Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ГОДУНО́ВСКАЯ ШКО́ЛА

Авторы: И. Л. Бусева-Давыдова
Фото В. М. Паппе Годуновскаяшкола. Церковь Троицы в Хорошёве. Москва. 1596–98.

ГОДУНО́ВСКАЯ ШКО́ЛА, ус­лов­ное обо­зна­че­ние на­прав­ле­ния в др.-рус. ар­хи­тек­ту­ре и ис­кус­ст­ве кон. 16 – нач. 17 вв., свя­зан­но­го со вку­са­ми и за­ка­за­ми Бо­ри­са Фё­до­ро­ви­ча Го­ду­но­ва и его се­мей­ст­ва. Для зод­че­ст­ва Г. ш. ха­рак­тер­ны про­грамм­ная ори­ен­та­ция на по­строй­ки Мо­с­ков­ско­го Крем­ля (в пер­вую оче­редь на Ар­хан­гель­ский со­бор), ис­поль­зо­ва­ние италь­я­ни­зи­рую­щих де­та­лей, рас­про­стра­не­ние бес­столп­ных хра­мов, за­вер­шён­ных не­сколь­ки­ми ря­да­ми ко­кош­ни­ков (ц. Трои­цы в Хо­ро­шё­ве, Мо­ск­ва, 1596–98). В ря­де хра­мов встре­ча­ют­ся мо­ти­вы, за­им­ст­во­ван­ные из Ва­си­лия Бла­жен­но­го хра­ма. Наи­бо­лее зна­чит. па­мят­ник – со­бор крем­лёв­ско­го Воз­не­сен­ско­го мон. (1588; сне­сён в 1932) – стро­ил­ся как усы­паль­ни­ца ве­ли­ких кня­гинь и ца­риц. Под­ра­жа­ние его форм ар­хи­тек­ту­ре Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра (цар­ской усы­паль­ни­це) объ­яс­ня­ют стрем­ле­ни­ем Бо­ри­са Го­ду­но­ва под­черк­нуть цар­ское дос­то­ин­ст­во се­ст­ры, ца­ри­цы Ири­ны Фёдо­ров­ны Го­ду­но­вой. В мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си по­яв­ля­ют­ся раз­вёр­ну­тые цик­лы на те­му кня­же­ской и цар­ской вла­сти: в Гра­но­ви­той па­ла­те Мо­с­ков­ско­го Крем­ля ил­лю­ст­ри­ро­ва­лось «Ска­за­ние о князь­ях Вла­ди­мир­ских» [со­хра­нив­шие­ся рос­пи­си (1880–82) вы­пол­не­ны по опи­си, сде­лан­ной С. Ф. Уша­ко­вым в 1668]; в Зо­ло­той Ца­ри­цы­ной па­ла­те (там же) – Жи­тие св. кня­ги­ни Оль­ги и «По­весть о ца­ри­це Ди­на­ре». В про­грам­мах хра­мо­вых рос­пи­сей уси­лил­ся ис­то­рич. ас­пект (ц. Трои­цы в Вя­зё­мах, Ус­пен­ский со­бор в Сви­яж­ске). Рос­пи­си Но­во­де­вичь­е­го мон. (1598) вклю­ча­ют изо­бра­же­ния, от­ра­зив­шие ска­за­ние о Лидд­ской (Рим­ской) ико­не Бо­го­ма­те­ри, ко­то­рые со­от­но­си­лись с со­бы­тия­ми рус. ис­то­рии, в пер­вую оче­редь с уч­ре­ж­де­ни­ем пат­ри­ар­ше­ст­ва.

В ико­но­пи­си всё ча­ще встре­ча­ют­ся по­ве­ст­во­ват. сю­же­ты «с бы­ти­ем» или «с дея­ния­ми». На­ря­ду с ре­пре­зен­та­тив­ны­ми ико­на­ми, про­дол­жаю­щи­ми тра­ди­ции вре­ме­ни Ива­на Гроз­но­го, цар­ские мас­те­ра соз­да­ют ми­ниа­тюр­ные об­раза, от­ли­чаю­щие­ся тон­ко­стью и кра­со­той пись­ма. Цер­ков­ное ши­тьё, ис­пол­няв­шее­ся в свет­ли­цах ца­ри­цы Ири­ны Фё­до­ров­ны и её дя­ди, боя­ри­на Д. И. Го­ду­но­ва, ста­но­вит­ся бо­лее бо­га­тым и изы­скан­ным, для вы­яв­ле­ния кон­ту­ров фи­гур и де­та­лей час­то ис­поль­зу­ет­ся жем­чуж­ная об­низь.

Лит.: Мая­со­ва Н. А. Древ­не­рус­ское ши­тье. М., 1971; Ба­та­лов А. Л. Мо­с­ков­ское ка­мен­ное зод­че­ст­во кон­ца XVI в.: Про­бле­мы ху­до­же­ст­вен­но­го мыш­ле­ния эпо­хи. М., 1996; Квли­вид­зе Н. В. Сим­во­ли­че­ские об­ра­зы Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­ва и ико­но­гра­фи­че­ская про­грам­ма рос­пи­си со­бо­ра Но­во­де­вичь­е­го мо­на­сты­ря // Древ­не­рус­ское ис­кус­ст­во. Рус­ское ис­кус­ст­во позд­не­го сред­не­ве­ко­вья: XVI век. СПб., 2003.

Вернуться к началу