ст­ва.

Внеш­няя по­ли­ти­ка пра­ви­тель­ст­ва М. Ха­та­ми бы­ла на­прав­ле­на на пре­одо­ле­ние кон­фрон­та­ции с За­па­дом. Иран. ру­ко­во­дство вы­сту­пи­ло с при­зы­вом к «диа­ло­гу ци­ви­ли­за­ций», но он не по­лучил от­кли­ка в стра­нах Зап. Ев­ро­пы и США. Амер. ад­ми­ни­ст­ра­ция в 2002 от­не­сла И. (вме­сте с Ира­ком и КНДР) к «оси зла», а в 2006 пре­зи­дент США Дж. Буш на­звал И. «глав­ным ми­ро­вым спон­со­ром тер­ро­риз­ма»; ме­ж­ду­нар. тор­го­во-эко­но­мич. санк­ции про­тив И. от­ме­не­ны не бы­ли.

По­сле Ис­лам­ской ре­во­лю­ции И. про­во­дил ак­тив­ную ре­гио­наль­ную по­ли­ти­ку. Осу­ж­де­ние иран. ру­ко­во­дством по­ли­ти­ки Ира­ка в пе­ри­од Ку­вейт­ско­го кри­зи­са 1990–91 спо­соб­ст­во­ва­ло сбли­же­нию по­зи­ций И. и ря­да стран араб. ми­ра. В 1990-е гг. И. нор­ма­ли­зо­вал от­но­ше­ния с Егип­том, Ту­ни­сом, Иор­да­ни­ей. В 2003–04 ли­де­ры И. пред­при­ни­ма­ли ша­ги по на­ла­жи­ва­нию доб­ро­со­сед­ских от­но­ше­ний с Сау­дов­ской Ара­ви­ей, ди­вер­си­фи­ка­ции тор­го­во-эко­но­мич. свя­зей с Тур­ци­ей, ак­тив­но уча­ст­во­ва­ли в ра­бо­те Ор­га­ни­за­ции Ис­лам­ская кон­фе­рен­ция. В то же вре­мя от­но­ше­ния И. с ря­дом го­су­дарств Пер­сид­ско­го зал. ос­та­ва­лись на­пря­жён­ны­ми в си­лу дав­не­го тер­ри­то­ри­аль­но­го спо­ра о при­над­леж­но­сти ост­ро­вов Абу-Му­са, Боль­шой и Ма­лый Томб. Иран. вла­сти по­пы­та­лись ус­та­но­вить бо­лее тес­ные от­но­ше­ния и с др. стра­на­ми ре­гио­на, в ча­ст­но­сти с Рос­си­ей, Ин­ди­ей, КНР, ук­ре­пить своё влия­ние в рес­пуб­ли­ках За­кав­ка­зья и Ср. Азии. Втор­же­ние США в Ирак и свер­же­ние ре­жи­ма С. Ху­сей­на спо­соб­ст­во­ва­ли уси­ле­нию влия­ния И. в со­сед­ней стра­не, пре­ж­де все­го че­рез её ши­ит­скую об­щи­ну. И. одоб­ри­тель­но от­нёс­ся к сме­не ре­жи­ма в Ира­ке, но вы­сту­па­ет за ско­рей­шее пре­кра­ще­ние его иностр. ок­ку­па­ции.

Од­ним из наи­бо­лее слож­ных во­про­сов внеш­ней по­ли­ти­ки И. яв­ля­ет­ся уре­гу­ли­ро­ва­ние спо­ров с За­па­дом по иран. ядер­ной про­грам­ме (про­воз­гла­ше­на М. Ха­та­ми в февр. 2003 по­сле об­на­ру­же­ния зна­чит. за­ле­жей ура­но­вой ру­ды в центр. рай­онах стра­ны). По­сколь­ку иран. раз­ра­бот­ки от­кры­ва­ют воз­мож­но­сти как для раз­ви­тия мир­ной атом­ной энер­ге­ти­ки, так и для соз­да­ния ядер­но­го ору­жия, США и их со­юз­ни­ки, опи­ра­ясь на ре­зо­лю­ции Со­ве­та Безо­пас­но­сти ООН № 1696 и № 1737, на­стоя­тель­но тре­бу­ют от И. за­мо­ро­зить строи­тель­ст­во объ­ек­тов атом­ной энер­ге­ти­ки и пре­кра­тить обо­га­ще­ние ура­на. Од­на­ко И. от­ка­зы­ва­ет­ся вы­пол­нять эти тре­бо­ва­ния, ука­зы­вая на ис­клю­чи­тель­но мир­ный ха­рак­тер сво­ей ядер­ной про­грам­мы.

Уси­лив­шее­ся в нач. 21 в. дав­ле­ние За­па­да и про­счё­ты пра­ви­тель­ст­ва во внутр. по­ли­ти­ке при­ве­ли к ос­лаб­ле­нию по­зи­ций ре­фор­ма­тор­ских сил в И. Ес­ли в медж­ли­се 6-го со­зы­ва, из­бран­ном в 2000, боль­шин­ст­во со­ста­ви­ли ре­фор­ма­то­ры, то ре­зуль­та­ты му­ни­ци­паль­ных вы­бо­ров 2003 по­ка­за­ли па­де­ние их по­пу­ляр­но­сти. На вы­бо­рах в медж­лис 7-го со­зы­ва (20.2.2004) по­бе­ди­ли т. н. не­окон­сер­ва­то­ры (195 мест из 290; ос­таль­ные мес­та раз­де­ли­ли ре­фор­ма­то­ры и не­за­ви­си­мые). 24.6.2005 на оче­ред­ных пре­зи­дент­ских вы­бо­рах по­бе­ду одер­жал быв. мэр Те­ге­ра­на, сто­рон­ник жё­ст­ко­го внеш­не­по­ли­тич. кур­са (пре­ж­де все­го в от­но­ше­нии США и Из­раи­ля) М. Ах­ма­ди­не­жад. По­бе­да не­окон­сер­ва­то­ров при­ве­ла к уси­ле­нию кон­фрон­та­ции И. с За­па­дом и уг­луб­ле­нию его ме­ж­ду­нар. изо­ляции. На­блю­да­ет­ся реа­ни­ма­ция не­ко­то­рых ло­зун­гов иран. ру­ко­во­дства кон. 1970-х – нач. 1980-х гг. С ле­та 2005 И. ак­ти­ви­зи­ро­вал раз­ра­бот­ку соб­ст­вен­ной ра­кет­ной про­грам­мы, а за­да­чу по­вы­ше­ния обо­рон­но­го и на­уч.-тех­нич. по­тен­циа­ла стра­ны по­ста­вил на пер­вое ме­сто в шка­ле при­ори­те­тов.

Рос.-иран. от­но­ше­ния в кон. 20 – нач. 21 вв. име­ли в це­лом по­ло­жи­тель­ную ди­на­ми­ку раз­ви­тия. В 1992 бы­ла дос­тиг­ну­та до­го­во­рён­ность об уча­стии сов. спе­циа­ли­стов в за­вер­ше­нии строи­тель­ст­ва АЭС в Бу­ши­ре (Бу­ше­ре), на­ча­то­го ещё при ша­хе. С 1995 рос. строи­те­ли про­во­дят ра­бо­ты на АЭС. В 2006 рос.-иран. то­ва­ро­обо­рот со­ста­вил ок. 2,14 млрд. долл.; эко­но­мич. от­но­ше­ния вклю­ча­ют так­же со­труд­ни­че­ст­во в об­лас­ти энер­ге­ти­ки, раз­ра­бот­ки ме­сто­ро­ж­де­ний неф­ти и га­за, во­ен.-тех­нич. сфе­ре. В окт. 2007 пре­зи­дент РФ В. В. Пу­тин при­нял уча­стие во 2-м сам­ми­те стран бас­сей­на Кас­пий­ско­го м., про­хо­див­шем в Те­ге­ра­не. В Со­ве­те Без­о­пас­но­сти ООН Рос­сия вы­сту­па­ет про­тив про­ек­тов эко­но­мич. эм­бар­го Те­ге­ра­на и ис­поль­зо­ва­ния во­ен. си­лы для раз­ре­ше­ния «ядер­но­го кри­зи­са» в от­но­ше­ниях ме­ж­ду И., с од­ной сто­ро­ны, ЕС и США – с дру­гой. Рос­сия и И. пла­ни­ру­ют рас­ши­рять эко­но­мич. со­труд­ни­че­ст­во, в т. ч. при ос­вое­нии пер­спек­тив­но­го иран. га­зо­во­го ме­сто­ро­ж­де­ния Юж. Парс.

Хозяйство

И. – гос-во с бы­ст­ро раз­ви­ваю­щей­ся эко­но­ми­кой, вхо­дит в чис­ло круп­ней­ших неф­те­до­бы­ваю­щих стран ми­ра. Объ­ём ВВП 852,6 млрд. долл. (по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти), в рас­чё­те на ду­шу на­се­ле­ния 12300 долл. (2007). Ин­декс че­ло­ве­че­ско­го раз­ви­тия 0,759 (2005; 94-е ме­сто сре­ди 177 стран ми­ра).

По окон­ча­нии ира­но-ирак­ской вой­ны 1980–88 был взят курс на соз­да­ние со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ной ры­ноч­ной эко­но­ми­ки. Осн. на­прав­ле­ния­ми эко­но­мич. по­ли­ти­ки ста­ли ос­лаб­ле­ние гос. ре­гу­лиро­ва­ния, в т. ч. по­сте­пен­ный от­каз от пря­мо­го вме­ша­тель­ст­ва в про­цес­сы це­но­об­ра­зо­ва­ния, ли­бе­ра­ли­за­ция фи­нан­со­вой сфе­ры и внеш­ней тор­гов­ли, умень­ше­ние за­ви­си­мо­сти от экс­пор­та неф­ти и га­за и раз­ви­тие экс­порт­ных от­рас­лей об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти, при­ва­ти­за­ция, при­вле­че­ние иностр. ка­пи­та­ла, соз­да­ние сво­бод­ных эко­но­мич. зон и др. Хо­зяй­ст­во И. раз­ви­ва­ет­ся на ос­но­ве 5-лет­них со­ци­аль­но-эко­но­мич. пла­нов (пер­вый при­нят на 1989–94; ны­не дей­ст­ву­ет 4-й план на 2005–09).

В нач. 21 в. струк­ту­ра эко­но­ми­ки И. в зна­чит. сте­пе­ни ди­вер­си­фи­ци­ро­ва­на, од­на­ко неф­тя­ная пром-сть по-преж­не­му за­ни­ма­ет важ­ней­шее ме­сто: за счёт экс­пор­та неф­ти обес­пе­чи­ва­ет­ся св. 80% всех ва­лют­ных по­сту­п­ле­ний и ок. 50% до­хо­дов гос. бюд­же­та. Один из важ­ней­ших дос­тиг­ну­тых ре­зуль­та­тов – уве­ли­че­ние в экс­пор­те до­ли не неф­тя­ных то­ва­ров (1,0 млрд. долл. в 1990; 3,8 млрд. долл. в 2000; 10,5 млрд. долл. в 2006). Ди­нами­ка рос­та ВВП, не­смот­ря на зна­чит. ко­ле­ба­ния, бы­ла по­ло­жи­тель­ной (в ср. ок. 3,6% в год в 1992–2002; 5,8% в 2000–2005; 4,3% в 2006). Тем­пы рос­та в от­рас­лях пром-сти, не от­но­ся­щих­ся к неф­те­га­зо­вой сфе­ре, бы­ли вы­ше ср. уров­ня (ок. 9% в 2006). В об­ра­ба­ты­ваю­щих про­из­вод­ст­вах со­хра­ня­ет­ся за­ви­си­мость от им­порт­ных по­ста­вок обо­ру­до­ва­ния и ком­плек­тую­щих.

Про­ве­де­ние по­ли­ти­ки ли­бе­ра­ли­за­ции от­ли­ча­ет­ся край­ней не­ус­той­чи­во­стью. Вне­дре­ние ры­ноч­ных ме­то­дов хо­зяй­ст­во­ва­ния во мно­гом тор­мо­зит­ся дей­ст­вую­щи­ми в фи­нан­со­вой сфе­ре ис­лам­ски­ми прин­ци­па­ми (сис­те­ма бес­про­цент­ных зай­мов и др.), от­сут­ст­ви­ем за­ко­но­да­тель­ст­ва, раз­ре­шаю­ще­го функ­цио­ни­ро­ва­ние ча­ст­ных бан­ков. Осу­ще­ст­в­ле­ние про­грамм при­ва­ти­за­ции идёт не­рав­но­мер­но: по дей­ст­вую­щим кон­сти­туц. нор­мам к гос. соб­ст­вен­но­сти от­не­се­ны важ­ней­шие от­рас­ли; ог­ра­ни­че­но уча­стие иностр. ка­пи­та­ла. За­труд­не­на реа­ли­за­ция про­грамм при­ва­ти­за­ции ис­лам­ских фон­дов (круп­ней­ший – Фонд обез­до­лен­ных; ак­тив­но дей­ст­ву­ют Фонд ша­хи­дов, К-т има­ма Хо­мей­ни), в ве­де­нии ко­то­рых на­хо­дит­ся зна­чит. часть про­из­водств. мощ­но­стей.

Гос. сек­тор со­хра­ня­ет ве­ду­щую роль пре­ж­де все­го в неф­те­до­бы­ваю­щей, а так­же в др. от­рас­лях до­бы­ваю­щей пром-сти и круп­ных об­ра­ба­ты­ваю­щих про­из­вод­ст­вах. В 2006 в ве­де­нии гос-ва на­хо­ди­лись 22 ме­тал­лур­гич. за­во­да, 17 за­во­дов по вы­пус­ку ав­то­ма­шин и зап­ча­стей к ним, бо­лее 100 тек­стиль­ных фаб­рик (из них 64 с чис­лом за­ня­тых св. 100 чел.), 200 пред­при­ятий пи­ще­вой пром-сти (в т. ч. круп­ные му­ко­моль­ные и са­хар­ные за­во­ды), всё про­из-во та­бач­ной про­дук­ции. В 2006–07 про­цесс при­ва­ти­за­ции ус­ко­рил­ся: бы­ли ак­цио­ни­ро­ва­ны 12 круп­ных пром. пред­при­ятий, в т. ч. ком­плекс пред­при­ятий по до­бы­че же­лез­ной ру­ды «Голь­го­хар», «Иран. нац. мед­ная ком­па­ния» («National Iranian Copper Industries Company», NICICO) и «Иран. нац. алю­ми­ние­вая ком­па­ния» («Iranian Alumini­um Company», IRALCO), ме­тал­лур­гич. ком­би­на­ты (го­ро­да Мо­ба­ре­ке и Хо­ра­сан); на 2007–08 на­ме­че­но ак­цио­ни­ро­ва­ние 21 пред­при­ятия в неф­те­га­зо­вой от­рас­ли, 7 элек­тро­стан­ций. В гос. соб­ст­вен­но­сти ос­та­ют­ся обо­рон­ная пром-сть (с кон. 1990-х гг. од­на из круп­ней­ших по мас­шта­бам про­из-ва в стра­нах Ближ­не­го и Ср. Вос­то­ка), транс­порт­ная ин­фра­струк­ту­ра (при этом раз­ре­ше­но соз­да­вать ча­ст­ные авиа­транс­порт­ные и су­до­ход­ные ком­па­нии; ча­ст­ный ка­пи­тал до­пус­ка­ет­ся в строи­тель­ст­во и экс­плуа­та­цию внутр. рас­пре­де­ли­тель­ных ли­ний неф­те- и га­зо­про­во­дов); пре­им. го­су­дар­ст­вен­ной яв­ля­ет­ся бан­ков­ская сис­те­ма Ира­на.

При­ори­тет­ным на­прав­ле­ни­ем эко­но­мич. по­ли­ти­ки ос­та­ёт­ся под­держ­ка ма­ло­го биз­не­са (св. 96% пред­при­ятий об­ра­ба­ты­ваю­щих про­из­водств – мел­кие, до 10 за­ня­тых; про­из­во­дят ок. 30% про­дук­ции). Ак­тив­но дей­ст­вую­щий в пром-сти и с. х-ве коо­пе­ра­тив­ный сек­тор име­ет дос­та­точ­но жё­ст­кую ор­га­ни­зац. струк­ту­ру, кон­тро­ли­руе­мую гос-вом (фак­ти­че­ски пре­вра­тил­ся в свое­об­раз­ную фор­му гос. сек­то­ра). Коо­пе­ра­ти­вы (по­ощ­ря­ют­ся все фор­мы коо­пе­ра­ции) поль­зу­ют­ся на­ло­го­вой и кре­дит­ной под­держ­кой гос-ва. В об­щем объ­ё­ме ин­ве­сти­ций рас­тёт до­ля ча­ст­но­го сек­то­ра (обес­пе­чи­вал ок. 85% всех ка­пи­та­ло­вло­же­ний в 2000–2005). В нач. 21 в. уве­ли­чива­л­ся при­ток иностр. ка­пи­та­ла (2,53 млрд. долл. в 2003; 7,39 млрд. долл. в 2005; объ­ём пря­мых иностр. ин­ве­сти­ций в эко­но­ми­ку со­ста­вил 500 млн. долл. в 2006); с 2006 на­блю­да­ет­ся от­ток ка­пи­та­ла из И. (411 млн. долл. в 2006; ок. 3 млрд. долл. за 1-е по­лу­го­дие 2007). Соз­да­но 8 сво­бод­ных эко­но­мических зон (СЭЗ; 2007), в т. ч. на о. Кешм, о. Киш, в пор­тах Бен­дер-Эн­зе­ли, Чах-Бе­хар; наи­бо­лее эф­фек­тив­но раз­ви­ва­ет­ся СЭЗ «Кешм» на о. Кешм (св. 150 ви­дов промышлен­ной про­дук­ции; транс­порт­но-склад­ская зо­на).

В струк­ту­ре ВВП на до­лю пром-сти при­хо­дит­ся 41,7%, сфе­ры ус­луг – 47,1%, сель­ско­го, лес­но­го хо­зяй­ст­ва и ры­бо­лов­ст­ва – 11,2% (2006).

Промышленность

Ве­ду­щая от­расль – неф­те­до­бы­ваю­щая. По­сле от­кры­тия в кон. 20 в. но­вых круп­ных неф­те­га­зо­вых ме­сто­ро­ж­де­ний Аза­де­ган (раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся с нач. 2008) и Яда­ва­ран до­ля И. в ми­ро­вых за­па­сах неф­ти оце­ни­ва­ет­ся в 11,1%, га­за – в 15,4% (2005). Раз­ви­тие га­зо­до­бы­чи как од­ной из важ­ней­ших экс­порт­ных от­рас­лей от­но­сит­ся к при­ори­тет­ным на­прав­ле­ни­ям эко­но­мич. по­ли­ти­ки.

До­бы­ча неф­ти и га­за на­хо­дит­ся под кон­тро­лем гос-ва; раз­вед­ку, раз­ра­бот­ку ме­сто­ро­ж­де­ний, а так­же пе­ре­ра­бот­ку и транс­пор­ти­ров­ку сы­рья и неф­те­про­дук­тов ве­дёт «National Iranian Oil Company». По до­бы­че неф­ти (194,6 млн. т в 2005; 5,3% ми­ро­вой) И. за­ни­ма­ет 3-е ме­сто в ми­ре (по­сле Рос­сии и Сау­дов­ской Ара­вии). Осн. рай­он неф­те­до­бы­чи – юго-за­пад стра­ны (ос­та­ны Ху­зе­стан, Бу­шир) и шельф Пер­сид­ско­го зал. (ме­с­торо­ж­де­ния Ах­ваз – 35 млн. т в 2004; Геч­са­ран – 26,6; Ма­рун – 26,0; Ке­рандж – 11,2; Агад­жа­ри – 10,0); сре­ди дру­гих – Нар, Хен­гам, Эсе­луйе (Ас­са­луйе), Сев. Парс. По экс­пор­ту неф­ти (135 млн. т в 2005; 109,2 млн. т в 2001) И. за­ни­ма­ет 3-е ме­сто в ми­ре; осн. по­купа­те­ли – Япо­ния, Юж. Ко­рея, Ки­тай. Круп­ней­шие неф­те­экс­порт­ные тер­ми­на­лы (об­щая мощ­ность 7 млн. барр./сут, 7-е ме­сто в ми­ре) рас­по­ло­же­ны на ост­ро­вах Пер­сид­ско­го зал. – Харк, Ла­ван, Сир­ри, Ла­рек и др.

До­бы­ча при­род­но­го га­за 110,8 млрд. м3 (2005; 2-е ме­сто в ми­ре по­сле Рос­сии). Осн. рай­он – шельф Пер­сид­ско­го зал. (все­го ок. 30,5 млрд. м3); круп­ней­шее ме­сто­ро­ж­де­ние – Юж. Парс (в 100 км от по­бе­ре­жья; раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся иран. неф­те­га­зо­вой ком­па­ни­ей «Petro­pars»; пла­ни­ру­ет­ся уча­стие в раз­ра­бот­ке иностр. ком­па­ний). Газ до­бы­ва­ют так­же в ос­та­нах Ху­зе­стан, Бу­шир, Фарс, Хор­моз­ган и др. Б. ч. га­за по­треб­ля­ет­ся внут­ри стра­ны (86,5 млрд. м3); на­ча­то про­из-во сжи­жен­но­го га­за. Экс­порт га­за не­зна­чи­те­лен (3,56 млрд. м3 в 2004). Еже­год­но ок. 28–29 млрд. м3 га­за за­ка­чи­ва­ет­ся в сква­жи­ны для по­вы­ше­ния от­да­чи неф­тя­ных пла­стов. До­бы­ча уг­ля (св. 2 млн. т в 2005) ве­дёт­ся в Те­бес­ском (Кер­ман­ском; ок. 1,5 млн. т) и Эль­бурс­ском уголь­ных бас­сей­нах.

Строительство АЭС в Бушире (2007). ЗАО «Атомстройэкспорт»

Бы­ст­ро раз­ви­ва­ет­ся элек­тро­энер­ге­ти­ка: в 2000–05 еже­год­ный при­рост мощ­но­стей со­став­лял св. 8%. Ус­та­нов­лен­ная мощ­ность элек­тро­стан­ций 43 тыс. МВт (2007). Про­из-во элек­тро­энер­гии 173,3 млрд. кВт·ч (2006), в т. ч. на ТЭС – 91,6%, на ГЭС – 8,3%, на других (в осн. вет­ро­энер­го­ус­та­нов­ки) – 0,1%. Круп­ней­шие ТЭС: «Ра­мин» (1,89 тыс. МВт) и «Ша­хи Мон­та­зе­ри» (близ Ис­фа­ха­на; 1,6 тыс. МВт); ГЭС – «Бе­наб» (1,3 тыс. МВт) и «Гат­ванд» (1 тыс. МВт). По­треб­ле­ние элек­тро­энер­гии по­сто­ян­но воз­рас­та­ет (ок. 78% по­треб­ле­ния суб­си­ди­ру­ет­ся гос-вом); по­те­ри элек­тро­энер­гии из-за не­со­вер­шен­ст­ва рас­пре­де­лительных се­тей – до 15%. В строи­тель­ст­во но­вых энер­ге­тич. объ­ек­тов ак­тив­но при­вле­ка­ет­ся ино­стран­ный (с 2006 при уча­стии иностранных ком­па­ний ве­дёт­ся строи­тель­ст­во 9 ТЭС) и ча­ст­ный ка­пи­тал. Ве­дёт­ся до­бы­ча ура­но­вых руд (ме­сторо­ж­де­ние Са­генд в ос­та­не Йезд) и обо­га­ще­ние ура­на (в Ис­фа­ха­не). За­вер­ша­ет­ся (нач. 2008) строи­тель­ст­во АЭС в Бу­ши­ре (ос­тан Бу­шир; при тех­ничес­ком со­дей­ст­вии Рос­сии), гео­тер­маль­ной элек­тро­стан­ции в Меш­гин­шех­ре (пер­вая в стра­нах Ближ­не­го и Ср. Вос­то­ка). Энер­го­сис­те­ма И. свя­за­на ли­ния­ми элек­тро­пе­ре­дач с энер­го­сис­те­ма­ми Азер­бай­джа­на, Ар­ме­нии, Турк­ме­нии и Тур­ции; дей­ст­ву­ет прак­ти­ка об­ме­на элек­тро­энер­ги­ей. Им­порт элек­тро­энер­гии (ок. 2,2 млрд. кВт·ч в год) пре­вы­ша­ет экс­порт (ок. 1,8 млрд. кВт·ч в год).

Нефтеперерабатывающий завод в Тегеране.

Дей­ст­ву­ют 9 неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щих за­во­дов (об­щая мощ­ность – св. 70 млн. т в год): в Аба­да­не (до 25 млн. т), Ис­фа­ха­не (10 млн. т), Бен­дер-Аб­ба­се (11,6 млн. т), Те­ге­ра­не (11,3 млн. т), Эра­ке, Теб­ри­зе, Ши­ра­зе, Кер­ман­ша­хе и на о. Ла­ван. В со­от­вет­ст­вии с пла­ном эко­но­мич. раз­ви­тия на 2005–09 мощ­но­сти дей­ст­вую­щих пред­при­ятий мо­дер­ни­зи­ру­ют­ся и рас­ши­ря­ют­ся; к 2009 всту­пят в строй 3 но­вых за­во­да (в т. ч. НПЗ в СЭЗ на о. Кешм мощ­но­стью 8,25 млн. т в год; со­ору­жа­ет­ся при уча­стии иностр. и ча­ст­но­го иран. ка­пи­та­ла).

Струк­ту­ра про­из-ва неф­те­про­дук­тов не сба­лан­си­ро­ва­на с по­треб­но­стя­ми внутр. рын­ка. Из-за низ­ко­го ка­че­ст­ва пе­ре­ра­бот­ки и очи­ст­ки неф­те­про­дук­тов не удов­ле­тво­ря­ет­ся по­сто­ян­но рас­ту­щий спрос на бен­зин; ок. 40% бен­зи­на им­пор­ти­ру­ет­ся (в 2007 вве­де­но нор­ми­ро­ван­ное по­треб­ле­ние: 100 л в ме­сяц на 1 ав­то­мо­би­ли­ста). И. по­став­ля­ет на экс­порт ке­ро­син, ма­зут и ди­зель­ное то­п­ли­во.

Чёр­ная ме­тал­лур­гия – круп­ней­шая по мас­шта­бам про­из-ва сре­ди стран Ближ­не­го и Ср. Вос­то­ка (св. 60% со­во­куп­ной про­дук­ции стран ре­гио­на). В нач. 21 в. раз­ви­ва­ет­ся до­воль­но вы­со­ки­ми тем­па­ми. До­бы­ча же­лез­ной ру­ды ок. 5 млн. т в год; осн. рай­оны – ос­та­ны Йезд (рай­он г. Бафк; ок. 1/3 до­бы­чи) и Кер­ман (ме­сто­ро­ж­де­ния Ча­дар­ма­лю, Чо­гарт, Зе­ренд, Го­ле-Го­ухер). Про­из-во ста­ли (св. 9 млн. т; 2005), чу­гу­на (2,3 млн. т). Круп­ней­шие цен­тры – Ис­фа­хан (ком­би­на­ты пол­но­го ме­тал­лур­гич. цик­ла мощ­но­стью до 5 млн. т ста­ли в год; в 2003 всту­пил в строй ком­плекс «Са­ба» по про­из-ву го­ря­че­ка­та­но­го сталь­но­го лис­та), Мо­ба­ре­ке (3 млн. т; в т. ч. про­из-во ста­ли для су­до­строе­ния, оцин­ко­ван­но­го сталь­но­го лис­та), Ах­ваз (2,5 млн. т губ­ча­то­го же­ле­за, 1,5 млн. т сталь­ных за­го­то­вок), Йезд (за­вод спец. ста­лей), Са­ве (труб­ный за­вод мощ­но­стью ок. 2 млн. т). Осн. про­дук­ция от­рас­ли: лис­то­вой про­кат, тру­бы, про­во­ло­ка, лёг­кие и тя­жёлые про­фи­ли, стро­ит. ар­ма­ту­ра и др. Ве­ду­щие про­изво­ди­те­ли ста­ли объ­е­ди­не­ны в «Safa Industrial group». По­треб­но­сти в ме­тал­ло­про­дук­ции удов­ле­тво­ря­ют­ся не пол­но­стью (мощ­но­сти пред­при­ятий ис­поль­зу­ют­ся на 70%, гл. обр. из-за не­дос­тат­ка пер­вич­но­го сы­рья); спрос на вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ные сор­та ста­ли пре­вы­ша­ет внутр. про­из-во. До­бы­чу же­лез­ной ру­ды, про­из-во и экс­порт ме­тал­лов и ме­тал­ло­про­дук­ции кон­тро­ли­ру­ет гос. ме­тал­лур­гич. ком­па­ния «Na­tional Iranian Steel Co.».

В цвет­ной ме­тал­лур­гии вы­де­ля­ют­ся про­из-во ме­ди и алю­ми­ния. Ме­сто­ро­ж­де­ние мед­ной ру­ды Сер­чеш­ме (ос­тан Кер­ман) – од­но из круп­ней­ших в ми­ре (со­дер­жа­ние ме­тал­ла до 1,1%, ру­да со­дер­жит так­же мо­либ­ден, се­реб­ро, зо­ло­то); вто­рой зна­чит. рай­он до­бы­чи – ме­сто­рож­де­ние Мей­дук. Осн. цен­тры про­из-ва ра­фи­ни­ро­ван­ной ме­ди (244 тыс. т в 2006; ок. 1,8% ми­ро­во­го – 17-е ме­сто) – ком­плекс «Сер­чеш­ме» (мощ­ность до 200 тыс. т в год) и ком­би­нат в Ха­туна­ба­де (мощ­ность 80 тыс. т). Со­пут­ст­вую­щий про­дукт пе­ре­ра­бот­ки мед­ной ру­ды – суль­фат мо­либ­де­на (экс­порт ок. 5 тыс. т в год); пла­ни­ру­ет­ся соз­да­ние про­из­водств. мощ­но­стей по вы­плав­ке ме­тал­ла. До­бы­ча бок­си­тов 365 тыс. т (2005). Пред­при­ятия по про­из-ву алю­ми­ния (все­го 220 тыс. т в год) дей­ст­ву­ют в Эра­ке (ок. 70% произ-ва) и Бен­дер-Аб­ба­се. На­ча­то (2007) ос­вое­ние мес­то­ро­ж­де­ния свин­цо­во-цин­ко­вых руд близ Мех­диа­ба­да (ос­тан Йезд; счи­та­ет­ся од­ним из круп­ней­ших в ми­ре), го­то­во к пром. экс­плуа­та­ции зо­ло­то­нос­ное ме­с­то­ро­ж­де­ние на юго-вос­то­ке ос­та­на Зап. Азер­бай­джан (круп­ней­шее в И.; еже­год­ный объ­ём до­бы­чи зо­ло­та оце­ни­ва­ет­ся в 3 т).

В хи­мич. пром-сти ве­ду­щее ме­сто за­ни­ма­ет неф­те­хи­мия. Об­щая мощ­ность неф­те­хи­мич. пред­при­ятий ок. 15 млн. т (2005). Круп­ней­шие ком­плек­сы дей­ст­ву­ют в Бен­дер-Имам-Хо­мей­ни (св. 3,8 млн. т про­дук­ции в год; в т. ч. эти­лен, по­ли­эти­лен, по­ли­про­пи­лен, по­ли­ви­нил­хло­рид), Ра­зи (остан Вост. Азер­бай­джан; 3,3 млн. т; ам­моний, се­ра, сер­ная ки­сло­та, мо­че­ви­на и др.), Ши­ра­зе (ок. 2,0 млн. т), Эра­ке (1,1 млн. т), Ис­фа­ха­не (ок. 0,2 млн. т). Соз­да­но круп­ное про­из-во ав­то­мо­биль­ных шин и ре­зи­но­тех­нич. из­де­лий. Стро­ят­ся (2007) неф­те­хи­мич. ком­плек­сы, в т. ч. в СЭЗ на о. Кешм; за­вод по про­из-ву ре­зи­но­вой крош­ки в г. Ма­ку (остан Зап. Азер­бай­джан).

Ма­ши­но­строе­ние – од­на из клю­че­вых от­рас­лей пром-сти. В нач. 21 в. наи­бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми раз­ви­ва­ет­ся ав­то­мо­би­ле­строе­ние (св. 4% ВВП; 9,6% стои­мо­сти пром. про­дук­ции; ок. 1 млн. за­ня­тых; тем­пы рос­та ок. 27% в год). По объ­ёмам внутр. ин­ве­сти­ций от­расль за­ни­ма­ет 3-е ме­сто по­сле пи­ще­вой пром-сти и про­из-ва стро­ит. ма­те­риа­лов. Об­щее про­из-во ав­то­транс­порт­ных средств – ок. 1 млн. еди­ниц (2006). Функ­цио­ни­ру­ют 7 гос. ав­то­мо­би­ле­строит. групп пред­при­ятий: «Iran Khodro Industrial», «Sai­pa», «Pars Khodro», «Kerman Khodro», «Bah­man Autos», «Morattab» и «Kish Kho­dro». Б. ч. ав­то­за­во­дов – сбо­роч­ные (в т. ч. из им­порт­ных уз­лов и де­та­лей). За­пас­ные и ком­плек­тую­щие час­ти для ав­то­мо­би­лей вы­пус­ка­ют св. 15 тыс. иран. ча­ст­ных и коо­пе­ра­тив­ных пред­при­ятий. Круп­ней­шие про­из­во­ди­те­ли – «Iran Kho­d­ro» (го­лов­ной за­вод в Те­ге­ра­не; по­стро­ен в 1960-х гг. совм. с герм. фир­мой «Mercedes-Benz», вы­пус­тил в кон. 1970-х гг. пер­вую мо­дель иран. лег­ко­во­го ав­то­мо­би­ля «Peikan»; в кон. 1990-х гг. совм. с франц. ком­па­ни­ей «Peugeot» – ав­то­мо­биль иран. сбор­ки «Ikco Sa­mand», ана­лог «Peugeot-405») и «Saipa» (Те­ге­ран; в т. ч. сбор­ка ав­то­мо­би­лей «Nissan» и «KIA»).

Ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся авиац. пром-сть и су­до­строе­ние, вы­пус­каю­щие про­дук­цию двой­но­го (гра­ж­дан­ско­го и во­ен­но­го) на­зна­че­ния. На­ла­жен вы­пуск гражд. са­мо­лё­тов «Иран-140» (ли­цен­зи­он­ный ва­ри­ант укр. са­мо­лё­та «Ан-140» для ме­стных авиа­ли­ний). Круп­ней­ший су­до­стро­ит. ком­плекс соз­дан в Бен­дер-Аб­ба­се (вклю­ча­ет су­до­строит. верфь, ма­ши­но­стро­ит. за­вод и за­вод ме­тал­ло­кон­ст­рук­ций для мор. со­ору­же­ний); здесь же рас­по­ло­жен мор. пром. ком­плекс «Ша­хид Дер­ви­ши» (св. 70% про­дук­ции во­ен. на­зна­че­ния). Др. важ­ный центр су­до­строе­ния – Хор­рем­шехр (в т. ч. во­ен. про­дук­ция).

Про­дук­цию во­ен. на­зна­че­ния вы­пус­ка­ют бо­лее 40 за­во­дов, на­хо­дя­щих­ся в ве­де­нии гос. орг-ции обо­рон­ной пром-сти. Про­из­во­дят­ся прак­ти­че­ски все ви­ды совр. воо­ру­же­ний и во­ен. тех­ни­ки (арт. ору­дия и ра­ке­ты, стрелк. ору­жие, бо­е­при­па­сы, тан­ки и бро­не­транс­пор­тё­ры, во­ен. ко­раб­ли, вер­то­лё­ты и др.). Для вы­пус­ка во­ен. тех­ни­ки на­ла­же­но про­из-во спец. сор­тов ста­ли, по­строе­ны под­шип­ни­ко­вые за­во­ды. С сер. 1990-х гг. ок. 90% по­треб­но­стей в стрелк. ору­жии и бо­е­при­па­сах удов­ле­тво­ря­ет­ся за счёт собств. про­из-ва. И. экс­пор­ти­ру­ет не­ко­то­рые ви­ды во­ен. тех­ни­ки (в т. ч. арт. и стрелк. ору­жие, бо­е­при­па­сы). Про­из-во элек­трон­ной про­дук­ции и бы­то­вой тех­ни­ки (те­ле­ви­зо­ров, сти­раль­ных ма­шин и др.) сдер­жи­ва­ет­ся не­ста­биль­но­стью в им­пор­те ком­плек­тую­щих и низ­кой по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­стью на­се­ле­ния.

Ве­ду­щий сек­тор пром-сти строй­ма­те­ри­а­лов – про­из-во це­мен­та (ок. 36 млн. т в 2005/06; ок. 40 млн. т в 2006/07). Внутр. по­треб­ле­ние оце­ни­ва­ет­ся в 35 млн. т; И. по­став­ля­ет це­мент в Ирак, Ку­вейт, ОАЭ, Аф­га­ни­стан. С 2006 в пор­ту Бен­дер-Имам-Хо­мей­ни дей­ст­ву­ет спе­циа­лизир. тер­ми­нал по экс­пор­ту це­мен­та. В 2007 пу­ще­ны за­во­ды «Си­ма­не Зенд­жан» и «Са­ве» (об­щая мощ­ность ок. 7,5 млн. т в год), «Ха­зар», «Гарб», «Шах­руд» и др.; стро­ят­ся но­вые пред­при­ятия.

Архив БРЭ Кустарное производство ковров в Тегеране.

Тек­стиль­ная пром-сть – од­на из наи­бо­лее раз­ви­тых сре­ди от­рас­лей лёг­кой пром-сти. Хлоп­ча­то­бу­маж­ные и шер­стя­ные тка­ни вы­пус­ка­ют св. 100 фаб­рик; осн. цен­тры – Ис­фа­хан, Йезд, Те­ге­ран. Име­ют­ся пред­при­ятия по про­из-ву ко­же­вен­но-обув­ной про­дук­ции, швей­ных, три­ко­таж­ных из­де­лий. В пи­ще­вой пром-сти ак­тив­но рас­ши­ря­ют­ся про­из­водств. мощ­но­сти (об­щая мощ­ность – ок. 2,7 млн. т; кон. 2007) са­хар­ных, ри­со­очи­сти­тель­ных, му­ко­моль­ных, пло­до­ово­ще­кон­серв­ных (в т. ч. про­из-во гра­на­то­во­го со­ка), ры­бо­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щих (круп­ный центр – Ко­на­рек, ос­тан Сис­тан и Бе­луд­жи­стан) и др. пред­при­ятий. Важ­ное ме­сто в эко­но­ми­ке И. за­ни­ма­ют тра­диц. кус­тар­ные про­мыс­лы и ре­мёс­ла. Осо­бен­но из­вест­но про­из-во иран. ков­ров руч­ной ра­бо­ты (6,5% про­дук­ции об­ра­ба­ты­ва­ю­щей пром-сти, 2005; еже­год­но стои­мость экс­пор­та ков­ров со­став­ля­ет 500–600 млн. долл.); цент­ры – Теб­риз, Эрак, Ка­шан, Ис­фа­хан, Ши­раз, Йезд, Кер­ман, Меш­хед и др. Об­ра­бот­ка би­рю­зы (осн. центр до­бы­чи – Ни­ша­пур). Круп­ные пром. пред­прия­тия, как пра­ви­ло, раз­ме­ща­ют­ся да­ле­ко за пре­де­ла­ми гор. чер­ты (в 20–40 км от круп­ных го­ро­дов). В пром. зо­нах од­но­вре­мен­но дей­ству­ют неск. за­во­дов (раз­лич­ных или близ­ких по тех­но­ло­гии про­из­вод­ств) совм. с круп­ны­ми ТЭЦ или ТЭС; ря­дом с пром. зо­на­ми рас­по­ла­га­ют­ся по­сёл­ки про­из­водств. пер­со­на­ла.

Сельское хозяйство

Собств. про­из-во обес­пе­чи­ва­ет внутр. по­треб­но­сти в про­дук­тах пи­та­ния не пол­но­стью; им­пор­тиру­ет­ся св. 10% по­треб­ляе­мо­го про­до­воль­ст­вия (в т. ч. 90% рас­тит. мас­ла, ок. 30% ри­са).

Пло­щадь с.-х. уго­дий ок. 51 млн. га, из них воз­де­лы­ва­ет­ся 17,1 млн. га (в т. ч. паш­ня – 15,3 млн. га, са­ды и пи­том­ни­ки – 1,8 млн. га). Св. 70% всех хо­зяйств – мел­кие (до 5 га), об­ра­ба­ты­ва­ют ок. 22% зе­мель; на хо­зяй­ст­ва раз­ме­ром 5–10 га при­хо­дит­ся 21,5% зе­мель, 10–50 га – 44%, св. 50 га – 12,5%. Кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва объ­е­ди­не­ны в разл. коо­пе­ра­ти­вы (все­го св. 7000, ох­ва­ты­ва­ют ок. 80% за­ня­тых в с.-х. про­из-ве), ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ют по­лу­че­ние льгот­ных бан­ков­ских кре­ди­тов, снаб­жа­ют про­из­во­ди­те­лей се­ме­на­ми, с.-х. тех­ни­кой, то­п­ли­вом, по­тре­би­тель­ски­ми то­ва­ра­ми, а так­же ор­га­ни­зу­ют сбыт про­дук­ции.

Важ­ней­шее зна­че­ние для раз­ви­тия с.-х. про­из-ва име­ют рас­ши­ре­ние пл. оро­шае­мых зе­мель (ок. 7,7 млн. га, нач. 21 в.) и мо­дер­ни­за­ция сис­тем ир­ри­га­ции, со­кра­ще­ние по­терь с.-х. про­дук­ции (из-за не­дос­тат­ка хра­ни­лищ дос­ти­га­ют 30%) и рас­ши­ре­ние мощ­но­стей пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щих пред­при­ятий. Для обес­пе­че­ния со­хран­но­сти уро­жая стро­ят­ся скла­ды и эле­ва­то­ры, в т. ч. 36 эле­ва­то­ров для хра­не­ния зер­но­вых объ­ё­мом ок. 2 млн. т (2007; ввод в экс­плуа­та­цию на­ме­чен на 2009; по­треб­но­сти в хра­ни­ли­щах оце­ни­ва­ют­ся в 5 млн. т).

Рисовые чеки на севере страны, в долине реки Сефид-Руд. Фото М. Ю. Лычагина
Чайные плантации в Хузестане. Фото М. Ю. Лычагина

Ве­ду­щая от­расль с. х-ва – рас­те­ние­вод­ст­во. Гл. зер­но­вые куль­ту­ры – пше­ни­ца (за­ни­ма­ет св. 40% паш­ни), яч­мень, рис и ку­ку­ру­за. По­треб­но­сти в пше­ни­це пол­но­стью обес­пе­чи­ва­ют­ся за счёт собств. про­из-ва (сбор – св. 12 млн. т в 2006/07; в не­зна­чит. объ­ё­мах им­пор­ти­ру­ет­ся лишь пше­ни­ца твёр­дых сор­тов для нужд пи­ще­вой пром-сти); И. экс­пор­ти­ру­ет пше­ни­цу в Ирак и Аф­га­ни­стан. По­треб­но­сти в ри­се оце­ни­ва­ют­ся бо­лее чем в 2 млн. т в год, про­из-во – ок. 1,6 млн. т; И. за­ку­па­ет рис (ок. 600 тыс. т в 2006/07) в Таи­лан­де, Ин­дии, Вьет­на­ме, Па­ки­ста­не. Пше­ни­цу и яч­мень (сбор – ок. 3,0 млн. т в год) воз­де­лы­ва­ют в осн. на се­ве­ро-за­па­де и се­ве­ро-вос­то­ке стра­ны (ос­та­ны Вост. Азер­бай­джан, Зап. Азер­бай­джан, Ху­зе­стан и др.), рис – на оро­шае­мых зем­лях пре­им. на се­ве­ре И., вдоль по­бе­ре­жья Кас­пий­ско­го мо­ря. Важ­ное зна­че­ние име­ет про­из-во са­хар­ной свёк­лы (ок. 5 млн. т в год) и са­хар­но­го тро­ст­ни­ка (5,9 млн. т в год; осн. план­та­ции – в ос­та­не Ху­зе­стан), чая (зе­лё­ный; 134 тыс. т), та­ба­ка (22 тыс. т). В нач. 21 в. рез­ко со­кра­ти­лись по­се­вы хлоп­чат­ни­ка; око­ло по­ло­ви­ны хлоп­ка-сыр­ца для тек­стиль­ных пред­при­ятий им­пор­ти­ру­ет­ся. Раз­ви­ты са­до­вод­ст­во (сбор фрук­тов ок. 8 млн. т в 2006/07, в т. ч. гра­на­ты ок. 0,7 млн. т, а так­же аб­ри­ко­сы, яб­ло­ки, гру­ши, цит­ру­со­вые, пер­си­ки, сли­ва, ин­жир, хур­ма) и ви­но­гра­дар­ст­во (осо­бен­но в райо­не Ши­ра­за). Вы­ра­щи­ва­ют кар­то­фель (4,5 млн. т) и разл. ово­щи (лук 1,6 млн. т, а так­же бак­ла­жа­ны, то­ма­ты, ты­к­ва, огур­цы, ка­пус­та, чес­нок, пе­рец и др.), бах­че­вые куль­ту­ры (ар­бу­зы, ды­ни). Сре­ди важ­ней­ших то­ва­ров с.-х. экс­пор­та – гра­на­ты, су­хо­фрук­ты (фи­ни­ки, изюм, ку­ра­га и др.), а так­же фис­таш­ки и шаф­ран, по про­из-ву и экс­пор­ту ко­то­рых И. за­ни­ма­ет ве­ду­щие по­зи­ции в ми­ре. Сбор фис­та­шек ок. 300 тыс. т (2006/07; б. ч. по­са­док – в ос­та­нах Кер­ман и Йезд; экс­порт св. 170 тыс. т), шаф­ра­на – 220–230 т в год (дей­ст­ву­ют бо­лее 30 пред­при­ятий по его сор­ти­ров­ке, пе­ре­ра­бот­ке и упа­ков­ке).

На мел­кие ча­ст­ные фер­мы и сель­ские дво­ры при­хо­дит­ся ок. 60% объ­ё­ма про­из-ва мя­са и мо­ло­ка. Бы­строе раз­ви­тие пти­це­вод­ст­ва (в И. по­строе­но мно­го совр. не­боль­ших пти­це­ферм брой­лер­но­го и яич­но­го на­прав­ле­ний) по­зво­ли­ло в зна­чит. сте­пе­ни сни­зить за­ви­си­мость от им­пор­та мяс­ной про­дук­ции. Ско­то­вод­ст­во пре­им. мяс­но­го на­прав­ле­ния. На юге И., а так­же в ос­та­нах Хо­ра­сан, Кур­ди­стан, Лу­ре­стан, Ху­зе­стан со­хра­ня­ет­ся ко­че­вое ско­то­вод­ст­во. По­го­ло­вье (млн., 2002): овец 54, коз 26, круп­но­го ро­га­то­го ско­та 9, верб­лю­дов 0,14, буй­во­лов 0,55, ло­ша­дей 0,13. В 2006/07 про­из­ве­де­но 10,5 млн. т про­дук­ции ско­то­вод­ст­ва и пти­це­вод­ст­ва, в т. ч. св. 0,8 млн. т мя­са жи­вот­ных. Сре­ди экс­порт­ной про­дук­ции от­рас­ли – ове­чья шерсть, киш­ки (на­ту­раль­ная кол­бас­ная обо­лоч­ка), ку­ри­ные нож­ки и лап­ки, час­тич­но об­ра­бо­тан­ные и вы­де­лан­ные шку­ры жи­вот­ных.

Важ­ное зна­че­ние име­ет ры­бо­лов­ст­во в при­бреж­ных во­дах Кас­пий­ско­го м. и Ор­муз­ско­го прол. Бы­ст­ро раз­ви­ва­ет­ся ры­бо­раз­ве­де­ние (в ос­та­не Кер­ман при уча­стии кит. ком­па­нии соз­да­ёт­ся круп­ное хо­зяй­ст­во по раз­ве­де­нию осет­ро­вых, 2007). Улов ры­бы ок. 400 тыс. т (в т. ч. осет­ро­вые – бе­лу­га, сев­рю­га, осётр, а так­же ту­нец, ло­сось); до­бы­ча ик­ры осет­ро­вых рыб ок. 2 т в год.

Сфера услуг

Ак­тив­но рас­ту­щий сек­тор эко­но­ми­ки, ве­ду­щие от­рас­ли – бан­ков­ско-фи­нан­со­вая дея­тель­ность, гос. управ­ле­ние, тор­гов­ля. Бан­ков­ская сис­те­ма стра­ны пре­им. го­су­дар­ст­вен­ная. Сек­тор пред­став­лен Центр. бан­ком Ира­на, 6 ком­мерч. и 4 спе­циа­ли­зир. бан­ка­ми (в т. ч. Про­мыш­лен­ный, Коо­пе­ра­тив­ный). Бан­ки И. фак­ти­че­ски яв­ля­ют­ся хол­дин­га­ми гос. пред­при­ятий, за­ня­ты об­слу­жи­ва­ни­ем гос. струк­тур. При бан­ках соз­да­ны ин­ве­стиц. ком­па­нии, ко­то­рые с нач. 2000-х гг. ак­тив­но ску­па­ют ак­ции при­ва­ти­зи­руе­мых пред­при­ятий. В фи­нан­со­вой сфе­ре в зна­чит. ме­ре со­хра­няет­ся дей­ст­вие ис­лам­ских прин­ци­пов (за­ме­на бан­ков­ских про­цен­тов на разл. льго­ты, пре­мии, бо­ну­сы), что ос­лож­няет взаи­мо­дей­ст­вие с иностр. бан­ка­ми и ин­ве­стиц. ком­па­ния­ми.

Пре­об­ла­да­ет мел­кая роз­нич­ная тор­гов­ля (в не­боль­ших го­ро­дах в роз­нич­ной тор­гов­ле за­ня­то до 70–80% са­мо­дея­тель­но­го на­се­ле­ния); ха­рак­тер­но боль­шое чис­ло по­сред­ни­ков. Мел­кие тор­гов­цы и ре­мес­лен­ни­ки объ­е­ди­не­ны в син­фы (гиль­дии). Гл. цен­тры роз­нич­ной и оп­то­вой тор­гов­ли – кры­тые ба­за­ры.

Не­смот­ря на на­ли­чие уни­каль­ных ис­то­рич. па­мят­ни­ков, иностр. ту­ризм раз­вит сла­бо; раз­ви­тие ин­ду­ст­рии от­ды­ха сдер­жи­ва­ет­ся в т. ч. ис­лам­ски­ми нор­мами, не­дос­та­точ­ным раз­ви­ти­ем ин­фра­струк­ту­ры. Еже­год­но стра­ну по­се­ща­ют ок. 1,7 млн. иностр. ту­ри­стов (в т. ч. 40% из стран Ср. Азии и За­кав­ка­зья). Осн. ви­ды ту­риз­ма – ре­ли­ги­оз­но-па­лом­ни­че­ский (цент­ры – Меш­хед, Кум) и куль­тур­но-по­зна­ва­тель­ный (Ис­фа­хан, Ши­раз, Йезд, Теб­риз, Те­ге­ран и др.); наи­бо­лее из­вест­ный центр мор­ско­го оз­до­ро­вит. от­ды­ха – о. Киш.

Транспорт

Транс­порт­ная сеть стра­ны ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся и мо­дер­ни­зи­ру­ет­ся. Од­на из гос. стра­те­гич. за­дач – рас­ши­ре­ние тран­зит­ных пе­ре­во­зок, пре­вра­ще­ние И. в важ­ней­ший транс­порт­ный узел ре­гио­на. Осн. вид транс­пор­та – ав­то­мо­биль­ный (90% гру­зо­вых и тран­зит­ных пе­ре­во­зок и ок. 95% пас­са­жи­ро­пе­ре­во­зок). Об­щая про­тя­жён­ность ав­то­до­рог 179,4 тыс. км (в т. ч. с твёр­дым по­кры­ти­ем 120,8 тыс. км; 2005). Все авто­мо­биль­ные до­ро­ги на­хо­дят­ся в ве­де­нии гос-ва. Осн. дей­ст­вую­щие ав­то­ма­ги­ст­ра­ли: гра­ни­ца с Тур­ци­ей/Ба­зер­ган – Теб­риз – Те­ге­ран – Меш­хед – Дог­ха­рон/гра­ни­ца с Аф­га­ни­ста­ном; гра­ни­ца с Па­ки­ста­ном/За­хе­дан – Кер­ман – Йезд – Кум – Ха­ма­дан – Хос­ро­ви/гра­ни­ца с Ира­ком; Те­ге­ран – Кум – Ис­фа­хан – Ши­раз. В 1989–2001 со­ору­же­ны но­вые ско­рост­ные до­ро­ги Зенд­жан – Теб­риз, Те­ге­ран – Ча­лус, Ах­ваз – Бен­дер-Имам-Хо­мей­ни, Ка­шан – Ис­фа­хан. С нач. 2000-х гг. стро­ят­ся ско­рост­ные ма­ги­ст­ра­ли, свя­зы­ваю­щие Те­ге­ран с го­ро­да­ми Каз­вин – Зен­джан, Сем­нан, Ши­раз, Кум – Эрак, а так­же ав­то­ма­ги­ст­ра­ли Те­ге­ран – Шо­маль – Ба­ку (Азер­бай­джан), Ши­раз – Фи­ру­за­бад – Джам, Ба­зер­ган – Теб­риз, Сирд­жан – Бен­дер-Аб­бас. На по­гра­нич­ных ав­то­до­рож­ных пе­ре­хо­дах соз­да­но 40 гру­зо­вых тер­ми­на­лов (2005).

Дли­на же­лез­ных до­рог 8,4 тыс. км (2006), из них ок. 8,3 тыс. км име­ют стан­дарт­ную ко­лею 1435 мм (в т. ч. 146 км элек­три­фи­ци­ро­ва­но). Поч­ти все же­лез­ные до­ро­ги од­но­пут­ные (за ис­клю­че­ни­ем ли­нии Меш­хед – Те­ге­ран – Кум и отд. уча­ст­ков ли­нии Бафк – Бен­дер-Аб­бас). Зна­чит. часть же­лез­ных до­рог при­над­ле­жит гос-ву (экс­плуа­ти­ру­ют­ся ком­па­ни­ей RAJA; в 2004 по ним пе­ре­ве­зе­но 17,4 млн. пас­са­жи­ров и 29,5 млн. т гру­зов). Ср. ско­рость дви­же­ния не­вы­со­кая (35 км/ч) в осн. из-за из­но­шен­но­сти ж.-д. по­лот­на. Глав­ные ж.-д. ма­ги­ст­ра­ли И.: Тран­си­ран­ская, со­еди­ня­ю­щая по­бе­ре­жье Кас­пий­ско­го м. с Пер­сид­ским зал. (Бен­дер-Тор­ке­мен – Те­ге­ран – Бен­дер-Имам-Хо­мей­ни), Те­ге­ран – Теб­риз – Джуль­фа, Те­ге­ран – Меш­хед, Кум – Бад – Ис­фа­хан, Бад – Йезд – Бафк – Кер­ман – Бам, Бафк – Бен­дер-Аб­бас, Меш­хед – Се­рахс/гра­ни­ца с Турк­ме­ни­ей. С вво­дом в экс­плуа­та­цию в 2005 ли­нии Бафк – Меш­хед стра­ны Центр. Азии по­лу­чи­ли воз­мож­ность пря­мо­го ж.-д. со­об­ще­ния (че­рез Се­рахс) с пор­том Бен­дер-Аб­бас в Пер­сид­ском зал. Стро­ят­ся (2008) же­лез­ные до­ро­ги Ис­фа­хан – Ши­раз, Бам – За­хе­дан/гра­ни­ца с Па­ки­ста­ном, Хор­рем­шехр – Бас­ра (Ирак), Меш­хед – Ге­рат (Аф­га­ни­стан), Каз­вин – Решт – Бен­дер-Эн­зе­ли (со­еди­нит порт Бен­дер-Эн­зе­ли с ж.-д. се­тью стра­ны; бу­дет про­дле­на до Ас­та­ры); ско­ро­ст­ная ж. д. Те­ге­ран – Кум – Ис­фа­хан (уча­сток Те­ге­ран – Кум от­крыт в 1999).

Мор. транс­порт осу­ще­ст­в­ля­ет ок. 80% внеш­не­тор­го­вых гру­зо­пе­ре­во­зок (осн. гру­зы – нефть и неф­те­про­дук­ты, ру­ды и ме­тал­лы). Под иран. фла­гом хо­дят св. 130 тор­го­вых су­дов (св. 1000 рег. бр.-т ка­ж­дое) об­щим во­до­из­ме­ще­ни­ем 4721,2 тыс. рег. бр.-т, или 8309,6 тыс. т де­двейта (2007), в т. ч. 39 су­хо­гру­зов, 30 неф­те­тан­ке­ров; 33 иран. тор­го­вых суд­на пла­ва­ет под фла­га­ми др. стран (Маль­ты, Па­на­мы, Кип­ра, Бо­ли­вии и др.). Круп­ней­шая су­до­ход­ная ком­па­ния – «Су­до­ход­ная ком­па­ния ИРИ». В 37 мор. пор­тах И. об­ра­бо­та­но 168 млн. т гру­зов (в т. ч. 135 млн. т неф­ти и неф­те­про­дуктов; 1999). Гл. пор­ты в Пер­сид­ском зал. – Бен­дер-Аб­бас (круп­ней­ший кон­тей­нер­ный порт стра­ны; гру­зо­обо­рот ок. 30 млн. т в год, в осн. ме­тал­лы, зер­но, нефть), Бен­дер-Имам-Хо­мей­ни (28 млн. т; сталь, клин­кер), Харк (неф­тя­ной порт; неф­те­хи­мич. тер­ми­нал Парс); на Кас­пий­ском м. – Бен­дер-Эн­зе­ли (4 млн. т; в осн. ге­не­раль­ные гру­зы, ме­тал­лы, а так­же кон­тей­не­ры) и Ами­ра­бад (неф­тя­ной тер­ми­нал). Сво­бод­ные эко­но­мич. зо­ны соз­да­ны в пор­тах Чах-Бе­хар (в т. ч. им­порт зер­на), Эселуйе. Реч­ной транс­порт раз­вит сла­бо; су­до­ход­ст­во осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по р. Ка­рун (дли­на 850 км, 2006) и оз. Ур­мия.

Воз­душ­ным транс­пор­том пе­ре­ве­зе­но 9,6 млн. пас­са­жи­ров (2003; в т. ч. 1,8 млн. на ме­ж­ду­нар. ли­ни­ях). Име­ет­ся 321 ком­мерч. аэ­ро­порт (из них 129 име­ют взлёт­но-по­са­доч­ную по­ло­су с твёр­дым по­кры­ти­ем), ре­гу­ляр­ные рей­сы вы­пол­ня­ют­ся из 49 аэ­ро­пор­тов. Ме­ж­ду­нар. аэ­ро­пор­ты в Те­ге­ра­не (Мех­ра­бад и им. Има­ма Хо­мей­ни), Ис­фа­ха­не, Меш­хе­де, Бен­дер-Аб­ба­се, Аба­да­не, Ши­ра­зе, Теб­ри­зе. Круп­ней­шая гос. авиа­ком­па­ния – «Iran Air» (43 са­мо­лё­та; 7,6 млн. пас­са­жи­ров в 2004).

Соз­да­на раз­ветв­лён­ная сеть на­зем­ных и под­вод­ных тру­бо­про­во­дов об­щей про­тя­жён­но­стью 34,4 тыс. км (2006, вклю­чая экс­порт­ные), в т. ч. га­зо­про­во­ды 17,1 тыс. км, неф­те­про­во­ды 8,5 тыс. км. Тру­бо­про­вод­ный транс­порт на­хо­дит­ся в ве­де­нии гос-ва. Осн. неф­те­про­во­ды: Ах­ваз – Эрак – Те­ге­ран, Агад­жа­ри – Ис­фа­хан – Те­ге­ран, Геч­са­ран – Ши­раз, Сар­кан – Кер­ман­шах, Нефт-Шехр – Кер­ман­шах, Те­ге­ран – Теб­риз, Те­ге­ран – Меш­хед, Не­ка – Те­ге­ран. Дей­ст­ву­ет неф­те­про­вод для дос­тав­ки неф­ти к пор­то­вым тер­ми­на­лам с ме­сто­ро­ж­де­ний на шель­фе Пер­сид­ско­го зал. Функ­цио­ни­ру­ет экс­порт­ный га­зо­про­вод в Тур­цию (Теб­риз – Ба­зер­ган – Ан­ка­ра); стро­ит­ся (нач. 2008) га­зо­про­вод в Ар­ме­нию (Теб­риз – Мег­ри – Кад­жа­ран – Ара­рат). В сев. рай­оны И. газ по­сту­па­ет по га­зо­про­во­ду из Турк­ме­нии. Мет­ро­по­ли­тен дей­ст­ву­ет в Те­ге­ра­не (1999; про­тя­жён­ность 90 км, в т. ч. 36 км под­зем­ных уча­ст­ков; при­го­род­ная ли­ния до го­ро­да-спут­ни­ка Ке­редж дли­ной 42 км; все­го 13,5 млн. пас­са­жи­ров в день); строится (2008) мет­ро­по­ли­тен в Ши­ра­зе и Ис­фа­ха­не.

Внешняя торговля

Объ­ём внеш­не­тор­го­во­го то­ва­ро­обо­ро­та 108,7 млрд. долл. (2006), в т. ч. экс­порт 63,2 млрд. долл., им­порт 45,5 млрд. долл. Ок. 80% стои­мо­сти экс­пор­та при­хо­дит­ся на нефть; сре­ди дру­гих – про­дук­ция гор­но­до­бы­ваю­щей пром-сти, ме­тал­лы и ме­тал­ло­из­де­лия, неф­те­про­дук­ты и хи­ми­ка­ты, с.-х. про­дук­ция (су­хо­фрук­ты, оре­хи и др.), ков­ры. Гл. тор­го­вые парт­нё­ры по экс­пор­ту: Япо­ния (14,1% стои­мо­сти, 2006), Ки­тай (12,9%), Тур­ция (7,3%), Ита­лия (6,3%), Юж. Ко­рея (5,7%), Ни­дер­лан­ды (4,6%). И. вво­зит сы­рьё и ма­те­риа­лы, по­лу­фаб­ри­ка­ты для пром-сти, ма­ши­ны, обо­ру­до­ва­ние, по­тре­би­тель­ские то­ва­ры, про­до­воль­ст­вие, фар­ма­цев­тич. пре­па­ра­ты и др. из Гер­ма­нии (12%), Ки­тая (10,5%), ОАЭ (9,4%), Юж. Ко­реи (6,2%), Фран­ции (5,6%), Ита­лии (5,4%), Рос­сии (4,5%).

Вооружённые силы

В Воо­руж. си­лах (ВС) И. на­счи­ты­вает­ся 900 тыс. чел. (2007); со­сто­ят из ре­гу­ляр­ной ар­мии и кор­пу­са стра­жей Ис­лам­ской ре­во­лю­ции (КСИР), пред­на­зна­чен­но­го для за­щи­ты за­вое­ва­ний Ис­лам­ской ре­во­лю­ции и по­сто­ян­но­го со­дей­ст­вия осу­ще­ст­в­ле­нию идеи ис­ла­ма. Ар­мия и КСИР име­ют трёх­ком­по­нент­ную струк­ту­ру – Су­хо­пут­ные вой­ска (СВ), ВВС и ВМС. Чис­лен­ность ар­мии 412 тыс. чел., КСИР 488 тыс. чел. Име­ют­ся так­же вое­ни­зир. фор­ми­ро­ва­ния в ко­ли­че­ст­ве 340 тыс. чел. (внутр. вой­ска – 40 тыс. чел. и нар. опол­че­ние «Ба­сидж» – 300 тыс. чел.). Во­ен. го­до­вой бюд­жет 4,41млрд. долл. (2005). Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим яв­ля­ет­ся ру­ко­во­ди­тель гос-ва. Он осу­ще­ст­в­ля­ет ру­ко­во­дство ВС че­рез Мин-во обо­ро­ны, Ген­штаб, объ­е­ди­нён­ные шта­бы ар­мии и КСИР. Выс­ший ор­ган опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния ВС – Ген­штаб, осу­ще­ст­в­ляю­щий ру­ко­во­дство вой­ска­ми (си­ла­ми) че­рез объ­е­ди­нён­ные шта­бы ар­мии и КСИР.

СВ ар­мии (325 тыс. чел.) име­ют в сво­ём со­ста­ве 4 шта­ба кор­пу­са, 12 ди­ви­зий (4 бро­не­тан­ко­вые, 6 пе­хот­ных и 2 «ком­ман­дос»), 13 отд. бри­гад и 2 ра­кет­ные час­ти. На их воо­ру­же­нии: 17 ПУ опе­ра­тив­но-так­тич. ра­кет, 30 ПУ так­тич. ра­кет, 1,4 тыс. тан­ков, 3,5 тыс. арт. сис­тем (в т. ч. 400 РСЗО), 900 про­ти­во­тан­ко­вых средств (в т. ч. 400 ПУ ПТУР), 1,1 тыс. бое­вых бро­ни­ров. ма­шин, ок. 2,2 тыс. зе­нит­ных средств (в т. ч. 1,2 тыс. ПЗРК), 30 са­мо­лё­тов, 400 вер­то­лё­тов (в т. ч. 105 с ПТУР). СВ КСИР (450 тыс. чел.) вклю­ча­ют 30 ди­ви­зий (22 пе­хот­ные, 4 бро­не­тан­ко­вые и 4 ме­ха­ни­зи­ро­ван­ные) и 25 отд. бри­гад. На их воо­ру­же­нии со­сто­ит ок. 1 тыс. тан­ков, 3,1 тыс. арт. сис­тем (в т. ч. 255 РСЗО), 750 про­ти­во­тан­ко­вых средств (в т. ч. 200 ПУ ПТУР), 900 зе­нит­ных средств (в т. ч. 450 ПЗРК) и ок. 1,2 тыс. бое­вых бро­ни­ров. ма­шин. ВВС ар­мии (45 тыс. чел.) име­ют в сво­ём со­ста­ве ко­ман­до­ва­ние ВВС, ко­ман­до­ва­ние ПВО, 13 авиац. баз, 23 эс­кад­ри­льи бое­вой авиа­ции, 2 вер­то­лёт­ные эс­кад­ри­льи, 36 ди­ви­зио­нов ПВО. На их воо­ру­же­нии: ок. 400 бое­вых са­мо­лё­тов, 40 вер­то­лё­тов, 485 зе­нит­ных средств (в т. ч. 170 ПУ ЗУР). ВВС КСИР (13 тыс. чел.) вклю­ча­ют 2 авиац. ба­зы, 8 авиац. групп, бри­га­ду ПВО, 3 ра­кет­ные час­ти. На их воо­ру­же­нии: ок. 40 ра­кет «Ша­хаб-3» и «Ша­хаб-4» (даль­ность по­лё­та до 1,3 тыс. км), св. 100 са­мо­лё­тов вспо­мо­гат. авиа­ции, 20 вер­то­лё­тов, 30 ПУ ЗУР. Во­ен.-возд. ба­зы – Мех­ра­бад (близ Те­ге­ра­на), Теб­риз, Ха­ма­дан, Ис­фа­хан, Ши­раз, Бу­шир, Диз­фуль, Бен­дер-Аб­бас, Чах-Бе­хар. ВМС ар­мии (42 тыс. чел.) име­ют 4 во­ен.-мор. рай­она, 3 бри­га­ды бое­вых ко­раб­лей, 2 бри­га­ды мор. пе­хо­ты, 3 эс­кад­ри­льи бое­вой авиа­ции. На их воо­ру­же­нии: 25 бое­вых ко­раб­лей (в т. ч. 3 ди­зель­ные тор­пед­ные ПЛ, 2 эс­мин­ца УРО, 3 фре­га­та УРО), 40 бое­вых ка­те­ров (в т. ч. 20 ра­кет­ных), 22 са­мо­лё­та и 15 вер­то­лё­тов. ВМС КСИР (25 тыс. чел.) вклю­ча­ют 3 во­ен.-мор. рай­она, 5 бри­гад бое­вых ко­раб­лей и ка­те­ров, 2 бри­га­ды мор. пе­хо­ты. На их воо­ру­же­нии: 8 сверх­ма­лых ПЛ, 10 де­сант­ных ко­раб­лей, 130 бое­вых ка­те­ров, ок. 90 арт. сис­тем. Во­ен.-мор. ба­зы – Бен­дер-Аб­бас, Бу­шир, Бен­дер-Имам-Хо­мей­ни, Бен­дер-Эн­зе­ли, Харк, Чах-Бе­хар.

Ком­плек­то­ва­ние ре­гу­ляр­ной ар­мии осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по при­зы­ву. Срок служ­бы 18 мес. Лич­ный со­став КСИР ком­плек­ту­ет­ся на доб­ро­воль­ной ос­но­ве. Выс­шим во­ен.-учеб­ным за­ве­де­ни­ем И. яв­ля­ет­ся Ака­де­мия нац. обо­ро­ны. Офи­це­ров го­то­вят в во­ен. учи­ли­щах СВ (Те­ге­ран), ВВС (Ис­фа­хан) и ВМС (Но­ушехр, Решт). Ре­зерв со­став­ля­ет 350 тыс. чел., мо­би­ли­зац. ре­сур­сы – 20,9 млн. чел., в т. ч. год­ных к во­ен. служ­бе – 12,4 млн. чел.

Здравоохранение

В И. на 100 тыс. жит. при­хо­дит­ся 89 вра­чей, 141 ли­цо ср. мед. пер­со­на­ла и аку­ше­рок, 19 сто­ма­то­ло­гов, 20 фар­ма­цев­тов; боль­нич­ных ко­ек 17,2 на 10 тыс. жит. (2005). Рас­хо­ды на здра­во­ох­ра­не­ние со­став­ля­ют 6,6% ВВП (2005) [бюд­жет­ное фи­нан­си­ро­ва­ние – 47,3% (2005), ча­ст­ный сек­тор – 52,2% (2003)]. Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние сис­те­мы здра­во­охра­не­ния осу­ще­ст­в­ля­ет­ся Кон­сти­ту­ци­ей (1979), За­ко­ном о гос. служ­бе мед. стра­хо­ва­ния (1995), по­ста­нов­ле­ни­ем ка­би­не­та ми­ни­ст­ров о за­пре­те ку­ре­ния в об­ществ. мес­тах (1997). Соз­да­на сеть мед. уч­ре­ж­де­ний по ока­за­нию пер­вич­ной ме­ди­ко-са­ни­тар­ной по­мо­щи, дос­туп­ность и обес­пе­чен­ность ко­то­рой за­ви­сят от фи­нан­со­во­го по­ло­же­ния адм. еди­ни­цы. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ные ин­фек­ции – ма­ля­рия, ту­бер­ку­лёз лёг­ких (25 слу­ча­ев на 100 тыс. жит.), хо­ле­ра.

Спорт

В И. фи­зич. уп­раж­не­ния и спорт из­древ­ле за­ни­ма­ли важ­ное ме­сто. Для под­го­тов­ки вои­нов и не­се­ния во­ен. служ­бы бы­ла раз­ра­бо­та­на и ши­ро­ко прак­ти­ко­ва­лась нац. сис­те­ма ат­ле­тич. уп­раж­не­ний. При­ме­ча­тель­но, что ти­ту­лы «пах­ла­ван» (чем­пи­он) и «джа­хан пах­ла­ван» (чем­пи­он ми­ра) яв­ля­лись од­но­вре­мен­но и во­ин­ски­ми зва­ния­ми, а зва­ние чем­пио­на ми­ра при­су­ж­да­лось обыч­но чем­пио­ну сто­лич­но­го го­ро­да. В 1934 соз­да­но Нац. об-во фи­зич. куль­ту­ры и бой­скау­тиз­ма. В этот пе­ри­од в И. на­чи­на­ют про­во­дить­ся нац. пер­вен­ст­ва по ря­ду ви­дов спор­та (воль­ная борь­ба, тя­жё­лая ат­ле­ти­ка, фут­бол и др.). В 1937 в И. со­стоя­лась пер­вая нац. олим­пиа­да.

Ру­ко­во­дство спор­тив­ным дви­же­ни­ем в стра­не осу­ще­ст­в­ля­ет Орг-ция фи­зич. вос­пи­та­ния и здо­ро­во­го от­ды­ха Ира­на, а так­же Нац. олим­пий­ский к-т Ислам­ской Республики И. (ос­но­ван и при­нят в МОК в 1947).

В Те­ге­ра­не, яв­ляю­щем­ся цен­тром спор­тив­ной жиз­ни И., в 1970-х гг. на­счи­тыва­лось св. 30 спорт­клу­бов («Тадж», «Пас», «Пер­се­по­лис», «Ара­рат» и др.), мно­гие из ко­то­рых име­ли от­де­ле­ния в про­вин­ции. В 1971 в Те­ге­ра­не по­стро­ен ста­ди­он «Аза­ди» (100 тыс. мест, по­сле ре­кон­ст­рук­ции в 2002–03 – 90 тыс.) для про­ве­де­ния VII Ази­ат­ских игр (1974). Ста­ди­он яв­ля­ет­ся ча­стью боль­шо­го спор­тив­но­го ком­плек­са, ко­то­рый так­же вклю­ча­ет: ве­ло­дром с три­бу­на­ми на 2,7 тыс. мест, по­стро­ен­ный по об­раз­цу олим­пий­ско­го ве­ло­дро­ма в Ме­хи­ко; за­кры­тый пла­ва­тель­ный центр с три­бу­на­ми на 4 тыс. мест и 4 бас­сей­на­ми (50-мет­ро­вый с 10 до­рож­ка­ми, бас­сейн для прыж­ков, два раз­ми­ноч­ных); Дво­рец спор­та мно­го­це­ле­во­го на­зна­че­ния (12 тыс. мест); два по­ля для тра­вя­но­го хок­кея с три­бу­на­ми (2 тыс. мест); за­кры­тое и от­кры­тое стрель­би­ща и др.

С 1972 в Ин-те фи­зич. куль­ту­ры в Те­ге­ра­не ве­дёт­ся под­го­тов­ка ква­ли­фи­цир. тре­нер­ских кад­ров, на ба­зе ин­сти­ту­та про­во­дит­ся н.-и. ра­бо­та в об­лас­ти фи­зич. куль­ту­ры и спор­та.

Эмблема Национального олимпийского комитета Исламской Республики Иран.

С 1948 спорт­сме­ны И. уча­ст­ву­ют в Олим­пий­ских иг­рах; все­го (в 1948–2004) спорт­сме­ны И. за­вое­ва­ли 46 ме­да­лей (10 зо­ло­тых, 15 се­реб­ря­ных, 21 брон­зо­вую). Пер­во­го олим­пий­ско­го ус­пе­ха до­бил­ся в Лон­до­не (1948) штан­гист Дж. Саль­ма­си, удо­сто­ен­ный брон­зо­вой ме­да­ли. На Олим­пий­ских иг­рах в Мель­бур­не (1956) бор­цы воль­но­го сти­ля И. Ха­би­би и Г. Тах­ти впер­вые в ис­то­рии иран. спор­та за­вое­ва­ли зо­ло­тые олим­пий­ские ме­да­ли. Пер­вым в ис­то­рии И. 2-крат­ным олим­пий­ским чем­пио­ном стал Х. Ре­за-за­де, по­бе­див­ший в со­стя­за­ни­ях штан­ги­стов в ве­со­вой ка­те­го­рии св. 105 кг в Сид­нее (2000) и Афи­нах (2004). На этих же Олим­пиа­дах брон­зо­вую (2000) и зо­ло­тую (2004) ме­да­ли вы­иг­рал в со­стя­за­ни­ях по тхэ­к­вон­до (св. 58кг) Х. Са­ей­бо­нех­ко­хал. В Олим­пий­ских зим­них иг­рах (с 1964) иран. спорт­сме­ны пе­рио­ди­че­ски уча­ст­ву­ют в гор­но­лыж­ных дис­ци­п­ли­нах. В И. рас­по­ло­же­ны 13 гор­но­лыж­ных цен­тров (са­мые из­вест­ные – Ди­зин и Шем­шак).

Сборная команда Ирана по футболу. 1998. Фото Ф. В. Успенского

Один из са­мых по­пу­ляр­ных ви­дов спор­та – фут­бол. Три­ж­ды сбор­ная И. по фут­бо­лу вы­иг­ры­ва­ла Ку­бок Азии (1968, 1972, 1976) и три­ж­ды уча­ст­во­ва­ла в чем­пио­на­тах ми­ра (1978, 1998, 2006). На­па­даю­щий Али Да­еи при­знан луч­шим фут­бо­ли­стом Азии (1999); все­го про­вёл за сбор­ную И. 149 мат­чей и за­бил 109 го­лов (ре­корд ми­ра в 2007); 5 лет иг­рал за клу­бы Бун­дес­ли­ги (1997–2002), в т. ч. за «Ба­ва­рию» (1998/99).

Сре­ди др. по­пу­ляр­ных в стра­не ви­дов спор­та – борь­ба (осо­бен­но воль­ная и гре­ко-рим­ская), вод­ные ви­ды спор­та, лёг­кая и тя­жё­лая ат­ле­ти­ка, фех­то­ва­ние, шах­ма­ты (с 1956 сбор­ная И. уча­ст­ву­ет во Все­мир­ных шах­мат­ных олим­пиа­дах).

Образование. Учреждения науки и культуры

Управ­ле­ние сис­те­мой об­ра­зо­ва­ния осу­ще­ст­в­ля­ют Мин-во об­ра­зо­ва­ния (школь­ное об­ра­зо­ва­ние), Мин-во тру­да и со­ци­аль­ных дел (проф.-тех­нич. под­го­тов­ка), Мин-во куль­ту­ры и выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния и Мин-во здра­во­охра­не­ния и мед. об­ра­зо­ва­ния. В 1980 соз­дан Выс­ший совет куль­тур­ной ре­во­лю­ции, раз­ра­бо­тав­ший кон­цеп­цию ис­ла­ми­за­ции об­ра­зо­ва­ния. На всех сту­пе­нях об­ра­зо­ва­ние все­об­щее и бес­плат­ное. Сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния вклю­ча­ет до­шко­ль­ное вос­пи­та­ние де­тей 3–5 лет, об­щее (не­пол­ное и пол­ное) об­ра­зо­ва­ние, проф.-тех­нич. под­го­тов­ку, выс­шее об­ра­зо­ва­ние и Дви­же­ние по борь­бе с не­гра­мот­но­стью (име­ет ста­тус мин-ва). До­шко­ль­ное об­ра­зо­ва­ние не по­лу­чи­ло ши­ро­ко­го раз­ви­тия; функ­цио­ни­ру­ют гос. и ча­ст­ные до­шко­ль­ные уч­ре­ж­де­ния. Об­ще­об­ра­зо­ват. шко­ла со­сто­ит из трёх сту­пе­ней: на­чаль­ной (1–5-е клас­сы), не­пол­ной сред­ней (6–8-е клас­сы), пол­ной сред­ней (9–11-е клас­сы) шко­лы; при этом уже в 10-м клас­се обу­че­ние осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по од­но­му из трёх осн. на­прав­ле­ний: об­ще­тео­ре­тич., тех­ни­че­ски-при­клад­но­му и спе­ци­аль­но­му. Цель обу­че­ния в 11-м клас­се – под­го­тов­ка в вуз. Обу­че­ние в шко­ле на­чи­на­ет­ся с 6 лет. Обу­че­ние маль­чи­ков и де­во­чек раз­дель­ное. В 2005 до­шко­ль­ным вос­пи­та­ни­ем бы­ло ох­ва­че­но 46%, на­чаль­ным – 95%, сред­ним – 81% де­тей со­от­вет­ст­вую­ще­го воз­рас­та. Уро­вень гра­мот­но­сти на­се­ле­ния в воз­рас­те стар­ше 15 лет 82,4% (2005). Проф.-тех­нич. под­го­тов­кой за­ни­ма­ют­ся 1–2-лет­ние на­чаль­ные проф. шко­лы, 2- и 4-го­дич­ные сред­ние проф.-тех­нич. и спец. учи­ли­ща. В сис­те­му выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния вхо­дят св. 440 ву­зов, в т. ч. св. 130 ун-тов, 6 цен­тров выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, св. 110 от­де­ле­ний Ис­лам­ско­го ун-та Азад (ос­но­ван в 1982; не­го­су­дар­ст­вен­ный вуз). Круп­ней­шие гос. ву­зы: Иран. ун-т нау­ки и тех­но­ло­гии (1928), Те­ге­ран­ский ун-т (1934), ун-т Ис­фа­ха­на (1946), Тех­но­ло­гич. ун-т им. Эми­ра Ка­би­ра (1958), ун-т «Аль-За­хра» (1965; совр. назв. с 1981), во­ен. ака­де­мия – все в Те­ге­ра­не; уни­вер­си­те­ты – в Теб­ри­зе (1946), Ши­ра­зе (1946; совр. назв. с 1979), Меш­хе­де (1956), Кер­ма­не (1974) и др.; мед. уни­вер­си­те­ты – в Те­ге­ра­не (1935), Меш­хе­де (1945), Ис­фа­ха­не (1950), Теб­ри­зе (1985) и др. го­ро­дах. В 1987 в це­лях раз­ви­тия оч­но-за­оч­но­го обу­че­ния соз­дан ун-т «Пая­ме нур» («Вест­ник све­та»; св. 130 учеб­ных цен­тров по всей стра­не; св. 500 тыс. сту­ден­тов). В сис­те­ме выс­ше­го и сред­не­го специального об­ра­зо­ва­ния И. боль­шую роль иг­ра­ют ис­лам­ские учеб­ные за­ве­де­ния – мед­ре­се, го­то­вя­щие спе­циа­ли­стов в об­лас­ти ре­лигиоз­но­го пра­ва и тео­ло­гии. Круп­ней­шим тео­ло­ги­че­ским об­ра­зо­вательным цен­тром яв­ля­ет­ся г. Кум. Кум­ский ком­плекс вклю­ча­ет 60 мед­ре­се, в т. ч. для де­ву­шек. Бо­лее 20 мед­ре­се функ­цио­ни­ру­ют в Меш­хе­де.

В И. нет тра­ди­ции соз­да­ния пуб­лич­ных биб­лио­тек, тем не ме­нее име­ет­ся мно­же­ст­во спе­циа­ли­зир. биб­лио­тек, в ча­ст­но­сти при круп­ней­ших ме­че­тях и мед­ре­се. Са­мая из­вест­ная из них – биб­лио­те­ка при ме­че­ти има­ма Ре­зы в Меш­хе­де; в ней со­дер­жит­ся кол­лек­ция из 10 тыс. древ­них ру­ко­пи­сей. Дру­гие зна­чит. со­б­ра­ния ру­ко­пи­сей на­хо­дят­ся в Ис­фа­ха­не, Ку­ме и Ши­ра­зе. Наи­бо­лее цен­ные ма­те­риа­лы по ис­то­рии И. со­сре­до­то­че­ны в Нац. б-ке (1937; неск. ты­сяч то­мов гос. до­ку­мен­тов, от­но­ся­щих­ся к пе­рио­ду прав­ле­ния ди­на­стии Кад­жа­ров) и Б-ке медж­ли­са (1923; пар­ла­мент­ские ар­хи­вы с 1906).

Круп­ней­шие му­зеи функ­цио­ни­ру­ют в Те­ге­ра­не: ху­до­же­ст­вен­ный (с 1894 во двор­це Го­ле­стан), на­цио­наль­ный (1937; до 1987 Му­зей древ­но­стей Ира­на), нац. иск-ва (1930), дра­го­цен­но­стей (от­крыт в 1960; круп­ней­шее со­б­ра­ние дра­го­цен­ных кам­ней и юве­лир­ных из­де­лий, не имею­щее ана­ло­гов в ми­ре), де­ко­ра­тив­но­го иск-ва (1961), ков­ров (1978), стек­ла и ке­ра­ми­ки (1980), эт­но­ло­гический ис­сле­до­ва­тель­ский му­зей (1994), совр. иск-ва Па­ле­сти­ны (2006) и др. Сре­ди др. му­зе­ев – «Не­ге­ре­стан» в Меш­хе­де (му­зей при ме­че­ти има­ма Ре­зы; от­крыт в 1935), му­зеи в Теб­ри­зе, Ши­ра­зе, Ис­фа­ха­не.

В И. функ­цио­ни­ру­ют св. 200 н.-и. уч­ре­ж­де­ний. Гл. на­уч. орг-ции на­хо­дят­ся в Те­ге­ра­не: Иран. АН (1988), Ака­де­мия перс. язы­ка и лит-ры (1990), АМН (1991), Ака­де­мия ис­кусств (1998), Ин-т Пас­те­ра (1921), Ин-т гу­ма­ни­тар­ных и куль­тур­ных ис­сле­до­ва­ний (1981), Ин-т по­ли­тич. и ме­ж­ду­нар. ис­сле­до­ва­ний (1983), Нац. ис­сле­до­ват. центр по ген­ной ин­же­не­рии и био­тех­но­ло­гии (1989), Н.-и. центр хи­мии и хи­мич. тех­но­ло­гии (1989), Ин-т ис­сле­до­ва­ний в об­лас­ти тео­ре­тич. фи­зи­ки и ма­те­ма­ти­ки (1989), Ме­ж­ду­нар. ин-т сейс­мо­стой­ких со­ору­же­ний и сейс­мо­ло­гии (1989), Ис­сле­до­ва­тель­ский центр био­тех­но­ло­гии (1994), НИИ стра­те­гич. ис­сле­до­ва­ний (1997); сре­ди др. круп­ных н.-и. уч­ре­ж­де­ний – Ин-т пер­спек­тив­ных ис­сле­до­ва­ний в Зен­д­жа­не (1991), НИИ с.-х. био­тех­но­ло­гии в Ке­ред­же (1999), Ме­ж­ду­нар. центр ис­лам­ских ис­сле­до­ва­ний в Ку­ме.

Средства массовой информации

Пер­вая га­зе­та бы­ла от­пе­ча­та­на в И. в 1835. В 1900-х гг. в И. на­счи­ты­ва­лось ок. 90 пе­рио­дич. из­да­ний. По­сле Ис­лам­ской ре­во­лю­ции в 1979 в И. чис­ло из­да­вае­мых га­зет и жур­на­лов воз­рос­ло, од­на­ко жё­ст­кая цен­зу­ра не­од­но­крат­но при­во­ди­ла к врем. за­кры­тию мно­гих из них и су­деб­но­му пре­сле­до­ва­нию ре­дак­то­ров и жур­на­ли­стов. В 2006 в И. вы­хо­ди­ло бо­лее 550 пе­рио­дич. из­да­ний (в т. ч. бо­лее 40 еже­днев­ных). Ве­ду­щие еже­днев­ные га­зе­ты из­да­ют­ся на фар­си. Сре­ди них – ве­чер­ние «Эт­те­ла­ат» («Из­вес­тия»; вы­хо­дит с 1925, ти­раж 550 тыс. экз.) и «Кей­хан» («Все­лен­ная», с 1942; св. 350 тыс. экз.), а так­же «Аб­рар» («Спра­вед­ли­вый», с 1985; 75 тыс. экз.), «Джом­ху­рийе ис­ла­ми» («Ис­лам­ская рес­пуб­ли­ка», с 1979; 35 тыс. экз.), «Рэ­са­лят» («Про­роче­ское по­сла­ние»; ор­ган Об-ва бо­рю­ще­го­ся ду­хо­вен­ст­ва; с 1985; 40 тыс. экз.). Ряд га­зет из­да­ёт­ся на англ. яз. Ве­ду­щим анг­лоя­зыч­ным из­да­ни­ем яв­ля­ет­ся еже­днев­ная газ. «Tehran Times» (с 1979). По сво­ей идей­но-по­ли­тич. направ­лен­но­сти пе­чат­ные СМИ тя­го­те­ют к кон­сер­ва­тив­но-кле­ри­каль­но­му ла­ге­рю («Джом­ху­рийе ис­ла­ми», «Рэ­са­лят», «Tehran Times», «Шо­ма» и др.) или к ре­фор­ма­тор­ски на­стро­ен­ным кру­гам («Хам­ба­сте­ги», «Са­лам», «То­узе», «Ха­ят-е но», «Iran Daily», «Iran News» и др.). Вы­хо­дят еже­не­дель­ные жен­ские жур­на­лы, из ко­то­рых наи­боль­шую чи­та­тель­скую ау­ди­то­рию име­ют «За­не руз» и «Эт­те­ла­ат ба­но­ван». В И. пе­ча­та­ет­ся един­ст­вен­ная на Ср. Вос­то­ке спе­циа­ли­зир. га­зе­та для сле­пых «Иран се­пид». Б. ч. га­зет и жур­на­лов из­да­ёт­ся в Те­ге­ра­не, ре­гио­наль­ная прес­са раз­ви­та сла­бее.

Ра­дио­ве­ща­ние с 1940. В 2005 в И. дей­ст­во­ва­ли ок. 90 ра­дио­стан­ций, ко­то­рые ве­ли пе­ре­да­чи на фар­си, азерб., курд­ском и др. язы­ках; ино­ве­ща­ние осу­ще­ст­в­ля­ет­ся на 25 язы­ках, в т. ч. на рус., англ., фран­цуз­ском, араб., тур., курд­ском и ур­ду. Не­смот­ря на су­ще­ст­вую­щие ог­ра­ни­че­ния, мн. иран­цы име­ют до­ступ к зап. СМИ че­рез спут­ни­ки свя­зи (служ­бы ве­ща­ния Би-Би-Си, «Го­лос Аме­ри­ки» и др.).

Те­ле­ви­де­ние с кон. 1950-х гг. В 2005 дей­ст­во­ва­ли св. 30 те­ле­ви­зи­он­ных стан­ций и 500 ретранс­ля­то­ров, обес­пе­чи­вав­ших ве­ща­ние на бо­лее чем 60 ка­на­лах. В их чис­ло вхо­дят 4 об­ще­на­цио­наль­ных ка­на­ла, ме­ж­ду­нар. ка­нал но­во­стей, 3 спут­ни­ко­вых ка­на­ла и не ме­нее од­но­го ме­ст­но­го ка­на­ла в ка­ж­дом ос­та­не. Б. ч. те­ле­про­грамм соз­да­ёт­ся в И., но де­мон­ст­ри­ру­ет­ся и за­ру­беж­ная ви­део­про­дук­ция. Ра­дио- и те­ле­ве­ща­ние кон­тро­ли­ру­ют­ся пра­ви­тельств. служ­бой «Го­лос Ис­лам­ской рес­пуб­ли­ки Иран» («Islamic Re­public of Iran Broadcasting», IRIB).

Гос. ин­фор­мац. агент­ст­во – Ин­фор­мац. агент­ст­во Ис­лам­ской рес­пуб­ли­ки (ИРНА) (Islamic Republic News Agen­cy, IRNA), ос­но­ва­но в 1934 при иран. Мин-ве иностр. дел под назв. Агент­ст­во Парс (Pars Agency); с 1963 дей­ст­во­ва­ло при Мин-ве ин­фор­ма­ции под назв. Агент­ст­во но­во­стей Парс (Pars News Agency, PANA). С дек. 1981 совр. назв. С нач. 21 в. по­пу­ляр­ность в И. за­воёвыва­ют так­же др. ин­фор­мац. цен­тры – сту­денч. ин­фор­мац. агент­ст­во ИСНА, ин­фор­мац. агент­ст­ва Раза, Азад, Мехр, ИЛНА, Иран-Дохт и др.

Литература

Ли­те­ра­ту­ра И. вклю­ча­ет в се­бя три ге­не­ти­че­ски свя­зан­ные, но раз­ли­чаю­щие­ся по язы­ку и пись­мен­но­сти сло­вес­ные тра­ди­ции – древ­не­пер­сид­скую, сред­не­пер­сид­скую и но­во­пер­сид­скую. Пер­вая пред­став­ле­на на­скаль­ны­ми кли­но­пис­ны­ми над­пи­ся­ми ца­рей ди­на­стии Ахе­ме­нидов на др.-перс. яз. и Аве­стой. В ср.-перс. пе­ри­од (3–7 вв. н. э.) по­яв­ля­ют­ся пер­вые ано­ним­ные па­мят­ни­ки ран­не­сред­не­ве­ко­вой лит-ры, соз­дан­ные на не­сколь­ких диа­лек­тах ср.-перс. яз. – книж­ном пех­ле­ви, пар­фян­ском, со­гдий­ском и др.: эпи­чес­кое «Пре­да­ние о сы­не За­ре­ра», ди­на­стий­ная хро­ни­ка «Кни­га дея­ний Ар­та­ши­ра Па­па­ка­на», ди­дак­тич. по­эма-пре­ние «Ас­си­рий­ское де­ре­во и ко­за», ре­ли­ги­оз­но-ви­зио­нер­ская «Кни­га о пра­вед­ном Ви­ра­зе». Мн. со­чи­не­ния этой эпо­хи из­вест­ны лишь по на­зва­ни­ям, в т. ч. ди­настий­ная хро­ни­ка «Кни­га ца­рей», лёг­шая в ос­но­ву эпо­са «Шах­наме» Фир­до­уси, а так­же пех­ле­вий­ская вер­сия др.-инд. «Пан­ча­тан­тры», пе­ре­ве­дён­ная впо­след­ст­вии на араб. яз. и ока­зав­шая влия­ние на ста­нов­ле­ние жан­ра ср.-век. об­рам­лён­ной по­вес­ти. Есть све­де­ния, что при Са­са­ни­дах сфор­ми­ро­валась при­двор­ная муз.-по­этич. тра­ди­ция, од­на­ко со­хра­ни­лись лишь на­зва­ния отд. пе­сен и ме­ло­дий, сви­де­тель­ст­вую­щие об их свя­зи с древ­ни­ми ка­лен­дар­ны­ми празд­ни­ка­ми.

Араб. за­вое­ва­ние и рас­про­стра­не­ние ис­ла­ма пре­рва­ли ср.-перс. лит. тра­ди­цию, од­на­ко она сыг­ра­ла су­ще­ст­вен­ную роль в ста­нов­ле­нии ара­боя­зыч­ной куль­ту­ры Ха­ли­фа­та. На араб. яз. бы­ли пе­ре­ве­де­ны все зна­чи­тель­ные ср.-перс. лит. па­мят­ни­ки. Мно­гие из них на­шли пре­лом­ле­ние в по­пу­ляр­ных в ср.-век. араб. лит-ре жан­рах бел­лет­ри­зов. ис­то­рио­гра­фич. сво­дов, зер­цал, сб-ков за­ни­мат. рас­ска­зов и анек­до­тов. Пер­сы вне­сли вклад и в раз­ви­тие араб. по­эзии. По­эты перс. про­ис­хо­ж­де­ния, пи­сав­шие по-араб­ски (Баш­шар ибн Бурд, Абу Ну­вас и др.), с од­ной сто­ро­ны, обо­га­ти­ли араб. лит-ру но­вы­ми те­ма­ми, свя­зан­ны­ми гл. обр. с двор­цо­вой жиз­нью и эти­ке­том, а с дру­гой – обес­пе­чи­ли со­хра­не­ние род­ной лит. тра­ди­ции в иной язы­ко­вой обо­лоч­ке.

За­ро­ж­де­ние лит-ры на но­во­пер­сид­ском яз., ис­поль­зо­вав­шем араб. гра­фи­ку, от­но­сят к сер. 9 в. Она яви­лась пре­ем­ни­цей ара­боя­зыч­ной лит-ры Ха­ли­фа­та, за­им­ст­во­вав из по­след­ней пра­ви­ла кван­ти­татив­ной мет­ри­ки (аруд), риф­мы и ук­ра­ше­ния по­этич. ре­чи, сис­те­му по­этич. и про­за­ич. жан­ров с ус­той­чи­вым на­бо­ром тем и об­ра­зов, ос­но­вы лит. тео­рии. Впо­след­ст­вии перс. лит-ра са­ма об­ре­ла ста­тус «ма­те­рин­ской тра­ди­ции», ока­зав ре­шаю­щее влия­ние на ста­нов­ле­ние нац. ли­те­ра­тур му­сульм. ми­ра (аф­ган­ской, курд­ской, ли­те­ра­тур на тюрк­ских и ин­дий­ских язы­ках). Про­из­ве­де­ния, соз­дан­ные с 9 по 15 вв. на т. н. клас­си­че­ском перс. яз., пред­став­ля­ют со­бой об­раз­цы ав­тор­ско­го письм. твор­че­ст­ва ср.-век. ти­па; они яв­ля­ют­ся об­щим клас­сич. на­сле­ди­ем мн. на­ро­дов (пер­сов, тад­жи­ков, уз­бе­ков, азер­бай­джан­цев и др.), в раз­ные пе­рио­ды вхо­див­ших в со­став об­щих гос. об­ра­зо­ва­ний и ис­поль­зо­вав­ших перс. яз. в ка­че­ст­ве лит. язы­ка.

В перс. клас­си­ке гла­вен­ст­во­ва­ла по­эзия. Са­мую вы­со­кую сту­пень в ие­рар­хии по­этич. форм вплоть до 14 в. за­ни­ма­ла ка­сы­да, со­хра­нив­шая фор­маль­ные при­зна­ки араб. про­то­ти­па, но обо­га­тив­шая­ся за счёт син­те­за с ме­ст­ной пе­сен­ной тра­ди­ци­ей. При­об­ре­ла по­пу­ляр­ность бо­лее ка­мер­ная фор­ма – кыт‘а (букв. – от­ры­вок), час­то сла­гав­шая­ся экс­пром­том и имев­шая функ­цио­наль­ное на­зна­че­ние (про­ше­ние, па­ск­виль на вра­га, жа­ло­ба и др.). По­эты 10–11 вв. вклю­ча­ли в со­б­ра­ния сво­их сти­хов (ди­ва­ны) гл. обр. ка­сы­ды и кыт‘а. Впо­след­ст­вии всё боль­шее ме­сто в ди­ва­нах ста­ла за­ни­мать га­зель. Жан­ро­вая сис­те­ма, за­им­ст­во­ван­ная из араб. по­эзии, бы­ла до­пол­не­на ис­кон­но иран. по­этич. фор­ма­ми. Са­мая ма­лая из них – ру­баи; она при­шла в лит-ру из ме­ст­но­го фольк­ло­ра. Тра­ди­ция эпич. ска­за, сло­жив­шая­ся уже в ср.-иран. пе­ри­од, на­шла про­дол­же­ние в фор­ме мас­на­ви. Эта фор­ма ис­поль­зо­ва­лась так­же в лю­бов­ных ис­то­ри­ях и по­учит. по­вес­тях. С рас­про­стра­не­ни­ем су­физ­ма воз­рос­ла по­пу­ляр­ность на­зи­дат. мас­на­ви.

Про­за клас­сич. иран. Сред­не­ве­ко­вья бы­ла при­зва­на од­но­вре­мен­но по­учать и раз­вле­кать чи­та­те­ля. Две её осн. раз­но­вид­но­сти: зер­ца­ла, пред­на­зна­чав­шие­ся пре­им. для под­рас­таю­щих пра­ви­те­лей и учив­шие пра­ви­лам управ­ле­ния госу­дар­ст­вом, и об­рам­лён­ные по­вес­ти, ад­ресо­ван­ные ши­ро­ко­му кру­гу чи­та­те­лей и в за­ни­мат. фор­ме рас­ска­зы­вав­шие о ца­рях и муд­ре­цах древ­но­сти, о даль­них стра­нах и не­ве­до­мых пле­ме­нах, об уе­ди­нён­ной жиз­ни свя­тых лю­дей и хит­ро­ум­ных про­дел­ках го­род­ских плу­тов («Ка­бус-на­ме» Кей-Ка­ву­са Ибн Вушм­ги­ра, 11 в.; «Кни­га пу­те­ше­ст­вия» На­сира Хус­ра­ва, 11 в.; «Со­б­ра­ние ред­ко­стей, или Че­ты­ре бе­се­ды» Ни­за­ми Ару­зи Са­мар­кан­ди, 12 в.; «Син­дбад-на­ме» За­хи­ри Са­мар­кан­ди, 12 в.; «Со­б­ра­ние ис­то­рий и блёст­ки пре­да­ний» Ау­фи, 13 в.; «Гу­ли­стан» Саа­ди, 13 в.; «Сия­ние звез­ды Ка­но­пус» Ху­сай­на Ваи­за Ка­ши­фи, 15 в.). На­ря­ду с ав­тор­ской про­зой раз­ви­ва­лась и уст­ная по­ве­ст­во­ват. лит-ра в фор­ме нар. ро­ма­на, пер­вые за­пи­си ко­то­ро­го («Са­мак-аййар») от­но­сят­ся к 12 в.

Ран­ний этап раз­ви­тия но­во­пер­сид­ской лит-ры свя­зан с куль­тур­ны­ми цен­тра­ми Ср. Азии и Хо­ра­са­на (Бу­ха­ра, Са­мар­канд, Хо­резм, Мерв), ко­то­рые об­ре­ли фак­тич. не­за­ви­си­мость от Ха­ли­фата. Сфор­ми­ро­ва­лись три «боль­ших» лит. сти­ля, сме­няв­ших друг дру­га, – «хо­ра­сан­ский», «ирак­ский», «ин­дий­ский». Ос­но­во­по­лож­ни­ком «хо­ра­сан­ско­го» сти­ля (10–11 вв.) счи­та­ют Ру­да­ки. В твор­че­ст­ве Ру­да­ки и др. по­этов эпо­хи Са­мани­дов (Ша­хид Бал­хи, Абу Ша­кур Бал­хи, Ман­ти­ки Ра­зи, Ра­биа Куз­да­ри и др.) скла­ды­ва­ют­ся осн. жан­ро­вые фор­мы при­двор­ной по­эзии и про­ис­хо­дит ин­тен­сив­ный ара­бо-иран. лит. син­тез.

С пе­ре­хо­дом вла­сти к тюрк. ди­на­стии Газ­не­ви­дов со­чи­не­ние при­двор­ной по­эзии на­чи­на­ет рас­смат­ри­вать­ся как про­фес­сия, а по­эт об­ре­та­ет ста­тус гос. чи­нов­ни­ка. Об­ра­зу­ет­ся осо­бое ве­дом­ст­во, в ко­то­рое вхо­дят мно­го­числ. па­не­ги­ри­сты, в т. ч. та­кие мас­те­ра ка­сы­ды, как Фар­ру­хи и Ма­ну­чих­ри. Пер­вым его воз­гла­вил Ун­су­ри. Газ­не­вид­ские по­эты сла­ви­лись мас­тер­ст­вом в опи­са­нии во­ен. по­хо­дов, при­двор­ных празд­неств и уве­се­ле­ний. При на­ме­ст­ни­ках Газ­не­ви­дов про­цве­та­ли про­винц. по­этич. шко­лы. В Сев.-Зап. Ин­дии тво­рил Ма­суд Са­ад Сал­ман, ав­тор «тю­рем­ных» ка­сыд-эле­гий; пра­ви­те­лей зап.-иран. ме­ст­ных ди­на­стий вос­хва­ля­ли Га­зай­и­ри Ра­зи и Кат­ран Таб­ри­зи. По­лу­чил рас­про­стра­не­ние жанр сти­хотв. ро­ма­на о люб­ви, ис­поль­зо­вав­ше­го эл­ли­ни­стич., араб­ские и соб­ст­вен­но иран. сю­же­ты. Бы­ли соз­да­ны по­эмы «Гул­шах и Вар­ка» Аййу­ки и «Вис и Ра­мин» Гур­га­ни.

С 11 в. на­чи­на­ет раз­ви­вать­ся лит-ра, свя­зан­ная с про­по­ве­дью су­физ­ма и ис­маи­лиз­ма. По­эты-про­по­вед­ни­ки транс­фор­ми­ро­ва­ли жан­ры при­двор­ной по­эзии в со­от­вет­ст­вии с но­вы­ми ре­лиг.-ди­дак­тич. це­ля­ми. Ис­маи­лит На­сир Хус­рав ис­поль­зо­вал ка­сы­ду-па­не­ги­рик для вос­хва­ле­ния пер­со­на­жей свя­щен­ной ис­то­рии ис­ла­ма и иде­аль­ных пра­вед­ни­ков. Га­зель ста­ла ве­ду­щей жан­ро­вой фор­мой в по­эзии су­фий­ских мис­ти­ков. Ан­са­ри пер­вым ис­поль­зо­вал ус­той­чи­вые мо­ти­вы лю­бов­ной и пир­ше­ст­вен­ной ли­ри­ки для вы­ра­же­ния мис­тич. пе­ре­жи­ва­ний на пу­ти по­ис­ка бо­же­ст­вен­ной ис­ти­ны. По­эты-су­фии сле­дую­щих по­ко­ле­ний (Са­наи, Ат­тар) унас­ле­до­ва­ли не толь­ко спо­соб вы­ра­же­ния скры­то­го смыс­ла тра­диц. по­этич. сред­ст­ва­ми, но и ма­не­ру за­вер­шать га­зель ав­тор­ской под­пи­сью (та­хал­лус), что в даль­ней­шем ста­ло од­ним из фор­маль­ных при­зна­ков перс. га­зе­ли.

В те­че­ние 12 в. про­ис­хо­ди­ло пе­ре­ме­ще­ние ли­те­ра­тур­но-куль­тур­ных цен­тров на за­пад иран. ми­ра и фор­ми­ро­ва­ние но­вых лит. школ – «ис­фа­хан­ской» (Джа­мал ад-Дин и его сын Ка­мал ад-Дин Ис­фа­ха­ни) и др. При­двор­ные по­эты ди­на­стии Сель­джу­ки­дов (Му­из­зи, Ан­ва­ри) дос­тиг­ли вер­шин в ис­кус­ст­ве вос­хва­ле­ния. В их твор­че­ст­ве фор­ми­ро­вал­ся стиль, на­зы­вае­мый «ирак­ским», для ко­то­ро­го ха­рак­тер­ны обиль­ное ис­поль­зо­ва­ние приё­мов и фи­гур ук­ра­ше­ния ре­чи, за­кре­п­ле­ние в ка­но­не ус­той­чи­вых по­этич. фор­мул и об­раз­ных кли­ше. Ус­лож­не­ние по­этич. язы­ка со­про­во­ж­да­лось по­яв­ле­ни­ем нор­ма­тив­ных со­чи­не­ний, в ко­то­рых опи­сы­ва­лись ка­но­ны мет­ри­ки и риф­мов­ки, а так­же мно­го­числ. раз­но­вид­но­сти по­этич. фи­гур. Ес­ли пер­вые трак­та­ты (Ра­дуй­а­ни, Ра­шид ад-Дин Ват­ват, 11–12 вв.) в осн. пе­ре­ска­зы­ва­ли по-пер­сид­ски араб. пра­ви­ла сти­хо­сло­же­ния и ил­лю­ст­ри­ро­ва­ли их при­ме­ра­ми из род­ной по­эзии, то в даль­ней­шем («Свод пра­вил пер­сид­ской по­эзии» Шамс-и Кай­са Ра­зи, 13 в., и др.) в них ста­ли от­ра­жать­ся осо­бен­но­сти иран. по­этич. тра­ди­ции. Вер­ши­ной раз­ви­тия ру­баи ста­ло твор­че­ст­во Ома­ра Хай­я­ма, при­дав­ше­го этой фор­ме от­то­чен­ность афо­риз­ма и фи­лос. глу­би­ну. «Азер­бай­джан­скую» (тер­мин Е. Э. Бер­тель­са) по­этич. шко­лу про­сла­вил вир­ту­оз­ный мас­тер ка­сы­ды Ха­ка­ни. В твор­че­ст­ве Ни­за­ми Гянд­же­ви за­вер­ши­лось фор­ми­ро­ва­ние ка­нона ро­ма­нич. эпо­са. На­чи­ная с 12 в. в сре­де мис­ти­ков при­об­рёл боль­шую по­пу­ляр­ность жанр фи­лос. ди­дак­ти­ки, со­еди­няю­щий пря­мые ре­лиг. и мо­раль­но-этич. на­зи­да­ния с прит­ча­ми и ле­ген­да­ми («Бе­се­да птиц» и «Бо­жья кни­га» Ат­та­ра, 12 в.; «Ду­хов­ное мас­на­ви» Джа­лал ад-Ди­на Ру­ми, 13 в.).

Во 2-й пол. 13 в. гра­ни­цы рас­про­стра­не­ния перс. лит-ры рас­ши­ри­лись. В Ко­нье (Ма­лая Азия) сла­гал экс­та­тич. га­зе­ли Ру­ми. В Де­ли (Ин­дия) тво­рил Амир Хос­ров Дех­ле­ви. На тер­ри­то­рии И. гл. лит. цен­тром стал Ши­раз. Свет­ская лю­бов­ная га­зель при­об­ре­ла клас­сич. фор­мы в со­чи­не­ни­ях Саа­ди. В 14 в. га­зель по­сте­пен­но сме­ни­ла ка­сы­ду в ка­че­ст­ве ве­ду­щей по­этич. фор­мы и за­ня­ла осн. ме­сто в твор­че­ст­ве Сал­ма­на Са­вад­жи, Хад­жу Кир­ма­ни, Ке­ма­ла Худ­жан­ди и Ха­фи­за. По­эты это­го по­ко­ле­ния пе­ре­не­сли в га­зель все дос­ти­же­ния мас­те­ров ка­сы­ды (ук­ра­шен­ный стиль, мо­ти­вы, свя­зан­ные с вос­хва­ле­ни­ем пра­ви­те­ля, пре­столь­но­го го­ро­да и пр.). Раз­ви­ва­лась прак­ти­ка соз­да­ния га­зе­лей-от­ве­тов; мн. га­зе­ли Ха­фи­за яв­ля­ют­ся ре­п­ли­ка­ми на сти­хи пред­ше­ст­вен­ни­ков (Ат­та­ра, Ха­ка­ни, Саа­ди) и со­вре­мен­ни­ков (Сал­ма­на, Хад­жу, Ни­за­ри Ку­хи­ста­ни, Обей­да За­ка­ни). За­ка­ни про­сла­вил­ся как ав­тор са­ти­рич. сти­хов и па­ро­дий, раз­ви­вав­ших тра­ди­цию, за­ло­жен­ную в 12 в. са­мар­канд­ским по­этом Су­за­ни. Все осн. жан­ры и фор­мы перс. по­эзии дос­тиг­ли клас­сич. зре­ло­сти в твор­че­ст­ве Аб­дур­рах­ма­на Джа­ми, гла­вы ге­рат­ско­го лит. кру­га при Ти­му­ри­дах. Един­ст­во ху­дож. вку­сов и творч. друж­ба свя­зы­ва­ли его с Али­ше­ром На­вои, сто­яв­шим у ис­то­ков раз­ви­тия тюр­коя­зыч­ных ли­те­ра­тур Ср. Азии. 15 в. счи­та­ют за­вер­ше­ни­ем «зо­ло­той по­ры» перс. сло­вес­но­сти и на­ча­лом фор­ми­ро­ва­ния мо­ло­дых ли­те­ра­тур, на­хо­див­ших­ся в ор­би­те перс. куль­тур­но­го воз­дей­ствия (ста­ро­уз­бек­ской, ту­рец­кой, азер­бай­джан­ской, пуш­ту, ур­ду и др.).

Пе­ри­од с 16 – сер. 18 вв. при­ня­то име­но­вать «позд­ней клас­си­кой». С при­хо­дом к вла­сти ди­на­стии Се­фе­ви­дов и ут­вер­жде­ни­ем ши­из­ма в И. в 16 в. ста­ла из­ме­нять­ся и лит. си­туа­ция. В двор­цо­вой сре­де, на­ря­ду с ор­на­мен­таль­ной свет­ской по­эзи­ей (бу­к­вен­ные ша­ра­ды, хро­но­грам­мы, гра­фич. сти­хи в фор­ме де­ре­ва, кув­ши­на, пти­цы), по­ощ­ря­лась и ре­лиг. ли­ри­ка (Мух­та­шам Ка­ша­ни). Раз­мы­ва­ние клас­сич. жан­ро­вой сис­те­мы при­ве­ло к по­яв­ле­нию мар­ги­наль­ных жан­ров и форм, воз­ни­кав­ших на гра­ни­це уст­ной и письм. лит-ры. За­вое­ва­ли по­пу­ляр­ность стро­фич. фор­мы (тард­жи­банд, тар­киб­банд, ва­ри­ан­ты му­сам­мат), тес­но свя­зан­ные с фольк­ло­ром; осо­бо по­чи­та­лись стро­фич. сти­хи на ши­ит­ские те­мы. Об­ре­ли жан­ро­вую са­мо­стоя­тель­ность ши­ит­ский плач (мар­сийа) и мис­те­ри­аль­ная дра­ма (та­зийе). По­эты, не при­няв­шие но­вой идео­ло­гии, ис­ка­ли по­кро­ви­те­лей за пре­де­ла­ми И., гл. обр. в им­пе­рии Ве­ли­ких Мо­го­лов в Ин­дии (Ур­фи Ши­ра­зи, На­зи­ри Ни­ша­пу­ри, Са­иб Теб­ри­зи). Вме­сте с тем фор­ми­ро­вал­ся но­вый тип объ­е­ди­не­ния по­этов, не свя­зан­ных с при­двор­ной ие­рар­хи­ей. Чле­ны та­ких круж­ков уст­раи­ва­ли дис­пу­ты и по­этич. тур­ни­ры (му­шаи­ра), в их твор­че­ст­ве воз­рас­та­ла до­ля дру­же­ских по­сла­ний (их­ва­ний­ат) и вза­им­ных вос­хва­ле­ний.

Но­вый стиль, со­еди­нив­ший ка­но­нич. ме­та­фо­ры с про­сто­реч­ной лек­си­кой и по­сте­пен­но вы­тес­нив­ший «ирак­ский», по­лу­чил назв. «ин­дий­ский»: его наи­бо­лее за­мет­ный пред­ста­ви­тель – Бе­диль. В И. по­стклас­сич. эпо­ху дол­гое вре­мя счи­та­ли вре­ме­нем «ли­те­ра­тур­но­го мол­ча­ния» и «пор­чи клас­си­че­ско­го на­сле­дия», од­на­ко впо­след­ст­вии эта точ­ка зре­ния бы­ла пре­одо­ле­на. От­ри­цат. оцен­ка лит-ры дан­но­го пе­рио­да сло­жи­лась под воз­дей­ст­ви­ем об­ще­ст­ва по­этов «Баз­гашт» («Воз­вра­ще­ние»), соз­дан­но­го Муш­та­ком в 1740-х гг. в Ис­фа­ха­не. Его чле­ны ра­то­ва­ли за вос­ста­нов­ле­ние клас­сич. про­сто­ты сти­ля, од­на­ко мно­гие (Шу­ле, Ха­теф Ис­фа­ха­ни, Лотф Али-бек Азер Бек­де­ли) про­дол­жа­ли раз­ви­вать тен­ден­ции пред­ше­ст­вую­ще­го пе­рио­да, соз­да­вая дру­же­ские по­сла­ния, ко­то­рые по­сте­пен­но на­сы­ща­лись эле­мен­та­ми гражд. те­ма­ти­ки.

По­сле при­хо­да к вла­сти ди­на­стии Кад­жа­ров в 1796 лит. об­ще­ст­ва ста­ли дей­ст­во­вать и под по­кро­ви­тель­ст­вом дво­ра. Кад­жа­ры, пре­тен­до­вав­шие на воз­ро­ж­де­ние ве­ли­чия И., вос­ста­но­ви­ли штат па­не­ги­ри­стов; са­мым яр­ким был Каа­ни. На об­щем «клас­си­ци­сти­че­ском» фо­не свое­об­раз­ной «на­род­ной» ма­не­рой вы­де­лял­ся Яг­ма Джан­да­ки, чья са­ти­рич. по­эма «Сар­дар-на­ме» соз­да­на в стро­фич. фор­ме. Воз­рас­та­ние ро­ли гражд. и со­ци­аль­но-кри­тич. мо­ти­вов, а так­же раз­ру­ше­ние тра­диц. сис­те­мы жан­ров ха­рак­тер­но для твор­че­ст­ва Шей­ба­ни.

С сер. 19 в. в перс. лит-ре уси­ли­ва­ет­ся зна­че­ние про­зы. В ре­зуль­та­те уча­стив­ших­ся кон­так­тов с Ев­ро­пой на­чи­на­ет­ся её ре­фор­ма, уп­ро­ще­ние ор­на­мен­таль­но­го сти­ля (твор­че­ст­во Ка­ем-Ма­ка­ма Фа­ра­ха­ни, Мир­зы Са­ле­ха Ши­ра­зи, Ре­зы Ку­ли­ха­на Хе­дая­та и др.). Под влия­ни­ем зап.-ев­роп. лит-ры поя­вил­ся про­све­ти­тель­ский ро­ман (Зейн оль-Аби­ди­на Ма­ра­гаи). Важ­ную роль в раз­ви­тии про­зы но­во­го ти­па сыг­ра­ло фор­ми­ро­ва­ние га­зет­ной и жур­наль­ной пуб­ли­ци­сти­ки как внут­ри стра­ны, так и в эмиг­ра­ции. На по­ли­тич. умо­на­строе­ния и лит. вку­сы иран­цев боль­шое влия­ние ока­за­ли иран. га­зе­ты, пе­ча­тав­шие­ся за ру­бе­жом в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 19 в.: «Ах­тар» («Звез­да») в Стам­бу­ле, «Ка­нун» («За­кон») в Лон­до­не, «Хабл оль-ма­тин» («Проч­ные узы») в Каль­кут­те, пуб­ли­ко­вав­шие по­ли­тич. пам­фле­ты, очер­ки, эс­се, са­ти­рич. рас­ска­зы.

В 1905–11 в аван­гар­де раз­ви­тия но­вых лит. тен­ден­ций ока­за­лась га­зет­ная пуб­ли­ци­сти­ка. Осо­бую по­пу­ляр­ность при­об­рёл ж. «Су­ре Эс­ра­фил» («Тру­ба Эс­ра­фи­ла»), са­ти­рич. руб­ри­ку ко­то­ро­го воз­гла­вил жур­на­лист М. А. А. Дех­хо­да. В по­эзии по­яв­ля­ет­ся об­ществ.-пат­рио­тич. и ан­ти­ко­ло­ни­аль­ная те­ма­ти­ка, на пер­вый план вы­дви­га­ют­ся сти­хо­тво­ре­ния-ло­зун­ги, гим­ны, са­ти­рич. ку­пле­ты и по­ли­тич. пес­ни (Аш­раф Ги­ля­ни, Ареф Каз­ви­ни). В 1910–20-х гг. но­вая лит-ра И. ус­ваи­ва­ет ев­роп. ху­дож. фор­мы и ме­то­ды. Пуб­ли­ку­ют­ся со­ци­аль­но-бы­то­вые и ис­то­рич. ро­ма­ны, в ко­то­рых ру­ди­мен­ты про­све­ти­тель­ско­го реа­лиз­ма пе­ре­пле­та­ют­ся с ху­дож. эле­мен­та­ми сен­ти­мен­та­лиз­ма и ро­ман­тиз­ма, во мно­гом близ­ки­ми нац. по­ве­ст­во­ват. тра­ди­ции (лю­бов­но-ро­ма­нич. эпос, нар. дас­тан). «Страш­ный Те­ге­ран» М. Ка­зе­ми (ч. 1–2, 1921–22) ори­ен­ти­ро­ван на франц. фель­е­тон­ные ро­ма­ны, ис­то­рич. ро­ма­ны Са­на­ти-за­де Кер­ма­ни «Рас­став­ляю­щие се­ти, или Мсти­те­ли за Маз­да­ка» (1920–25) и «Кни­га о Ма­ни-ху­дож­ни­ке» (1926) на­сле­ду­ют мн. чер­ты со­чи­не­ний В. Скот­та и А. Дю­ма. В со­ци­аль­но-бы­то­вых ро­ма­нах цен­траль­ны­ми ста­ли те­мы жен­ско­го бес­пра­вия («Мрач­ная жизнь» А. Ха­ли­ли, 1931) и кра­ха пат­ри­ар­халь­ной де­рев­ни («Кре­сть­ян­ская до­ля» А. Хо­да­да­де, 1926, рус. пер. 1931). Лит. жизнь в Те­ге­ра­не и в про­вин­ции ак­ти­ви­зи­ру­ет­ся за счёт по­яв­ле­ния ис­то­ри­ко-лит. жур­на­лов: «Да­не­ш­ка­де» («Храм зна­ний») под ре­дак­ци­ей М. Т. Ба­ха­ра, «Ар­ма­ган» («Гос­ти­нец») под ре­дак­ци­ей В. Да­ст­гер­ди. Соз­да­но лит. об-во «Анд­жо­ман-е ада­би-йе Иран» (1920), в ра­бо­те ко­то­ро­го уча­ст­во­ва­ла це­лая плея­да ли­те­ра­то­ров и учё­ных-фи­ло­ло­гов (М. Ка­з­ви­ни, С. На­фи­си, А. Эк­бал, М. Т. Ба­хар, В. Да­ст­гер­ди и др.).

У ис­то­ков совр. перс. но­вел­ли­сти­ки – С. М. Джа­мал-за­де. Его ав­тор­ское пре­ди­сло­вие к сб. «Бы­ли и не­бы­ли­цы» (1921), за­пре­щён­но­му в И., ста­ло ма­ни­фе­стом но­вой перс. про­зы, при­зван­ной от­ра­жать совр. со­стоя­ние об­ще­ст­ва и его на­сущ­ные про­бле­мы. Джа­мал-за­де пер­вым ввёл в ху­дож. про­зу разг. вы­ра­же­ния и ди­ал. фор­мы, а так­же стал ото­бра­жать на пись­ме осо­бен­но­сти ре­аль­но­го про­из­но­ше­ния. Его на­чи­на­ния про­дол­жил клас­сик совр. рас­ска­за С. Хе­да­ят, творч. путь ко­то­ро­го – от ран­них ро­ман­тич. рас­ска­зов до зре­лой реа­ли­стич. про­зы и мо­дер­ни­ст­ских ис­ка­ний – от­разил осн. ве­хи раз­ви­тия перс. про­зы в 1-й пол. 20 в.

Луч­шие об­раз­цы гражд. ли­ри­ки и со­ци­аль­ной са­ти­ры в 1-й пол. 20 в. соз­да­ли Ирадж-мир­за, Ф. Йез­ди, М. Т. Ба­хар и эмиг­ри­ро­вав­ший в СССР А. Ла­ху­ти. Опыт ев­роп. по­эзии ос­мыс­ли­ла в сво­ём твор­че­ст­ве по­этес­са П. Эт­те­са­ми. Во 2-й пол. 20 в. про­дол­жа­те­ля­ми клас­сич. тра­ди­ций в по­эзии бы­ли ос­но­ва­тель шко­лы совр. га­зе­ли М. Х. Шах­ри­яр, из­вест­ные фи­ло­ло­ги П. Н. Хан­ла­ри, М. Ха­ми­ди. Пер­вый по­сле­до­ват. ре­фор­ма­тор перс. сти­ха Эш­ки Мир-за­де ис­поль­зо­вал для соз­да­ния «но­вой» по­эмы стро­фич. фор­мы и опи­рал­ся на опыт тур. муз. дра­мы и иран. мис­те­ри­аль­но­го те­ат­ра. Ра­ди­каль­ную ре­фор­му тра­диц. форм сти­ха на­чал Ю. Ни­ма, ос­но­во­по­лож­ник и идео­лог «но­вой по­эзии». Он ввёл «сво­бод­ный стих», ори­ен­ти­ро­ван­ный на франц. вер­либр, про­воз­гла­сил «но­вый взгляд» и «но­вый ме­тод», от­стаи­вая от­каз от нор­ма­тив­ной по­эти­ки. Его по­сле­до­ва­те­ля­ми во 2-й пол. 20 в. ста­ли по­эты «но­вой вол­ны» – С. Кес­раи, Н. На­дер­пур, А. Шам­лу. По­этес­са Ф. Фар­рох­зад про­дол­жи­ла тра­ди­ции клас­сич. «жен­ской» ли­ри­ки в но­вых сти­хотв. фор­мах. Не­осу­фий­ски­ми на­строе­ния­ми про­ник­ну­та фи­лос. ли­ри­ка по­эта-от­шель­ни­ка и ху­дож­ни­ка С. Се­пех­ри.

В перс. про­зе 2-й пол. 20 в. на­ря­ду с реа­ли­стич. на­прав­ле­ни­ем, пред­став­лен­ным са­ти­рич. но­вел­лой и со­ци­аль­но-бы­то­вым ро­ма­ном (А. Мах­муд, А. М. Аф­га­ни, С. Да­неш­вар, С. Чу­бак, Х. Ша­ха­ни, Ф. Тон­ка­бо­ни), бур­но раз­ви­вал­ся жанр по­вес­ти-прит­чи или ал­ле­го­рии с по­ли­тич. или фи­лос. под­тек­стом (Дж. А. Ах­мад, С. Бе­хран­ги), ис­поль­зо­вав­шей эле­мен­ты тра­ди­ции ср.-век. ал­ле­го­рич. по­эмы. В мо­дер­ни­ст­ском клю­че соз­да­ют про­из­ве­де­ния Э. Го­ле­стан, Г. Са­эди (Го­ухар­мо­рад), Х. Голь­ши­ри. Ис­ка­ния в об­лас­ти фор­мы со­про­во­ж­да­лись по­пыт­ка­ми ут­вер­жде­ния но­вой нац. иден­тич­но­сти, ко­то­рая ро­ж­да­лась на пе­ре­се­че­нии ев­роп. цен­но­стей («за­пад­ни­че­ст­во») и собств. куль­тур­ной тра­ди­ции («ира­но­филь­ст­во»), с ши­ро­ким ис­поль­зо­ва­ни­ем нац. сю­же­тов и ге­ро­ев (твор­че­ст­во С. Да­неш­ва­ра).

По­сле 1979 зна­чит. часть пи­са­те­лей ока­за­лась в эмиг­ра­ции. Внут­ри стра­ны важ­ную роль иг­ра­ет пат­рио­тич. лит-ра, ут­вер­ждаю­щая ис­лам­ские цен­но­сти; по­пу­ляр­ным жан­ром ста­но­вит­ся рас­сказ о му­че­ни­ках за ве­ру (М. Со­лей­ма­ни, М. Мах­мал­баф и др.). В 1980–90-х гг. в сре­де иран. ди­ас­по­ры (Ве­ли­ко­бри­та­ния, США, Фран­ция и др.) сфор­ми­ро­ва­лось но­вое мо­дер­ни­ст­ское дви­же­ние (ро­ма­ны «Со­райа в ко­ме» И. Фа­си­ха, 1983; «Ту­ба и сущ­ность но­чи» Ш. Пар­си­пур, 1988; «Сим­фо­ния мерт­ве­цов» А. Ма­ру­фи, 1989; «Ны­ряль­щик и ры­ба» М. Кий­а­ну­ша, 1990). Пер­соя­зыч­ная лит-ра ди­ас­по­ры, раз­ви­ваю­щая­ся в кон­тек­сте зап. куль­ту­ры, со­хра­ня­ет тес­ную связь с нац. тра­ди­ци­ей и ока­зы­ва­ет сти­му­ли­рую­щее влия­ние на лит-ру в са­мом И. (сб. «Не­опо­знан­ный объ­ект» Х. Ша­ха­ни, 1990).

Изобразительное искусство и архитектура

Ху­дож. куль­ту­ра И. раз­ви­ва­лась в по­сто­ян­ном взаи­мо­дей­ст­вии с куль­ту­ра­ми Ме­со­по­та­мии, Центр., Ма­лой и Ср. Азии, Кав­ка­за. Древ­ней­шие памятники иск-ва на тер­ри­то­рии И. (гру­бые, из не­обож­жён­ной гли­ны фи­гур­ки лю­дей, овец, коз, сви­ней, со­бак и др., ме­дные бу­си­ны, за­кол­ки) да­ти­ру­ют­ся ран­ним не­оли­том (по др. терминологии – ме­зо­ли­том). В не­оли­тич. по­се­ле­ни­ях в до­ли­нах Центр. За­гро­са об­на­ру­же­ны ос­тат­ки до­мов, сло­жен­ных из кир­пи­чей на рас­тво­ре (Гандж-Да­ре, 8-е тыс.), ино­гда с ис­поль­зо­ва­ни­ем кам­ня (вы­мос­тки из впрес­со­ван­ных в гли­ну ку­соч­ков по­ле­во­го шпа­та, Те­пе-Гу­ран, 6500–5500). К 5–4-му тыс. вос­хо­дят ос­тат­ки зем­ле­дельч. по­се­ле­ний (Су­зы, Си­алк близ Ка­ша­на, Ба­кун близ Пер­се­по­ля) с гли­но­бит­ны­ми и сыр­цо­вы­ми до­ма­ми со сле­да­ми стен­ных рос­пи­сей, фи­гур­ки лю­дей и жи­вот­ных из кос­ти и обож­жён­ной гли­ны, рас­пис­ная ке­ра­ми­ка, зоо­морф­ные со­су­ды, ци­лин­д­рич. пе­ча­ти, а так­же ис­кус­но об­ра­бо­тан­ные ме­тал­лич. из­де­лия (Та­ли-Иб­лис в Кер­ма­не, Те­пе-Габ­ри­стан близ Каз­ви­на). В 4-м тыс. не­оли­тич. ус­лов­ные зоо­морф­ные изо­бра­же­ния в не­ко­то­рых по­се­ле­ни­ях сме­ни­лись уз­на­вае­мы­ми изо­бра­же­ния­ми «жре­ца-ца­ря», сцен охо­ты, вы­па­са ско­та, сбо­ра уро­жая (рель­е­фы на пе­ча­тях – Су­зы, Чо­га-Миш); поя­ви­лись ме­тал­лич. фи­гур­ки, от­ли­тые ме­то­дом ут­ра­чен­но­го вос­ка. С рас­се­ле­ни­ем эла­ми­тов ок. 3000 на пла­то Фар­са сло­жи­лась т. н. про­то­элам­ская ху­дож. куль­ту­ра (ко­ро­пла­сти­ка, рас­пис­ная ке­ра­ми­ка, глип­ти­ка), по сти­лю близ­кая ран­нешу­мер­ской. В зап. об­лас­ти Лу­ре­стан ок. 2800 соз­да­ва­лись об­ли­цо­ван­ные кам­нем мо­гиль­ни­ки, на­ря­ду с рас­пис­ной ке­ра­ми­кой из­го­тов­ля­лись из­де­лия из ме­ди и да­же брон­зы.

С кон. 3-го тыс. до н. э. на тер­ри­то­рии Юго-Зап. И. раз­ви­ва­лось иск-во гос-ва Элам, ко­то­рое ис­пы­та­ло зна­чит. воз­дей­ст­вие ме­со­по­там­ской ци­ви­ли­за­ции. О вы­со­ких дос­ти­же­ни­ях ху­дож. куль­ту­ры древ­не­го И. в эпо­ху же­лез­но­го ве­ка (1300–600) сви­де­тель­ст­ву­ют ар­хео­ло­гич. от­кры­тия в зап. и сев.-зап. об­лас­тях. На хол­ме Ха­сан­лу (близ оз. Ур­мия) рас­ко­па­но ук­ре­п­лён­ное сте­на­ми с баш­ня­ми по­се­ле­ние (ок. 900) с 2 па­рал­лель­ны­ми ули­ца­ми и ком­плек­сы ор­га­ни­зо­ван­ных во­круг внутр. дво­ра по­стро­ек (в боль­ших зда­ни­ях – пор­ти­ки, за­лы на де­рев. ко­лон­нах), в ко­то­рых об­на­ру­же­ны мно­го­числ. ху­дож. из­де­лия, в т. ч. зо­ло­тая ва­за с рель­е­фа­ми на ми­фо­ло­гич. те­мы (10–9 вв., Ар­хео­ло­гич. му­зей, Те­ге­ран). Ва­за из Ха­сан­лу от­кры­ва­ет се­рию про­из­ве­де­ний то­рев­ти­ки, сви­де­тель­ст­вую­щих о су­ще­ст­во­ва­нии в 1300–1000 круп­ной ху­дож. шко­лы в Сев.-Зап. И., где в 1-й пол. 1-го тыс. раз­ви­ва­лось иск-во Ман­ней­ско­го цар­ст­ва. В мо­гиль­ни­ках Мар­лик и Ка­лу­раз в Ги­ля­не най­де­ны др. ран­ние об­раз­цы этой шко­лы – ме­тал­лич. из­де­лия, ук­ра­шен­ные изо­бра­же­ния­ми бо­жеств и ге­ро­ев; по ико­но­гра­фии они близ­ки па­мят­ни­кам иск-ва Ас­си­рии, Эла­ма, древ­ней Си­рии и хет­тов, но са­мо­быт­ны по сти­лю. Ке­ра­ми­ка это­го пе­рио­да от­ли­ча­ет­ся не­обыч­ны­ми фор­ма­ми («чай­ни­ки» с вы­сту­паю­щим длин­ным сли­вом, ча­ши-«три­по­ды», бо­ка­лы на вы­со­ких под­до­нах, кув­ши­ны со сли­вом в ви­де три­ли­ст­ни­ка) и вы­со­ким уров­нем тех­но­ло­гии (чёр­ные с ло­ще­ни­ем тон­ко­стен­ные фи­гур­ные и зоо­морф­ные со­су­ды – Мар­лик, Ка­лу­раз). В Зап. И. раз­ви­ва­лась куль­ту­ра, ко­то­рая наи­бо­лее яр­ко пред­став­ле­на пред­ме­та­ми, най­ден­ны­ми в мо­гиль­ни­ках пе­рио­да ок. 1200–600 на тер­ри­то­рии ис­то­рич. обл. Лу­ре­стан и на­зван­ны­ми лу­ри­стан­ски­ми брон­за­ми. В 7 – 1-й пол. 6 вв. цен­тром ху­дож. куль­ту­ры И. бы­ло гос-во Ми­дия. В струк­ту­ре ми­дий­ско­го по­се­ле­ния вы­де­ля­ют­ся ук­ре­п­лён­ные сте­на­ми с баш­ня­ми куль­то­вые и адм. зда­ния, вы­не­сен­ные на вер­ши­ну хол­ма (Ну­ши Джан-Те­пе), ок­ру­жён­но­го не­боль­ши­ми до­ма­ми из сыр­цо­во­го кир­пи­ча на ка­мен­ном фун­да­мен­те, не­ко­то­рые – с пло­ски­ми де­рев. пе­ре­кры­тия­ми на де­рев. ко­лон­нах с ка­мен­ны­ми ба­за­ми (Ба­ба Джан-Те­пе). В Ну­ши Джан-Те­пе рас­ко­пан са­мый ран­ний из из­вест­ных в И. храм в ви­де баш­ни с ус­ту­па­ми, с тре­уголь­ным центр. свя­ти­ли­щем с ал­та­рём ог­ня (750–600). Ар­хи­тек­ту­ра И. это­го пе­рио­да ис­пы­та­ла влия­ние иск-ва Ас­си­рии, Урар­ту, Эла­ма, как и ран­не­ми­дий­ские про­из­ве­де­ния ке­ра­ми­ки и то­рев­ти­ки, в т. ч. с изо­бра­же­ни­ями в зве­ри­ном сти­ле, пред­став­лен­ные «кла­дом» из Зи­вие. Позд­не­ми­дий­ская то­рев­ти­ка пред­вос­хи­ща­ет им­пер­ский стиль офиц. иск-ва гос-ва Ахе­ме­ни­дов (6–4 вв.).

Архив БРЭ Гробница Кира II в Пасаргадах. 2-я пол. 6 в. до н. э.

Ахе­ме­нид­ское иск-во из­на­чаль­но бы­ло при­зва­но воз­ве­ли­чи­вать и про­слав­лять цар­скую власть. При­двор­ны­ми ар­хи­тек­то­ра­ми и ху­дож­ни­ка­ми бы­ли вы­ра­бо­та­ны та­кие ху­дож. прин­ци­пы, как стро­жай­шая ка­но­ни­за­ция, стрем­ле­ние к аб­со­лют­ной сим­мет­рии, зер­каль­ное по­вто­ре­ние форм (в ар­хит. со­ору­же­ни­ях) или сцен (в рель­е­фах). Осн. прин­ци­пы зод­че­ст­ва Ахе­ме­ни­дов по­лу­чи­ли на­чаль­ное вы­ра­же­ние в пла­ни­ров­ке и зда­ни­ях их ран­ней сто­ли­цы Па­сар­га­ды и как сло­жив­шая­ся гос. про­грам­ма во­пло­ти­лись в двор­цо­во-хра­мо­вом ан­самб­ле Пер­се­по­ля, а так­же в двор­цах, воз­ве­дён­ных в Су­зах и Эк­ба­та­не. В ка­че­ст­ве стро­ит. ма­те­риа­лов по­все­ме­ст­но ис­поль­зо­ва­ли сыр­цо­вый кир­пич, де­ре­во, ка­мень; в де­ко­ре – цвет­ную шту­ка­тур­ку (сте­ны), зо­ло­тые об­шив­ки (бал­ки пе­ре­кры­тий). Гл. эле­мен­том пра­ви­тельств. ан­самб­ля стал цар­ский дво­рец – апа­да­на с па­рад­ным мно­го­ко­лон­ным за­лом. Ко­лон­ны име­ли ба­зу в фор­ме ко­ло­ко­ла и ка­пи­тель со сдво­ен­ны­ми про­то­ма­ми (пе­ред­няя часть фи­гу­ры) бы­ков, львов, гри­фо­нов. Ог­ром­ное зна­че­ние при­об­ре­ла мо­ну­мен­таль­ная скульп­ту­ра: ка­мен­ные (Пер­се­поль) и мно­го­цвет­ные гла­зу­ро­ван­ные (Су­зы) рель­е­фы с ис­пол­нен­ны­ми тор­жеств. ве­ли­чия, про­ни­зан­ны­ми чёт­ким рит­мом изо­бра­же­ния­ми про­цес­сий вои­нов и дан­ни­ков, сим­во­ли­ко-ал­ле­го­рич. сце­на­ми тер­за­ния львом бы­ка или ко­ня. Со­ору­жа­лись зо­ро­а­ст­рий­ские квад­рат­ные в пла­не 4-столп­ные свя­ти­ли­ща и ка­мен­ные баш­ни для хра­не­ния свя­щен­но­го ог­ня, цар­ские скаль­ные усы­паль­ни­цы с фа­са­да­ми в ви­де углуб­лён­но­го в ска­лу ши­ро­ко­го кре­ста с ко­лон­на­ми по сто­ро­нам вхо­да и мо­ну­мен­таль­ным рель­е­фом (обыч­но изо­бра­же­ние бо­га, пе­ре­даю­ще­го ца­рю ат­ри­бу­ты – сим­во­лы вла­сти; Нак­ши-Рус­тем) над ним. Вы­де­ля­ет­ся гроб­ни­ца Ки­ра II в Па­сар­га­дах (ка­мен­ная по­строй­ка под 4-скат­ной кры­шей, под­ня­тая на вы­со­кую сту­пен­ча­тую ка­мен­ную плат­фор­му). Про­из­ве­де­ния ма­лых форм де­мон­ст­ри­ру­ют те же, что и па­мят­ни­ки мо­ну­мен­таль­но­го иск-ва, прин­ци­пы ком­по­зи­ции, сю­же­ты, ико­но­гра­фию и стиль. Ахе­ме­нид­ские се­реб­ря­ные и зо­ло­тые со­су­ды с че­кан­кой и гра­ви­ров­кой, пе­ча­ти, мо­не­ты, тка­ни (фраг­мент из Па­зы­рык­ско­го кур­га­на, 5 в., Эр­ми­таж, С.-Пе­тер­бург) ук­ра­ша­лись изо­бра­же­ния­ми про­цес­сий, ше­ст­вий зве­рей, сце­на­ми борь­бы («ца­ря-ге­роя» с чу­до­ви­щем, жи­вот­ных, «ге­ни­ев»), во­ен. три­ум­фов, цар­ской охо­ты, ге­раль­дич. и рас­тит. мо­ти­ва­ми.

В эпо­ху Се­лев­ки­дов (3–2 вв.) в И. соз­да­ва­лись па­мят­ни­ки вос­точ­но­эл­ли­ни­стич. иск-ва (храм в Кен­га­ве­ре, 2 в.), тра­ди­ции ко­то­ро­го по­лу­чи­ли ло­каль­ное раз­ви­тие в разл. об­лас­тях стра­ны в пар­фян­ский пе­ри­од. Один из наи­бо­лее из­ве­ст­ных па­мят­ни­ков ира­но-пар­фян­ско­го иск-ва – брон­зо­вая ста­туя вель­мо­жи из с. Ша­ми в Юго-Зап. И. (2 в. до н. э., Ар­хео­ло­гич. му­зей, Те­ге­ран). В пер­вых ве­ках н. э. сло­жил­ся тип зда­ния с от­кры­ты­ми во внутр. двор ай­ва­на­ми (дво­рец на го­ре Ку­хе-Ход­жа, Юго-Вост. И., 1–3 вв. н. э.).

В эпо­ху Са­са­ни­дов (3–7 вв.) ин­тен­сив­но строи­лись ук­ре­п­лён­ные сте­на­ми го­ро­да с ре­гу­ляр­ной пла­ни­ров­кой (Ни­ша­пур). В строи­тель­ст­ве при­ме­нялись ка­мень, обож­жён­ный и сыр­цо­вый кир­пич. Поя­ви­лись ку­по­ла на тром­пах. Са­са­нид­ское иск-во, по­доб­но ахе­ме­нид­ско­му, про­слав­ля­ло мо­гу­ще­ст­во ца­ря и гос-ва. Гран­ди­оз­ные двор­цы име­ли боль­шие свод­ча­тые ай­ва­ны и мощ­ные круг­лые стол­бы-контр­фор­сы (дво­рец в Сер­ве­ста­не, 5 в.). Ин­терь­е­ры ук­ра­ша­лись рез­ным сту­ком, рос­пи­ся­ми, мо­заи­ка­ми. В зо­ро­а­ст­рий­ском куль­то­вом зод­че­ст­ве ут­вер­ди­лись ти­пы хра­ма-чар­та­ка (квад­рат­ный в пла­не ку­поль­ный па­виль­он с 4 ар­ка­ми на уг­ло­вых ус­то­ях) и ка­мен­но­го ал­та­ря под от­кры­тым не­бом. В изо­бра­зит. иск-ве осн. ме­сто за­ни­ма­ла мо­ну­мен­таль­ная скульп­ту­ра (ста­туя Ша­пу­ра I, вы­се­чен­ная в ги­гант­ском ста­лак­ти­те в гро­те близ Би­ша­пу­ра; ка­мен­ные рель­е­фы в Нак­ши-Рус­те­ме, Би­ша­пу­ре, Taгe-Бос­та­не со сце­на­ми три­ум­фа, пе­ре­да­чи бо­же­ст­вом вла­сти ца­рю и др.). Вы­со­чай­ше­го мас­тер­ст­ва дос­тиг­ло иск-во то­рев­ти­ки (зо­ло­тые и се­реб­ря­ные со­су­ды с че­кан­ны­ми, ли­ты­ми, гра­ви­ров. изо­бра­же­ния­ми цар­ских охот, пи­ров, ми­фо­ло­гич. пер­со­на­жей) и глип­ти­ки (пре­им. гем­мы из сер­до­ли­ка, аме­ти­ста, ла­зу­ри­та с порт­рет­ны­ми и ге­раль­дич. рель­е­фа­ми), шёл­ко­тка­че­ст­во (тка­ни с ри­сун­ка­ми, по сти­лю и сю­же­там близ­ки­ми ком­по­зи­ци­ям на се­реб­ря­ных со­су­дах). Из­го­тов­ля­лись брон­зо­вые во­до­леи и ку­риль­ни­цы в фор­ме жи­вот­ных, из­де­лия из рез­но­го стек­ла.

Исфахан. Пятничная мечеть. 9–20 вв. Фото В. М. Паппе
Архив БРЭ Йезд. Мавзолей Доваздех-Имам. 1037.

Араб. за­вое­ва­ние (7 в.) и рас­про­стра­не­ние ис­ла­ма при­ве­ли к по­яв­ле­нию но­вых ти­пов зда­ний (ме­че­тей, позд­нее– ми­на­ре­тов, мав­зо­ле­ев, мед­ре­се и др.) и не­ко­то­рым из­ме­не­ни­ям струк­ту­ры ср.-век. иран. го­ро­да, в осн. сло­жив­шей­ся в до­ис­лам­ский пе­ри­од. В ср.-век. го­ро­дах-кре­по­стях две гл. ули­цы, со­еди­няв­шие чет­ве­ро гор. во­рот, пе­ре­се­ка­лись в цен­тре, об­ра­зуя пло­щадь с двор­цом, ба­за­ром, со­бор­ной ме­че­тью; ино­гда в цен­тре го­ро­да на­хо­ди­лась ци­та­дель (арк или хи­сар). Ре­мес­лен­ные при­го­ро­ды-ра­ба­ды так­же ок­ру­жа­лись сте­на­ми. Строи­ли из сыр­цо­во­го и обож­жён­но­го кир­пи­ча, кам­ня. Ар­ки и сво­ды по­сте­пен­но при­об­ре­та­ли стрель­ча­тые очер­та­ния (ме­четь Та­рик-ха­не в Дам­га­не, 8 в.). Бы­ло раз­ра­бо­та­но мно­же­ст­во ва­ри­ан­тов сво­дов на нер­вю­рах и ку­по­лов на тром­пах. Ар­хит. де­кор, сти­ли­сти­че­ски близ­кий де­ко­ру Са­мар­ры, – рез­ной стук (ме­четь в Наи­не, 10 в.), узор­ная кир­пич­ная клад­ка (ми­на­рет ме­че­ти Та­рик-ха­не в Дам­га­не, 1058). Со­бор­ные ме­че­ти в 8–9 вв. строи­ли по араб. об­раз­цу (двор с мно­го­столп­ным мо­лит­вен­ным за­лом на сто­ро­не, ори­ен­ти­ро­ван­ной на Мек­ку, – Дам­ган, Ис­фа­хан); не­боль­шие мо­лель­ни со­хра­ня­ли ха­рак­тер чар­та­ка или ай­ва­на. К 12 в. сло­жил­ся тип т. н. иран­ской, или ай­ван­ной, ме­че­ти: пря­мо­уголь­ный двор, ок­ру­жён­ный га­ле­рея­ми с 4 ай­ва­на­ми по осям и гл. мо­лит­вен­ным ку­поль­ным за­лом за боль­шим ай­ва­ном на сто­ро­не свя­щен­ной ори­ен­та­ции («киб­ла») на Мек­ку (ран­ний при­мер – пе­ре­стро­ен­ная в 1080-х гг. Со­бор­ная ме­четь в Ис­фа­ха­не). Фор­мы иран. ми­на­ре­тов – баш­ни с 4-гран­ным ство­лом (в Дам­га­не, Си­ра­фе) или 8-гран­ные на квад­рат­ном ос­но­ва­нии (в Наи­не) – пер­во­на­чаль­но сле­до­ва­ли омей­яд­ским сир. об­раз­цам; в эпо­ху Сель­джу­ки­дов (11–12 вв.) их вы­тес­ни­ли ти­пич­ные для И. круг­лые в пла­не, су­жен­ные квер­ху вы­со­кие баш­ни с вин­то­вы­ми ле­ст­ни­ца­ми во­круг стерж­не­во­го стол­ба внут­ри и поя­са­ми фи­гур­ной кир­пич­ной клад­ки сна­ру­жи, за­вер­шён­ные ввер­ху вен­цом ста­лак­ти­тов и ба­шен­кой с ку­пол­ком (в Бес­та­ме, 1120). В по­гре­баль­но-куль­то­вой ар­хи­тек­ту­ре при­кас­пий­ских, сев.-вост. и сев.-зап. об­лас­тей по­лу­чи­ли раз­ви­тие ва­ри­ан­ты ба­шен­ной усы­паль­ни­цы – гум­ба­да (гом­бе­да, или гум­ба­за) – круг­ло­го или звезд­ча­то­го в пла­не, с ко­нич. по­кры­ти­ем (Гом­бе­де-Ка­бус, или Баш­ня Ка­бу­са, близ Гор­га­на, 1006) или гра­нё­ным шат­ром; в центр. об­лас­тях пре­об­ла­да­ли ку­бич. ку­поль­ные мав­зо­леи (До­ваз­дех-Имам в Йез­де, 1037). Во мно­гих го­ро­дах И. во 2-й пол. 11 в. воз­во­ди­лись ос­но­ван­ные ви­зи­рем Ве­ли­ких Сель­джу­ков Ни­за­мом аль-Муль­ком мед­ре­се, оди­на­ко­во на­зван­ные по его име­ни – Ни­за­мийя. Пред­по­ла­га­ют, что эти по­строй­ки по­ло­жи­ли на­ча­ло фор­ми­ро­ва­нию уни­вер­саль­ной схе­мы зда­ния му­сульм. тео­ло­гич. кол­лед­жа: внутр. двор с ай­ва­на­ми на гл. осях, сим­мет­рич­но об­стро­ен­ный по пе­ри­мет­ру (ке­льи для пре­по­да­ва­те­лей и сту­ден­тов, ау­ди­то­рии, ме­четь, мав­зо­лей ос­но­ва­те­ля). Раз­ви­тие ка­ра­ван­ной тор­гов­ли сти­му­ли­ро­ва­ло строи­тель­ст­во ук­ре­п­лён­ных до­рож­ных ка­ра­ван-са­ра­ев с об­шир­ным дво­ром, на ко­то­рый от­кры­ва­ют­ся ай­ва­ны; боль­шие (цар­ские) ка­ра­ван-са­раи ино­гда вклю­ча­ли дво­рец для пу­те­ше­ст­вую­ще­го пра­ви­те­ля (Ре­ба­те-Ша­раф на се­ве­ро-вос­то­ке И., 1114).

В об­лас­ти изо­бра­зит. иск-ва уко­ре­не­ние ис­ла­ма в И. со­про­во­ж­да­лось по­сте­пен­ным из­ме­не­ни­ем эс­те­тич. пред­став­ле­ний, пре­об­ла­даю­щим раз­ви­ти­ем ор­на­мен­та и кал­ли­гра­фии. От 8–13 вв. со­хра­ни­лись фраг­мен­ты стен­ных рос­пи­сей и сту­ко­вые пан­но со сце­на­ми охо­ты и при­двор­ной жиз­ни (из двор­цов Рея, Са­ве, Ни­ша­пу­ра). О су­ще­ст­во­ва­нии ми­ниа­тю­ры сви­де­тель­ст­ву­ет ил­лю­ст­ри­ров. ру­ко­пись «Кни­ги изо­бра­же­ний не­по­движ­ных звёзд» Абд ар-Рах­ма­на ас-Су­фи (1009–10, Б-ка Бод­ли, Окс­форд). Ран­ние об­раз­цы ху­дож. об­ра­бот­ки ме­тал­ла близ­ки са­са­нид­ским. В 11–12 вв. ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли брон­зо­вые из­де­лия с мед­ной и се­реб­ря­ной ин­кру­ста­ци­ей, тон­чай­шей гра­ви­ров­кой или ажур­ным узо­ром, ино­гда в со­че­та­нии с рель­е­фом или объ­ём­ны­ми фи­гу­ра­ми; со­су­ды из раз­но­цвет­но­го стек­ла, узор­ные тка­ни. Не­бы­ва­лый рас­цвет в 9–13 вв. пе­ре­жи­ло иск-во ке­ра­ми­ки (по­су­да, мел­кая пла­сти­ка, пред­ме­ты об­ста­нов­ки; осн. цен­тры – Ни­ша­пур, Рей, Ка­шан, Са­ве): из­де­лия ук­ра­ша­лись на­клад­ным рель­е­фом, ми­ниа­тюр­ной жи­во­пи­сью (трон­ные и при­двор­ные сце­ны, ил­лю­ст­ра­ции эпич. по­эм, де­ко­ра­тив­ные ком­по­зи­ции), под­гла­зур­ной рос­пи­сью с ажур­но-про­рез­ным и гра­ви­ро­ван­ным («сграф­фи­то») ор­на­мен­том, вы­пол­ня­лись люс­т­ром или цвет­ны­ми эма­ля­ми («ми­наи»).

По­сле монг. за­вое­ва­ния, в прав­ле­ние иль­ха­нов Ху­ла­гуи­дов (сер. 13–14 вв.), в ар­хи­тек­ту­ре поя­ви­лось стрем­ле­ние к изящ­ным, силь­но вы­тя­ну­тым про­пор­ци­ям и мно­го­цвет­но­му, на­сы­щен­но­му раз­но­мас­штаб­ны­ми ор­на­мен­таль­ны­ми ком­по­зи­ция­ми и кал­ли­гра­фи­ей де­ко­ру (ок­ра­шен­ный рез­ной стук, по­лив­ная рез­ная тер­ра­ко­та, ке­ра­мич. об­ли­цов­ки, в т. ч. с рос­пи­сью люс­т­ром, мо­заи­ка из рез­ной гла­зу­ров. ке­ра­ми­ки, ста­лак­ти­ты). Скла­ды­ва­лись боль­шие куль­то­вые ан­самб­ли (в Не­тен­зе, 1304–25), строи­лись пор­таль­но-ку­поль­ные ме­че­ти, ка­ра­ван-са­раи, мос­ты, ба­ни, мав­зо­леи (на се­ве­ре – ба­шен­ные, на юго-за­па­де – ку­би­че­ские, с ячеи­стым ку­по­лом-шат­ром). Вы­даю­щий­ся па­мят­ник эпо­хи – мав­зо­лей Оль­джей­ту-Хо­да­бен­де в Соль­та­ние. В ми­ниа­тю­ру (теб­риз­ская шко­ла), ри­сун­ки на ке­ра­ми­ке и тка­нях про­ни­ка­ли даль­не­во­сточ­ные изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­ные мо­ти­вы («дра­ко­ны», «фе­ник­сы», «ло­то­сы»). Ино­зем­ное влия­ние, по­гло­щён­ное ло­каль­ной тра­ди­ци­ей, бы­ло пе­ре­ра­бо­та­но в соб­ст­вен­но иран. стиль в ми­ниа­тю­ре ши­раз­ской шко­лы и в ке­ра­ми­ке с гру­бо­ва­той люс­т­ро­вой или под­гла­зур­ной се­ро­ва­то-си­ней рос­пи­сью («ут­ки», «фе­ник­сы», «оле­ни», «зай­цы», ред­ко – изо­бра­же­ния лю­дей сре­ди ок­руг­лой пыш­ной ли­ст­вы) т. н. сул­та­на­бад­ско­го сти­ля (1-я пол. 14 в.; пред­по­ло­жи­тель­но Ка­шан). На из­де­ли­ях из ме­тал­ла (со­су­ды, ку­риль­ни­цы, све­тиль­ни­ки) пре­об­ла­да­ли ор­на­мен­таль­ные ком­по­зи­ции.

В эпо­ху Ти­му­ри­дов (кон. 14 – нач. 16 вв.) куль­то­вые и гражд. со­ору­же­ния при­об­ре­ли им­пер­ские мас­шта­бы, вы­ра­зи­тель­но ук­руп­нён­ные ар­хит. фор­мы и изы­скан­ный мно­го­цвет­ный де­кор. Ку­по­ла с руб­ча­той или глад­кой скуфь­ёй на вы­со­ком ба­ра­ба­не по­кры­ва­лись сна­ру­жи узо­ра­ми и над­пи­ся­ми из по­лив­но­го кир­пи­ча, внут­ри – рос­пи­ся­ми, пор­та­лы-пеш­та­ки со свод­ча­тым ай­ва­ном флан­ки­ро­ва­лись ми­на­ре­та­ми с бал­кон­чи­ка­ми на ста­лак­ти­то­вых кон­со­лях, фа­са­ды оде­ва­лись сплош­ным ков­ром из рез­ной гла­зу­ров. ке­ра­ми­ки (ме­четь Гау­хар-шад в Меш­хе­де, 1418/19, арх. Ка­вам ад-Дин Ши­ра­зи).

Исфахан. Мост Поле-Хаджу. 1641–66. Фото А. И. Нагаева
Архив БРЭ Султан Мохаммед. «Спящий герой». Иллюстрация к «Шахнаме» Фирдоуси. Миниатюра тебризской школы. 1520-е гг.
Росписи дворца Чехель-Сотун в Исфахане. 1590-е гг. Фото А. И. Нагаева

Эпо­ха Се­фе­ви­дов (16–18 вв.) от­ли­ча­ет­ся ши­ро­ким раз­ма­хом гражд. строи­тель­ст­ва (ка­ра­ван-са­раи, мос­ты) и гра­до­строи­тель­ст­ва (Каз­вин, Ис­фа­хан), соз­да­ни­ем гран­ди­оз­ных па­рад­ных (Шах­ская пл. в Ис­фа­ха­не) и жи­во­пис­ных садо­во-пар­ко­вых двор­цо­вых ан­самб­лей с во­до­ёма­ми, фон­та­на­ми (в т. ч. скульп­тур­ны­ми), двор­ца­ми-па­виль­о­на­ми, оформ­лен­ны­ми по фа­са­ду ко­лон­ны­ми пор­ти­ка­ми-ай­ва­на­ми и ук­ра­шен­ны­ми сна­ру­жи и внут­ри изящ­ным, слож­ным и кра­соч­ным де­ко­ром (фа­ян­со­вая и зер­каль­ная мо­заи­ка, резь­ба по де­ре­ву, леп­ни­на, стен­ные рос­пи­си – дво­рец Че­хель-Со­тун в Ис­фа­ха­не). При Ти­му­ри­дах и Се­фе­ви­дах пе­ре­жи­ва­ло рас­цвет книж­ное де­ло, раз­рас­та­лась сеть мас­тер­ских по из­го­тов­лению ру­ко­пис­ной кни­ги; ве­ду­щая роль в эту эпо­ху при­над­ле­жа­ла ми­ниа­тюр­ной жи­во­пи­си. В 15 – 1-й пол. 16 вв. на раз­ви­тие иран. ми­ниа­тю­ры, ко­то­рая уже име­ла дли­тель­ные тра­ди­ции в Теб­ри­зе и Ши­ра­зе, су­ще­ст­вен­ное влия­ние ока­за­ла дея­тель­ность мас­те­ров ге­рат­ской шко­лы и осо­бен­но Ке­маль ад-Ди­на Бех­за­да. В этот пе­ри­од в теб­риз­ской при­двор­ной биб­лио­те­ке (ки­таб­ха­не) ра­бо­та­ли ху­дож­ник Сул­тан Мо­хам­мед и его уче­ник Му­хам­ма­ди. Их твор­че­ст­во во мно­гом оп­ре­де­ли­ло фор­ми­ро­ва­ние се­фе­вид­ско­го ху­дож. сти­ля 16 в., ко­то­рый по­лу­чил по­сле­до­ват. раз­ви­тие в меш­хед­ской и каз­вин­ской шко­лах ми­ниа­тю­ры. Поя­ви­лись но­вые жан­ры ми­ниа­тю­ры (жи­во­пись на отд. лис­тах, ко­то­рые обыч­но со­би­ра­лись в аль­бо­мы-му­рак­ка) и кал­ли­гра­фии («кит’а» – ис­пол­нен­ные чер­ни­ла­ми раз­но­го цве­та и де­ко­ра­тив­но оформ­лен­ные об­раз­цы по­чер­ков на лис­те бу­ма­ги, на­кле­ен­ном на кар­тон). Ин­те­рес к дея­тель­но­сти и ро­ли ху­дож­ни­ков и кал­ли­гра­фов про­явил­ся в соз­да­нии трак­та­тов, в ко­то­рых из­ло­же­ние ос­нов мас­тер­ст­ва не­ред­ко со­про­во­ж­да­лось све­де­ния­ми о наи­бо­лее из­вест­ных его пред­ста­ви­те­лях (со­чи­не­ния Ка­зи Ах­ма­да, Дуст-Му­хам­ма­да, Са­диг-бе­ка Аф­ша­ра). По­сле пе­ре­не­се­ния в кон. 16 в. сто­ли­цы Се­фе­ви­дов в Ис­фа­хан этот го­род стал гл. ху­дож. цен­тром И. Ос­но­во­по­лож­ни­ком сти­ля ис­фа­хан­ской шко­лы, ко­то­рый рас­про­стра­нил­ся на все ви­ды изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­но­го иск-ва И. 17 в., был при­двор­ный жи­во­пи­сец Ре­за-и Аб­ба­си. Сти­ли­стич. из­ме­не­ния в иран. ми­ниа­тю­ре 2-й пол. 17 в. свя­за­ны с по­пыт­ка­ми при­ме­не­ния не­ко­то­рых приё­мов ев­роп. ри­сун­ка – пер­спек­ти­вы, све­то­те­ни (Мо­хам­мед За­ман). В Теб­ри­зе, Ка­ша­не, Ис­фа­ха­не, Йез­де и др. ста­рин­ных ре­мес­лен­ных цен­трах из­го­тов­ля­ли узор­ный шёлк, бар­хат, пар­чу, ат­лас, а так­же «ли­це­вые тка­ни» с тка­ны­ми сю­жет­ны­ми изо­бра­же­ния­ми (сце­ны в са­ду, ил­лю­ст­ра­ции к эпич. по­эмам, отд. пер­со­на­жи), ве­ли­ко­леп­ные шер­стя­ные и шёл­ко­вые ков­ры («зве­ри­ные», «са­до­вые», «охот­ни­чьи»), рас­пис­ной фа­янс, из­де­лия из ме­тал­ла, стек­ла.

Дворец Голестан в Тегеране. Павильон Шамс-оль-Эмане. Кон. 18–19 вв. Фото В. М. Паппе
Архив БРЭ Ковёр. Тегеран. Кон. 19 в.

Ар­хи­тек­ту­ру эпо­хи Кад­жа­ров (2-я пол. 18 – 1-я треть 20 вв.) ха­рак­те­ри­зу­ет пе­ре­ход от тра­ди­ци­он­ных к совр. фор­мам, а так­же обиль­ный де­кор из рас­пис­ных ке­ра­мич. пан­но (круп­ные цве­точ­ные и сю­жет­ные ком­по­зи­ции) и зер­каль­ной мо­заи­ки. В пра­ви­тельств. и двор­цо­вых зда­ни­ях ис­поль­зо­ва­ние эле­мен­тов, вы­зы­ваю­щих ас­со­циа­ции с зод­че­ст­вом древ­не­го и ср.-век. И., со­че­та­лось с ос­вое­ни­ем прин­ци­пов ев­роп. ар­хи­тек­ту­ры (дво­рец Го­ле­стан в Те­ге­ра­не, кон. 18 в. – 1865, арх. Хад­жи Абу-ль-Ха­сан Ми­мар На­ваи). Куль­товое стро­и­тель­ст­во от­ме­че­но ук­руп­не­ни­ем, стан­дар­ти­за­ци­ей и сти­ли­за­ци­ей форм, унас­ле­до­ван­ных от эпо­хи Се­фе­ви­дов (ме­четь-мед­ре­се Ага-Бо­зорг в Ка­ша­не, 19 в.), ши­ро­ким при­ме­не­ни­ем 4-ай­ван­ной ком­по­зи­ции, воз­ве­де­ни­ем не­по­мер­но боль­ших лу­ко­вич­ных ку­по­лов. Боль­шое вни­ма­ние уде­ля­лось во­ен. строи­тель­ст­ву. Им­пер­ские ам­би­ции ша­хов вы­ра­зи­лись в соз­да­нии мо­ну­мен­таль­ных скаль­ных рель­е­фов, воз­ро­ж­даю­щих са­са­нид­ские тра­ди­ции («Фатх Али-шах и при­двор­ные», 1831, холм Чаш­ме-Али, Рей). В изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­но-при­клад­ном иск-ве по­лу­чил рас­про­стра­не­ние «лу­боч­ный» стиль с фрон­таль­ной по­ста­нов­кой круп­ных фи­гур на пе­ред­нем пла­не. Под влия­ни­ем ев­роп. куль­ту­ры раз­вил­ся жанр ми­ниа­тюр­но­го порт­ре­та, вы­пол­нен­но­го ак­ва­ре­лью (Са­ни оль-Мольк, Мах­муд Ма­лек ош-Шоа­ра). Ук­ра­ше­ни­ем ин­терь­е­ров двор­цов и бо­га­тых до­мов ста­ли стан­ко­вые кар­ти­ны мас­лом (порт­ре­ты ша­хов и прин­цев, изо­бра­же­ния тан­цов­щиц, га­рем­ных кра­са­виц), жи­во­пись на стек­ле (пре­им. жен­ские го­лов­ки), а так­же из­де­лия с ла­ко­вой рос­пи­сью (фут­ля­ры для зер­кал, шка­тул­ки, пе­на­лы-ка­лем­да­ны, ук­ра­шен­ные изо­бра­же­ния­ми ро­зы и со­ло­вья, цве­тов, кра­са­виц, ил­лю­ст­ра­ция­ми по­пу­ляр­ных иран. по­эм, а так­же кур­ту­аз­ны­ми сце­на­ми, ско­пи­ро­ван­ны­ми с ев­роп. об­раз­цов), па­рад­ное ору­жие и дос­пе­хи (сталь­ные шле­мы с ажур­ной резь­бой, гра­ви­ров­кой, на­сеч­кой зо­ло­том и се­реб­ром). Из­люб­лен­ны­ми сю­же­та­ми боль­ших вор­со­вых ков­ров и на­бив­ных пан­но-ка­лем­ка­ров ста­ли сце­ны цар­ских под­ви­гов, эпи­зо­ды из «Шах­на­ме» Фир­до­уси и со­про­во­ж­дае­мые под­пи­ся­ми груп­по­вые порт­ре­ты Кад­жа­ров, ил­лю­ст­ри­ро­вав­шие про­ис­хо­ж­де­ние ди­на­стии от древ­них ша­хов Ира­на.

Здание Госбанка в Тегеране. 1925. Фото А. И. Нагаева
Национальный музей в Тегеране. Основан в 1937. Архитектор А. Годар. Фото В. М. Паппе

В ар­хи­тек­ту­ре 20 в. на­ря­ду с вне­дре­ни­ем но­вых ти­пов со­ору­же­ний уси­ли­ва­ет­ся тен­ден­ция к воз­ро­ж­де­нию древ­них и ср.-век. тра­ди­ций. В 1930-х гг. за об­ра­зец при­ни­ма­лись двор­цы Пер­се­по­ля, ахе­ме­нид­ские апа­да­ны (зда­ние На­цио­наль­но­го му­зея в Те­ге­ра­не, 1937), влия­ние ко­то­рых про­сле­жи­ва­ет­ся и в ря­де по­стро­ек 1950-х гг. (зда­ния б-ки медж­лиса, 1958, и се­на­та, 1959; оба – в Те­ге­ра­не). В 1960–70-х гг. об­вет­ша­ние ар­хит. фон­да иран. го­ро­дов сти­му­ли­ро­ва­ло соз­да­ние про­ек­тов, по­зво­ляв­ших, не от­ка­зы­ва­ясь от форм и прин­ци­пов тра­диц. ар­хи­тек­ту­ры, ис­поль­зо­вать совр. стро­ит. тех­но­ло­гии: кам­пус ун-та Джон­ди­ша­пур в Ах­ва­зе (арх. К. Ди­ба, 1968–78); по­стро­ен­ное в фор­ме мед­ре­се зда­ние Иран. цен­тра изу­че­ния ме­то­дов управ­ле­ния (арх. Н. Ар­да­лан, 1972), Му­зей совр. иск-ва (К. Ди­ба, Н. Ар­да­лан, 1976), оба – в Те­ге­ра­не. По­сле 2000 в Те­ге­ра­не и др. го­ро­дах но­вые ме­че­ти, оте­ли, особ­ня­ки воз­во­дят­ся в фор­мах 18 – нач. 20 вв., в де­ко­ре ши­ро­ко при­ме­ня­ют­ся тра­диц. об­ли­цов­ки из рас­пис­ных из­раз­цов; ар­хи­тек­ту­ра зда­ний бан­ков, боль­ших ма­га­зи­нов, де­ло­вых и об­ществ. цен­тров ори­ен­ти­ро­ва­на на совр. зап. об­разцы. Боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся рес­тав­ра­ции ар­хит. на­сле­дия.

На раз­ви­тие иран. изо­бра­зит. иск-ва 20 в. су­ще­ст­вен­ное влия­ние ока­зал Ке­маль оль-Мольк – ос­но­ва­тель Шко­лы жи­во­пи­си и вая­ния в Те­ге­ра­не (1911). В со­хра­не­нии мно­го­ве­ко­во­го опы­та иран. книж­ной ми­ниа­тю­ры важ­ней­шая роль при­над­ле­жит Хо­сей­ну Бех­за­ду, ко­то­рый, изу­чая ми­ниа­тю­ру ти­му­рид­ско­го и се­фе­вид­ско­го вре­ме­ни (в т. ч. в Па­ри­же), вы­ра­бо­тал собств. стиль, от­ме­чен­ный соз­на­тель­ным прив­не­се­ни­ем в тра­диц. ма­не­ру не­ко­то­рых черт зап. жи­во­пи­си. Зна­ком­ст­во иран. ху­дож­ни­ков с зап. куль­ту­рой при­ве­ло к раз­ви­тию в И. стан­ко­вой жи­во­пи­си и пла­сти­ки в ду­хе ев­роп. ака­демиз­ма (Ха­сан Али Ва­зи­ри, Мох­сен Мо­кад­дам, Аб­дол­ла Аме­ри, скульп­тор Абуль­ка­сим Са­де­ги) и по­яв­ле­нию по­сле­до­ва­те­лей разл. те­че­ний зап. иск-ва 20 в. От­кры­тие в 1959/60 в Те­ге­ра­не Выс­шей шко­лы де­ко­ра­тив­ных ис­кусств, а за­тем Иран. ака­де­мии ху­до­жеств сти­мули­ро­ва­ло ос­вое­ние и раз­ви­тие тра­ди­ций ми­ниа­тю­ры, кал­ли­гра­фии, ке­ра­ми­ки, ков­ро­де­лия. В эко­но­ми­ке и куль­тур­ной жиз­ни совр. И. боль­шое ме­сто за­ни­ма­ют тра­диц. ху­дож. про­мыс­лы – на­бой­ка (ска­тер­ти, ка­лем­ка­ры), ин­кру­ста­ция де­ре­вом, пер­ла­мут­ром и ко­стью, че­кан­ка по ме­тал­лу, юве­лир­ное де­ло (осн. цен­тры – Ис­фа­хан, Ши­раз).

Музыка

Пер­вые све­де­ния о муз. куль­ту­ре И. вос­хо­дят к гос-ву Ахе­ме­ни­дов (6–4 вв. до н. э.), в ко­то­ром су­ще­ст­во­ва­ли куль­то­вая, при­двор­ная, во­ен. му­зы­ка. От древ­них куль­тур Меж­ду­ре­чья был уна­сле­до­ван ряд муз. тра­ди­ций (уча­стие прид­вор­ных му­зы­кан­тов в сра­же­ни­ях, тор­жест­вен­ных про­цес­си­ях, цар­ской охо­те) и ин­стру­мен­тов. Раз­ви­той муз. куль­ту­рой, в т. ч. ин­ст­ру­мен­таль­ной, об­ла­да­ли вхо­див­шие в со­став ахе­ме­нид­ско­го И. Бак­трия, Пар­фия, Мар­гиа­на, Со­гдиа­на с их ира­ноя­зыч­ным на­се­ле­ни­ем. При Се­лев­ки­дах (4 в. до н. э.), за­тем в пе­ри­од Пар­фян­ско­го цар­ст­ва (3 в. до н. э. – 3 в. н. э.) в муз. куль­ту­ру про­ник­ли чер­ты эл­ли­низ­ма; од­но­вре­мен­но иран. муз. ин­стру­мен­ты (лют­не­вые, ар­фа чанг) ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лись за пре­де­ла­ми И. На про­тя­же­нии ве­ков фор­ми­ро­ва­лись муз. тра­ди­ции зо­роа­ст­риз­ма: ре­чи­та­ция свя­щен­ных тек­стов, пе­ние гим­нов «Аве­сты» – 17 гат (уст­ная тра­ди­ция; муз. ритм и фор­ма оп­ре­де­ля­лись осо­бен­но­стя­ми тек­ста); му­зы­ка бы­ла важ­ной ча­стью зо­роа­ст­рий­ских празд­ни­ков. Со­хра­ни­лись све­де­ния об ис­поль­зо­ва­нии куль­то­вой му­зы­ки зо­роа­ст­риз­ма во вра­че­ва­тель­ном и по­хо­рон­ном об­ря­дах. Сре­ди древ­ней­ших иран. тра­ди­ций – празд­нова­ние нау­ру­за (ве­сен­не­го рав­но­ден­ст­вия), свя­зан­но­го с куль­том Аху­ра­маз­ды. Пред­по­ло­жи­тель­но в рам­ках это­го об­ря­да сфор­ми­ро­ва­лись пе­сен­ные цик­лы, став­шие про­об­ра­зом ср.-век. клас­си­че­ских цик­лич. ком­по­зи­ций.

Архив БРЭ «Лютнист». Изображение на серебряной чаше сасанидского периода (6 в.). Национальный музей (Тегеран).

Рас­цвет муз. куль­ту­ры при­шёл­ся на эпо­ху Са­са­ни­дов (3–7 вв.), ко­гда офор­ми­лись тра­ди­ции вы­со­кой му­зы­ки. Пред­ста­ви­те­ли пра­вя­щей ди­на­стии по­кро­ви­тель­ст­во­ва­ли по­этам и му­зы­кан­там, не­ред­ко са­ми бы­ли зна­то­ка­ми муз. иск-ва, напр. шах Вах­рам V Гур (Бах­рам Гур ср.-век. по­эм и дас­та­нов; 5 в.). Шах Хос­ров II Пар­виз (кон. 6 – 1-я треть 7 вв.) со­дер­жал штат проф. му­зы­кан­тов – ин­стру­мен­та­ли­стов и пев­цов, со­про­во­ж­дав­ших его в во­ен. по­хо­дах, вы­ез­дах на охо­ту и при­двор­ных уве­се­ле­ни­ях. Из­вест­ней­шие сре­ди них – Рам­тин, На­ки­са Чан­ги, Сар­каш, жен­щи­ны-му­зы­кант­ши Озод­вар Чан­ги, Ги­су На­ва­гар (обе упо­ми­на­ют­ся в поэ­ме «Семь кра­са­виц» Ни­за­ми, 12 в.). Са­мый зна­ме­ни­тый му­зы­кант 1-й пол. 7 в. – лют­нист, по­эт-пе­вец и муз. теоретик Бор­бад из Мер­ва (араб. Фах­лиз), ко­то­рый счи­та­ет­ся соз­да­те­лем «се­ми ко­ро­лев­ских ла­дов» («хос­ро­ва­ни»), 30 лахн (пе­сен) и 360 дас­та­нов. Его тво­ре­ния су­щест­во­ва­ли в уст­ной тра­ди­ции до нач. 11 в. (см., напр., «Ска­за­ние о Бор­ба­де-му­зы­кан­те» в «Шах­на­ме» Фир­доу­си; по не­ко­то­рым дан­ным, они бы­ли из­вест­ны в Бу­ха­ре до нач. 13 в.). Пред­по­ло­жи­тель­но с его име­нем свя­зан клас­сич. иран. муз. ин­ст­ру­мент – лют­ня бар­бат (см. в ста­тье Уд). В эпо­ху Са­са­ни­дов ко дво­ру при­вле­ка­лись мно­го­числ. му­зы­кан­ты из др. стран, в осо­бен­но­сти из Ин­дии. Бы­ло ши­ро­ко рас­про­стра­не­но иск-во ме­ст­ных тра­диц. му­зы­кан­тов (ата­шаф­ру­зы, ло­уды), уст­раи­ва­лись мас­со­вые празд­не­ст­ва с му­зы­кой. В осо­бом по­чёте бы­ла ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка. Ико­но­гра­фич. па­мят­ни­ки, па­мят­ни­ки т. н. пех­ле­вий­ской лит-ры («Пех­ле­вий­ский сло­варь», «Ас­си­рий­ское де­ре­во и ко­за» и мн. др.), араб. ис­точ­ни­ки сви­де­тель­ст­ву­ют о су­ще­ст­во­ва­нии при­двор­ных ан­самб­лей, в ко­торые вхо­ди­ли: ар­фы вер­ти­каль­ные («клас­си­че­ский» иран. чанг) и го­ри­зон­таль­ные (ду­го­вая вин; инд. про­ис­хож­де­ния), лют­ни с ко­рот­кой (бар­бат) и длин­ной (тан­бур) шей­кой, од­но­струн­ный смыч­ко­вый гид­жак, флей­та най, ду­хо­вой языч­ко­вый зур­на, губ­ной ор­ган (кит. про­ис­хож­де­ния) и др. Аэро­фо­ны (в т. ч. тру­ба кар­най), буб­ны, ба­ра­ба­ны, разл. идио­фо­ны ис­поль­зо­ва­лись в во­ен. му­зы­ке. Клас­сич. му­зы­ка эпо­хи Са­са­ни­дов в даль­ней­шем ста­ла од­ной из ос­нов свет­ской проф. му­зы­ки все­го му­сульм. ми­ра.

По­сле араб. за­вое­ва­ния, в 7–9 вв., иран. му­зы­ка спо­соб­ст­во­ва­ла фор­ми­ро­ва­нию вы­со­кой муз. куль­ту­ры Ха­ли­фа­та и про­дол­жа­ла своё су­ще­ст­во­ва­ние в рам­ках ара­бо-му­суль­ман­ской куль­ту­ры. Про­дол­жа­ли раз­ви­вать­ся вир­туоз­ное ин­ст­ру­мен­таль­ное ис­пол­ни­тель­ст­во, тео­рия му­зы­ки, ко­то­рая ос­но­вы­ва­лась на гре­че­ской. Пер­са­ми по про­ис­хо­ж­де­нию бы­ли поч­ти все при­двор­ные пев­цы Ха­ли­фа­та и мн. тео­ре­ти­ки и ин­ст­ру­мен­та­ли­сты, напр. отец и сын аль-Мау­си­ли. В эпо­ху Са­ма­ни­дов (кон. 9 – 10 вв.), ко­гда куль­тур­ны­ми цен­тра­ми Ха­ли­фа­та ста­ли Бу­ха­ра и Са­мар­канд, вы­дви­ну­лись му­зы­кан­ты, ро­див­шие­ся и/или ра­бо­тав­шие в Ср. Азии, сре­ди них – про­слав­лен­ные тео­ре­ти­ки аль-Фа­ра­би, Ибн Си­на.

Клас­сич. пе­ри­од раз­ви­тия муз. куль­ту­ры И. – 10–15 вв. Сфор­ми­ро­ва­лась од­на из выс­ших форм иран. клас­сич. му­зы­ки – да­ст­гах (иран. назв. ма­ка­ма), ос­но­ван­ная на 12 ла­дах; ка­ж­дый из них слу­жит ос­но­вой для по­строе­ния ла­до­ме­ло­ди­че­ских мо­де­лей – гу­ше, за ко­то­ры­ми за­кре­п­ле­ны оп­ре­де­лён­ные об­раз­но-эмо­цио­наль­ные ха­рак­те­ри­сти­ки и на­зва­ния. Цикл да­ст­га­ха со­сто­ит из не­сколь­ких во­каль­ных и ин­ст­ру­мен­таль­ных ча­стей в од­ном ла­ду, но с раз­ны­ми рит­мич. фор­му­ла­ми; позд­нее в его ком­по­зи­цию вклю­ча­ет­ся так­же лирич. песня тес­ниф и тан­це­валь­ная му­зы­ка для слу­ша­ния ренг; пра­ви­ла ис­пол­не­ния даст­га­хов и ре­пер­ту­ар оп­ре­де­ля­ют­ся сво­дом пра­вил (ра­диф). В тру­дах Кутб ад-Ди­на аш-Ши­ра­зи, Са­фи ад-Ди­на, Абд аль-Ка­ди­ра и др. муз. тео­ре­ти­ков эпо­хи упо­ря­до­че­ны и ка­но­ни­зи­ро­ва­ны нор­мы иран. му­зы­ки. Ла­до­вая си­сте­ма клас­сич. му­зы­ки свя­за­на со строе­ни­ем гри­фа (т. е. с рас­по­ло­же­ни­ем лад­ков на гри­фе) 4-струн­но­го бар­ба­та и 2-струн­но­го хо­ра­сан­ско­го тан­бу­ра; пер­вое наи­бо­лее под­роб­ное опи­са­ние их кон­струк­ции со­дер­жит­ся в «Боль­шом трак­та­те о му­зы­ке» аль-Фа­ра­би (1-я пол. 10 в.). Наи­бо­лее ис­чер­пы­ваю­щие све­де­ния о ла­до­вой си­сте­ме ма­ка­ма со­дер­жат­ся в «Трак­та­те о му­зы­ке» Джа­ми (2-я пол. 15 в.). В это вре­мя раз­вива­лась гор. куль­ту­ра, воз­рос­ла по­пу­ляр­ность «ма­лых» муз.-по­этич. жан­ров, сре­ди ко­то­рых – га­зель, ка­сы­да, ру­баи, тес­ниф. Ор­то­док­саль­ные ис­лам­ские тра­ди­ции аза­на (при­зыв к мо­лит­ве) и ти­ля­ва (на­пев­ная ре­чи­та­ция Ко­ра­на) от­ли­ча­лись в И. от­но­си­тель­но боль­шей ро­лью ме­ло­дич. на­ча­ла и бо­лее слож­ной во­каль­ной тех­ни­кой. До­воль­но зна­чит. роль от­во­ди­лась му­зы­ке в ши­ит­ской мис­те­рии та­зийе (о жиз­ни и му­че­ни­че­ст­ве има­мов), в су­фий­ской це­ре­мо­нии зикр; в сре­де су­фий­ских дер­ви­шей сфор­ми­ро­ва­лись так­же тра­ди­ции си­на-за­нья (груп­по­вые бде­ния с ан­ти­фон­ной пе­ре­клич­кой), мас­на­ви (по­эмы мис­тич. со­дер­жания), мар­сийе (пла­чи по му­че­ни­кам ве­ры).

В прав­ле­ние Се­фе­ви­дов (16 – 1-я пол. 18 вв.) на му­зы­ку был на­ло­жен ряд за­пре­тов. Вме­сте с тем про­дол­жа­ли раз­ви­вать­ся фор­мы гор. муз. жиз­ни, воз­рос­ла роль стран­ст­вую­щих му­зы­кан­тов. В 19 в. клас­сич. му­зы­ка ста­ла воз­ро­ж­дать­ся. При дво­ре Наср-эд-Дин-ша­ха во­зоб­но­ви­лась муз. жизнь, вы­дви­ну­лись тра­диц. му­зы­кан­ты Али Ак­бар-э-Фа­ра­ха­ни и его сын Мир­за Аб­дол­ла, Хад­жа Ха­ким, Го­лям Хо­сейн Дер­виш и др. На­ря­ду с клас­сич., тра­диц. и нар. му­зы­кой пер­сов (по­след­няя вклю­ча­ет ка­лен­дар­ные пес­ни, празд­ни­ки с му­зы­кой) в И. су­ще­ст­ву­ет мно­го ло­каль­ных тра­ди­ций: му­зы­кан­ты дом и ло­ри у бе­луд­жей (ис­пол­ня­ют ди­дак­тич. пес­ни-дап­та­ры и др.), бей­ты у кур­дов (эпич. пес­ни бейт и др.), аши­ки, или ашу­ги, у азер­бай­джан­цев (ли­рич. и ис­то­рич. пес­ни в собств. со­про­во­ж­де­нии на са­зе, та­ре и др.).

Архив БРЭ «Музыкантша с кеманчой». Картина неизвестного художника 19 в. Музей искусства народов Востока (Москва).
Архив БРЭ «Музыкантша с бубном». Картина неизвестного художника 19 в. Музей искусства народов Востока (Москва).

С кон. 19 в. в И. на­ча­ли про­ни­кать ев­роп. влия­ния. В 20 в. сфор­ми­ро­ва­лась ком­по­зи­тор­ская шко­ла, её пред­ста­ви­те­ли: Али Ва­ги На­зи­ри (пред­ло­жил ис­поль­зо­вать для за­пи­си иран. му­зы­ки ев­роп. нот­ное пись­мо с до­бав­ле­ни­ем спец. зна­ков), Се­мин Бах­че­бан, Ф. Фер­за­не, Ло­рис Чек­на­во­рян, Пар­виз Мах­муд, Хо­сейн Те­хра­ни, Мус­та­фа По­ур-Ту­раб, М. Р. Шад­жа­ри­ан, К. Каль­хор и др. На­зи­ри ини­ции­ро­вал пер­вые пуб­лич­ные кон­цер­ты иран. и ев­роп. клас­си­ки для ши­ро­кой ау­ди­то­рии. Муз. цен­тром стра­ны стал Те­ге­ран, здесь ра­бо­та­ли ев­роп. му­зы­кан­ты Ж. Бус­ке, Ж. Руй­он, Ф. О. Ге­варт; по ини­циа­ти­ве Э. Ле­ме­ра при Выс­шем по­ли­тех­нич. уч-ще «Дар-оль-фо­нун» от­крыт от­дел для обу­че­ния во­ен. му­зы­кан­тов, на ба­зе ко­то­ро­го в 1918 соз­да­на кон­сер­ва­то­рия ев­роп. ти­па. В 1928 ос­но­ва­на муз. шко­ла «Мед­ре­сейе Алийе му­си­ги». В 1920-е гг. в И. ста­ли по­яв­лять­ся сим­фо­нич. ор­кест­ры, вклю­чаю­щие, на­ря­ду с ев­роп. ака­де­мич. ин­стру­мен­та­ми, тра­диц. иран­ские. Ру­хул­ла Ха­ле­ги ор­га­ни­зо­вал Об-во нац. му­зы­ки (1944) с Ор­ке­ст­ром нац. ин­ст­ру­мен­тов, на ба­зе об-ва от­крыл Шко­лу нац. му­зы­ки (1949). Функ­цио­ни­ро­ва­ли Фи­лар­мо­нич. об-во (1940), Гос. фи­лар­мо­ния (1953), Ор­кестр нац. ин­ст­ру­мен­тов (нач. 1950-х гг.); в Те­ге­ра­не ра­бо­тал Те­атр опе­ры и ба­ле­та им. Ру­да­ки (1967), в 1961 со­сто­ял­ся Ме­ж­ду­нар. муз. кон­гресс, с 1968 в Ши­ра­зе про­во­дил­ся еже­год­ный фес­ти­валь нац. иск-ва. Был ос­но­ван Центр по со­хра­не­нию и рас­про­стра­не­нию тра­диц. му­зы­ки. Ев­роп. му­зы­ке обу­ча­ли так­же в Те­ге­ран­ской конс., Выс­шей шко­ле ис­кусств, Ин-те куль­ту­ры и ис­кус­ст­ва в Те­ге­ра­не. Сре­ди ис­пол­ни­те­лей 20 в.: ди­ри­жё­ры – Фар­хат Меш­кат, Хеш­мат Сенд­же­ри, пиа­ни­сты – Г. Эмир Хос­ро­ви, Э. Ме­лик-Эс­ла­нян, скри­па­чи – Али Фо­руг, Л. Ава­кян, опер­ные пев­цы – Хо­сейн Сар­шар, Мо­нир Ва­ки­ли; ис­пол­ни­те­ли иран. клас­сич. му­зы­ки: пев­цы – Голь­пай­е­га­ни, Хо­сейн Гуа­ми, Мар­зия-ха­нум, Ху­мей­ра, Ме­ну­чехр, На­сер Рас­те­гар-Не­джад (так­же ис­пол­ни­тель на сан­ту­ре), ин­ст­ру­мен­та­ли­сты – Ами­нол­лах Анд­ре Хо­сейн (тар), Хо­сейн Ма­лек (тар и сан­тур), Хо­сейн Яве­ри (най), Эб­ра­хи­ми (се­тар), Ас­кар Ба­ха­ри (ке­ман­ча) и др. Сре­ди му­зы­ко­ве­дов – М. Бар­кеш­ли.

С 1979 в И. бы­ли офи­ци­аль­но раз­ре­ше­ны толь­ко ор­то­док­саль­ные куль­то­вые фор­мы му­зы­ки и ис­лам­ские ре­во­люц. пес­ни, мн. муз. кол­лек­ти­вы и ин-ты бы­ли рас­пу­ще­ны. С 1990-х гг. раз­но­об­раз­ная муз. куль­ту­ра И. воз­ро­ж­да­ет­ся, в 1990-е гг. ос­но­ва­ны Иран. ор­кестр но­вой му­зы­ки (1995), Нац. ор­кестр Ира­на (1998), Сим­фо­нич. ор­кестр на­ций («Пер­се­по­лис»), ка­мер­ный ор­кестр Иран. ра­дио и те­ле­ви­де­ния, в 2002 в Те­ге­ра­не по­став­ле­на опе­ра «Рус­там и Сух­раб» Ло­ри­са Чек­на­во­ря­на, ре­гу­ляр­но в стра­не и за ру­бе­жом вы­сту­па­ет Те­ге­ран­ский сим­фо­нич. ор­кестр (ос­но­ван в 1933, ди­ри­жё­ры Н. Ма­шай­е­хи, Али Рах­ба­ри). Из­вест­ность в И. и за его пре­де­ла­ми по­лу­чи­ли ан­самб­ли клас­сич. и тра­диц. иран. му­зы­ки (в т. ч. «Мо­ула­ви», га­стро­ли­ро­вал в Мо­ск­ве в 2004). В ис­пол­не­нии даст­га­ха участ­ву­ют ос­нов­ные иран. клас­сич. ин­стру­мен­ты, гл. сре­ди них – цим­ба­лы сан­тур. Опыт­ные му­зы­кан­ты вла­де­ют ис­кус­ст­вом рит­мич. им­про­ви­за­ции. Со­хра­ня­ют­ся мас­со­вые празд­ники с пес­ня­ми и тан­ца­ми (в т. ч. нау­руз), в го­ро­дах ши­ро­ко по­пу­ляр­на раз­вле­ка­тель­ная му­зы­ка. Про­па­ган­дой ху­дож. куль­ту­ры И., ор­га­ни­за­ци­ей кон­цер­тов, на­уч. кон­фе­рен­ций за­ни­ма­ет­ся Иран. ка­мер­ное об-во (2001).

Театр

Архив БРЭ «Танец дервишей». Средневековая миниатюра.
Архив БРЭ Архив БРЭ Персидская танцовщица-жонглёр.

Древ­ней­шим ви­дом зре­лищ­но­го иск-ва яв­ля­ет­ся наг­га­ли (5–6 вв.) – пуб­лич­ное ис­пол­не­ние ска­зок или рас­ска­зов об ис­то­рич. или ми­фич. со­бы­ти­ях. К 13 в., ве­ро­ят­но, от­но­сит­ся по­яв­ле­ние мис­те­рий та­зийе, рас­ска­зы­вав­ших о ги­бе­ли има­ма Ху­сей­на. Су­ще­ст­во­ва­ли так­же са­ти­рич. и жен­ские та­зийе. Пер­вые со­хра­нив­шие­ся тек­сты та­зийе да­ти­ру­ют­ся 17–18 вв., ко­гда для их ис­пол­не­ния на­ча­ли стро­ить спец. зда­ния – тэ­кие (боль­шие шат­ры с ку­по­ла­ми чёр­но­го цве­та). Пер­вый по­сто­ян­ный тэ­кие воз­ве­дён в Те­ге­ра­не в 1785. Са­ти­рич. та­зийе лег­ли в ос­но­ву пред­став­ле­ний так­лид (под­ра­жа­ние), осо­бен­но­стью ко­то­рых яв­ля­ет­ся па­ро­ди­ро­ва­ние разл. ре­че­вых ма­нер. Не­боль­шие сцен­ки с уча­сти­ем 3–4 ге­ро­ев ис­пол­ня­лись бро­дя­чи­ми ак­тё­ра­ми. Наи­боль­шей по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись схо­жие с итал. ко­ме­ди­ей дель ар­те до­маш­ние пред­став­ле­ния тах­те-хо­зи, ра­зыг­ры­вае­мые во дво­рах до­мов во вре­мя празд­ни­ков. Ши­ро­кое раз­ви­тие так­же по­лу­чи­ло иск-во тан­ца. Клас­сич. та­нец под­чи­нён стро­гим пра­ви­лам, ос­но­вы­ва­ет­ся на осо­бом дви­же­нии ног (модж-па – вол­на ног) и осо­бом по­ло­же­нии кор­пу­са с опо­рой на бёд­ра. Сре­ди др. ви­дов тан­ца: пан­то­мим­ные, ре­лиг. (напр., вра­ща­тель­ные тан­цы дер­ви­шей), во­ен., ак­ро­ба­тич. (в т. ч. на про­во­ло­ке), эро­тич., гро­тес­ко­вые (в мас­ках и без них).

В кон. 19 в. в И. воз­ник ин­те­рес к ев­роп. куль­ту­ре. В 1883 от­крыл­ся пер­вый те­атр ев­роп. об­раз­ца в по­ме­ще­нии выс­шей шко­лы Дар-ол-Фо­нун в Те­ге­ране. По­стро­ен­ный во франц. сти­ле те­атр вме­щал 300 зри­те­лей. На его сце­не шли пере­дел­ки про­из­ве­де­ний Моль­е­ра и др. Спек­так­ли ста­ви­лись так­же в куль­тур­но-про­све­тит. об­ще­ст­вах и круж­ках. Так, в 1897 За­хир-ад-До­ле ос­но­вал об-во «Охо­ват» («Брат­ст­во»), один из спек­так­лей на­зы­вал­ся «Кош­мар­ный сон дес­по­тиз­ма». По­ли­тич. си­туа­ции в стра­не бы­ли по­свя­ще­ны и пан­то­ми­мы, за ко­то­рые ак­тё­ры не­ред­ко под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­ни­ям.

По­сле 1920, ко­гда бы­ло за­пре­ще­но ис­пол­не­ние та­зийе и за­кры­лись мн. те­ат­ры, раз­ви­тие по­лу­чи­ла идея те­ат­раль­ных групп и сою­зов. Са­мая зна­ме­ни­тая груп­па – «Иран­ская ко­ме­дия» (1921) под рук. С. А. На­сра, ор­га­ни­зо­вав­ше­го и пер­вую те­ат­раль­ную шко­лу (1939, Те­ге­ран). В сво­их по­ста­нов­ках чле­ны груп­пы об­ра­ща­лись к ис­то­рии стра­ны, ра­то­ва­ли за воз­ро­ж­де­ние нац. цен­но­стей и чис­то­ту перс. яз. Один из наи­бо­лее из­вест­ных те­ат­раль­ных дея­те­лей это­го пе­рио­да – Ре­за Ке­маль Шах­рзад пе­ре­вёл на перс. яз. неск. ев­роп. пьес и по­ста­вил их как мю­зик­лы. Шах­рзад пи­сал так­же ро­ман­тич. дра­мы и пе­ре­во­дил пье­сы с франц. язы­ка.

В 1940-х гг. в Те­ге­ра­не воз­ник­ли те­ат­ры «Ис­кус­ст­во», «Куль­ту­ра», «Фар­ханг» (позд­нее «Фир­до­уси», за­тем «Саа­ди») и др. Сре­ди круп­ней­ших дея­те­лей те­ат­ра: Гарм­си­ри, Бай­ган, Га­ла­ти, Ами­ни, Са­фа­ви, Зо­ху­ри, А. Ну­шин. 1960–1970-е гг. ста­ли пе­рио­дом рас­цве­та те­ат­раль­но­го иск-ва И. В Те­ге­ра­не от­кры­лись те­ат­ры: «Сан­ге­ладж» (1964), Гор. те­атр (1972) и др. В их ре­пер­туа­ре – дра­мы совр. иран. дра­ма­тур­гов: А. Ра­ди, А. Мак­ки, Х. Ха­ки­ма Ра­бе­та, Г. Сае­ди, Б. Бей­заи, А. На­си­рия­на и др. По­сле 1979 те­атр стал аре­ной борь­бы разл. по­ли­тич. групп – «ле­вых», ком­му­ни­стов, мао­и­стов, му­сульм. ре­во­лю­цио­не­ров. В пе­ри­од ира­но-ирак­ской вой­ны 1980–88 по­лу­чил рас­про­стра­не­ние аги­тац. те­атр.

На ру­бе­же 20–21 вв. в И., с од­ной сто­ро­ны, стре­мят­ся воз­ро­ж­дать тра­диц. ви­ды те­ат­ра, напр. пред­став­ле­ния ма­рио­не­ток «Хей­ме­шаб­ба­зи», а с дру­гой – осваи­ва­ют совр. опыт по­ста­но­вок ев­роп. и амер. дра­ма­тур­гии от ан­тич­но­сти до дра­мы аб­сур­да, мно­го экс­пе­ри­мен­ти­ру­ют в об­лас­ти соз­да­ния син­те­тич. спек­так­ля на сты­ке жан­ров, со­вме­щаю­ще­го нац. тра­ди­ции с совр. про­бле­ма­ти­кой. На­сущ­ные про­бле­мы стра­ны под­ни­ма­ют­ся в пье­сах совр. ав­то­ров – «Тан­цы на стек­ле» дра­ма­тур­га и ре­жис­сё­ра А. Ку­хе­ста­ни (2002, «Мехр те­атр групп», Те­ге­ран) и др. Сре­ди ре­жис­сё­ров и ак­тё­ров нач. 21 в.: С. Парс, Н. Ни­ру­ранг, М. Мир­за­ба­баи, А. Мой­ни, Ш. Ман­су­ра­би.

С 1982 в Те­ге­ра­не про­хо­дит Ме­ж­ду­нар. те­ат­раль­ный фес­ти­валь «Фаджр». Так­же еже­год­но про­во­дит­ся ок. 30 фес­ти­ва­лей, в т. ч. Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь ку­коль­но­го те­ат­ра, фес­ти­ва­ли сту­денч., ра­бо­чих, де­ре­вен­ских, во­ен., улич­ных те­ат­ров. С 1981 в Те­ге­ра­не ра­бо­та­ет Центр те­ат­раль­но­го иск-ва, соз­дан­ный для под­держ­ки проф. и лю­би­тель­ско­го те­ат­ра и на­ла­жи­ва­ния ме­ж­ду­нар. кон­так­тов. Ве­ду­щее те­ат­раль­ное выс­шее учеб­ное за­ве­де­ние И. – Фа­куль­тет ки­но и те­ат­ра при Ака­де­мии ис­кус­ств. Те­ат­раль­ная ка­фед­ра су­щест­ву­ет в Те­ге­ран­ском уни­вер­си­те­те.

Кино

Архив БРЭ Кадр из фильма «Габбе». Режиссёр М. Махмалбаф. 1996.
Архив БРЭ Кадр из фильма «День, когда я стала женщиной». Режиссёр М. Мешкини. 2000.

Пер­вые ки­но­за­лы в Те­ге­ра­не бы­ли от­кры­ты в 1907. В 1912 при под­держ­ке франц. ки­но­ком­па­нии «Pathé Frères» А. Бат­ма­ге­ри­ан ос­но­вал в сто­ли­це пер­вый ста­цио­нар­ный ки­но­те­атр. В 1910–1920-х гг. ки­но­за­лы поя­ви­лись и в др. круп­ных го­ро­дах стра­ны. Пер­вый иг­ро­вой ф. «Аби и Ра­би» А. Эха­ниа­на вы­шел в 1929. Важ­ным со­бы­ти­ем в ис­то­рии нац. ки­не­ма­то­гра­фа стал пол­но­мет­раж­ный ф. «Дочь Ло­ра» А. Х. Се­пен­ты, вы­шед­ший в 1933 в Ин­дии на перс. яз. с уча­сти­ем перс. ак­тё­ров. В даль­ней­шем Се­пен­та эк­ра­ни­зи­ро­вал про­из­ве­де­ния лит. и муз. фольк­ло­ра. Сис­те­ма­тич. ки­но­про­из­вод­ст­во воз­ник­ло по­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны. В 1945 И. Ку­шан ос­но­вал в Те­ге­ра­не ки­но­сту­дию «Мит­ра-фильм» (с 1948 – «Парс-фильм»), где бы­ли вы­пу­ще­ны филь­мы об ис­то­рич. про­шлом стра­ны («Вихрь жиз­ни» А. Дарь­я­ба­ги, 1947; «Плен­ник эми­ра» К. Ки­яи, 1948). О ге­ро­ях нац. ис­то­рии рас­ска­зы­ва­ли так­же ки­но­дра­мы «На­дир-шах» (1957) и «Ага Мо­хам­мед-хан Кад­жар» (1959) Мох­та­се­ма. Иран. филь­мы 1950-х гг. в осн. по­вто­ря­ли сю­жет­ные схе­мы и приё­мы инд., егип. и амер. ком­мерч. раз­вле­ка­тель­но­го ки­но. Ис­клю­че­ние со­ста­вил ре­шён­ный в сти­ли­сти­ке нео­реа­лиз­ма ф. «Пор­то­вый вор» А. Ши­ра­зи (1954). В 1960-х гг. зна­чи­тель­но вы­рос объ­ём ки­но­про­из­вод­ст­ва, в стра­не дей­ст­во­ва­ли 7 ки­но­сту­дий, од­на­ко ху­дож. уро­вень кар­тин ос­та­вал­ся не­вы­со­ким. В 1970-х гг. в ки­не­ма­то­граф при­шла груп­па ре­жис­сё­ров, чьи филь­мы под­ни­ма­ли ак­ту­аль­ные про­бле­мы (борь­ба ста­ро­го и но­во­го, уни­жен­ное по­ло­же­ние бед­ней­ших сло­ёв на­се­ле­ния и т. п.), вос­соз­да­ва­ли са­мо­быт­ный ме­ст­ный ко­ло­рит. Ме­ж­ду­нар. при­зна­ние по­лу­чи­ли филь­мы Д. Мех­рд­жуи («Ко­ро­ва», 1970, пр. Мкф в Ве­не­ции; «Ве­ло­си­пед», 1976–79), Б. Бей­заи («Чу­жой и ту­ман», 1974), А. На­де­ри («Танг­сир», 1973), М. Ки­ми­яи («Пу­те­ше­ст­вие жёр­но­ва», 1978). В пер­вые го­ды по­сле Ис­лам­ской ре­во­лю­ции 1979 про­из-во иг­ро­вых филь­мов рез­ко со­кра­ти­лось, мн. ки­но­те­ат­ры за­кры­лись. Но­вое ру­ко­во­д­ство объ­я­ви­ло до­ре­во­люц. ки­не­ма­то­граф «яр­мар­кой раз­вра­та и ру­по­ром гос­под­ствую­щих дер­жав» и вы­дви­ну­ло ло­зунг «Не За­пад, не Вос­ток, а Ис­лам». Был вве­дён жё­ст­кий за­прет на про­из-во и де­мон­ст­ра­цию филь­мов, вклю­чаю­щих эпи­зо­ды, не­со­вмес­ти­мые с ус­та­нов­ка­ми ша­риа­та. В 1983 для про­па­ган­ды идеа­лов ши­из­ма при Мин-ве куль­ту­ры и нац. ори­ен­та­ции об­ра­зо­ван деп-т ки­не­ма­то­гра­фич. ис­сле­до­ва­ний и свя­зей, а так­же тор­го­во-про­из­водств. объ­е­ди­не­ние «Ки­но­фонд Фа­ра­би». Еже­год­ный объ­ём ки­но­про­из­вод­ст­ва к кон. 1980-х гг. сно­ва воз­рос. Ки­но­эк­ран стал реа­ли­стич­но вос­про­из­во­дить по­все­днев­ность гор. ок­ра­ин, от­да­лён­ных де­ре­вень, ры­бац­ких по­сёл­ков, гор­ных се­ле­ний, быт ко­чев­ни­ков. То­наль­ность и ко­ло­рит боль­шин­ст­ва филь­мов оп­ре­де­ля­ли до­ку­мен­таль­ные кад­ры, впле­тён­ные в ткань ху­дож. по­ве­ст­во­ва­ния. Со 2-й пол. 1980-х гг. иран. филь­мы с ус­пе­хом уча­ст­ву­ют в разл. ме­ж­ду­нар. ки­но­фес­ти­ва­лях. Ши­ро­кое при­зна­ние по­лу­чи­ли сво­бод­ные от сте­рео­ти­пов мас­со­вой куль­ту­ры, от­ли­чаю­щие­ся глу­бо­ким про­ник­но­ве­ни­ем в ре­аль­ную об­ществ. жизнь, гу­ман­ным и по­этич­ным изо­бра­же­ни­ем че­ло­ве­че­ских чувств филь­мы: Д. Мех­рд­жуи («Квар­ти­ран­ты», 1987; «Ха­мо­он», 1990; «Са­ра», 1993, пр. Мкф в Сан-Се­ба­сть­я­не; «Лей­ла», 1997), М. Мах­мал­ба­фа («Ло­точ­ник», 1987; «Од­на­ж­ды, ки­но», 1992, пр. Мкф в Кар­ло­ви-Ва­ри; «Са­лам си­не­ма», 1995; «Габ­бе», 1996; «Мол­ча­ние», 1998; «Кан­да­гар», 2001), А. Кия­ро­ста­ми («Где дом дру­га?», 1987, пр. Мкф в Ло­кар­но; «Под оли­ва­ми», 1994; «Вкус виш­ни», 1997, гл. пр. Мкф в Кан­не), Б. Бей­заи («Чу­жак Ба­шу», 1989), В. Ка­рим-Ма­си­хи («По­след­няя сце­на», 1990), М. Ма­джи­ди («Ба­дук», 1992; «Отец», 1995; «Де­ти не­бес», 1996; «Цвет Бо­га», 1998; «Ива», 2005), Р. Ба­ни­эти­мад («Го­лу­бой пла­ток», 1995, пр. Мкф в Ло­кар­но; «Под ко­жей го­ро­да», 2000, пр. Мкф в Мо­ск­ве), Дж. Па­на­хи («Бе­лый шар», 1996), К. Ая­ри («Быть или не быть», 1998), С. Мах­мал­баф («Школь­ная дос­ка», 2000, пр. Мкф в Кан­не), М. Меш­ки­ни («День, ко­гда я ста­ла жен­щи­ной», 2000, пр. Мкф в Ве­не­ции), А. Фар­ха­ди («Тан­цуя в пы­ли», 2003), Х. Ма­су­ми («Где-то очень да­ле­ко», 2006), Х. Мах­мал­баф («Буд­да рух­нул от сты­да», 2007, пр. Мкф в Сан-Се­ба­стья­не) и ря­да др. ки­но­ре­жис­сё­ров. В пер­вой де­ка­де фев­ра­ля в рам­ках празд­но­ва­ния годовщи­ны Ис­лам­ской ре­во­лю­ции 1979 в Те­ге­ра­не про­во­дит­ся тра­диц. ме­ж­ду­нар. ки­но­фес­ти­валь «Фаджр».

При­ро­да. Лит.: Стра­ны и на­ро­ды. За­ру­беж­ная Азия. Об­щий об­зор. Юго-За­пад­ная Азия. М., 1979; Пус­ты­ни. М., 1986; Алек­сее­ва Н. Н. Со­вре­мен­ные ланд­шаф­ты за­ру­беж­ной Азии. М., 2000; Iran statistical yearbook 2001 (1379). Tehran, 2001.

Ис­то­ри­че­ский очерк. Лит.: Пир­ния Х. Иран-е бас­тан. Те­ге­ран, 1932–1963. Т. 1–5 (на яз. фар­си); Ис­то­рия Ира­на с древ­ней­ших вре­мен до кон­ца XVIII в. Л., 1958; Мас­сон В. М. Сред­няя Азия и Древ­ний Вос­ток. М.; Л., 1964; Пи­гу­лев­ская Н. В. Ара­бы у гра­ниц Ви­зан­тии и Ира­на в IV–VI вв. М.; Л., 1964; Ramazani R. K. The foreign po­licy of Iran, 1500–1941. Charlottesville, 1966; Са­фаи И. Ас­над-е сия­си-йе до­уран-е кад­жарийе. Те­ге­ран, 1967 (на яз. фар­си); The Cambridge history of Iran. Camb., 1968–1991. Vol. 1–7; Kazemzadeh F. Russia and Britain in Persia, 1864–1914. New Haven, 1968; Бас­та­ни П. Сия­сат ва эт­те­сад-е аср-е Са­фа­ви. Те­ге­ран, 1969 (на яз. фар­си); Farmayan H. F. The beginnings of modernization in Iran: the policies and reforms of Shah Ab­bas I (1587–1629). Salt Lake City, 1969; Bharier J. Eco­nomic development in Iran, 1900–1970. L., 1971; The economic history of Iran, 1800–1914 / Ed. by Ch. Issawi. Chi.; L., 1971; Ис­то­рия Ира­на. М., 1977; [Ко­роб­ков И. И., Ра­нов В. А.]. Па­лео­лит Ближ­не­го и Сред­не­го Вос­то­ка. Л., 1978; Очер­ки но­вой ис­то­рии Ира­на (XIX – на­ча­ло XX в.). М., 1978; Строе­ва Л. В. Го­су­дар­ст­во ис­маи­ли­тов в Ира­не в XI–XIII вв. М., 1978; Frye R. N. Islamic Iran and Central Asia (7–12 centuries). L., 1979; Lambton A. K. S. Theory and prac­tice in medieval per­sian government. L., 1980; Дан­да­ма­ев М. А., Лу­ко­нин В. Г. Куль­ту­ра и эко­но­ми­ка древ­не­го Ира­на. М., 1980; Gnoli Gh. Zoroaster’s time and homeland. Naples, 1980; Ага­ев С. Л. Иран в про­шлом и на­стоя­щем: (Пу­ти и фор­мы ре­во­лю­ци­он­но­го про­цес­са). М., 1981; Ту­ма­но­вич Н. Н. Ев­ро­пей­ские дер­жа­вы в Пер­сид­ском за­ли­ве в XVI–XIX вв. М., 1982; Ко­лес­ни­ков А. И. За­вое­ва­ние Ира­на ара­ба­ми: (Иран при «пра­вед­ных» ха­ли­фах). М., 1982; Ива­нов М. С. Ан­ти­фео­даль­ные вос­ста­ния в Ира­не в се­ре­ди­не XIX в. М., 1982; Minor­sky V. Medieval Iran and its neighbours. L., 1982; Hooglund E. J. Land and revolution in Iran, 1960–1980. Austin, 1982; Frye R. N. The history of ancient Iran. Münch., 1984; Ар­хео­ло­гия за­ру­беж­ной Азии. М., 1986; Лу­ко­нин В. Г. Древ­ний и ран­не­сред­не­ве­ко­вый Иран. М., 1987; Boyce M. A histo­ry of Zoroastri­a­nism. 2nd ed. Leiden; N. Y., 1989–1991. Vol. 1–3; Жи­га­ли­на О. И. Ве­ли­ко­бри­та­ния на Сред­нем Вос­то­ке. XIX – на­ча­ло XX в.: Ана­лиз внеш­не­по­ли­ти­че­ских кон­цеп­ций. М., 1990; Moaddel M. Class, politics and ideology in the Iranian revolution. N. Y., 1993; Годс М. Р. Иран в XX в.: По­ли­ти­че­ская ис­то­рия. М., 1994; Iran after the revolution crisis of an islamic state / Ed. S. Rah­nema, S. Behdad. L., 1995; Afary J. The Iranian constitutional revolution, 1906–1911. N. Y., 1996; Ма­ме­до­ва Н. М. Иран в XX в. Роль го­су­дар­ст­ва в эко­но­ми­ческом раз­ви­тии. М., 1997; До­ро­шен­ко Е. А. Ши­ит­ское ду­хо­вен­ст­во в двух ре­во­лю­ци­ях: 1905–1911 и 1978–1979 гг. М., 1998; Уша­ков В. А. Иран и му­суль­ман­ский мир, 1979–1998 гг. М., 1999; Бон­гард-Ле­вин Г. М., Гран­тов­ский Э. А. От Ски­фии до Ин­дии: Древ­ние арии: Ми­фы и ис­то­рия. 3-е изд. М., 2001; За­дон­ский С. М. Ядер­ная про­грам­ма Ира­на и рос­сий­ско-аме­ри­кан­ские от­но­ше­ния. М., 2002; Ked­die N. R. Mo­dern Iran. New Haven; L., 2003; Али­ев С. М. Ис­то­рия Ира­на. XX век. М., 2004; Пет­ру­шев­ский И. П. Ис­лам в Ира­не в VII– XV вв. 2-е изд. СПб., 2007.

Хо­зяй­ст­во. Лит.: Ма­ме­до­ва Н. М. Иран в XX в. Роль го­су­дар­ст­ва в эко­но­ми­чес­ком раз­ви­тии. М., 1997; Ара­бад­жян А. З. Ис­лам­ская Рес­пуб­ли­ка Иран: эко­но­ми­чес­кий по­тен­ци­ал. М., 2002; Де­ло­вой Иран в 1999–2002 гг. М., 2002–2004. Т. 1–3; Iran encountering globalization: problems and prospects. L., 2003.

Спорт. Лит.: Все о спор­те. Спра­воч­ник. М., 1976. Вып. 3.

Ли­те­ра­ту­ра. Изд.: Сов­ре­мен­ная пер­сид­ская поэ­зия. М., 1959; Сов­ре­мен­ная иран­ская но­вел­ла, 60–70 гг. М., 1980; Жем­чу­жи­ны пер­сид­ской поэ­зии. М., 2001; Пер­сид­ская клас­си­ка по­ры рас­цве­та. М., 2005; Иран­ский ка­лей­до­скоп: сб. сов­ре­мен­ной иран­ской про­зы. СПб., 2005; Пер­сид­ская клас­си­чес­кая поэ­зия. М., 2007.

Лит.: Крым­ский А. Е. Ис­то­рия Пер­сии, ее ли­те­ра­ту­ры и дер­ви­ше­ской тео­со­фии. [2-е изд.]. М., 1912–1917. Т. 1–3; Browne E. G. A lite­ra­ry history of Persia. Camb., 1928–1929. Vol. 1–4. Bethesda, 1997; Бер­тельс Е. Э. Избр. тру­ды. М., 1960–1988. [Т. 1–5]; [Кли­ма О., Рип­ка Я., Беч­ка И.]. Ис­то­рия пер­сид­ской и тад­жик­ской ли­те­ра­ту­ры. М., 1970; Кляш­то­ри­на В. Б. «Но­вая по­эзия» в Ира­не. М., 1975; она же. Иран 60–80-х гг. От куль­тур­но­го плю­ра­лиз­ма к ис­ла­ми­за­ции ду­хов­ных цен­но­стей. М., 1990; Бра­гин­ский И. С. 12 ми­ниа­тюр: От Ру­да­ки до Джа­ми. 2-е изд. М., 1976; Во­ро­жей­ки­на З. Н. Ис­фа­хан­ская шко­ла по­этов и ли­те­ра­тур­ная жизнь Ира­на в пред­мон­голь­ское вре­мя, XII – на­ча­ло XIII в. М., 1984; За­би­хол­ла Са­фа. Та­рих-е ада­бий­ат дар Иран. Те­ге­ран, 1984–1992. Т. 1–5; Persian li­terature / Ed. by E. Yarshater. Albany, 1988; Ар­даш­ни­ко­ва АН., Рейс­нер М. Л. Ис­то­рия ли­те­ра­ту­ры Ира­на в по­сле­мон­голь­ское вре­мя (XIII–XVII вв.). М., 1996; При­га­ри­на Н. И. Ин­дий­ский стиль и его ме­сто в пер­сид­ской ли­те­ра­ту­ре: (Во­про­сы по­эти­ки). М., 1999; Ис­то­рия пер­сид­ской ли­те­ра­ту­ры XIX–XX вв. М., 1999; Дор­ри Д. Х. Пер­сид­ская ли­те­ра­ту­ра ХХ в. М., 2005.

Изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во и ар­хи­тек­ту­ра. Лит.: Ghirshman R. Persian art. Parthian and Sa­ssa­nian dynasties, 249 BC – AD 651. N. Y., 1962; idem. The art of ancient Iran from its ori­gins to the time of Alexander the Great. N. Y., 1964; A survey of Persian art from prehistoric times to the present / Ed. by A. U. Pope, Ph. Aker­man. 2nd ed. L., 1964–2005. Vol. 1–24; Godard A. The art of Iran. N. Y., 1965; Po­ra­da E. The art of ancient Iran; pre-Islamic cultures. N. Y., 1965; idem. Classic Achae­me­nian architecture and sculpture // The Ca­m­brid­ge history of Iran. Camb., 1985. Vol. 2; Вей­марн Б. В. Ис­кус­ст­во араб­ских стран и Ира­на VII–XVII вв. М., 1974; он же. Клас­си­че­ское ис­кус­ст­во стран ис­ла­ма. М., 2002; Лу­ко­нин В. Г. Ис­кус­ст­во Древ­не­го Ира­на. М., 1977; Gray В. Persian painting. Gen.; L., 1977; Gaube H. Iranian cities. N. Y., 1979; Ива­нов А. А., Лу­ко­нин ВГ., Сме­со­ва Л. С. Юве­лир­ные из­де­лия Вос­то­ка. Древ­ний, сред­не­ве­ко­вый пе­рио­ды. М., 1984; Тре­вер К. В., Лу­ко­нин В. Г. Са­са­нид­ское се­реб­ро. Ху­до­же­ст­вен­ная куль­ту­ра Ира­на III–VIII вв. М., 1987; Ста­ро­дуб Т. Х. Иран­ская ке­ра­ми­ка с над­гла­зур­ной по­ли­хром­ной рос­пи­сью (ми­наи) // Му­зей. М., 1988. [Вып. 9]; она же. Со­кро­ви­ща ис­лам­ской ар­хи­тек­ту­ры. М., 2004; Ma­thiesеn H. E. Sculp­ture in the Parthian empi­re. Aarhus, 1992. Vol. 1–2; Ада­мо­ва А. Т. Пер­сид­ская жи­во­пись и ри­су­нок в со­б­ра­нии Эр­ми­та­жа. СПб., 1996; Алие­ва К. Теб­риз­ская ков­ро­вая шко­ла XVI–XVII вв. Ба­ку, 1999; Grabar O. Mostly miniatures: an introduction to Persian painting. Princeton; Oxf., 2000; Са­зо­но­ва Н. В. Мир се­фе­вид­ских тка­ней (XVI– XVII вв.). М., 2004.

Му­зы­ка. Лит.: Бер­тельс Э. Тео­рия му­зы­ки в со­вре­мен­ной Пер­сии // Му­зы­каль­ная эт­но­гра­фия / Под ред. Н. Ф. Фин­дей­зе­на. Л., 1926; Bar­ke­chli Mehdi. L’art sassaniede, base de la mu­sique arabe. Teheran, 1947; idem. La musique iranienne // Histoire de la musique. P., 1960. Vol. 1; Khatschi Kh. Der Dastgăh. Regens­burg, 1962; Бе­ля­ев В. М. Пер­сид­ские тес­ни­фы // Бе­ля­ев В. М. О му­зы­каль­ном фольк­ло­ре и древ­ней пись­мен­но­сти. М., 1971; Mahler E. Z. Classical Persian music. Camb., 1973; Ви­но­гра­дов В. С. Клас­си­че­ские тра­ди­ции иран­ской му­зы­ки. М., 1982; Бор­бад, эпо­ха и тра­ди­ции куль­ту­ры. Душ., 1989; Бор­бад и ху­до­же­ст­вен­ные тра­ди­ции на­ро­дов Цен­траль­ной и Пе­ред­ней Азии. Душ., 1990.

Те­атр. Лит.: Бер­тельс Е. Э. Пер­сид­ский те­атр. Л., 1924; Rezvani M. Le théâtre et la danse en Iran. P., 1962; Та­ба­та­баи Х. Роль те­ат­раль­ных ву­зов в раз­ви­тии те­ат­ра. Те­ге­ран, 1978 (на перс. яз.); Ос­куи М. Ис­то­рия иран­ско­го те­ат­ра. Те­ге­ран, 1999 (на перс. яз.); Са­га­ян Мах­ди Ха­мед. Со­вре­мен­ный те­атр Ира­на. М., 2005.

Ки­но. Лит.: Ша­хов А. Иран­ский ки­но­ре­нес­санс. Ки­но­сен­са­ции: филь­мы, лю­ди, со­бы­тия. М., 1996; он же. Иран­ский ки­не­ма­то­граф: двой­ст­вен­ность по­сти­же­ния // Азия и Аф­ри­ка се­го­дня. 2001. № 12; он же. Ки­не­ма­то­гра­фи­че­ский клан Мох­се­на Мах­мал­ба­фа // Пер­сия. 2002. № 1; он же. Д. Мех­рд­жуи и его филь­мы // Азия и Аф­ри­ка се­го­дня. 2004. № 3; он же. Иран­ский ки­но­ре­жис­сер Мад­жид Мад­жи­ди: сек­рет ус­пе­ха // Там же. 2005. № 9; A se­lec­tion of iranian films. 1996. Tehran, 1997; Da­bashi H. Close up: Iranian cinema, past, pre­sent, future. L.; N. Y., 2001; idem. Masters and masterpieces of Iranian cinema. Wash., 2007.

Вернуться к началу