Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ОРИЕНТАЛИ́ЗМ

Авторы: Т. Г. Юрченко (литература), О. В. Фраёнова (музыка)

ОРИЕНТАЛИ́ЗМ (от лат. orientalis – вос­точ­ный), в ев­ро­пей­ской куль­ту­ре Но­во­го вре­ме­ни ис­поль­зо­ва­ние сю­же­тов и мо­тивов, а так­же не­ко­то­рых сти­ли­стич. приё­мов и средств вы­ра­зи­тель­но­сти ли­те­ра­ту­ры, ар­хи­тек­ту­ры, изо­бра­зи­тель­но­го ис­кус­ст­ва, му­зы­ки раз­лич­ных стран Вос­то­ка. В уз­ком смыс­ле – сти­ли­стич. тен­ден­ция в ли­те­ра­ту­ре и ис­кус­ст­ве эпо­хи ро­ман­тиз­ма, на­це­лен­ная на вос­соз­да­ние во мно­гом ус­лов­но­го об­раза Вос­то­ка как осо­бо­го ми­ра, про­ти­во­стоя­ще­го куль­ту­ре За­па­да и од­но­вре­мен­но до­пол­няю­ще­го её.

Литература

Ис­то­ки О. вос­хо­дят к эпо­хе эл­ли­низ­ма. Од­ной из пер­вых встреч Вос­то­ка и За­па­да ста­ли по­хо­ды Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го, на­шед­шие ши­ро­кое от­ра­же­ние в лит-ре: «Ро­ман об Алек­сан­д­ре» Псев­до-Кал­лис­фе­на (3 в.), «Алек­сан­д­рия» и её мно­го­числ. пе­ре­ра­бот­ки, по­лу­чив­шие рас­про­стра­не­ние в сред­ние ве­ка, где при­сут­ст­ву­ют опи­са­ния ди­ко­вин­ных вост. зе­мель и на­ро­дов. Све­де­ния о стра­нах Вос­то­ка со­дер­жа­лись в лит-ре кре­сто­вых по­хо­дов, в со­чи­не­ни­ях пу­те­ше­ст­вен­ни­ков (М. По­ло) и па­лом­ни­ков («Пу­те­ше­ст­вие во Свя­тую Зем­лю» Л. ди Ник­ко­ло Фре­ско­баль­ди, «Пу­те­ше­ст­вие на го­ру Си­най­скую» С. Си­го­ли, «Пу­те­ше­ст­вие ко Свя­тым Мес­там» Дж. Гуч­чи, все 14 в.). В 17 в. за­ро­ж­да­ет­ся на­уч. вос­то­ко­ве­де­ние. В 1704–14 во Фран­ции в пер. А. Гал­ла­на выш­ли араб. сказ­ки «1001 ночь», ко­то­рые выз­ва­ли мно­же­ст­во под­ра­жа­ний, на­пол­нен­ных эк­зо­тич. име­на­ми, на­зва­ния­ми, кар­ти­на­ми при­ро­ды, бы­та и нра­вов: «1001 день» Ф. Пе­ти де Лак­руа (1710–12), «1001 чет­верть ча­са. Сказ­ки та­тар­ские» (1712) и «Ки­тай­ские сказ­ки» (1725) Т. С. Ге­лет­та и др. Ори­ен­таль­ный ан­ту­раж про­ни­ка­ет во франц. га­лант­ный ро­ман в ду­хе ро­ко­ко: «Шу­мов­ка, или Тан­заи и Не­адар­не» («L’écumoire, ou Tanzaї et Néa­dar­né», 1734, рус. пер. 2006) К. П. Ж. де Кре­бий­о­на; в том же рус­ле – га­лант­но-эро­тич. ро­ман «Не­скром­ные со­кро­ви­ща» Д. Дид­ро (1748).

«Оросман убивает Заиру». Сцена из 5-го акта трагедии «Заира» Вольтера. Гравюра 18 в. Национальная библиотека (Париж).

Па­рал­лель­но фор­ми­ру­ет­ся тра­ди­ция ис­поль­зо­ва­ния вост. мо­ти­вов в про­све­ти­тель­ских це­лях: са­ти­рич. эпи­сто­ляр­ный ро­ман «Пер­сид­ские пись­ма» Ш. Л. Мон­тес­кьё (1721) [по его об­раз­цу бы­ли со­зда­ны, в ча­ст­но­сти, «Ту­рец­кие пись­ма» Ж. Ф. Пул­лен де Сен-Фуа (1730–32); «Ев­рей­ские пись­ма» (1738–42) и «Ки­тай­ские пись­ма» (1739–42) Ж. Б. Д’Ар­жана], фи­лос.-са­ти­рич. «вос­точ­ные» по­вес­ти Воль­те­ра: «Мир как он есть, или Ви­де­ние Ба­бу­ка», «За­диг, или Судь­ба» (обе 1748), «Прин­цес­са Ва­ви­лон­ская» (1768). Вост. ко­ло­ри­том от­ме­че­ны и не­ко­то­рые тра­ге­дии Воль­те­ра: «Заи­ра» (пост. в 1732), «Фа­на­тизм, или Про­рок Ма­го­мет» (1742), «Ки­тай­ский си­ро­та» (1755) и др. К ори­ен­таль­ной те­ма­ти­ке об­ра­ща­лись Э. Пар­ни («Ма­да­га­скар­ские пес­ни», 1787), Ж. А. Бер­нар­ден де Сен-Пьер (по­весть «Ин­дий­ская хи­жи­на», 1791).

На ру­бе­же 18–19 вв. вме­сте с ин­те­ре­сом к раз­но­об­ра­зию ти­пов нац. куль­тур за­ро­ж­да­ет­ся ро­ман­ти­че­ский О., со­сре­до­то­чив­ший­ся на вос­соз­да­нии вост. «ме­ст­но­го ко­ло­ри­та». Вос­ток на­чи­на­ет осо­зна­вать­ся в сво­ём свое­об­ра­зии как отд. мир, как чу­жая куль­ту­ра, от­лич­ная от за­пад­ной. Опы­том ус­вое­ния чу­жо­го имен­но как чу­жо­го ста­ла опе­ре­див­шая своё вре­мя кн. «За­пад­но-вос­точ­ный ди­ван» И. В. Гё­те (1819).

Од­ним из по­пу­ляр­ных ис­точ­ни­ков пе­ре­ло­же­ний и под­ра­жа­ний яви­лась снаб­жён­ная франц. пе­ре­во­да­ми «Араб­ская хре­сто­ма­тия» главы́ ев­роп. ори­ен­та­ли­сти­ки А. И. Силь­ве­ст­ра де Са­си (1806). Дань О. от­да­ли: Дж. Бай­рон [«вос­точ­ные» по­эмы «Гя­ур», «Аби­дос­ская не­вес­та» (обе 1813), «Кор­сар», «Ла­ра» (обе 1814)] и Т. Мур (по­эма «Ла­ла Рук», 1817) в Анг­лии, Ф. Рюк­керт (сб. «Га­зе­ли», 1819–22) и А. фон Пла­тен [сб-ки «Га­зе­ли» (1821) и «Но­вые га­зе­ли» (1823)] в Гер­ма­нии, А. Миц­ке­вич (цикл «Крым­ские со­не­ты», 1826) в Поль­ше, В. Гю­го (сб. «Вос­точ­ные мо­ти­вы», 1829) во Фран­ции. За­мет­ный след во франц. ори­ен­та­ли­сти­ке ос­та­ви­ло «Пу­те­ше­ст­вие на Вос­ток» (1851) Ж. де Нер­ва­ля. По­этич. цик­лы, по­свя­щён­ные вост. древ­но­сти, араб. Вос­то­ку, тро­пи­кам, во­шли в сб. «Вар­вар­ские сти­хо­тво­ре­ния» Ш. Ле­кон­та де Ли­ля (1862). При­сталь­ный ин­те­рес к Вос­то­ку ха­рак­те­рен для амер. транс­цен­ден­та­ли­стов Р. У. Эмер­со­на, Г. Д. То­ро, Т. Пар­ке­ра и др.

На ру­бе­же 19–20 вв. ори­ен­таль­ная те­ма­ти­ка на­хо­дит пре­лом­ле­ние в твор­че­ст­ве нео­ро­ман­ти­ков Р. Ки­п­лин­га [сб-ки но­велл «Рик­ша-при­зрак и дру­гие ис­то­рии» (1888), «Го­род страш­ной но­чи» (1890); «Кни­га джунг­лей» (1894) и др.] и Дж. Кон­ра­да (ро­ман «Негр с "Нар­цис­са"», 1897); при­сут­ст­ву­ет в про­из­ве­де­ни­ях П. Кло­де­ля (сти­хо­тво­ре­ния в про­зе «По­зна­ние Вос­то­ка», 1895–1900), П. Ло­ти [ро­ма­ны «Ма­дам Хри­зан­те­ма» (1888), «Тре­тья мо­ло­дость гос­по­жи Сли­вы» (1905)], при­хо­дит в мас­со­вую ли­те­ра­ту­ру (при­клю­ченч. ро­ма­ны Г. Р. Хаг­гар­да). В 20 в. куль­ту­ра Ин­дии и Ки­тая ока­за­ла глу­бо­кое воз­дей­ст­вие на твор­че­ст­во Г. Гес­се; Ки­тай сыг­рал важ­ную роль в твор­че­ст­ве Э. Па­ун­да; те­атр Вос­то­ка имел оп­ре­де­ляю­щее влия­ние на фор­ми­ро­ва­ние эс­те­тич. кон­цеп­ции А. Ар­то (ст. «О ба­лий­ском те­ат­ре», 1931).

В рус­скую лит-ру вост. мо­ти­вы про­ни­ка­ют с пе­ре­во­да­ми: «По­весть о Вар­лаа­ме и Ио­а­са­фе» – пер. с греч. хри­стиа­ни­зи­ро­ван­но­го жиз­не­опи­са­ния Буд­ды (11 в.), «Ска­за­ние об Ин­дий­ском цар­ст­ве», «Ска­за­ние о две­на­дца­ти снах ца­ря Ша­хаи­ши» (обе – нач. 13 в.) и др. «Жи­тие и хо­жение» Да­нии­ла (нач. 12 в.) – пер­вое в отеч. сло­вес­но­сти опи­са­ние па­лом­ни­че­ст­ва в Па­ле­сти­ну; «Хо­же­ние за три мо­ря» Афа­на­сия Ни­ки­тина (кон. 15 в.) – сви­де­тель­ст­во од­но­го из пер­вых ев­ро­пей­цев, по­се­тив­ших Ин­дию.

В 1716 впер­вые на рус. язы­ке вы­шел пол­ный текст Ко­ра­на (с франц. пер. 1647); тот же франц. ис­точ­ник – в ос­нове пе­ре­во­да Ко­ра­на, вы­пол­нен­но­го М. И. Ве­рев­ки­ным (1790; к не­му позд­нее об­ра­щал­ся А. С. Пуш­кин). В 1763 на­чи­на­ют пе­ре­во­дить­ся сказ­ки «1001 но­чи», а так­же мно­го­числ. под­ра­жа­ния им, пре­ж­де все­го – фран­цуз­ские. В кон. 18 – нач. 19 вв. по­яв­ля­ют­ся «вос­точ­ные» по­вес­ти в ду­хе Воль­те­ра: «Зо­ло­той прут» М. М. Хе­ра­ско­ва (1782), «Ка­иб» И. А. Кры­ло­ва (1792). В 1792 в «Мо­с­ков­ском жур­на­ле» Н. М. Ка­рам­зин по­ме­ща­ет свой пе­ре­вод (пред­по­ло­жи­тель­но с нем. яз.) двух дей­ст­вий санскр. пье­сы «Вновь уз­нан­ная Ша­кун­та­ла» Ка­ли­да­сы. Не­ма­ло вни­ма­ния ори­ен­таль­ной те­ма­ти­ке уде­ля­ла рус. пе­рио­ди­ка, пуб­ли­куя опи­са­ния пу­те­ше­ст­вий в вост. стра­ны, пе­ре­во­ды об­раз­цов по­эзии Вос­то­ка, вост. ска­зок, по­сло­виц и др. (в осн. с зап.-ев­роп. язы­ков-по­сред­ни­ков). В 1818 со­стоя­лось от­кры­тие вост. ка­федр в Гл. пе­да­го­гич. ин-те; в 1825 стал вы­хо­дить ж. «Ази­ат­ский вест­ник».

1820–30-е гг. – пе­ри­од рас­цве­та рус. ро­ман­ти­че­ско­го О., чер­пав­ше­го ма­те­ри­ал из ори­ен­таль­но ок­ра­шен­ных про­из­ве­де­ний зап.-ев­роп. лит-ры, ори­ги­наль­ной вост. по­эзии [один из ис­точ­ни­ков – араб. хре­сто­ма­тии (1824, 1832), со­став­лен­ные проф. Моск. ун-та А. В. Бол­ды­ре­вым], а так­же – и в этом уни­каль­ная осо­бен­ность рус. О. – из фольк­ло­ра му­сульм. на­ро­дов Рос. им­пе­рии. В от­ли­чие от Зап. Ев­ро­пы, для ко­то­рой Вос­ток был да­лё­кой эк­зо­ти­кой, Рос­сия, осоз­на­вав­шая се­бя свя­зую­щим зве­ном ме­ж­ду Вос­то­ком и За­па­дом, стра­ной ев­ро-ази­ат­ской, ос­та­но­вив­шей та­тар «на са­мом краю Ев­ро­пы» (А. С. Пуш­кин), име­ла свой, «до­маш­ний», Вос­ток – Кав­каз и Крым. Стрем­ле­ние пе­ре­дать «вос­точ­ный стиль» на­хо­дит вы­ра­же­ние как в эк­зо­тич. реа­ли­ях, так и в ис­поль­зо­ва­нии син­так­сич. па­рал­ле­лиз­мов, кон­тра­стов, ана­фор, пыш­ных срав­не­ний и ха­рак­тер­ных кра­соч­ных эпи­те­тов.

За­мет­ным яв­ле­ни­ем рус. ро­ман­тич. О. ста­ли по­эма «Пе­ри и ан­гел» (1821; пер. из «Лал­лы Рук»), «Песнь бе­ду­ин­ки» (1831), ин­дий­ская по­весть в сти­хах «Наль и Да­ма­ян­ти» (1844; пе­ре­ло­же­ние из «Ма­хаб­ха­ра­ты») В. А. Жу­ков­ско­го. «Вос­точ­ные» по­эмы Бай­ро­на по­слу­жи­ли об­раз­цом для «юж­ных» по­эм А. С. Пуш­ки­на «Кав­каз­ский плен­ник» (1822) и «Бах­чи­са­рай­ский фон­тан» (1824). Глу­бо­ким по­сти­же­ни­ем чу­жой куль­ту­ры от­ме­чен пуш­кин­ский цикл «Под­ра­жа­ния Ко­ра­ну» (1824); вост. мо­ти­вы при­сут­ст­ву­ют в сти­хо­тво­ре­ни­ях «Фон­та­ну Бах­чи­са­рай­ско­го двор­ца», «Ви­но­град», «О де­ва-ро­за, я в око­вах» (все 1824) и др. Ори­ен­таль­ная те­ма­ти­ка ста­ла во мно­гом оп­ре­де­ляю­щей для твор­че­ст­ва зна­то­ка вост. язы­ков Д. П. Оз­но­би­ши­на; к ней об­ра­ща­лись А. А. Шиш­ков [по­этич. сб. «Вос­точ­ная лют­ня» (1824), в т. ч. по­эма «Да­ге­стан­ская уз­ни­ца» – под­ра­жа­ние «Кав­каз­ско­му плен­ни­ку» Пуш­ки­на], А. И. По­до­лин­ский [по­эмы «Див и Пе­ри» (1827) и «Смерть Пе­ри» (1837)], А. И. Одо­ев­ский [от­ры­вок из не­со­хра­нив­шей­ся по­эмы «Чал­ма», сти­хо­тво­рения «Уз­ни­ца Вос­то­ка» (1829), «Со­ло­вей и ро­за» (1837), «Моя Пе­ри» (1838)] и др.

Ори­ен­таль­ные мо­ти­вы раз­ра­ба­ты­ва­лись и в про­зе: по­вес­ти О. И. Сен­ков­ско­го («Ви­тязь бу­ла­но­го ко­ня», 1824, «Бе­ду­ин­ка», 1828, и др.), вос­хо­дя­щие к араб. ис­точ­ни­кам; эт­но­гра­фич. по­вес­ти «Кир­гиз-кай­сак» (1830) В. А. Уша­ко­ва; «Ам­ма­лат-Бек» (1832), «Мул­ла-Нур» (1836) А. А. Бес­ту­же­ва; «Ут­бал­ла» (1837), «Джел­ла­ле­дин» (1838) Е. А. Ган, «Нур­ме­ка» (1839) Н. А. Ду­ро­вой. Зна­чит. ме­сто те­ма Вос­то­ка за­ни­ма­ет в твор­че­ст­ве М. Ю. Лер­мон­то­ва: по­эмы «Чер­ке­сы», «Кав­каз­ский плен­ник» (обе 1828), «Из­ма­ил-Бей» (1832), «Аул Бас­тунд­жи» (1833–34), «Хад­жи Аб­рек» (1835), «Де­мон» (1829–39); про­за – «Ашик-Ке­риб (Ту­рец­кая сказ­ка)» (1837). В сер. 19 в. к ней об­ра­ща­ет­ся А. А. Фет: «Я люб­лю его жар­ко: он тиг­ром в бою», «Не ди­вись, что я чер­на» – раз­ра­бот­ка мо­ти­вов вет­хо­за­вет­ной «Пес­ни пес­ней», «Со­ло­вей и ро­за» (все 1847), «Вос­точ­ный мо­тив» (1882), «Авад­дон» (1883).

В кон. 19 – нач. 20 вв. обо­зна­чил­ся но­вый подъ­ём ин­те­ре­са к Вос­то­ку, не в по­след­нюю оче­редь обу­слов­лен­ный стрем­ле­ни­ем в ус­ло­ви­ях «кри­зи­са ев­ро­по­цен­триз­ма» ос­мыс­лить ис­то­рич. роль Рос­сии. Боль­шое воз­дей­ст­вие на умо­настрое­ния Се­реб­ря­но­го ве­ка ока­зал Вл. С. Со­ловь­ёв (стих. «Ex oriente lux», 1890, и др.); свою роль сыг­ра­ло и ув­ле­че­ние Л. Н. Тол­сто­го идея­ми буд­диз­ма. О. на­шёл от­ра­же­ние в твор­че­ст­ве пи­са­те­лей са­мых раз­ных эс­те­тич. пред­поч­те­ний: И. Ф. Ан­нен­ско­го, К. Д. Баль­мон­та, А. Бе­ло­го, А. А. Бло­ка, В. Я. Брю­со­ва, И. А. Бу­ни­на, Н. С. Гу­ми­лё­ва, В. И. Ива­но­ва, С. А. Есе­ни­на, В. Хлеб­ни­ко­ва и др.

Архитектура и изобразительное искусство

«Арабский зал» Лейтон-хауса в Лондоне. 1870-е гг. Архитектор Дж. Эйтчисон.

Спо­ра­ди­че­ское ис­поль­зо­ва­ние в ев­роп. иск-ве мо­ти­вов иск-ва Ближ­не­го и Сред­не­го Вос­то­ка встре­ча­ет­ся с эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния (кар­ти­ны Джен­ти­ле Бел­ли­ни, П. Ве­ро­не­зе, Рем­бранд­та и др.). На­чи­ная с пе­рио­да ро­ко­ко во франц. иск-ве 18 в. воз­ник­ла мо­да на «тюр­ке­ри» (ту­рет­чи­ну), на­шед­шая от­ра­же­ние в твор­че­ст­ве Ж. Б. Ван­му­ра, Ж. Э. Лио­та­ра, А. де Фав­ре, жив­ших в Тур­ции и пи­сав­ших, по­ми­мо сцен из «вос­точ­ной жиз­ни», порт­ре­ты «а ля тюр­ке­ри», изо­бра­жав­шие ев­роп. ари­сто­кра­тов в со­от­вет­ст­вую­щих кос­тю­мах и ан­ту­ра­же. Реа­лии Ближ­не­го и Сред­нег­о Вос­то­ка вос­при­ни­ма­лись в пер­вую оче­редь как при­вле­ка­тель­ные эк­зо­тич. об­ра­зы, на­ря­ду с егип. ар­хит. мо­ти­ва­ми (твор­че­ст­во Дж. Б. Пи­ра­не­зи, Ю. Ро­бе­ра, Э. Л. Бул­ле, К. Н. Ле­ду и др.) и мо­дой на ши­ну­аз­ри и япо­низм.

Дж. А. Гварди. «Сцена в гареме». Ок. 1742–43. Собрание Тиссена-Борнемисы (Мадрид).
Т. Шассерио. «Мавританские танцовщицы». 1840. Лувр (Париж).

Ро­ман­ти­че­ский О. воз­ник в ре­зуль­та­те не­по­средств. кон­так­тов ев­ро­пей­цев с на­ро­да­ми Сев. Аф­ри­ки, Тур­ции, Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья и др. вост. ре­гио­нов. Это­му спо­соб­ст­во­ва­ли Еги­пет­ская экс­пе­ди­ция На­по­ле­о­на Бо­на­пар­та, франц. за­вое­ва­ние Ал­жи­ра, борь­ба за не­за­ви­си­мость в Гре­ции, Крым­ская вой­на 1853–1856 и в це­лом по­ли­ти­ка ев­роп. ко­ло­ниа­лиз­ма. Боль­шой вклад в раз­ви­тие О. во Фран­ции вне­сло ил­лю­ст­ри­ров. изд. «Опи­са­ние Егип­та» («Description de l’Egypte») Э. Ф. Жо­ма­ра (т. 1–20, 1809–22). К О. в ар­хи­тек­ту­ре 19 в. от­но­сят по­строй­ки с ис­поль­зо­ва­ни­ем мо­ти­вов ближ­не­во­сточ­но­го (так­же и ин­дий­ско­го) зод­че­ст­ва (напр., Ко­ро­лев­ский па­виль­он в Брай­то­не, 1815–23, арх. Дж. Нэш), об­ра­ще­ние ев­роп. мас­те­ров к мав­ри­тан­ско­му сти­лю, еги­пет­ско­му сти­лю и т. д. [ар­хи­тек­то­ры Ш. Пер­сье и П. Ф. Л. Фон­тен во Фран­ции, Э. Блор, П. Ф. Ро­бин­сон, Дж. Эйт­чи­сон в Ве­ли­ко­бри­та­нии, А. Н. Во­ро­ни­хин, А. А. Ме­не­лас в Рос­сии, Г. Зем­пер, К. Ф. Шин­кель (оформ­ле­ние опе­ры «Вол­шеб­ная флей­та» В. А. Мо­цар­та в 1816) в Гер­ма­нии, и др.]. В изо­бра­зит. иск-ве О. свя­зан с об­ра­ще­ни­ем к ис­то­рич. со­бы­ти­ям, лит. сю­же­там, жиз­ни и бы­ту на­ро­дов Ближ­не­го и Сред­не­го Вос­то­ка, а так­же с ис­поль­зо­ва­ни­ем отд. сти­ли­стич. приё­мов вост. иск-ва. Рас­про­стра­ня­ет­ся жанр кар­тин на сю­же­ты совр. и древ­ней ис­то­рии на­ро­дов Вос­то­ка и Сев. Аф­ри­ки (кар­ти­ны А. Ж. Гро, Э. Де­лак­руа, Т. Же­рико, А. Л. Жи­ро­де-Трио­зо­на, А. Г. Де­ка­на, Ж. Л. Же­ро­ма, Э. Фро­ман­те­на во Фран­ции, Х. Ма­кар­та в Ав­ст­рии, Д. Уил­ки, У. Х. Хан­та, Ф. М. Брау­на в Ве­ли­ко­бри­та­нии, В. В. Ве­ре­ща­ги­на в Рос­сии, порт­ре­ты жи­те­лей Сев. Аф­ри­ки ра­бо­ты франц. скульп­то­ра Ш. А. Ж. Кор­дье и др.). Биб­лей­ские сю­же­ты изо­бра­жа­ют­ся в вост. де­ко­ра­ци­ях с дос­то­вер­ной пе­ре­да­чей кос­тю­мов, пей­за­жей, эт­нич. ти­пов (гра­вю­ры Г. До­ре, кар­тины Г. Мо­ро, В. Д. По­ле­но­ва и др.). Осо­бый ин­те­рес ху­дож­ни­ков вы­зы­ва­ли та­кие яв­ле­ния вост. жиз­ни, как ба­ни и га­ре­мы, где мни­мая эт­но­гра­фия ста­но­ви­лась пред­ло­гом для про­яв­ле­ния эро­ти­ки (кар­ти­ны Ж. О. Д. Эн­гра, Т. Шас­се­рио, Дж. Ф. Льюи­са, Л. Аль­ма-Та­де­мы и др.), так­же рын­ки, об­ра­зы бе­дуи­нов и яны­чар (кар­ти­ны Э. Ж. О. Вер­не), не­при­выч­ные для ев­роп. гла­за мо­ти­вы (пей­за­жи пус­тынь, ис­лам­ская ар­хи­тек­ту­ра). Ув­ле­че­ние Вос­то­ком яр­ко про­яви­лось и в де­ко­ра­тив­но-при­клад­ном иск-ве: в ча­ст­но­сти, в мо­ду вхо­дят но­вые фор­мы ме­бе­ли (от­то­ман­ка, ку­шет­ка), ку­риль­ни­цы, эле­мен­ты кос­тю­ма (ха­лат, тюр­бан как жен­ский го­лов­ной убор и фес­ка как муж­ской). В 20 в. ори­ен­таль­ные мо­ти­вы про­дол­жа­ют ис­поль­зо­вать­ся в ар­хи­тек­ту­ре (напр., у не­ко­то­рых мас­те­ров мо­дер­на и ар де­ко) и в изо­бра­зит. иск-ве – у А. Ма­тисса, П. Клее, А. Мар­ке и др.; в рус. иск-ве – у мас­те­ров «Ми­ра ис­кус­ст­ва» (пре­ж­де все­го в оформ­ле­нии спек­так­лей на «вос­точ­ные» сю­же­ты»), так­же в книж­ной гра­фи­ке (напр., ил­лю­ст­ра­ции М. А. Вру­бе­ля к про­из­ве­де­ни­ям М. Ю. Лер­мон­то­ва), у ху­дож­ни­ков «Го­лу­бой ро­зы» и др.

Музыка

О. пред­ше­ст­во­ва­ло сти­ли­зо­ван­ное ли­бо ка­ри­ка­тур­ное изо­бра­же­ние «чу­жих» куль­тур (один из пер­вых при­ме­ров – «Ев­рей­ский та­нец» Г. Ной­зид­ле­ра, опубл. в 1544). К «Вос­то­ку» ком­по­зи­то­ры об­ра­ща­лись в осн. на­чи­ная с ба­рок­ко (опе­ра-ба­лет «Га­лант­ные Ин­дии» Ж. Ф. Ра­мо, ор­ке­ст­ро­вая сюи­та «На­ро­ды» Г. Ф. Те­ле­ма­на и др.). «Вос­точ­ный» ко­ло­рит свя­зы­вал­ся с ис­поль­зо­ва­ни­ем ог­ра­ни­чен­но­го кру­га «эк­зо­ти­че­ских» средств (раз­вёр­ты­ва­ние ме­ло­дии на фо­не бур­до­на, от­би­ва­ние рит­ма боль­шим ба­ра­ба­ном, «не­пра­виль­ная» гар­мо­ния и др.), ко­то­рые, од­на­ко, поч­ти не от­ли­ча­лись от лю­бой дру­гой ло­каль­ной ха­рак­тер­но­сти (франц. та­нец мю­зет у Ф. Ку­пе­ре­на, по­ло­нез у И. С. Ба­ха, рус. пля­ска в «Мос­ко­ви­тах» Те­ле­ма­на). В 18 в. рас­про­стра­ни­лась му­зы­ка alla turca («в ту­рец­ком сти­ле»), ими­ти­рую­щая в ко­мич. ви­де зву­ча­ние тур. во­ен. ор­ке­ст­ра – с под­чёрк­ну­то мар­ше­вым рит­мом, «при­ми­тив­ной» ме­ло­ди­кой и гар­мо­ни­ей (хре­сто­ма­тий­ный об­ра­зец – Рон­до alla turca из кла­вир­ной со­на­ты В. А. Мо­цар­та A-dur K331/300). См. так­же «Яны­чар­ская му­зы­ка»

Л. С. Бакст. Эскиз декорации к балету «Шехеразада» на музыку Н. А. Римского-Корсакова для Русских сезонов в Париже. 1910. Музей декоративного искусства (Париж).

О. в ев­роп. му­зы­ке ро­ман­тич. сти­ля 2-й пол. 19 – 1-й тре­ти 20 вв. свя­зы­ва­ет­ся с соз­да­ни­ем муз. сред­ст­ва­ми бо­га­то­го, но по-преж­не­му ус­лов­но­го вост. ко­ло­ри­та: О. свой­ст­вен­на дис­тан­ци­ро­ван­ность от на­цио­наль­но оп­ре­де­лён­ных черт му­зы­ки. О. про­ни­ка­ет в опе­ру – франц. ли­ри­че­скую, а так­же в «боль­шую», ис­то­рич., ко­мич., ска­зоч­ную; по­во­дом для ис­поль­зо­ва­ния ори­ен­таль­но­го ко­ло­ри­та ока­зы­ва­ет­ся сю­жет или сю­жет­ный мо­тив (час­то ли­ри­че­ский), в ко­то­ром мо­жет экс­плуа­ти­ро­вать­ся ед­ва ли не лю­бая «вос­точ­ная» те­ма­ти­ка: биб­лей­ская («Сам­сон и Да­ли­ла» К. Сен-Сан­са), ус­лов­но араб­ская или пер­сид­ская («Джа­ми­ле» Ж. Би­зе), цей­лон­ская и ин­дий­ская («Ис­ка­те­ли жем­чу­га» Би­зе, «Лак­ме» Л. Де­ли­ба), цы­ган­ская («Кар­мен» Би­зе), еги­пет­ская («Аи­да» Дж. Вер­ди), по­ло­вец­кая («Князь Игорь» А. П. Бо­ро­ди­на), япон­ская и ки­тай­ская («Чио-Чио-сан», «Ту­ран­дот» Дж. Пуч­чи­ни). В «боль­шом ба­ле­те» по­яв­ля­ет­ся тра­ди­ция вклю­чать «вос­точ­ные тан­цы» в ди­вер­тис­мент; клас­сич. об­раз­цы – Араб­ский и Ки­тай­ский тан­цы в ба­ле­те «Щел­кун­чик» П. И. Чай­ков­ско­го. В рус. музы­ке О. на­шёл вы­ра­же­ние в ба­ле­те («Рай­мон­да» А. К. Гла­зу­но­ва, «Крас­ный мак» Р. М. Гли­эра), сим­фо­ни­чес­ких («Ан­тар», «Шехе­ра­за­да» Н. А. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва, «В Сред­ней Азии» Бо­ро­ди­на) и ка­мер­ных [ро­ман­сы «Гру­зин­ская пес­ня» М. А. Ба­ла­ки­ре­ва, «Не пой, кра­са­ви­ца, при мне» С. В. Рах­ма­ни­но­ва (оба на сти­хи А. С. Пуш­ки­на) и др.] жан­рах. Осн. сред­ст­ва, ко­то­ры­ми ком­по­зи­то­ры поль­зу­ют­ся для соз­да­ния ори­ен­таль­но­го ко­ло­ри­та: в ме­ло­ди­ке – орна­мен­ти­ка, вир­ту­оз­ная ко­ло­ра­ту­ра (пар­тия Ше­ма­хан­ской ца­ри­цы в опе­ре «Зо­ло­той пе­ту­шок» Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва), в гар­мо­нии – мо­да­лиз­мы («Два ев­рея» из фп. цик­ла «Кар­тин­ки с вы­став­ки» М. П. Му­сорг­ско­го), в ор­ке­ст­ров­ке – эф­фект зву­ча­ния эк­зо­тич. ин­ст­ру­мен­тов (ко­ло­коль­чи­ки, ар­фа, спе­ци­фич. тем­бры ду­хо­вых и др.), в фак­ту­ре – вы­дер­жан­ные зву­ки (ор­ган­ный пункт, пе­даль), раз­но­го ро­да ос­ти­на­то (Пер­сид­ская пля­ска в опе­ре «Хо­ван­щи­на» Му­сорг­ско­го). Ци­ти­ро­ва­ние под­лин­ных нар. ме­ло­дий в ус­ло­ви­ях ро­ман­тич. гар­мо­нии так­же ино­гда ис­поль­зо­ва­лось для соз­да­ния об­ще­го ори­ен­таль­но­го ко­ло­ри­та (Пер­сид­ский хор в опе­ре «Рус­лан и Люд­ми­ла» М. И. Глин­ки, фан­та­зия для фп. «Ис­ла­мей» Ба­ла­ки­ре­ва).

В му­зы­ке кон. 19 – 1-й пол. 20 вв., соз­дан­ной вне сти­ле­вых пре­де­лов ро­ман­тиз­ма, ус­лов­ность средств О. сме­ни­лась тен­ден­ци­ей к ау­тен­тиз­му (напр., у ком­по­зи­то­ров, свя­зан­ных с им­прес­сио­низ­мом, не­офольк­ло­риз­мом), од­на­ко встре­ча­ют­ся и отд. про­яв­ле­ния О. [напр., в опе­ре «Со­ло­вей» И. Ф. Стра­вин­ско­го, ба­ле­тах «Си­ний бог» («ин­дий­ская ле­ген­да») Р. Ана, «Пе­ри» П. Дю­ка].

Лит.: Ли­те­ра­ту­ра. По­та­нин Г. Н. Вос­точ­ные мо­ти­вы в сред­не­ве­ко­вом ев­ро­пей­ском эпо­се. М., 1899; Martino P. L’Orient dans la lit­téra­ture française au XVII et au XVIII siècle. P., 1906; Christy A. The Orient in American trans­cendentalism. N. Y., 1932. N. Y., 1963; Mi­ner E. R. The Japanese tradition in British and American literature. Princeton, 1958. Westport, 1976; Ку­ба­че­ва В. Н. «Вос­точ­ная» по­весть в рус­ской ли­те­ра­ту­ре XVIII – на­ча­ла ХIХ в. // XVIII век. М.; Л., 1962. Сб. 5; Дан­циг Б. М. Ближ­ний Вос­ток в рус­ской нау­ке и ли­те­ра­ту­ре. (До­ок­тябрь­ский пе­ри­од). М., 1973; Тар­та­ков­ский П. И. Рус­ская по­эзия и Вос­ток. 1800–1950. М., 1975; он же. Рус­ская со­вет­ская по­эзия 20-х – на­ча­ла 30-х гг. и ху­до­же­ст­вен­ное на­сле­дие на­ро­дов Вос­то­ка. Таш., 1977; Жир­мун­ский ВМ. Срав­нитель­ное ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние. Вос­ток и За­пад. Из­бран­ные тру­ды. Л., 1979; Вос­ток – За­пад. Ис­сле­до­ва­ния. Пе­ре­во­ды. Пуб­ли­ка­ции. М., 1982–1989. Вып. 1–4; Ка­га­но­вич С. Л. Рус­ский роман­тизм и Вос­ток. Таш., 1984; Рус­ская ли­те­ра­ту­ра и Вос­ток. Осо­бен­но­сти ху­до­же­ст­вен­ной ори­ен­та­ли­сти­ки XIX–XX вв. Таш., 1988; Гу­ков­ский Г. А. Пуш­кин и рус­ские ро­ман­ти­ки. М., 1995; Вос­ток в рус­ской ли­те­ра­ту­ре XVIII – на­ча­ла ХХ в.: Зна­ком­ст­во. Пе­ре­во­ды. Вос­при­ятие. М., 2004. 

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Jullian P. The Orientalists: European painters of Eastern scenes. Oxf., 1977; Said E. Orien­talism. N. Y., 1978; Verrier M. The orienta­lists. N. Y., 1979; Orientalism: the Near East in french painting, 1800–1880. (Cat.). N. Y., 1982; The Orientalists: Delacroix to Ma­tisse. (Cat.). L., 1984; Взаи­мо­дей­ст­вие куль­тур Вос­то­ка и За­па­да. М., 1987–1991. Вып. 1–2; MacKen­zie JM. Orientalism: history, theory, and the arts. Manchester, 1995; Benjamin R. Orien­ta­list aesthetics: art, colonialism, and French North Africa 1880–1930. Berk., 2003; Da­vies K. The Orientalists: western artists in Ara­bia, the Sahara, Persia and India. N. Y., 2005; Irwin R. Dangerous knowledge: orientalism and its dis­contents. Woodstock, 2006.

Му­зы­ка. Со­ко­ло­ва ТИ. У ис­то­ков рус­ско­го ори­ен­та­лиз­ма // Во­про­сы му­зы­коз­на­ния. Сб. ста­тей. М., 1960. Т. 3; Betzwieser T. Exotismus und «Türkenoper» in der französischen Musik des Ancien régime. Laaber, 1993; Scott DB. Orientalism and musical style // The Musical Quarterly. 1998. Vol. 82. № 2; The exotic in western music / Ed. J. Bellman. Boston, 1998.

Вернуться к началу